textarchive.ru

Главная > Документ


Лексико-семантические и стилистические особенности ФЕ с использованием титулатуры

Бигаева В. К.

Северо-Осетинский государственный педагогический институт, г.Владикавказ, Россия

(факультет лингвистики, курс СП-И3)

e-mail: victoria-bigaeva@

Науч. рук.: Э. В. Масалкова, к. пед. н., доцент

Английский язык имеет тысячелетнюю историю. За это время в нем накопилось большое количество выражений, которые люди нашли удачными, меткими и красивыми. Так и возник особый слой языка - фразеология, совокупность устойчивых выражений, имеющих самостоятельное значение. Мир фразеологии современного английского языка велик и многообразен, и каждый аспект его исследования, безусловно, заслуживает должного внимания.

Источники происхождения фразеологизмов в современном английском языке очень разнообразные. По происхождению английские фразеологизмы можно разделить на два класса: исконно-английские ФЕ и заимствованные ФЕ. Фразеологизмы в английском языке в своем большинстве являются исконно-английскими оборотами, авторы которых неизвестны. Они связаны с традициями, обычаями и поверьями английского народа, с реалиями, преданиями, историческими фактами. А заимствованные ФЕ связаны с античной мифологией, историей и литературой. Многие из этих фразеологизмов носят интернациональный характер, так как встречаются в ряде языков.

Среди различных способов пополнения словарного состава английского языка определенное место занимают заимствования из различных языков. Это объясняется теми многообразными связями, которые возникли у английского народа с народами не только Европы, но и других материков, оказавшихся втянутыми в образовавшийся при капитализме мировой рынок.

Группу исконных слов составляют слова, находящиеся в соответствиях с близкими по значению словами родственных языков. Наличие таких закономерных соответствий позволяет объяснить сходство в звучании и значении не заимствованием, а общностью происхождения - тем, что эти слова возникли в тот исторический период, когда существовало в какой-то форме языковое единство, из которого развились родственные языки.[1]

Так, из A Сoncise Etymological Dictionary of the English Language Воль-тера Скита известно, что английское слово mother относится к исконным словам, потому что в его древнеанглийской форме moder наблюдается ряд соответствий материалу других индоевропейских языков, например:

Du. Moeder; Dan. Swed moder; G. mutter; Irish and Gael; mathari ; Russ. mate

В результате исследования древнеанглийского, среднеанглийского и новоанглийского периодов было выяснено, что словарный состав современного английского языка значительно богаче. Это обогащение шло в английский язык как за счет внутренних ресурсов, т.е. исконные слова, так и за счет заимствования слов из других языков.

В Англии, как и в других странах Западной Европы, латинский язык занимал весьма своеобразное положение. В течение многих столетий этот язык оставался языком богослужения, применялись научные трактаты. Библеизмы, в отличие от других источников происхождения, обладают яркой образностью и повышенной экспрессивностью, например: the Prince of darkness - происходит от библейского «the rulers of the darkness of this World» и обозначает «сатана», что в дословном переводе значит «правители всего темного в этом мире». И если в Библии «сатана» обозначается «the rulers», то в разговорную речь ввели титул «the Prince», что придало этому фразеологизму более яркую окраску, т.е. «князь тьмы». [2]

Своеобразное положение этого языка в английском обществе обеспечило ему возможность служить тем источником, из которого можно было всегда черпать слова для выражения новых понятий. Знакомство с древними языками, многочисленные переводы с латинского языка на английский давали широкие возможности для введения в английский язык латинских слов. Отличительной чертой этого слоя латинского заимствования является то, что эти заимствования содержат множество глаголов, прилагательных и сравнительно немного существительных.

Французский язык также оказал большое влияние на словарный состав английского языка. Количество фраз заимствованных в среднеанглийской лексике не сравнимо с влиянием других языков. Зарубежные языковеды рассматривают фразы заимствованные с разных точек зрения. Одни пытаются дать общую оценку численности французских заимствований.

