textarchive.ru

Главная > Документ


Использованные источники

  1. Абдурагимов Г.А. Кавказская Албания-Лезгистан: история и современность. – С.-Петербург, 1995.

  2. Гамзатов Г.Г. Преодоление. Становление. Обновление: На путях формирования дагестанской советской литературы. – Махачкала: Даг. Кн. Изд-во, 1986.

  3. История дагестанской советской литературы в двух томах. – Махачкала: ДФ АН СССР, 1988.

  4. О партийной и советской печати. // Сб. документов. – М.: 1954.

  5. Сулейман Стальский. К десятилетию со дня смерти: Сборник статей. – Махачкала: Издательство дагестанской базы Академии наук СССР, 1948.

  6. Султанов К.К. Национальная идея и национальная литература // Нация. Личность. Литература. – М.: Наследие, 1996. Вып. 1. С. 24-32.

Особенности детерминантных отношений сем

(на примере феминизмов в русском языке)

Анохина Е.И.

Воронежская государственная лесотехническая академия, г. Воронеж, Россия

e-mail: natalydem2008@

Науч. рук.: Е.А. Маклакова

В русском языке тенденция конструировать феминизмы или лексические единицы, обозначающие женщин, характерна в значительной степени для разговорной сферы общения, и часто подобные слова, образовавшиеся от стилистически нейтральных языковых единиц, имеющих в своей структуре сему межстилевое, характеризуются функциональными семами разговорное или сниженное.

В таких случаях констатируется детерминантные отношения между семами разных макрокомпонентов значения, при которых денотативная сема женский пол предполагает наличие функционально-стилистической семы разговорное:

драматург (мужской пол, межстилевое) – драматургичка (женский пол, разговорное),

очеркист (мужской пол, межстилевое) – очеркистка (женский пол, разговорное),

демагог (мужской пол, межстилевое) – демагогша (женский пол, разговорное),

компаньон (мужской пол, межстилевое) – компаньонша / компаньонка (женский пол, разговорное),

шофер (мужской пол, межстилевое) – шоферка (женский пол, разговорное),

поляк (мужской пол, межстилевое) – полячка (женский пол, разговорное),

юрист (мужской пол, межстилевое) – юристка (женский пол, разговорное),

биолог (мужской пол, межстилевое) – биологичка / биологиня (женский пол, разговорное),

новобранец (мужской пол, межстилевое) – новобранка (женский пол, разговорное),

репортер (мужской пол, межстилевое) – репортерша (женский пол, разговорное),

инструктор (мужской пол, межстилевое) – инструкторша (женский пол, разговорное),

инспектор (мужской пол, межстилевое) – инспекторша (женский пол разговорное),

доброволец (мужской пол, межстилевое) – доброволка (женский пол, разговорное),

зомби (мужской или женский пол, межстилевое) – зомбистка (женский пол, разговорное).

В ряде случаев подобные словообразовательные процессы, приводящее к образованию коллоквиальных значений, знаменуются семантическим смещением, которое выражается в смене тематических групп, и наиболее наглядно прослеживается в трансформации семантической категории «профессиональная принадлежность» в семантическую категорию «родственные отношения», в частности:

ректор (мужской пол, межстилевое) – ректорша (женский пол, состоит в браке с ректором, разговорное),

капитан (мужской пол, межстилевое) – капитанша (женский пол, состоит в браке с капитаном, разговорное),

гангстер (мужской пол, межстилевое) – гангстерша (женский пол, состоит в браке с гангстером, разговорное),

генерал (мужской пол, межстилевое) – генеральша (женский пол, состоит в браке с генералом, разговорное).

Таким образом, в семантике производных наименований лиц ряда словообразовательных гнезд проявляются детерминированные отношения сем, как внутри одного макрокомпонента значения (женский пол – состоит в браке с кем-либо), так и между семами, относящимися к различным макрокомпонентам одной и той же семемы (женский пол – разговорное).

