textarchive.ru

Главная > Документ


О МНОГОМ МОГУТ РАССКАЗАТЬ

При нашем школьном музее Боевой славы действует Совет музея, в котором я состою не первый год. Работа, которой занимается музей, мне всегда нравилась и всегда меня интересовала. Однажды членам Совета музея было поручено изучить содержание фронтовых писем, имеющихся в арсенале музея, для их систематизации. Мне было поручено изучение более двух десятков писем семьи Павловых.

Эта переписка настолько захватила меня, что я просто не могла ограничиться изучением лишь её содержания. Воображение рисовало образы этих людей, складывалось представление об их характерах, взаимоотношениях, по эпизодам из их жизни открывались вехи их судеб. Мне захотелось записать все то, что я узнала об этой семье, читая письма военного времени. Вот что из этого получилось…

Дом Павловых располагался в центре села Чернава на бывшей Базарной площади. Глава семьи - Василий Гаврилович, как утверждают жители села, сгорел в своем собственном доме во время пожара. Жена его - Анастасия Ивановна умерла не задолго до этой трагедии. Старший сын Николай умер несколько лет назад. Второй сын Леонид погиб в 1944 году. Третий сын Егор живет сейчас в Ельце, а судьба младшей Марии так и осталась для меня загадкой.

В своем письме домой Николай с беспокойством пишет о том, что папу, вероятно, возьмут в армию работать. Значит, Василия Гавриловича призывают на трудовой фронт. Почему же не на передо­вую? Объясняет этот факт Леонид в одном из своих писем, где он пишет: «…куда такого старика больного». Подтвержда­ет справедливость этого замечания дата рождения Василия Гаври­ловича - 1890 год.

Среди семейной переписки было лишь одно письмо старшего Павлова домой из Свердловска, куда он был направлен работать на завод «Уралмаш» в конце 1944 года. Это письмо адресовано дочери Марии, в котором он просит «выслать деньжонки» ему. «Ты знаешь, как я уехал - я занял сто рублей у Сироткиных».

Из переписки братьев можно было догадаться, что в этой семье очень любили рыбалку, а особенно - охоту. Старшие братья постоянно интересуются у Егора, как прошел улов или охота на уток. Оказалось, что заядлым охотником был глава семьи, от которого дети переняли эту страсть. Еще когда Василий Гавриловну проходил царскую службу, он слыл отличным стрелком (показателем чего служила булка на его штыке после стрельбищ). В селе Василия Гавриловича помнят как прекрасного сапожника и шорника, который в разговоре всегда употреблял излюбленное выражение «понимаешь, да?».

Из дневника Леонида я узнала, что Николай с самого начала войны воевал на фронте, был несколько раз ранен. Затем в 1942 года письма от Николая стали приходить из Алма-Атинской области. Из содержания этих писем можно заключить, что он работал в школе военруком. Причем в одном из этих писем есть такая фраза «C 7 сентября 1942 г. нахожусь уже на постоянном месте…». Это говорит о том, что военрук в школе - не первое его рабочее место. Выходит, что Николай первые два года войны был на передовой, а потом был уволен в запас. Предполагаю, что причиной этого были его ранения.

Николай Васильевич и в послевоенные годы прихрамывал. А может быть, для него имело серьезные последствия заболевание тифом, о котором я узнала из дневника Алексея. Он приводит целую цитату из письма Николая из госпиталя: «болезнь серьезная, бывает 2-3 месяца, если будет ничего, то вылечусь, а то...».

Больше всего сведений из переписки семьи Павловых я получила о Леониде, т.к. его письма составляют основную ее часть. Особенно ценная информация содержится в его дневниковых записях.

В 1940 году ему было 17 лет, следовательно, рожден Леонид в 1923 г. После окончания семи классов местной школы он учился в летной школе Ельца (есть его письма из Ельца домой и есть письмо его друга по летной школе Леониду на фронт). Летную школу Леонид не окончил, потому что ушел добровольцем на фронт. Из его писем идневниковых записей можно догадаться о том, что быть летчиком - это мечта всей его жизни. Ужебудучи не фронте, Леонид писал не раз в управление ВВС фронта и просил направить его в летную школу.