Другие языковеды описывают влияние французских элементов на английскую лексику. Большинство зарубежных ученых разделяют французские по семантическому признаку, т.е. классифицируют их по определенным классам. Также французские элементы рассматриваются на основе морфологического признака. Характерными признаками заимствования является сохранение французской орфографии и произношения, например: Marquees (F.-L.-G.) М.Е. markis, later marquis, a marquesse, governour of a frontier town, the true O.F. form was marchis, altered to markis by the influence of Ital. Marchese.

Английский язык заимствовал большое количество слов из романских языков - итальянского и испанского. Эти языки оказали гораздо большее влияние на английскую лексику, чем родственные ему языки германской группы. Проблемы итальянских заимствований, представляет особый интерес в связи с тем, что значительная их часть (особенно военных, музыкальных, слова, относящиеся к области искусства, архитектуры) вошла в состав многих европейских языков. Влияние испанского языка на современную английскую лексику ничтожно. Наибольшее количество испанских слов содержится в диалектах английского языка.

Сами заимствования могут быть прямыми - т.е. слова, перешедшие из какого-либо языка, сразу в английский язык, и заимствования кружным путем, т.е. слова, перешедшие в английский язык через несколько других языков.

Слово имеет не только звуковую оболочку и определенное значение или значения, оно имеет также и ту или другую стилистическую характеристику или, как говорят, окраску. Под стилистической характеристикой слова подразумеваются всевозможные оценочно-эмоциональные - экспрессивные моменты, характеризующие тот или иной «стиль» речи, - в самом широком смысле этого слова, - но не являющиеся составной частью собственно смыслового содержания, самой семантики данной лексики. При этом надо заметить, что и стилистическая «нейтральность» слова, его стилистическая «бесцветность», также является известной стилистической его характеристикой.[4]

Различие между языковыми образованиями в их стилистической характеристике не делает их разными словами. Таким образом, стилистически могут различаться не только слова, но и отдельные варианты одного и того же слова. Это непосредственно определяется самим существом взаимоотношений между разными моментами в слове.

Эмоционально-экспрессивные, стилистические моменты, как бы они порою ни привлекали к себе внимания, не могут быть поставлены наравне с моментами собственно семантическими, интеллектуальными, относящимися к выражению именно мыслей и обмену мыслями и являющиеся наиболее специфическими для языка. Поэтому различие или тождество значения, естественно, трактуется обществом совершенно иначе, чем различные или тождество стилистические моменты, но все же они понимаются как лишь некоторое дополнение, приложение к основному в слове - к его значению, к его смысловому содержанию. Поэтому, естественно, что различие между двумя языковыми образованиями в отношении этих моментов трактуется как менее существенное, как второстепенное; не случайно большею частью говорят об этом различии, как о различии лишь «оттенков», т.е. как о различии в пределах основного общего.

К таким выразительным средствам языка относятся слэнгизмы, крылатые слова, языковые реалии.

Были выделены слэнгизмы с различной стилистической окраской, где большой популярностью пользуются «негативные» слэнгизмы, т.е. слэнгизмы с вульгарной окраской. Их число незначительно, но пользуются популярностью среди англоязычного населения и являются общеупотребительными,например: "queen" - гомосексуалистE.g. What a king of a queen is Tom?

В словах слэнга обязательно присутствуют все типы коннотаций: эмо-циональный компонент в большинстве случаев иронический, презрительный и соответственно оценочный.

Стилистически слэнгизмы четко противопоставляются литературной норме, и в этом отчасти самый смысл новизны их употребления. Они всегда имеют синонимы в литературной лексике и, таким образом, являются как бы вторыми, более экспрессивными, чем обычные, названиями предметов, почему-либо вызывающих эмоциональное к себе отношение. Экспресссив-ность их опирается на образность, остроумие, неожиданность, иногда забав-ное искажение.

