Главная > Документ


СЕРИЯ «МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ»

ТОМ I

(Исследования по истории кочевников восточноевропейских степей»

Д.А. РАСОВСКИЙ половцы.

ЧЕРНЫЕ КЛОБУКИ: ПЕЧЕНЕГИ, ТОРКИ И БЕРЕНДЕИ НА РУСИ И В ВЕНГРИИ

(работы разных лет)

МОСКВА

цивои

2012


ИСТОРИКО-ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ «СУЮНОВЫ»

СЕРИЯ «МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ»

TOM I

«Исследования по истории кочевников восточноевропейских степей»

Д.А. РАСОВСКИЙ

ПОЛОВЦЫ. ЧЕРНЫЕ КЛОБУКИ: ПЕЧЕНЕГИ, ТОРКИ И БЕРЕНДЕИ НА РУСИ И В ВЕНГРИИ

(работы разных лет)

Идея проекта и подготовка серии — Суюнов P.P.

Вступительная статья — Суюнов P.P.

Подготовка издания и статья

о Д.А. Расовском — Р.П. Храпачевский

МОСКВА

2012


Настоящее издание представляет 1-й том серии «Материалов и исследований» в рамках историко-генеалогического проекта «Суюновы». В него входят классические работы по истории восточноевропейских кочевников средневековья, написанные в 20-30-е годы XX в. выдающимся отечественным историком Д.А. Расовским. В данный сборник работ Дмитрия Александровича Расовского вошли его монографии и статьи, где им были в самом полном объеме собраны сведения источников о всех средневековых кочевниках Восточной Европы и их взаимодействии с Русью, Венгрией, Византией, Болгарией. Кроме русских, византийских и болгарских источников, Д.А. Расовский впервые привлек большое количество венгерских источников, недоступных большинству исследователей. Такая подборка работ по этим кочевникам и текстов источников в их составе издается в России впервые (все они были помещены в журналах Русских институтов в Праге и Белграде, а также в некоторых болгарских научных изданиях, в течение 20-30-х годов и в СССР, а потом в РФ не переиздавались), хотя ими широко и постоянно пользовались и пользуются специалисты до сих пор. Издание приурочено к 110-летнему юбилею этого замечательного ученого.

Для преподавателей, научных работников, а также всех интересующихся отечественной историей

Информация о заказе книг серии доступна в Интернете и по электронной почте:

ruteniea@

© P.P. Суюнов — идея проекта, 2012 © P.P. Суюнов — составление, вводная статья, 2012 © Р.П. Храпачевский — вводная статья, 2012


СОДЕРЖАНИЕ

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

Суюнов P.P. Проект «Суюновы: историко-генеалогическое исследование» 5

Храпачевский Р. П. Кочевники Восточной Европы в работах Д.А. Расовского 15

МАТЕРИАЛЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ:

Д.А. РАСОВСКИЙ. ПОЛОВЦЫ. ЧЕРНЫЕ КЛОБУКИ:

ПЕЧЕНЕГИ, ТОРКИ И БЕРЕНДЕИ НА РУСИ И В ВЕНГРИИ . 19

  1. О РОЛИ ЧЕРНЫХ КЛОБУКОВ В ИСТОРИИ

ДРЕВНЕЙ РУСИ 20

  1. ПЕЧЕНЕГИ, ТОРКИ И БЕРЕНДЕИ НА РУСИ И В УГРИИ .. 39

  2. ПОЛОВЦЫ 112

  1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПОЛОВЦЕВ 115

  2. РАССЕЛЕНИЕ ПОЛОВЦЕВ 131

  3. ПРЕДЕЛЫ „ПОЛЯ ПОЛОВЕЦКОГО” 156

    1. ЧАСТЬ 1 (§§ 1-4) 156

    2. ЧАСТЬ 2 (§§ 5-8) 173

  4. ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ ПОЛОВЦЕВ 198

  1. РОЛЬ ПОЛОВЦЕВ В ВОЙНАХ АСЕНЕЙ

С ВИЗАНТИЙСКОИ И ЛАТИНСКОЙ ИМПЕРИЯМИ В 1186-1207 ГОДАХ 219


Список использованных библиографических сокращений

Анналы — Анналы Института им. Н.П. Кондакова (Seminarium Kondakovianum) в Праге (Белграде)