В случаях полисемии производных однокоренных лексических единиц детерминантность сем обнаруживается во всех семемах семантемы обозначенного ранее вида:

банкирша-1 (женский пол, управляет или владеет банком, разговорное), банкирша-2 (женский пол, состоит в браке с банкиром, разговорное),

директорша-1 / директриса (женский пол, руководит каким-либо учреждением, разговорное), директорша-2 (женский пол, состоит в браке с директором, разговорное),

докторша-1 (женский пол, занимается лечебно-профилактической деятельностью, профессионально, разговорное), докторша-2 (женский пол, состоит в браке с доктором, разговорное), докторша-3 (женский пол, имеет высшую ученую степень доктора каких-либо наук, разговорное),

инженерша-1 / инженериха-1 (женский пол, имеет высшее техническое образование, разговорное / сниженное: просторечное), инженерша-2 / инженериха-2 (женский пол, состоит в браке с инженером, разговорное / сниженное: просторечное),

миллионерша-1 (женский пол, обладает богатством, оцениваемым в миллион каких-либо денежных единиц, разговорное), миллионерша-2 (женский пол, состоит в браке с миллионером, разговорное),

морячка-1 (женский пол, опытна в морском деле, разговорное), морячка-2 (женский пол, состоит в браке с моряком, разговорное),

президентша-1 (женский пол, избрана для руководства общественным объединением, разговорное), президентша-2 (женский пол, состоит в браке с президентом, разговорное) [1].

Новые наименования женщин, которые относительно недавно появились в употреблении и зафиксированы в современных лексикографических изданиях, стали во многом привычны и уже не различаются с их производящими функциональными семами, которые указывают на общую сферу и условия использования, например, как у следующих существительных, относящихся к парным в русском языке:

лицо, женский пол, межстилевое

авиаугонщица – авиаугонщик, бомжиха – бомж, бандеровка – бандеровец, белоэмигрантка – белоэмигрант, гонщица – гонщик, дикторша – диктор, ефрейторша – ефрейтор, знахарка – знахарь, иждивенка – иждивенец, йогиня – йог, киллерша – киллер, киоскёрша – киоскёр, маньячка – маньяк, начальница – начальник, осмотрщица – осмотрщик, правозащитница – правозащитник, синхронистка – синхронист, сталинистка – сталинист, студентка – студент, финалистка – финалист, флористка – флорист, цензорша – цензор.

Особое положение занимают номинативные дублеты-этнонимы, в отношении которых в лексикографических изданиях в настоящий момент не наблюдается единого мнения относительно их стилистической принадлежности: москвичка – московка, петербуржка – петербурженка – петербуржица, ростовчанка – ростовка, смолянка – смолячка, тулячка – тульчанка – тулянка, тамбовчанка – тамбовка [2].

Следует отметить, что появление новых названий женщин может быть вызвано разнообразными событиями, происходящими в жизни того или иного общества, что уже освещалось ранее на страницах данного исследования (явление политкорректности). В русской языковой культуре тенденции новообразований наименований лиц основаны в большей степени на неисчерпаемых возможностях русского языка в словообразовательном плане и, на наш взгляд, связаны с преодолением некоторого психологического барьера в отношении женской позиции в различных сферах деятельности.

Использованные источники

  1. Большой толковый словарь рус. яз. /С.А.Кузнецов – СПб: НОРИНТ, 2002 –1536с.

  2. Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс] / - Электрон. дан. – Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова РАН - Режим доступа: // , сворбодный.

К вопросу о развитии семантики неопределенного артикля в английском языке

Анохина В.Б.

Новый гуманитарный институт, г. Электросталь, Россия

(экономический факультет, 3 курс)

e-mail: ngi_04@

Науч. рук.: И.Н. Пучкова, к. филол. н.

Данная работа посвящена исследованию развития семантики неопределенного артикля в английском языке. Неопределенный артикль является одним из грамматических средств реализации категории определенности - неопределенности.

Материалом исследования послужили те тексты, в которых наиболее ярко отражаются тенденции развития английского языка в определенный исторический период, а именно «Беофульф» (древнеанглийский язык), «Хроники Питерборо» (среднеанглийский язык), «Гамлет» У.Шекспира (ранненовоанглийский язык).

Неопределенный артикль восходит к древнеанглийскому числительному ān – один, которое уже в конце древнеанглийского периода начало употребляться не только как числительное, но и как слово, указывающее на обобщенный характер существительного. В этом значении ān оказывался в неударном положении в потоке речи. В этом положении происходило сокращение долгого [a:] в краткое [a], вследствие чего числительное an расщепилось на два слова: числительное ān, которое в XII веке перешло в форму oon [o:n] и в ранненовоанглийский период получило форму one, и неопределенный артикль ān, который так и сохранился в языке раннего среднеанглийского периода. [1]

В XIII, XIV веках, в связи с наступившим процессом отпадения n в неударных слогах, звук [n] отпал в форме ān в тех случаях, когда за ним следовали слова, начинающиеся с согласного, но сохранился перед словами, начинающимися с гласного. Эта особенность употребления форм артикля a и ān существует в языке и по сей день.