Крылатые слова, различные в структурном отношении устойчивые сочетания слов, в большинстве случаев афористического характера, источник возникновения которых (литературный, фольклорный, публицистический и т.п.) числится как общеизвестный. Крылатые слова не являются строго лингвис-тической категорией. Они образуют некое подмножество фразеологизмов, чаще всего идиом. Крылатые слова могут быть анонимными, т.е. когда источник (полу) забыт - часто это связано с высокой частотой употребления соответствующе-го, но воспринимается скорее «нормальный» фразеологизм, например: to keep the Kings (Queen s) peace - соблюдать общественный порядок.[3,с.85]

Языковые реалии английского языка настолько экспрессивны и разнообразны, что было невозможно не провести их классификацию, где значительную часть словосочетаний занимают локализмы, специфические виды языковых реалий и обращения.

Реалии следует понимать как особый типа референтов, которые в своей совокупности отражают специфику определенной культуры, обусловленную особой структурой материальных и духовных ценностей, сложившейся в процессе становления и развития данной культурно-генетической общности. Языковое выражение реалии находят в словах и словосочетаниях - в языко-вых реалиях. Смысловое содержание слов включает разнообразные экспресс-сивно-эмоциональные и социально-оценочные оттенки. Различие языковых реалий обусловлено «уровнем знаний», т.е. чем лучше знаешь «чужую» языковую реалию, тем легче понять и проинтерпретировать все, что связано с данным языком.

Языковые реалии сближаются с локализмами и профессионализмами, а также с некоторыми жаргонными, поскольку их референты могут носить уникальный характер. Но эта уникальность имеет различные основания. Референты локализмов характерны для узкого ареала, определяемого территориальным признаком, например: «Kings Reach» - участок p. Темзы в Лондоне, выше Лондонского моста (London Bridge).

Вышеуказанные языковые средства являются эмоционально-экспрессивными выражениями, которые делают речь стилистически - разнообразной и интересной.

Число слов и выражений с вульгарной окраской незначительно, но пользуются популярностью среди англоязычного населения и являются общеупотребительными.

Хотя английский язык и утратил некоторую часть своего исконного словарного состава, заимствования из различных языков значительно обогащает английский язык.

Использованные источники

1. Мордкович Э.М. К вопросу о семантических полях фразеологизмов. ч.2- Новгород,1972.

2. Секирин В.П. Заимствования в английском языке.- Киев: Изд-во

Киевского университета, 1964.

3. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. Литературные цитаты. Образные выражения. - М.: Художественная литература. – 1966.

4. Арнольд И.В. Стилистика современного английского языка. Изд-во-М.: Просвещение,1990.

Историческая личность в системе творческого мышления М. Старицкого

Билякович Л. Г.

Киевский национальный университет им. Т. Шевченко, г. Киев, Украина

Науч. рук.: В.И. Кузьменко, д. филол. н., профессор

Украинский исторический роман в течение последних веков прошел сложный путь испытаний в связи с непростой политической ситуацией на Украине: отсутствием государственности и условий, которые бы способствовали нормальному развитию национальной культуры.

Одним из родоначальников украинского исторического романа, безусловно, следует считать Михаила Старицкого, человека, который и сегодня вызывает у литературоведов восхищение многогранностью художественного таланта и разнообразием творческого наследия.

Возвращая из небытия страницы героической истории Украины, имена ее истинных борцов за свободу и независимость родного края, М.Старицкий в своем творчестве не мог пройти мимо такой исторической личности, как гетман Иван Мазепа. Писатель стремился создать грандиозное художественное полотно в виде трилогии: «Молодость Мазепы», «Руина», «Большая Руина».

В письме к Д. Яворницкому автор сообщал: «Я теперь пишу большой роман о Мазепе, только эта тема опасна для цензуры, а в цензурном вкусе я не напишу» [1, 233].

В виду того, что историческая личность Ивана Мазепы для украинской литературы того времени была запрещенной в положительном толковании, М. Старицкому с огромными трудностями удалось опубликовать только две части задуманной трилогии – романы «Молодость Мазепы» и «Руина». К сожалению, эти произведения остались незавершенными, и как видно из текста рукописи романа «Руина», значительная его часть была дописана Людмилой Старицкой-Черняхивской, дочерью писателя [5].

