textarchive.ru

Главная > Документ

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Функции и особенности аллегорических образов басен в мировой литературе

Абдуллаева Д.З.

Андижанский государственный университет им. З.М.Бабура, г. Андижан, Узбекистан

е-mail: rodlid@

Поэтам и писателям не всегда удавалось в своих произведениях откровенно критиковать недостатки социальной жизни. Свои социально-политические взгляды они доносили до народа через аллегорические образы.

Аллегория, существующая с древних времен, считается основой басни, одним из видов символики.

Аллегория (с греческого allos-иное, agoreo-говорю) – одна из форм иносказания, условная передача отвлеченного понятия или суждения посредством конкретного образа [4:160]

В литературу аллегория вошла из фольклора – из сказок о животных: волк – аллегория жадности, лиса – хитрости, ягненок – беспомощности.

Баснописцы через аллегорические образы изобличают общечеловеческие пороки и недостатки людей. Эти басенные мотивы были аналогичны реальной жизни. На основе аллегорических образов созданы басни, притчи, моралите, апологи и некоторые виды сказок. Только, в созданном на основе аллегориях образов жанре – басне автор излагал свои учебно – воспитательные мысли, наставления, критические взгляды в переносном значении. Басня известна издавна. Недостатки социальной жизни, пороки и изъяны изобличаны через состояния или события при участии предметов, живых насекомых, природных явлений, птиц.

Аллегорические образы встречаются в произведениях разных народов.

Неуклюжесть медведя, трусость зайца, бесстрашие орла, аристократизм льва: все эти образы воплощены в твердое понятие. Но есть и такие образы, которые в художественном мышлении народа растолковываются как национально – аллегорические выражения.

Широко известны были басни Эзопа в древней Греции. В эзоповских баснях сюжеты, связанные с аллегорическими образами, широко распространены среди других народов. Баснописцы разных времён обращались к таким «бродячим сюжетам». У созданных аллегорических образов разных народов есть схожие черты: баснописец описывает свою эпоху, своё время и жизненный быт. Таким образом он поучает ученика.

В басне Эзопа «Лиса и обезьяна » во время танца обезьяна выставляет себя повелителем. Автор показал, что подвижность обезьяны соответствует танцевальным движением. Мораль этой басни – поспешишь - людей насмешишь . [8:17]

В творчестве русского баснописца Крылова аллегорический образ обезьяны в силу своих бестолковых действий, несообразительности попадает в разные ситуации. В басне «Обезьяны» описываются бестолковые движения обезьян, попавших в сеть , которых надо отделить друг от друга. В басне «Мартышка и очки» в образе мартышки показан человек – невежда, который не знает цену вещам. [4:40]

К несчастью, то ж бывает у людей,

Как ни полезна вещь – цены не зная ей.

Невежда про нее свой толк все к худу клонит

А ежели невежда познатней,

Так он ее ещё и гонит.[4:40]

В обоих баснях – намёк на образ человека, который всё делает в спешке, не подумав.

Эта же главная тема близка теме басни узбекского баснописца Мухаммед Шариф Гульханий (XVIIIв) «Зарбулмасал». Мораль басни - «не делай того чего не можешь, иначе попадешь в беду» [7:49]. Гульхани этот сюжет излагает в расширенной, стихотворной, обогащенной форме, используя художественные изобразительные и выразительные средства.

В «Калиле и Димне» излагается мысль, что столярничество - не дело обезьяны: каждый должен заниматься своим делом. Опираясь на эту мысль, Гульханий обогащает идею басни мотивом: ремесло и благодияние – главное для человека. В этой басне аллегорические образы выполняют важную функцию в раскрытий главной дидактической идеи.

Русский критик Белинский отмечал: «рассказ и цель - сущность басни; сатира и ирония – вот её главные качества » [2;576] При создании аллегорических образов важную роль играет диалог: раскрывает характер героев, отображает эпоху и быт.

В басне, в которой даётся нравоучение о последствиях скупости своеобразную роль играет образ курицы , в которой раскрывается основной замысел произведения.

