textarchive.ru

Главная > Интернет справочник

Сохрани ссылку в одной из сетей:
1

Смотреть полностью

Сканирование: Янко Слава (библиотека Fort / Da) yanko_slava@  | | ||  /ya.html | Icq# 75088656
update 30.09.13

Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы им. М. И. Рудомино

Основные произведения

иностранной художественной литературы

Европа Америка Австралия

Литературно-библиографический справочник

6-е изд., исправленное и дополненное

Москва «ТЕРРА» - «ТЕККА» 1998

Санкт-Петербург Издательство «АЗБУКА» 1998

УДК 82.0 ББК 92.9:83 0-75

Настоящее издание литературно-библиографического справочника «Основные произведения иностранной художественной литературы» в двух томах приурочено к 75-летию Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературыим. М. И. Рудомино

Общая редакция тома кандидата филологических наук В. А. Скороденко

Художник И. Кучма

Основныепроизведения иностранной художественной литературы. 0-75 Европа. Америка. Австралия: Лит.-библиогр. справочник / Всесоюз. гос. б-ка иностр. лит.; Под общ. ред. В. А. Скороденко. — 6-е изд., испр и доп. - Спб.: Азбука; М.: ТЕРРА, 1997. - 688 с.

ISВN 5-7684-0515-1

Справочник содержит основные сведения о творчестве писателей стран Европы (от античности до нашего времени), Австралии, Америки. Аннотации на произведения зна­комят не только с темами, но и с сюжетами основных книг автора. Библиографическая часть справочника носит выборочный характер.

В конце справочника дан библиографический свод общих работ и антологий по зару­бежным литературам.

Имеются вспомогательные указатели.

Справочник адресован широкому кругу читателей.

ISВN 5-7684-0515-1

УДК 82.0 ББК 92.9:83

© Всероссийская государственная библиотека

иностранной литературы им. М. И. Рудомино

(ВГБИЛ), с изменениями, 1997 © «Азбука», «ТЕРРА», 1997

ОТ РЕДАКТОРА

ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

ЭПОС

ГОМЕР (ΟΜΗΡΟΣ)

Илиада (Ίλιάς)

Одиссея ('Οδύσσεια)

ЭЗОП (ΑΙΣΩΠΟΣ. Предположительно VI в. до н. э.)

ЛИРИКА

АРХИЛОХ (ΑΡΧΙΛΟΧΟΣ. VII в. до н. э.)

САПФО (ΣΑΠΦΩ. Первая половина VI в. до н. э.)

АНАКРЕОНТ (ΑΝΑΚΡΕΩΝ. Вторая половина VI в. до н. э.)

ФЕОКРИТ (ΘΕΟΚΡΙΤΟΣ. III в. до н. э.)

ДРАМА

ЭСХИЛ (ΑΙΣΧYΑΟΣ. 525-456 гг. до н. э.)

Прометей прикованный (Προμηθεύς δεσμώτης)

Орестея (Όρεστεια)

СОФОКЛ (ΣΟΦΟΚΛΗΣ. 496-406 гг. до н. э.)

Царь Эдип (Οιδίπους τύραννος)

Антигона (Αντιγόνη)

ЕВРИПИД (ΕYΡΙΠΙΔΗΣ. 480-406 гг. до н. э.)

Медея (Μήδεια)

Ипполит (Ιππόλυτος)

Ифигения в Авлиде (Ιφιγένεια ήέν Άυλίδι)

АРИСТОФАН (ΑΡΙΣΤΟΦΑΝΗΣ. 446-385 гг. до н. э.)

Всадники (Ίππης)

Птицы ("Ορνιθες)

ПОЗДНЯЯ ПРОЗА

ПЛУТАРХ (ΠΛΟΥΤΑΡΧΟΣ. Ок. 46-120 гг. н. э.)

Параллельные жизнеописания (Οίβίος οι παράλληλα)

ЛУКИАН (ΛΟYΚΙΑΝΟΣ. Ок. 120-192 гг. н. э.)

ЛОНГ (ΛΟΝΓΟΣ. Предположительно II в. н. э.)

Дафнис и Хлоя (Ποιμενικά τα κατά Δάφνιν και Χλόην)

ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕГО РИМА

ТИТ МАКЦИЙ ПЛАВТ (TITUS MACCIUS PLAUTUS. Ок. 254-184 гг. до н. э.)

Амфитрион (Amphitmo)

Два Менехма (Menaechmi)

Скупой, или Клад (Aulularia)

ПУБЛИЙ ТЕРЕНЦИЙ АФР (PUBLIUS TERENTIUS AFER. Ок. 190-159 гг. до н. э.)

Братья (Adelphoe)

МАРК ТУЛЛИЙ ЦИЦЕРОН (MARCUS TULLIUS CICERO. 106-43 гг. до н. э.)

ТИТ ЛУКРЕЦИЙ КАР (TITUS LUCRECIUS CARUS. Ок. 98-55 гг. до н. э.)

О природе вещей (De renim natura libri sex)

ГАЙ ВАЛЕРИЙ КАТУЛЛ (GA1US VALERIUS CATULLUS. Ок. 87-54 гг. до н. э.)

ПУБЛИЙ ВЕРГИЛИЙ МАРОН (PUBLIUS VERGILHJS MARO. 70-19 гг. до н. э.)

Буколики (Bucolica)

Энеида (Aeneis)

КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК (OUINTUS HORATIUS FLACCUS. 65-8 гг. до н. э.)

Сатиры (Satirae)

Оды (Carmina)

ПУБЛИЙ ОВИДИЙ НАЗОН (PUBLIUS OVIDIUS NASO. 43 г. до н. э. - 18 г. н. э.)

Метаморфозы (Превращения) (Metamorphoses)

Скорбные элегии (Tristia)

ГАЙ ПЕТГОНИЙ АРБИТР (GAIUS PETRON1US ARBITER. Год рождения неизвестен - 66 г. н. э.)

МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ (MARCUS VALERIUS MARTIALIS. Ок. 42 г. - ок. 102 г. н. э.)

ДЕЦИМ ЮНИЙ ЮВЕНАЛ (DECIMUS IUNIUS IUVENALIS. Ок. 60 г.- ок. 127 г. н. э.)

Сатиры (Satirae)

ЛЮЦИЙ АПУЛЕЙ (LUC1US APULE1US. Ок. 124 г.- ок. 180 г. н. э.)

Метаморфозы (Превращения), или Золотой осел (Metamorphoseon libri XI)

Византийская литература

Диегизис Акрит (Διγεης Ακριτος)

Народное творчество и памятники средневековой европейской литературы

ДРЕВНЕИСЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

КЕЛЬТСКИЙ ЭПОС

ФИНСКИЙ ЭПОС

Калевала (Kalevala)

АНГЛОСАКСОНСКАЯ ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

Беовульф (Beowulf; VI-V11 вв.)

ФРАНЦУЗСКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС

Песнь о Роланде (La chanson de Roland; XI в.)

ИСПАНСКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС

Песнь о моем Сиде (Роста de mio Cid)

НЕМЕЦКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС

Песнь о Нибелунгах (Das Nibelungenlied)

АЛБАНСКИЙ ЭПОС

Песни о Скандербеге

ПЕСНИ ЮЖНЫХ СЛАВЯН

СКАНДИНАВСКАЯ НАРОДНАЯ БАЛЛАДА (ХШ-ХУвв.)

АНГЛИЙСКИЕ И ШОТЛАНДСКИЕ НАРОДНЫЕ БАЛЛАДЫ (XIII-XV вв.)

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЛАТИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ПОЭЗИЯ ВАГАНТОВ

Римские деяния (Gesta romanoum)

ПОЭЗИЯ ТРУБАДУРОВ (XI-XIV вв.)

ПОЭЗИЯ МИННЕЗИНГЕРОВ (XII-XV вв.)

РЫЦАРСКИЙ РОМАН

Роман о Тристане и Изольде (Le roman de Tristan et Yseut)

КРЕТЬЕН ДЕ ТРУА (CHRETIEN DE TROYES. Около 1135 - около 1183)

Эрек и Энида (Егес et Enide. Около 1170)

Персеваль, или Повесть о Граале (Perceval, ou Le conte du Graal. 1181—1191)

«ЖИВОТНЫЙ» ЭПОС

Роман о Лисе (Roman de Renart. XII—XIII вв.)

Литература нового и новейшего времени

ЛИТЕРАТУРА АВСТРАЛИИ

ГЕНРИ ЛОУСОН (HENRY LAWSON. 1867-1922)

КАТАРИНА СУСАННА ПРИЧАРД (KATHARINE SUSANNAH PRICHARD. 1884-1969)

Девяностые годы (The roaring nineties. 1946)

Золотые мили (Golden miles. 1948)

Крылатые семена (Winged seeds. 1950)

АЛАН МАРШАЛЛ (ALAN MARSHALL. 1902-1984)

ПАТРИК УАЙТ (PATRICK WHITE. 1912-1990)

Древо человеческое (The tree of man. 1955)

ЛИТЕРАТУРА АВСТРИИ

ФРАНЦ ГРИЛЬПАРЦЕР (FRANZ GRILLPARZER. 1791-1872)

НИКОЛАУС ЛЕНАУ (NICOLAUS LENAU. 1802-1850)

АРТУР ШНИЦЛЕР (ARTHUR SCHNITZLER 1862-1939)

Зеленый попугай (Der grune Kakadu. 1899)

Поручик Густль (Leutnant Gustl. 1901)

ГУСТАВ МЕЙРИНК (GUSTAV MEYRINK. 1868-1932), Майринк

Голем (Der Golem. 1915)

ГУГО ФОН ГОФМАНСТАЛЬ (HUGO VON HOFMANNSTHAL. 1874-1929)

РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ (RA1NER MARIA RILKE. 1875-1920)

Новые стихотворения (Neue Gedichte. 1907—1908)

Записки Мальте Лауридса Бригге (Die Aufzeichnnngen des Malte Laurids Brigge. 1910)

РОБЕРТ МУЗИЛЬ (ROBERT MUSIL. 1880-1942)

Человек без свойств (Der Mann ohne Eigenschaften. 1924—1942)

ФРАНЦ КАФКА (FRANZ KAFKA. 1883-1924)

Процесс (Der Prozess. 1914)

Замок (Das Schloss. 1921-1922)

СТЕФАН ЦВЕЙГ (STEFAN ZWEIG. 1881-1942)

Подвиг Магеллана (Magellan. Der Mann und seine Tat. 1938)

Нетерпение сердца (Ungeduld des Herzens. 1939)

Новеллы

Звездные часы человечества (Sternstunden der Menschheit. 1928)

ФРАНЦ ВЕРФЕЛЬ (FRANZ WERFEL. 1890-1945)

Верди (Verdi. 1924)

ЙОЗЕФ POT (JOSEPH ROTH. 1894-1939)

Марш Радецкого (Radetzkymarsch. 1932)

ЭЛИАС КАНЕТТИ (ELIAS CANETT1. 1905-1995)

Ослепление (Die Blendung. 1935)

ЛИТЕРАТУРА БЕЛЬГИИ

ШАРЛЬ ДЕ КОСТЕР (CHARLES DE COSTER. 1827-1879)

Легенда об Уленшпигеле (La legende d'Ulenspiegel. 1867)

КАМИЛЛ ЛЕМОНЬЕ (CAMILLE LEMONNIER. 1844-1913)

Самец (Un male. 1881)

ЭМИЛЬ BEPXAPH (EMILE VERHAEREN. 1855-1916)

МОРИС МЕТЕРЛИНК (MAURICE MAETERLINCK. 1862-1949)

Синяя птица (L'oisean bleu. 1908)

ВИЛЛЕМ ЭЛСХОТ (WILLEM ELSSCHOT. 1882-1960)

Вилла роз (Villa des roses. 1913)

Силки (Lijmen. 1924)

Блуждающий огонек (Het dwaallicht. 1947)

МИШЕЛЬ ДЕ ГЕЛЬДЕРОД (M1CHEL DE GHELDERODE. 1896-1962)

Эскориал (Escurial. 1927)

Варавва (Barrabas. 1928)

Пантаглейз (Pantagleize. 1930)

ЛИТЕРАТУРА БОЛГАРИИ

ЛЮБЕН КАРАВЕЛОВ (ЛЮБЕН КАРАВЕЛОВ. 1834-1879)

Болгары старого времени (Българи от старо време. 1867)

ХРИСТО БОТЕВ (ХРИСТО БОТЕВ 1849-1876)

Стихотворения

ИВАН ВАЗОВ (ИВАН ВАЗОВ. 1850-1921)

Эпопея забытых (Епопея на забравените. 1881—1884)

Под игом (Под игото. 1889)

АЛЕКО КОНСТАНТИНОВ (АЛЕКО КОНСТАНТИНОВ. 1863-1897)

Бай Ганю (Бай Ганю. 1895)

ПЕНЧО СЛАВЕЙКОВ (ПЕНЧО СЛАВЕЙКОВ. 1866-1912)

АНТОН СТРАШИМИРОВ (АНТОН СТРАШИМИРОВ. 1872-1937)

Хоровод (Хоро. 1926)

ПЕЙО ЯВОРОВ (ПЕЙО ЯВОРОВ. 1878-1914)

У подножия Витоши (В полите на Витоша. 1911)

ЕЛИН ПЕЛИН (ЕЛИН ПЕЛИН. 1878-1949)

Гераковы.— Земля (Гераците. 1904.— Земя. 1922)

ИОРДАН ЙОВКОВ (ИОРДАН ЙОВКОВ. 1880-1937)

Старопланинские легенды (Старопланински легенди. 1927)

ЛЮДМИЛ СТОЯНОВ (ЛЮДМИЛ СТОЯНОВ. 1888-1973)

Холера (Холера. 1935)

ГЕО МИЛЕВ (ГЕО МИЛЕВ. 1895-1925)

Сентябрь (Септември. 1925)

ХРИСТО СМИРНЕНСКИЙ (ХРИСТО СМИРНЕНСКИ. 1898-1923)

НИКОЛА ВАПЦАРОВ (НИКОЛА ВАПЦАРОВ. 1909-1942)

ДИМИТР ДИМОВ (ДИМИТЬР ДИМОВ. 1909-1966)

Табак (Тютюн. 1-я ред.- 1951 г., 2-я - 1953 г.)

ПАВЕЛ ВЕЖИНОВ (ПАВЕЛ ВЕЖИНОВ. 1914-1983)

Ночью на белых конях (Нощем с белите коне. 1975)

ЛИТЕРАТУРА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

ДЖЕФФРИ ЧОСЕР (GEOFFREY CHAUCER. 1340-1400)

Кентерберийские рассказы (Canterbury tales. 1386—I389)

ТОМАС МЭЛОРИ (THOMAS MALORY. Год рождения неизвестен — 1471)

Смерть Артура (Le morte Darthur. 1485)

ТОМАС МОР (THOMAS MORE. 1478-1535)

Утопия (Utopia. 1516)

ФИЛИП СИДНИ (PHILIP SIDNEY. 1554-1586)

КРИСТОФЕР МАРЛО (CHRISTOPHER MARLOWE. 1564-1593)

Трагическая история доктора Фауста (The tragical history of the life and death of Doctor Faustus. 1589)

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР (WILLIAM SHAKESPEARE. 1564-1616)

Ричард III (Richard IIII. 1592)

Укрощение строптивой (The taming of the shrew. 1593)

Ромео и Джульетта (Romeo and Juliet. 1594)

Венецианский купец (The merchant of Venice. 1596)

Генрих IV (King Henry IV. 1597)

Виндзорские насмешницы (The merry wives of Windsor. 1597)

Юлий Цезарь (Julius Caesar. 1599)

Двенадцатая ночь (Twelfth night, or What you will. 1600)

Гамлет (Hamlet, prince of Denmark. 1601)

Отелло (The tragedy of Othello the moor of Venice. 1604)

Макбет (Macbeth. 1605)

Король Лир (King Lear. 1606)

Буря (The tempest. 1611)

Сонеты (Sonnets. 1609)

ДЖОН ДОНН (JOHN DONNE. 1572-1631)

БЕН ДЖОНСОН (BEN JONSON. 1573-1637)

Вольпоне (Volpone, or the Fox. 1605)

ДЖОН МИЛЬТОН (JOHN MILTON. 1608-1674)

Потерянный рай (Paradise lost. 1663)

ДЖОН БЕНЬЯН (JOHN BUNYAN. 1628-1688)

Путь паломника (The pilgrim's progress. 1675—1684)

ДАНИЭЛЬ ДЕФО (DANIEL DEFOE. 1661-1731)

Робинзон Крузо (Robinson Crusoe. 1719)

Молль Флендерс (Moll Flanders. 1722)

ДЖОНАТАН СВИФТ (JONATHAN SWIFT. 1667-1745)

Путешествия Гулливера (Gulliver's travels. 1726)

ГЕНРИ ФИЛДИНГ (HENRY FIELDING. 1707-1754)

История приключений Джозефа Эвдруса и его друга мистера Абраама Адамса

История Тома Джонса, найденыша (The history of Tom Jones, a foundling. 1749)

ЛОРЕНС СТЕРН (LAURENCE STERNE. 1713-1768)

Жизнь и мнения Тристрама Шенди (The life and opinions of Tristram Shandy. 1760—1767)

Сентиментальное путешествие (A sentimental journey. 1768)

ТОБАЙАС ДЖОРДЖ СМОЛЛЕТ (TOBIAS GEORGE SMOLLETT. 1721-1771)

Приключения Родерика Рэндома (The adventures of Roderick Random. 1748)

Приключения Перегрина Пикля (The adventures of Peregrine Pickle. 1751)

Путешествие Хамфри Клинкера (The expedition of Humphry Clinker. 1771)

ОЛИВЕР ГОЛДСМИТ (OLIVER GOLDSMITH. 1728-1774)

Векфильдский священник (The vicar of Wakefield. 1766)

ДЖЕЙМС МАКФЕРСОН (JAMES MACPHERSON 1736-1796)

Поэмы Оссиана (The poems of Ossian. 1760—1765)

РИЧАРД БРИНСЛИ ШЕРИДАН (RICHARD BRINSLBY SHERIDAN. 1751-1816)

Школа злословия (School for scandal. 1777)

«ГОТИЧЕСКИЙ» РОМАН

Замок Отранто (The castle of Otranto. 1765)

Монах (The monk. 1795 или 1796)

Франкенштейн, или Современный Прометей (Frankenstein, or The modem Prometheus. 1818)

Мельмот Скиталец (Melmoth the Wanderer. 1820)

УИЛЬЯМ ГОДВИН (WILLIAM GODWIN. 1756-1836)

Калеб Уильямс (The adventures of Caleb Williams, or Things as they are. 1794)

УИЛЬЯМ БЛЕЙК (WILLIAM BLAKE. 1757-1827)

РОБЕРТ БЕРНС (ROBERT BURNS. 1759-1796)

УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ (WILLIAM WORDSWORTH 1770-1850)

ВАЛЬТЕР СКОТТ (WALTER SCOTT. 1771-1832)

Пуритане (Old Mortality. 1816)

Роб Рой (Rob Roy. 1817)

Эдинбургская темница (The heart of Midlothian. 1818)

Айвенго (Ivanhoe. 1819)

Квентин Дорвард (Quentin Diirward. 1823)

СЭМЮЭЛЬ ТЕЙЛОР КОЛЬРИДЖ (SAMUEL TAYLOR COLERIDGE. 1772-1834)

Сказание о Старом Мореходе (The rime of the Ancient Mariner. 1797—1798)

ДЖЕЙН ОСТЕН (JANE AUSTEN. 1775-1817)

Гордость и предубеждение (Pride and prejudice. 1796—1797)

ДЖОРДЖ НОЭЛ ГОРДОН БАЙРОН (GEORGE NOEL GORDON BYRON. 1788-1824)

Паломничество Чайльд Гарольда (Childe Harold's pilgrimage. 1812—1818)

Манфред (Manfred. 1817)

Беппо (Верро. 1818)

Дон Жуан (Don Juan. 1818-1823)

Каин (Cain. 1821)

Лирика

ПЕРСИ БИШИ ШЕЛЛИ (PERCY BISSHE SHELLEY. 1792-1822)

Освобожденный Прометей (Prometheus unbound. 1820)

Ченчи (The Cenci. 1819)

Лирика

ДЖОН КИТС (JOHN KEATS. 1795-1821)

ТОМАС ГУД (THOMAS HOOD. 1799-1845)

ЭДУАРД ДЖОРДЖ БУЛВЕР-ЛИТТОН (EDWARD GEORGE BULWER-LYTTON. 1803-1873)

Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь

ЭЛИЗАБЕТ ГАСКЕЛЛ (ELIZABETH GASKELL 1810-1865)

Мэри Бартон (Mary Barton. 1848)

УИЛЬЯМ МЕЙКПИС ТЕККЕРЕЙ (WILLIAM MAKEPEACE THACKERAY. 1811-1863)

Ярмарка тщеславия (Vanity fair. 1848)

История Генри Эсмовда (Henry Esmond. 1852)

Ньюкомы (The Newcomes. 1855)

ЧАРЛЬЗ ДИККЕНС (CHARLES DICKENS. 1812-1870)

Записки Пиквикского клуба (The Pickwick papers. 1836)

Оливер Твист (Oliver Twist. 1837)

Николас Никльби (Nicholas Nickleby. 1838)

Лавка древностей (The old curiosity shop. 1839)

Мартин Чезлвит (Martin Chuzzlewit. 1843)

Рождественские рассказы (Christmas books. 1843—1848)

Домбн и сын (Dombey and son. 1847)

Дэввд Копперфильд (David Copperfield. 1850)

Холодный дом (Bleak house. 1852)

Тяжелые времена (Hard times. 1854)

Крошка Доррит (Little Dorrit. 1855)

Большие надежды (Great expectations. 1860)

РОБЕРТ БРАУНИНГ (ROBERT BROWNING. 1812-1889)

ЭНТОНИ ТРОЛЛОП (ANTHONY TROLLOPE 1815-1882)

Барчестерские башни (Barchester towers. 1857)

ШАРЛОТТА БРОНТЕ (CHARLOTTE BRONTE. 1816-1856)

Джейн Эйр (Jane Eyre. 1847)

ЭМИЛИ БРОНТЕ (EMILY BRONTE. 1818-1848)

Грозовой перевал (Wuthering heights. 1848)

ТОМАС МАЙН РИД (THOMAS MAYNE REID. 1818-1883)

Всадник без головы (The headless horseman. 1866)

джордж ЭЛИОТ (GEORGE ELIOT. 1819-1880)

Мельница на Флоссе (The mill on the Floss. 1860)

Миддлмарч (Middlemarch. 1871—1872)

УИЛКИ КОЛЛИНЗ (WILK1E COLLINS. 1824-1889)

Женщина в белом (The woman in white. 1860)

Лунный камень (The moonstone. 1868)

ДЖОРДЖ МЕРЕДИТ (GEORGE MEREDITH. 1828-1909)

ЛЬЮИС КЭРРОЛЛ (LEWIS CARROLL. 1832-1898)

СЭМЮЭЛЬ БАТЛЕР (SAMUEL BUTLER. 1835-1902)

Жизненный путь (The way of all flesh. 1903)

ТОМАС ХАРДИ (THOMAS HARDY. 1840-1928)

Тэсс из рода л'Эрбервиллей (Tess of the d'Urbervilles. 1891)

Джуд Незаметный (Jude the Obscure. 1896)

РОБЕРТ ЛУИС СТИВЕНСОН (ROBERT LEWIS STEVENSON. 1850-1894)

Остров сокровищ (Treasure island. 1883)

Необычайная история доктора Джекила и мистера Хайда (The strange case of Dr. Jekyll and Mr. Hyde. 1886)

ОСКАР УАЙЛЬД (OSCAR WILDE. 1856-1900)

Сказки

Портрет Дориана Грея (The picture of Dorian Gray. 1890)

Идеальный муж (The ideal husband. 1895)

ГЕРБЕРТ ДЖОРДЖ УЭЛЛС (HERBERT GEORGE WELLS. 1856-1946)

Машина времени (The time machine. 1895)

Человек-невидимка (The invisible man. 1897)

Война миров (The war of the worlds. 1898)

Пища богов (The food of the gods. 1904)

Мистер Блетсуорти на острове Рэмпол (Mr. Blettsworthy on Rampole Island. 1928)

Облик грядущего (Things to come. 1933)

ДЖОРДЖ БЕРНАРД ШОУ (GEORGE BERNARD SHAW 1856-1950)

Дома вдовца (Widower's houses. 1892)

Профессия миссис Уоррен (Mrs. Warren's profession. 1893)

Кандида (Candida. 1894)

Ученик дьявола (The devil's disciple. 1897)

Цезарь и Клеопатра (Caesar and Cleopatra. 1910)

Пигмалион (Pygmalion. 1912)

Дом, где разбиваются сердца (Heartbreak house. 1917)

ДЖОЗЕФ КОНРАД (JOSEPH CONRAD. 1857-1924)

АРТУР КОНАН ДОЙЛ (ARTHUR CONAN DOYLE. 1859-1930)

ЭТЕЛЬ ЛИЛИАН ВОЙНИЧ (ETHEL LILIAN VOYNICH. 1864-1960)

Овод (The Gadfly. 1897)

РЕДЬЯРД КИПЛИНГ (RUDYARD KIPLING. 1865-1936)

Свет погас (The light that failed. 1891)

Книга джунглей (The Jungle book. 1894-1895)

ДЖОН ГОЛСУОРСИ (JOHN GALSWORTHY. 1867-1933)

Остров фарисеев (The island pharisees. 1904)

Сага о Форсайтах (The Forsyte saga. 1906—1921)

Современная комедия (A modern comedy. 1924—1938)

УИЛЬЯМ СОМЕРСЕТ МОЭМ (WILLIAM SOMERSET MAUGHAM 1874-1965)

Бремя страстей человеческих (Of human bondage. 1915)

Луна и грош (The moon and sixpence. 1919)

ГИЛБЕРТ КИЙТ ЧЕСТЕРТОН (GILBERT KEITH CHESTERTON. 1874-1936)

ЭДВАРД МОРГАН ФОРСТЕР (EDWARD MORGAN FORSTER. 1879-1970)

Поездка в Индию (A passage to India. 1924)

ВИРДЖИНИЯ ВУЛФ (VIRGINIA WOOLF. 1882-1941)

Миссис Дэллоуэй (Mrs. Dalloway. 1925)

На маяк (То the lighthouse. 1927)

ДЭВИД ГЕРБЕРТ ЛОУРЕНС (DAVID HERBERT LAWRENCE. 1885-1930)

Сыновья и любовники (Sons and lovers. 1913)

Радуга (The rainbow. 1915)

Любовник леди Чаттерли (Lady Chatterley's lover. 1928)

ДЖОЙС КЭРИ (JOYCE CARY. 1888-1957)

Из первых рук (The horse's mouth. 1944)

Из любви к ближнему (The prisoner of grace. 1952)

ТОМАС СТЕРНС ЭЛИОТ (THOMAS STEARNS ELIOT. 1888-1965)

РИЧАРД ОЛДИНГТОН (RICHARD ALDINGTON 1892-1962)

Смерть героя (Death of a hero. 1929)

ДЖОН РОНАЛЬД РУЭЛ ТОЛКИЕН (JOHN RONALD REUEL TOLKIEN 1892-1973)

Властелин колец: Хранители; Две твердыни; Возвращение государя (The lord of the rings: The fellowship of the ring; The two towers; The return of the king. 1954—1955)

ДЖОН БОЙНТОН ПРИСТЛИ (JOHN BOYNTON PRIESTLEY. 1894-1984)

ОЛДОС ХАКСЛИ (ALDOUS HUXLEY. 1894-1963)

Котрапункт (Point counter point. 1928)

РОБЕРТ ГРЕЙВЗ (ROBERT GRAVES. 1895-1985)

ДЖОРДЖ ОРУЭЛЛ (GEORGE ORWELL. 1903-1950)

ИВЛИН ВО (EVELYN WAUGH. 1903-1966)

Пригоршня праха (A handful of dust. 1934)

Возвращение в Брайдсхед (Brideshead revisited. 1945)

ГРЭМ ГРИН (GRAHAM GREENE 1904-1991)

Сила и слава (The power and the glory. 1940)

Почетные консул (The honorary consul. 1973)

УИЛЬЯМ ГОЛДИНГ (WILLIAM GOLDING. 1911-1993)

Повелитель мух (Lord of the flies. 1954)

Шпиль (The spire. 1964)

Ритуалы на море (Rites of passage. 1980)

ДИЛАН ТОМАС (DYLAN THOMAS. 1914-1953)

Собрание стихотворений. 1934-1952 (Collected poems. 1934-1952. 1952)

ДЖОН ОСБОРН (JOHN OSBORNE. 1929-1994)

Оглянись во гневе (Look back in anger. 1956)

ЛИТЕРАТУРА ВЕНГРИИ

МИХАЙ ВЕРЕШМАРТИ (VÖRÖSMARTY MIHÁLY. 1800-1855)

ЯНОШ APAHИ (ARANY JÁNOS. 1817-1882)

Толди (Toldi. 1846-1879)

ШАНДОР ПЕТЕФИ (PETŐFI SÁNDOR. 1823-1849)

Витязь Янош (János vitéz. 1844)

Тигр и гиена (Tigris és hiéna. 1846)

Сыновья человека с каменным сердцем (A kőszívű ember fiai 1869)

Венгерский набоб (Egy magyar nábob. 1853)

Желтая роза (Sárga rózsa. 1895)

ИМРЕ МАДАЧ (MADÁCH IMRE. 1823-1864)

Трагедия человека (Az ember tragédiája. 1861)

КАЛЬМАН МИКСАТ (MIKSZÁTH KÁLMÁN. 1847-1910)

Странный брак (Különös házasság. 1900)

ГЕЗА ГАРДОНИ (GÁRDONYI GÉZA. 1863-1922)

ЭВДРЕ АДИ (ADY ENDRE. 1877-1919)

ЖИГМОНД МОРИЦ (MÓRICZ ZSIGMOND. 1879-1942)

Родственники (Rokonok. 1930)

Барские затеи (Úri muri. 1927-1928)

ТИБОР ДЕРИ (DÉRY TIBOR. 1894-1977)

Незаконченная фраза (A befegezetlen mondat. 1947)

ЛАСЛО НЕМЕТ (NÉMETH LÁSZLÓ. 1901-1975)

Милосердие (Irgalom. 1965)

ДЬЮЛА ИЙЕШ (ILLYÉS GYULA. 1902-1983)

Пажи Беатриче (Beatrice apródjai. 1979)

АТТИЛА ЙОЖЕФ (JÓZSEF ATTILA. 1905-1937)

ЛИТЕРАТУРА ГЕРМАНИИ

ВАЛЬТЕР ФОН ДЕР ФОГЕЛЬВЕЙДЕ (WALTHER VON DER VOGELWEIDE. Ок. 1170-1230)

СЕБАСТИАН БРАНТ (SEBASTIAN BRANDT. 1457-1521)

Корабль дураков (Das Narrenschiff. 1494)

УЛЬРИХ ФОН ГУТТЕН (ULRICH VON HÜTTEN. 1488-1523)

Письма темных людей (Epistolae obscurorum virorum. 1515—1517)

ГАНС САКС (HANS SACHS. 1494-1576)

Фюнзингенский конокрад (Der Rossdieb zu Fünsing. 1553)

ГАНС ЯКОБ КРИСТОФ ГРИММЕЛЬСГАУЗЕН (HANS JAKOB CHRISTOFFEL VON GRIMMELSHAUSEN. 1622-1676)

Похождения Симплициссимуса (Der abenteuerliche Simplicissimus. 1669)

ГОТХОЛЬД ЭФРАИМ ЛЕССИНГ (GOTTHOLD EPHRAIM LESSING. 1729-1781)

Минна фон Барнхельм (Minna von Barnhelm. 1767)

Эмилия Галотти (Emilia Galotti. 1772)

Натан Мудрый (Nathan der Weise. 1779)

ГОТФРИД АВГУСТ БЮРГЕР (GOTTFRIED AUGUST BÜRGER. 1747-1794)

ИОГАНН ВОЛЬФГАНГ ГЁТЕ (JOHANN WOLFGANG GOETHE. 1748-1832)

Стихотворения

Гец фон Берлихинген с железной рукой (Götz von Berlichingen mit der eisernen Hand. 1773)

Страдания юного Вертера (Die Leiden des jungen Werthers. 1774)

Эгмонт (Egmont. 1788)

Рейнеке Лис (Remeke Fuchs. 1794)

Годы учения Вильгельма Мейстера (Wilhelm Meisters Lehrjahre. 1795—1796)

Годы странствий Вильгельма Мейстера (Wilhelm Meisters Wanderjahre. 1829)

Фауст (Faust. 1806-1832)

ФРИДРИХ ШИЛЛЕР (FRIEDRICH SCHILLER. 1759-1805)

Разбойники (Die Räuber. 1781)

Коварство и любовь (Kabale und Liebe. 1784)

Дон Карлос (Don Karlos. Infant von Spanien. 1787)

Валленштейн (Wallenstein. 1800)

Мария Стюарт (Maria Stuart. 1801)

Орлеанская дева (Die Jungfrau von Orleans. 1802)

Вильгельм Телль (Wilhelm Tell. 1804)

Стихотворения

ФРИДРИХ ГЕЛЬДЕРЛИН (FRIEDRICH HÖLDERLIN. 1770-1843)

Гиперион (Hyperion. I797-1799)

НОВАЛИС (NOVALIS. 1772-1801)

Генрих фон Офтердинген (Heinrich von Ofterdingen. 1802)

ЛЮДВИГ ТИК (LUDWIG TIECK. 1773-1853)

Белокурый Экберт (Der blonde Eckbert. 1796)

ГЕНРИХ ФОН КЛЕЙСТ (HEINRICH VON KLEIST. 1777-1811)

Разбитый кувшин (Der zerbrochene Krug. 1808)

Михаель Кольхаас (Michael Kohlhaas. 1810)

ЭРНСТ ТЕОДОР АМАДЕЙ ГОФМАН (ERNST THEODOR AMADEI HOFFMANN. 1776-1822)

Золотой горшок (Der goldene Topf. 1815)

Крошка Цахес по прозванию Циннобер (Klein Zaches genannt Zinnober. 1819)

Серапионовы братья (Die Serapionsbrüder. 1819—1821)

Записки кота Мурра (Lebensansichten des Katers Murr. 1820—1822)

КЛЕМЕНС БРЕНТАНО (CLEMENS BRENTANO. 1778-1842)

АХИМ ФОН АРНИМ (ACHIM VON ARNIM. 1781-1831)

Волшебный рог мальчика (Des Knaben Wunderhorn. 1806—1808)

АДЕЛЬБЕРТ ФОН ШАМИССО (ADELBERT VON CHAMISSO. 1781-1836)

ЯКОБ ГРИММ И ВИЛЬГЕЛЬМ ГРИММ (JAKOB GRIMM. 1785-1863; WILHELM GRIMM. (1786-1858)

ВИЛЬГЕЛЬМ ГАУФ (WILHELM HAUFF. 1802-1827)

ГЕНРИХ ГЕЙНЕ (HEINRICH HEINE 1797-1856)

Книга песен (Buch der Lieder. 1827)

Путевые картины (Reisebilder 1824—1831)

Атта Тролль (Atta Troll. 1843)

Германия. Зимняя сказка (Deutschland. Ein Wintermärchen. 1844)

Современные стихотворения (Zeitgedichte. 1839—1846)

Романсеро (Romanzero. 1851)

ГЕОРГ БЮХНЕР (GEORG BÜCHNER. 1813-1837)

Смерть Дантона (Dantons Tod. 1835)

ГЕОРГ ВЕЕРТ (GEORG WEERTH. 1822-1856)

ТЕОДОР ШТОРМ (THEODOR STORM. 1817-1888)

ПРОПУСК СТРАНИЦ В КНИГЕ […………]

ЛИТЕРАТУРА США

ВАШИНГТОН ИРВИНГ (WASHINGTON IRVING. 1783-1859)

История Нью-Йорка (A history of New York, from the beginning of the world to the end of the Dutch dynasty, by Diedrich Knickerbocker. 1809)

Книга эскизов (The sketch-book. 1819-1820)

ДЖЕЙМС ФЕНИМОР КУПЕР (JAMES FENIMORE COOPER. 1789-1851)

Шпион (The spy. 1821)

Пионеры (The pioneers, or The sources of the Susquehanna. 1823)

Последний из могикан (The last of the Mohicans. 1826)

Моникины (The Monikins. 1835)

Следопыт (The pathfinder. 1840)

Зверобой (The deerslayer. 1841)

НАТАНИЭЛ XOTOPH (NATHANIEL HAWTHORNE. 1804-1864)

Новеллы

Алая буква (The scarlet letter. 1850)

ГЕНРИ УОДСВОРТ ЛОНГФЕЛЛО (HENRY WADSWORTH LONGFELLOW. 1807-1882)

ЭДГАР АЛЛАН ПО (EDGAR ALLAN РОЕ. 1809-1849)

ГАРРИЭТ БИЧЕР-СТОУ (HARRIET BEECHER STOWE. 1811-1896)

Хижина дяди Тома (Uncle Tom's cabin. 1852)

ГЕНРИ ДЭВИД ТОРО (HENRY DAVID THOREAU. 1817-1862)

Уолден, или Жизнь в лесу (Walden, or Life in the woods. 1854)

ГЕРМАН МЕЛВИЛЛ (HERMAN MELVILLE. 1819-1891)

Тайпи (Турее. 1846)

Моби Дик, или Белый Кит (Moby Dick, or The White Whale. 1851)

УОЛТ УИТМЕН (WALT WHITMAN. 1819-1892)

ЭМИЛИ ДяИКИНСОН (EMILY DICKINSON. 1830-1886)

МАРК ТВЕН (MARK TWAIN. 1835-1910)

Приключения Тома Сойера (The adventures of Tom Sawyer. 1876)

Приключения Гекльберри Финна (The adventures of Huckleberry Finn. 1884)

Принц и нищий (The prince and the pauper. 1881)

Янки при дворе короля Артура (A Connecticut Yankee in King Arthur's court. 1893)

ФРЕНСИС БPЕT ГАРТ (FRANCIS BRET HARTE. 1839-1902)

АМБРОЗ БИРС (AMBROSE BIERCE. 1842-1914?)