В условиях царской цензуры писатель избрал для реализации своего замысла наиболее удачный для этого жанр романа – историко-приключенческий, который служил ширмой при раскрытии запрещенной темы произведения.

Главные сюжетные линии в дилогии М. Старицкого «Молодость Мазепы» и «Руина» раскрываются на фоне бурных исторических событий на Украине в конце 60-х – в начале 70-х годов ХУП века. В то время был подписан так называемый Андрусивский договор России с Польшей о разделе Украины на Правобережную и Левобережную. Период истории, отраженный в романах, относится ко времени правления Петра Дорошенко в качестве гетмана Правобережной Украины и Ивана Брюховецкого, который был гетманом на левом берегу Днепра.

Такой небольшой период украинской истории был очень весомым за динамикой развития событий и их последствиями в формировании украинской государственности. Достаточно противоречивый, однако, безусловно, преданный патриотическому делу укрепления и самостоятельности Украины, Петр Дорошенко всеми силами стремился объединить две части разорванной страны в целостное государство, которое бы не зависело от политических амбиций Варшавы и Москвы.

На этом пути правобережному гетману приходилось постоянно преодолевать сопротивление со стороны лукавого Ивана Брюховецкого и таким образом искать поддержки у Турции и Крымского ханства.

В это время появились самозванцы-гетманы (Ханенко, Суховиенко и др.), которые своими действиями только создавали дополнительные проблемы в деле объединения Украины. Именно эти обстоятельства определили возникновение известной исторической эпохи под названием «Руина».

На фоне указанных исторических событий автор изображает образ молодого Ивана Мазепы исключительно в романтическом аспекте, причем М. Старицкий в своей дилогии достаточно свободно интерпретирует исторические реалии того времени, определяя свои произведения как художественно-исторические.

Отправной точкой событий романа «Молодость Мазепы» была известная в Европе легенда о наказании Мазепы, которого привязали к дикому скакуну. Собственно, этой романтической легендой и начинается знакомство с главным героем дилогии. Последующее развитие основной сюжетной линии романов писателя, а именно – история любви Мазепы и казачки Галины, поиски главным героем украденной невесты, единение любящих молодых сердец – изображено автором в классическом романтическом стиле.

Однако, в отличие от большинства европейских авторов мазепианы, М. Старицкий не ограничивается изображением исключительно любовных приключений, героических поступков главного героя ради любимой, а стремится воссоздать формирование молодого Ивана Мазепы как общественно-политического деятеля, будущего гетмана Украины.

Специфика жанра дилогии М. Старицкого требует наличия значительного количества действующих лиц, которым присущи неповторимые черты и которые в свою очередь подчеркивают индивидуальность каждого из персонажей, их мировоззрение и отношение к происходящим событиям.

Поскольку по определению самого автора романы были художественно-историческими, то среди вымышленных персонажей в этих произведениях обязательно должны были присутствовать реальные исторические деятели. Кроме Ивана Мазепы – это Петр Дорошенко, Иван Брюховецкий, Сирко, Иван Самойлович и другие.

В центре внимания дилогии М. Старицкого – образ будущего гетмана Украины Ивана Мазепы, молодые годы которого описаны в исторических хрониках крайне ограничено, что, собственно, дало возможность писателю максимально раскрыть свой художественный талант в плане творческого домысла и фантазии.

В романах значительное место отводится контрастному изображению двух, так сказать, видов человеческой любви: любви эгоистической с известной долей греховности, которая приводит к измене и разочарованию (сюжетная линия Дорошенко – Фрося) противопоставлена истинному глубокому чувству, которое окрашено альтруизмом и преданностью (сюжетная линия Мазепа – Галина).