В басне Эзопа «Вдова и курица» рассказывается о том, как вдова, чтобы получить сразу много яиц, стала кормить курицу побольше. Но в результате курица растолстела и вообще перестала нести яйца. [8;14]. Сюжет басни Крылова «Скупой и курица» по содержанию и выводам близка к басне Эзопа. В ней говорится о том, что курица каждый день несёт по одному, не простому, а золотому яйцу. Но скупого это не удовлетворяет и он зарезал курицу. В басне автор высмеивает жадность скупого, неся мотив золотого яйца, т.е. жадность на богатство.

Что взрезав Курицу, он в ней достанет клад

И так, забыв её к себе благодеянье,

Неблагодарности не побоясь греха,

Её зарезал он. И что же? В воздаянье

Он вынул из неё простые потраха. [5;140].

«Взрезание» курицы усиливает драматизм произведенияА деталь золотое яйцо напоминает одну из русских сказок «Курочка Ряба».

В басне «Алчная старуха» которая вошла в «Калила и Димна», повествуется о старухе, у которой была только одна курица. Она каждый день несла по одному яйцу, но старуха захотела получить все яйца сразу. Зарезав курицу, старуха осталось ни с чем.

Итак, басням свойственно ироническое или сатирическое иносказание. Аналогичность сюжетов и басенных аллегорических образов говорит о том, что во все времена писатели и поэты хотели видеть свою эпоху без недостатков. Баснописцы отражали социальные проблемы своего времени, скрывая свои взгляды и мысли в аллегорические образы.

Использованные источники

  1. Бабаев Т. Основы литературоведение. – Ташкент, Узбекистан, 2002.

  2. Данияров Х., Мирзаев С. Размышление о жанре басни // Проблемы узбекской литературы. – Ташкент, Узадабийнашр, 1959. – с. 190.

  3. Калила и Димна. – Ташкент, Литература и исскуство, 1977.

  4. Краткая литературная энциклопедия. - М., 1962.

  5. Крылов И.А. Басни. Драматургия. – М., 1982.

  6. История узбекской литературы. –Ташкент, Фан, 1978.

  7. Гулханий. Зарбулмасал. – Ташкент, Катартал, 19

  8. Эзоп. Басни. (Пер. Д.Куранова). – Ташкент, Чулпан, 2001.

Категория количества в современном русском языке

Адеянов А.О., Кравцова О.А., Фадина Д.Ю.

Филиал Самарского государственного архитектурно-строительного университета в г. Белебее, Россия

(инженерно-экономический факультет, 2 курс)

Науч. рук.: В.В.Варламова, к. филол. н., доцент

Речемыслительную деятельность человека обусловливают взаимосвязанные функции - коммуникативная, когнитивная, номинативная, интерпретирующая. Названные функции языка характеризуются самой его природой и сущностью, то есть выступают как основные функции действующего языка, функционируют в передаче любого типа высказывания.[1]

Коммуникативная функция исследовалась в лингвистике на протяжении всей её истории, однако в настоящее время она наполняется более глубоким содержанием в связи с обращением к изучению языка в его реальном функционировании.

На передний план выдвигается, прежде всего, познание движущих сил, причин языковых явлений, которые исходят от человека. Выделение и ограничение круга языковых явлений, связанных с изучением человеческого фактора в языке, ведёт к необходимости различать биологический, социальный и индивидуальный план существования самого человека. Выделение первого плана при рассмотрении человека обусловлено тем, что он является представителем всего людского рода, наделенным совокупностью биологических, физических , психологических характеристик. Во втором плане человек выступает как существо общественное, связанное тесными узами со своим народом, своей цивилизацией и с определёнными социальными группировками. Третий план рассмотрения человека связан с пониманием его как конкретной уникальной личности. Кроме того, говорящий человек рассматривается как управляющий речевой деятельностью, способный к передаче и восприятию определённой информации. Минимальной единицей общения является речевой акт, в котором реализуется конкретная речевая интенция, связанная с темой и коммуникативными установками собеседника.

К основным видам словесности относятся сообщения, приказы, просьбы, вопросы, сравнения и т.д. Акт речевой коммуникации как динамической системы определяет функции всех его компонентов.