ГЕНРИ ДЖЕЙМС (HENRY JAMES. 1843-1916)

О.ГЕНРИ (O.HENRY. 1862-1910)

ФРЭНК НОРРИС (FRANK NORR1S. 1870-1902)

Спрут (Octopus. 1900)

СТИВЕН КРЕЙН (STEPHEN CRANE. 1871-1900)

ТЕОДОР ДРАЙЗЕР (THEODORE DREISER. 1871-1945)

Сестра Керри (Sister Carrie. 1900)

Финансист (The financier. 1912)

Титан (The titan. 1914)

Стоик (The stoic. 1945)

Гений (The «Genius». 1915)

Американская трагедия (An American tragedy. 1925)

РОБЕРТ ФРОСТ (ROBERT FROST. 1874-1963)

ДЖЕК ЛОНДОН (JACK LONDON. 1876-1916)

Рассказы и повести

Белый Клык (White Fang. 1906)

Мартин Иден (Martin Eden. 1909)

ШЕРВУД АНДЕРСОН (SHERWOOD ANDERSON. 1876-1941)

Уайнсбург, Огайо (Winesburg, Ohio. 1919)

КАРЛ СЭНДБЕРГ (CARL SANDBURG. 1878-1967)

СИНКЛЕР ЛЬЮИС (SINCLAIR LEWIS. 1885-1951)

Главная улица (Main street. 1920)

Бэббит (Babbitt. 1922)

Эроусми (Arrowsmith. 1925)

Кингсблад, потомок королей (Kingsblood royal. 1947)

ЭЗРА ПАУНД (EZRA POUND. 1885-1972)

ЮДЖИН О'НИЛ (EUGENE O'NEILL. 1888-1953)

Любовь под вязами (Desire under the elms. 1924)

Траур — участь Электры (Mourning becomes Electra. 1931)

КЭТРИН ЭНН ПОРТЕР (KATHER1NE ANNE PORTER. 1890-1980)

Корабль дураков (The ship of fools. 1962)

ГЕНРИ МИЛЛЕР (HENRY MILLER. 1891-1980)

ПЕРЛ БАК (PEARL BUCK. 1892-1973)

Земля (The good earth. 1931)

ДЖОН ДОС ПАССОС (JOHN DOS PASSOS, 1896-1970)

США: 42-я параллель. — 1919. — Большие деньги (U. S. A.: The 42-d parallel. 1930.— Nineteen nineteen. 1932.— The big money. 1936)

ФРЕНСИС СКОТТ ФИЦДЖЕРАЛЬД (FRANCIS SCOTT FITZGERALD. 1896-1940)

Великий Гэтсби (The great Gatsby. 1925)

Ночь нежна (Tender is the night. 1934)

ТОРНТОН НАЙВЕН УАЙЛДЕР (THORNTON NIVEN WILDER. 1897-1975)

Мост короля Людовика Святого (The bridge of San Luis rey. 1927)

Наш городок (Our town. 1938)

День восьмой (The eighth day. 1967)

УИЛЬЯМ ФОЛКНЕР (WILLIAM FAULKNER. 1897-1962)

Шум и ярость (The sound and the fury. 1929)

Свет в августе (Light in August. 1932)

Деревня.— Город.— Особняк (The hamlet. 1940.— The town. 1957.— The mansion. 1959)

Рассказы

ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭЙ (ERNEST HEMINGWAY. 1899-1961)

Фиеста (Fiesta. 1926)

Прощай, оружие! (A farewell to arms. 1929)

По ком звонит колокол (For whom the bell tolls. 1940)

Старик и норе (The old man and the sea. 1952)

ВЛАДИМИР НАБОКОВ (VLADIMIR NABOKOV. 1899—1977; НАБОКОВ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ)

Лолита (Lolita. 1955)

МАРГАРЕТ МИТЧЕЛЛ (MARGARET MITCHELL. 1900-1949)

Унесенные ветром (Gone with the wind. 1936)

ТОМАС ВУЛФ (THOMAS WOLFE 1900-1938)

Взгляни на дом свой, ангел (Look homeward, angel. 1929)

Домой возврата нет (You can't go home again. 1940)

ДЖОН СТЕЙНБЕК (JOHN STEINBECK. 1902-1968)

Гроздья гнева (The grapes of wrath. 1939)

РИЧАРД РАЙТ (RICHARD WRIGHT. 1908-1960)

ТЕННЕССИ УИЛЬЯМС (TENNESSEE WILLIAMS. 1911-1983)

Стеклянный зверинец (The glass menagerie. 1945)

Трамвай «Желание» (The streetcar named Desire. 1947)

ДЖЕЙМС БОЛДУИН (JAMES BALDWIN. 1924-1987)

Другая страна (Another country. 1962)

ТРУМЭН КАПОТЕ (TRUMAN CAPOTE. 1924-1984)

Обыкновенное убийство (In cold blood. 1965)

ФЛАННЕРИ O'KOHHOP (FLANNERY O'CONNOR. 1925-1964)

БЕЗ ОКОНЧАНИЯ….

ОТ РЕДАКТОРА

Два тома литературно-библиографического справочника «Основные произведения ино­странной художественной литературы», посвященные, соответственно, первый — литературам Австралии, Америки и Европы, второй — Азии и Африки, впервые выходят вместе. Выпуск в свет обновленного корпуса «Основных произведений» приурочен к 75-летию Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы, открывшей своим читателям двери в далеком 1922 г. Настоящее издание представляет, таким образом, целостную панораму истории мировой зарубежной литературы в ее важнейших явлениях — за одним исключением, о котором будет сказано ниже. Сведения о предыстории и структуре второго тома содержатся в предпосланной ему статье «От составителей».

Первое издание «Основных произведений» (Австралия, Америка, Европа) увидело свет в 1960 г.; с той поры справочник переиздавался пять раз. В каждом случае он дополнялся новыми материалами; отдельные старые статьи перерабатывались, библиографические списки обновлялись. За основу настоящего, шестого, существенно дополненного и переработанно­го издания I тома справочника взят корпус пятого издания, в редакционную коллегию которого входили Л. А. Гвишиани-Косыгина, Е. Ю. Гениева, В.Т.Данченко, Э. В. Переслегина, Ю.А. Рознатовская, И. М. Шмелькова и автор данного предисловия. Авторами и редак­торами издания являлись сотрудники Научно-библиографического и некоторых других отде­лов ВГБИЛ, а также специалисты-филологи Института мировой литературы им. М. Горького АН СССР, МГУ им. М. В.Ломоносова, Института славяноведения и балканистики АН СССР, Иностранной комиссии Союза писателей СССР, кафедры литературы МГПИИЯ им. М. Тореза и других учреждений (названия приводятся по состоянию на 1983 г.). Подготавливая это издание, составители ориентировались на имена и произведения, которые были представлены на страницах 200-томной «Библиотеки всемирной литературы». БВЛ, при известных издержках идеологически-конъюнктурного порядка, и по сию пору остается грандиозным по своему общекультурному значению изданием: она расширила знания широкого читателя о золотом фонде мировой литературы и представила значительное число классических произведений в новых, более совершенных переводах на русский язык.

В настоящем, шестом издании справочника опущены некоторые имена и произведения, представленные в предыдущих изданиях по идеологическим соображениям. Исключены статьи о Д.Риде и Ю.Фучике: «10 дней, которые потрясли мир» и «Репортаж с петлей на шее», являясь блестящими образцами публицистики и журналистики, все же не могут рассматри­ваться в ряду основных произведений художественной литературы. Оставленные в корпусе статьи подвергнуты «косметической» правке: в них опущены оценки и суждения, продикто­ванные конъюнктурно-политическим подходом, хотя элементы идеологической риторики в отдельных очерках, как понимают составители, не удалось устранить. Справочник сущест­венно дополнен за счет включения новых имен. Это писатели-классики и явления, по непонятным причинам «выпавшие» из предшествующих изданий (византийская литература, средневековая литература на латинском языке, рыцарский роман, Г. К. Честертон, У. Коллинз, И.Мадач, А. Г. Эленшлегер, Томас Мур, Л. Тик, С. Крейн, А. Бирс, Сигрид Ундсет и др.). Это авторы и явления, чье значение предстало в России в своих истинных масштабах, поскольку со времени пятого издания справочника появились переводы ряда произведений на русском языке (скандинавские народные баллады, М. де Гельдерод, Дж. Р.Р.Толкиен, Карен Бликсен, Б.Грасиан, Кэтрин Энн Портер, Ф. Мистраль, Ж. Бернанос и др.). Наконец, это писатели, которые в начале 1980-х гг. официально не одобрялись, а то и вовсе были под идеологическим запретом (мастера английского «готического» романа, Г. Мейринк, Дж. Оруэлл, Х.Л.Борхес, У. Ионзон, Г. Бенн, С. И. Виткевич, В. Гомбрович, М.Митчелл, Г.Мил­лер, В. Набоков, Э. Паунд, Л.-Ф. Селин, А. Жид, М. Црнянский и др.). Пристатейные и общие библиографические списки были пересмотрены и обновлены.

1 том справочника «Основные произведения иностранной художественной литературы» содержит сведения о творчестве писателей стран Европы (от античности до нашего време­ни), Австралии и Америки. В число имен, представленных на его страницах, входят авторы, чей творческий путь уже завершен и чье наследие стало достоянием истории литературы.

[3]

Исторические процессы 1990-х гг. успели перевести в разряд «иностранной» литературу народов бывших республик Советского Союза, ныне суверенных государств. ВГБИЛ, всегда комплектовавшаяся как библиотека иностранной литературы, не собирала и не изучала фонды на языках народов СССР; естественно, не располагает она и соответствующими специалис­тами. Отмечая отсутствие разделов, посвященных литературам стран ближнего зарубежья, как недостаток справочника, составители надеются — при содействии специалистов Инсти­тута мировой литературы РАН и других учреждений — восполнить эту досадную лакуну при подготовке следующего издания справочника.

Справочник открывает раздел, посвященный античной литературе, за которым следует очерк о византийской литературе — явлении, имеющем самостоятельную художественную ценность и в то же время связующем звене между литературой античности и средневековья. В специальный раздел выделены произведения народного творчества и памятники средне­вековой европейской литературы, т. е. художественное наследие эпохи, предшествовавшей зарождению и становлению национальных литератур.

Литературы отдельных регионов и стран, расположенных в алфавитном порядке, пред­ставлены самостоятельными разделами. Внутри разделов материал дается в хронологическом порядке, сопряженном по возможности с основными вехами историко-литературного про­цесса. Становление и развитие национальных литератур в силу тех или иных исторических причин проходило в разных странах не одновременно. Эта историко-литературная законо­мерность получила отражение на страницах справочника. Так, основные произведения ита­льянской литературы учитываются с конца XIII в., английской литературы — с XIV в., литературы США — с начала XIX в. и т. д.

Основной структурной единицей справочника является очерк, посвященный творчеству отдельного писателя. В очерке даются краткая справка о жизни и творчестве писателя, аннотации на наиболее значительные его произведения. Завершают очерк библиографические материалы (произведения писателя на русском языке и языке оригинала, литература о нем на русском и иностранных языках). В пристатейных библиографических списках специально не отмечаются статьи о писателях, содержащиеся в историях литературы (всемирной, посвя­щенных отдельным периодам и национальных), а также сопроводительные статьи к изданиям произведений на русском языке в России и Советском Союзе.

В конце издания дан библиографический свод критических работ общего характера и антологий по зарубежной литературе. Этот раздел дополняет библиографическую часть спра­вочника и дает возможность читателю более глубоко познакомиться с проблемами зарубежной литературы.

Библиографическая часть носит выборочный характер. Как правило, учитываются новей­шие переводы и последние критические работы. В тех случаях, когда такой материал отсутствует, включаются более ранние публикации. В иностранной части прежде всего отражаются наиболее фундаментальные издания произведений писателя на языке оригинала и наиболее значительные и информативные исследования.

Переводы проаннотированных произведений представлены в библиографической части в собраниях сочинений, в сборниках или в виде отдельных изданий.

Издания, сведения о которых приведены в библиографической части, за редким исклю­чением представлены в фондах ВГБИЛ.

Оформление библиографических описаний выдержано в соответствии с пятым изданием справочника, то есть по правилам, действовавшим в начале 1980-х гг.

Для удобства пользования справочник снабжен вспомогательными указателями на русском и иностранных языках: указателем авторов, чье творчество представлено на страницах спра­вочника, отдельными очерками и аннотациями, и указателем заглавий проаннотированных произведений.

Составители надеются, что справочник выполнит свою цель — поможет российским читателям получить представление о золотом фонде мировой литературы и переводах про­изведений из этого фонда на русский язык.

Составители и Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы им. М. И. Рудомино благодарят издательство «Азбука» в Санкт-Петербурге, которое выпускает в свет настоящее издание «Основных произведений иностранной художественной литературы» в 2 томах.

В. Скороденко

ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

ЭПОС

ГОМЕР (ΟΜΗΡΟΣ)

— легендарный поэт-певец, которого в античном мире, а также и в более поздние времена считали автором первых и древнейших из дошедших до нас памятников греческой художественной лите­ратуры — больших эпических поэм «Илиада» и «Одиссея». В основе гомеровского эпоса лежит исторический факт — поход греков на малоазийский город Трою (Илион) на рубеже XIII и XII вв. до н. э., окончившийся взятием и разрушением города. Источником гомеровского эпоса было народное творчество: мифы и предания, народные песни, художественно переработанные в поэмы. написанные античным стихотворным размером — гекзаметром. Обе поэмы с замечательной прав­дивостью и силой рисуют картины мирного и военного быта древних греков, ярко отображают мировоззрение и понятия людей родового общества в период его наивысшего расцвета.

Илиада (Ίλιάς)

— поэма, повествующая о событиях последнего, десятого года Троянской войны. Главный герой «Илиады», т. е. поэмы об Илионе, — Ахиллес (Ахилл), сын смертного и богини, храбрейший из греческих героев; он был оскорблен предводителем греческой рати Агамемноном и отказался воевать против троянцев. Однако после гибели в бою Патрокла, своего друга, он, обуздав гнев, снова вступает в битву и поражает насмерть Гектора, вождя троянских воинов и сына царя Приама. Вокруг основной сюжетной линии поэмы группируется большое количество эпизодов, где появ­ляются другие вожди и герои. В войне участвуют как люди, так и боги Олимпа. Попутно часто вспоминаются сказания и предания различных времен, предшествовавшие в эпосе мифам о взятии Трои. Творцу «Илиады» присуще глубокое сочувствие человеческому горю. Подлинным гуманизмом проникнуты, например, такие сцены поэмы, как расставание Гектора с женой Андромахой или эпизод, в котором Приам умоляет Ахилла выдать ему тело Гектора.

Одиссея ('Οδύσσεια)

— вторая эпическая поэма Гомера, содержание которой составляет история десятилетних скитаний и возвращения на родину Одиссея, одного из греческих героев, участника Троянской войны. В его воспоминаниях и в рассказах других действующих лиц вновь встречаются многие герои «Илиады». В поэме ярко изображена мирная жизнь греков: пиры. семейные празднества, игры и т. п. Целый ряд эпизодов поэмы также отмечен характерными чертами гомеровского гуманизма. К ним при­надлежит, например, сцена встречи Одиссея в царстве мертвых с его матерью Антиклеей, умершей от тоски по любимому сыну, или сцена, в которой Одиссея узнает его старая нянька Эвриклея, и многие другие. Бессмертное обаяние гомеровского эпоса объясняется тем, что он, говоря словами Маркса, отразил «детство человеческого общества там, где оно развивалось всего прекраснее».

Произведения

Гомеровы гимны.— В кн.: Эллинские поэты, М.. 1963, с. 37—138: Илиада / Пер. Н. Гнедича;

Одиссея / Пер. В.Жуковского.— М.: Худож. лит., 1967 — 765 с.— (Б-ка всемирн. лит.); Илиада / Пер. В.Вересаева.— М.: Гослитиздат, 1953.— 317 с.

Литература

Лосев А.Ф. Гомер.— 2-е изд.— М.: Мол. гвардия — Соратник, 1996.— 400 с.— (Жизнь замечат. людей); Преображенский П.Ф. «Илиада» и Гомер; «Одиссея» и Гомер.— В кн.: Преображен­ский П. Ф. В мире античных идей и образов, М.. 1965, с. 13—40; Сахарный Н. Л. Илиада: Разыскания в области смысла и стиля гомеровской поэмы.— Архангельск, 1957.— 379 с.— В надзаг.: Арханг. пед. ин-т; Шталь И.В. Гомеровский эпос: Опыт текстол. анализа «Илиады».— М.: Высш. шк., 1975. — 244 с.; Шталь И. В. «Одиссея» — героическая поэма странствий. — М.: Наука, 1978. — 168 с.;

Шталь И. В. Художественный мир гомеровского эпоса.— М.: Наука, 1983.— 94 с.

[5]

ЭЗОП (ΑΙΣΩΠΟΣ. Предположительно VI в. до н. э.)

— легендарный зачинатель жанра басни в греческой литературе. Историк Геродот сообщает, что Эзоп был рабом самосца Иадмона, жил во время правления египетского царя Амасиса (570—526 гг. до н. э.) и был убит дельфийцами. Независимо от вопроса об историчности Эзопа, можно утверждать, что VI в. до н. э. был важнейшей стадией формирования басенного жанра. Этому способствовала социальная обстановка. Именно в это время во всех областях общественной жизни шла ожесточенная борьба между аристократами и демосом, и басня явилась литературным оружием угнетенных низов. Прозаическая житейская мудрость басенной морали противопоставлялась возвышенным аристокра­тическим идеалам; иносказательность делала басню менее опасной для тех, кто ее использовал, нежели прямые нападки на власть имущих, — отсюда возникло выражение «эзопов язык». Когда в греческих полисах победил демос, басня перестала быть орудием борьбы, ее гражданское звучание ослабело. Басня начинает восприниматься как шуточный жанр. Первый упоминаемый в источниках сборник эзоповских басен составлен Деметрием Фалерским (IV—III вв. до н. э.). До нас дошло большое количество поздних рукописей таких сборников. Басни написаны прозой, просто и кратко, сюжет дается без всяких второстепенных подробностей. Басни, хотя и назывались эзоповскими, никогда не имели твердо установленного, канонического текста, и до нас дошло множество вари­антов. Сюжет большинства басен построен по такой схеме: некто захотел нарушить положение вещей в свою пользу, но только навредил себе. Например, верблюд, увидев, как бык чванится своими рогами, позавидовал ему, стал просить у Зевса рогов и для себя, но в наказание лишился и ушей. Герои басен весьма разнообразны: животные, растения, люди различных профессий, боги и мифологические персонажи. Но они интересуют баснописца не сами по себе, а как носители сюжетных функций, поэтому они взаимозаменяемы; отсюда — басни-двойники, где один и тот же сюжет, но разные герои. Эзоповские сюжеты легли в основу европейской басни и были использованы классиками — от Федра и Бабрия до Ж.Лафонтена и И.А.Крылова.

Произведения

Басни Эзопа / Пер. ст. и коммент. М, Л. Гаспарова. — М.: Наука, 1968. — 320 с, — (Лит. памятники);

Жизнеописание Эзопа: [Басни] / Пер. М. Гаспарова. — В кн.: Античная басня, М., 1991, с. 25—206.

Литература

Ленцман А. Я. Элементы идеологии рабов в баснях Эзопа.— В кн.: Вопросы античной литературы и классической филологии, М., 1966, с. 70—79.

ЛИРИКА

АРХИЛОХ (ΑΡΧΙΛΟΧΟΣ. VII в. до н. э.)

— уроженец острова Пароса, незаконнорожденный сын аристократа и рабыни. Архилох был крупнейшим поэтом-лириком своего времени и одним из лучших мастеров поэтической формы. Расцвет его творчества приходится на середину VII в. до н. э. (681—648 гг.). Он много странствовал, побывал на всех греческих островах, в Италии, Малой Азии, служил воином-наемником во Фракии. В стихах Архилоха нашли отражение превратности его жизни, битвы, победы, поражения. Особой силы поэт достигает в любовной поэзии и обличительных стихах, которыми он преследовал семью изменившей ему девушки. В его творчестве впервые находит применение ямб. Произведения Архилоха были очень распространены в Древней Греции и оказали большое влияние не только на творчество последующих поэтов-лириков, но и на развитие драмы, особенно комедии.

Произведения

Стихи и фрагменты.- В кн.: Эллинские поэты. М., 1963, с. 205-230; [Стихи и фрагменты] / Пер. В.Вересаева и др. — В кн.: Античная лирика, М., 1968, с. 114—120.

Литература Вересаев В. Архилох и Сафо. — В кн.: Вересаев В. Сочинения, М., 1948. т. 3, с. 346—355.

САПФО (ΣΑΠΦΩ. Первая половина VI в. до н. э.)

— поэтесса античной Греции. Родилась на острове Лесбосе. С детских лет она узнала трудности жиз­ни: рано осиротев, сама вырастила своих младших братьев. В родном городе Сапфо содержала школу для девочек, которым преподавала поэзию, танцы, музыку. Уже при жизни поэтесса пользовалась

[6]

широкой известностью, несколько раз она оыла увенчана лавровым венком на всегреческих олим­пиадах. Ее изображение было отчеканено на монетах Лесбоса. Платон называл Сапфо десятой музой. Главная тема ее поэзии — любовь и все ее проявления: страсть и утраты, боль разлуки и терзания ревности. Традиционные фольклорные мотивы девичьих и свадебных песен окрашены у Сапфо сильным чувством, отличаются яркой образностью и ритмическим разнообразием. Из девяти книг стихов, написанных Сапфо, до нас дошло только два стихотворения и около ста лирических отрывков.

Произведения

Алкей и Сапфо: Собр. песен и лир. отрывков / В пер. и со вступ. очерком Вяч. Иванова.— М., 1914; [Стихи].— В кн.: Эллинские поэты, М., 1963, с. 233—260; [Стихи] / Пер. Вяч. Иванова, В.Вересаева.— В кн.: Античная лирика, М., 1968, с. 55—70.

Литература Вересаев В. Архилох и Сафо.— В кн.: Вересаев В. Сочинения, М., 1948, т. 3, с. 346—348, 369—378;

Толстой И. И. Сафо и тематика ее песен.— В кн.: Толстой И. И. Статьи о фольклоре, М.; Л., 1966, с. 120-131.

АНАКРЕОНТ (ΑΝΑΚΡΕΩΝ. Вторая половина VI в. до н. э.)

— выдающийся представитель античной лирики второй половины VI в. до н. э. Его долгая жизнь в основном прошла при дворах властителей Самоса и Афин, охотно окружавших себя служителями искусства. Веселая придворная жизнь, полная пышных празднеств, пиров и любовных приключе­ний, определила направление его поэзии, главными темами которой были вино и любовь. Анакреонт был автором небольших, легких и изящных стихотворений, которым подражали многие поэты поздней античности. Этими подражаниями в значительной степени вдохновлялась «анакреонти­ческая» поэзия XVIII—XIX вв. (Парни, Батюшков); ей отдал дань и Пушкин, которому принадлежит перевод двух стихотворений Анакреонта («Кобылица молодая» и «Поредели, побелели...»). Под­линных произведений Анакреонта сохранилось сравнительно не много.

Произведения

Анакреонт. Первое полное собрание его сочинений в переводах русских писателей. — СПб.: Ледерле.

1896.— 152 с.; [Стихи] / Пер. Л. Мея и др.— В кн.: Античная лирика, М., 1968, с.71—73.

ФЕОКРИТ (ΘΕΟΚΡΙΤΟΣ. III в. до н. э.)

— самый известный представитель буколического, т. е. пастушеского жанра в древнегреческой поэзии. Он родился на Сицилии, юность провел на острове Косе и был членом кружка буколических поэтов. Впоследствии Феокрит снискал себе покровительство египетского царя Птолемея и жил в Александрии. Феокрит создал жанр идиллии (так назывались небольшие пьесы). В значительной части своих идиллий он разрабатывал любовные мотивы, связывая их с картинами пастушеской жизни. В некоторых идиллиях (например, «Сиракузянки, или Женщины на празднике Адониса») Феокрит рисует яркие бытовые сцены, изображает жизнь и нравы современного ему города. Поэзия Феокрита и созданный им жанр идиллии сыграл очень большую роль в европейской, в том числе в русской поэзии второй половины XVIII — первой четверти XIX в. Особенно ощущается влияние Феокрита в творчестве Парни, Батюшкова, Дельвига, Гнедича и в ранней лирике Пушкина.

Произведения [Идиллии и эпиграммы].— В кн.: Феокрит; Мосх; Бион: Идиллии и эпиграммы, М.. 1958, с. 9—146.

ДРАМА

ЭСХИЛ (ΑΙΣΧYΑΟΣ. 525-456 гг. до н. э.)

— первый великий драматург Древней Греции. Эсхил жил в значительную для его родины эпоху становления афинской демократии и греко-персидских войн, в которых принимал непосредственное участие. Это наложило отпечаток на его творчество, полное откликов на современную ему дейст­вительность. Язык трагедий Эсхила отличается необычайной яркостью и образностью. Характеры его героев полны монументального величия, даны с огромной художественной силой. Эсхил был плодовитым писателем — им написано около 80 пьес, из которых до нас дошло только 7.

[7]

Прометей прикованный (Προμηθεύς δεσμώτης)

— самая значительная из трагедий Эсхила (часть трилогии о Прометее), в ней выражено миро­воззрение художника-гуманиста. В основу сюжета положен миф о борьбе между богом Зевсом и титаном Прометеем, совершенно по-новому разработанный Эсхилом. Прометей против воли Зевса принес людям небесный огонь и тем самым пробудил в них стремление к сознательной жизни. Культура человечества: грамота и счет, земледелие, ремесла, науки — все это плоды подвига Прометея, друга человечества. Разгневанный Зевс обрекает Прометея на жестокую казнь: он приказывает навеки приковать его к скале. Выполнение казни поручается Богу-кузнецу Гефесту, которому должны помогать власть и насилие. Каждый день орел Зевса прилетает терзать печень Прометея. Но природа на стороне титана, она скорбит о его страданиях. Благородному образу Прометея Эсхил противопоставил образ жестокого и мстительного Зевса, которого наделил чертами, типичными для современных ему тиранов. Сюжет о борьбе Прометея с Зевсом за счастье людей неоднократно использовался крупнейшими поэтами нового времени — Гёте, Байроном, Шелли, Шевченко.

Орестея (Όρεστεια)

— единственная дошедшая до нас целиком древнегреческая драматическая трилогия. Герой про­изведения — Орест, сын царя Агамемнона, предводителя греков, воевавших с Троей. Действие первой части трилогии («Агамемнон») развертывается в Аргосе, на родине царя. Возвратившись из троянского похода, Агамемнон был убит своей женой Клитемнестрой и ее любовником. Убийцы воцаряются в Аргосе. Но по велению бога Аполлона сын убитого царя Орест, воспитывавшийся на чужбине, должен возвратиться на родину, чтобы отомстить за кровь отца. Во второй части трилогии («Хоэфоры») развертывается трагический конфликт: долг мести за отца повелевает Оресту совершить тягчайшее из преступлений — убить свою мать. Проникнув во дворец под видом странника, Орест убивает Клитемнестру и ее любовника Эгисфа. Но после этого убийства его начинают преследовать Эринии, богини кровной мести. В заключительной части трилогии («Эв­мениды») изображена борьба богов вокруг Ореста. Оринии требуют наказать Ореста за матере­убийство. Аполлон берет его под защиту, так как Орест, убив мать, восстановил поруганную честь отца. Тогда Афина поручает разбор дела Ореста ареопагу — так назывался государственный орган. который в Афинах времен Эсхила был судилищем по религиозным делам. Сама богиня Афина становится участницей суда и требует оправдания Ореста. Отныне Эринии — мстительницы — превращаются в богинь милостивых — Эвменид. В «Орестее» отражены политические воззрения самого драматурга, высоко ставившего ареопаг — этот «корысти чуждый, милостивый и грозный совет». Оптимистический исход трагедии свидетельствует о глубоком гуманизме поэта, о победе гражданских идеалов справедливости над архаическими законами кровной мести.

Произведения

Трагедии / Пер. С.Апта.— М.: Худож. лит., 1971.— 381 с.— (Б-ка античн. лит. Греция); Трагедии / Пер. Вяч. Иванова; Изд. подгот. Н. И. Балашов и др. — М.: Наука, 1989. — 589 с. — (Лит. памятники);

Орестея / Пер., послесл. и примеч. С.Апта.— М.: Гослитиздат, 1961.— 215 с.; Персы; Прометей прикованный / Пер. С.Апта.— В кн.: Античная драма, М., 1970, с. 35—116.

Литература

Ярхо В. Эсхил.— М.: Гослитиздат, 1958.— 285 с.; Ярхо В.Н. Драматургия Эсхила и некоторые проблемы древнегреческой трагедии,— М.: Худож. лит., 1978.— 301 с.

СОФОКЛ (ΣΟΦΟΚΛΗΣ. 496-406 гг. до н. э.)

— второй великий драматург античной Греции, поэт периода расцвета Афин — «века Перикла». Примыкая к политической группировке Перикла, Софокл был его личным другом и занимал ряд высоких государственных должностей. В течение всей своей долгой жизни Софокл пользовался большой любовью современников, которые после смерти драматурга причислили его к лику героев. Софокл продолжил дело Эсхила в создании греческой драмы, внеся в нее новые черты. В построении его пьес человек, его чувства и переживания выдвинуты на первый план. Человек показан в конфликте с роком.

Царь Эдип (Οιδίπους τύραννος)

— трагедия, оказавшая большое влияние на развитие европейской классической драмы, считает­ся шедевром Софокла. Поэт построил ее на трагическом противоречии между нравственным

[8]

богатством личности и ограниченностью ее возможностей, предопределенной не зависящими от человека закономерностями объективной действительности. Эта непознанная во времена Софокла сила представлялась ему непреодолимым роком. Эдипу еще до рождения был предсказан оракулом ужасный жребий — убить своего отца и жениться на собственной матери. Выросший на чужбине, Эдип делает все возможное, чтобы избежать исполнения предсказания. Но все его поступки, сознательно направленные на то, чтобы не дать свершиться велению судьбы, приводят к обратному:

сам того не зная, Эдип оказывается невольным убийцей своего отца Лая и мужем своей матери Иокасты. Узнав страшную правду, мудрый и справедливый Эдип в отчаянии выкалывает себе глаза. С замечательным искусством нарисовал Софокл образ Эдипа — страдающего, умного, волевого человека. Эдип сам казнит себя за невольно совершенное преступление и оказывается морально выше богов, обрекших его на муки.

Антигона (Αντιγόνη)

— самый значительный из женских образов в трагедиях Софокла. Героиня пьесы — дочь царя Эдипа — жертвует жизнью во имя долга и любви. Она предает земле тело своего убитого в бою брата, несмотря на то что новый фиванский царь Креонт под страхом смерти запретил хоронить его как изменника родины. Разгневанный Креонт приказывает заживо замуровать Антигону в каменном склепе. В сцене допроса жестокому тирану Креонту противопоставлена нежная, любящая и мужественная Антигона, которая объясняет, что, нарушив приказ земного властителя, она выполнила неписаный закон богов, повелевающий предавать мертвых погребению. Боги наказывают Креонта за нарушение закона. Его приказание — освободить Антигону — опаздывает: она пове­силась в склепе. Сын Креонта Гемон закалывается над трупом своей невесты Антигоны, а мать Гемона в отчаянии лишает себя жизни.

Произведения Трагедии / Пер. С. В. Шервинского; Вступ. ст. В. Ярхо; Коммснт. Ф. Петровского и В. Ярхо.— М.:

Худож. лит., 1988.— 495 с.— (Б-ка античн. лит. Греция); Драмы / Пер. Ф.Ф.Зелинского; Изд. подгот. М.Л.Гаспаров и В.Н.Ярхо.— М.: Наука, 1990.— 605 с.— (Лит. памятники); Царь Эдип / Пер. А.И.Пиотровского.— В кн.: Древнегреческая драма. Л., 1937. с. 149—222; Эдип-царь / Пер. С. В. Шервинского; Антигона / Пер. С. В. Шервинского, Н. С Познякова. — В кн.: Античная драма, М., 1970, с. 119-228.

Литература

Чистякова Н. А. К вопросу об образах трагических героев в драмах Софокла. — В кн.: Классическая филология. Л., 1959, с. 24—37; Ярхо В. Н. Трагедия Софокла «Антигона». — М.: Высш. шк., 1986. — 109 с.

ЕВРИПИД (ΕYΡΙΠΙΔΗΣ. 480-406 гг. до н. э.)

(ΕYΡΙΠΙΔΗΣ. 480—406 гг. до н. э.)

— третий великий драматург-трагик Древней Греции. Получивший хорошее образование, общав­шийся с выдающимися философами, он был близок к передовой общественной мысли эпохи, за что неоднократно подвергался преследованиям. Еврипид в отличие от своего современника Софокла изображает людей не такими, какими они должны быть, а какие они есть на самом деле. По сравнению с другими драматургами древности Еврипида можно назвать мастером психологической драмы. Он умел замечательно рисовать противоречия и тонкости человеческих характеров, и это делает его особенно близким нашей эпохе. Творчество Еврипида вызывало неоднократные подражания и в Древнем Риме (Овидий, Сенека), и в новое время, например, во Франции XVII в. (Расин и др.). До нас дошло 18 из 92 произведений Еврипида.

Медея (Μήδεια)

— трагедия, сюжет которой писатель заимствовал из мифа о походе аргонавтов. Героиня траге­дии — дочь царя Колхиды волшебница Медея, с помощью которой греческий герой Ясон добыл золотое руно. Из любви к Ясону Медея бежала из-под отчего крова, совершила немало черных Дел. После долгих скитаний Ясон и Медея со своими двумя детьми прибыли в Коринф;

там Ясон решил оставить Медею и жениться на дочери царя Креонта. Обезумев от ревности и оскорбления, обманувшаяся в самом дорогом человеке, Медея решает отомстить изменнику:

она убивает не только невесту Ясона и ее отца, но и своих детей. С великолепной художествен­ной силой изобразил Еврипид, как мрачная, страстная Медея от огромной любви переходит К такой же безмерной ненависти, как самые различные чувства борются в душе матери-дето-Убийцы.

[9]

Ипполит (Ιππόλυτος)

— трагедия, в которой ярко проявился интерес Еврипида к человеческой личности, ее внутреннему миру. Ипполит, сын афинского царя Тесея и царицы амазонок, поклоняется девственной Артемиде, богине охоты, отвергает всех других женщин и любовь. Этим он навлекает на себя гнев богини любви Афродиты, которая внушает его мачехе Федре безумную и безнадежную страсть к пасынку. Охваченная отчаянием, Федра убивает себя, но перед смертью клевещет на Ипполита, объявив мужу, что тот пытался ее обесчестить. Разгневанный Тесей попросил бога морей Посейдона выслать навстречу колеснице Ипполита гигантского быка. Испуганные кони понесли и разбили седока о скалы. В последнюю минуту появляется Артемида, открывает Тесею правду и утешает умираю­щего Ипполита. В этой трагедии раскрыто неверие автора в мудрость и милосердие богов.

Ифигения в Авлиде (Ιφιγένεια ήέν Άυλίδι)

— последняя из трагедий Еврипида. Ее героиня Ифигения, дочь царя Агамемнона, добровольно отдает жизнь во имя спасения родины. Агамемнон, предводитель греческих войск в троянском походе, должен принести свою дочь Ифигению в жертву богине Артемиде — такова воля богини, наславшей безветрие и задержавшей греков в Авлиде. Требования религиозного культа вступают в противоречие с отцовским чувством Агамемнона, с материнскими страданиями его жены Кли-темнестры, с жаждой жизни, которой полна молодая девушка. Этот конфликт разрешается тем, что Ифигения добровольно соглашается принести себя в жертву ради своей родины — Эллады. Суровое предание о кровавом жертвоприношении Еврипид использовал для создания подлинной драмы, главная героиня которой наделена трогательными и вместе с тем героическими чертами.

Произведения

Трагедии: В 2 т. / Пер. И.Анненского, С. Шервинского; Вступ. ст. и коммснт. В.Ярхо.— М.:

Худож. лит., 1969.— (Б-ка античн. лит. Греция); Медея; Ипполит/ Пер. И.Анненского.— В кн.:

Античная драма, М., 1970, с. 179—343.

Литература

Гончарова Т. В. Эврипид. — 2-е изд. — М.: Мол. гвардия, 1986. — 269 с. — (Жизнь замечат. людей);

Радциг С. И. Опыт историко-литературного анализа «Медеи» Еврипида. — В кн.: Вопросы клас­сической филологии, М., 1969, т. 2, с. 80—206; Ярхо В. Н. Миф и политика в древнегреческой трагедии.— Вопр. истории, 1970, № 1, с. 209—214.

АРИСТОФАН (ΑΡΙΣΤΟΦΑΝΗΣ. 446-385 гг. до н. э.)

— величайший сатирик древнего мира, в творчестве которого античная политическая комедия достигает расцвета. О жизни Аристофана почти ничего не известно. Литературная деятельность его протекала в эпоху Пелопоннесской войны и кризиса афинского государства. Из написанных им 44 пьес сохранилось полностью лишь 11. Комедии Аристофана, кроме своего художественного значения, замечательны еще и тем, что в них широко отражена общественно-политическая и культурная жизнь Афин V в. до н. э. Сам Аристофан выступает в своих комедиях как идеолог умеренно-демократического, преимущественно земледельческого крыла афинской демократии, за­интересованного в прекращении войны и установлении мира.

Всадники (Ίππης)

— одна из наиболее острых политических комедии Аристофана. Она направлена против лидера радикальной партии Клеона, ярого сторонника Пелопоннесской войны, тяжелым бременем легшей на плечи афинян. В комедии действуют аллегорические персонажи. В образе капризного, дряхлого и глухого старика Демоса, опутанного лестью и ложью демагогов, представлен афинский народ. Клеон выведен в лице подлого «кожевника», морочащего голову Демосу. Домашние рабы Демоса, в которых зрители могли узнать известных афинских полководцев Никия и Демосфена, решаются обуздать «кожевника» при помощи другого пройдохи и жулика — «колбасника». Посредством всяческих проделок, грубо льстя Демосу, «колбасник» побеждает Клеона, и в этом ему помогают всадники, т. е. знатные афинские юноши. В комедии зло высмеивается поведение демагогов, которые развращают и одурачивают народ.