ГАИМК — Государственная Академия Истории Материальной Культуры (Сообщения и Известия ГАИМК)

ЗВОИРАО — Записки Восточного отделения Императорского Русского Археологического общества

Ист. Укр.-Руси. — М. Грушевский, 1стор1я Укра'ши-Руси

ПСРЛ — Полное Собрание Русских Летописей

СМИЗО — Сборник материалов, относящихся до истории Золотой Орды (т. 1, СПб. 1884 г., подготовка и переводы В.Г. Тизенгаузена)

ЧОИДР — Чтения в Обществе Истории и Древностей Российских


Проект «Суюновы: историко-генеалогическое исследование»

Вопросы этнической истории и культурно-исторических связей между народами России (как современной, так и исторической) в настоящее время особенно востребованы. Значительную часть в их исследованиях занимают изыскания в области генеалогии. Интерес к генеалогии своего рода заложен в каждом человеке. Особенно это касается народов евразийских степей. Вообще же, генеалогия (от греч. genealogia — родословная) — это специальная историческая дисциплина, изучающая возникновение и развитие родственных отношений. Наиболее ранние сведения о происхождении народов, племен, отдельных родов содержались в эпосе, этногенетических преданиях, мифах, Библии, памятниках эпиграфики. Слово «генеалогия» появилось на Руси в XI в. в тексте древнерусского перевода Хроники Георгия Амартола в значении «родословие» (учение о роде). До

  1. в. родословие означало также предсказание, гороскоп. До конца

  2. в. основные сведения о родственных связях можно было извлечь из летописей, актов, переписки и др. Расцвет генеалогии, как практической дисциплины, произошел в конце XV — XVI вв., когда вырабатывались законы наследования титула, звания, имущества, в первую очередь земли; устанавливались сословные привилегии; формировались государственные институты, связь с которыми была обусловлена происхождением, принадлежностью к определенной семье, социальной группе, сословию.

Наиболее широкое распространение получили родословия в виде генеалогического древа, явившегося одной из модификаций «древа жизни», выражавшего представление о всеобщей взаимосвязи мира. «Древо человеческой жизни» соединяет прошлое, настоящее и будущее, в нем торжествует идея бессмертия и вечного продолжения жизни. Этот же смысл придавался и родословному древу рода, семейства: его листья умирают и падают, но само древо рода продолжает жить.

Традиция составления генеалогий была широко распространена не только среди русских, но и у других народов России, в том числе тюркских. Среди них особо выделяются башкирские шежере. Знаменитый башкирский просветитель XIX в. М. Уметбаев в своей работе «Башкиры» отмечал, что для башкира-вотчинника было важно знать три вещи: 1) свое собственное происхождение, т.е. род; 2) поименное знание и объяснение звезд; 3) знание преданий и легенд о великих ханах. Все это умещалось в произведениях в жанре шежере.

Слово «шежере» (шэжэрэ) означает «родословная» или «родословие» (Башкирско-русский словарь, М., 1958, стр. 667). Однако такой перевод не исчерпывает того значения, которое термин «шежере» имеет в действительности. Не случайно в историко-краеведческой литературе XIX в., где были опубликованы переводы на русский язык не

5


скольких башкирских шежере, эти письменные памятники назывались по-разному: хроникой, преданием, летописью или просто исторической записью. Однако ни один из этих переводов нельзя считать точным. Строго говоря, точный перевод, видимо, невозможен, так как сами шежере ни по форме, ни по содержанию не одинаковы. Если одни шежере действительно являются только родословными, то другие включают сведения, приближающие их к летописям. Тем не менее, к большинству шежере, во всяком случае, к наиболее ценным из них, на наш взгляд, было бы правильно применить термин «генеалогическая летопись».