Необходимо отметить , что в связи с познанием различных объектов и явлений , закрепленных в языковой номинации, а также с поражением коммуникативных актов проявляется единство номинативных и коммуникативных средств языка. « Субъектно-предикатная структура одновременно фиксирует как акт номинации , так и акт коммуникации, ибо она превращает номинацию в сообщение». [2]

Номинативная функция осуществляет соединение коммуникативной и когнитивной функций, поскольку, с одной стороны, условия коммуникации диктуют выбор того или иного типа номинации, а с другой стороны, выбор принципа наименования осуществляется на основе познавательной работы мышления. Необходимо отметить, что существует особый тип мышления - мышление «лингвокреативное». По мнению В.А.Серебренникова, лингвокреативное мышление имеет двоякую направленность : «Оно, с одной стороны, отражает окружающую человека действительность, а с другой стороны, самым тесным образом связано с наличными ресурсами языка». [3]

Спецификой лингвокреативного мышления обусловлена интерпретирующая функция языка, то есть способность по-разному обозначать факт внеязыковой действительности. Она тесно связана с когнитивной и коммуникативной функциями.

Интерпретирующая функция выявляется в осуществлении глобального замысла высказывания (текста), когда речевой субъект развивает основную тему. Создание говорящим грубой схемы высказывания свидетельствует о процессе когнитивной обработки информации.

Когнитивность понимается как свойство языка представлять в обобщенном виде познанные человеком явления и свойства внешнего мира. Когнитивная функция способствует созданию определенного фонда знаний. Передавая своё знание другому, индивид отделяет себя и от другого индивида и от мира, знание о котором он передаёт.

Анализ категории количества в когнитивном аспекте позволяет по-новому интерпретировать её семантику с учётом всего объёма информации функционально-неоднородных сфер.

Категория количества является «универсальной, то есть логической категорией, необходимой ступенькой познания действительности [4], так как квантитативность есть отражение одного из наиболее общих свойств самого бытия. Не случайно мыслительная категория количества рассматривается как результат отражения количественной определенности бытия.[5] Количество есть такая определенность вещи, благодаря которой её можно разделить на однородные части и собрать части воедино, то есть однородность, подобие, сходство частей или предметов – отличительный признак количества.

В свете когнитивности функционально семантическая категория количества должна рассматриваться как категория, которая передаёт определённое ментальное содержание, отражающее различные пласты человеческого опыта и имеющее разнообразные формальные средства выражения как на лексическом , так и на грамматическом уровне.

Категорией числа обладают существительные с предметным и личным значением. Для большинства существительных форма единственного числа является функциональной доминантой, то есть единственное число выступает как исходная форма при определении количества. Таковы существительные, называющие бытовые предметы (диван, стол), животных (белка, лисица), лиц (девушка, учитель), одежду (юбка, костюм), растения (ель, берёза) и т.д. Для отдельных групп существительных функциональной доминантой является форма множественного числа, которая характеризуется более высокой степенью частотности при обозначении количества. Это существительные, обозначающие парные предметы (туфли, носки), разновидности овощей и плодов (персики, помидоры); называющие людей по национальности, профессии, роду занятий (поляки, лётчики, генералы) и т.д.

Количественные отношения реализуются в оппозициях собирательности – всеобщности, собирательная категория рассматривается как целостная, нечленимая совокупность однородных предметов, которую, вслед за О. Есперсеном называют « единством высшего порядка » [6], подчеркивая, что с логической точки зрения собирательная категория совмещает в себе черты единичных и общих понятий.

В языке это находит отражение в том, что собирательная категория смыкается, с одной стороны, с грамматической категорией числа, а с другой – с лексической категорией массы, недискретной субстанции ( типа «масло» , «медь» ) или недискретного представления о множестве реалий ( студенчество, листва).

Собирательная категория широко представлена в научной литературе ( О. Есперсен, Л. И. Фролова, В. И. Дягтярёв, Н. И. Маевская и другие ).

Категория всеобщности изучена в лингвистической литературе недостаточно. Значение всеобщности делится на два типа: генерализованную (обобщённую) и событийную всеобщность. Генерализованная всеобщность охватывает совокупность всех единиц класса, например: дворянство, крестьянство, связь собирательных существительных с категорией генерализованной всеобщности распространяется только на те собирательные существительные, которые обозначают совокупность людей, объединённых по какому – либо признаку: дворянство – по признаку принадлежности к определённому сословию; учительство – по принадлежности к профессии и т.д. Например: Русское дворянство отличалось благородством, умом, желанием защищать родину, талантом… ( В. Закруткин ). Событийная всеобщность связана с названиями предметов и совокупностью лиц, входящих в поле зрения говорящего, то есть это ситуативно – ориентированная всеобщность, обусловленная реальной действительностью: Марья Кирилловна прислушалась к шуму листвы на деревьях ( А. С. Пушкин ).