С любовью, восхищением и знанием летного дела пишет Леонид в своем дневнике о самолете «У-2»: «Русский самолет «У-2» немцы называют «русфанер». Как только скроется «У-2» за горизонтом, показываются целые трассы разноцветных пуль, ищущих бесшумную машину. Но плохи немецкие пули, самолет уже в другой стороне и выполняет свое задание».

Дневник Леонида сохранился лишь с 12 по 19 лист. Как раз с 12-го листа и начинаются записи о начале его фронтовой жизни. Начал он ее рядовым солдатом, подрывником – разведчиком 533 роты АСБ под городом Ливны Орловской области. Дважды был ранен. С 1943 года находился в инженерно-саперном батальоне разведки под Ленинградом. В последних двух письмах с фронта (от 6 и 8 февраля 1944 года) он указывает, что они подошли к эстонской границе. Позже командир части 81-го отдельного штурмового инженерно-саперного батальона старший лейтенант Котов в извещении родным сообщает о гибели лейтенанта Павлова Леонида Васильевича при выполнении боевого задания под г. Нарва Эстонской CСP. Похоронен Леонид в Ивангороде. За его могилой ухаживают следопыты местной школы.

Информация о Егоре тоже есть. Ведь именно он вел оживленную переписку со всеми членами своей семьи. В армию был призван в 1944 г. До призыва в армию работал в колхозе пахарем. Есть письмо Егора домой из Польши от 10 октября 1946 г., где он продолжал нести свою службу после войны. Известно, что Егор Васильевич был военным вплоть до 1960 года.

Жизнь и судьба Марии осталась для меня тайной. В семейной переписке есть лишь одно ее письмо к другу Егора Ванюше. По письмам братьев можно предположить, что во время войны она еще училась в школе. А в письме Ванюше от 6 апреля 1946 г. она пишет следующее: «…учусь в школе садоводов другой год, в январе будет два года, в это же время я и заканчиваю... Не нравится мне, где я учусь, но где нравится - мне не пришлось, например, в городе». Из этого письма, манеры его написания можно отметить рассудительность Марии.

Сложилось у меня и мнение о взаимоотношениях, царящих в семье Павловых, образы каждого из них. Образ Леонида сложился в моем представлении четче, яснее других. Может быть, этому способствовало мое знакомство с его дневниковыми записями, открывшими мне самые сокровенные мысли и чувства. Леонид - это совсем еще юный, смышленый парнишка, большой радио- и фотолюбитель, мягкий и искренний. К знаниям и образованию Леонид относился очень серьезно. Так, он наставляет Егора и Марию: «Желаю брату и сестре хорошей и отличной учебы, только этим сейчас чего-то можно добиться, ...всегда надо учиться и читать книги, т.к. это повышает всестороннее образование».

Егор - это озорник, увлечен, как и брат, радио и фотографией, непосредственный, склонный к авантюрным предприятиям и приключениям. Егор еще и хороший друг. Это утверждает Владимир Смыков в своем письме Егору: «Вспомнил о тебе как о хорошем друге и товарище. С тобой вместе мы росли, не поссорившись, как с хорошим товарищем желал бы говорить и быть бы вместе, но что сделать? Война».

Взаимоотношения Егора и Леонида очень близкие, особенные, основанные на общих увлечениях и интересах. Нет ни одного письма, в котором бы не упоминалось о фотографиях, негативах, объективах, радио. Егор часто спрашивает в письмах у Леонида совета, задает ему вопросы. Леонид, в свою очередь, подробно разъясняет все детали и даже рисует схемы для наглядности. Есть письмо, в котором Ерик (так звали Егора в семье) хвалится Леониду, что он сам провел радио от «черешника до будки».