Чтобы лучше их понять, коротко остановимся на происхождении башкирских шежере и их развитии в качестве исторического источника. У башкир, как и у ряда других в прошлом кочевых скотоводческих народов, издавна существовал обычай составлять родословную своего рода. В родословную включались члены рода по мужской линии. Каждый член рода должен был хорошо знать свою родословную. Знания в этой области башкиры передавали своим детям и внукам.

Башкирский род, в отличие от родоплеменных организаций оседлых земледельческих народов, не имел твердо очерченных границ и зависел от территории своих кочевий. Род у башкир, подобно тем же кипчакам или монголам, представлял собой лишь одно из подразделений многоступенчатой родоплеменной системы. Его место среди других подразделений было подвержено постоянным, хотя и медленным, изменениям. Родовая организация у башкир могла превратиться в племенную, распавшись на несколько самостоятельных родов, или, наоборот, превратиться в родовое подразделение, влившись в состав другого, более сильного рода. В этих условиях, строгое соблюдение существовавшего у башкир принципа наследования по прямой мужской линии требовало точного знания родословной — это было необходимо для точного определения мест наследуемых или поделенных между родственниками кочевий. Таким образом, составление и знание родословной сначала было необходимостью, продиктованной как обычаями, так и самой сущностью кочевого хозяйства. Наиболее точно и подробно знали родословную (шежере) аксакалы рода, однако, согласно обычаям, и рядовые башкиры должны были запоминать имена своих предков до 10-15 колена.

Эти традиции в быту башкир сохранялись очень долго. Однако уже в период господства патриархально-родовых отношений шежере стали перерастать свое первоначальное назначение. Передаваясь от отцов к детям и внукам, родословные постепенно стали сопровождаться рассказами о событиях, которые происходили при жизни родового вождя — бия. Из поколения в поколение шежере стали превращаться в своеобразную неписаную историю рода или племени. В этой истории находили отражение и представления данного рода о своем происхождении, и события, связанные с межплеменной борьбой, и генеалогии родоплеменной знати и т. д.

В XV—XVI вв. и позднее, когда шежере многих родоплеменных групп башкир стали слишком громоздкими, чтобы удержаться цели

6


ком, без искажений в памяти отдельных людей, их стали записывать.

  1. —XVI вв.—дата, конечно, примерная. Более точно определить время превращения шежере в письменные документы пока невозможно. Нам известно лишь два свидетельства о записи шежере в XVI в. Вероятно, шежере, хотя и редко, записывались и раньше, в начале

  2. в. или даже в XV в. Кроме того, надо учесть и то обстоятельство, что шежере как в XVI в., так и в последующие века записывались муллами. Это дает основание говорить о том, что превращение некогда устных родословных в письменные документы было связано с укреплением мусульманской религии в Башкирии и распространением арабской письменности, т. е. с XV—XVI вв.

Таким образом, процесс превращения башкирских шежере в письменные документы был довольно длительным. До наших дней шежере дошли в копиях XVIII—XIX вв., и только в ряде случаев — в более ранних списках. По этим причинам достоверность источников типа шежере вызывает немало сомнений. Шежере записывались муллами, которые обычно часть текста посвящали составлению генеалогии пророков Аллаха. Иногда шежере начиналось с имени Чингисхана. Все это часто вносило путаницу, а также приводило к включению последующими переписчиками дополнительных, престижных, «добавлений» легендарного или даже вымышленного характера. Тем не менее, многие факты из шежере поддаются проверке. К тому же немало рукописей шежере начинаются непосредственно с описания достоверных событий, а их генеалогии включают только реальных людей.

В 1930-е годы шежере стали уничтожать. В это время закрепилось мнение, что шежере — «сочиненные духовенством» родословные феодалов, преследующие узкоклассовые интересы: доказать аристократическое происхождение того или иного лица и его право на привилегии. Чтобы избежать репрессий, шежере либо сжигали, либо клали в могилу при захоронении старшего из семейного клана. Поэтому кроме исследования шежере очень важно проводить работу и в архивах, сохранивших иные варианты родословных сведений, т.е. официального (не частного как шежере) характера, отражавшего государственные нужды по учету населения. Несмотря на свой официальный характер, они тем не менее, содержат, пусть и в усеченном виде, целые пласты генеалогической информации: перечни имен и отчеств владельцев/жителей (с домочадцами) одних и тех же домохозяйств, разделенные определенными промежутками времени, что позволяет — при условии их тщательного сопоставления — произвести расчеты поколений и составить генеалогическое древо.