Категория количества взаимодействует с субъектным фактором, то есть с намерениями говорящего, обусловливающими выбор языкового средства для обозначения количества. Человеческий фактор входит во все оценочные количественные слова ( большинство, меньшинство ).

Необходимо отметить, что категория количества связана с выделительной функцией, позволяющей обособить, отделить единичный денотат или часть денотатов от общего, целого. Ср. : Этот станок выделился из всех с первой же секунды (А. Лиханов). Под Лидой они присоединились к группе майора из штаба армии, в которой оказалось несколько человек из тылов их разгромленного полка…( В. Быков ).

Выделительная функция выражается также с помощью местоимений кто – то, кое – кто, некоторые, в которых значение количества переплетается с семантикой неопределенности. Например: «Кто – то из двоих всё равно начальник, а чаще всего – баба»,- буркнул шофёр ( Е. Евтушенко), Некоторые из присутствующих попытались заговорить с ним… (А. Пинчук ).

Таким образом, категория количества сложная, она касается всех основных ярусов языковой системы.

Использованные источники

  1. Основы построения функциональной грамматики русского языка для нерусских. – Уфа: Издательство БГУ, 1991 – 182с.

  2. Мецлер А. А. Прагматика коммуникативных единиц. – Кишинёв: Штинца, 1990. - С. 3

  3. Серебренников Б. А. О материалистическом подходе к явлениям языка – М.: Наука, 1983. – С. 76

  4. Философская энциклопедия. – М., 1962. – С. 552.

  5. Панфилов В. З. Гносеологические аспекты философских проблем языкознания. – М., 1982. – С. 227.

  6. Есперсен О. Философия грамматики. – М., 1958. – С. 98.

Али Мугерганский и эпоха: аппеляция к совести

Алиева Х.А.

Дагестанский государственный педагогический университет, г. Махачкала, Россия

(факультет дагестанской филологии, магистрант 1 года)

e-mail: Khankhanumalieva@

Науч. рук.: Ф.И. Казимагомедова, к. филол. н., доцент

Заглядывая в развитие литературного процесса ХХ столетия, можно отметить, что 20-е – 30-е годы – одна из самых страшных страниц в истории России. Эти годы обошлись стране в миллионы жертв, причем жертвами, как правило, становились талантливые люди в разных областях, руководители, ученые, поэты. «Цена» веры и борьбы за «счастливое будущее» становилась все выше. Руководство страны стремилось избавиться от всех свободно мыслящих людей.

Сегодня остро ощущается недостаток осмысления литературного процесса советского периода, неполнота его освещения. Вскрываются новые факты, имена, события, связанные с этими именами. Особенно это касается начального этапа, становление которого происходило подчас в острейшей, выходящей за рамки литературной идеологической борьбы. Долгое время по понятным причинам литературный процесс 20-х – 50-х годов прошлого столетия трактовался крайне тенденциозно и односторонне, с точки зрения так называемой партийной литературы. При этом многие явления, имена и даже целые направления подвергались разгромной критике или замалчивались.

Литература этой эпохи делилась как бы на официальную, эмигрантскую и потаенную (созданную, но не пропущенную цензурой или объявленную «врагом народа»).

Характеризуя современный литературный процесс, следует отметить, что отношение к нему далеко не ровное. Однако бесспорен тот факт, что в силу специфического литературного ХХ века, когда поле литературы совмещалось с полем власти, частью современной литературы, особенно в первое постперестроечное десятилетие, стала так называемая «возвращенная» литература (в 80-90-е годы вернулись к читателю роман Е.Замятина «Мы», повесть М.Булгакова «Собачье сердце», «Реквием» А.Ахматовой и мн. др. тексты).

Одним из «потаенных», но до сих пор не возвращенных поэтов является Али Мугерганский.

В 1930 году прошлого столетия в Южном Дагестане поднялись бунты, направленные против политики советской власти, разъединившей насильственным путем один народ на два государства… Доведенный до нищеты и бесправия край взялся за оружие.