Птицы ("Ορνιθες)

— одно из самых блестящих сатирических произведений Аристофана. Пьесе свойственны черты социальной утопии. Два афинских гражданина — Писфетер и Эвельпид, разочаровавшись в

[10]

окружающей жизни с ее интригами и кляузами, отправляются на поиски блаженной страны. Они уходят к птицам и решают основать вместе с ними новое государство между небом и землей. Однако вскоре блаженную страну начинают беспокоить и люди, и боги. Аристофан выводит перед зрителями целую вереницу различных общественных типов — людей, наживающихся на доверии своих сограждан. Эти люди не нужны государству птиц, и их с позором изгоняют. Что же касается богов, то они терпят голод и нужду, так как Писфетер перехватывает жертвенный дым, поднима­ющийся с земли к небу. Принужденные обстоятельствами, обитатели Олимпа согласны на любые условия: Зевс отдает Писфетеру скипетр и руку своей дочери — красавицы Басилеи, «царицы мира».

Произведения

Комедии: В 2 т. / Общ. ред., пер. Ф. А. Петровского, В. Н. Ярхо; Вступ. ст. и коммент. В. Н. Ярхо. — М.: Гослитиздат, 1954; Комедии: В 2 т. / Коммент. В.Ярхо.— М.: Искусство, 1983.— (Античн. драматургия. Греция); Избранные комедии / Пер. А Пиотровского; Предисл. В. Н. Ярхо.— М.:

Худож. лит., 1974.— 491 с.— (Б-ка античн. лит. Греция); Птицы / Пер. А. Пиотровского.— В кн.: Античная драма. М., 1970, с. 347—426.

Литература

Аристофан: Сб. статей к 2400-летию со дня рождения Аристофана / Редкол.: Н.Ф.Дератани и др.— М.: Изд-во Моск. ун-та, 1956.— 195 с.; Головня В. В. Аристофан.— М.: Изд-во АН СССР. 1955.— 181 с.; Гусейнов Г. Ч. Аристофан.— М.: Искусство, 1988.— 270 с.— (Жизнь в иск-вс);

Соболевский С. И. Аристофан и его время.— М.: Изд-во АН СССР, 1957.— 420 с.; Ярхо В. Аристофан.— М.: Гослитиздат, 1954.— 133 с.

ПОЗДНЯЯ ПРОЗА

ПЛУТАРХ (ΠΛΟΥΤΑΡΧΟΣ. Ок. 46-120 гг. н. э.)

— писатель-моралист и историк. Он пользовался большой популярностью и занимал ведущее место в кругу друзей и учеников, образовавших небольшую академию, которая просуществовала еще около ста лет после его смерти. До нас дошло свыше 150 произведений Плутарха. Их принято делить на две категории: моральные трактаты и биографии («Параллельные жизнеописания», другой вариант заглавия — «Сравнительные жизнеописания»), сохранившие свою литературную и отчасти историческую ценность вплоть до нашего времени.

Параллельные жизнеописания (Οίβίος οι παράλληλα)

— это биографии .сорока шести выдающихся исторических деятелей Греции и Рима; они назва­ны параллельными, потому что расположены в книгах парами, по какому-нибудь сходному признаку. Плутарх дает жизнеописания знаменитых людей от мифических времен и почти до своего времени. Исторические образы государственных деятелей не совсем верны, поскольку ав­тор подходил к задаче не только как историк, но и как писатель-моралист, выставляя своих ге­роев в качестве образцов добродетели или порока. Но как художественные произведения «био­графии» Плутарха представляют большой интерес: образы героев ярки и пластичны, часто отли­чаются большим драматизмом и величием, описаны с впечатляющей силой и простотой. На основе «биографий» Плутарха Шекспир создал свои трагедии «Юлий Цезарь». «Антоний и Кле­опатра», «Кориолан». «Жизнеописания» Плутарха использовали в своих произведениях многие писатели нового времени, черпая из них сюжеты, характеры, ситуации. Высоко ценил Плутарха Белинский.

Произведения

Сравнительные жизнеописания: В 3 т. / Изд. подгот. С. П. Маркиш, С. Н. Соболевский, М. Е. Грабарь-Пассек. — М.: Изд-во АН СССР, 1961—1964.— (Лит. памятники); Избранные жизнеописания:

В 2 т. / Сост., вступ. ст. и примеч. М.Томашевского. — М.: Правда, 1987; Сочинения / Сост. С.Аверинцев; Вступ. ст. А.Лосева; Коммент. А.Столярова.— М.: Худож. лит., 1983.— 703 с.— (Б-ка античн. лит. Греция).

Литература

Аверинцев С. С. Плутарх и античная биография: К вопросу о месте классика жанра в истории жанра.- М.: Наука, 1973.- 276 с.

[11]

ЛУКИАН (ΛΟYΚΙΑΝΟΣ. Ок. 120-192 гг. н. э.)

— родом из шмосаты в Сирии, был сыном мелкого ремесленника. Получив риторическое обра­зование, он выступал с речами в городах Сирии, в Риме и в Афинах. Отдав в ранних сочинениях дань риторике, Лукиан впоследствии осмеял риторическую премудрость. Он усердно изучал фи­лософию, но не стал сторонником какой-либо определенной школы и сатирически изображал различных философов своего времени. Лукиан беспощадно обличает религиозные предрассудки и слепую веру в богов, не делая различия между отжившим свой век язычеством и только еще нарождавшимся христианством. Энгельс назвал его «Вольтером классической древности». Наиболее выдающимися произведениями Лукиана, в которых он критикует древнегреческую религию, яв­ляются «Разговоры богов», «Морские разговоры», «Зевс трагический». Лукиан сыграл большую роль в развитии западноевропейской литературы. Особенно популярен он был среди писателей эпох Возрождения и Просвещения.

Произведения

Избранное / Сост. и коммент. И. Нахова, Ю. Шульца. — М.: Гослитиздат, 1962. — 514 с.; Избранное / Сост. и предисл. И. Нахова; Коммент. И. Нахова и Ю. Шульца. — М.: Худож. лит., 1987. — 624 с. — (Б-ка античн. лит. Греция).

Литература

Апт С. К.Лукиан.— Учен. зап. Орехово-Зуевского пед. ин-та. фак. рус. яз. и лит., 1955, т. 2, вып. 1, с. 181—215; Преображенский П.Ф. Вольтер античности.— В кн.: Преображенский П.Ф. В мире античных идей и образов, М., 1965, с. 113—124.

ЛОНГ (ΛΟΝΓΟΣ. Предположительно II в. н. э.)

— автор греческого любовно-буколического романа «Дафнис и Хлоя». Никаких биографических сведений о нем не сохранилось. Правда, в одной лесбосской надписи — действие романа происходит как раз на острове Лесбос — упоминается некий жрец Лонг. но можно ли отождествлять его с автором романа — не известно. Не установлено даже время жизни писателя. Предположения ко­леблются между концом ! в. н. э. и началом VI в. н. э. Самая вероятная датировка — II в. н.э.

Дафнис и Хлоя (Ποιμενικά τα κατά Δάφνιν και Χλόην)

— история любви двух молодых людей — Дафниса и Хлои, наиденных и выращенных пастухами. Их отношения характеризует все нарастающее любовное чувство. Юным героям приходится преодо­левать не только собственные неведение, робость, стыдливость, жалость, но и внешние препятствия, мешающие их любви. В начале романа у Дафниса появляется соперник — пастух Доркон. Но его домогательства только усиливают любовь героев. Вскоре Дафниса захватывают пираты. Хлое удается его спасти, но тут девушку похищают вражеские воины и угоняют ее стадо. Покровитель влюбленных грозный бог Пан освобождает Хлою. Наступившая зима вновь разлучает героев, а весной появляется некая молодая горожанка, которая пытается отнять Дафниса у Хлои. Но наконец все препятствия преодолены, и тут происходит то, что должно предшествовать счастливой свадьбе,— «узнавание» истинных родителей героев — знатных и богатых людей. Юные супруги остаются жить в поместье, которое они получают в подарок. Среди греческих романов «Дафнис и Хлоя» занимает особое место. В центре изображения здесь — любовные переживания героев. Условная идиллическая обстановка выражает стремление позднеантичного человека к «древней простоте», к скромной и сладостной жизни вдали от мирского зла и мирских тревог, все время врывающихся в жизнь героев. Это — «авантюрная» линия романа, и в этом у «Дафниса и Хлои» много общего с другими греческими романами. Но испытания, постигающие юных героев, нетяжелы и непродолжительны. Боги не оставляют Дафниса и Хлою своей заботой. Люди отвечают богам трогательно-нежным поклонением, скромными пастушескими жертвами. В ткань романа изящно введено несколько мифов, рассказанных героями. Любовные и буколические темы эллинистической поэзии, восходящие к гомеровскому эпосу приключенческие мотивы — кораблекрушение, война, похищение, прием «узнавания», играю­щий немаловажную роль в комедии и трагедии, — все это нашло свое отражение в романе Лонга. И все-таки «Дафнис и Хлоя» воспринимается как произведение жанрово цельное, при очевидном преобладании буколических настроений. «Дафнис и Хлоя» — произведение большого мастера. Роман написан изысканной ритмической прозой; некоторая манерность и изнеженность слога позволяют отнести памятник к периоду упадка античности. Эпоха Возрождения извлекла роман Лонга из забвения, а в XVII и XVIII вв. он стал необычайно популярным, послужив образцом для «пасто­ральных» романов Сервантеса, Тассо и многих других авторов.

[12]

Произведения Дафнис и Хлоя / Пер. С.П.Кондратьева; Под ред. и с предисл. М. Е. Грабарь-Пассек. - М.:

Худож. лит., 1964.- 177с.

Литература Бескова Е. А. Буколический роман Лонга.— В кн.: Античный роман, М., 1969, с. 75—91.

ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕГО РИМА

ТИТ МАКЦИЙ ПЛАВТ (TITUS MACCIUS PLAUTUS. Ок. 254-184 гг. до н. э.)

— чрезвычайно популярный среди своих современников поэт-драматург. Уроженец Умбрии, Тит Макций Плавт, как полагают, вышел из зажиточного плебейства. Он подвизался в области комедий на греческие сюжеты (так называемая паллиага), переделывая их для римской сцены. Им было создано множество самых разнообразных пьес. До нас дошло целиком только 20. Используя греческий сюжет и наделяя своих героев греческими именами, Плавт искусно изображал явления чисто римской жизни, сочетая подражание высокохудожественным греческим образцам с элемен­тами народного театра. Влияние Плавта на западноевропейскую литературу велико. Некоторые его комедии послужили основой для произведений крупнейших художников нового времени: Шекс­пира, Мольера, Лессинга; некоторые образы из произведений Плавта использовали в своем творчестве Пушкин и Гоголь. Хорошо знаком был с пьесами Плавта А. Н. Островский.

Амфитрион (Amphitmo)

— комедия, сюжет которой взят из греческого мифа о божественном происхождении Геракла. Действующими лицами наравне с людьми являются и боги (Юпитер и Меркурий), но последние выведены в довольно неприглядном виде. Приняв человеческий облик, небожители предаются любовным утехам и бесчестно обманывают людей. Сам Юпитер в обличий Амфитриона является к жене его Алкмене и заставляет ее невольно изменить мужу. Амфитрион, однако, чувствует, что в доме его что-то неладно. Назревает семейный конфликт, который только усиливается, когда у Алкмены рождаются близнецы — один от Юпитера, другой от мужа. Тогда Юпитер появляется в своем настоящем виде и открывает Амфитриону истину. Мир в семье восстановлен. Этот сюжет был использован Мольером в одноименной комедии.

Два Менехма (Menaechmi)

— комедия, основанная на сходстве двух братьев-близнецов. Действие пьесы происходит в течение одного дня. В городе, где живет один из братьев, пропавший из дома в раннем детстве, появляется второй брат-близнец, который его разыскивает. Братья носят одно и то же имя — Менехм, а необык­новенное сходство молодых людей приводит к целому ряду смешных и нелепых ситуаций — в них оказываются вовлеченными все действующие лица пьесы. Все разрешается встречей братьев, которая кладет конец недоразумениям. Фабула пьесы была использована Шекспиром в его «Комедии ошибок».

Скупой, или Клад (Aulularia)

— самая серьезная из комедий Плавта, где автор создал психологически обоснованный и тонко разработанный характер героя. Им является в пьесе старый Эвклион, честный бедняк, который неожиданно разбогател благодаря найденному кладу. С этой минуты старик лишился покоя и сна. В каждом человеке ему мерещится грабитель, и он никак не может придумать, где бы ему лучше и надежнее спрятать свое золото. Его сокровище действительно похищают. После многих перипетий злополучный клад все же возвращается к своему владельцу, который тут же отдает его в приданое дочери и сразу обретает утраченный покой. Многие черты плавтовского изображения легли в основу знаменитой комедии Мольера «Скупой».

Произведения

Избранные комедии: В 3 т. / Пер. А. В.Артюшкова; Под ред. и с примеч. М.М.Покровского;

Вступ. ст. Н.Ф.Дератани, М.М.Покровского; Ввел. к комедиям Н.Ф.Дератани, Б. В.Варнеке.—

[13]

М.; Л.: Academia, 1933—1936. (В издание вошли все комедии Плавта]; Избранные комедии / Вступ. ст. и коммент. С. Ошерова. — М.: Худож. лит., 1967. — 663 с. — (Б-ка античн. лит. Рим); Комедии:

В 2 т. / Коммент. И. Ульяновой.— М.: Искусство, 1987.— (Античн. драматургия. Рим).

Литература

Савельева Л. И. Приемы комизма у Плавта. — Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 1963. — 77 с.; Трухина Н.Н. Герой и антигерой Плавта.— Вестн. древн. истории, 1981, № 1, с 162—178.

ПУБЛИЙ ТЕРЕНЦИЙ АФР (PUBLIUS TERENTIUS AFER. Ок. 190-159 гг. до н. э.)

— уроженец Карфагена, попал в Рим в качестве раба сенатора Теренция Лукана. Оценив талант своего раба, просвещенный хозяин дал ему хорошее образование и отпустил на волю. Публий Теренций Афр (т. е. Африканец) вращался среди знатной римской молодежи и принадлежал к избранному аристократическому кружку будущего победителя Карфагена Сципиона Младшего. За свою короткую жизнь Теренций написал шесть комедий, которые полностью сохранились до наших дней. Серьезные по содержанию и написанные прекрасным литературным языком, пьесы Теренция были высоко ценимы в эпоху Возрождения. Его творчество оказало влияние и на позднейшую европейскую драму.

Братья (Adelphoe)

— пьеса, посвященная вопросу воспитания молодежи. Здесь показаны два типа наставников, совершенно противоположных друг другу. Один из них — родной отец, другой — дядя двух юношей-братьев. Старший юноша усыновлен и воспитан дядей — гуманным, мягким человеком, сумевшим чутко и просто отнестись к женитьбе приемного сына на бедной девушке. Младший брат, живущий со строгим отцом, влюблен в девушку, которую нужно отнять у сводника. Однако юноша боится сурового отца, и эту услугу ему оказывает старший брат. В конце концов все улаживается ко всеобщему благополучию. Торжествует человечная система воспитания, а методы строгости и насилия терпят крах и отталкивают сына от родного отца. Характеры действующих лиц изящно очерчены и наделены свойственными творчеству Теренция чертами гуманизма.

Произведения

Комедии / Пер. А.Артюшкова; Вступ. ст. и коммент. В.Ярхо.— М.: Худож. лит., 1985.— 574 с.— (Б-ка античн. лит. Рим); Адельфы: Комедия / Ввел. и коммент. С.И.Соболевского.— М.: Изд-во АН СССР, 1954.— 461 с. [Текст на лат. яз. В прилож. — стихотворн. пер. комедии на рус. яз.].

Литература

Преображенский П Ф. Теренций и его время.— В кн.: Преображенский П.Ф. В мире античных идей и образов, М., 1965, с. 41—57; Савельева Л. И. Художественный метод П.Теренция Афра.— Казань: Изд-во Казанск. ун-та, I960.— 207 с.

МАРК ТУЛЛИЙ ЦИЦЕРОН (MARCUS TULLIUS CICERO. 106-43 гг. до н. э.)

— римский оратор, философ и политический деятель. Слава оратора затмевает его заслуги в области философии. Произведения Марка Туллия Цицерона распадаются на три категории: это трактаты по теоретической, практической и политической философии. Практической, нравственной фило­софии посвящены, кроме других сочинений, «Тускуланские беседы» — диалог в пяти книгах, каждая из которых имеет свою тему. Книга 1-я учит не бояться смерти и ставит вопрос, есть ли смерть зло. Цицерон полагает, что смерть — избавление от всех зол и опасностей. Мертвые обладают всеми истинными благами. Нужно заботиться о том, чтобы честно прожить и достойно умереть. Книга 2-я говорит о перенесении боли. Ничего нет достохвальнее, чем перенесение боли и самообладание. Поскольку душа состоит из двух частей, разумной и неразумной, первая должна повелевать второю, как хозяин рабом. Самое прекрасное — величие духа, а оно обнаруживается прежде всего в победе над болью. Тема 3-й книги — утешение в скорби. Мудрец недоступен для горя, так же как и для других «страстей», неподвластных разуму. Этому учат и стоики, для которых скорбь связана со страхом, несдержанностью и другими недостойными мудреца «страстями». Причина горя, как и прочих душевных волнений, — в ложном мнении о добре и зле. «Удали все, что привнесено произволом, — и скорбь, как болезнь души, исчезнет, останутся только мелкие уколы и судороги души... Горю нет места рядом с мудростью». Книга 4-я трактует о страстях. Автор развертывает рассуждение против перипатетиков, которые считают, что страсти естественны и подлежат не искоренению, а сдерживанию и ограничению. Далее говорится о врачевании страстей.

[14]

Для различных страстей различны и лекарства. Настоящее исцеление наступает, когда докажешь, чтo страсти сами по себе порочны и неестественны. Муж сильный и высокий духом недоступен ни горю, ни страху, ни желанию, ни ликованию. Книга 5-я учит, что добродетель — единственный источник счастья. Автор произносит воодушевленное похвальное слово философии — учительнице добродетели, спасительнице ото всех ошибок, слабостей и погрешностей. Несмотря на различия и противоречия представлений философов о счастье, они сходны в том, что мудрец — истинно счастливое существо. Цицерон не приписывал себе философской оригинальности. Он был пре­красным, хотя и не всегда глубоким, знатоком греческой философии и донес до нас многое, не известное по первоисточникам. То, что превращает обилие сведений и материалов в цельное творение, — это сама личность Цицерона, который не только мастерски владеет изложением, но и вносит в него нравственный пафос. Обладая большим даром популяризации, Цицерон исполнил свой замысел перенесения греческой философии на римскую почву. От него ведет начало римская философия, а также философия романизированного Запада.

Произведения

Избранные сочинения / Предисл. Г. Кнаббс. — М.: Худож. лит., 1975.— 454 с.— (Б-ка античн. лит. Рим); О старости, о дружбе, об обязанностях / Изд. подгот. В. О. Горенштейн, М.Е.Грабарь-Пассек, С.Л.Утченко. — М.: Наука, 1975.— 245 с.— (Лит. памятники).

Литература Утченко С.Л. Цицерон и его время.— М.: Мысль, 1972.— 387 с.

ТИТ ЛУКРЕЦИЙ КАР (TITUS LUCRECIUS CARUS. Ок. 98-55 гг. до н. э.)

— талантливый и оригинальный поэт-философ, которого Маркс назвал «свежим, смелым, поэти­ческим властителем мира». Получивший прекрасное образование, Тит Лукреций Кар был пламен­ным последователем античной материалистической философии — эпикуреизма. Во взглядах Эпи­кура поэта больше всего интересовала естественнонаучная часть его системы. Изложение ее составляет содержание замечательной поэмы Лукреция «О природе вещей». Лукреций оказал огромное влияние как на древнюю, так и на новую литературу. Он был любимым писателем французских революционеров времен буржуазно-демократической республики. В России почита­телями Лукреция были Ломоносов, который перевел отрывок из его поэмы, и Радищев. Востор­женный отзыв о его поэме принадлежит Герцену.

О природе вещей (De renim natura libri sex)

— эта философская поэма — единственное произведение Лукреция — представляет собой и подлинно художественное творение. Она написана гекзаметром и состоит из шести книг, в которых образным поэтическим языком изложено учение о происхождении мира, о вечном движении атомов, о жизни и смерти. Отрицая идею божества и загробную жизнь, Лукреций выступает перед читателем в качестве просветителя и борца с суевериями и предрассудками.

Произведения

О природе вещей / Пер., вступ. ст. и коммент. Ф. А. Петровского. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. — 260 с.; О природе вещей / Пер. Ф. Петровского; Вступ. ст. Т. Васильевой. — М.: Худож. лит., 1983.— 383 с.— (Б-ка античн. лит. Рим).

Литература Васильева Т. В. Концепция природы у Лукреция.— Вопр. философии, 1969, № 7, с. 131—141.

ГАЙ ВАЛЕРИЙ КАТУЛЛ (GA1US VALERIUS CATULLUS. Ок. 87-54 гг. до н. э.)

~ был родом из Вероны, города Цизальпинской Галлии. Короткая жизнь Гая Валерия Катулла совпала с бурной эпохой гражданских войн. Молодой поэт примкнул к противникам Цезаря — республиканцам. Против Цезаря и его приспешников направлен ряд резких стихотворений и мет­ких, беспощадных эпиграмм поэта. Катулл отдал дань и модной в его время так называемой ученой поэзии, разрабатывавшей мифы и мотивы произведений, которые могли быть известны лишь знатокам. Но лучшими из его творений, бесспорно, являются лирические стихи, посвященные Лесбии. Этим вымышленным именем названа красавица Клодия, которая прославилась в Риме своими любовными похождениями. Безответная любовь к Клодии была самым тяжелым пережи­ванием в короткой жизни поэта. Стихотворения, посвященные этому страстному чувству, которое

[15]

завершилось горьким разочарованием, отличаются исключительной эмоциональной силой и вы­разительностью. Крупнейшие лирические поэты Европы увлекались творчеством Катулла. Его любил и переводил Пушкин, о нем писал Блок.

Произведения

Книга стихотворений / Изд. подгот. С. В. Шервинский, М.Л. Гаспаров. — М.: Наука, 1986. — 302 с. — (Лит. памятники); Книга Катулла Веронского / Пер. В.А.Сосноры, А. В. Ларина; Ст. В.А.Сосноры.— М.: Книга, 1991.— 286 с.; [Стихотворения].— В кн.: Валерий Катулл; Альбий Тибул; Секст Пропорций, М, 1963, с. 17—156; Лирика / Сост., вступ. ст. и примеч. М. Черняковского. — М.:

Гослитиздат, 1957.— 146с.

Литература

Пронин В. Катулл.— М.: Мол. гвардия, 1993.— 304 с.— (Жизнь замечат. людей); Шталь И. В. Поэзия Гая Валерия Катулла: Типология художественного мышления и образ человека. — М Наука, 1977.- 268 с.

ПУБЛИЙ ВЕРГИЛИЙ МАРОН (PUBLIUS VERGILHJS MARO. 70-19 гг. до н. э.)

— поэт так называемого «века Августа», один из классиков римской литературы. Публий Вергилий Марон был сыном небогатого землевладельца из Северной Италии. Получив в Риме юридическое образование, он отказался от адвокатской карьеры и обратился к поэзии и философии, причисляя себя к последователям эпикурейской школы. Скромный и крайне требовательный к себе, Вергилий лишь к тридцати годам решился выступить публично со своим первым крупным произведением «Буколики» («Пастушеские песни»). Оно сразу сделало автора заметным и открыло доступ в избранное общество, окружавшее нового диктатора Октавиана Августа (Вергилий стал членом литературного кружка Мецената, ближайшего друга и соратника Августа). Затем появилась его большая поэма «Георгики» («О земледелии»), написанная на актуальную для того времени тему. Мировую известность принесла Вергилию его последняя, незавершенная большая поэма «Энеида», которая увидела свет лишь после смерти автора. Вергилий был новатором в области латинского стиха. Он считался создателем высокосовершенного поэтического языка римлян. Во все времена не переставали читать и изучать Вергилия. Бесспорно его влияние на творчество таких поэтов, как Шекспир, Гёте, Шиллер. Вергилия любил Тургенев, ценил Анатоль Франс.

Буколики (Bucolica)

— «Пастушеские песни» — составляют стихотворный сборник из десяти произведений. Здесь Вергилий впервые ввел в римскую литературу новый вид поэзии — буколики. Воспроизводя стиль идиллий эллинского поэта Феокрита, он в то же время остался самостоятельным и глубоко национальным. Некоторые из этих стихотворений, так называемых эклог, посвящены чисто ли­рическим мотивам, изображают чувства влюбленного пастуха, но многие из них навеяны совре­менными поэту событиями и переживаниями. В образах пастухов Вергилий изображал людей своего времени, воплощая чувства своей эпохи; в стихах он говорил о будущем, о котором мечтали его современники. Политические темы, звучащие в условно сельских сочинениях Вергилия, часто связаны с судьбой самого поэта.

Энеида (Aeneis)

— большая эпическая поэма Вергилия, в которой, по мнению современников, он вступил в соревнование с Гомером. Написанная по желанию Августа, «Энеида», хотя и была создана на мифологический сюжет и отражала религиозные представления самого поэта, служила также акту­альным идеологическим задачам нового строя. Герой поэмы — троянец Эней, от которого, по преданию, произошел род Юлиев, усыновивший Августа. Согласно мифу, Эней считался сыном богини Афродиты (в римской мифологии — Венеры), и поэма официально утверждала божественное происхождение нового властителя Рима. Поэма Вергилия построена как цепь отдельных, вполне законченных эпизодов-повествований. Связанные общим сюжетом, они представляют единое целое. Эней, согласно воле богов, покидает разрушенную Трою и после многих скитаний по свету прибывает к берегам Италии, где основывает царство в латинской земле. Оракулы, вещие сны и всевозможные знамения предвещают его потомкам власть над миром. От сына его Аскания (иначе Иула) должен произойти Ромул, будущий основатель Рима. В поэме дается мифологическое толкование римской истории вплоть до времен автора. Законченность формы делает «Энеиду» одним из высочайших достижений римской поэзии. Она отличается точным и сжатым стилем, плавными, звучными стихами; многие из них стали крылатыми словами и вошли в культурный обиход разных народов.

[16]

Произведения

Буколики; Георгики; Энеида / Вступ. ст. М. Гаспарова. — М.: Худож. лит., 1979.— 550 с.— (Б-ка античн. лит. Рим); Буколики; Георгики; Энеида / Вступ. ст. С. Шервинского. - М.: Худож. лит., 1971 — 446 с. — (Б-ка всемирн. лит.): Сельские поэмы; Буколики; Георгики / Пер., вступ. ст. и коммент. С. Шервинского. - М.; Л.: Academia, 1933.- 166 с.; Энеида / Пер. В. Брюсова, С.Со­ловьева; Ред., вступ. ст. и коммент. Н.Ф.Дератани. — М.; Л.: Academia, 1933.— 379 с.

Литература

Шервинский С. В. Из второй книги «Георгик» Вергилия; Ошеров С. А. История, судьба и человек

в «Энеиде» Вергилия.— В кн.: Античность и современность, М., 1972, с. 310—329.

КВИНТ ГОРАЦИЙ ФЛАКК (OUINTUS HORATIUS FLACCUS. 65-8 гг. до н. э.)

— родился в Венузии, старинном городке Южной Италии, в семье вольноотпущенника. Отец его, скопивший небольшое состояние, всячески старался облегчить сыну доступ в привилегированные слои общества. Молодой Квинт Гораций Флакк получил блестящее литературное образование в Риме и философское — в Афинах. Как большинство прогрессивных людей своего времени, он считал себя последователем эпикурейской философии. Будущий поэт отдал дань политическому свободомыслию: во время гражданской войны, вспыхнувшей в 44 г. после убийства Цезаря, он боролся за республику под знаменем Брута. После поражения республиканцев, воспользовавшись амнистией, он вернулся на родину. К этому времени относится начало литературной деятельности Горация. В противоположность Вергилию он всегда старался держаться подальше от двора. В своем творчестве Гораций сравнительно мало касался острых политических тем, редко и весьма сдержанно возносил хвалы императору. Личное счастье, которое он видел в безмятежности духа и в умении довольствоваться «золотой серединой» (принадлежащее ему крылатое выражение), гимны вину и любви, борьба с суетными страстями и пороками — темы поздних стихов Горация. Гораций был великолепным мастером стиха. Его литературное наследие состоит из нескольких сборников од и сатир, а также «Посланий», где особенно примечательна «Наука поэзии», содержащая изложение взглядов автора на литературу. Ни один поэт древности не печатался и не изучался так много, как Гораций, особенно начиная с эпохи Возрождения. Его поэзия оказала большое влияние на всю новоевропейскую лирику. В русской литературе влияние Горация ощутимо в творчестве Ломоносова, Державина, Пушкина и других поэтов.

Сатиры (Satirae)

— этот сборник Горация был издан поэтом в двух книгах в 30-х гг. до н. э. «Сатиры» представляют собой беседы на бытовые и философские темы Иногда это диалог с воображаемым собеседником. Нередко в них высмеиваются и реальные современники поэта. В «Сатирах» Гораций рассказывает о себе, говорит о своем «низком» происхождении, вспоминает свое прошлое, когда он выступал защитником республики, формулирует философию покоя и умеренности. Несколько сатир посвя­щены литературным проблемам. В них автор излагает свои взгляды на творчество, более подробно изложенные им позднее в «Науке поэзии», где он советует поэтам написанное «девять лет хранить без показу». Сатиры Горация отличаются высокими стилистическими и поэтическими достоин­ствами.

Оды (Carmina)

— под таким названием известен сейчас сборник лирических стихотворений Горация, переписан­ных в трех книгах в 23 г. до н. э. Римляне называли лирические стихотворения словом «carmina» («песни»). Термин «ода», заимствованный из древнегреческого языка, где он выступает в значении «песня», в античности совсем не обязательно связывался с произведением, написанным в торже­ственно-патетической форме. Лирика Горация отличается тем же характерным свойством, что и все его творчество,— интеллектуализмом. Тематика сборника весьма разнообразна. В нем есть группа дидактических, или «увещательных», стихотворений о смысле жизни и о счастье в горациевском понимании. Многие «оды» представляют собой размышления о любви и дружбе. Здесь есть и застольная лирика, в которой поэт славит «скромного Вакха». Особый раздел составляют оды на политические темы, которых Гораций коснулся, хотя и весьма осторожно и сдержанно, в связи с борьбой между Августом и Антонием. Заканчивается сборник знаменитым «Памятником», который много раз переводился в позднейшие времена и служил образцом для подражаний. У нас его переводили Ломоносов. Фет. Брюсов. Реминисценции из этого стихотворения очевидны в «Па­мятнике» Державина и «Памятнике» Пушкина.

[17]

Произведения

Полное собрание сочинений / Пер. под ред. и с примеч. ф. А. Петровского; Вступ. ст. В. Я. Каплинского.— М.; Л.: Academia, 1936.— XX, 447 с.; Оды / Пер. размерами подлинника Н. И. Шатерникова.— М.: Гослитиздат, 1935.— 198 с.; Оды, эподы, сатиры, послания / Вступ. ст. М.Гаспарова.— М.: Худож. лит., 1970.— 478 с.— 1Б-к.а античн. лит. Рим).

Литература

Мокробородова Л. С. Sapere как важнейший принцип учения Горация о поэзии.— Вести. Ленингр. ун-та, 1983, № 8: История, яз., лит., вып. 2, с. 44—48.

ПУБЛИЙ ОВИДИЙ НАЗОН (PUBLIUS OVIDIUS NASO. 43 г. до н. э. - 18 г. н. э.)

— римский поэт, младший из плеяды выдающихся поэтов эпохи Августа. Все литературное творчество Публия Овидия Назона можно разделить на три этапа: любовная поэзия («Любов­ные стихотворения»), мифологическая поэзия («Метаморфозы» и «Фасты») и стихи лет изгнания («Скорбные элегии», «Послания с Понта»). Предполагают, что «Наука любви» Овидия послужила причиной катастрофы, постигшей его в конце жизни. Август, стремившийся играть роль блюстителя чистоты нравов, сослал 50-летнего поэта (в 8 г. н. э.) в город Томы на берегу Черного моря (нынешняя Констанца), где Овидий провел последние десять лет жизни, томясь мучительной тоской по родине, и где он окончил свои дни, так и не дождавшись позволения вернуться в Рим. Популярность Овидия была очень велика во все времена. Его сюжеты послужили материалом для создания многих стихов, новелл, опер, балетов. В русской литературе имя Овидия связано с именем Пушкина, который в период южного изгнания часто сопоставлял свою судьбу с его судьбой.

Метаморфозы (Превращения) (Metamorphoses)

— поэма в гекзаметрах, создавшая Овидию мировую славу. Она состоит из пятнадцати книг. Сю­жетным стержнем для множества мифов и преданий, составляющих поэму, является мифологическая тема превращений. Начинаясь рассказом о сотворении мира — первом «превращении» (первозданного хаоса в космос), поэма заканчивается последним «превращением» — превращением Юлия Цезаря в комету, согласно официально признанной в Риме версии. Между этими двумя «метаморфозами» расположено огромное количество самых разнообразных сказаний, преданий и мифов. В немалой части своей заимствованные из греческих источников, они оригинально переработаны Ор 'дием и присоединены друг к другу с большим композиционным мастерством. Своими нравами боги у Овидия напоминают его римских современников. Боги разделены на сильных — «патрициев» и подчиненных им — «плебеев», которые живут на небе соответственно своему рангу. Так же как верхи римского общества, небожители занимаются интригами, участвуют в любовных приключениях.

Скорбные элегии (Tristia)

— один из основных стихотворных циклов, созданных в изгнании. Тоска по родине и близким, обращения к преданной жене, признательность друзьям, которые остались верными в несчастье, и горечь обиды на неверных, мольбы о заступничестве, жалобы на суровую природу чужбины и тяжесть одиночества, наконец, хвала поэзии, Музе, единственной утешительнице в печали, — таково содержание «Скорбных элегий». В четвертой книге Овидий рассказал о своей жизни в стихотворении под названием «Автобиография».

Произведения

Метаморфозы / Пер. С. В. Шервинского; Вступ. ст. С. Ошерова. — М.: Худож. лит., 1977 — 430 с. — (Б-ка античн. лит. Рим); Скорбные элегии; Письма с Понта / Изд. подгот. М.Л. Гаспаров, С.А.Ошеров.— М.: Наука, 1978.— 271 с.— (Лит. памятники); Элегии и малые поэмы / Сост. и предисл. М. Гаспарова.— М.: Худож. лит., 1973.— 525 с,— (Б-ка античн. лит. Рим).

Литература Дримба О. Овидий — поэт Рима и Том: Пер. с рум. — Бухарест: Меридиане, 1967.— 291 с.

ГАЙ ПЕТГОНИЙ АРБИТР (GAIUS PETRON1US ARBITER. Год рождения неизвестен - 66 г. н. э.)

— был аристократом-рабовладельцем и во времена Нерона занимался политической и литератур­ной деятельностью. О жизни и личности Петрония Арбитра до наших дней дошло очень мало: все известные сведения содержатся в книге XVI «Анналов» Тацита. Образ жизни Петрония

[18]

пгличался утонченной роскошью и гедонизмом. Он знал толк в наслаждениях, за что был принят число близких друзей Нерона, снискав в ближайшем окружении кровавого императора титул судьи изящного» («arbiter elegantianim»), откуда и происходит вторая часть его имени. Став жертвой дворцовых интриг, он был заподозрен в измене и кончил самоубийством в своем родовом имении в Кумах. Из литературного наследия Петрония сохранилось — в небольшом числе (Ьоагментов — одно произведение: «Сатуры», или «Сатирикон», повествование, имеющее некоторые формальные признаки греческого любовного романа и построенное на чередовании проза­ического изложения со стихотворными вставками. Судя по имеющимся отрывкам, это было широко задуманное комическое обозрение нравов Римской империи периода разложения и упадка. Время действия книги — годы правления Нерона, место действия — преимущественно провинция Кампания. В рамках «лоскутной» композиции произведения, номинальный сюжет которого — приключения трех молодых авантюристов: вечного студента Энколпия, плута Аскилта и развра­щенного мальчишки Гитона, предмета постоянных раздоров между двумя дружками, — соединено множество разноплановых эпизодов пикарескного, авантюрного, бытового, нравоописательного, анекдотического и пародийного характера. Главные действующие лица книги попадают в немыс­лимые ситуации и положения, выступают во взаимоисключающих обличьях. Неожиданные пово­роты интриги и постоянные переодевания, смены масок и разоблачения в сочетании с народно-смеховой, бурлескной трактовкой эротической темы — источник комического в «Сатириконе». Самый завершенный фрагмент произведения — описание пиршества в доме мифически богатого вольноотпущенника Трималхиона. Здесь стиль Петрония приобретает отчетливо сатирическую окраску — но не потому, что его возмущают бесстыдство и аморализм домашней оргии, а потому. что автору, рафинированному аристократу, претят чванство не по чину и вульгарность бывшего раба, который глух ко всему изящному и прекрасному и тупо упоен могуществом, что дают ему деньги. В остальном повествование Петрония лишено нравственного суждения автора об изобра­жаемом; по мнению исследователей, в этом сказался дух нравственного релятивизма, характерный для эпохи, в которую писался «Сатирикон». Латынь книги Петрония, щедро насыщенная про­стонародной лексикой, была для литературы того времени новаторским явлением. Новым был и опыт изображения — во всем их красочном разнообразии и пестроте — быта и типов обитателей низов и даже дна римского общества. Реминисценции из «Сатирикона» нередки в европейской литературе Возрождения и более позднего периода, в частности, использование сюжета вставной новеллы об эфесской матроне. Форма и образы книги Петрония оказали несомненное воздействие на становление и развитие европейского плутовского (пикарескного) романа как жанра. А слова «Трималхион» и «трималхионов пир» стали в литературе синонимами пошляка-нувориша и вуль­гарной, рассчитанной на внешний эффект дорогостоящей роскоши. В конце 1960-х гг. итальянский режиссер Федерико Феллини снял фильм по мотивам «Сатирикона», в котором заострил ряд сюжетных положений литературного первоисточника и подчеркнул мотивы кризиса и разложения клонящейся к упадку цивилизации, дав тем самым аллегорическую параллель к состоянию современного общества.

Произведение

Сатирикон / Пер. Б.Ярхо.— В кн.: Ахилл Татий, Левкиппа и Клитофонт (и др.], М., 1969, с. 235—348; Сатирикон / Пер. А. Гаврилова и Б. Ярхо. — В кн.: Римская сатира, М., 1989, с. 131-235.

Литература

Сантросян Н.М. Об идейных и художественных особенностях «Сатирикона» Петрония: Научн. докл. высш. шк.— Филол. науки, 1961, № 4, с. 56—66.