Если же говорить кратко о сути методов генеалогии вообще, то это извлечение и анализ сведений из прямых и косвенные данных, содержащихся в архивах, родословиях (шежере), изучение их особенностей, а также особенностей ревизий (переписей) и т.д. и т.п. Возможности по извлечению информации из всех этих разнообразных источников — письменных, устных, памятников и предметов — яв

7


ляются основным фактором и для содержательности проводимого генеалогического исследования башкирских фамилий/родов. Еще одним важным фактром в ходе такой работы является проблема смены родовых прозвищ (фамилий) при ревизиях в каждом новом поколении (у тюркских или других «инородческих» народов Российской империи), поскольку переписчики (русские чиновники или привлекаемые царской администрацией грамотные татары) были не заинтересованы в точном воспроизведении оригинальных звучаний имен и их содержания, а руководствовались своими соображениями (например они писали обычно имя и отчество и крайне редко родовое наименование, которое было им непонятно или ненужно). С другой стороны упор на шежере и исторические источники позволяет взаимопроверять и дополнять сведения друг друга, а также создает основу для привлечения и других источников. Выявлению наиболее подходящих методик и их использованию на практики посвящен проект, о сути которого будет сказано ниже.

Тщательное изучение нарративных исторических источников, работа в государственных и частных архивах, использование всех их возможностей и особенностей, а также все прочие способы получения генеалогической информации, — это все составляет основу предлагаемого ниже исследовательского проекта по изучению происхождения фамилии «Суюнов» и ее связи с другими сходными названиями родов и фамилий, а также по изучению этнических и родовых подразделен. В его ходе, кроме упомянутых выше методов, предлагаются и иные подходы: широкое применение генетических тестов, изучение памятников и предметных источников из частных собраний и источников (например исследование надгробий родовых кладбищ, изучение тамг и уранов и т.д. и т.п.), получение информации от других генеалогов и интересующихся историей рода/фамилии «Суюнов». Но прежде чем перейти к описанию этого проекта, надо вкратце рассказать об истории собственного опыта генеалогических изысканий.

Происхождение Суюновых — начало изучения

На сегодня наиболее полное и точное определение задач генеалогии дал отечественный историк-медиевист В.Б. Кобрин: «Нельзя сказать, чтобы сегодня до конца был ясен сам предмет генеалогической науки. Входит ли в сферу ее действия только установление отношений родства и свойства в сочетании с самыми основными жизненными вехами (рождение, смерть, брак) или ее компонента шире, охватывая также служебную или иную карь-еру, характер и объекты собственности, социальный и юридический статус и его изменение? Решение этого вопроса неоднозначно... Генеалогия — это историческая дисциплина, занимающаяся изучением и составлением родословных, выяснением происхождения отдельных родов, семей и лиц и выявлением их родственных связей в тесном единстве с установлени


ем основных биографических фактов и данных о деятельности, социальном статусе и собственности этих лиц. Тем самым генеалогия не отрывается от биографии, но и не смешивается с ней». Замечание о том, что генеалогия рода не отрывается в основе своей от биографии конкретного человека — предка ли, самого исследователя своей родословной ли, очень важно, так как это выражает самою суть личностной и непосредственной связи с объектами генеалогического иссле- дования.отношения. Т.е. попросту говоря — исследователь собстве- ной родословной кровно заинтересован в своем исследованиии, оно его затрагивает самым непосредственным образом.