Отношения Николая и младших братьев совсем иные. Николай для них образец во всем, предмет обожания и уважения. Николай, дейст­вительно, отличается от своих братьев. Он серьезен, немногословен, наверняка имеет твердый характер и железную волю, Николай все время чувствует ответственность за своих близких. В конце каждого своего письма он делает пометку на полях, в которой просит обя­зательно сообщить ему, если возникнет нужда в деньгах. Во многих письмах из Свердловска Егор указывает на то, что Николай прислал ему деньги, так что из дома присылать ему не нужно.

В письмах каждого из братьев постоянно присутствует забота о матери. Так, Егор просит Марию: «Хотя вы и учитесь, следите, чтобы мать не выходила раздемши, чтобы не выполняла трудные работы, т.к. сейчас все хозяйство держит мать».

Особенно отчетливо взаимоотношения братьев прослеживаются из дневниковых записей Леонида.

Все то время, пока Леонид стоял со своим батальоном под Ливнами. Егор постоянно навещал брата, его визиты всегда были неожиданными и стремительными, что называется «как снег на голову». Леонид очень беспокоился, когда узнал о том, что Николай заболел тифом. «На душе и сердце моем вскипела кровь, и я чуть-чуть удержался от слез».

В письмах Павловых чувствуется тоска по своей малой родине - Чернаве. Она незримо присутствует во всех письмах. Очень часто старшие братья просят Егора рассказать о чернавских новостях, описать родное село, выслать фотографии их излюбленных мест.

Переписка семьи Павловых стала для меня больше, чем просто письма с фронта и на фронт. Эти люди стали мне близки и дороги. Кажется, я их знала очень давно.

Работа с этими письмами стала для меня стимулом к новым исследованиям. Теперь я экскурсовод музея Боевой славы по недавно открытой экспозиции «Фронтовое письмо», в которой содержится еще очень много материалов для подобных исследований.

Ирина Попова,

СОШ с. Синдякино Хлевенского района.

Руководитель: С.А. Киселева.

МОЯ РОДОСЛОВНАЯ

В 1966 году в селе Ольховатке Воронежской области родилась Елена Валентиновна Попова (девичья фамилия Дубянская) - моя мама. По паспорту она русская, но на самом деле среди ее предков встречаются немцы, поляки, украинцы.

В XIX веке богатый немец, родовитый барон Густав фон Берг построил в России предприятия по производству масла, несколько мельниц. Все это приносило ему неплохие доходы. Его внук, Андрей фон Берг, продолжая дело своего деда и отца, приехал в слободу Ольховатка, построил маслобойню, на которой вырабатывалось не только подсолнечное, но и особенно ценное анисовое масло. Его продавали за границу. Построил также мельницу, два магазина и несколько чайных заведений. Наладив производство, он участвовал в строительстве железной дороги от Россоши до Ольховатки совместно с графом Чертковым - владельцем сахарного завода. Принимал непосредственное участие в строительстве церкви - об этом имеются документы в краеведческом музее Ольховатки.

В 1916 году Андрей фон Берг умер, причина его смерти не известна. У него остался сын Николай Андреевич Берг (1886-1957). После революции приставка «фон» была устранена из фамилии, да и гражданство пришлось изменить в 1940 году.

На долю Николая Андреевича выпало немало бед и лишений. Советскую власть он не принял, но и противиться власти было бессмысленно. Все нажитое имущество перешло в руки государства. В большом здании маслобойни позже открыли школу, в которой училась моя прабабушка Лидия Берг, ее сестры, мой дедушка и моя мама.

Жена Николая Андреевича, Феодора Леонидовна Вольф (1888-1977) также происходила из знатного немецкого рода. Её дед Карл Вольф (умер в 1909 году), был владельцем крупной мануфактуры в Поволжье. Образцы тканей, выпускаемых на мануфактуре, моя мама видела в альбоме, специально выпущенном как семейная реликвия и хранившемся у Феодоры Леонидовны Вольф. Родители Феодоры Леонидовны уехали в Германию, но она вместе с мужем и детьми осталась жить в России.