МАРК ВАЛЕРИЙ МАРЦИАЛ (MARCUS VALERIUS MARTIALIS. Ок. 42 г. - ок. 102 г. н. э.)

— классический мастер эпиграммы в римской и мировой литературе, родился в Испании. Получив образование на родине, Марк Валерий Марциал приехал в Рим, где ему пришлось искать знатных покровителей. Унизительная зависимость оказала влияние на мировоззрение и кругозор Марциала, но вместе с тем дала ему богатейший материал, составивший затем «соль» и «желчь» его произ­ведений. Марциал сравнительно поздно стал писать и специализировался на эпиграммах, собрание которых составило двенадцать книг. Содержанием эпиграмм является, по словам автора, то, «о чем жизнь может сказать — „это мое"». В коротких, прекрасно отточенных строках эпиграмм Марциала (обычно он пользуется вымышленными именами) как живые встают самые разнообраз­ные типы людей (врачи, философы, светские щеголи, выскочки и искатели наследства), разнооб­разные характеры (скупцы, льстецы и завистники, плагиаторы, болтуны и т. п.). Особо нужно

[19]

отметить эпиграммы, относящиеся к простому люду. живущему в тяжелой нужде, о которых автор пишет с искренним сочувствием и любовью.

Произведения

Эпиграммы / Вступ. ст. и коммент. Ф.Петровского.— М.: Худож. лит., 1968.— 487 с.— (Б-ка античн. лит. Рим).

Литература

Савельева Л. И. Литературная жизнь Рима 1 в. н. э. по эпиграммам Марциала. — Учен. зап. Казанск. ун-та, 1954, т. 114, кн. 6: Сб. работ ист.-филол. фак., с. 67—91.

ДЕЦИМ ЮНИЙ ЮВЕНАЛ (DECIMUS IUNIUS IUVENALIS. Ок. 60 г.- ок. 127 г. н. э.)

— родился в небольшом италийском городке Аквине. Во времена Домициана он был профессиональ­ным ритором-декламатором. Достигнув пятидесятилетнего возраста, Децим Юний Ювенал начал пи­сать сатиры, которые сделали его имя известным вплоть до наших дней. Римского сатирика считали обличителем аристократии и деспотизма. Его высоко ценили Шиллер, Гейне, Гюго, назвавший его «величайшим из римлян». В России Ювенала чтили декабристы. Не раз упоминает о нем Пушкин.

Сатиры (Satirae)

— литературное наследие Ювенала состоит из пяти книг, заключающих в себе шестнадцать сатир. Изображая в них пороки своего времени, автор пользуется особого рода «защитным» приемом: он избегает осмеивать живых лиц и называет имена из недавнего прошлого, давая, однако, читателю понять, что его сатира имеет в виду настоящее. По тематике, а также по силе обличительного пафоса творчество римского сатирика можно разделить на два периода. К первому периоду (приблизительно до 120 г. н. э.) относятся первые три книги сатир, которые содержат самые сильные и яркие произведения автора: известную в мировой литературе сатиру о знатности, сатиру о деспотическом режиме Домициана, а также ряд сатир, посвященных бедственному положению людей умственного труда, зависящих от богатого патрона, и т. п. Ко второму периоду творчества Ювенала можно отнести последние две книги сатир па морально-философские темы. Написанные уже в менее резких тонах, они приобрели более отвлеченный характер жалобы на общий упадок нравов и развращенность римского общества.

Произведения

Сатиры / Пер. Д. С. Недовича, Ф.А.Петровского; Вступ. ст. А. И. Белецкого — М.; Л.: Academia, 1937.— XXXVI, 154 с.; Сатиры / Пер. Д. Недовича, Ф. Петровского.— В кн.: Римская сатира, М , 1989, с. 239-340.

Литература

Апт С. К. Ювенал и риторика. — Уч. записки, т. 3: Фак. рус. яз. и лит., вып. 2, 1956, с. 223—243. — В надзаг.: Орехово-Зуевский пед. ин-т.

ЛЮЦИЙ АПУЛЕЙ (LUC1US APULE1US. Ок. 124 г.- ок. 180 г. н. э.)

— последний яркий писатель Рима периода упадка, родился в Мадавре, римской колонии в Нумидии. Люций Апулей происходил из богатой семьи и получил образование в Карфагене, затем обучался философии в Афинах и много путешествовал по греческому Востоку. Некоторое время жил в Риме, где занимался адвокатской деятельностью и совершенствовался в искусстве владения латинским стихом. После этого Апулей снова возвратился в Карфаген, где славился как «профессор» ораторского искусства. Он был избран на высшую должность «жреца провинции», ему при жизни был поставлен памятник. Апулей писал и по-латински и по-гречески. До нашего времени дошел создавший автору мировую славу роман-сказка «Метаморфозы, или Осел», получивший за свои литературные достоинства название «Золотой осел». Слава Апулея была очень велика и в после­дующие времена. Боккаччо заимствовал ряд отдельных новелл из его «Метаморфоз». Апулея ценили Шекспир, Вольтер и Пушкин. Сюжеты Апулея использовали для своих произведений выдающиеся мастера изобразительного искусства — Рафаэль, Канова, Торвальдсен и др.

Метаморфозы (Превращения), или Золотой осел (Metamorphoseon libri XI)

— наиболее известный и читаемый из дошедших до нас античных романов. Молодой грек по имени Лукий путешествует по Фессалии — знаменитой стране волшебниц. Там он останавливается

[20]

в доме своего знакомого, жена которого слывет могущественной колдуньей. С помощью своей возлюблeннoй Фотиды, молоденькой прислужницы хозяйки, ему удается подсмотреть, как ее госпожа превращается в птицу, и он сам загорается желанием испытать такое превращение. Но произошла какая-то ошибка, и Лукий вместо птицы оказался превращенным в осла, сохранив при этом человеческий разум и человеческие вкусы. Прием превращения героя романа в осла позволил автору с едкой насмешкой изобразить современные ему нравы. Самые разнообразные социальные слои провинциального общества (развратные жрецы-шарлатаны, сумасбродные богачи, администоаторы-самодуры и т. п.) показаны в романе остросатирически. Заключительная часть «Метаморфоз», в которой рассказывается о дальнейшей судьбе Лукия, носит полуавтобиографический характер. Самостоятельное значение имеет рассказ об Амуре и Психее, вставленный в роман. Здесь используется популярный сюжет мирового фольклора. Героиня Апулеевой новеллы-сказки Психея становится женой Амура, сына богини Венеры. Оскорбленная тем, что смертная девушка оказалась наделенной такой же необыкновенной прелестью, как сама богиня красоты, Венера преследует несчастную Психею, разлучая ее с возлюбленным. После многих несчастий и странствований, в конце которых Психея по воле Венеры попадает в царство мертвых, любящим удается соединиться. Им помогает сам Юпитер, который дарует Психее бессмертие и делает ее равной богам. Боги Олимпа, действующие в сказке наравне с людьми (разъяренная свекровь богиня Венера, добро­душно-ворчливый дедушка Юпитер), изображены Апулеем в комически-бытовых тонах. Трогатель­ность и лиризм сказки об Амуре и Психее сделали ее одним из самых интересных и популярных произведений в мировой литературе.

Произведения Апология, или Речь в защиту самого себя от обвинения в магии; Метаморфозы в 11 книгах;

Флориды / Пер. М.А.Кузмина и др.— М.: Изд-во АН СССР, I960.— 434 с.— (Лит. памятники);

Метаморфозы и другие сочинения / Сост. и научн. подгот. текста М.Гаспарова; Вступ. ст. Н. Григорьевой; Коммент. М.Гаспарова, Н.Григорьевой, А.Кузнецова, Е.Рабинович, Р.Урбан.— М.:

Худож. лит., 1988.— 399 с.— (Б-ка античн. лит. Рим); Метаморфозы, или Золотой осел / Пер. М.Кузмина.— В кн.: Ахилл Татий. Левкиппа и Клитофонт [и др.], М., 1969, с. 349—544.

Литература

Поляков С. В. «Метаморфозы», или «Золотой осел», Апулея.— М.: Наука, 1988.— 148 с.; Стрель­никова И.П. «Метаморфозы» Апулея.— В кн.: Античный роман, М., 1969, с. 332—364.

[21]

Византийская литература

Литература Византийской империи со столицей в Византии (Константинополе) существовала на древнегреческом и среднегреческом языках; в ранний период создавалась в тесной связи с коптской и сирийской литературой (на сирийском языке). Особенность византийской литературы — взаи­модействие в ней древнегреческих традиций и форм со средневековым, опирающимся на рели­гиозное начало (христианство) миросозерцанием. Она носила в сильной степени религиозный характер, хотя соотношение в ней религиозных и светских форм и жанров менялось на разных этапах ее бытования. Протовизантийский период (IV — середина VII в.) — эпоха становления византийской литературы: освоение наследованных от древнегреческой литературы форм — басни, эпиграммы, исторического повествования; полный отказ от драмы; развитие собственных форм — литургической поэзии, житийного повествования, проповеди. Место традиционного литературного героя, наделенного телесной красотой и воинскими доблестями, постепенно занимает святой, мученик, страстотерпец, воитель за христианскую веру. В историографии античный принцип изложения истории как драмы человеческих страстей и интересов замещается установкой на телеологическое истолкование истории как извечного противоборства добра со злом или на ее дидактическое изложение, как в «Истории» Феофилакта Симокатты (первая половина VII в.). Риторика представлена проповедями, речами, беседами Иоанна Златоуста (между 344 и 354—407);

поэтический эпос — Нонном Панополитанским (V в.), автором поэмы в 48 песнях «О Дионисе» и переложения в гекзаметрах «Евангелия от Иоанна», и Георгием Писидой (конец VI—VII вв.), создавшим цикл поэм о войнах империи с аварцами и персами, религиозно-дидактическую поэму «Шестоднев», эпиграммы на библейские темы. Гимнография достигла расцвета в творчестве Романа Сладкопевца (конец V в.— около 560), в совершенстве разработавшего жанр кондака, своеобразной и сложной по форме поэмы на религиозный сюжет, автора знаменитого «Акафиста Богородице». Во вторую половину VII—IX вв. византийская литература переживает период упадка; религиозное начало почти полностью вытесняет в ней античные традиции, в роли авторов выступают преиму­щественно религиозные деятели. Наиболее значительным в их ряду является богослов и философ Иоанн Дамаскин (около 675 — до 753), автор текстов церковных песнопений (канонов) и философско-теологического компендиума «Источник знаний». Кондак вытесняется каноном — религиозным гимном из 9 «песней», каждая из которых соотносится с ветхозаветным сюжетом, который, однако, воспринимается как прообраз события из Нового Завета. Создателем нового жанра и его классиком был Андрей Критский (около 660—740), автор «Великого канона». С середины IX в. византийская литература вновь обращается к наследию античности и раннего христианства. Культурному освоению этого наследия способствует просветительская деятельность императора Константина VII Багрянородного (912—959), под чьим руководством было предпринято составление сводов («энциклопедий») по отраслям знаний. Итогом развития агиографической литературы становится фундаментальный свод житий святых, собранный и обработанный Симе­оном Метафрастом (X в.). Лишь небольшая часть житий может быть соотнесена с реально существовавшими лицами, большинство сочинений такого рода представляют собой взятые из древней литературы и устного фольклора сюжеты, перенесенные в более близкие времена и переработанные в духе христианской дидактики. XI—XII вв. иногда называют Византийским Возрождением. Появляется литература на народном языке, светские жанры теснят религиозные;

литургическая поэзия и агиография приходят в упадок. Усложняется мир литературного героя. Характерной и яркой фигурой этого периода выступает Михаил Пселл (1018 — около 1078 или около 1096) — писатель, царедворец, философ, ученый, автор многочисленных речей, па­негириков, трактатов, энциклопедии «О всяческой науке», писем, знаменитых политических мемуаров «Хронография». В этот период литературно оформляется древнейший из дошедших до нас памятников устного творчества — героические песни о Дигенисе Акрите; возникает новый жанр — эротический роман в прозаической и стихотворной формах: «Повесть об Исминии и Исмине» Евматия Макремволита, «Роданфа и Досикл» Феодора Продрома, «Повесть о Дросилле

[22]

и Хаоикле» Никиты Евгениана. В XIII в. в прозе большую известность получил диалог «Тимарион», приписываемый Николаю Калликлу, автору пространных эпиграмм-панегириков умершим пред­ставителям влиятельного семейства Палеологов. Конец Византийскому Возрождению положил захват Константинополя крестоносцами в 1204 г. Богословская полемика занимает в литературе господствующее положение. В то же время получают развитие такие светские жанры, как мему-пистяка и автобиография; начало последней положил своей «Автобиографией» (1264—1265) Никифор Влеммид (1197—1272). Получают распространение и византийские подражания средне­вековому европейскому рыцарскому роману в стихах: «Бельтандр и Хризанца», «флорий и Плацафлора», «Ливистр и Родамна», «Империй и Маргарона» и др. С завоеванием Византийской империи турками (падение Константинополя в 1453 г.) история византийской литературы прак­тически завершается, оставив в качестве поздних своих явлений ряд исторических сочинений — высокой литературе, образцы животного сказочного эпоса и плачей о погибших — в на­родной.

Византийская литература в переводах оказала воздействие на становление литературы Армении и Грузии, западноевропейской религиозной литературы, но в первую очередь — на становление средневековых литератур Болгарии, Сербии и древнерусской. «Шестоднев» Георгия Писиды был переведен на старославянский еще в XIV в. К сюжетам из византийской агиографии обращались русские писатели, начиная с А. Н. Радищева, — И. С. Аксаков, А. И. Герцен, Н. С. Лесков, В. М. Гар-щин, А. М. Ремизов и др.

Диегизис Акрит (Διγεης Ακριτος)

— народный эпос был записан в XI—XII вв.; греческий оригинал повести не сохранился, известны лишь позднейшие (XII—XIII вв.) стихотворные обработки. Герой, нареченный при рождении Василием, именуется Дигенисом Акрчтом: Дигенис значит «двоеродный», поскольку он сын сирийского эмира Мусура, принявшего ради жены христианство, и дочери каппадокийского стратига Ирины;

Акрит — «охранитель границ». Поэма состоит из восьми книг (песен). Три первые — подробный рассказ о сватовстве эмира и обращении в христианство его самого и всех его родственников. В остальных песнях повествуется о подвигах героя, его женитьбе на похищенной дочери дукского стратига Елене, о сказочных красотах его дворца, его военных победах над врагами Византии, встрече с императором, внезапной смерти в 33 года (возраст Христа) и пышном погребении вместе с женой, которая не смогла пережить его смерти. Дигенис Акрит наделен всеми типовыми достоинствами сказочного героя: прекрасен обликом, строен, обладает непомерной силой, неустрашимостью, муд­ростью не по годам и высокими моральными качествами. Он опора престола и защитник слабых. В описании его подвигов существенны гиперболизм и фантастический элемент. Так, мальчик растет со сказочной быстротой. Отроком он голыми руками убивает медведицу и медведя, юношей — могучего льва. Он поражает трехглавого дракона, побеждает в единоборстве деву-воительницу Максиме. При общей христианской тенденциозности поэмы библейские элементы прихотливо сочетаются в ней с античными и даже языческими. Например, воплощением мужества выступают в одном ряду Самсон и Ахилл, Давид и Агамемнон, Голиаф и Александр Македонский; мудрости — Моисей и Одиссей. Перевод «Дигениса Акрита» на старославянский язык (XI—XII вв.) под названием <Девгениево деяние» стал памятником старославянской литературы.

Издания текстов

Византийская любовная проза: Аристенет. Любовные письма; Евматий Макремволит. Повесть об Исминии и Исмине / Пер., ст. и примеч. С.В.Поляковой.— М.: Наука, 1965.— 155 с.— (Лит. памятники); Византийские легенды / Изд. подгот. С. В. Полякова. — Л.: Наука, 1972. — 301 с. — (Лит. памятники); Византийский сатирический диалог / Изд. подгот. С. В. Полякова, И. В. Филен-ковская.— Л.: Наука, 1986.— 189 с.— (Лит. памятники); Две византийские хроники Х века:

Псамафийская хроника; Иоанн Камениата. Взятие Фессалоники. — М.: Изд-во восточной лит., 1959.— 261 с.; Дигенис Акрит: Византийская эпическая поэма / Пер., ст. и коммент. А. Я. Сыркина.— М.: Изд-во АН СССР, I960.— 217 с.— (Лит. памятники); Никита Евгениан. Повесть о Дросилле и Харикле / Изд. подгот. Ф.А. Петровский.— М.: Наука, 1969.— 157 с.— (Лит. памятники); Памятники византийской литературы IV—IX веков / Отв. ред. Л. А. Фрейберг.— М.:

Наука, 1968.— 350 с.; Памятники византийской литературы X—XIV веков / Отв. ред. Л.А.Фрей-берг. — М.: Наука, 1969. — 462 с.; Пселл М. Хронография / Пер., ст. и примеч. Я. Н. Любарского. — М.: Наука, 1978.- 319 с.

Литература

Аверинцев С. С. Поэтика ран невизантийской литературы.— М.: Наука, 1977.— 320 с.; Византий­ская литература: Сб. статей / Отв. ред. С. С. Аверинцев. — М.: Наука, 1974.— 263 с.; История

[23]

Византии: В 3 т. / Отв. ред. С. Д. Сказкин. - М.: Наука, 1967; Каждая А.П. Книга и писатель в Византии.- М.: Наука, 1973.- 152 с.; Любарский Я. Н. Михаил Пселл: Личность и творчество. - М.: Наука, 1978.- 281 с.; фрейберг Л. А., Попова Т. В. Византийская литература эпохи расцвета IV-XV вв.- М.: Наука, 1978.- 287 с.

Кочев Н. Античната литературна традиция и византийските автори. — София: Науката и изкуство, 1982.— 271 с.; Beck H.-G. Byzantinisches Erotikon.— Munchen: Bayerische Akad. der Wiss., 1984.— 174 S.; Hunger H. Die hochsprachliche profane Literatur der Byzantiner: Bd. 1—2.— Munchen: Beck 1978; Wilson M. G. Scholars of Byzantium.— London: Duckworth, 1983.— VII, 283 p.

[24]

Народное творчество и памятники средневековой европейской литературы

ДРЕВНЕИСЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Древнеисландская литература по своему содержанию, времени возникновения, а также по художе­ственным особенностям делится на поэзию скальдов, эддические песни и исландские саги. Песни скальдов сохранились до нашего времени в виде цитат, введенных в прозаические сказания XIII в. (исландские саги, см. ниже), сами они, однако, были сочинены, как правило, раньше: в XII, XI, Х и даже IX вв. Скальды были, как о том сообщает исландская традиция, людьми сильными и мужественными, наделенными общественным и, по-видимому, религиозным авторитетом. Содержа­ние скальдической поэзии — рассказ о совершенном подвиге и восхваление его или полученного за деяние дара. Песня (или «виса»), сочиненная в честь врага, могла иногда спасти жизнь ее автору. Стихи скальдов совершенно непохожи на поэзию нового времени. Для них характерны чрезвычайно сложная аллитерация и внутренняя рифма в пределах одной строчки, точное количество слогов и, главное, замысловатые образы, строившиеся как условные поэтические иносказания — «кеннинги». Так, например, понятие «поэзия» обозначается в одной из песен как «прибой дрожжей людей костей фьорда». В этом «кеннинге» «кости фьорда» — горы, «люди гор» — великаны, «прибой дрожжей» — мед, и, наконец, «мед великанов», согласно мифу, — поэзия. «Кеннинг» не является, однако, мета­форой, будучи, скорее, условным и красочным обозначением предмета или понятия. Поэзии скальдов неизвестен лиризм, как он понимается сегодня. До нашего времени сохранились стихи приблизи­тельно 250 скальдов, а всего их известно около 350. Крупнейший и известнейший из скальдов — Эгиль Скаллагримсон (около 910—990); в его стихах уже намечаются некоторые проблески лиричес­кого чувства (поминальная виса «Потеря сыновей»). О богатой событиями жизни этого поэта-воина рассказывает «Сага об Эгиле» (см. ниже об исландских сагах). Одним из последних скальдов был знаменитый Снорри Стурлусон (1179—1241), воин, политический деятель, автор исторических «ко­ролевских саг» и прозаической «Младшей Эдды», представляющей собой по замыслу учебник скальдического искусства. «Эдда» (возможно, это слово первоначально значило «поэтика») Снорри не привела к возрождению поэзии скальдов. Она является незаменимым источником сведений о язы­ческих преданиях и об искусстве древних скандинавов. Почти одновременно с авторской поэзией скальдов в Исландии бытовали мифологические и героические песни, являвшиеся продуктом без­личной традиции. Главным в них была не изощренность формы, при помощи которой утверждал свою личность скальд, а содержание — сказания о сотворении, конце и возрождении мира, о подвигах богов и божественных по своей силе героев, поучения о правильном, освященном традицией образе жизни. Эти песни были записаны приблизительно в середине XIII в. Их свод был открыт в 1643 г. исландским епископом Бриньольвом Свейнссоном, который полагал, что найденный им сборник послужил основой для написания Снорри Стурлусоном его «Эдды» и был составлен исландским ученым Сэмундом Мудрым (1056—1133). Ни то ни другое впоследствии не подтвердилось, но за сборником так и осталось название «Старшей Эдды», которую также иногда называют поэтической и (неправильно) Эмундовой. Даже приблизительная дата возникновения той или иной из эддических песен не установлена, оценки возраста отдельных песен расходятся иногда натри или четыре столетия. Несомненно одно: все песни «Эдды» большее или меньшее время просуществовали в устной традиции, что неизбежно привело к многочисленным позднейшим изменениям в их первоначальной форме и содержании. Песни подразумевали в слушателе некоторое знание мифологии и генеалогии богов, но они намного проще и доступнее по стилю, чем витиеватая поэзия скальдов. Исландские саги, в частности исландские родовые саги, называемые также сагами об исландцах, рассказывают о событиях, происходивших на острове приблизительно в первое столетие после его заселения («век саг», 930— 1030) норвежцами. В самом общем виде они описывают жизнь выдающихся представителей того или иного рода, но не всю ее, а лишь то, что по представлениям того времени считалось значительным и достойным описания. Стержнем повествования, как правило, были родовые распри, сопровождав­шиеся убийствами, сожжениями домов вместе с обитателями, тяжбами на тингах (вече), поединками, изгнаниями и военными походами. О мирном времени в сагах иногда упоминается лишь, что в это

[25]

время «ничего не происходило», что не говорит, однако, о том, что жизнь во всех ее проявлениях не являлась предметом изображения. Исландская родовая сага — по своему существу «быль», ее безымянные авторы стремились поведать читателю «правду», как она ими понималась в соответствии с мировоззренческими нормами, выработавшимися у исландцев ко времени написания или записи саг (XIII в.); при этом, стремясь написать «быль», авторы сказаний придерживались максимальной точности. Поэтому число действующих лиц в родовых сагах очень велико, а сам объем их значителен. Так, например, в самой большой по объему «Саге о Ньяле» упоминается около 650 реально суще­ствовавших исторических лиц. Если учесть, что многие персонажи фигурируют или упоминаются в нескольких сагах, то в совокупности весь свод сказаний можно считать огромной эпопеей, в которой приблизительно в одно время действуют несколько тысяч исландцев со всех концов острова. Ис­ландские саги, таким образом, явление беспрецедентное во всей мировой литературе. Саги в своей основе исторически точны, но было бы ошибкой относить их к разновидности исторического жанра. Действительность подвергается в родовых сказаниях известной эпической стилизации. В центре повествования — всегда личность, наделенная исключительной силой, мужеством или мудростью. Повествование саги всегда сдержанно и не терпит патетики, рассказчик по ходу действия выражает как бы не свое мнение о герое, а коллективное суждение народа, нередко достигая при этом выразительности, сравнимой с художественностью лучших образцов литературы нового времени.

Издания текстов

Исландские саги / Ред., вступ. ст. и примеч. М. И. Стеблина-Каменского. — М.: Гослитиздат, 1956. — 784 с.; Исландские саги.— В кн.: Исландские саги; Ирландский эпос, М., 1973, с. 23—544; Джаксон Т.Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.):

Тексты, перевод, комментарий. — М.: Наука, 1993. — 303 с.; Младшая Эдда / Изд. подгот. О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский. — Л.: Наука, 1970. — 137 с. — (Лит. памятники); Сага о Греттире / Пер. О. А. Смирницкой; Под общ. ред. и с послесл. М. И. Стеблина-Каменского. — Новосибирск:

Наука, 1976. — 176 с. — (Лит. памятники); Сага о Сверрире / Изд. подгот. М. И. Стеблин-Каменский и др. — М.: Наука, 1988. — 277 с. — (Лит. памятники); Старшая Эдда / Пер. А. И. Корсуна; Вступ. ст. и коммент. М. И. Стеблин-Каменского. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1963. — 259 с. — (Лит. памят­ники); Старшая Эдда / Пер. А. И. Корсуна.— В кн.: Беовульф; Старшая Эдда; Песнь о Нибелунгах, М., 1975, с. 183—241; Снорри Стурлусон. Круг земной / Изд. подгот. А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О.А.Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский.— М.: Наука, 1980.— 687 с.— (Лит. памятники). Eddukvaedi (Saemundar-Edda). Fyrri hjuti. Sidari hluti. — Reykjavik: Islendingas-agnaiitgafan, 1949.— XII, 629 s.; Islendinga sogur: Bd. 1—12.— Reykjavik, 1946—1947; Snorri Sturluson. Edda / Utg. av A. Holstmark, J. Helgason.— Kobenhavn: Munksgaard, 1950.— XIV, 107 s.

Литература

Гуревич А. Я. История и сага.— М.: Наука, 1972.— 196 с.; Гуревич А. Я. «Эдда» и сага.— М.:

Наука, 1979.— 192 с.; Мелетинский Е.М. «Эдда» и ранние формы эпоса.— М.: Наука, 1968.— 362 с.; Стеблин-Каменский М.И. Культура Исландии.— Л.: Наука, 1967.— 181 с. Bredsdorff Т. Kaos og Kaerlighed: En studie i islaendingesagaers livsbillede. — Kebenhavn: Gyldendal, 1971.— 174 s.; Gundmundsson S. Agrip ef fomislenzkri bokmenntasogu. — 3. prentun. — Reykjavik:

Eymundsson, 1949.- 163 s.; Hallberg P. Den fornislandska poesien. - Stockholm: Bonnier, 1962.-187 s.; Hallberg P. Den islandska sagan.— Stockholm: Bonnier, 1956.— 148 s.; Klingenberg H. Edda-Sammlnng lind Dichtnng. — Basel; Stuttgart: Helbing & Lichtenhahn, 1974.— 186 S.

КЕЛЬТСКИЙ ЭПОС

Древний ирландский, или кельтский, эпос представляет огромный исторический и художествен­ный интерес. За исключением литературы на англосаксонском языке, дошедшей до нас лишь в незначительных отрывках, он является древнейшей литературой Западной Европы. Ирландские саги складывались на протяжении нескольких веков. Возникновение самых древних из них относится к I в. н. э. В течение долгого времени они сохранялись в устойчивой устной форме, в пересказе профессиональных сказителей — филидов. В письменной форме ирландские саги начали склады­ваться с VII в., до нас же они дошли лишь в записях XII в. К наиболее древним ирландским

[26]

сагам принадлежат мифологические и героические. Тема мифологических саг — языческие верования древней Ирландии, легендарная история ее заселения волшебными племенами. Наибольшую историческую и художественную ценность представляют героические саги с центральным уладским циклом. В большинстве своем ирландские саги — небольшие по объему и простые по композиции произведения. Одним из немногих исключений является «Похищение быка из Куальнге», самое кпупное эпическое сказание, составляющее основной корпус уладского цикла. Другие сказания цикла, хотя и представляют собой независимые произведения, связаны с ним общими героями. Тему эпопеи составляет борьба между Уладом (север Ирландии) и Коннахтом (Западное королев­ство) В ее центральном герое Кухулине воплотился национальный идеал доблести и благородства. Непобедимый воин, он обладает фантастической силой и в совершенстве владеет особыми приемами боя В нем высоко развиты чувства чести и морального долга, он великодушен к врагам. Большое место в эпопее занимают описания поединков Кухулина, когда он в течение нескольких месяцев вынужден был один защищать страну. С психологическим драматизмом и величавостью изображен поединок Кухулина с его другом Фердиадом, который выступил на стороне враждебной королевы Медб. В напряженное развитие действия введены ретроспективные эпизоды, рассказывающие о чудесном рождении и первых подвигах юного Кухулина. К более позднему времени (около XII в.) относится фенианский цикл, повествующий о бесстрашном Финне Мак-Куле, его сыне, певце Ойсине, и их храбром воинстве. Во многих редакциях известен рассказ о чудесных путешествиях Ойсина в волшебные страны и возвращении его в Ирландию после христианизации. В его диалогах со святым Патриком, первым ирландским миссионером, сопоставляется жизнь языческой и хрис­тианской Ирландии. Ирландские саги отличаются простым и выразительным языком, богатством фантазии, живостью повествования. Они написаны в прозе, со стихотворными вставками, в которых раскрываются моменты наивысшего душевного напряжения героев. Несмотря на существование записей, древние ирландские саги продолжали пересказываться вплоть до XVII в., принимая постепенно форму народной сказки и баллады. Кельтский эпос сыграл большую роль в форми­ровании национального характера ирландцев, в укреплении их идеала доблестного героя. Образ Кухулина вдохновлял участников дублинского восстания 1916 г. Сюжеты и мотивы ирландских car — неиссякаемый источник национальной литературы вплоть до нашего времени.

Издания текстов Ирландские саги / Пер., вступ. ст. и коммент. А.А.Смирнова.— М.; Л.: Гослитиздат, 1961.— 298 с.;

Ирландский эпос / Пер. А. А.Смирнова.— В кн.: Исландские саги; Ирландский эпос, М., 1973, с. 545—792, 822—839; Похищение быка из Куальнге / Изд. подгот. Т. А. Михайлова, С. В. Шкунаев. — М.: Наука, 1985.— 494 с.— (Лит. памятники). Ancient Irish Tales / Ed. by Т. P. Cross, С. H. Slover. - New York: Bames a. Noble, 1969.- 615 p.;

Irish Sagas / Ed. by M. Dillon. — Dublin, 1959.— 181 p.; The Tain / Transl. from the Irish epic Tain Bo Cuailnge, by T. Kinsella. - London: Oxford nniv. press, 1975.- XXVII, 283 p.

Литература

Иванов В. В. Происхождение имени Кухулина.— В кн.: Проблемы сравнительной филологии, М.;

Л., 1964, с. 451—461; Смирнов А. А. Кельтские литературы.— В кн.: Смирнов А. А. Из истории западноевропейской литературы, М.: Л., 1965, с. 11—64. Carney J. Celtic studies.— London: Roiitledge a. K. Paul. 1969.— X, 182 p.; Murphy G. Saga and myth in Ancient Ireland.— Dublin: Colm O'Lochlainn, 1955.— 64 p.

ФИНСКИЙ ЭПОС

Калевала (Kalevala)

— финский народный эпос, обработанный финским ученым Э.Ленротом в середине XIX в.. состоит из пятидесяти рун — песен, возникших, вероятно, в период средневековья и бытующих До сих пор в Карелии, Финляндии и Эстонии. Песни, составляющие «Калевалу», весьма разно­образны по содержанию, но имеют общих героев и общую сюжетную основу: они повествуют о приключениях жителей сказочной страны Калевалы, об их борьбе с Похьолой — страной Се­вера. Основные герои «Калевалы» — старый, мудрый Вейнемейнен, певец и заклинатель; кузнец Ильмаринен, выковавший чудесную мельницу-самомолку Сампо — символ счастья и достатка;

[27]

Лемминкейнен, могучий богатырь; жизнерадостный, красивый, удачливый жених Куллерво. Вейнемейнен, рожденный девой Илматер, вместе с другими героями принимает участие в похищении Сампо у злобной старухи Лоухи — хозяйки Севера. Лемминкейнен, сватаясь к дочери Лоухи, согласно фольклорной традиции, совершает ряд подвигов для завоевания невесты, погибает и затем воскресает. С другими героями «Калевалы» происходят столь же чудесные приключения, в которых сказочный элемент играет очень важную роль. Основой сюжетных мотивов «Калевалы» явились и древние языческие верования, и позднейшие сказания католического средневековья. В «Калевале» рассказывается о сотворении мира, о появлении на земле железа и стали; в этих повествованиях мы находим причудливое переплетение язычества и христианства. В то же время народный эпос, развивавшийся в крестьянской среде, богат реалистическими картинами финского быта, описа­ниями одежды, обычаев, семейных отношений финского крестьянства. Эпос «Калевала» с его высокой поэтичностью и реализмом деталей занимает почетное место среди эпосов других народов.

Издания текста

Калевала / Пер. с финск. Л. Бельского; Вступ. ст. М. Шагинян. — М.: Худож. лит., 1977. — 573 с. —

(Б-ка всемирн. лит.).

Kalevala.- Helsinki: Kustannusyhtio, 1938.- 593 s.

Литература

Евсеев В. Я. Исторические основы карело-финского эпоса: В 2 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР. Карел. филиал, 1957—1960; Шагинян М. Калевала.— В кн.: Шагинян М.Об искусстве и литературе:

1933—1957. Статьи и речи, М., 1958, с. 495-529. Kaukonm V. Elias Lonnrotin Kalevalan toinen paines. — Helsinki, 1956.— 635 s.

АНГЛОСАКСОНСКАЯ ЭПИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

Беовульф (Beowulf; VI-V11 вв.)

— древнейший памятник англосаксонского героического эпоса. Герой эпопеи, молодой витязь из племени гаутов Беовульф, узнает о беде, постигшей короля данов Хродгара. Вот уже двенадцать лет чудовище Грендаль нападает на дружину Хродгара и истребляет его воинов. С четырнадцатью товарищами Беовульф пересекает море, чтобы уничтожить Грендаля. После пира в честь прибывших гаутов даны расходятся по домам, а Беовульф со своими витязями остается на ночь в пиршественной зале дворца Хеорот (Оленья палата), куда и забирается Грендаль. В единоборстве Беовульф смертельно ранит Грендаля, а затем в подводной пещере герой сражается с матерью Грендаля, желающей отомстить за гибель сына. Победив и в этом бою, Беовульф с почестями возвращается на родину и со временем занимает королевский трон в родном племени гаутов. По соседству с племенем, однако, поселился страшный дракон, хранящий сокровище. Один из гаутов похитил у него золотой кубок, и тогда чудовище стало мстить людям, сжигая их жилища и убивая всех на своем пути пламенем и дымом. На поединок с драконом выходит старый Беовульф. В битве он получает рану, но с помощью молодого дружинника Виглафа все-таки уничтожает дракона. Раненый Беовульф умирает на руках у Виглафа. Повествование завершается величественным описанием похорон Беовульфа. Более 3000 строк «Беовульфа» сложены традиционным старогерманским стихом, конструктивными принципами которого были аллитерация начальных звуков в словах, подпавших под ударение, и равное число ударных слогов в каждой строке (тоника). Очевидно, что «Беовульф» — сложный сплав мифологических, фольклорных и исторических элементов. Змееборство можно найти во многих мифах древности. Три поединка героя роднят это произведение с волшебной сказкой. Самый дух «Беовульфа». высокий пафос героизма и трагический финал раскрывают классические черты героического эпоса, имеющего историческую основу. Целый ряд имен и со­бытий, упомянутых в памятнике, действительно отмечены в истории германских народов (в част­ности, имя конунга Хигелака). Сам Беовульф не имеет исторического прототипа. Реальные исто­рические события, отголоски которых имеются в «Беовульфе», относятся к первой половине VI в., когда, вероятно, и начался процесс освоения этого сюжета народными певцами и сказителями. Однако формирование самой эпопеи большинство специалистов относит к концу VII — нача­лу VIII в., когда прошло уже более столетия после христианизации англосаксов. Наряду с хри­стианскими элементами в тексте памятника обнаруживаются многочисленные элементы язычества.

[28]

О том, какие из них преобладают в «Беовульфе», ученые спорят до сих пор. Известна лишь одна сохранившаяся рукопись «Беовульфа», датируемая концом Х в.

Издания текста

Беовульф / Пер с древнеангл. В.Тихомирова.- В кн.: Беовульф; Старшая Эдда; Песнь о Ниюелунгах М 1975, с. 27-180; То же. - В кн.: Западноевропейский эпос. Л., 1977, с. 5-151. Beowulf / A verse transl. by M. Alexander.- Harmondsworth, 1973.- 175 р.

ЛитератураChambers R W Beowulf.- 3d ed. - London; New York: Cambridge univ. press, 1959.- XVII, 629 p.;

Tolkien J. R. R. Beowulf: The monsters and the critics. - In: Modern writings on major English authors, Indianopolis; New York, 1963, p. 1-32.

ФРАНЦУЗСКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС

Песнь о Роланде (La chanson de Roland; XI в.)

- один из ранних памятников средневековой литературы, выдающееся произведение французского героического эпоса. В образе рыцаря Роланда неизвестные создатели песни воплотили черты, превратившие его в народного героя. Это - безграничная отвага, патриотизм, прямодушие, чело­вечность. В поэме рассказывается, как Карл Великий, оружием насаждавший христианство среди испанских мавров, по совету своего племянника Роланда посылает для переговоров с коварным сарацинским царем Марсилием отчима Роланда - Ганелона. Ганелон заключает тайное соглашение с Марсилием и, желая отомстить пасынку Роланду за опасную миссию, уговаривает Карла уйти из Ронсевальского ущелья, где он засел с войсками, и оставить там только отряд Роланда. Мавры уничтожают храбрых французских воинов. В поэму входит знаменитый эпизод, в котором расска­зывается, как Роланд до последнего момента не хотел трубить в рог, отказываясь от помощи войск Карла. Слишком поздно раскаявшийся в безрассудной храбрости и гордости, Роланд умирает последним, повернувшись лицом к Испании. Предатель Ганелон, ставивший собственные интересы выше интересов Франции, осужден на позорную смерть.

Издания текста

Песнь о Роланде: Старофранц. героич. эпос / Изд. подгот. И. Н. Голенищев-Кугузов и др.; Пер. Ю. Б. Корнеева. - М.; Л.: Наука, 1964. - 191 с. - (Лит. памятники); То же. - В кн.: Песнь о Роланде; Коронование Людовика; Нимская телега; Песнь о Сиде; Романсеро, М., 1976, с. 27—144. La chanson de Roland / Commentee par J. Bedier. - Paris: Piazza, 1927.- IV, 525 p.; La chanson de Roland / Texte critique, trad. et commentaire, grammaire et glossaire par L. Gautier. — Tours: Mane, 1932. - XLIX, 603 p.