Мой личный интерес к истории рода сформировался так: фамилия Суюнов была редкой для родной деревни, а ответить на вопросы по ее происхождению, увы, оказалось уже некому. Старики и другие знающие люди затруднялись дать однозначные ответы. В ходе сначала распросов родственников, а затем старожилов родных мест, удалось выяснить следующее: среди родственников и предков значимым оказывались такие рода барин и бачман, а ураном был токсоба. А поскольку каждая фамилия отражает историю своего рода, то родственных связей дальних и близких очень много. И есть большая вероятность, что многие жители одной деревни имеют кровную связь друг с другом. История родной деревни также не уходила, по полученным в начале данным, далее 1769 г. Об этом было известно из имевшихся краеведческих описаний и изысканий, которые поддерживались Советской властью — наша деревня по преданию была основана легендарным батыром Кинзя Арслановым, соратником Емельяна Пугачева. По идеологическим причинам это приводило к тому, что в советский период изучение личности Кинзи приветствовалось, а связь его с нашей деревней была широко известна. Но и только. Имевшиеся краеведческие сведения мало помогали, так как фамилия «Суюнов» сохранилась только в нашей семье. Это казалось странным, так как по всем законам деревенской жизни, когда деревню населяют свойственники и родственники (близкие или дальние), которыми все население ее становится после более чем 200 лет совместного проживания родов-основателей, Суюновых должно было быть намного больше.

Это недоумение со временем разъяснилось, но об это ниже. Если излагать дело хронологически, то следующим толчком к моим изысканиям были два открытия: 1). я узнал, что но прямой мужской линии моими предками были муллы, последним из которых был мой дед, репрессированный вскоре после 1917 г., 2). родовой тамгой был трезубец, а ураном — токсоба. Это, таким образом, объясняло как отсутствие (точнее замалчивание) родовых преданий (после деда их некому было вести), так и малочисленность Суюновых в нашей деревне. Кроме этого, появился еще один важный вопрос, разрешение которого (как мне на тот момент казалось) разъяснило бы многое — как связана моя фамилия Суюнов с родовым подразделением башкир суун-кыпсак, при том, что часть моих родственников как раз и принадлежала (как и большинство населения моей деревни и ее окрест

9


ностей) к «кичакскому» подразделению башкир (точнее — к так называемым бушман-кыпсак). Тут и был новый отправной пункт моих изысканий — рассказов родственников из деревни было уже мало, надо было начинать с чего-то другого: работы с архивами и изучению источников и научной литературы по этногенезу башкир и происхождению названий их родовых подразделений.

На этом начальном этапе, главным главным делом представлялось получение данных архивов, расшифровка ревизий, реестров и т.д. Выяснение в их ходе различных линий родства, полученных из архивных данных, сличение между собой и с данными других источников, привело к необходимости совместить их с другим важным источником информации — шежере различных башкирских родов. Ведь, к сожалению данные полученные этим путем были немного- числены и противоречивы, а главное — не уходили на глубину далее 2-х столетий, т.е. до XVIII в. Таким образом, сведения шежере и изучение происходения самого слова «Суюнов» становились очередным отправным этапом.

Итак, первой точкой отсчета результатов исследования стало выяснение значения того слова, от которого произошла фамилия «Суюнов». Исследование его происхождения сразу дало интересные факты и выводы. Приведем тут главные их них, поскольку это дает серьезный толчок к последующему изучению родословной всех Суюновых.

Слово сеунчи/севенчи (seunci/sevinci) имеет ясную этимологию как от тюрк, «суюн», так и от монг. «суу», восходящих к общеалтайскому словарному фонду. В тюркских языках суюн означало «счастье, удача», а в старомонгольском языке словом суу обозначали такие качества человека, которые удачно было бы переводить как «харизма» (в частном значении это слово означало также божественные, «августейшие», качества хана — в основном это касалось Чингисхана и его потомков — великих ханов). Т.о. значение его — «тот, кто делает/приносит счастье или удачу».

Для ранней Монгольской империи, а потом и ее улусов (Золотая Орда, ильханат Хулагуидов и т.д.) термин сюаньчай (сеунчи) имел весьма широкие семантические пределы — от собственно посла, вестника добрых новостей, до представителя хана с обширными полномочиями, функции которых были мало отличимы от других монгольских должностей: баскаков/даруг, битикчи и т.д.