Рассмотрим формирование семантики неопределенного артикля в английском языке. В связи с тем, что в древнеанглийский период происходит лишь зарождение и становление функций и статуса артиклей, они не могут быть именованы артиклями в современном понимании этого термина. Древнеанглийское ān – это и прилагательное (со значением «один»), и неопределенное местоимение, и числительное. Следовательно, возникает необходимость ввести рабочее название этого элемента, а именно детерминатив-числительное ān.

В текстах древнеанглийской поэзии детерминатив-числительное ān встречается очень редко. При работе с текстом поэмы «Беовульф»[4] мы зафиксировали 56 случаев употребления ān. Только в 13 примерах этот детерминатив-числительное используется в атрибутивной функции. Во всех контекстах детерминатив-числительное ān имеет ярко выраженное значение лексической единичности, то есть «количество предметов, равное одному», например:

Grendle forgyldan guðræsa fela

ðara þe he geworhte to Westdenum

oftor micle ðonne on ænne sið

(Beowulf, 1575-1580)

Воздать Гренделю за набеги многочисленные, что он совершал на данов на много чаще, чем один раз.

В следующем примере в качестве определения этого существительного используется детерминатив-числительное ān, указывающий на ограниченность периода времени. Существительное hwil употребляется для обозначения промежутка времени.

Nu is þines mægnes blæd

ane hwile. Eft sona bið

þæt þec adl oððe ecg eafoþes getwæfeð

(Beowulf, 2395-2400)

Лишь одно время продлится мощь твоя. Но скоро меч или немочь сокрушат тебя.

Среднеанглийский период характеризуется стремительным преобразованием грамматического строя английского языка. Становление неопределенного артикля как показателя именной категории начинается с того момента, когда начинается обобщение и ослабление лексического значения числительного. «В результате этих процессов ān постепенно утрачивает характер знаменательного слова и сходит на роль служебного показателя при существительном, то есть перестает означать «какой-то, один», а лишь указывает на то, что существительное называет в речи предмет по его роду, как один среди подобных...»[2]. Доказательством регулярности выражения артиклем функции «один среди подобных» М.В. Никитин [2] считает распространение употребления неопределенного артикля с существительным в функции предикативного члена и обособленного приложения: первые редкие случаи подобного употребления начинают встречаться в конце XII в.; до этого их практически не наблюдается; в начале XIII в. число их чрезвычайно возрастает, а в конце первой половины XIII в. употребление ān с существительными в функции предиката и приложения преобладают над случаями неупотребления. Таким образом, неопределенный артикль получает статус служебного слова, лишенного самостоятельного значения.

Рассмотрим примеры использования неопределенного артикля с существительными в среднеанглийском тексте. Одним из наиболее ранних памятников письменности, зафиксировавшим среднеанглийский язык, является продолжение англосаксонской летописи «Хроники Питерборо»[5]. Было зафиксировано 58 случаев использования детерминатива в атрибутивной функции.

Все примеры распадаются на 4 группы:

1) контексты, в которых детерминатив-числительное ān имеет явное числовое значение «один»:

Swa swyðe nearwelice he hit lett ut aspyrian þet næs an ælpig hide, ne an gyrde landes ..., an oxe ne an cu ne an swin næs belyfon

так очень точно он велел им провести учет (сколько земли и имущества было у церкви), чтобы не было ни единого сокрытия, ни одного ярда земли... ни одного быка, ни одной коровы, ни одной свиньи не осталось (без учета)

2) контексты, в которых существительное с детерминативом- числительным ān выражает выделенность объекта из класса подобных объектов, причем идет эксплицитное противопоставление единичного предмета и множества подобных (всего 5 примеров):

þа lægdon hi fyr on and forbærdon ealle þa munece huses and eall þa tun buton ane huse

затем развели они огонь и сожгли все дома монахов и весь город, кроме одного дома

3) многочисленные примеры, содержащие конструкцию «a person, whose name was ..., who has (was)...» - принадлежность к классу объектов, значение которых «один из…, некий»

Des ilce gæres he gæf þone abbotrice of Burch an abbot, Heanry wæs gehaten, of Peitowe, se hæfde his abbotrice Sancte Iohannis of Angeli on hande

В тот же год аббатство в Peterborough было передано одному аббату по имени Генри из Пуату, который сохранил также аббатство Сент-Джон Анджели.