Среди участников восстания были и простой люд, и представители руководящих органов. Восстание длилось недолго, оно было жестоко подавлено, многие были сосланы на каторгу, руководители были повешены или расстреляны. Был расстрелян без суда и следствия известный в Южном Дагестане просветитель организатор восстания Магомед шейх Штульский.

Эти события нашли отражение в творчестве выше названного Али Мугерганского, а именно в стихотворении «Восстанию 1930 года», в котором было 18 строф. Автор выступает здесь и как географ, и как анализатор событий, указывая, что восстание охватило многие лезгинские районы, а также села Табасарана. Коротко и сжато, но понятно и доступно сумел поэт объяснить читателю цели восстания. И хотя А.Мугерганский не выказывал откровенно своих антипатий или симпатий к событиям, они просматривались сквозь строки, тем более что автор к тому времени уже был известен своим откровенным творчеством, своей художественной смелостью в оценке действительности. В лезгинской литературе среди произведений, посвященных этому событию, по широте охвата и глубине изображаемого равного стихотворению А.Мугерганского нет.

Нет сомнения в том, что восстание 1930 года, жестокая расправа над повстанцами, ссылка и смерть его участников, а также другие потрясения как в жизни знакомых, друзей, односельчан, так и в личной жизни имели немаловажное значение в последующем формировании творчества поэта.

Откровенное выражение своих идеалов и чувств, смелая поддержка повстанцев в стихотворении не могло остаться без внимания соответствующих органов, что повлекло за собой определенное наказание.

(Подобные факты истории лезгинской литературы уже были известны. Вспомним хотя бы классика дагестанской литературы Етима Эмина, который в свое время также имел смелость поддержать восставших, о чем свидетельствуют стихотворения «Бунтам 1877 года», «Наибу Гасану» и др.)

Судьбу А.Мугерганского повторили и ряд поэтов и писателей 60-80-х годов ХХ века.

В их число без сомнения «можно включить и А.Саидова, З.Ризванова, Ш.Кафланова и многих других»: [1, с.381]. Факты их биографии, по нашему мнению, это тот этап в литературном процессе ХХ столетия, который еще подлежит тщательному исследованию и изучению.

Будучи сыном муллы, Али Мугерганский рос в атмосфере глубокой духовности и веры во всевышнего. В начале прошлого века он сам был муллой в верхнем Мугергане, а в 20-е годы исполнял обязанности имама в мечети в Нижнем Мугергане. В первые годы советской власти А. Мугерганский, как и многие другие, надеялся, что при новой власти будет больше возможности для духовного просвещения. Но надежды не оправдались. Помимо того началось наступление на религию, вплоть до желания полного ее уничтожения.

В 30-е годы начинается процесс закрытия мечетей, запугивание и угрозы в адрес верующих, особенно священнослужителей. Порой их причисляли к классу кулаков со всеми вытекающими последствиями. Известных богословов отправляли в тюрьмы, ссылки.

В августе 1929 года специальным постановлением правительства производится замена аджамской письменности, в основе которой была арабская графика и на которой за многие века были созданы высокохудожественные произведения народов Дагестана, на латынь.

В это же время усиливается официальное вмешательство государства в управление религией.

В создавшихся условиях религиозные организации вынуждены были согласиться со всеми условиями новой власти. Известно, что даже назначение новых муфтиев, имамов производилось с согласия компетентных органов или с их прямого указания. Государство уже требовало от религиозных деятелей принятия ими философии и идеологии новой власти.

Во второй половине 20-го века было объявлено о полной победе социализма в СССР, утверждая, в том числе и свою победу над религией. Вместе с тем было извещено о становлении в литературе нового метода – социалистического реализма, полного социалистического романтизма и идиллии.

В июле 1925 года ЦК РКП(б) принял постановление «О политике партии в области художественной литературы», которое сыграло принципиальную роль в истории развития советской культуры – это общепринятая точка зрения историков. Вскоре после этого была создана Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП), которая путем, так называемого «тактичного и бережного отношения (к писателям, не принявшим до конца социалистическую идеологию) обеспечила бы все условия для возможно более быстрого их перехода на сторону коммунистической идеологии»: [3, с. 345].

В этих условиях художники вроде Али Мугерганского, реалистично отображающие действительность, не приукрашивая ее, указывающие как на положительное, так и отрицательное (одним словом поэты, не принявшие метод социалистического реализма,), пришлись не ко двору.