Вхождение в Монгольскую империю Руси, земель аланов, западных кипчаков (половцев), Булгара и других поволжских городов- государств привело к проникновению в их государственные (и межгосударственные) отношения терминов и институтов данной империи, а потом и ее улуса — Золотой Орды. Это в частности касается и института сеунчей. В более позднее время мы видим существование института сеунчей в разных частях бывшей Золотой Орды, продолжавших ее государственные традиции. В частности в Крымском ханстве. Однако этот институт в Крымском ханстве приобрел некоторые видоизменения по сравнению с исходными его функциями, т.е. вре-

10


мен Монгольской империи и Золотой Орды. Вот что по данному поводу пишет исследовательница русско-крымских отношений в 15-16 вв.

  1. Л. Хорошкевич: «В Крымском ханстве название «сююнчя» (сеунча, сюунча, суюнча) приобрело смысл и пожалования за добрую весть, и приветствия, а в своем вторичном значении закрепилось исключительно за гонцами — вестниками сеунчей (побед и радости) — «се- унчниками», «сеунчиками», «сеунщиками». Как справедливо писал

  2. Е. Сыроечковский, пожалование гонцу (со стороны государя той страны, куда он был послан. — А.Х.) официально признавалось одной из целей, а иногда и самодовлеющей целью его посылки. Частые поездки слуг хана, царевичей, цариц и калги, рассчитывавших на подарки великого князя, были обычным явлением в практике русско- крымских отношений. Из Крыма для этой цели посылались и «паро- бки». Их приезд предшествовал обычно появлению больших послов» (A.JI. Хорошкевич «Русь и Крым: от союза к противостоянию», М. 2001, стр. 268). Что особенно важно, она тут отмечает существование личных имен, производных от термина сеунчи: «Сеунч, кажется, был постоянным занятием для некоторых крымцев. Одного из них даже звали Суунчюй. Отправляя его в Москву по случаю победы над Ордой в 1502 г., Менгли-Гирей извещал Ивана III: «И ты бы, брат мой, то доброе наше дело и те добрые наши вести слышев, весел бы еси был и обрадовался». Менгли-Гирей пользовался любым случаем, чтобы отправить за сеунчем своих слуг» (там же).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ В ИСТОРИИ РОССИИ Программа курса для специальности 032600 «учитель истории» Астрахань 2001 УДК КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ В ИСТОРИИ РОССИИ Программа курса

    Программа
    ... КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ В ИСТОРИИ РОССИИ" – вооружение студентов знаниями поистории народов Великой Степи в тесной связи с историей ... Гунны в Восточноевропейскихстепях и в ... истории. Вып. 5-6. Каспийский транзит. Т.1. М., 1993 Аркаим: исследования ...
  2. КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ В ИСТОРИИ РОССИИ Программа курса для специальности 032600 «учитель истории» Астрахань 2001 УДК КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ В ИСТОРИИ РОССИИ Программа курса

    Программа
    ... КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ В ИСТОРИИ РОССИИ" – вооружение студентов знаниями поистории народов Великой Степи в тесной связи с историей ... Гунны в Восточноевропейскихстепях и в ... истории. Вып. 5-6. Каспийский транзит. Т.1. М., 1993 Аркаим: исследования ...
  3. Учебно-методический комплекс по истории южных и западных славян с древнейших времен до начала xx в (для студентов специальности «документоведение»)

    Учебно-методический комплекс
    ... Проблемы истории и культуры. М., 1999. Миллер И. С. Исследованияпоистории народов ... в. под ударами кочевников-мадьяр и вследствие ... 1981. Конфликты в послевоенном развитии восточноевропейских стран. М., 1997. Косово ... и успехом Степана Месича на ...
  4. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    ... , кочевники были переселены в приазовские степи. ... Историко-генеалогическое исследование, М., 1986; Веселовский С. Б., исследованияпоистории класса служилых ... восточноевропейские страны с 1944-1949 гг., М., 1995; Фельштинский Ю.Г., К истории ...
  5. История средних веков под редакцией

    Список учебников
    ... грабительские экспедиции в восточноевропейские страны. Они проникали ... Аравии — сухие степи, пустыни и полупустыни ... Частые вторжения кочевников приводили к ... т. I—III. Колесницкий Н. Ф. Исследованиепоистории феодального государства в Германии (IX ...

Другие похожие документы..