4) многочисленные контексты, в которых детерминатив-числительное указывает на выделенность одного предмета или лица из множества подобных, хотя и отсутствует эксплицитно выраженное противопоставление единичного объекта и множества:

þа hi comen on middewarde þe sæ, þa com an mycel storm and todræfedeealle…and brohte hit to an cynges tun, and dyden hit eall þa in þone cyrce. Da syððon...on an niht forbærnde þa cyrce and eall þæt þærinnæ wæs

Когда они добрались до середины моря, поднялся сильный шторм и раскидал он всё (корабли) ...принесли они (богатство оставшееся) в город одного конунга и оставили все в церкви. Но потом... одной ночью сгорела церковь и всё, что в ней было

Эти четыре группы примеров употребления ап-детерминатива-числительного показывают, что хотя формально артикль и числительное ещё не разошлись, происходит расщепление их функций. Числительное указывает на количество предметов, в данном случае – один; неопределенный артикль выделяет предмет из множества подобных предметов, имплицируя наличие множества, из которого выделяется этот один предмет.

В начале среднеанглийского периода начинает формироваться оппозиция единичности / неединичности. Единичность (выраженная формой существительного с неопределенным артиклем) регулярно противопоставляется множественности (выраженной формой множественного числа) и относительно регулярно континуальности (выраженной формой существительного без артиклей).

В ранненовоанглийский период в связи с образованием нации, развитием национальной культуры вырабатывается более сознательное отношение к родному национальному языку, он начинает подвергаться сознательной обработке[3]. Новоанглийский период характеризуется развитием научного интереса к языку, потребностью описания языка, выработки языковой нормы. Рассмотрим использование неопределенного артикля с существительными в новоанглийском тексте на примере трагедии У.Шекспира «Гамлет» [6].

Очень характерно употребление неопределенного артикля при описании активного восприятия человеком чего-либо (перцепция), причем упоминание при этом таких глаголов, как «видеть», «слышать», «наблюдать», «ощущать» и т.р. иногда даже необязательно часто все это имплицировано неопределенным артиклем. Иногда это не простое, равнодушное наблюдение, восприятие чего-либо, а то, что связано с той или иной реакцией человека на увиденное, услышанное и т.п.

I saw him once. He was a goodly king.

Его я помню; истый был король.

I saw him enter such a house of sale

Я видел, он входил в веселый дом.

Также мы встречаем случаи употребления неопределенного артикля со значением «некто».

And then it started, like a guilty thing

Upon a fearful summons.

И вздрогнул он, как некто виноватый

При грозном оклике.

Неопределенный артикль, употребляясь с существительными абстрактного значения, переводит их в разряд исчисляемых существительных. Он указывает на то, что существительное выступает как единичное проявление качества, заключенного в его значении.

And he, repulsed,-a short tale to make,-

Fell into a sadness; then into a fast;

Thence to a watch; thence into a weakness;

Thence to a lightness; and, by this declension.

А он, отвергнутый, - сказать короче -

Впал в скорбь и грусть, потом в недоеданье,

Потом в бессонницу, потом в бессилье, Потом в рассеянность и, шаг за шагом, - В безумие, в котором ныне бредит, Всех нас печаля.

В данном тексте встречается конструкция вида «what a …, such a …», для того чтобы выделить один предмет из множества.

O, what a rogue and peasant slave am I!

О, что за дрянь я, что за жалкий раб!

Why, what an ass am I!

Ну и осел же я!

Таким образом, можно сделать вывод, что тенденции развития оппозиции единичности/неединичности в рамках категории числа имени существительного, наметившиеся и развивающиеся в среднеанглийский период, продолжают лишь укрепляться в новоанглийский период.

Исследование показало, что неопределенный артикль, получив от своего предка - числительного - семантику лексической единичности, сохраняет её, но в преобразованном виде: лексическая единичность становится грамматической. Благодаря своей семантике, неопределенный артикль в ходе исторических преобразований приобретает статус вспомогательного элемента оппозиции единичности/неединичности, которая получает свою реализацию в рамках категории числа имени существительного.

Использованные источники

1. Аракин В.Д. История английского языка. - М., 2001. – 315 с.

2. Никитин М.В. Лексическое значение слова. М., 1983.- 312с.

3. Смирницкий А.И. Хрестоматия по истории английского языка,- М.: Изд-во литературы на иностранных языках, 1953. – 238 с.

4. «Беовульф» /other/beowulf/beowulf.html/

5. «Хроники Питерборо» http://www8.georgetown.edu/departments/medieval/labyrinth/library/oe/texts/asc/a.