Интересен тот факт, что близкий друг Али Мугерганского С.Стальский, умирая, не смог в своем завещании указать открыто, чтобы его похоронили, повернув лицом к Югу, то есть лицом в сторону Каабы, согласно мусульманской религии. Он заменил название этого места Шалбуздагом, расположенным также на юге и почитаемым мусульманами как священное.

А. Мугерганский был очевидцем того, как рушились старые устои отцов и дедов. Их лишали многовековых духовных ценностей, а новые не создавались, да и те, что создавались, не удовлетворяли все население (об этом факте поэт изложил свои размышления в стихотворении «Мечеть»).

Для поэта наступают тяжелые мрачные времена. В стихотворении «Другу Сулейману» он говорит, что невозможно стало отличить друга от врага. Поэт в стихотворении выражает обеспокоенность тем, что его письмо, возможно, навредит С.Стальскому и поэтому предлагает ему быть осторожным.

Развитие литературы тормозилось гнетущей атмосферой тоталитарного государства, особенно сгустившейся в конце 30-х годов. Репрессии сверху дополнялись массовым доносительством снизу, чего не миновал и А.Мугерганский. В начале 30-х годов по ложному доносу председателя сельсовета, которому А.Мугерганский отказал в обряде венчания, так как он еще не развелся с первой женой, поэта арестовали до выяснения обстоятельств. С этого периода и начались злоключения новоиспеченного «врага народа».

После второго ареста 1937 года, когда он провел в нечеловеческих условиях шесть месяцев в крепости «Анжи», где условия проживания «врагов народа», чаще мнимых, были хуже, чем у рецидивистов, тяжелобольного поэта вернули домой, где он прожил всего лишь несколько дней.

При жизни Али Мугерганский был известен как поэт, просветитель. Переписывался с известными людьми. Излюбленной формой были письма в стихах. Особенно много подобных писем, написанных С.Стальскому и полученных от него. Однако ни в одном сборнике стихотворений Сулеймана Стальского нет ни одной строчки, где упоминается имя Али Мугерганского, хотя стихов-посланий у Гомера ХХ века, полученный от него, немало. Согласитесь, это выглядит неестественно.

Основной причиной этому, нам кажется, тот факт, что А.Мугерганский был арестован и объявлен врагом народа. Составители поэтических сборников С.Стальского вынесли за пределы его творений даже имена мнимых «врагов народа», стараясь не навредить автору. А в последующих изданиях о них и совсем забыли. Так из разряда «потаенных» поэт А.Мугерганский перешел в разряд «забытых».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Молодежь и наука забайкалья

    Тезисы
    ... Чернышевского Читинский государственный университет МОЛОДЕЖЬ И НАУКА ЗАБАЙКАЛЬЯ Материалы молодёжной научной конференции ... А.А. Куклин А.П. Новикова М.С. Салтанова Н.В. Филенко Р.А. Молодежь и наука Забайкалья: Материалы молодежной научной конференции ...
  2. Молодежь и наука XXI века Доклады и тезисы докладов студенческой конференции

    Документ
    Молодежь и наука XXI века: ... характер, личность / В. П. Симонов, П. М. Ершов. – М.: Наука, 1984. – 161 с. 14. Столяренко, Л. Д. Психология ... курс сопротивление материалов / В. А. Гастев. – М.: Наука,1977. – 456 с. 2. Феодосьев, В. И. Сопротивление ...
  3. Молодежь и наука

    Документ
    ... национальный университет им. В.н. каразина (украина) Молодежь и наука: Реальность и будущее Материалы III Международной ... ежегодно Международную научно-практическую конференцию «Молодежь и наука: реальность и будущее», направленую на создание ...
  4. Молодежь и наука (1)

    Документ
    ... ежегодно Международную научно-практическую конференцию «Молодежь и наука: реальность и будущее», направленую на создание ... . Корчагина М. Б. - М., 1998. – С. 48. Научное издание Молодежь и наука: реальность и будущее Материалы III Международной ...
  5. Молодежь и наука (3)

    Документ
    ... конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодежь и наука: реальность и будущее». Первая конференция проходила ... инженерно-экономическая академия, Россия 579 Молодежь и наука: реальность и будущее Ходжаев Р.А. Таджикский государственный ...

Другие похожие документы..