Литература

Волкова 3. Н. Эпос Франции: История и язык французских эпических сказаний. - М.: Наука, 1984.- 318 с.; Смирнов А. А Кто был автором «Песни о Роланде»? - В кн.: Смирнов А. А. Из истории западноевропейской литературы, М.; Л., 1965, с. 65—76.

Le Gentil P. La chanson de Roland.— Paris: Hatier-Boivin, 1955.— 191 p.

ИСПАНСКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС

Песнь о моем Сиде (Роста de mio Cid)

— крупнейшее произведение испанского эпоса, возникло в период реконкисты (XII в.) — напря­женной борьбы, которую вели испанцы за возврат земель, захваченных маврами, — и отражает основные моменты этой борьбы. Герой поэмы — доблестный и мудрый защитник народных прав

[29]

Сид Кампеадор, прототипом которого является известный кастильский военачальник, любимый герой испанской народной поэзии Родриго Диас де Бивар. В поэме рассказывается, как Сил, изгнанный королем Альфонсом Кастильским, собирает отряд воинов и одерживает ряд побед над маврами, самой крупной из которых было взятие Валенсии. Король Альфонс, желая вознаградить Сила за его подвиги и привезенные им богатые трофеи, снова приближает его ко двору и сватает его дочерей за знатных инфантов из Карриона. Рассказу о коварном предательстве зятьев Сила и о его мщении за поруганную честь дочерей посвящена остальная часть поэмы. Простота и ясность характеристик всех персонажей поэмы, отсутствие фантастического элемента, правдивая передача бытовых сцен и, наконец, язык поэмы, близкий к народному, делают «Песнь о моем Сиде» самым реалистическим произведением эпического жанра в средневековой литературе.

Издания текста

Песнь о Сиде: Староисп. героич. эпос / Пер. текстов Б.И.Ярхо, Ю. Б. Корнеева; Изд. подгот. А.А.Смирнов.- М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1959.- 255 с.- (Лит. памятники); То же.- В кн.:

Песнь о Роланде; Коронование Людовика; Нимская телега; Песнь о Сиде; Романсеро, М., 1976, с. 259—360; То же.— В кн.: Западноевропейский эпос, Л., 1977, с. 609—705. Poema del Cid / Texto antiguo preparado por R. Menendez Pidal: La Prosificacion modema del Poema por A. Reyes.— 11-a ed.— Buenos Aires; Mexico: Espasa—CaIpe, 1947.— 275 p.

Литература

Менендес Пидаль Р. «Песнь о моем Сиде»; Поэзия и история в «Песни о моем Сиде»: Осн. пробл. исп. эпоса.— В кн.: Менендес Пидаль Р. Избр. произведения, М., 1961, с. 160—238. Bandera Gomez С. Е. Poema de mio Cid: Poesia, historia, mito. — Madrid: Credos, 1979.— 189 p.

НЕМЕЦКИЙ ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС

Песнь о Нибелунгах (Das Nibelungenlied)

— самое значительное произведение немецкого героического эпоса. Записано около 1225 г. В основе «Песни» лежат древние германские сказания, восходящие ко временам нашествий кочевников. Историческим зерном эпоса является разрушение бургундского царства гуннами в 437 г. Зигфрид, доблестный королевич Нидерландский, приезжает в Вормс свататься к королеве Кримгильде и помогает ее брату, бургундскому королю Гунтеру, обманом добыть в жены могущественную королеву Исландии Брунгильду. Проходит много лет, и Брунгильда, узнав об этом обмане, приказывает убить Зигфрида. Вдова убитого, Кримгильда, замышляет кровавую месть. Выйдя замуж за короля гуннов Этцеля, она заманивает в гуннскую землю своих братьев с их дружиной, и здесь, во время пира, погибает весь бургундский род. В «Песни» с большой силой раскрыт внутренний мир героев, переданы чувства, руководящие их поступками. Образы «Песни» исполнены эпической мощи, в ней дана правдивая картина семейных и общественных отношений, нравов и быта раннего феодализма. Характерна сама стихотворная форма памятника — строфа, состоящая из четы­рех длинных строк, рифмующихся попарно; впоследствии она получила название «нибелунговой строфы».

Издания текста

Песнь о Нибелунгах / Пер. Ю. Корнеева; Изд. подгот. В.Г.Адмони.— Л.: Наука, 1972.— 342 с.— (Лит. памятники); То же.— В кн.: Беовульф; Старшая Эдда; Песнь о Нибелунгах, М., 1975, с. 357—628; То же.— В кн.: Западноевропейский эпос. Л., 1977, с. 240—495. Das Nibelungenlied: Zweisprachig / Hrsg. u. iibertr. v. H. de Boor.— Leipzig, 1964.— XXYII, 700 S.

Литература

Хойслер А. Германский героический эпос и сказание о Нибелунгах: Пер. с нем. / Вступ. ст. и примеч. В.М.Жирмунского.— М.: Изд-во иностр. лит., I960.— 446 с. Krogmann W. Der Dichter des Nibelungenliedes. - Berlin: Schmidt, 1962.- 84 S.; Nagel В Das Nibelungenlied: Stoff. Form. Ethos.— Frankfurt a. M.: Hirschgraben Verl., 1965.— 296 S.

[30]

АЛБАНСКИЙ ЭПОС

Песни о Скандербеге

— замечательный памятник поэтического творчества албанского народа, с необычайным мужеством долгие века отстаивавшего свою культуру, язык и территорию от многочисленных врагов. Его не смогли сломить ни римские легионы, ни войска византийских императоров, ни полчища турецких султанов. Его не заставили забыть родной язык ни грекоправославные миссионеры, ни яростные проповедники Корана. Сила патриотического чувства, цельность характера запечатлены в самых древних произведениях народного творчества. Неизгладимый след в албанском фольклоре оставила патриотическая война против турецкой экспансии, которую в 1443 г. возглавил национальный герой Георгий Кастриот (1403—1468), прозванный Скандербегом (т. е. князем Александром, в честь Александра Македонского). Резиденция Скандербега — город Круя — стала центром национальной культуры. Там слагались песни о подвигах борцов за свободу, несколько веков сохранявшиеся в памяти народа. Вскоре после смерти Скандербега, в результате измены феодалов, опасавшихся перерастания национальной войны в антифеодальные выступления, народное движение против турок было разгромлено. Для Албании наступил период многовекового рабства. Но народная поэзия сохранила для потомков черты героического времени. В народные песни вошел образ Скандербега. национального героя, законодателя и воина, символ единства страны и ее патриотических традиций, излюбленный образ албанской поэзии. Песни о Скандербеге входят в цикл исторических албанских песен, созданных до турецкого завоевания. Этот цикл делится на два раздела. Один из них посвящен Косовской битве (сражение на Косовом поле 28 июня 1389 г. между сербскими войсками и турецкой армией). Второй раздел составляют песни о Скандербеге, представляющие самый обширный цикл исторических песен албанского народа. Как и все албанские исторические песни, созданные в XIV—XVI вв., они имеют характер и текстуру песен легендарных, носят лирико-эпический характер. В песнях отражен весь жизненный путь Скандербега. В них рассказывается о его рождении, о годах жизни на чужбине (в качестве заложника Скандербег мальчиком был отдан султану Мураду, воспиты­вался при дворе в мусульманской вере, но после смерти отца, албанского правителя Иоанна Кастриота, бежал от турок и был провозглашен князем Албании), о его странствиях по свету, о борьбе против турок. На этой основе песни и сказания о Скандербеге ученые разделяют на несколько циклов: песни о борьбе Скандербега против турок; песни о странствиях Скандербега; песни о его смерти.

Издания текстов

Повесть о Скандербеге / Изд. подгот. Н.Н.Розов, Н.А.Чистякова.— М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1957. — 242 с. — (Лит. памятники); Песни о Скандербеге / Пер. Д. Самойлова. — В кн.: Старинные албанские сказания, М., 1958, с. 267—274. Epika historike rreth Shenderbeiit. — In: Antologjia е folklorit shaiptar, Tirane, 1953, f. 73—74.

ЛитератураKodra Z. Poezija popullore arbereshe. — Tirane: Ndermanja shteterore е botimeve, 1957 — XXXI, 163 f; Sirdani M. Skanderbegu mbas gojedhanash.— Shkoder, 1926; Zharri Sh. Kanga е Gjord Golemit, princit te sopotil, ne rev. Shkolla shaiptare.— Tirane, 1938, nr. 15—16, f. 22; Historis е litersise shripe ne 3 vellime. Tirane, 1959, v. 1, f. 89-93.

ПЕСНИ ЮЖНЫХ СЛАВЯН

Южными славянами называют народы, населяющие Балканский полуостров,— болгар, македонцев, сербов, хорватов, словенцев. Духовный мир южнославянских народов, их представления о жизни и смерти, о мире. в котором они живут, обычаи, различные исторические события нашли отражение в народном творчестве. Южнославянская народная поэзия богата и разнообразна в жанровом отношении. Наряду с песнями, балладами, легендами, существующими в фольклоре других славян­ских народов, она включает и оригинальные, самобытные образцы устного творчества: в болгарском фольклоре это особого рода мифологические песни, в сербском и хорватском — так называемый

[31]

«бечарец», название которого идет, очевидно, от «бечар» — парень, гуляка. В песнях южных славян обычно выделяются следующие основные жанры: обрядовая поэзия, героический эпос, лирические жанры. Образцы обрядовой поэзии, как и сами обряды, делятся на два типа: календарные и семейные. Календарные обряды и их поэзия состоят из четырех циклов соответственно четырем временам года. Наиболее богаты из этих циклов зимний и осенний: в это время исполняется больше обрядов и песен и формы их более разнообразны. Важнейшим моментом обряда и поэзии зимнего цикла было колядование. В древности оно было связано с культом рождающегося солнца, а после принятия славянами христианства праздник Коляды совпал с Рождеством Христовым. У всех славян, в том числе и южных, колядки включают в себя прежде всего пожелания достатка и счастья. Летние обряды были связаны с сельскохозяйственными работами; одновременно в них звучали темы любви и женитьбы. Заключительным календарным кругом обрядов были осенние обряды, связанные с уборкой урожая. Большую группу песен южных славян составляет семейная обрядовая поэзия, связанная с важными семейными событиями: рождением, женитьбой и смертью человека. Свадебный обряд у южных славян также сопровождался многими песнями, которые можно разделить на три группы: песни, поясняющие ход обряда и исполняемые поэтому в определенные его моменты, песни невесты и величальные песни, прославляющие участников свадьбы. В похоронный обряд у южных славян входили причитания («тужбалице»), представляющие собой плачи по умершим.

В фольклоре южных славян исключительно богато представлены стихотворные эпические жанры. К ним относятся болгарские, македонские, сербские и хорватские юнацкие (богатырские) песни;

болгарские, сербские, македонские, хорватские гайдуцкие песни; исторические баллады, сущест­вующие у всех южных славян. Эпос южных славян сложился частью до турецкого завоевания Болгарии и Сербии, частью — во время него. В болгарском эпосе два основных цикла — песни о Момчиле и песни о Марко-короле. Момчил, правитель Перитеория в Родопах, погибший в битве с турками, воспевается как борец против турецкого нашествия. Второй цикл песен — песни о Марко, который был правителем Западной Македонии, а с 1367 г.— сербским королем. Образ Марко подробно разработан и в болгарском, и в сербском эпосе. Марко представлен в песнях как простой человек, пахарь, в чем сказывается крестьянская трактовка образа; одновременно он выступает как патриот, смело сражающийся с врагами, освобождающий пленных. Переломным моментом в истории сербского народа и его государства была Косовская битва (28 июня 1389 г.), когда сербы потерпели тяжелое поражение от турок. Главной темой песен, слагавшихся после нее, стала гибель сербских героев и сербского государства. В сербском эпосе выделяют несколько циклов: докосовский цикл — песни о представителях династии Неманичей, правивших Сербией с 1168 по 1371 г.; косовский — песни о битве на Косовом поле; цикл о короле Марко, современнике Косовской битвы; цикл о Бранковичах и Якшичах, управлявших Сербией после ее завоевания турками. Кроме того, существует обширный цикл мусульманских песен, сложенных в Боснии и Герцеговине, так называемый цикл песен о Муйо и Халиле. В отличие от песен, созданных христианским населением Сербии и Боснии, в песнях мусульман главные герои — мусульманские богатыри, которые побеждают соперников, бывших героями-победителями в христианских песнях. В юнацких песнях инициатива борьбы в защиту народа, как и сам героический подвиг, принадлежит обычно отдельной личности, выдающемуся юнаку-патриоту (королевич Марко, Милош Обилич), хотя нередко рядом с ними действует и дружина. Гайдуцкие песни и песни об ускоках, повест­вующие о борьбе с турками, — вид героического эпоса более позднего происхождения, нежели юнацкие песни. От юнацких песен гайдуцкие отличаются большей исторической конкретностью, более развитыми социальными конфликтами, большей трагичностью.

Исторические песни имеются в фольклоре всех южнославянских народов. Эти песни своими темами и образами героев связаны с историческими преданиями. Важнейшая тема исторических песен болгар — падение Болгарского царства, жизнь народа в условиях турецкого рабства, борьба за освобождение. Особое место в этих песнях занимает тема прихода в Болгарию русских войск во время войны с Турцией в 1676—1678 гг. Есть песни о разных событиях: об осаде Плевена, об освобождении Болгарии. Позже в исторических песнях появлялись новые сюжеты. Свои циклы исторических песен есть и у сербов, хорватов, словенцев. В них воспроизводятся события нацио­нальной истории, хотя есть и песни, имеющие общие сюжеты. Наиболее самобытными считаются словенские исторические песни Так, весьма своеобразны песни о сарацинах; в этих песнях, вероятно, отразились события IX—XI вв., когда сарацины захватили побережье Средиземного моря. В истори­ческих песнях словенцев существует также цикл песен о турках. Среди песен о борьбе с турками выделяются песни о короле Матияже, т. е. о венгерском короле Матии Корвине (1448—1490), который прославился своими победами над турками, угнетавшими тогда всю среднюю и южную Европу.

Много у южных славян и баллад, называемых в народе песнями. Фольклористы обычно выделяют в них четыре тематических цикла: семейные, любовные, исторические и социальные баллады К любовным балладам относится, например, баллада «Брат и сестра», в которой разлученные на много

[32]

лет брат и сестра, встретившись, не узнают друг друга и становятся мужем и женой, а узнав, что они родные, кончают жизнь самоубийством. К историческим балладам принадлежат те произведения, в которых нашли отражение исторические условия жизни южнославянских народов. Примером могут служить такие произведения, как болгарские баллады «Три рабыни» и «Янычар тоскует по дому». Из социальных баллад очень характерны словенские так называемые «тачанские баллады» — баллады об угнетении. В них отразилась борьба против феодалов, которые жестоко угнетали и эксплуатировали словенских крестьян. Распространены у южных славян и малые лирические формы. Это песни различного содержания: любовные, социальные, трудовые, социально-критические, песни о различ­ных сословиях и профессиях. Отдельную группу представляют бытовые песни: любовные, семейные. плясовые и хороводные. У южных славян любовные и семейные песни исполняли и складывали главным образом женщины. Семейные песни, основная тема которых — тяжелая жизнь замужней женщины в чужой семье, имеют, как правило, драматический характер. У южнославянских народов широко представлены хороводные и плясовые песни. У болгар и македонцев, сербов, хорватов и словенцев очень популярны хоро и коло. Эти песни имеют характер коротких припевок. Песни южных славян издавна привлекали внимание ученых, поэтов, критиков. Их изучением занимались Гёте, Пушкин, Гердер, Гумбольдт, Мериме, Вальтер Скотт, А. Востоков. Эпос южнославянских народов обладает несомненной историко-литературной и художественной ценностью и является достойным вкладом в сокровищницу мировой литературы.

Издания текстов

Болгарская народная поэзия.— М.: Гослитиздат, 1953.— 238 с.; Песни южных славян: Пер. с болг., сербскохорв. и словен. / Вступ. ст.. сост. и примеч. Ю.Смирнова.— М.: Худож. лит., 1976.— 478 с.- (Б-ка всемирн. лит.); Сербский эпос: В 2 т. / Сост. и коммент. Н.И.Кравцова.- М.:

Гослитиздат, 1960; Эпос сербского народа / Изд. подгот. И.Н. Голенищсв-Кутузов.— М.: Изд-во АН СССР, 1963.— 354 с.— (Лит. памятники). Български юнашки епос. — София: Изд-во на бьлг. акад. нанауките, 1971.— 1059с.; Българско народ­но творчество: Т. 1-12.- София: Бълг. писател, 1961-1963; Tiypuh В.Антолопф народных 1уначких песама.- Београд: Српска книж. задруга, 1961.- 747 с.; Kapauiih B.C. Српске народне пjесме:

Кн. 1—4.— 2-е изд.— Београд: Просвета, 1958; Трудови, семени, хумористични песни / Избор. и ред. К. Пенушлиски. - Cкonje: Макед. книга, 1973.- 240 с.; Цепенков М.К.Народни песни / Pea. К. Пенушлиски; Соработник Б. Петровски. — Скопjе: Макед. книга, 1972. — 353 с.; Кumer Z. Vsebinski tipi slovenskih pripovednih pesmi. - Ljubljana, 1974.- 393 s.; Narodne epske pjesme: Knj. 1-2 / Prired. O. Delorko.— Zagreb: Matica hrvatska, 1964; Pjesme о hrvatsko-slovenskim seljackim bunama / Prired. B. Grabeijsek i dr.; Ured. M. Vaupotic i dr.- Zagreb: Spektar; Ljubljana: Partizanska knjiga, 1974.- 282 s.; Zlatna knjiga hrvatske narodne lirike / Sast. K. Mlac. - Zagreb: Matica hrvatska, 1972. - 405 s.

Литература

Голенищев-Кутузов И. Н. Эпос народов Югославии. — В кн.: Голенищев-Кутузов И. Н. Славянские литературы, М., 1973, с. 220-359; Кравцов Н. И. Славянский фольклор.- М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976.— 262 с.; Путилов Б.Н. Славянская историческая баллада.— М.: Наука, 1965.— 75 с. Арнаудов М. Очерки по български фолклор: В 2 т.— София: Бълг. писател, 1968—1969; Динсков П. Български фолклор. - София: Бълг. писател, 1972. - 586 с.; Колевип С. Наш jyнaчки eп. - Београд: Нолит, 1974. — 308 с.; ЛатковиЬ В. Народна книжевност. — 2 изд. — Београд: Научна книга, 1975. — 287 с.; Народна книжевност / Приред. В.НедиЬ.— 2 изд.— Београд: Нолит, 1972.— 561 с.: Романска Ц. Въпроси на българското народно творчество: Избрани студии и статии — София: Наука и изкуство, 1976.— 427 с.; Саздов Е. Македонската народна поезда: Краток преглед.— Скопje: Култура. 1966.— 142 с.

СКАНДИНАВСКАЯ НАРОДНАЯ БАЛЛАДА (ХШ-ХУвв.)

Была распространена в Дании, Швеции, Норвегии, Исландии и на Фарерских островах и получила (по аналогии с немецкой балладой) название «народная песня». Обозначает стихотворное произ­ведение повествовательного жанра из нескольких четырехстопных строф (в две или четыре строки)

[33]

с однострочным или двустрочным рефреном. Баллада сочинялась и бытовала в Скандинавии в виде устного песенно-танцевального жанра примерно с начала XIII и до конца XV в., но исполнялась в крестьянской среде и позже. О популярности баллады в эпоху ее расцвета говорит, как это ни парадоксально, сама немногочисленность и характер «записей», сделанных в ту пору. Чаще всего это — пробы пера: рефрены или отдельные строки, оставленные на полях рукописей теологического или юридического содержания. Наиболее примечательно самое древнее свидетельство существо­вания баллады — строфа, записанная на карте Гренландии датским картографом Клаудиусом Клавусом в 1425 г. Исчерпав, по-видимому, всю свою фантазию, он обозначал реки, полуострова и горы поочередно следующими словами баллады, т. е. первым, что пришло ему на ум. Народные песни скорее всего знали все — так к чему их записывать? Первые полные и довольно мно­гочисленные их записи появляются только с наступлением эпохи Ренессанса в дамских альбо­мах (мода на них пришла из Германии). Наиболее известна так называемая «Сердечная книга» (1553—1555), получившая свое название по конфигурации обреза. Со временем появляются и чисто балладные сборники: например, рукопись с 200 народными песнями из книжного собрания Карен Брахе (1580-е гг.) и первое в Европе печатное издание народных баллад (1591) — «Книга ста песен» датского историографа А. С. Веделя. Однако систематическое собирательство и издание баллад началось только в первой половине XIX в. на волне романтического интереса к народной культуре: в Швеции — А. А. Афцелиусом и Э. Г. Гейером, в Исландии — С. Грундтвигом и Иоуном Сигюрдссоном, на Фарерских островах — В. У. Хаммарсхаймом и Х.К.Лунгбю, в Норвегии — М.Б.Ланстом и С. Бугге и, наконец, в Дании — Свеном Грундтвигом (1824—1883), начинателем, пожалуй, самого крупного фольклористического проекта в мире — издания «Стародатских народных песен», законченного группой ученых лишь в XX в.: последний 11 том (мелодии баллад) вышел в 1960 г., начато издание в 1853-м. В ходе работы над научными изданиями выпускались много­численные популярные сборники, при подготовке их наиболее ясно проявились два основных подхода: первый подразумевал реконструкцию идеальной «праосновы», якобы подвергшейся «порче» из-за долговременного бытования в народной среде; второй ограничивался лишь самой необходимой языковой коррекцией текста, т. е. возвращал к идеям Грундтвига, считавшего каждый записанный вариант наделенным уникальной художественностью (и поэтому включавшего в свое «Собрание» все варианты). По содержанию баллады традиционно и весьма условно, согласно классификации все того же Грундтвига, до сих пор подразделяются на: героические — с персонажами из эддических песен («Старик Тор»), полусказочных car «о древних временах» («Альф из Оддерскера»), француз­ского героического эпоса и нижненемецкой героической поэзии («Хольгер Датский и Дидрик»), в балладах этого типа преобладают бурлеск и романический юмор; легендарные — с героями из числа святых («Святой Олав и тролли»), включающие в себя элементы комизма и католическо-христианского нравоучения; волшебные (иногда еще называемые сказочными) — в них героям противостоят демонические сверхъестественные силы, воспринимавшиеся серьезно (типичный пример такого рода баллады известен по шиллеровскому переложению сюжета о рыцаре, который спешит на свадьбу, встречает в лесу эльфу и, отравленный насмерть танцем с ней, доскакав до дому, умирает); исторические — повествующие о легендарных эпизодах из частной жизни исто­рических героев (типа баллад о короле Вальдемаре и сожженной в бане его любовнице Тове); наконец, самые многочисленные рыцарские — или, по сути, бытовые, к которым относят все остальные баллады (кроме немногих по числу шуточных), в их основе — конфликт героя или героини с семейной или общинной средой, ее обычаями и законами, разрешающийся обычно трагически (хотя встречаются и исключения, подтверждающие это правило); чаще всего в рыцарских балладах используются мотивы похищения невесты, измены мужу, мести за убийство родственника или за неверность и т. п. Действие всех баллад всех типов в высшей степени драматично, оно всегда приходится на кульминацию конфликта, вся остальная интрига либо реферируется в двух-трех стихах, либо считается известной. Важнейший элемент скандинавской баллады — лирический рефрен, комментирующий действие или обстановку исполнения песни. Зачастую он подбирался или сочинялся по принципу контрастности: исполнение, например, упоминавшейся трагической баллады об эльфе и рыцаре, скачущем на свою свадьбу, сопровождалось радостным кличем: «А танец легко плывет по поляне!» Как предполагается, исполнители баллады становились в круг или продвигались по лугу или поляне цепочкой, взявшись за руки и делая два шага направо, шаг налево и т. д. Вел песню запевала, иногда варьировавший ее слова и сюжетные ходы в соответствии с известными всеми фольклорными «формулами» (т. е. устоявшимися лексико-синтаксическими балладными оборотами). Именно в таком виде исполнение баллад сохранялось кое-где на фарерских островах вплоть до середины XX в., и некоторые исследователи имели возможность наблюдать его воочию. В России переводы скандинавских баллад появились в 30-е и в 50-е гг. XIX в. (Ф. Кони, Д.Ознобишин и Н.В.Берг). Интересна судьба едва ли не самой распространенной из них «Сила арфы»: как убедительно показала Н.П. Копанева, переложение ее на русский Д.Ознобишиным

[34]

(одним из поэтов пушкинской поры) оказалось настолько удачным, что оно прочно вошло в русскую народную традицию в виде широко известной песни «По Дону гуляет...». Всю вторую половину XIX и большую часть XX в. новые переводы скандинавской баллады в России практически не появлялись. Представительные сборники ее стали печататься у нас в стране лишь с конца 1970-х гг.

Издания текстов

А танец легко плывет по поляне...: Датские народные баллады / Пер. и предисл. В. Потаповой. — М.: Детск. лит., 1984. — 128 с.; Датские народные баллады / Пер. и предисл. В. Потаповой; Примеч. Б.Ерхова.— М.: Худож. лит., 1980.— 286 с.; Скандинавская баллада / Подгот. Г. В. Воронкова, И.Ивановский, М. И. Стеблин-Каменский. — Л.: Наука, 1978.— 271 с.— (Лит. памятники); Стиг-знаменосец: Шведские и датские народные баллады / Пер., коммент. и послесл. И. Ивановского. — Л.: Детск. лит., 1982.- 152 с.

Danske folkeviser i udvalg / Ved E. Frandsen. Bd. 1-2.- Kobenhavn: Gyldendal, 1952-1959; Gamie -Norske folkeviser / Saml. og udg. af S. Biigge.— Oslo: Universitctsforl., 1971.— Xll, 156 s.; Svensk folkpoesi / I urv. av B. af Klintberg och F. Zetterholm. — Stockholm: Tiden, 1979.— 308 s.

Литература

Копанева Н.П. Две шведские баллады в русском фольклоре.— Рус. лит., 1984, № 3, с. 169—175;

Потапова В. Сила златострунной арфы.— Иностр. лит., 1980, № 9, с. 200—203. Pio I. Nye veje till Folkevisen. — Kobenhavn: Gyldendal, 1985. — 343 s.; The types of the Scandinavian me­dieval ballad: A descriptive catalogue / Ed. by B. R. Jonsson. — Oslo: Universitetsforl., 1978.— 329 s.

АНГЛИЙСКИЕ И ШОТЛАНДСКИЕ НАРОДНЫЕ БАЛЛАДЫ (XIII-XV вв.)

Эти произведения слагались и бытовали в народной среде. Их безвестными авторами были крестьяне, ремесленники, бродячие торговцы, а исполнителями — певцы из народа, иногда профессиональные певцы-менестрели. Передаваясь из поколения в поколение, баллады исполня­лись по-разному. Поэтому нередко существует несколько вариантов баллады. Установить точно дату зарождения англо-шотландской баллады как жанра народного творчества трудно. Самая ранняя английская баллада, дошедшая до нас, — баллада об Иуде — датируется XIII в. Английские и шотландские баллады распадаются на несколько групп. Прежде всего это баллады, носящие по преимуществу эпический характер. В них нашли отражение народные толкования исторических событий, в частности феодальных войн между Англией и Шотландией (так называемые пограничные баллады). Древнейшей из этих песен, повествующих о бранных подвигах и грабежах, личной доблести и убийствах, является баллада «Охота на Чивиоте». Она изображает столкновение шот­ландского витязя Дугласа и английского лорда Перси с дружинами в горах Чивиота. Как и старинные эпические песни, баллада перечисляет всех воинов, участвовавших в битве, и всех погибших в ней.

Почти одновременно с историческими бачладами (XIV—XV вв.) возник цикл близких к ним разбойничьих баллад. Их герои — благородный разбойник Робин Гуд и его дружина, смелые беззаконники, живущие «в веселом зеленом лесу». Первые баллады о Робине были записаны в середине XV в., а в XVI в. сложилась целая поэма-баллада «Деяния Робина Гуда». Вопрос о существовании реального Робина Гуда не решен до сих пор. Тот факт, что его имя упоминается в хрониках, не является доказательством его исторической реальности, поскольку установлено, что хроники нередко основывались на песнях. Однако важно не то, существовал ли Робин Гуд на самом деле, а то, каким предстает он в поэтическом творчестве народа. В балладах о Робине Гуде отчетливо выразилось сочувствие народа к лесным стрелкам и их предводителю, вчерашним крестьянам, ушедшим в лес от несправедливых притеснений. В образы героев этих баллад народ вложил свои социальные симпатии и антипатии. Впервые в поэзии Европы феодальной эпохи эпическая идеализация распространилась на человека «неблагородного» происхождения. Робин Гуд храбр, любит приключения, но в отличие от героев «классического» эпоса воюет он не с драконом,

[35]

не с чужим племенем, не с врагами христианской веры, а с теми, от кого страдает народ, — с шерифом, надменным епископом, жадными монахами. Честность, справедливость, щедрость Робина Гуда, воспеваемые в балладах, распространяются только на бедняков; зато он не считает зазорным обманывать и грабить тех, кто притесняет «добрых иоменов». Дух свободолюбия пронизывает поэтические рассказы о подвигах Робина Гуда и его товарищей. Зеленый лес, укрывший дружину Робина Гуда, вырастает в символ справедливой и вольной жизни.

Еще одну группу составляют баллады лирико-драматические. Главное событие таких баллад — любовь. Сюжеты любовных баллад разнообразны, но, как правило, имеют драматическую, даже трагическую окраску. Противниками любящих выступают обычно их родственники, причем герои баллад нередко оказываются беспомощными перед обстоятельствами, мешающими их любви. В отличие от рыцарских романов в стихах в англо-шотландских любовных балладах главное не прославление подвигов, совершенных героем во имя своей возлюбленной, а воспевание чувства, которое должно вызвать отзвук в душе слушателей. Основное внимание сосредоточено не на событиях, а на душевных переживаниях героев («Прекрасная Анни из Лох-Роян»). Во многих лирических балладах присутствует элемент чудесного и сказочного («Демон-любовник», «Клятва верности»). Иногда фантастическое начало столь сильно, что заслоняет любовную тему, становит­ся главенствующим («Томас Рифмач», «Баллада о двух сестрах»). В этих балладах резвятся феи и русалки, похищают людей эльфы, встают из гроба мертвецы, животные изъясняются на челове­ческом языке, а люди превращаются в животных и птиц. Фантастическое в любовных балладах подчеркивает и усиливает чувства героев, придает всему повествованию лирическую окраску. Характерно серьезное отношение безымянных авторов баллад к сверхъестественному миру, который представляется им вполне реальным и действительным. В этом они явились выразителями веро­ваний своей эпохи и народной среды. Точно определить по содержанию любовных баллад время их возникновения нелегко. Отмечая, что в английских и шотландских любовных балладах женщина всегда ближе к мужу или возлюбленному, чем к отцу или братьям, ученые предполагают, что эти баллады возникли в эпоху, когда родовые отношения уже не играли прежней роли.

Наиболее древним пластом балладного жанра считаются фантастические баллады, дольше других сохранявшиеся в устной традиции, в памяти народных певцов. Выделяют еще группу бытовых баллад типа «Старуха, дверь закрой» и «Баллады о мельнике и его жене». Они отличаются большей прозаичностью, характеры и события, как правило, поданы в комическом свете. Исследователи относят возникновение этого рода балладного творчества к более позднему времени, связывая его с эволюцией жанра, некоторым его снижением. Своеобразие и красоту народных баллад англичан и шотландцев, как любых баллад вообще, можно оценить, только памятуя о своеобразии их поэтического языка, формы, композиции. Баллада не любит обстоятельных вступлений, она сразу начинается с главного. Действие балладного повествования развивается стремительно, задерживаясь только на важных моментах, причем место и время действия не всегда определены точно. В балладах часто встречаются художественные приемы, характерные для народного творчества: по­стоянные эпитеты, которые возвращаются при названии того же самого предмета («веселый зеленый лес», «серебряный гребень», «русые волосы»); повторы, обусловленные повторением одной и той же ситуации; параллелизмы — прямое сопоставление человека и природы (один из излюбленных образов — деревья, соединяющие свои ветви на могиле влюбленных). Язык баллад представляет особую разновидность поэтической речи. Баллада предпочитает слова точные, конкретные, избегает пышных метафор и риторических фигур.

Еще одна особенность баллад — их четкий ритм. Рифма парная или перекрестная. В англо­шотландских балладах встречаются аллитерации, характерные для англосаксонского стихосло­жения.

Старинные баллады, впервые собранные епископом Перси и опубликованные в 1765 г. («Па­мятники древней английской поэзии»), оказали сильное воздействие на дальнейшее развитие поэзии. Интерес к народным балладам был особенно живым в эпоху романтизма с его увлечением средневековьем. Их собирали, ими зачитывались и им подражали Вальтер Скотт, Саути, Кольридж. Народные баллады вдохновляли великого Роберта Бернса. Последующие поколения поэтов (Тен-нисон, Росетти, Суинберн, Стивенсон) также обращались в своем творчестве к жанру баллады. В России первые переводы английских и шотландских баллад появились еще в XIX в. Среди них особо выделяются переводы В. А. Жуковского и А. К. Толстого. Но подлинно научное и широкое поэтическое освоение баллад началось в XX в. Были напечатаны многие баллады о Робине Гуде в мастерских переводах Вс. Рождественского, впервые познакомившего русских читателей с на­родным героем Англии. Особое место народные баллады заняли в творчестве С.Я.Маршака. Переводы Маршака, сумевшего средствами русского языка передать поэтическое своеобразие англо-шотландских баллад, открыли прелесть народной поэзии и воспринимаются как оригиналь­ные произведения.

[36]

Издания текстов

Баллады о Робин Гуде / Предисл. М.Горького.— Пг.: Всемирн. лит., 1919.— 97 с.; Английская и шотландская народная баллада / Сост., предисл. и коммент. Л. М. Аринштейна. — М.: Радуга, 1989. — 512 с. — (На рус. и англ. яз.); Английские и шотландские баллады / Пер. С. Я. Маршака. — М.: Наука, 1973.— 138 с.— (Лит. памятники); Воды Клайда: Английские и шотландские народные баллады и песни в пер. Игн. Ивановского. — Л.: Лениэдат, 1987. — 207 с.; Народные баллады / Пер. С. Маршака, М. Цветаевой. — В кн.: Европейские поэты Возрождения, М., 1974, с. 447—457; Шотландские баллады.— В кн.: Бернc Р. Стихотворения. Поэмы; Шотландские баллады, М., 1976, с. 217—417. The English and Scottish popular ballads: In 5 vol. / Ed. by F. G. Child. — New York: The Folklore press in assoc. with Pageant book company, 1957; British popular ballads / Ed. by J. E. Housman. — London: Harrap, 1952.— 248 p.

Литература

Морозов М. Баллады о Робине Гуде. — В кн.: Морозов М. Избранные статьи и переводы, М., 1954, с. 285-298.

Keen М. The outlaws of medieval legend.— London: Routledge, 1961.— 235 p.; Lloyd L. Folk song in England.— London: Lawrence a. Wishart, 1967.— 274 p.

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЛАТИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Средневековая латинская литература — литература народов Западной Европы на латинском языке, существовавшая после развала Римской империи. «Была связующим звеном между античностью и новыми национальными литературами. В раннее средневековье она была единственной, в зрелое средневековье — одной из ведущих письменных литератур, в эпоху Возрождения — главной школой усвоения „возрождаемой" культуры античности» (М.Л. Гаспаров*). На разных этапах бытования свет­ское и религиозное начала (как в содержании, так и в канонических формах религиозной литературы:

жития, «видения», трактаты и наставления — в прозе; гимны, оды, секвенции — в поэзии; действа — в драме) сочетались в ней в различной пропорции. В истории средневековой латинской литературы исследователи выделяют пять основных периодов. «Темные века» (VI — середина VIII в.) — уход литературы в монастыри; основные памятники письменности — исторические своды Григория Тур-ского (538 — около 594) в Галлии, Беды Достопочтенного (672/673 — около 735) — в Англии и др. «Каролингское Возрождение» (середина VIII — IX в.) — расцвет письменной культуры при дворе Карла Великого. «Оттоновское Возрождение» (X — начало XI в.) было связано с двором императора Священной Римской империи Оттона I и немецкими монастырями; в это время появился первый в Европе рыцарский роман в стихах «Руодлиб». «Овидианское Возрождение» (конец XI — XII в.), с центром во Франции, отмечено подражанием формам и варьированием сюжетов поэзии Овидия, повышенным интересом к мифу и сказке. Тогда творили поэт Вальтер Шатильонский (1135 — после 1200), автор поэмы «Александреида», и философ Пьер Абеляр (1079—1142). К этому периоду относятся становление средневековой религиозной драмы и распространение поэзии вагантов. Наконец, период позднего средневековья (XIII—XIV вв.) оставил, среди других памятников, сочинения Фомы Аквин-ского (1225/1226—1274) и Фомы Кемпийского (около 1380—1471) и свод притчевых историй «Римские деяния». В дальнейшем латинская средневековая литература органично преобразуется в составную часть европейских национальных литератур в творчестве Эразма Роттердамского, Ульриха фон Гуттена, Франческо Петрарки, Томаса Мора и других авторов. В этом плане она сыграла на Западе ту же роль, что в Восточной Европе сыграла византийская литература на греческом языке,— «мостков» между классическим наследием и оформлением национальных литератур на собственных националь­ных языках. В большинстве своем памятники средневековой литературы носят двойственный характер:

принадлежа истории и теологии, они в то же время отмечены художественной выразительностью стиля и образов. Однако среди относящихся по преимуществу к художественной литературе несо­мненно выделяются поэзия вагантов и «Римские деяния».

Литературный энциклопедический словарь, М., 1987, с. 175.

[37]

Издания текстов

Абеляр П. История моих бедствий / Изд. подгот. Д. А. Доброглав и др.— М.: Изд-во АН СССР, 1959. — 255 с. — (Лит. памятники); Памятники средневековой латинской литературы IV—IX веков / Отв. ред. М. Е. Грабарь-Пассек и М.Л.Гаспаров.— М.: Наука, 1970.— 443 с.; Памятники средне­вековой латинской литературы X—XII веков / Отв. ред. М. Е. Грабарь-Пассек и М.Л.Гаспаров.— М.: Наука, 1972. — 558 с.; Средневековые латинские новеллы XIII в. / Изд. подгот. С. В. Полякова. — Л.: Наука, 1980.— 384 с.— (Лит. памятники).