6. «Гамлет» У.Шекспир electronic edition

/filolog/evropa/england/shakespeare/hamlet.htm

Мифологическая основа похоронного обряда мусульман

Антропова Е.А., Бахор Т. А.

Лесосибирский педагогический институт – филиал Сибирского федерального университета, г. Лесосибирск, Россия

e-mail: AntropovaErshonok@

Похоронный обряд и связанные с ним представления о жизни и смерти занимают большое место в жизни мусульман (татар, азербайджанцев, казахов и др.), проживающих в Красноярском крае. Исходная ситуация похорон у мусульман, как и у других народов, «может быть охарактеризована как нарушение соответствия между социальным и биологическим состоянием человека, физическая смерть не равносильна социальной. Для того чтобы человек стал мертвым и в социальном плане, необходимо совершить специальное преобразование, что и является целью и смыслом погребального ритуала» [1, с.101].

Из более 200 человек, опрошенных нами при реализации проекта «Семейные ценности народов, проживающих в Красноярском крае», выполняемом в рамках грантовой программы Сибирского федерального университета все мусульмане (их было около 50% информантов) описывали похороны, акцентируя внимание на разных компонентах обряда. Информанты (данные о них указаны в скобках после используемого материала) подчеркивают значение похорон как завершения земной жизни человека и начала его неземного существования.

Как показал опрос, у татар слабо развито представление о загробной жизни в период смерти человека и до страшного суда. В Коране оуказано, что ангел Израил отнимает у человека душу, тем самым лишая его жизни. Распространено у татар Красноярского края представление о том, что душа после смерти тела находится во власти аллаха, и иного знания людям не дано. В ряде версий опрошенные указывают, что в могиле наказание человека продолжается вплоть до его воскресения. Большинство информантов считают, что после беседы с ангелами душа человека идет в рай или в ад. Согласно укоренившейся у мусульман традиции, в рай ведет мост Сират, тонкий, как волос, острый, как меч. Под мостом – ад. Лишь после того, как деяния каждого человека будут взвешены на весах, его судьба будет решена окончательно: праведников поведут в рай, грешников – в ад.

На основании опроса татар, проживающих в Красноярском крае, были выявлены следующие компоненты похоронного обряда. Когда человек умирает, его кладут головой в сторону главной мечети мира в Мекке. Лицо усопшего покрывают головным платком. Информанты считают, что покойник стыдится своего открытого лица (Ганеева Р., Пировский р-н). По нашему мнению, здесь отражена тенденция, отмеченная у других народов и характерная для всей жизни человека: от рождения к смерти человек движется от минимальной покрытости тела в детстве к максимальной «одетости» («закрытости») тела в старости. Эта же тенденция проявляется и на других этапах похоронного обряда, о котором речь пойдет ниже.

Информанты единодушно указывают, что все родственники приходят проститься с усопшим. Хоронить умершего следует в тот же день или на следующий после смерти. В такие моменты человеческого существования граница между двумя мирами (живых и неживых) оказывается открытой, что чревато вторжением потустороннего мира. Поэтому, подчеркивают информанты, предписывается похоронный обряд производить быстро (Каримова А., Казачинский р-н). Могилу копают в тот же день, когда будут хоронить покойника. Это делают близкие родственники, они же копают углубление в головном конце (Ляхат). Без присмотра могилу оставлять нельзя. Когда могила готова, начинают мыть покойного. Делают это два человека, а еще четыре – держат белое покрывало (тостар) над телом. До этого момента всем разрешается проститься с умершим. После омовения никому дано увидеть лицо усопшего. Держат покрывало четыре ближайших родственника. По мнению информантов, это делается для того, чтобы покойный не стеснялся своей наготы. Омытое тело заворачивают в белый саван. Он представляет собой одежду для покойного, которая должна отличаться от той, что носят живые люди. Этот саван, в отличие от рубахи у русских, являет собой особое покрывало (или сшитый иголкой «от себя» конверт), куда и помещается покойный. Тело усопшего выносят мужчины и увозят на кладбище. Женщинам запрещается идти за покойником, не разрешается даже выходить за ворота. Столь строгие предписания для женщин объясняются, на наш взгляд, тем, что женщина больше, чем мужчина, связана с рождающей стихией земли. Информанты (Мухутдинова М., г. Лесосибирск, Каримова А., Казачинский р-н) указывают: из женщин навещать могилы умерших могут только пожилые, утратившие детородную функцию. Оставшиеся дома женщины тем временем читают молитвы и стирают вещи умершего, вымывая из них его жизнь, дают хаер (подношение) всем, кто находится в доме, и ждут возвращения мужчин.