На протяжении всей дилогии М. Старицкий проводит идею романтической любви молодого Мазепы и дочери легендарного полковника Морозенко. Эта любовь выдержала серьезные испытания бурными событиями и жизненными конфликтами.

Как видим, историческая личность Ивана Мазепы в изображении М. Старицкого лишена только одной черной краски. Перед читателем появляется живой человек, способный на большое и светлое чувство любви. Способность искренне любить, готовность ради любви на самопожертвование – именно эти черты главного героя «Молодости Мазепы» и «Руины» подчеркивают его высокие моральные качества.

Романная дилогия М. Старицкого нуждается в современном прочтении и осмыслении литературоведами, историками, культурологами.

Использованные источники

1.Старицкий М. Молодость Мазепы. Руина. – К.: Укр. Центр духовн. Культуры, 1997. – 984 с.

2.Куриленко І.К. М.П.Старицький: життя і творчість. – К.: Київський університет, 1960. – 64 с.

Ненормативная лексика в современном молодежном журнале:

морально-этический аспект

Блажеевская Ю. Н.

Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина,г. Харьков, Украина

e-mail: po_imeni-Julia@

Средства массовой коммуникации – неотъемлемая часть современного общества. От журналистики не в последнюю очередь зависит то, на каких принципах формируется общественное сознание. Современные украинские СМИ предлагают аудитории огромное количество разнообразных изданий, ориентированных на потенциальный круг читателей.

Особым сегментом журналистики начала ХХI века является многочисленная молодежная пресса. Ее специфика заключается не только в том, что она ориентирована на молодежь, но и в функциональной нагрузке. Одна из важнейших задач современных молодежных СМИ – воспитание подрастающего поколения, а также социализация молодой личности.

Сегодня в Украине зарегистрировано достаточное количество молодежных периодических изданий («Экстрим», «Молоко», «Мини», «Наш», «ШО» и др.). Исследователи утверждают, что их суммарный тираж составляет несколько миллионов экземпляров ежемесячно. Несмотря на свою популярность, молодежные печатные СМИ остаются мало изученными. Частично к ним обращаются лишь исследователи так называемых женских журналов, а именно А. Волобуева [1], С. Скорняк [4], Е. Сушкова [8] и другие.

Молодежная пресса, исходя из ее функциональной нагрузки, должна формировать гармонично развитую личность читателя с высоким культурным потенциалом, развитым чувством прекрасного, эстетическими вкусами. Вместо этого неотъемлемой частью стиля современных молодежных изданий является ненормативная лексика, которой хватает и в повседневной жизни молодежи. Вопрос о том, оправдано ли использование журналистом инвективной лексики в масс-медиа вообще (и в молодежных изданиях в том числе), для того чтобы привлечь внимание читателя, в современной журналистике остается открытым.

Под инвективной лексикой в этом контексте мы подразумеваем лексику, табуированную обществом, которая содержит в своей семантике, экспрессивной окраске или оценочном компоненте намерение унизить, обидеть, обесчестить, опозорить адресата речи или третье лицо в резкой и циничной форме [7, с. 11].

Цель нашего исследования состояла в попытке проанализировать, насколько оправданным является использования ненормативной и нелитературной лексики в украинских молодежных журналах «ШО», «Молоко» и «Экстрим».

Так, журнал «ШО» позиционирует себя как «издание культурного сопротивления» и характеризуется широкой тематикой, проблематикой и индивидуальным стилем подачи информации, что существенно отличает его от других молодежных изданий. По словам авторов, «ШО» рассчитан на новую украинскую интеллигенцию, представителей среднего класса, которые нуждаются в своеобразном «путеводителе» в сфере литературы, музыки, театра, кинематографа, цифровых технологий и др.