Литература

Curtius Е. R. Europaische Literatur und lateinisches Mittelalter. — 10 Aufl.— Bern; Munchen: Fran-cke, 1984. — 608 S.; Vinay G. Alto medioevo latino: Conversazioni e no. — Napoli: Guida, 1978. — 554 p.

ПОЭЗИЯ ВАГАНТОВ

Лирика вагантов — особый круг европейской латиноязычной поэзии XI—XIII вв. Ее создатели — школяры-клирики, своеобразная социальная группа, пережившая в XII в. свой расцвет в Западной Европе. Это были по преимуществу студенты и выпускники первых университетов, люди, получившие лучшее для своего времени образование, но либо не нашедшие себе достойного места в церковной или гражданской иерархии, либо (в редких случаях, когда их социальное честолюбие бывало удовлетворено) сохранившие литературные вкусы ученой вольницы. Бродячее («вагант» значит «странствующий») и беспокойное племя кочевало из одного города в другой в поисках знаний и пропитания, лучших преподавателей и щедрейших кормильцев; оно подчинялось не местным властям, а университетскому начальству и готово было силой ответить на любую попытку урезать его права. Своеобразное сочетание образованности, личной независимости и материальной необес­печенности, заставляющей клянчить у сильных мира кусок хлеба, относительной свободы от бытовых норм, в мелочах регламентировавших жизнь других сословий, способствовало развитию специфи­ческих черт, тематического и стилистического единства лирики вагантов. Поэтическое наследие вагантов богато: это стихи, славящие радости жизни — вино и любовь и поносящие самым жестоким образом разврат римской курии и греховодство собратьев-монахов; стихи, в которых весь мир ценностей средневековой культуры предстает «вывернутым наизнанку», — вплоть до пародий на литургические тексты и блестящих образцов льстивых или нахальных просительных песен. Ваганты сочиняли и поэмы — исторические, дидактические, аллегорические — во вкусе своей эпохи; слагали исполненные самого неподдельного благочестия религиозные песнопения. Но эти образцы их творчества наименее интересны и оригинальны и мало отличаются от произведений средневековой латинской поэзии. Читая вагантов, необходимо помнить, что лирические произведения ученых-кли­риков были рассчитаны на своеобразную элиту — людей образованных, способных оценить мас­терское владение стихом и литературной темой. Поэтому было бы принципиально неверно в сатирических вольностях или подчас нецеломудренной чувственности вагантов усматривать «свобод­ное» излияние или самоутверждение личности в духе новоевропейской поэзии. В свободолюбивых и жизнерадостных произведениях клириков XII в. господствует литературная игра, условность, вполне оправданная литературным «этикетом» западноевропейского средневековья. Как и вся латинская словесность этой эпохи, лирика вагантов питается античными и христианскими источниками: в сатире — это в первую очередь Ювенал и библейские пророки, в разработке эротических тем — Овидий и «Песнь песней». Поэтическая техника вагантов подчиняется правилам классической риторики и метрики и поэтики церковной лирики. Личное начало в лирике вагантов развито весьма слабо, и ученым с огромным трудом удалось в массе стихотворного материала выделить небольшие «корпусы» сочинений отдельных поэтов, которые и являют собой ее вершины. Таковы Гуго, прозванный Примасом Орлеанским (около 1093 — около 1160); поэт, известный только по прозвищу Архипиита (между 1130 и 1140 — после 1165); Вальтер Шатильонский (вторая половина XII в.).

Издания текстов

Лирика вагантов / Пер. Л.Гинзбурга.— М.: Худож. лит., 1970.— 191 с.; Поэзия вагантов / Пер. Л. Гинзбурга и др. — В кн.: Поэзия трубадуров; Поэзия миннезингеров; Поэзия вагантов, М., 1974, с. 419—502; Поэзия вагантов / Изд. подгот. М.Л.Гаспаров.— М.: Наука, 1975.— 605 с.— (Лит. памятники).

«Carmina Burana» / Mit Benutzung der Vorarbeiten W. Meyers kritisch herausgegeben von A. Hilka und O. Schumann; (1) Die moralischsatirischen Dichtungen, I Bd: Text; 11. Kommentar. Heidelbei-g, 1930; (2) «Die Liebeslieder», herausgegeben von 0. Schumann, I Bd: Text. Heidelberg, 1941; Dronke P. Medieval

[38]

Latin and the rise of European Lovelyric. Vol. 2. Medieval Latin love-poetry. — London; Oxford: Clarendon press, 1966.- XII, 335-603 p.

Литература

Dobiache-Rojdestvensky О. Les poesies des golliards. — Paris, 1931; Waddell H. The wandering scholars — London: Constable, 1934.- XXVIII, 301 p.

Римские деяния (Gesta romanoum)

— первоначально возникли как свод анекдотических и в большинстве своем недостоверных пове­ствований из римской истории; впоследствии сборник обогащался за счет включения восточных и средневековых сюжетов, изложенных с привлечением «римских» реалий, как их представляли себе компиляторы. Заимствуя из различных источников — греческого романа, религиозных притч, жи­тийной литературы, басен, исторических хроник, дидактических историй на бытовом материале, — компиляторы делали упор на чисто сюжетное, повествовательное начало и незамысловатость изло­жения, с тем чтобы плоды их труда могли доходить до самого простого, неискушенного сознания. Они несомненно ориентировались на вкусы, восприятие и язык современников — и преуспели в этом изрядно: на протяжении веков «Римские деяния» оставались в Европе одной из самых читаемых книг, ее продолжали переписывать даже после возникновения книгопечатания. Старейший руко­писный свод «Деяний», так называемая Инсбрукская рукопись (1342 г.), насчитывает 220 новелл. Примечательно многочисленные — порядка 150 — списки рукописи различаются между собой. За историю книгопечатания число новелл в изданиях возрастало за счет дополнений из новых источ­ников. Наиболее полное издание конца XIX в. содержит 283 новеллы. Однако, судя по Инсбрукской рукописи, канонический свод сборника сложился не позднее начала XIV в. В новеллах сборника нашел отражение дух средневекового сознания с его четким делением мира на «земное» и «небесное», с его нравственными представлениями и оценками, далеко не всегда отвечавшими требованиям десяти заповедей, с его разграничением между духовным и телесным — и прежде всего с его установкой извлекать мораль, нравственный урок из любых историй. В «Римских деяниях» дидактика правит всем и самые фривольные сюжеты получают самое морализаторское истолкование. Нередко, как в новеллах «О наследстве и ликовании верной души», «О наказании грешников, вовремя не понесших кару за содеянное» или «О правде, которая не страшится даже смерти», мораль, запечат­ленная в названии, никак не сопрягается, с точки зрения современного человека, с сюжетом. «Римские деяния», наряду с итальянским сборником ста новелл «Новеллино», созданным в самом конце XIII в., предвосхитили книги новелл Боккаччо, Мазуччо, Страпароллы, Маргариты Наварр-ской и других авторов эпохи Возрождения. Сюжеты из этого свода заимствовали такие великие мастера, как Боккаччо, Чосер, Шекспир, Шиллер. В России первый полный перевод «Деяний» появился в XVII в., хотя отдельные истории из сборника, например «История Аполлония Тирского», были известны раньше.

Издание текста Римские деяния. — В кн.: Средневековые латинские новеллы ХШ в., М., 1980, с. 5—288.

ПОЭЗИЯ ТРУБАДУРОВ (XI-XIV вв.)

Традиция новоевропейской лирики восходит к литературной школе, представители которой име­новали себя трубадурами (от провансальского «находить», «слагать стихи»). Новшества, привне­сенные в эту традицию на разных национальных почвах и в разные эпохи — идет ли речь о творчестве отдельных гениев либо о целых поэтических эпохах, о повторявшихся на разных этапах обращениях к сокровищам народной поэзии или к богатствам иных культур, о непрекращающемся после Возрождения влиянии античности,— все это лишь прививки к мощному стволу, корни которого — лирика трубадуров. Поэзия трубадуров сложилась в конце XI в. на юге теперешней Франции, в Провансе. XII и XIII вв. — эпоха ее расцвета. До той поры литература, письменная словесность западноевропейских народов была латиноязычной; параллельно с ней жила и разви­валась народная, но бесписьменная словесность на языках, которые оформились спустя века в

[39]

современные европейские языки. То же было и с поэзией в целом, с лирикой в частности. Впервые на народном языке лирические излияния, облекшись в мерную речь, зазвучали у трубадуров. Трубадуры писали на одном из романских языков — окситанском; этот язык по-старинному называется провансальским (отсюда и «провансальские трубадуры»). Но окситанское слово звучало и звучит сегодня не только в Провансе, а и в других местах. Благодаря трубадурам народный язык стал вровень в литературном и культурном отношении с латинским — в истории европейской литературы началась новая эпоха. До трубадуров лирика была по преимуществу церковной; высшие достижения европейской латинской поэзии раннего средневековья — в области поэзии литурги­ческой и мистической. Творцами ее были, как правило, клирики; попытки светской поэзии в эту эпоху в конечном счете важны с культурно-исторической точки зрения, но малосущественны с художественной, поскольку являются лишь риторическими упражнениями. Лирика трубадуров положила начало лирике светской и обозначила конец господства церковной поэзии в европейской литературе. Поэзия стала призванием и делом рук мирян — хотя среди трубадуров встречались и духовные лица. Трубадуры не просто расширили круг лирических тем (не чуждались они при этом и тем церковно-политических, и религиозно-нравственньх, и мистических), они утверждали гла­венство мирской темы над церковной. Они создали новую школу духовных ценностей, не согла­сованную с учением церкви, новую культурную «мифологию», где центром была поставлена человеческая личность. Лирическое чувство оказалось впервые в их творчестве самоценным, как проявление лирического «я», отринувшего необходимое и неизбежное для христианской лирики раннего средневековья постоянное соотнесение своей реальности с реальностью высшей. Это второй полюс революции, произведенной трубадурами в литературном сознании европейцев. Тру­бадуры оставили европейской литературе в наследие самый образ лирического поэта — творца, стоящего выше всех социальных разделений, служащего только Красоте. Недаром коротенькие полулегендарные жизнеописания трубадуров, созданные на закате окситанской поэзии, века спустя служили материалом для драм и поэм. Трубадуры создали первую литературную школу, осознавшую себя именно таковой, выработавшую единый эстетический идеал, литературную программу, свое­образный кодекс жизненного и литературного поведения. У трубадуров впервые в Европе сфор­мировалось представление о специфически поэтическом слове как особой эстетической и языковой функции, отличной от всех прочих видов языковой деятельности, — представление, фундаменталь­ное и для сегодняшней теории литературы. Как бы ни важны были для всей последующей литературной и нелитературной жизни европейских народов многие стороны поэтического твор­чества трубадуров (тематика: культ дамы, само понятие «куртуазности»; поэтика: строфика и ритмика, канонизация рифмы),— все это уступает по своей исторической значительности абсо­лютной новизне для европейской поэзии тех черт поэзии трубадуров, о которых шла речь. Лирика трубадуров XI—XIV вв. была плодотворным синтезом многих литературных элементов церковной латинской поэзии и фольклора, арабских влияний и т. д. В свою очередь, она оказалась решающим фактором в истории итальянской, испанской, английской, португальской, немецкой литератур. Обычно тематическая и стихотворная изощренность трубадуров на новой почве в первое время упрощалась, как бы блекла. Но в сочетании с новыми, местными элементами очень скоро поэтический материал, привнесенный из Южной Франции, зацветал новым пышным цветом:

примером может служить творчество Данте и Петрарки, хорошо знавших наследие трубадуров и многим в своих достижениях обязанных им. Перенос лирики трубадуров в немецкоязычные земли (менее столетия отделяет первые стихотворения первого трубадура от ранних немецких подражаний) обозначил рождение немецкой поэзии светского характера — лирики миннезингеров, составившей целую эпоху в истории немецкой литературы. На первых порах и здесь провансальские образцы претерпевали упрощения. Но уже творчество таких мастеров, как Рейнмар фон Хагенау, Генрих фон Морунген, Вольфрам фон Эшенбах, ставит немецких учеников вровень с учителями, а лирика Вальтера фон дер Фогельвейде — одна из вершин мировой поэзии.

Издания текстов

Песни трубадуров / Пер. со старопрованс. А. Наймана. — М.: Наука, 1979; Поэзия трубадуров / Пер. В.Дынник.— В кн.: Поэзия трубадуров; Поэзия миннезингеров; Поэзия вагантов, М., 1974, с. 31—182; Бернарт де Вентадорн. Песни / Изд. подгот. В.А.Дынник.— М.: Наука, 1979.— 311 с.— (Лит. памятники).

Anglade J. Anthologie des Troubadours.— Paris: Boccard, 1927.— 183 p.; Igly F. Troubadours et trouveres. — Paris: Seghers, 1960. — 247 p.

Литература

Жизнеописания трубадуров / Изд. подгот. М.Б.Мейлах.— М.: Наука, 1993.— 734 с.— (Лит. памятники); Мейлах М.Б. Язык трубадуров.— М.: Наука, 1975.— 238 с.; Несколько замеча­

[40]

ний к вопросу о средневековой лирике.— В кн.: Шишмарев В.Ф. Избр.статьи М 1965 с. 178-190.

LafontR., Anatole Ch. Nouvelle histoire de la litterature occitane: En 2 t. — Paris: Presses univ. de France, 1970.

ПОЭЗИЯ МИННЕЗИНГЕРОВ (XII-XV вв.)

Миннезанг, немецкая средневековая рыцарская лирика, складывался со второй половины XII в. под влиянием лирики провансальских трубадуров. Миннезингеры, как правило, сами сочиняли музыку к своим стихам, но настоящими распространителями их творчества становились обычно странствующие актеры-шпильманы. «Певцы любви» (так переводится слово «миннезингеры») раз­вивали в своей лирике мотивы утонченного и преданного служения прекрасной даме, впервые зазвучавшие в произведениях трубадуров. В то же время миннезанг обнаруживает ряд оригинальных черт. Немецкие поэты более, чем их французские предшественники, склонны к рефлексии, дидактизму, чувственность их более сдержанна. Нередко их произведения окрашены в религиоз­ные тона, хотя в основном поэзия миннезингеров, как и поэзия трубадуров, была светской. Лирика миннезингеров не сразу подчинилась требованиям куртуазности — культу высокой любви. В раннем миннезанге наряду с собственно куртуазным направлением, связанным с традицией трубадуров, существовало и другое — «отечественное», или «народное», зародившееся на юго-востоке Герман­ской империи, в придунайских областях. Поэты этого направления — Кюренбергер, Дитмар фон Айст и др.— не стремились подражать сложным, изысканным поэтическим формам трубадуров. Их лирика близка к народным любовным песням и даже к героическому эпосу, в своем творчестве они нередко обращались к традициям отечественной старины. Однако и в их поэзии уже заметны куртуазные черты. Они стали определяющими в куртуазной лирике, зародившейся в непосредст­венной близости от рыцарской Франции, в прирейнских областях, и распространившейся затем по всей стране. В лирических излияниях немецких миннезингеров, среди которых выделяются голоса Генриха фон Фельдеке, Фридриха фон Хаузена, Рейнмара фон Хагенау, изысканно и восторженно воспевается «высокая любовь», переливы чувств и любовное томление поэта, пора­женного стрелой Амура. Любовная лирика миннезингеров, как правило, грустна, порой меланхо­лична. На этом фоне кажутся особенно яркими и жизнелюбивыми сочинения поэта-рыцаря Генриха фон Морунгена. Даже в песнях о неразделенной любви земной мир не утрачивает для него своей яркости и многоцветности. Печатью незаурядного таланта отмечены «песни рассвета» Вольфрама фон Эшенбаха. Вершину немецкой средневековой лирики составляет творчество Вальтера фон дер Фогельвейде, сблизившего миннезанг с народной жизнью, использовавшего песню и шпрух — стихотворное изречение морально-дидактического характера — в качестве орудия политической борьбы. В XIII—XIV вв. миннезанг начинает менять свой характер, отразив начавшийся кризис рыцарской культуры. С приходом в поэзию Нейдхарта фон Рейенталя в рыцарскую лирику, сторонившуюся всего бытового и обыденного, проникают бытовые зарисовки и сценки крестьян­ской жизни с подчеркнуто прозаическими деталями. Среди поэтов, связанных с традицией Ней­дхарта фон Рейенталя, обращает на себя внимание Тангейзер, ставший со временем героем популярной легенды. Тяготея к мотивам «низкой любви», к формам народной плясовой песни, Тангейзер подсмеивается над нелепыми, с его точки зрения, условностями куртуазного этикета. В XIV—XV вв. наступает закат миннезанга. Испытывая бремя новых забот, рыцари все реже обра­щаются к поэзии, а само куртуазное служение в новых исторических условиях становится анахро­низмом. Собственно куртуазный элемент в поэзии либо отходит на второй план, уступая место бытовым зарисовкам и размышлениям о состоянии современного общества, либо становится предметом насмешек и пародий. Творчество немецких поэтов-рыцарей — давно перевернутая страница в истории европейской литературы. Но она обладает непреходящей ценностью и с интересом перечитывается все новыми и новыми поколениями.

Издания текстов

Поэзия миннезингеров / Пер. В. Микушевича и др. — В кн.: Поэзия трубадуров; Поэзия минне­зингеров; Поэзия вагантов, М., 1974, с. 185—416; Вальтер фон дер Фогельвейде. Стихотворения / Изд. подгот. В.В.Левик и др.— М.: Наука, 1985.— 379 с.— (Лит. памятники).

[41]

Minnesang des 13 Jahrhunderts. — Tiibingen: Niemeyer, 1962.— XI, 160 S.; Der Minnesang: Eine Anthologie / Zusgest. und eingel. von S. B. Raducanu. — Bukarest: Jugendveri., 1968. — 350 S.

Литература

Frings Th. Minnesinger und Troubadours.— Berlin: Akademie Verl., 1949.— 60 S.; Kuhn H. Minnesang Wende.- Tubingen: Niemeyer, 1952.- 159 S.

РЫЦАРСКИЙ РОМАН

Роман о Тристане и Изольде (Le roman de Tristan et Yseut)

— сказание о любви Тристана и Изольды (XII в.), послужило сюжетом для многочисленных произведений средневековой литературы, от которых по большей части сохранились лишь отрывки. Не дошедший до нас рыцарский роман XII в. о Тристане и Изольде был удачно восстановлен по его позднейшим переработкам французским ученым Ж. Бедье в начале XX в. Роман о Тристане и Изольде раскрывает трагические противоречия между подлинным человеческим чувством, ока­завшимся «сильнее смерти», и предрассудками феодально-рыцарского общества. Отважный рыцарь Тристан попадает в Ирландию в поисках невесты для своего престарелого дяди — короля Марка. В королевской дочери — Златовласой Изольде — он узнает ту, которая предназначена Марку. На корабле Тристан и Изольда случайно выпивают любовный напиток, который мать Изольды дала для нее и ее будущего мужа; с этих пор непреодолимая любовь связывает героев. После испытаний и преследований Тристан уезжает в Бретань и женится там на Белокурой Изольде, не переставая, однако, любить Изольду Златовласую. Смертельно раненный в бою, Тристан просит привести возлюбленную, которая одна способна исцелить его. Он ждет корабль с белым парусом — знак того, что к нему плывет Изольда. Жена из ревности говорит Тристану, что приближается корабль с черным парусом. Тристан умирает. Спешившая к своему возлюбленному Изольда тоже умирает, и на их могиле за одну ночь вырастают два дерева, ветви которых переплетаются между собой.

Издания текста

Легенда о Тристане и Изольде / Изд. подгот. А. Д. Михайлов. — М.: Наука, 1976.— 735 с.— (Лит. памятники); Роман о Тристане и Изольде / Пер. Ю. Стефанова. — В кн.: Средневековый роман и повесть, М., 1974, с. 153—226.— (Б-ка всемирн. лит.). Le roman de Tristan et Yseut / Renouvele par J. Bedier. — Paris: Piazza, s. a. — XV, 266 p.

Литература

Baumgartner E. Le «Tristan en prose»: Essai d'interpretation d'un roman medieval: These.— Geneve:

Droz, 1975.- 351 p.

КРЕТЬЕН ДЕ ТРУА (CHRETIEN DE TROYES. Около 1135 - около 1183)

— французский трувер, создатель канона рыцарского романа. Кретьену принадлежит пять романов, написанных между 1170 и 1191 гг.: «Эрек и Энида», «Клижес», «Ивэйн, или Рыцарь со львом», «Ланселот, или Рыцарь телеги», «Персеваль, или Повесть о Граале». Все они относятся к так называемому бретонскому (артуровскому) циклу: действие происходит в идеальном королевстве, возникшем в незапамятные времена и существующем параллельно реальному миру — Артур правит там, где существует подлинная рыцарственность. Особняком стоит только роман «Клижес»: здесь царство Артура локализовано в Англии, главный герой является сыном византийского императора, и все основные события происходят в Константинополе. Центральная тема всех пяти романов — достижение рыцарского идеала. Новаторство Кретьена состояло в том, что он отказался от прежней композиционной схемы (подробное описание всей жизни героя от рождения до смерти; как вариант — до свадьбы и/или коронования). Рыцарь Кретьена (как правило, молодой, но уже прославленный подвигами) выделен из сонма соратников Артура и показан в ключевой момент своего становления. Этот прием оказался чрезвычайно продуктивным и обусловил дальнейшую циклизацию: разрозненные повествования об отдельных рыцарях Круглого стола слились в единое целое — «историю» легендарного королевства Артура. Свое завершение этот процесс получил у Томаса Мэлори.

[42]

Эрек и Энида (Егес et Enide. Около 1170)

— первый роман Кретьена, посвященный преображению «ленивого» рыцаря в носителя подлинной куртуазности. Роман состоит из трех ярко выраженных частей. В первой описывается идиллия:

Эрек легко добивается любви и руки Эниды, он первенствует на турнирах и на охоте, им восхищается весь артуровский двор. В упоении счастьем Эрек забывает о рыцарском долге, но после ночного объяснения с молодой женой мгновенно перерождается: невзирая на мольбы друзей, он отправляется в странствие, приказав Эниде ехать впереди, но запретив ей подавать сигнал об опасности. Во второй части происходит проверка рыцарских качеств Эрека и супружеских чувств Эниды. Пройдя через ряд тяжелых испытаний, герои примиряются: Эрек становится истинным рыцарем и образцовым возлюбленным, а Энида превращается в соратницу, вдохновляющую своего избранника на подвиги. В последней части Эрек побеждает рыцаря Мабонагрена, ставшего носи­телем зла во имя ложно понятого служения даме.

Персеваль, или Повесть о Граале (Perceval, ou Le conte du Graal. 1181—1191)

— последний, не завершенный роман Кретьена, вызвавший многочисленные подражания и раз­нообразные толкования. Существует обширная литература о Граале и связанных с ним нравственных проблемах. Источники его находят в христианской символике (чаша евхаристии), в языческих ритуалах (обряд инициации), в кельтском фольклоре (магические «котелки изобилия»). Судя по всему, Кретьен сознательно обыгрывал многозначность легенды о Граале: рыцари Круглого стола отправляются в поход, имея перед собой неясную и расплывчатую цель, но в странствиях своих они должны руководствоваться определенными нормами поведения (помощь попавшим в беду дамам и девицам, уважение к старшим, куртуазное ухаживание за избранницей, строгий порядок знакомства со встречными рыцарями, посещение церкви и молитва). Среди продолжателей Кретьена выделяется немецкий поэт XIII в. Вольфрам фон Эшенбах, создавший в своем романе «Парцифаль» одну из самых глубоких и оригинальных версий легенды о Граале.

Произведения

Ивэйн, или Рыцарь со львом.— В кн.: Средневековый роман и повесть, М., 1974, с. 49—174; Эрек и Энида; Клижес / Изд. подгот. В. Б. Микушевич, А.Д.Михайлов, Н.Я.Рыкова.— М.: Наука, 1980.— 510 с.— (Лит. памятники). Les romans de Chretien de Troyes / Ed. d'apres la copie de Guiot: En 5 t. — Paris: Champion, 1973;

Romans de la Table Ronde. Le cycle aventureux / Textes trad., pres. et annotes par Jean-Pierre Foiicher. — Paris: Gallimard et Libr. Gen. Franc., 1970.— 341 p.

Литература

Дашкевич Н.П. Сказание о Святом Граале.— Киев, 1877.— 216 с.; Михайлов А. Французский ры­царский роман и вопросы типологии жанра в средневековой литературе. — М.: Наука, 1976. — 352 с. Bednar J. La spiritualite et le symbolisme dans les oeuvres de Chretien de Troyes. — Paris: Nizet, 1974. — 172 p.; Cohen G. Un grand romancier d'amour et d'aventure au XII siecle: Chretien de Troyes et son oeuvre.— Paris: Rodstein, 1948.— 513 p.; Frappier J. Chretien de Troyes, 1'homme et 1'oeuvre.— Paris:

Hatier-Boivin, 1957.— 254 p.; Frappier J. Chretien de Troyes et le mythe du Graal.— Paris: Soc. d'Ed. d'Enseignement Superieur, 1972.— 272 p.

«ЖИВОТНЫЙ» ЭПОС

Роман о Лисе (Roman de Renart. XII—XIII вв.)

— относится к сатирическому «животному» эпосу средневековья. Рассказы о проделках дерзкого наглеца Лиса издавна бытуют едва ли не во всех литературах мира, многочисленные версии и переложения этого сюжета венчает поэма Гёте «Рейнеке Лис» (1793). Первая обширная обработка сказок о Лисе, получившем германское имя Рейнеке (Ренар), которое впоследствии стало во французском языке общим наименованием лисицы, восходит к концу XII — началу XIII в., когда в Европе наблюдается подъем городской культуры, способствующий развитию сатирического направления в литературе. О похождениях хитроумного Лиса (отчасти родственного героям фаблио

[43]

и шванков) начинают складывать небольшие стихотворные повествования. Автор одной из таких поэм, некий Пьер из Сен-Клу, дал всему циклу название «Роман о Ренаре» (около 1175). Это произведение, состоящее из 26 отдельных повестей, называемых «ветвями», создано рядом авторов, как правило, безвестных. Хотя между «ветвями» нет сюжетной общности, кроме того что везде действует коварный мэтр Ренар, они складываются в определенное единство, создаваемое после­довательным уподоблением животного мира миру феодальному. Характеры персонажей не претер­певают изменений и обладают постоянными функциями, отчего создается впечатление маскарада:

на зверей в точности переносятся чины и типы феодального общества, на звериное житье — черты феодального быта. Основной конфликт романа — соперничество лиса Ренара и волка Изенгрина, в котором принимают участие разные представители животного мира, от льва до улитки, — завершения не получает, поэтому корпус текстов легко дополняется новыми эпизодами. Даже смерть Лиса оказывается мнимой, он не погибает и продолжает свои проделки. Роман изобилует яркими бытовыми деталями, действие его протекает то при королевском дворе, то в монастыре, то в рыцарском замке. Звериная держава управляется императором Львом, именуемым Нобль (Благородный), императрицу зовут Фьера (Гордая), их вассалы — угрюмый и алчный волк Изен-грин, его ветреная супруга Эрсан (Грызента), лукавый кот Тибер, обжора и увалень медведь Брюн (Бирюк), глупый и трусливый баран Белин, воинственный бахвал петух Шантеклер, благодушный барсук Гринбер, осел Бернар, носящий титул архиепископа звериного царства. Среди этой разно­шерстной компании лис Ренар является воплощением не только хитрости, изворотливости и смелости, но и беззакония, разбоя и насилия. Поведение Ренара — своеобразная модель поведения человека, живущего в обществе, где сильный всегда прав. Играя на слабостях своих ближних, Ренар издевается над ними: обещая медведю мед, а коту мышей, он заманивает их в западню, откуда они вырываются еле живые. «Роман о Лисе», возникший в период расцвета рыцарской литературы, во многом является пародией на последнюю, о чем свидетельствует вынесенное в заглавие слово «роман» — повествование о приключениях доблестных и любовных. Участниками же приключений становятся звери, зачастую глупые и жестокие, чьи поступки далеки от рыцарских. Лев отправляется в поход на язычников и оставляет вместо себя мэтра Ренара; Лис быстренько сочиняет подложное письмо о гибели Льва, чтобы на законных основаниях овладеть его супругой;

новоявленные крестоносцы — заяц Трус, кузнечик и другие — побеждают неверных скорпионов;

язычник верблюд сдается в плен, и Лев приказывает содрать с него живьем шкуру, что вассалы его с радостью выполняют. «Роман о Лисе» имеет ярко выраженную сатирическую антиклерикаль­ную направленность. Наряду с достойными осмеяния фигурами священников, звери сами паро­дируют церковные действа и обряды: волк смиренно принимает монашеский постриг от Лиса, осел читает проповеди. Образ Ренара по сравнению с другими персонажами, за которыми раз и навсегда закрепляется определенная характеристика, неизмеримо сложнее. По сути, он единствен­ный, к кому никогда не применим эпитет «глупый». Лис, осажденный Львом в своем замке Малпертуи, — своевольный феодал; Лис, привязавший хвосты спящих зверей к деревьям, — озор­ник-школяр; голодный Лис, рыщущий в поисках пищи, — угнетенный труженик. Лис высмеивает всех, кто пытается покарать его или призвать к повиновению: могущественного Льва, своего вечного врага Изенгрина. Оставить хитреца с носом может только какая-нибудь мелкая зверюшка вроде синички. Сильнее же Лиса простой крестьянин, зорко стерегущий свое добро от хищников, его одного боится мэтр Ренар. В этом отражается лежащая в основе романа народная мудрость, осуждающая алчность и кровожадность господ, под какими бы личинами они ни скрывались.

Издания текста

Роман о Лисе / Пер. со старофранц. А. Г. Наймана; Предисл. А.Д. Михайлова.М.: Наука, 1987. — 160 с. Reynke de Vos / Hrsg. u. ins Neuhochdt. iibertr. von H. J. Gernents.— Rostock: Hinstorff, 1987.— 581 S.; Le Roman de Renart. — Paris: Gallimard, 1982.— 220 p.; Le Roman de Renart. — Paris: Mario Roques, 1982.- XII, 129 p.

Литература

Batany J. Scene et coulisses du «Roman de Renart».— Paris: Sedes, 1989.— 290 p.; Flinn J. Le Roman de Renart dans la litterature francaise et dans les litteratures etrangeres au Moyen Age. — Toronto:

University Press, 1963. — XI, 731 p.; Scheidegger J. R. Le Roman de Renart ou Le texte de la derision. — Geneve: Droz, 1989. — 466 p.

[46]

Литература нового и новейшего времени

ЛИТЕРАТУРА АВСТРАЛИИ

ГЕНРИ ЛОУСОН (HENRY LAWSON. 1867-1922)

— признанный классик австралийской и мировой литературы, родоначальник австралийского рассказа. Начал он со стихов, а затем попробовал силы в очерках и рассказах: в 90-х гг. они стали появляться в провинциальной печати. В 1894 г. вышел в свет его сборник «Рассказы в прозе и стихах» — первая попытка реалистического изображения жизни переселенцев из Европы, которые с конца XVIII в. стали заполнять австралийские просторы в поисках пристанища и работы. Эти люди навсегда остались героями произведений Лоусона. Генри Лоусон, пользовавшийся большой любовью своих современников, и ныне остается одним из крупнейших, подлинно народных писателей Австралии. Лучшие его рассказы, вошедшие в сборник «Шапка по кругу» (в оригинале «Пока закипает котелок»), правдиво и без прикрас показывают, как тяжела судьба «маленького человека» Австралии: золотоискателя, шахтера, фермера, погонщика скота, бродячего батрака. Вера в духовные возможности человека, в силу товарищеской солидарности никогда не покидает Лоусона, поэтому рассказы его, нередко имеющие трагическую концовку, не оставляют впечатления безна­дежности. Отзывчивость, великодушие, неизменная готовность выручить в беде, озорной, насмеш­ливый юмор — эти качества характерны для изображенных Лоусоном бедняков и помогают им переносить лишения и горе. Пишет Лоусон скупо и безыскусственно, воздерживаясь от авторского комментария, предоставляя своим персонажам самим характеризовать себя.

Произведения

Избранные стихи / Пер. М. Кудинова, H. Разговорова. — М.: Гослитиздат, 1959. — 134 с.; Рассказы. — В кн.: Лоусон Г. Рассказы; Катарина Сусанна Причард. Девяностые годы, М., 1976, с. 17—230;

Рассказы.— М.: Гослитиздат, 1961.— 453 с.; Шапка по кругу: Австрал. рассказы / Пер. А.Крив­цовой; Вступ. ст. Е. Ланна.— М.: Гослитиздат, 1954.— 245 с.

Collected verse: In 3 vol. / Ed. with introd. and notes by C. Roderick. — Sydney: Angus a. Robertson, 1967— 1969; While the billy boils: 87 stories from the prose works. — Adelaide: Rigby, 1975. — VII, 393 p.

Литература

Петриковская А. С. Генри Лоусон и рождение австралийского рассказа.— М.: Наука, 1972.— 206 с.; Рознатовская Ю.А. Генри Лоусон: Биобиблиогр. указ.— М.: Книга, 1980.— 70 с. Prout D. Henry Lawson: The gray dreamer. — Adelaide: Rigby, 1963. — 305 p.

КАТАРИНА СУСАННА ПРИЧАРД (KATHARINE SUSANNAH PRICHARD. 1884-1969)

Правдивость, ясность, лиричность, публицистическая страстность и глубокий демократизм произ­ведений Причард привлекли к ее творчеству читателей многих стран. О своей жизни писательница рассказала в автобиографической книге «Дитя урагана». Ее отец, журналист и переводчик, испы­тывал большие материальные трудности, и с юных лет К. С. Причард работала — сначала гувер­нанткой, а позднее журналисткой в Англии. Она участвовала в организации Лиги австралийских писателей, которую долгие годы возглавляла, содействуя объединению литературных сил Австралии. Уже первый роман «Пионеры» (1915) принес писательнице известность и премию на Лондонском всебританском конкурсе. Роман «Кунарду, или Колодец в тени» (1929) также имел большой успех:

впервые в художественном произведении появляется героиня-аборигенка, наделенная добротой, гордостью и независимостью. Герои Причард — рабочие золотых приисков, лесорубы, скотоводы. Наиболее значительное произведение писательницы — трилогия, включающая романы «Девяностые годы», «Золотые мили», «Крылатые семена».

Девяностые годы (The roaring nineties. 1946)

— первая книга трилогии, посвященной судьбам старателей и рудокопов Австралии, где в конце XIX в. было обнаружено золото. Перед читателем проходит вереница людей, охваченных золотой

[45]

лихорадкой; действие разворачивается в те времена, когда в стране еще не было городов, железных дорог, когда люди гибли в борьбе за воду, которую «отбивали» у туземцев. Постепенно разрушаются патриархальные взаимоотношения, царившие в среде старателей, и наступает эра предпринима­тельства: спекуляции, обман, эксплуатация, карьеризм, моральная деградация. Но одновременно растет политическое сознание людей, стихийный протест постепенно превращается в осознанные убеждения. Такова эволюция Салли Гауг, семья которой находится в центре всей трилогии. Меняется и ее муж, полный предрассудков, безвольный и безответственный Моррис. Трагична судьба их друга Ольфа, оторвавшегося от старых товарищей и заразившегося жаждой обогащения и карьеризмом. Убедительно и психологически верно показан путь Фриско, превратившегося в нечистого на руку, беспринципного дельца.

Золотые мили (Golden miles. 1948)

— роман, в котором, продолжая историю семьи Гауг, писательница обращается к периоду Первой мировой войны и к послевоенным годам. Сыновья Салли и Морриса стали взрослыми, и в личной судьбе каждого из них отражена общественная, политическая жизнь страны. Несмотря на гигантские прибыли, получаемые горными компаниями, простые труженики продолжают жить в жалких домишках, биться за кусок хлеба, страдать от безработицы. Тома Гауга, с юности работавшего в шахтах, власти засадили в тюрьму, обвинив в «незаконном присвоении золота». Постепенно Том, один из профсоюзных лидеров, и многие его товарищи начинают освобождаться от реформистских иллюзий. Победа шахтеров в забастовке 1919 г. еще больше укрепляет их солидарность.

Крылатые семена (Winged seeds. 1950)

— роман, в центре которого по-прежнему находится семья Гауг, разросшаяся с годами. По­старевшая Салли сохранила свое обаяние и жизнерадостность. Твердость духа оказалась ей совершенно необходимой в годы тяжелых потерь: во время Второй мировой войны погиб любимый внук Салли — Билл; умерли сыновья Дэн и Том. Трудно и сложно складывалась личная жизнь других детей и внуков Салли. Да и сама Салли на старости лет остается одинокой. Горькие разочарования постигли Салли, когда ее внук Дик оказался беспринципным карьерис­том. Зато Билл до конца остался несгибаемым антифашистом. В этой книге много внимания уделено различным политическим настроениям, возникшим в рабочей среде во время Второй мировой войны и под влиянием победы Советского Союза. Салли уверена, что «крылатые семена» будущего, посеянные ею самой, ее друзьями, детьми и внуками, «найдут почву, которая взрастит их».

Произведения

Девяностые годы. — В кн.: Лоусон Г. Рассказы: Катарина Сусанна Причард. Девяностые го­ды, М., 1976, с. 231—674; Золотые мили / Пер. Т.Озерской, Т. Кудрявцевой.— 3-е изд.— М.: Изд-во иностр. лит., 1958.— 481 с.; Крылатые семена / Пер. Т.Кудрявцевой, Т.Озерской.— 3-е изд. — М.: Изд-во иностр. лит., 1958. — 391 с.; Кунарду, или Колодец в тени / Пер. Т. Озерской, Э. Питерской; Предисл. Н. Ветошкиной. — М.: Гослитиздат, 1959.— 271 с.; Погонщик волов / Пер. С. Кругерской, Т. Озерской; Предисл. Н. Ветошкиной. — М.: Худож. лит., 1965.— 288 с.; Цирк Хексби; Негасимое пламя / Предисл. Д. Краминова. — М.: Худож. лит., 1985.— 512 с. Golden miles.— London: Cape, 194S. — 385 p.; The roaring nineties.— London: Cape, 1946.— 480 p.;

Winged seeds.- London: Cape, 1950.- 388 p.