На кладбище мулла читает молитвы, затем тело опускают в могилу. Сначала в могилу спускаются два человека, с полотенцами на поясах. Подобное же мы видим и у русских: на полотенцах гроб опускают в могилу. Функция полотенец сходна в обрядах обоих народов. У татар те два человека, которые спускаются в могилу, устраивают там место для усопшего. Они опускают тело на землю, затем ставят опорные столбики, на которые кладут доски под углом в 90 градусов (это своеобразный дом на том свете для умершего) и забрасывают доски землей.

Прежде, чем выбраться наверх, два человека, устраивающие покойника в могиле, подают наверх сначала конец полотенца и только после этого поднимаются на землю. Как видим, полотенца выполняют роль своеобразной гибкой лестницы, соединяющей два мира. Чтобы эту связь разрушить, полотенца разрезают на куски и раздают всем присутствующим на кладбище. После чтения муллой молитвы все возвращаются домой.

Если человек умер дома, то комнату белят. Информанты (Шайхутдинова Г., Мухутдинова М., г. Лесосибирск) объясняют это тем, что, когда умирает человек, его кровь пачкает стены. Но, на наш взгляд, побелка и стирка одежды, оставшейся после умершего – действия равные по значению. И там и здесь вымываются остатки земной жизни покойника. Не должно быть ничего, что связывало бы усопшего с миром живых. На 3-ий, 5-ый, 7-ой, 40-ой, 51-ый день и один год после смерти человека собираются бабушки, если умерла женщина, или дедушки, если умер мужчина. Если в день смерти в доме покойника не должно быть еды, то на поминках в доме читают молитвы, и хозяева угощают собравшихся традиционными блюдами: суп с домашней лапшой, мясо с картофелем, пирог с мясом или изюмом – белэш (Хайрулина Н., Пировский р-н). Как видим, в день смерти покойного делают все, чтобы разрушить его связь с земной жизнью. На поминках же совершается своеобразный ритуал перераспределения доли жизни: лапша, пирог знаменуют собой целостную жизнь, которая после смерти одного из членом семьи перераспределяется между оставшимися живыми. Это мы отчетливо видим в разделе бэлэша между присутствующими. Пирог с мясной начинкой или с изюмом является своеобразным знаком земного мира.

Таким образом, все элементы похоронного обряда мусульман, проживающих в Красноярском крае, основаны, с одной стороны, на древнем представлении о необходимости разрушить связь умершего с миром живых и тем самым облегчить его вхождение в мир мертвых, с другой стороны, похоронный обряд призван восстановить гармонию в мире живых.

Использованные источники

1. Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре: структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. - СПб.: Наука, 1993.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Молодежь и наука забайкалья

    Тезисы
    ... Чернышевского Читинский государственный университет МОЛОДЕЖЬ И НАУКА ЗАБАЙКАЛЬЯ Материалы молодёжной научной конференции ... А.А. Куклин А.П. Новикова М.С. Салтанова Н.В. Филенко Р.А. Молодежь и наука Забайкалья: Материалы молодежной научной конференции ...
  2. Молодежь и наука XXI века Доклады и тезисы докладов студенческой конференции

    Документ
    Молодежь и наука XXI века: ... характер, личность / В. П. Симонов, П. М. Ершов. – М.: Наука, 1984. – 161 с. 14. Столяренко, Л. Д. Психология ... курс сопротивление материалов / В. А. Гастев. – М.: Наука,1977. – 456 с. 2. Феодосьев, В. И. Сопротивление ...
  3. Молодежь и наука

    Документ
    ... национальный университет им. В.н. каразина (украина) Молодежь и наука: Реальность и будущее Материалы III Международной ... ежегодно Международную научно-практическую конференцию «Молодежь и наука: реальность и будущее», направленую на создание ...
  4. Молодежь и наука (1)

    Документ
    ... ежегодно Международную научно-практическую конференцию «Молодежь и наука: реальность и будущее», направленую на создание ... . Корчагина М. Б. - М., 1998. – С. 48. Научное издание Молодежь и наука: реальность и будущее Материалы III Международной ...
  5. Молодежь и наука (3)

    Документ
    ... конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь и наука: реальность и будущее». Первая конференция проходила ... инженерно-экономическая академия, Россия 579 Молодежь и наука: реальность и будущее Ходжаев Р.А. Таджикский государственный ...

Другие похожие документы..