Ведущую роль в восприятии журналистских текстов анализируемого издания играют заголовки. Именно они служат опорой для читателя в понимании содержания публикаций и формируют общее впечатление об издании, а поэтому должны быть интересными, привлекать читательское внимание, содержать интригу [9, с. 194]. В современной прессе заголовок чрезвычайно важен, поскольку для значительной части реципиентов (по некоторым данным – для 80 %) знакомство с информацией заканчивается на уровне чтения заголовков [2, с. 139; 3, с. 108]. Исходя из этого, естественно, что журналисты стремятся любым способом привлечь внимание своей аудитории прежде всего к заголовкам, которые побуждают к дальнейшему чтению всего текста.

Например, в журнале «ШО» достаточно частыми являются заголовки, которые содержат ненормативную лексику: «Коммунистическая херня», «Марья Иванна ох..ла», «Пое..ались, пописали» – «Новая книга Ирэны Карпы «Добро и зло», «Еперный театр» и другие. Очевидно, что заголовки с инвективной и жаргонной лексикой, на первый взгляд, являются более яркими, однако отвечают ли они этическим нормам современной журналистики? Какой уровень развития общества вообще и каждой конкретной личности в нем они отражают?

Этика журналистской деятельности предусматривает обязанность журналиста беречь мораль общества, особенно детей и подростков, не использовать ненормативную лексику, не ругаться, не воссоздавать порнографические изображения или тексты, не подрывать любым другим способом этические нормы [5, с. 11]. Тем не менее журналисты молодежных изданий для выражения экспрессии часто отдают преимущество именно ненормативной лексике. Поэтому, как утверждает Т. Приступенко, нравственность каждого отдельного журналиста и является сегодня главнейшей проблемой масс-медиа [5, с. 11].

Журналы «Молоко» и «Экстрим» среди украинской молодежи сегодня пользуются большой популярностью; издаются в Киеве с 2001 года Всеукраинской Федерацией «Экстрим пресс» и позиционируются как «молодежные журналы о музыке и жизни». Один из наиболее распространенных шаров лексики, который используется в названных изданиях – молодежные жаргонизмы: «потусить», «тусовка», «чувак», «разношерстный народ», «фолк» и прочие. Молодежный жаргон – это интересный лингвистический феномен, функционирование которого ограничено не только определенными возрастными рамками, но и социальными, временными и пространственными. Возникновение и функционирование этого жаргона обусловлено особенностями социально-демографической группы молодежи, важнейшей характеристикой которой является так называемый переходный период [6].

В современной молодежной прессе фиксируется также достаточное количество собственно жаргонной лексики: бабки (деньги), блатной (принадлежащий к криминальному миру), вальтанутый (несполна ума), гнать туфту (говорить неправду), жлоб (жадный, скупой человек, с низким интеллектом), закосить (притвориться, симулировать), кент (обращение к лицу мужского пола), лафа (счастье, удача), мандраж (беспокойство, страх), ништяк (высказывание удовлетворения), прикалываться (шутить, насмехаться и прочие.

Значительное количество просторечий – характерная особенность современных украинских молодежных журналов. С одной стороны, использование нелитературной лексики объясняется желанием максимально расширить читательскую аудиторию. Логично, что когда журнал ориентирован на определенного читателя, то для более эффективного влияния на него языковые особенности издания должны корреспондироваться с языковым поведением своей аудитории. Поскольку большинство молодежных журналов хочет быть с молодежью как бы «на короткой ноге», то поэтому и использует соответствующую лексику. Тем не менее молодежная печать достаточно эффективно может выполнять идеологическую, социально-ориентировочную, воспитательную функции, которые связаны с глубоким влиянием на мировоззренческие основы и ценностные ориентации аудитории, на ее самопознание, воспитание всесторонне развитой личности с высоким уровнем культуры. Так, может быть, наоборот, журналистам не следует идти в аудитории на поводу, а попробовать предложить ей нормативную лексику и вместо жаргонизмов найти яркие литературные соответствия?