В 1940 году семья Берг была репрессирована за принадлежность к «вражеской нации» и была выслана в шахтерский поселок Белово Кемеровской области. В1957 году Николай Андреевич умер, а спустя два года там же умерла его дочь Нина Николаевна (1921-1959). После их смерти оставшимся членам семьи было разрешено вернуться в Ольховатку.

Моя прабабушка Лидия Николаевна Берг (1914-2000) вышла замуж за поляка Дубянского Харитона Викторовича (1914-1941). Его родители в 1919 году были расстреляны, и он воспитывался в детском доме. В 1940 году у них родился сын, мой дедушка Дубянский Валентин Харитонович. В 1941 году прадедушка погиб на войне. Дубянский Валентин Харитонович по паспорту был русским. Эта фальшивая запись в свидетельстве о его рождении была сделана по настоянию моей прабабушки Лиды, дабы ее сын, потомок немецких баронов, не испытывал в своей жизни таких бед и лишений.

Очень интересна судьба моих родственников по линии моей бабушки Дубянской (Копейкиной) Марии Васильевны, украинки по национальности, проживающей в поселке Ольховатка.

Мой прапрадедушка Задорожний Дмитрий Емельянович и его жена Мария Ивановна были зажиточными крестьянами и владели большими участками земли с лесами и полями. По рассказам моей прабабушки Копейкиной (Задорожней) Анастасии Дмитриевны (1906-1997), у них было большое хозяйство, имелось много коров, волов, лошадей, были наемные работники. Анастасию Дмитриевну выдали замуж за такого же богатого крестьянина Юрченко Федора Петровича. Семья пострадала во время раскулачивания. Федора Петровича, его родителей и двух сестер выслали на Дальний Восток, а прабабушке посоветовали развестись с Федором, так как после развода ее и ребенка (сына Ивана) могут оставить по месту жительства. Анастасия Дмитриевна осталась одна с сыном в самой плохой избе, в которой раньше жили их работники. В большом доме разместилась местная власть.

Перед войной Юрченко Федор Петрович вернулся из ссылки один. Остальные родственники умерли. В 1940 году родился второй сын Владимир. В 1941 году Федор ушел на фронт, а через некоторое время пришло извещение о том, что он пропал без вести. В конце войны прабабушка сделала запрос о месте гибели мужа и выяснила, что он умер в немецком плену под Смоленском. После войны Анастасия Дмитриевна вышла замуж за Копейкина Василия Филипповича. В 1946 году у них родилась дочь Мария (моя бабушка). Василий Филиппович работал преподавателем в Ольховатском профтехучилище. Умер он в 1950 году.

Старое кладбище, где похоронены Задорожние Дмитрий Емельянович, Мария Ивановна и Копейкин Василий Филиппович снесли и на этом месте построили пятиэтажные дома.

Можно снести могилы с лица земли, но нельзя заставить замолчать память.

Ирина Антошевская,

гимназия № 12 г. Липецка.

Руководитель: О.В. Охват.

ПО СТРАНИЦАМ СЕМЕЙНОГО АРХИВА

Сколько помнит себя человечество, столько же и пытается ответить на вечные вопросы о смысле человеческой жизни, смерти и бессмертии человека, его уникальности, возможности внеземных форм жизни и разума; о надежде на будущее, перспективах и прогрессе человечества.

Познание себя, окружающего мира, людей начинается уже с детства. Поначалу ребенок принимает на веру слова родителей. «Это у тебя от бабушки, а это от прадеда...». Я смотрю в зеркало и вижу папины глаза и мамину улыбку. И только достигнув отрочества, начинаю задумываться над вопросами: кто Я?, какова Я?, кем и какой МНЕ быть?. И именно в этот период жизни особый интерес вызывает история своей семьи.