Литература

Причард К. С. Дитя урагана / Пер. И.Полетаевой, Б.Ростокина.— М.: Прогресс, 1977.— 315 с.;

Домбровская Е. В. Основные проблемы и черты трилогии К. С. Причард. — Учен. зап. МОПИ, 1956. т. 45. Труды кафедры зарубежн. лит., вып. 4, с. 97—124, Цапенко Г. М. Катарина Сусанна Причард: Биобиблиогр. указ.— М.: Книга, 1975.— 30 с. Prichard К. S. Child of the hurricane.— Sydney: Angus a. Robertson, 1964.— 266 p.; Throssell R. Wild weeds and wind flowers: The life and letters of K. S. Prichard. — Sydney: Angus a. Robertson, 1975.- XIII, 273 p.

АЛАН МАРШАЛЛ (ALAN MARSHALL. 1902-1984)

— писатель, доказавший, что человек способен тягаться с судьбой. Детство его прошло в сельской Австралии — буше. В возрасте шести лет он перенес полиомиелит, навсегда приковавший его к костылям и инвалидному креслу. Начав писательскую деятельность в 20-е гг., после окончания коммерческого колледжа в Мельбурне, он был вынужден совмещать ее с работой: служил

[46]

муниципальным клерком, ночным сторожем, бухгалтером на обувной фабрике. В 1934 г. был опубликован его первый рассказ «Маленькая черная бутылочка». Однако в 30-е гг. Маршалл больше известен как журналист. В 1942 г. он предпринял вместе с женой поездку по нескольким штатам Австралии, встречаясь с семьями фронтовиков, результатом чего стала книга «Это мой народ» (1944), принесшая автору первый литературный успех. С восторгом был встречен чита­телями сборник рассказов «Расскажи про индюка, Джо» (1946). «Последний бродяга Австралии», как называли Маршалла соотечественники, провел девять месяцев в малоисследованных северных районах континента среди аборигенов, изучая их жизнь и записывая предания, которые вышли в его обработке под названием «Люди незапамятных времен» (1952). Написанная Маршаллом по горячим следам книга «Мы такие же люди» (1948) разрушала бытовавшее представление о коренных жителях как о людях неполноценных. Маршалл много ездил, принимал участие в международных писательских встречах, но главным всегда оставался для него писательский труд. Он — автор нескольких сборников рассказов и признанный мастер этого очень популярного в Австралии жанра. «Я беру свои рассказы прямо из жизни, — признавался писатель, — они рождаются из реплики моего собеседника, или из происшедшего с ним случая, или из услышанной мной истории». Человек глубоких знаний и культуры, Маршалл сохранял способность смотреть на мир удивленными глазами ребенка, и ему открывались истины, ускользающие от равнодушного взора. Он умел выявить таящийся в частном случае общечеловеческий смысл, видел и показывал читателю необычное в обыденном. Это «остранение» привычного позволяло Маршаллу передать и скрытую красоту мира, и его невидимые слезы. Мировую известность принесла писателю автобиографическая трилогия «Я умею прыгать через лужи» (1955), «Это трава» (1962), «В сердце моем» (1963). Первая повесть, которую автор считал лучшим своим произведением и которая на его родине включена во все школьные программы, рассказывает о мальчике, научившемся прыгать через лужи на костылях, о его друзьях и недругах, о чутких и умных родителях, вселивших в него уверенность в том, что путь к цели — а целью этой было «учиться, чтобы стать писателем и бухгалтером», — лишь затруднен для него, но не закрыт. В других частях трилогии своеобразная романтика повести о детстве уступает место прозе самостоятельного существования подростка, в большом городе все чаще натыкающегося на острые углы жизни. Как всегда у Маршалла, строгая фактическая основа щедро расцвечена фантазией, факт и вымысел сплавлены в единое художе­ственное целое. Трилогия — это и беллетризованная история жизни автора, и повествование об Австралии и австралийцах, и добрая умная книга о человеке, исполненная понимания и веры в несокрушимую силу духа. Проза Маршалла традиционна, в лучшем смысле этого слова. Простота, кажущаяся немудреность его произведений не освобождают читателя от работы мысли, какой требует порой расшифровка сложных философско-художественных построений других писателей. Только читающий Маршалла идет, как правило, от сопереживания, от преодоления «эффекта присутствия» — к осмыслению сути событий и к невольному удивлению тому, сколь неприметно являют себя иногда вековечные законы бытия.

Произведения

Избранное / Сост. Л.М.Завьялова; Вступ. ст. Ю. А. Рознатовской. — М.: Правда, 1986.— 648 с.;

Я умею прыгать через лужи: Повесть; Рассказы; Легенды / Предисл. А. С. Петриковской. — М.:

Прогресс, 1977. — 365 с.; Я умею прыгать через лужи; Это трава; В сердце моем / Пер. О. Кругерской,

В. Рубина; Предисл. Б.Полевого.—М.: Худож. лит., 1969.— 652 с.

The complete stories.— Melbourne: Nelson, 1978.— XIII, 497 p.; I can jump puddles.— Melbourne:

Cheshire, 1955.— 225 p.; In mine own heart.— Melbourne: Cheshire, 1963.— 242 p.; This is the grass.—. Melbourne: Cheshire, 1962.— 214 p.

Литература

Нагибин Ю. Мой друг Алан Маршалл. — В кн.: Нагибин Ю. Литературные раздумья, М., 1977, с. 122—145; Петриковская А. С. Рождение писателя.— Иностр. лит., 1970, № 1, с. 265—267;

Рознатовская Ю.А. Алан Маршалл: Биобиблиогр. указ.— М.: Книга, 1983.— 44 с. Marks Н. 1 can jump oceans: The world of Alan Marshall.— Melbourne: Nelson, 1976.— VIII, 369 p.

ПАТРИК УАЙТ (PATRICK WHITE. 1912-1990)

— писатель, чье творчество положило конец мифу о провинциализме и континентальной ог­раниченности австралийской литературы. Родился в обеспеченной семье, получил образование в Англии — в привилегированной средней школе-интернате для мальчиков и Кембриджском университете. Первые книги Уайта — сборник стихов и два романа на английском материале — увидели свет в Великобритании, В годы Второй мировой войны Уайт служил в британских

[47]

ВВС. В 1949 г. вернулся в Австралию, где сначала занимался фермерством, затем вел жизнь профессионального литератора. В романе «Тетушкина история» (1948) ведущая тема творчества Уайта — смирения и мужества перед лицом неотвратимой смерти, страданий человека и жизни вне социальных мифов и самообольщений — впервые прозвучала в полную силу. В дальнейшем место действия произведений Уайта — романов, рассказов, пьес — Австралия; а само действие наполняется общечеловеческим содержанием и обретает характер притчи. Затерян в австралий­ской «глубинке» несуществующий на картах поселок Дьюрилгей («Древо человеческое», 1955). Австралийский «буш» — девственные чащобы леса и кустарника: там проходит «воспитание чувств» попавшая к аборигенам англичанка XIX в. (роман «Пояс стыдливости», 1976); туда уходит горстка исследователей, чужих друг другу и несчастных, каждый по-своему, людей, которых собрал и повел к гибели безумец-первопроходец, одержимый идеей то ли доказать Богу, что способен его побороть, то ли внушить самому себе, что он и есть Бог (роман «Фосс», 1957). Вымышленный среднебуржуазный пригород Сиднея Сарсапарилла и сам Сидней из ро­манов «Едущие в колеснице» (1961), «Амулет» (1966), «Вивисектор» (1970), «Око бури» (1973), сборников рассказов «Обожженные» (1964) и «Какаду» (1974). Для Уайта все это — разные ипостаси того, что он назвал «Великой Австралийской Пустыней», где такие верховные, в глазах писателя, формы приобщения человека к абсолюту, природе и себе подобным, как любовь, труд, искусство, вера и способность творить добро, подвергаются испытанию и поруганию. Носители идеала того, что Ф.М.Достоевский называл «положительно прекрасным человеком». в книгах Уайта, как правило, наделены каким-либо физическим или психическим изъяном, делающим их несовместимыми с каноном, обязательным для образа истинного австралийца в официальной мифологии страны, здорового телом и (нс очень развитым) духом, красивого физически и исповедующего веру в материальное преуспеяние. Художественное совершенство в раскрытии на письме метафизических проблем бытия человека принесло Уайту Нобелевскую премию по литературе (1973). Особенности стиля Уайта — сосуществование и сплав разнород­ных манер и приемов письма — от почти библейской патетики до животного бурлеска, от изощренного внутреннего монолога до уличной разноголосицы, от изысканной метафоричнос­ти до простонародной речи, от трагического до смешного в сочетаниях несовместимостей — высокого и низменного, прекрасного и уродливого, жизни и смерти, — которые создают гро­теск.

Древочеловеческое (The tree of man. 1955)

— роман о становлении и путях австралийского семейного рода. «В этой книге я стремился выразить все многообразие жизни, взяв за основу существование двух обыкновенных людей», — писал автор. Хроника трудов и дней скваттера Стэна Паркера и его жены Эми, их взаимного чувства с его приливами и отливами, смертью и возрождением; истории их детей — непутевого сына, сгинувшего в погоне за «австралийской мечтой»; вышедшей за состоятельного адвоката, но обреченной на бесплодие дочери — такова событийная канва сюжета, развивающегося в хронологических рамках одной, хотя и долгой человеческой жизни: от детских лет Стэна Паркера до его кончины. Стержень этой жизни — труд, который для Паркеров превращается из рутины в ритуал, служение, в котором они обретают свое человеческое достоинство. Роль труда, природных стихий и языка плоти как средств постижения мира главными персонажами и их самовыражения тем более велика, что они фактически лишены возможности выразить себя в речи, слове — и не только по причине необразованности. Уайт считал, что обычное слово не способно выразить человеческий опыт во всей его непосредственности, полноте и целокупности; что есть верховное таинство бытия, абсолютная гармония, которую человеку дано постигнуть лишь интуитивно, путем озарения, ибо слова, чувства и даже вера тут бессильны. Творческий акт, по Уайту, есть цепь озарений, в которой художнику открывается недоступная обычным людям истина; он передает ее другим — в этом его долг и его оправдание. Надежду на возрождение рода Паркеров, пресекшегося в их детях, писатель связывает с их внуком, мальчиком, в котором пробуждается талант поэта.

Произведения

Древо человеческое /Пер. Н.Треневой; Предисл. В. Скороденко. — М.: Прогресс, 1976.— 555 с.— (Мастера соврем, прозы); То же, 1979; Женская рука / Сост. Р.Облонской; Предисл. В. Скоро­денко. — М.: Известия, 1986.— 224 с.; Какаду / Пер. Р.Облонской.— В кн.: Три австралийские повести, М., 1985, с. 177-222.

The aunt's story.— Hannondsworth: Penguin books, 1971.— 299 p.; The cockatoos.— London: Cape, 1974.— 307 p.; The eye of the storm.— London: Cape, 1973.— 608 p.; A fringe of leaves.— London:

Cape, 1976.- 405 p.; Riders in the chariot.- New York: Viking, 1961.- 532 p.; The solid mandala. -

[48]

London- Буге a Spottiswoode, 1966.- 316 p.; The tree of man.- New York: Viking, 1955.- 499 p.;

The vivisector.- London: Cape, 1970.- 642 p.; Voss.- New York: Viking, 1957.- 442 p.

ЛитератураMorley Р A. The mystery of unity. — St. Lucia, Brisbane: Univ. of Queensland press, 1972.— IX, 251 p.;

Tecey D. J. Patrick White: Fiction and the unconscious.— Melbourne: Oxford univ. press, 1988.— XXIII, 269 p.; White P. Flaws in the glass: A self-portrait.— London: Cape, 1981.— 260 p.

[49]

ЛИТЕРАТУРА АВСТРИИ

ФРАНЦ ГРИЛЬПАРЦЕР (FRANZ GRILLPARZER. 1791-1872)

— выдающийся драматург-романтик. Его произведения вдохновлены трагическими переживаниями, связанными с жестокой меттерниховской реакцией: с подавлением всякой живой мысли, полити­ческими преследованиями, цензурой, не раз запрещавшей постановку пьес поэта. Многие стихо­творные драмы молодого Грильпарцера пронизаны романтическими настроениями и резким осуж­дением всяческих форм тирании. Но личная жизнь поэта была спокойной и будничной: семья адвоката, юридическое образование, старательная чиновничья работа в качестве библиотекаря-ар­хивариуса, директора министерского архива. Поэтому революция 1848 г. несколько напугала стареющего писателя: именно в это время он даже подверг переоценке творчество своего друга Бетховена. Началом творческой деятельности Грильпарцера явилась постановка в 1817 г. его поэмы-драмы «Праматерь». Это «трагедия рока», полная символических образов, зловещих совпа­дений. Ощущение порабощенности человека неизвестными ему грозными силами судьбы, очевидно, связано с представлением поэта о судьбе реальных людей в современной ему Австрии. В 1818 г. Ф. Грильпарцер закончил психологическую трагедию «Сафо», в которой повествуется о знаменитой поэтессе античной Греции. От первой драмы — «Праматерь» — она отличается большей компо­зиционной стройностью. Поэт, по его словам, «хотел отдалить себя от действующих лиц» и изобразить разлад между жизнью и поэзией: Сафо страдает от неразделенной любви к юноше, который предпочел поэтессе, пребывающей в высокой сфере искусства, живые чувства и самоот­верженность ее рабыни. В 1831 г. вышла в свет трагедия «Величие и падение короля Оттокара» — о богемском короле XIII в. Она явилась результатом изучения большого исторического материала, но одновременно и отражением противоречивых оценок, которые вызвал у современников образ Наполеона. Падение Оттокара — следствие гибельного для правителя честолюбия и эгоизма, презрения к интересам народа. Его антипод Рудольф Габсбургский стремится к счастью и миру для своих подданных. Помимо драматических произведений Грильпарцер писал новеллы, стихи, исследования по истории античного театра, французской и немецкой литературы.

Произведения

Пьесы / Вступ. ст., примеч. и ред. переводов Е.Эткинда.— М.; Л.: Искусство, 1961.— 764 с. Grillparzers Werke: In 3 Bd. / Ausgew. u. eingel. v. C. Trager.— Berlin; Weimar: Aufbau -Verl., 1967.

Литература

Азадовский К. М. Театр Лопе де Вега и драмы Грильпарцера. — Учен. зап. Ленингр. пед. ин-та им. А. И. Герцена, 1968, т. 362, с. 283—301; Азадовский К. М. Блок и Грильпарцер. — В кн.: Россия и Запад: Из истории лит. отношений, Л., 1973, с. 304—319. Franz Grillparzer. Sein Leben und Schaffen in Selbstzengnissen / Hrsg. v. G. Helbig.— Leipzig: Koehler ч. Amelang, 1957.— 430 S.; Malt P. v. Der Gmndriss von Grillparzers Biihnenkunst — Zurich-Atlantis-Verl., 1965.- 159 S.

НИКОЛАУС ЛЕНАУ (NICOLAUS LENAU. 1802-1850)

— крупнейший поэт первой половины XIX в., родился в обедневшей дворянской семье, которая вынуждена была переезжать с места на место. Раннее знакомство с бытом венгерского народа оказало глубокое влияние на будущего поэта и впоследствии нашло отражение в его творчестве. В 1819 г. Ленау поступил в Венский университет, сначала на философский, затем на юридический факультет, но вскоре оставил занятия. Мировоззрение его складывалось в период Реставрации, когда феодально-монархическое австрийское правительство беспощадно подавляло любое про­явление свободной мысли. Пытаясь уйти от мрачной действительности, Ленау уехал в Амери­ку, однако Новый свет произвел на поэта самое удручающее впечатление. Вернувшись в Евро­пу, он узнал об исключительном успехе своего первого поэтического сборника, изданного еще

[50]

в 20-х гг. Но литературная слава не дала ему удовлетворения. Реакционная общественная атмосфера в Австрии, управляемой Меттернихом, религиозно-философские искания, неудавшаяся личная жизнь — все это способствовало развитию душевной болезни поэта. Произведениям Ленау, при­надлежащим к лучшим образцам австрийской поэзии, свойственны лиризм и большие философские обобщения. Они проникнуты протестом против произвола церкви и монархии, в них сквозит презрение поэта-бунтаря к обществу. Лирико-философская и гражданская поэзия Ленау способ­ствовала идейной подготовке буржуазно-демократического движения в Австрии. Лирику Ленау отличают ритмический строй, яркость, пластичность и живописность, присущие народным песням и балладам. Он создал несколько социально-философских поэм: «Фауст», «Савонарола», «Альби­гойцы».

Произведения

Стихотворения; Ян Жижка / Пер. В.Левика.— М.: Гослитиздат, 1956.— 207 с.; [Стихи] / Пер.

В.Левика.— В кн.: Европейская поэзия XIX века, М., 1977, с. 32—39.

Samtliche Werke und Briefe: In 2 Bd. / Auf der Gnindlage der hist.-kritischen Ausg. v. E. Castle; mit

Nachw. hrsg. v. W. Dietze. — Leipzig: Insel-Verl., 1970.

Литература

Луначарский А. В. Ленау и его философские поэмы.— В кн.: Луначарский А. В. Собр. соч., М.,

1965, т. 5, с. 7-82.

Hartling P. Niembsch, oder Der Stillstand: Eine Suite.— Stuttgart: Goverts, 1964.— 176 S.; Statkow D.

Nikolaus Lenaus poetische Welt. Inaug.-Diss. — Bonn, 1971.— 192 S.

АРТУР ШНИЦЛЕР (ARTHUR SCHNITZLER 1862-1939)

— драматург и новеллист. Родился в семье врача и сам получил медицинское образование. Однако вскоре после окончания медицинского факультета Шницлер всецело посвятил себя литературной деятельности. Начав творческий путь в кружке «венских импрессионистов», Шницлер в поздние годы вплотную подошел к разработке социальных тем. Критика высших слоев буржуазии, перво­начально весьма умеренная, переходит у него в 1911—1917 гг. в резкое обличение ханжества и продажности. После Первой мировой войны Шницлер снова отошел от социальных проблем и обратился к изображению узколичных переживаний героев. Глубина анализа, живость в изобра­жении характеров, остроумие и занимательность сюжета, умение воплотить в произведениях дух эпохи дали право считать Шницлера классиком австрийской литературы. Особенно популярны его короткие и изящные пьесы-миниатюры.

Зеленый попугай (Der grune Kakadu. 1899)

— одноактная пьеса, действие которой происходит в Париже в канун Великой французской революции 1789 г. События развертываются в кабачке «Зеленый попугай». Пьеса отличается остроумной интригой, интересна сатирическими зарисовками и бытовыми картинами, воспроиз­водящими Францию эпохи революции. Высокомерные, невежественные дворяне; пресыщенные буржуа, примазывающиеся к народному движению; представители «черни» — все эти персонажи колоритно, выразительно и правдиво представлены в пьесе Шницлера.

Поручик Густль (Leutnant Gustl. 1901)

— известная новелла австрийского писателя. Ее герой, поручик Густль, — человек, полный чван­ства и самомнения, рассматривающий жизнь только с позиций кодекса офицерской чести. У него происходит случайное столкновение с простолюдином, силачом-булочником. Густль нагрубил ему, и булочник, не дав Густлю выхватить саблю, прочитал ему длинную нотацию, закончив ее самым презрительным отзывом об умственных способностях офицера. Густль впадает в глубокое отчаяние. Если окружающие узнают, что офицер был оскорблен и не дрался на дуэли, он будет обесчещен и изгнан из полка. Мучимый раскаянием, стыдом и злостью, Густль приходит к мысли о самоубийстве. Он уже твердо решает уйти из жизни, как вдруг узнает, что его обидчик сразу же после ссоры умер от апоплексического удара и. следовательно, никому не успел рассказать о происшедшем. Поручик Густль бесконечно счастлив: умирать не требуется, его позор оста­нется неизвестен. От недавнего раскаяния не остается и следа. Он снова становится высокомер­ным, грубым и заносчивым. Новелла «Поручик Густль» была высоко оценена литературной критикой. В ней писателю удалось передать психологическое напряжение человека, находящегося на рубеже жизни и смерти, когда перед его мысленным взором в потоке сознания проносится вся жизнь.

[51]

Произведения

Полное собрание произведений: В 8 т. / Ред. В. М. Саблина. — М.: Саблин, 1903—1905; Жена мудреца; Новеллы и повести / Вступ. ст. Р. Самарина; Сост. и примеч. Т. Путинцевой. — М.: Худож. лит., 1967.— 702 с.; Зеленый попугай; Парацельзус; Подруга: Трилогия; Пьесы / Пер. в стихах В.Дунаева.— М.: Госиздат, 1922.— 116 с.

Dramen; Anatol; Liebelei; Reigen; Der grime Kakadu; Professor Bernhardi; Fink und Fliederbusch. — Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1968.- 605 S.; Erzahlungen. - 2. Aufl. / Ausgew. v. Ch. Gahler, E. Zak.— Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1969.— 390 S.; Leutnant Gustl. — 3. Aufl. — Berlin: Fischer, 1901.- 101 S.

Литература

Specht R. Arthur Schnitzler: Der Dichter und sein Werk. — Berlin: Fischer, 1922. — 345 S.; Rieder H. Arthur Schnitzler: Das dramatische Werk.— Wien: Bergland-Verl., cop. 1973.— 108 S.

ГУСТАВМЕЙРИНК (GUSTAV MEYRINK. 1868-1932), Майринк

— наряду с Р. М. Рильке, Ф. Верфелем и Ф. Кафкой принадлежал к так называемой пражской школе литературы немецкого языка. Окончив гимназию в Гамбурге и пражскую коммерческую школу, в 1899—1902 гг. был в Праге банкиром. В 1902 г. банк обанкротился, и Мейринка арестовали по обвинению в мошенничестве; на этой почве он пережил тяжелое нервное заболе­вание. С 1901 г. Мейринк начал сотрудничать в немецком сатирическом еженедельнике «Симплициссимус»; в 1904 г. редактировал венский журнал «Милый Августин». Болезнь пробудила у Мейринка тягу к иррациональному, интерес к оккультизму, теософии, каббале, христианской софиологии, мистическим учениям Востока. Он перевел на немецкий язык несколько книг такого рода, сам написал оккультное сочинение «На пороге потустороннего» (1923), в 1927 г. принял буддизм. Мейринку принадлежат сборники новелл «Горячий солдат» (1903), «Орхидеи» (1904), «Кабинет восковых фигур» (1907), объединенные в трехтомник «Волшебный рог немецкого обы­вателя» (1909—1913), «Летучие мыши» (1916) и др.; романы «Голем» (1915), «Зеленый лик» (1916), «Вальпургиева ночь» (1917), «Белый доминиканец» (1921), «Ангел западного окна» (1927). Он также перевел избранные романы Ч.Диккенса (16 т., 1909—1914). Традиции немецкого романтизма, в первую очередь Э. Т. А. Гофмана и А. фон Арнима, прихотливо и органично сочетаются в творчестве Мейринка с элементами поэтики экспрессионизма — гротеском на грани гиньоля, живописанием эстетически безобразного, контрастами, преувеличением и крупным планом. При этом стиль Мейринка отмечен тщательностью и точностью психологического письма, прежде всего в раскрытии ощущений человека между явью и сном, состояний неуверенности, смутной тревоги, кошмара. В его прозе постоянно повторяются темы двуединства сна и яви, двойничества, сопряжения легенды и действительности, наследования «души» («кармы») предков — потомками, поиска героем разгадки собственного «я» и выхода к высшим космическим силам. Происходящее с персонажами трактуется как земное отражение и воплощение титанической борьбы вселенских сил добра и зла, светлого и темного начал. Мейринк был блестящим рассказчиком, мастером сюжета, мэтром макабра, умевшим с предельной живостью и убедительностью, плотно и сочно обрисовать конкретное историческое время и место, в которые «вписаны» жизнь и видения его персонажей, — от Праги XIX в. в «Големе» до шекспировской Англии в «Ангеле западного окна», одном из самых значительных эзотерических романов европейской литературы.

Голем (Der Golem. 1915)

— самый знаменитый роман Мейринка. Повествователь в своем видении-сне перевоплощается в резчика по камню Атанасиуса Перната и переживает таинственные метаморфозы, которые проис­ходили с тем за тридцать с лишним лет до того. Пернат узнает, что долго пробыл в сумасшедшем доме, но память его «замурована». Он по крупинкам пытается восстановить свое прошлое, которое открывается ему в бессвязных картинах и ощущениях, вспыхивающих по ассоциациям и в «памяти» чувств, — процесс, раскрытый писателем с утонченной, подчас клинической изощренностью. На путях разгадки тайны собственной личности и своего предназначения Пернат проходит через испытания житейского и мистического свойства. Он оказывается втянутым в коварную игру, замешанную на преступлении, убийстве и мести; опьяняется влечением к прекрасной женщине, которую в юности знал еще девочкой, но на самом деле, не сознавая того, уже охвачен любовью к своей небесной избраннице Мириам; оклеветанный, долго томится в тюрьме. В то же время он погружается в мир материализованных легенд пражского еврейского гетто: встречает своего ис­тинного двойника, именуемого на арамейском «Гавла де-Гармей» — «дух костей», с которым

[52]

мерится силой ледяной ночью в комнате без дверей, только с одним окном, где обитает Голем;

с этим истуканом, сотворенным в свое время неким раввином и обретающим призрачное суще­ствование один раз в 33 года, когда он появляется на людях в еврейском квартале, Перната связывают загадочные нити, так что он бывает способен ощущать себя Големом. В конце концов невиновность Перната установлена, он выходит на волю и, преображенный в огне, сочетается с Мириам мистическим браком. Художественная структура романа безукоризненна, фантастика и реальность взаимопроникают и взаимодействуют в сюжете по законам строгой логики. Главным же действующим лицом «Голема» выступает сама Прага во всей ее многоликости, с роскошными особняками и нищими доходными домами, широкими аллеями и тесными улочками гетто, камен­ными мостами и петляющими подземными ходами, модными кафе и трактирами низкого пошиба, прекрасными Градчанами и мерзкими каталажками, со всем многообразием ее городских типов, от великосветских прожигателей жизни до нищей братии, от преступников до страстотерпцев. Примечателен и язык романа — выразительный и богатый за счет обращения к различным интонациям и оттенкам — речи образованных слоев, воровскому арго, говору гетто, чешско-немецкому волапюку. В результате возникает емкий образ старого европейского Вавилона, окутанного сгущенной атмосферой зла и неблагополучия, но насыщенного неистребимой энергией жизни.

Произведения Ангел западного окна / Пер. В. Крюкова: Предисл. Ю. Стефанова; Послесл. Е. Головина. — СПб.:

Terra Incognita, 1992. — 528 с.; Голем / Пер. и послесл. Д. И. Выготского под ред. А. Л. Волынского. — Пг.; М.: Гос. изд-во, 1922.— 270 с.; Голем / Пер. Ф. Солянова; Послесл. М. Рудницкого. — М.:

Известия, 1991.— 286 с.; Кабинет восковых фигур: Избранное / Пер. В.Крюкова; Предисл. и послесл. Е. Головиной.— СПб.: Terra Incognita, 1992.— 301 с. Des deutschen Spiessers Wunderhorn. — Berlin: Volk u. Welt, 1987.— 434 S.; Der Engel vom westlichen Fenster.— Biidigen-Gettenbach: Schwab, 1958.— 410 S.; Der Golem.— Leipzig; Weimar: Kiepenheuer, 1983.— 336 S.; Das grune Gesicht, — Leipzig: Kiepenheuer, 1986.— 311 S.; Walpurgisnacht. — Berlin:

Verl. der Nation, 1985.- 222 S.

Литература

Никифоров В. Синдром Голема. — Лит. обозрение, 1992, № 5/6, с. 65—72.

Abret H. Gustav Meyrink conteur. — Bern: Lang, 1976. — 264 S.; Marzin F. F. Okkultismus und Phantastik

in den Romanen Gustav Meyrinks. — Essen: Die Blaue Eule, 1986.— 147 S.

ГУГО ФОН ГОФМАНСТАЛЬ (HUGO VON HOFMANNSTHAL. 1874-1929)

— происходил из старинной купеческой семьи, получившей впоследствии дворянство. Воспитанник привилегированной венской гимназии, он с детства обнаружил склонность к стихотворчеству и на редкость рано добился признания. Шестнадцатилетнего поэта, вынужденного, чтобы не про­гневать гимназическое начальство, печататься под псевдонимом, маститый Герман Бар, глава венской школы «модерн», во всеуслышание провозгласил классиком; его дружбы искал «сам» Стефан Георге, предлагавший любые формы сотрудничества в руководимых им эстетских «Листках для искусства»; его стихотворные прологи использовал в своих имевших сенсационный успех пьесах Артур Шницлер. Литературная слава Гофмансталя продолжала расти и в студенческие годы. Он учился на двух факультетах Венского университета, сначала юридическом, потом филологи­ческом, и в 1901 г. защитил диссертацию о творчестве Виктора Гюго. После женитьбы в том же году Гофмансталь почти безвыездно жил в Родауне близ Вены, ведя жизнь свободного литератора, прерванную лишь в годы Первой мировой войны службой в армейском пресс-центре и в дипло­матической миссии (Скандинавия, Швейцария). Лирика Гофмансталя выдержана в классической манере, ее отличает круг тем, устойчивых для европейского символизма. Его лирика занимает сравнительно небольшое место в обширном творчестве писателя. Но именно благодаря ей имя Гофмансталя было поставлено в ряд классиков. Гофмансталь известен и как либреттист. Он написал либретто к тринадцати операм Рихарда Штрауса, самая знаменитая из которых — «Кавалер роз». Из нескольких десятков пьес Гофмансталя ставится только «Имярек», мистерия на средневековые мотивы, традиционно открывающая зальцбургские театральные фестивали. Изредка на сценах появляется также психологически точно и искусно построенная драма «Трудный характер» о типично австрийском «человеке без свойств» с элементами социальной сатиры. Другие извест­ные драматические произведения Гофмансталя — «Смерть Тициана» (1892), «Глупец и смерть» (1893) с их характерной для рубежа веков антиномией «искусство — жизнь», а также пронизанная пессимистической философией «Башня» — остались пьесами для чтения. В последние годы жизни писателя заметно повышается популярность его прозаических произведений, среди которых шесть

[53]

новелл («Сказка 672-й ночи», «История со всадником» и др.), неоконченный роман из эпохи рококо «Андреас, или Соединенные». Особое место в творческом наследии занимают эссе: «Пись­мо лорда Чендоса» (1902), «Ценность и честь немецкого языка» (1925) и др., где с предельной точностью и выразительностью была сформулирована проблематика Гофмансталя и близких ему по духу литераторов из символистского и неоромантического лагеря (метания между заветами гуманизма, традициями христианской Европы и упадочными настроениями позднего буржуазного декаданса).

Произведения

Избранное: Драмы. Проза. Стихотворения / Сост., предисл. Ю.Архипова.— М.: Искусство, 1995.— 846 с.; [Стихи] / Пер. С.Ильинской.— В кн.: Европейская поэзия XX века, М., 1977, с. 17—18. Ausgewahlte Werke / Hrsg. v. Е. Middell.- Leipzig: Insel-Verl., 1975.- 1114 S.

Литература

Аксельрод И. Литературно-критические очерки.— Минск: Белтрестпечать, 1923.— XIV, 187 с.: Грюнвальд Л. Современная австрийская литература.— Иностр. лит., 1958, № 10, с. 200—205. Broch Н. Hofmannsthal lind seine Zeit. — Mlinchen: Piper-Verl., 1964.— 196 S.; Kobel В. Hugo von Hofmannsthal. — Berlin: De Gniyter, 1970.— 377 S.; Weber H. Hugo von Hofmannsthal: Bibliographie: Werke— Briefe—Gesprache—Obersetzungen —Vertonungen. — Berlin; New York: De Gniyter, 1972.— XVI, 775 S.

РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ (RA1NER MARIA RILKE. 1875-1920)

— поэт, творчество которого и по своему значению, и по своим истокам далеко выходит за пределы австрийской и немецкой литературы. Его детство и большая часть юности прошли в Праге; первые поэтические и прозаические опыты тесно связаны с чешской народно-поэтической традицией. Важнейшую роль, по собственному признанию поэта, сыграло в его жизни знакомство с русской культурой (Рильке посетил Россию в 1899 и в 1900 гг.). Велико было влияние французской поэзии, живописи и скульптуры (поэт много лет жил в Париже, ему принадлежит монография о Родене, у которого он в течение года работал секретарем). Только в последних произведениях Рильке чувствуется прямое влияние немецкой литературы, творчества Гёте и Гельдерлина. Поэзия Рильке (основные сборники: «Часослов», 1905; «Книга картин», 1902—1906; «Новые стихотворения», 1907— 1908) окрашена трагическим беспокойством, тревогой поэта, живущего в переломную эпоху. Рильке видит и чувствует кризис буржуазной культуры, болезненно ощущает утрату целостного видения мира, которое было основой классической литературы. Ведущей темой поэзии Рильке стала тема одиночества человека, явившаяся своеобразным протестом против уродства и фальши человеческих отношений в окружающем его мире. Он не обходит молчанием социальные язвы своего времени, о них он пишет во многих стихах и в прозаическом произведении «Записки Мальте Лауридса Бригге» (1910). Сознавая, что возникновение новых общественных идей неизбежно, Рильке, однако, не видит путей к исцелению общества: он ищет выход в искусстве и религии, но поиски эти не приносят удовлетворения. В 1923 г., после долгого перерыва, выходят книги Рильке «Дуинезские элегии» и «Сонеты к Орфею», в которых поэт обратился к единственной нравственной опоре — к образам и мотивам классической литературы. Последние его стихи проникнуты трагическим, но светлым настроением. Поэтическое новаторство Рильке оказало влияние на развитие не только немецкой, но и мировой лирики.

Новые стихотворения (Neue Gedichte. 1907—1908)

— эта книга — признанная вершина творчества Рильке, она отражает попытку поэта преодолеть внутренний кризис. В пластичных и музыкальных стихах трагедия одиночества становится глубоким и очищающим переживанием. При этом Рильке не отдается во власть чувству, основная черта книги — ее интеллектуальная напряженность. Стихи о любви, природе, впечатлениях от путеше­ствий, о произведениях искусства приобретают большую полноту и силу звучания. Книга Рильке — это поэтическое свидетельство эпохи. В нее входят такие знаменитые стихи, как «Пантера», «Поэт», «Архаический торс Аполлона», «Одинокий», «Знаменосец».

Записки Мальте Лауридса Бригге (Die Aufzeichnnngen des Malte Laurids Brigge. 1910)

— произведение смешанного жанра. Здесь можно найти элементы романа, поэтической автобио­графии, исповеди, дневниковые записи и стихотворения в прозе. Герой «Записок», молодой датчанин, живет в Париже в полном одиночестве, и перед ним постепенно раскрываются ужасающие стороны современного ему «города-спрута». Он видит ложь, лицемерие, безразличие и отчаяние,

[54]

скрытое под блеском внешней культуры «столицы Европы». Поэтическая чувствительность и беспомощное сострадание превращают жизнь героя в кошмар. Рильке покидает своего героя на грани сумасшествия. Бригге, как и сам поэт, сознает, что все нужно решать заново: проблемы философии, искусства, быта. И вместе с тем он ясно ощущает невозможность не только что-либо изменить, но и полностью разобраться в происходящем. «Записки Мальте Лауридса Бригге» принадлежат к числу значительнейших книг начала XX в. В ней были поставлены проблемы, которые впоследствии оказались в центре внимания писателей-экзистенциалистов, например, взаимоотношения человека и мира урбанистической цивилизации.

Произведения

Ворпсведе; Огюст Роден; Письма; Стихи / Сост. Е. В. Головин; Вступ. ст. И. Рожанского. — М.:

Искусство, 1971.— 455 с.; Записки Мальте Лауридса Бригге. Новеллы. Стихотворения в прозе / Сост. и предисл. Н.Литвинец.— М.: Известия, 1988.— 221 с.; Лирика / Пер. Т.Сильман; Вступ. ст. и примеч. В.Адмони.— М.; Л.: Гослитиздат, 1965.— 255 с.; Лирика / Сост., примеч. и вступ. ст. М. Рудницкого.— М.: Худож. лит., 1976.— 157 с.— (Сокровища лир. поэзии); Новые стихо­творения: Новых стихотворений вторая часть / Изд. подгот. К. П. Богатырев и др. — М.: Наука, 1977.— 542 с.— (Лит. памятники); Письма 1926 года: Р.М.Рильке, Б.Пастернак, М. Цветаева / Подгот. текстов, сост., предисл., пер., коммент. К.М. Азадовского и др.— М.: Книга, 1990.— 255 с.

Samtliche Werke: In 6 Bd.- Frankfurt a. M.: Insel-Vcrl., 1962-1966; Die Aufzeichnungen des Maltc Laurids Brigge. — Leipzig: Insel-Verl., 1958. -- 272 S.; Neue Gedichte und der Neuen Gedichte anderer Teil. - Wiesbaden: Insel-Verl., 1955. - 275 S.

Литература

Адмони В. Поэзия Райнера Марии Рильке.— Вопр. лит., 1962, № 12, с. 138—158; Рудницкий М.

Русские мотивы в «Книге часов» Рильке.— Вопр. лит., 1968, № 7, с. 135—149

Biiddeberg Е. Rainer Maria Rilke: Eine inncre Biographic.— Stuttgart: Metzler, 1955.— XIV, 578 S.;

Holthusen H. E. Rainer Maria Rilke in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. — Reinbek bei Hamburg:

Rowohit, 1968. - 175 S.