Язык – чрезвычайно богатый, разнообразный и гибкий инструмент, с помощью которого можно вытачивать самый тонкие языковые конструкции, полные диаметрально разных экспрессивных окрасок и которые будут одобрительны с точки зрения этики. Поскольку часто к молодежным СМИ обращаются лица с еще не полностью сформированным мировоззрением и внутренним миром, вопрос этических норм употребления нелитературной лексики в таких изданиях стоит более остро, ведь на эту группу читателей инвективная и жаргонная лексика влияет сильнее всего. Учитывая это, считаем проблему употребления нелитературной лексики в молодежных СМИ актуальной, а поэтому надеемся на широкое обсуждение темы в современных научных кругах.

Использованные источники

  1. Волобуєва А., Лютик І., Пасова Т. Ґендерна політика у дзеркалі преси / А. Волобуєва та ін. // Наукові записки Інституту журналістики. – 2002 – Т. 6. – С. 66–69.

  2. Зверева Е. «Мелочи» профессиональной культуры журналиста: к проблеме выбора языкового знака в заголовках газетных материалов / Е. Зверева // Вестник ВГУ. – № 1. – 2007. – С. 139–143.

  3. Здоровега В. Теорія і методика журналістської творчості: підручник / В. Здоровега. – Львів: Паїс, 2004. – 267 с.

  4. Кушнір С. Чоловіки та чоловіча тема – чи домінують вони у ЗМІ? / С. Кушнір // Наукові записки Інституту журналістики. – 2002 – Т. 6. – С. 70–72.

  5. Приступенко Т. Свобода слова та журналістська етика в Україні / Т. Приступенко // Ученые записки ТНУ. – №1. – Т. 21 (60). – 2008 – С. 219-230.

  6. Різун В. Літературне редагування: підручник / В. Різун. – Либідь, 1996. – 240 с.

  7. Русский язык и культура речи: учеб. пособие / Андреева И. С., Тимофеева Г. Е.; Под ред. Р. А. Орлова. ГУАП. − СПб., 2006. − 80 с.

  8. Сушкова О. Видання для жінок як частина елітарного сегмента на українському ринку засобів масової інформації / О. Сушкова // Вісник Київського міжнародного університету: Журналістика. Медіалінгвістика. Кіномистецтво. – К.: КиМУ, 2003. – С. 62–72.

9. Шостак М. Репортер: профессионализм и этика / М. Шостак. – М.: РИП-холдинг, 2001. – 150 с.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Молодежь и наука забайкалья

    Тезисы
    ... Чернышевского Читинский государственный университет МОЛОДЕЖЬ И НАУКА ЗАБАЙКАЛЬЯ Материалы молодёжной научной конференции ... А.А. Куклин А.П. Новикова М.С. Салтанова Н.В. Филенко Р.А. Молодежь и наука Забайкалья: Материалы молодежной научной конференции ...
  2. Молодежь и наука XXI века Доклады и тезисы докладов студенческой конференции

    Документ
    Молодежь и наука XXI века: ... характер, личность / В. П. Симонов, П. М. Ершов. – М.: Наука, 1984. – 161 с. 14. Столяренко, Л. Д. Психология ... курс сопротивление материалов / В. А. Гастев. – М.: Наука,1977. – 456 с. 2. Феодосьев, В. И. Сопротивление ...
  3. Молодежь и наука

    Документ
    ... национальный университет им. В.н. каразина (украина) Молодежь и наука: Реальность и будущее Материалы III Международной ... ежегодно Международную научно-практическую конференцию «Молодежь и наука: реальность и будущее», направленую на создание ...
  4. Молодежь и наука (1)

    Документ
    ... ежегодно Международную научно-практическую конференцию «Молодежь и наука: реальность и будущее», направленую на создание ... . Корчагина М. Б. - М., 1998. – С. 48. Научное издание Молодежь и наука: реальность и будущее Материалы III Международной ...
  5. Молодежь и наука (3)

    Документ
    ... конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь и наука: реальность и будущее». Первая конференция проходила ... инженерно-экономическая академия, Россия 579 Молодежь и наука: реальность и будущее Ходжаев Р.А. Таджикский государственный ...

Другие похожие документы..