Страницы домашнего альбома, пожелтевшие фотографии, потертые на сгибах листки писем уводят в прошлое. И тогда начинается дума о том, что будет после меня, рождается желание состояться, как личность, потому что так хочется оставить о себе добрую память, след в истории.

Я решила поговорить со своими близкими, побывать в архиве и библиотеке, чтобы собрать немного материала о моих предках - ведь с годами происходит стирание из нашей памяти прожитых событий. А так хочется сохранить историю своей семьи для будущих поколений. Проделанная мною работа помогла мне воссоздать мою родословную.

Перед этим горем гнутся горы...

Первое знакомство с моей родословной произошло около года назад, когда дедушка рассказал мне о жизни своих родителей.

Мой прапрадед по отцовской линии - Антошевскй Федор Фаддеевич, 1861 года рождения, был верующим, образованным человеком, любил музыку, хорошо играл на скрипке. Сам он из мещан, долгое время служил поваром у Митрополита Минского и Слуцкого. Прапрабабушка моя Зося родом из белорусской семьи, верующая, не работала, а вела домашнее хозяйство, воспитывала своих детей, а затем и внуков, когда они родились. Она умерла в Москве и похоронена на Ваганьковском кладбище.

Всего у Федора Фаддеевича и Зоси было четверо детей: Петр родился в 1897 году, а 27 августа 1898 года родилась двойня: девочки Елена и Фаина. Прадед Афанасий был старшим и всегда помогал младшим. О нем и пойдет речь в этой главе.

Антошевский Афанасий Федорович родился 18 января 1887 года в белорусской семье мещан в городе Слуцке (80 км южнее г. Минска). По-белорусски его называли Апанас, а в семье - Фоня. В детстве он переболел «черной оспой» и на всю жизнь остался с небольшими рябинками на лице. Учился в гимназии, потом закончил Слуцкое городское педучилище, направлен был в Приамурье, где и учительствовал, потом поступил в пединститут и работал народным учителем в местечке возле Ошмяны. Учебу и работу прервала Первая Мировая война - Афанасия Федоровича отправили на фронт. Когда началась Гражданская война, он в рядах Красной армии сражался за освобождение Белоруссии от белополяков и немцев. Был одним из организаторов Советов в Слуцке. После окончания войны он уезжает в Москву и забирает мать и двух сестер - близнецов Елену и Фаину. А когда Белоруссия вошла в состав СССР, его направили на работу в постоянное представительство Совета народных комиссаров БССР при Совнаркоме СССР в должности советника.

Мой дедушка рассказывал мне, что его отец был высоким, статным, симпатичным мужчиной. Дети никогда не видели его выпившим, не курил. С родственниками был внимательным и нежным. Юность его прошла в войнах революции, поэтому поздно женился (после 30 лет). Взял в жены землячку Ревекку Абрамовну Кулаковскую. В их семье был один сын и девять дочерей. Все они погибли в Великую Отечественную войну. Как члена партии прадеда использовали на многих работах, так как тогда образованных коммунистов было мало. В Москве он жил в здании Постпредства, где и родился мой дедушка Антошевский Ким Афанасьевич (8.08.1923), а через год - его брат Спартак (3.08.1924). Уже в 1925 г. у прадеда были какие-то неприятности с местным руководством (какие - не удалось узнать), за что его исключили из партии и отозвали в Минск. Зося этого не выдержала и умерла. В том же году Ревекка Абрамовна умерла от брюшного тифа. На каких должностях работал прадед в Минске, пока мне установить не удалось: в войну архивы пропали.

Самое раннее детство в Минске помнится Киму не совсем отчетливо, но из бесед с людьми, близко знавшими его отца, он сделал вывод, что прадед добивался восстановления в партии, считая, что его исключили необоснованно. И своего он добился: в 1928 году был восстановлен, и ему выдали новый партийный билет. Работал он тогда в аппарате Совнаркома. И дедушку Кима, а затем и Спартака определили в школу. Как-то раз прадед завел разговор с детьми о том, что он хочет жениться, и они поддержали его решение. Свадьба была очень скромной, народу было немного. Мачеху ребята называли по имени и отчеству - Анной Васильевной. Подарком на свадьбу новой семье стала двухкомнатная квартира с удобствами. Дом был новый, соседи хорошие, по хозяйству наняли домработницу. Жили очень дружно, учились хорошо.

Но недолго длилось их благополучие. Начались годы репрессий. Эти события не обошли стороной и нашу семью. В доме постоянно царило тревожное чувство. Начался беспредел: то одного арестуют, то другого, причем не только из служащих, но и рабочих и пограничников. В доме все чаще шли разговоры о произволе, творимом с арестантами; говорили: «Жалко, что об этом не знает товарищ Сталин, он бы навел порядок и восстановил справедливость».

Через некоторое время Ким и Спартак стали замечать: за их домом наблюдает какой-то незнакомый парень лет 20-25, а их друг Карпов сказал, что это сотрудник НКВД. Дети рассказали об этом отцу. Хотя он был очень обеспокоен, но старался убедить их, что с ним ничего не случится. И вот 1 июня 1937 года его исключили из партии. Взрослые понимали, что теперь надо ждать ареста. Прадед ходил весь почерневший, с ввалившимися глазами, почти ничего не ел, плохо спал. Анна Васильевна успокаивала его, как могла, но каждый звонок, каждый стук в дверь заставлял их вздрагивать. Дети не теряли надежду, хотя часто видели, как, сгорбившись, неимоверно печально Анна Васильевна сидела на диване и все причитала: «Это конец, конец, конец...». И, действительно, это был конец. Больше о прадеде никто ничего не знает.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2003

    Документ
    ... ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГОТУРИЗМАМОЯРОДИНАЛИПЕЦКИЙКРАЙЛИПЕЦК – 2003 ББК 63.3 (2Р – 4 Ли) М 87 МОЯРОДИНАЛИПЕЦКИЙКРАЙ ... -1; Талицкий Чамлык-1 и другие. Летом 2002 года под руководством аспиранта ЛГПУ ...
  2. ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГО ТУРИЗМА МОЯ РОДИНА – ЛИПЕЦКИЙ КРАЙ ЛИПЕЦК – 2002

    Документ
    ... АДМИНИСТРАЦИИ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДЕТСКОГО И ЮНОШЕСКОГОТУРИЗМАМОЯРОДИНАЛИПЕЦКИЙКРАЙЛИПЕЦК2002 ББК 63.3 (2Р – 4 Ли) М 87 МОЯРОДИНАЛИПЕЦКИЙКРАЙ Выпуск ...
  3. Управление образования и науки детский оздоровительно-образовательный центр (спорта и туризма) организация

    Методические рекомендации
    ... природы» (2001, 2004 гг.), «МояродинаЛипецкийкрай» (2002, 2003, 2004, 2005 гг.). ... инструкторов детско-юношескоготуризма. - М., 2004. СОДЕРЖАНИЕ Учителю о школьном туризме 1 Из истории детскоготуризма 3 Школьный туризм в Липецкой области ...
  4. Программа средней общеобразовательной школы №61 имени г липецка на 2006-2010 гг

    Программа
    ... С 2001-2002 учебного года ... краеведческий конкурс «Россия – Родинамоя» 2003 г.- 3 место ... за реферат «Петр Первый и Липецкийкрай. Диплом 2 степени и звание ... Областным и городским центрами детского и юношескоготуризма, городским краеведческим музеем ...
  5. 2006 г г липецк 1 информационная карта программы развития учреждения

    Программа
    ... Липецка и ЦРТДиЮ "Советский". С 2002 г. организацию возглавляет Председатель Валерия Руднева. Сегодня Детская ... Это мой дом и моя семья» ... края ... детская картинная галерея, комната школьника, база детского и юношескоготуризма и экскурсий, детский ... к Родине; ...

Другие похожие документы..