РОБЕРТ МУЗИЛЬ (ROBERT MUSIL. 1880-1942)

— при жизни был известен лишь узкому кругу знатоков и ценителей как автор небольшого романа и нескольких повестей. Широкую популярность он снискал уже посмертно благодаря роману «Человек без свойств», который создавал в течение почти двадцати лет и все же не успел завершить. Музиль родился в Клагенфурте. По окончании кадетского училища поступил в Высшую техни­ческую школу в Штутгарте, затем изучал в Берлинском университете философию, психологию и математику. Ободренный успехом первого своего романа «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» (1908), он стал профессиональным литератором. С 1924 г. Музиль почти непрерывно работал над романом «Человек без свойств». После захвата Австрии Гитлером писатель эмигрировал в Швей­царию, где умер в крайней нужде. Музиль почитается ныне как классик австрийской литературы. Он соединял в себе феноменальную эрудицию, незаурядные способности аналитика, редкий дар художественного выражения. Насыщенное сложнейшими проблемами XX в., творчество Музиля возникло на стыке литературы и философии. Уже в первом романе, пристально исследуя атмосферу общественной жизни Австро-Венгрии, писатель приходит к выводу о трагической безысходности человеческого одиночества в современном мире. Стремясь выявить причины отчуждения личности, Музиль точно вскрывает одно из глубинных противоречий буржуазной цивилизации периода упадка. Это — утрата людьми единства и целостности, вызванная спецификой капиталистического разде­ления труда. Обстоятельное исследование окружающей жизни и в особенности внутреннего мира личности Музиль осуществлял разнообразными и эффективными художественными средствами. Об этом свидетельствует малая проза писателя: цикл новелл «Объединения» (1911), а также повести «Гриджия», «Тонка» и «Португалка», образовавшие книгу «Три женщины» (1924). Выделяется повесть «Тонка», в которой традиционный для австрийской литературы сюжет — история любви богатого молодого человека к девушке из народа — разработан удивительно правдиво. «Тонка» может послужить образцом экономного и точного стиля Музиля. Неприятие действительности усиливалось в творчестве писателя неуклонно. Его редкие выступления в печати и многочислен­ные дневниковые записи обнаруживают глубокое понимание противоречий капитализма. Критика буржуазного миропорядка, правдивое изображение трагической судьбы личности, обреченной на бездуховное существование, отличают и самое значительное произведения Музиля — роман «Че­ловек без свойств».

[55]

Человек без свойств (Der Mann ohne Eigenschaften. 1924—1942)

— роман, где объектом сатиры остается Австро-Венгерская империя, на примере которой Музиль стремится вскрыть истоки духовного и социального кризиса в Европе начала века. Роман с беспощадностью обнажает болезненные конфликты, приведшие Австро-Венгерскую империю к катастрофе. Повествуя о помпезной, в общегосударственных масштабах проводившейся кампании по организации торжеств в честь предстоявшего в 1918 г. юбилея Франца Иосифа, он дает широкую панораму всей общественной жизни страны. Крикливые притязания австрийских властей на эпохальную важность предстоящего события, развернутая ими кипучая и бессмысленная деятель­ность, их заведомо тщетные усилия вдохновить массы нелепыми лозунгами выглядят трагикоми­ческими ввиду того исторического краха, который постиг империю именно в 1918 г. Однако при всей силе и значимости сатирических элементов не они определяют содержание «Человека без свойств». Устремления Музиля направлены на поиски разрешения противоречий, с которыми сталкивается личность в буржуазном обществе. Эта тема воплощена в образе героя романа — Ульриха, «человека без свойств», принципиально чуждого привычным нормам. Мир для Ульриха — «мастерская, где испытываются разные виды и способы быть человеком», и задачу свою он видит в том, чтобы выбрать истинный вариант человеческого существования. Попытки ответить на мучительный вопрос «как жить?» ввергают Ульриха в пучину сложнейших философских проблем, среди которых: свобода и необходимость, искусство и реальность, созерцательность и действенность и др. Пространные размышления героя, размывающие сюжет романа, постепенно приобретают самодовлеющее значение: в них Музиль стремится запечатлеть историю духовных исканий своего времени. По грандиозности замысла, точности исполнения, по философской глубине «Человек без свойств» сопоставим с романами Томаса Манна. Однако — и это весьма характерно для многих художников, искавших выход из противоречий XX в. только на путях «духа», — главный вопрос остается в романе без ответа. Убежденный в обреченности буржуазного миропорядка и веря в необходимость и неизбежность прогресса, Музиль не видел тех реальных исторических сил, которые способствуют его осуществлению.

Произведения

Душевные смуты воспитанника Тёрлеса / Пер. С.Апта.— Иностр. лит., 1992, № 4, с. 84—167;

Тонка / Пер. А. Карельского; Предисл. Ю.Архипова.— Иностр. лит., 1970, № 3, с. 169—195;

Человек без свойств: Кн. 1—2 / Пер. С.Апта; Предисл. Д. Затонского. — М.: Худож. лит., 1984;

Этюды об искусстве: Из кн. «Прижизненное наследие» / Пер. Е. Кацевой; Предисл. Д. Затонского. — Вопр. лит., 1972, № 11, с. 149-177.

Der Mann ohne Eigenschaften. — Hamburg: Rowohit, 1957.— 671 S.; Prosa, Dramen, spate Briefe / Hrsg- A. Friese.— Hamburg: Rowohit, 1957.— 844 S.; Ausgcwiihite Prosa.—M.: Progress, 1980.— 389 S.

Литература

Белобратов А. В. Роберт Музиль: Метод и роман — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990.— 159 с.;

Мотылева Т. [Р. Музиль].— В кн.: Мотылева Т. Зарубежный роман сегодня, М., 1966, с. 212—225. Berghahn W. Robert Musil in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. — Hamburg: Rowohit, 1967.— 175 S.

ФРАНЦ КАФКА (FRANZ KAFKA. 1883-1924)

— родился в Праге, в семье коммерсанта. Окончив юридический факультет Пражского универси­тета, он не решился сделать литературу своей профессией и почти всю жизнь прослужил чиновником в одном из пражских страховых агентств. Однако острая потребность писать не покидала Кафку, и те немногие часы, что оставались после скучной канцелярской работы, он отдавал творчеству, работая исступленно, как бы предчувствуя, что жить ему предстоит недолго: в 1924 г. он умер от туберкулеза. Большая часть его творческого наследия (три незаконченных романа, многочисленные рассказы, дневники и письма) издана посмертно. Кафка рано обрел свою художественную манеру. Он часто прибегает к таким средствам сатирического иносказания и философского обобщения, как гротеск, аллегория, притча. Герой новеллы «Превращение» маленький чиновник Замза обна­руживает, что превратился в огромное насекомое. Это неправдоподобное событие изображается обстоятельно и подробно, с большим количеством натуралистических деталей и в конечном счете вызывает жуткое ощущение достоверности. Но подлинно ужасное заключается в другом: Грегор Замза оказывается совершенно одиноким и беспомощным в своей беде. Добрые отношения, которые связывали героя с людьми, были лишь видимостью: даже семья Замзы не чает, как избавиться от чудовищного человека-насекомого, и в конце концов способствует его гибели. В сходной манере написаны многие новеллы Кафки, среди которых наиболее известны «Приговор»,

[56]

«Нора», «Сельский врач» и др. Часто обращается Кафка и к притче. В притче «Как строилась великая китайская стена» современная цивилизация изображена Кафкой в виде грандиозного и давно уже ненужного сооружения, над созданием которого на протяжении нескольких веков без цели и смысла трудятся многие поколения строителей. В жанре притчи написаны новеллы «В исправительной колонии», «Голодарь» и др. Мир изображается у Кафки без указания конкретных примет времени и места; но это и не совсем фантастический мир, поскольку в нем господствуют реальные законы общества, а за вневременными образами писателя, за всеми его мрачными аллегориями и фантастическими абстракциями проступают контуры вполне конкретного социаль­ного зла. При всей самобытности манеры Кафки в ней часто прослеживается влияние Гофмана и в особенности Достоевского с его гуманистическим пафосом сострадания к «униженным и оскорбленным». О сильном воздействии Диккенса свидетельствует незавершенный роман «Амери­ка», наиболее близкий к традициям критического реализма. В причудливых картинах, нарисованных Кафкой, часто нетрудно узнать жизнь Австро-Венгерской империи начала века. Боязнь изменений и прогресса, крайняя отчужденность личности от общества, доходящая до абсурда бессмысленность существования государственных учреждений и многочисленных чиновников при полном их прак­тическом бездействии, косность и бюрократизм, социальные антагонизмы и ущемление демокра­тических свобод — все эти очевидные признаки кризиса европейской цивилизации были выражены в Австро-Венгрии особенно ярко. Только на фоне австро-венгерской действительности начала века становится понятным значение «сатирических трагедий» Кафки — его романов «Процесс» и «Замок».

Процесс (Der Prozess. 1914)

— произведение, где особенно удалось сочетание фантастики и реальности, столь свойственное манере Кафки. Двое неизвестных бесцеремонно вторгаются в квартиру чиновника Йозефа К. и объявляют ему, что он арестован и против него возбуждено следствие. Йозефа К. обвиняет Суд — таинственная организация, всемогущество которой герой осознает лишь постепенно. Арест наложен на него формально и не мешает ему по-прежнему свободно передвигаться, исправно выполнять служебные обязанности, но непостижимая сила Суда преследует его ежечасно. Суд в романе — аллегорически-гротескное олицетворение власти, охраняющей жестокие законы общества. В жер­нова этой бездушной, обезличенной власти попадает Иозеф К. и погибает, как считает Кафка, не безвинно. Беда и вина Йозефа К. в том, что он пассивно и охотно следовал этим законам, не задумывался об их несправедливости до тех пор, пока сам не стал их жертвой. Смерть Йозефа К. воспринимается как возмездие за утрату человечности, как кара за бездумное отречение от исконного нравственного долга человека — служить добру. Глубокий трагизм «Процесса» отмечен печатью безысходности: человек, морально изувеченный обществом, не может вырваться из-под его губительной власти.

Замок (Das Schloss. 1921-1922)

— роман, в котором связь с реальностью, с привычным почти утрачена. Контуры предметов очерчены зыбко и расплывчато, пространственные и временные связи постоянно нарушаются, что прежде всего относится к самому Замку — таинственной цитадели, властвующей над пустынным заснеженным краем, куда неведомо как попадает герой романа землемер К. Стороннему человеку Замок недоступен даже физически: он, словно заколдованный, удаляется и тонет в снежной мгле при малейшей попытке приближения. Еще более безнадежны попытки испросить право доступа в Замок официальным путем у местной администрации. Оплот и одновременно символ власти, Замок предстает в изображении Кафки неприступной бюрократической твердыней, где господство чиновнической касты обретает черты гротескной фантасмагории. Бесконечные вереницы чинов­ников образуют столь же бесконечную иерархическую лестницу, нижние ступени которой недо­сягаемы, а верхние даже незримы для простого смертного; в Замке круглосуточно кипит до абсурда бессмысленная деятельность — в несметном количестве издаются приказы и предписания, за выполнением которых уже никто не следит; одно ведомство не знает, что творит другое; все тонут и барахтаются в нескончаемом бумажном потоке, даже не пытаясь вникнуть в суть происходящего, но видимость чрезвычайной важности бюрократического труда охраняется свято.

Повествуя о безнадежной борьбе землемера К. с Замком — этим монстром бюрократизма, Кафка придает описываемым событиям символическую многозначность. Герой «Замка» активен: с откры­тым забралом идет он на бой с обществом, всеми силами стремясь разгадать скрытый механизм его таинственной власти и доискаться до смысла его законов, но обретает в этом бою лишь бесславную гибель.

Одно из последних произведений писателя, «Замок» может служить эталоном его прозы: кристальная прозрачность фразы, строгая логика развития мысли и сюжета, емкая многозначность

[57]

символов и аллегорий, убийственная точность сатирических ударов — все эти и многие другие особенности повествовательной манеры Кафки сконцентрировались в романе на редкость отчетливо.

Произведения

Собрание сочинений: В 4 т. / Сост. Е.А.Кацева; Вступ. ст., примеч. М. Л. Рудницкого.— СПб.:

Северо-Запад, 1995; Сочинения: В 3 т. / Предисл., сост. и коммент. Д. В. Затонского. —М.: Худож. лит.; Харьков: Фолио, 1995; Дневники и письма / Предисл. Ю. И.Архипова. — М.: ДИ-ДИК;

Танаис; Прогресс—Литера, 1995. — 606 с.; Роман; Новеллы; Притчи / Сост. и авт. Предисл.

Б. Сучков.— М.: Прогресс, 1965.— 614 с.

Erzahlungen; Der Prozess; Das Schloss. — Berlin: Rutten u. Loening, 1965.— 821 S.

Литература

Затонский Д. В. Франц Кафка и проблемы модернизма. — М.: Высш. шк., 1972. — 131 с.; Гулыга А. Философская проза Франца Кафки. — В кн.: Вопр. эстетики: Кризис западноевропейского искусства и соврем, зарубеж. эстетика, М., 1968, с. 293—322; Сучков Б. Л. Франц Кафка.— В кн.: Сучков Б. Л. Лики времени, М., 1976, т. 1, с. 5—73.

Beicken Р. U. Franz Kafka: Eine kritische Einfuhning in die Forschung. — Frankfurt a. M.: [Fischerj, 1974.- XVII, 453 S.; Bezzel С. Kafka-Chronik. - Miinchen; Wien, 1975.- 217 S.; Hermsdorf R. Kafka:

Weltbild und Roman.— Berlin: Rutten u. Loening, 1961.— 300 S.; Wagenbach K. Franz Kafka in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. — Hamburg: Rowohit, 1966.— 153 S.

СТЕФАН ЦВЕЙГ (STEFAN ZWEIG. 1881-1942)

— родился и вырос в Вене, в состоятельной буржуазной семье, получил прекрасное образование, рано стал известен как писатель. В тридцать лет его слава перешагнула границы стран немецкого языка и довольно быстро сделала его заметной фигурой европейской и мировой литературы. Вдумчивый и честный художник, Цвейг всем своим творчеством отстаивал гуманистические идеалы. Но его мировоззрение, отмеченное либерализмом, было ненадежным и хрупким оружием, не способным защитить взгляды писателя от жестокости мира. В самом начале литературной деятель­ности Стефан Цвейг пробовал силы в поэзии, драме и романе. Ранние произведения несли на себе отпечаток различных влияний: символизма, импрессионизма. Но уже и в это время вполне явным становится тяготение Цвейга к реалистической манере письма, наиболее ярко проявившейся в новеллистике раннего периода. В 1914 г. Цвейг сблизился с Роменом Ролланом, с которым его объединяла антимилитаристская позиция. В 1919 г. Цвейг присоединился к литературной группе «Кларте», поддерживавшей молодую Советскую республику. Выступая в защиту мировой культуры от зарождавшегося фашизма, Цвейг в 20-х гг. начал писать биографические очерки, в основном о великих людях прошлого. Эти работы в 1920—1928 гг. он объединил под общим названием «Строители мира». После того как фашистская Германия оккупировала Австрию, Цвейг в 1938 г. эмигрировал сначала в Англию, потом в Южную Америку, где покончил жизнь самоубийством.

Подвиг Магеллана (Magellan. Der Mann und seine Tat. 1938)

— книга, описывающая эпоху великих географических открытий, принадлежит к числу лучших произведений Стефана Цвейга. Действие ее развертывается в то время, когда Португалия становится морской державой и выдвигает на мировую арену великих людей. В центре повествования — Магеллан, человек огромной воли, дерзновения и мужества, совершивший невероятное по труд­ности плавание. Цельный и яркий образ Магеллана — одна из самых больших творческих удач Цвейга.

Нетерпениесердца (Ungeduld des Herzens. 1939)

— роман, действие которого относится к кануну войны 1914 г. Лейтенант Гофмиллер стоит со своим полком в гарнизонном городке в Венгрии. Томясь от скуки, он с радостью принимает приглашение помещика Кекескалва пожаловать к нему на сельский бал. Здесь он знакомится с дочерью хозяина дома. Эта богатая девушка страдает жестоким недугом: она парализована. Не­ожиданное внимание молодого офицера производит необыкновенное впечатление на больную. Она страстно влюбляется в него и открывает ему свое чувство. У Гофмиллера не хватает мужества отвергнуть ее любовь, и в замке празднуют помолвку. Однако Гофмиллер не может преодолеть ужаса от мысли, что ему придется жениться на калеке, стать посмешищем в глазах сослуживцев. Он потихоньку переводится в другой полк и внезапно исчезает из дома невесты. Обманутая девушка кончает жизнь самоубийством. Во время войны мучимый раскаянием Гофмиллер выказывает особую храбрость и ищет смерти в бою.

[58]

Новеллы

— один из любимых жанров писателя. Внешние события служат в новеллах лишь поводом или толчком для развития или поворота психологической интриги. Творческий почерк Цвейга-новеллиста оформился в начале 20-х гг. Сюжетное напряжение новелл определяется не динамикой действия, а умелой передачей душевных движений героев, тонким и точным анализом их внутреннего состояния. Многие новеллы построены на изображении психологического конфликта, нагнетаемого постепенно и с большим мастерством. Так, в новелле «Незримая коллекция» Цвейг рассказывает об инвалиде, потерявшем зрение на войне. В течение нескольких десятилетий слепой занимается коллекциони­рованием старинных рисунков и гравюр и составляет поистине бесценное собрание. Однажды к нему заходит крупный антиквар, и слепой с гордостью показывает ему свою коллекцию, не подозревая, что он демонстрирует потрясенному посетителю совершенно чистые листы. Он и не знает, что его дочь и жена давным-давно, еще в годы инфляции, продали все его роскошные оригиналы и что только таким образом им удалось не умереть с голоду. В новелле «Амок» Стефан Цвейг показал гибель женщины, запутавшейся в сети лжи, предрассудков и обмана. Из-за боязни скандала и «позора» женщина эта вверяется невеждам и шарлатанам и погибает. В «Письме незнакомки» Цвейг рассказывает о чистой и прекрасной женщине, всю жизнь преданно и самоотверженно любившей черствого себялюбца, который так и не понял, что он прошел, как слепой, мимо великого чувства. Одна из лучших новелл Цвейга — «Эпизод на Женевском озере» — раскрывает трагедию русского военнопленного, который, убедившись, что ему не дадут вернуться на родину, покончил с собой.

Звездные часы человечества (Sternstunden der Menschheit. 1928)

— сборник рассказов. В двенадцати исторических миниатюрах Цвейг использует наиболее значи­тельные эпизоды из новейшей истории, названные им «звездными часами» человечества. Первая новелла сборника — «Миг Ватерлоо» — раскрывает трагедию маршала Груши. Согласно распоря­жению Наполеона он должен был преследовать по пятам разбитую прусскую армию, но, потеряв из виду врага и разыскивая его, опоздал на поле битвы. Между тем именно его участие в бою должно было решить исход сражения. Не получив вовремя помощи, армия Наполеона была разбита. Звездный час Наполеона миновал. В новелле «Мариенбадская элегия» рассказывается о звездном часе Гете, о рождении удивительного стихотворения, в котором гениальный поэт выразил скорбь и величие своей последней любви. В «Открытии Эльдорадо» изображена трагическая судьба генерала Зуттера, первым из европейцев вступившего на землю Калифорнии и ставшего жертвой золотой лихорадки. Из сильного и смелого человека Зуттер превратился в жалкого безумного нищего. В миниатюре «Героическое мгновение» Цвейг запечатлел образ Достоевского в те минуты, когда тот ждал казни. Заключительная новелла посвящена покорению Южного полюса. Преодолев путем нечеловеческих усилий стоявшие на пути препятствия, капитан Скотт и его спутники достигают 18 января 1912 г. Южного полюса. Здесь они убеждаются в том, что их опередил Амундсен. Они погибают на обратном пути, уже не в состоянии бороться со стихией. Это тоже звездный час человечества, час, который послужит великим примером для грядущих поколений. Исторические миниатюры Цвейга совершенны по композиции, стилю и языку. Одни из этих миниатюр он облекает в форму эпического рассказа, написанного прозрачной прозой, другие строит как дра­матические сцены или излагает в стихах.

Произведения

Собрание сочинений: В 7 т.: Пер. с нем. / Под общ. ред. и с Предисл. Б.Л.Сучкова. — М.: Правда, 1963; Собрание сочинений: В 10 т.— М.: Терра, 1992; Вчерашний мир / Предисл. Д. Затонского.-М.: Радуга, 1991.— 542 с.— (XX век: Писатель и время); Нетерпение сердца; Исторические миниатюры / Послесл. Ю.Архипова.— М.: Правда, 1981.— 416 с.; Новеллы: Пер. с нем.— М.:

Худож. лит., 1975.— 380 с.; Подвиг Магеллана / Пер. А.С.Кулишер; Предисл. Я.Света.— М.:

Мысль, 1980.- 262 с.

Magellan. Der Mann und seine Tat.— Frankfurt a. M.: Fischer, 1953.— 304 S.; Novellen / Подбор и Предисл. А.Русаковой.— М.: Progress, 1964.— 469 S.; Novellen: In 2 Bd. — Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1966; Sternstunden der Menschheit.— Berlin; Weimar: Aufbaii-Verl., 1974.— 272 S.; Ungeduld des Herzens.- Frankfurt a. M., 1954.- 386 S.

Литература

Сучков Б.Л.Стефан Цвейг.— В кн.: Сучков Б.Л.Лики времени, М., 1976, т. 1, с. 74—134. Arens H. Stefan Zweig: Sein Leben — sein Werk / Mit Beitragen von W. Bauer, F. Braun, E. Feder (u. a.).— Esslingen: Bechtle, 1949.— 239 S ; Zweig F. M. Spiegelungen des Lebens: Mit 24 Bildtafeln.— Wien u. a.: H. Deutsch-Verl., 1964.- 288 S.

[59]

ФРАНЦ ВЕРФЕЛЬ (FRANZ WERFEL. 1890-1945)

— писатель, для творчества которого характерно стремление пронести верность традициям европей­ской гуманистической культуры через сложные социальные и духовные противоречия и бурные исторические коллизии XX столетия. Верфель родился в Праге, большую часть жизни провел в Вене. С 1938 г., после присоединения Австрии к владениям Третьего рейха, писатель жил в эмиграции:

сначала — во Франции, а с 1940 г.— в США, где и умер вскоре после окончания войны. Начинал Верфель свою литературную деятельность как лирик и драматург-экспрессионист. Но уже в 1920-е гг. в творчестве писателя все явственней проявляется тяготение к реализму. Достижением Верфеля в этот период следует признать его новеллы, среди которых выделяются «Смерть обывателя», «Дом печали», «Отчуждение» (все — 1927), а также близкий к ним по проблематике и стилю роман «Однокашники» (1928). Глубокий психологизм сочетается в этих произведениях с резкой критикой нравственного убожества общественных отношений. Стремясь противопоставить отрицательным явлениям своего времени гуманистические идеалы, Верфель создает в 1932 г. роман «Сорок дней Муса-дага» — героическую эпопею о борьбе армянского народа против турецкого геноцида. Приход Гитлера к власти был воспринят писателем как закономерный итог духовного кризиса цивилизации и породил в его творчестве горький пессимизм, окрашенный тонами религиозной мистики. Лишь в конце 30-х гг. Верфель с большим трудом вновь обретает веру в человечность; в его поздней лирике и особенно в новеллах «Скверная легенда о несостоявшемся повешении» (1937), «Бледно-голубым женским почерком» (1941), а также в драме «Якобовский и полковник» (1945) все более отчетливо начинают звучать антифашистские темы. Однако стремление к воплощению абстрактных нравственных и философских коллизий ослабляет силу многих его произведений. Счастливым исключением стал лишь роман «Гимн Бернадетте» (1941), одно из наиболее популярных произведений Верфеля. Изданный посмертно роман «Звезда нерожденных» (1945) как по жанру антиутопии, так и по своей философской направленности представляет собой попытку осмыслить итоги и перспек­тивы развития европейской культуры и цивилизации. Он свидетельствует о новых тенденциях в творчестве Верфеля, близких философской прозе Т. Манна и Г. Гессе.

Верди (Verdi. 1924)

— роман о выдающемся итальянском композиторе. Верфель многое сделал для популяризации творчества Джузеппе Верди в Австрии и Германии: издал в немецком переводе его письма, обработал тексты либретто нескольких опер. «Верди» — не просто биографический роман; в нем запечатлены глубокие раздумья Верфеля о миссии искусства и долге художника. Основная коллизия романа определяется противоборством двух концепций искусства. Одну концепцию представляет Верди, другую — Вагнер, на стороне которого слава, популярность, предупредительное почтение критики. Тем не менее в искусстве Верди, забытом современниками, писатель видит мир строгой красоты, гармонии и ясности. В музыке Вагнера же передается разрозненный, смятенный внутренний мир современного декаданса, мир субъективный и провозглашающий субъективность высшим творчес­ким принципом. Верди, признавая новаторство Вагнера, гениальную смелость его исканий, отвер­гает вагнерианство как выражение духа, свободного от нравственных и социальных обязательств. В титанической борьбе двух художников побеждает Верди, сумевший понять и творчески освоить многие из открытий Вагнера, сохранив, однако, суть, гармонию и идею своей музыки. Верди в отличие от Вагнера понимает идею искусства как служение высоким, прежде всего нравственным, идеалам, и именно поэтому его победа выглядит закономерной и справедливой.

Произведения

Верди: Роман оперы / Пер. Н.Вольпина; Предисл. И.Бэлзы.— М.: Гослитиздат, 1962.— 399 с.;

Сорок дней Муса-дага / Пер. Н.Гнединой, Вс. Розанова; Предисл. М.Дудина; Послесл. М. Пи-

румовой.— Ереван: Советакан грох, 1988.— 717 с.

Werke: In 3 Bd.— Koln; Berlin: Kiepenheuer 11. Witsch, 1956; Verdi: Roman einer Oper. — Berlin:

Aufbau-Verl., 1957.- 405 S.

Литература

Foltin Lore B. Franz Werfel. - Stuttgart, 1972.- XI, 127 S.; Zahn L. Franz Werfel.- Berlin: Colloquium-Verl., 1966.- 93 S.

ЙОЗЕФ POT (JOSEPH ROTH. 1894-1939)

— один из значительных мастеров литературы XX в., автор романов, новелл, критических и публицистических эссе. Когда началась Первая мировая война, он, студент философского факуль-

[60]

тета Венского университета, ушел на фронт. После войны был журналистом, писал острые литературно-публицистические статьи для «Франкфуртер цайтунг». Первые же романы — «Отель Савой» и «Мятеж» (1924), «Циппер и его отец» (1928) — принесли ему известность. Особенно популярным был и доныне остается роман «Марш Радецкого», в котором правдиво отражено крушение Австро-Венгерской империи. Рот был убежденным и страстным антифашистом и в 1933 г. был вынужден покинуть Германию. Умер Йозеф Рот в Париже.

Марш Радецкого (Radetzkymarsch. 1932)

— самый значительный и известный роман Рота («Марш Радецкого» Иоганна Штрауса назван так в честь фельдмаршала Радецкого, стяжавшего себе недобрую славу подавлением революции в Италии в 1848—1849 гг.). Марш превращается в романе в погребальную музыку по габсбургской монархии и всему, что она олицетворяет. Судьба трех поколений семейства Тротта отражает этот исторический процесс. Старший Тротта, спасший жизнь новоиспеченному императору Францу Иосифу и произведенный за это в дворянство и в национальные герои, лишь закладывает фундамент, на котором строит карьеру его сын — чванливый чиновник и верноподданный служака. Но уже в третьем представителе Тротта — Карле Йозефе — проявляются черты, свидетельствующие об упадке. Человека мягкого и неустойчивого, Карла Йозефа тяготит военный мундир, надетый по воле отца, и еще больше — бремя наследственной чести, которую ему трудно поддерживать, так как он все время попадает в запутанные положения. После дуэли, в которой он убил друга, Тротта переводится из кавалерии в стрелковый батальон на русской границе. После сараевского убийства ему удается, преодолев сопротивление отца, уйти в отставку, но летом 1914 г. объявлена всеобщая мобилизация, и он снова оказывается в армии. Роман завершается гибелью Карла Йозефа на фронте.

Произведения

Иов / Пер. Ю.Архипова.— Иностр. лит., 1995, № 8, с. 129—189; Исповедь убийцы, рассказанная однажды ночью / Пер. Г. Ноткина. — Нева, 1995, № 6, с. 60—127; Марш Радецкого / Пер. Н. Ман;

Предисл. Д. Затонского. — М.: Худож. лит., 1978.— 342 с.— (Зарубежн. роман XX века). Radetzkymarsch.— Berlin; Weimar: Aufbau-Verl., 1964.— 404 S.

Литература

Kesten H. Joseph Roth.— In: Deutsche Literaturkritik der Gegenwart 1, Stuttgart, 1971, S. 464—489;

Zweig S. Joseph Roth.- In: Zweig S. Europaische Erbe. Frankfurt a. M., I960, S. 251-264.

ЭЛИАС КАНЕТТИ (ELIAS CANETT1. 1905-1995)

— родился на берегу Дуная, в болгарском городке Рущук, входившем тогда в состав Австро-Венгрии. Его предки переселились сюда вместе с тысячами евреев, изгнанных в XV в. из Испании. Это был патриархальный мир, верный религиозным обрядам и традициям. Но родители любили беседовать между собой по-немецки и были привержены немецкой культуре и знаменитому венскому театру. Слыша разноязычную речь, мальчик стал обостренно воспринимать слово. В 1911 г., в связи с интересами отца-предпринимателя, семья переехала в Лондон. В Англии же он жил эмигрантом с 1939 г. Но родиной своей считал Вену, хотя огромное впечатление произвел на него в конце 20-х гг. Берлин, многим он был обязан Швейцарии и Цюриху, где и скончался. Свою жизнь Канетти описал в трех томах воспоминаний: «Спасенный язык» (1977), «С факелом в ухе» (1980), «Перемигивание» (1985). Он был автором пьес «Свадьба» (1932), «Комедия тщеславия» (1934), статей и заметок дневникового характера. Но главными его произведениями остаются роман «Ослепление» и научно-публицистическая книга «Масса и власть» (1960), в которой писатель исследовал причины и механизмы, с древних времен превращающие людей в толпу. В 1981 г. Канетти стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. Художественная манера Канетти сложилась под влиянием искусства 20-х гг. — немецкой «новой деловитости», монтажа, утвердив­шегося не только в кинематографе, но и в литературе («Манхэттен» Дос Пассоса, 1925), конструк­тивизма. Свой роман он написал в той же жесткой, гротесковой манере, в которой работали немецкие художники-графики О. Дике, Г. Гросс и уже прославившийся драматург Бертольт Брехт («Трехгрошовая опера», 1928). Его любимым писателем был Гоголь.

Ослепление (Die Blendung. 1935)

- роман, в котором автора, по его словам, не занимала задача создать полнокровные характеры — его интересовало существо человека. Он писал о вырывающихся наружу элементарных и неистовых страстях персонажей, об одержимости идеями, определяющей направление человеческой жизни.

[61]

Действие происходит в конце 1920-х гг. в Вене, но мир романа ближе предгрозовой атмосфере Берлина незадолго до прихода фашистов к власти. Может показаться, что герой романа синолог Петер Кин, углубившийся в мир древнего Китая, — тип неприспособленного к жизни ученого. Домоправительнице Терезе удается женить его на себе. Кина теснят, колотят, выгоняют из дому. Но и сам герой далеко не идеален: он не способен ни к любви, ни к великодушию. Единственной его страстью являются книги. Скитаясь, как жалкий призрак, по городу, Кин постепенно сходит с ума. Кроме своей науки и книг, он не понимает ровно ничего. Но в романе представлен и противоположный полюс. Домоправительница, а потом жена Кина Тереза — фигура по-своему монументальная. Несмотря на уродство и возраст, она считает себя весьма привлекательной. Тереза хочет денег и «интересного молодого человека» — продавца из мебельного магазина. Портрет Терезы представляет, как выражался Канетти, «акустическая маска» — скудный набор стереотипных фраз, идущих в ход по любому поводу и формирующих ее не менее примитивные чувства. Не от чувств и мыслей — к словам и поступкам, а от усвоенных слов — к полагающимся в соответствии с ними чувствам и реакциям. Маленький горбун мошенник Фишерле, сопровождающий Кина, как Санчо Пансо — Дон-Кихота, в его скитаниях по городу, тоже видит жизнь в свете своей идеи. Он шахматист и хочет правдами и неправдами добраться до Америки, сыграть с самим Капабланкой и стать чемпионом мира, после чего его станут добиваться миллионерши, а от журналистов не будет отбоя. Но его мечте не суждено сбыться — Фишерле убивают. Главный предмет изображения в романе — галлюцинирующее сознание. Каждый в отдельности и людское множество, то самое, что набрасывается на высохшего интеллигента Кина, ничего не видят: выдуманные или внушенные представления застилают реальность. В мире царит ослепление: «Слепота — оружие против времени и пространства; наше существование — сплошная, чудовищная слепота, за исключением того немногого, что мы узнаем с помощью мелочных чувств». Опасно сближаются библиотека и огонь (в конце романа герой сжигает свои книги), словно предвещая фашистские костры из книг.

Произведения

Другой процесс: Франц Кафка в письмах к фелице / Пер. М. Рудницкого. — Иностр. лит., 1993, № 7, с. 141—195; Ослепление / Пер. С.Апта; Предисл. Д. Затонского. — М.: Панорама, 1992.— 493 с.; То же / Предисл. Е.Федяевой.— СПб.: Северо-Запад, 1995.— 575 с.; Человек нашего времени: Воспоминания; Масса и власть; Совесть литературы / Сост. и предисл. Н. С. Павловой. — М.: Прогресс, 1990.- 473 с.

Die Blendung / Mit einem Essay des Aut. und einem Nachw. v. A. Auer. — 3. Aufl. — Berlin: Volk u. Welt, 1978.- 597 S.; Masse und Macht.- Hamburg: Claassen, 1984.- 568 S.

Литература

Затонский Д. Нобелевская премия полвека спустя: Штрихи к портрету Элиаса Канетти. — Иностр. лит., 1988, № 7, с. 220-230.

Blendung als Lebensform: Elias Canetti / Hrsg. v. F. Aspetsberger u. G. Stieg. — Konigstein: Athenanm, 1985.— 177 S.; Canettis «Masse und Macht» oder Die Aufgabe des gegcnwartigen Denkens / Hrsg. v. J. Pattillo-Hess. - Wien: Osterreichisches Bundesverl., 1988.- 156 S.

[62]

ЛИТЕРАТУРА БЕЛЬГИИ

ШАРЛЬ ДЕ КОСТЕР (CHARLES DE COSTER. 1827-1879)

— родился 20 августа 1827 г. в Мюнхене в семье управляющего делами епископа. Учился в духовном коллеже, шесть лет служил в банке. В 1855 г. окончил Брюссельский университет. Свои первые литературные опыты де Костер выносил на суд членов основанного им в 1847 г. «Общества радостных», а критические этюды публиковал в 1851—1852 гг. в «Ревю-нувель». В течение шести лет после окончания университета Шарль де Костер сотрудничал в еженедельнике «Уленшпигель», который издавался известным художником Ф. Ропсом. На страницах журнала он выступал в защиту бастующих рабочих, с обличением происков католической реакции, с требованием признать права фламандского народа на самоуправление. Наиболее значительные произведения этого периода — «Фламандские легенды» (1858) и «Брабантские рассказы» (1861). Сборник «Фламандские легенды», первое по-на­стоящему оригинальное произведение де Костера, написан на старофранцузском языке на сюжеты средневековых преданий. Де Костер сумел оживить старинные рассказы, создать яркие картины народной жизни. Стремление постичь дух исторической эпохи, умелое использование стиля и языка народной литературы — все это явилось подготовительной работой для создания «Легенды об Уленш­пигеле». Подготовительную роль сыграл также сборник «Брабантские рассказы», в которых де Костер воссоздает картины современных нравов, ищет художественный идеал в сфере идеалов народных.

Легенда об Уленшпигеле (La legende d'Ulenspiegel. 1867)

— своеобразный, насыщенный национальным фламандским колоритом роман, положивший начало национальной бельгийской литературе и принесший Шарлю де Костеру мировую известность. Автор использовал для своей книги подлинные документы XVI в., старые песни и фламандскую лубочную книгу о шуте Тиле Уленшпигеле. Рисуя борьбу гезов — нидерландских инсургентов XVI в. — против испанского короля Филиппа 11, Шарль де Костер насыщает свой роман духом свободолюбия, нена­висти к социальной несправедливости, к духовенству, богачам. Тиль Уленшпигель, шутник и остро­умный насмешник, от которого достается и высокомерным дворянам, и монахам, и королям, стано­вится борцом, храбрым гезом, воплощающим в себе национальный дух Фландрии. Тиль — народный герой, никогда не умирающий и не стареющий. Книга рассказывает о приключениях Тиля и его друга толстяка и обжоры Ламме Гудзака. Тиль многолик: то он солдат или крестьянин, то живописец в ландграфском дворце, то шут при дворе короля, но везде он остается бунтарем, борцом за счастье своего народа. Де Костер создал произведение о великом прошлом своей страны, о героических днях Нидерландской революции, об отважных гезах, боровшихся против жестоких испанских правителей. Он открыл в бельгийской литературе путь реализма, создав подлинно народную книгу.

Произведения

Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, их приключениях отважных, забавных и достославных во Фландрии и иных странах / Пер. А. Горнфельда. — М.: Мол. гвардия, 1975.— 524 с.; Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, об их доблестных, забавных и достославных деяниях во Фландрии и других краях / Пер. Н.Любимова; Вступ. ст. Р. Роллана. — М.: Худож. лит., 1967.— 518 с.— (Б-ка всемирн. лит.); фламандские легенды / Изд. подгот. М. И. Черневич. — М.: Наука, 1975. — 277 с. — (Лит. памятники).

La legende et les aventures heroiques, joyeuses et glorieuses d'Ulenspiegel et de Lamme Goedzak au pays de Flandres et ailleurs / Предисл. Р. Роллана. — M.: Progres, 1973.— 700 p.; Legendes flamandes.— Bruxelles: Ed. du Frene, [1949].- 190 p.

Литература

Данченко В., Паевская А. Шарль де Костер: Биобиблиогр. указ. / Вступ. ст. А. В. Морозовой.— М.:

Книга, 1964.— 79 с.; Кржевский Б. А. Легенда об Уленшпигеле.— В кн.: Кржевский Б. А. Статьи о зарубежной литературе, М.; Л., 1960, с. 375—388; Мицкевич Б. П. Шарль де Костер и становление реализма в бельгийской литературе.— Минск: Изд-во Белорус, гос. ун-та, I960.— 265 с.

[63]

Gerlo A., Paron Ch.-L. Charles de Coster et Thy] Ulenspiegel. — Bruxelles: Libr. dn monde entier, 1954. — 45 p.; Huysmans С. Le roman d'Ulenspiegel et le roman de Charles de Coster: Avec quelques apercus sur sa vie et son oeuvre.— Bruxelles: Esseo, I960.— 64 p.; Rolland R. Ulenspiegel.— In: Rolland R. Compagnons de route, Paris, 1961, p. 105—123.

КАМИЛЛ ЛЕМОНЬЕ (CAMILLE LEMONNIER. 1844-1913)

— писатель, искусствовед и критик, писавший на французском языке, в девятнадцать лет вступил на литературный путь, опубликовав очерки о брюссельских художественных выставках. Он стал настоящим подвижником литературного труда, крупнейшим писателем-реалистом 1880—1900 гг. Лемонье — превосходный мастер художественной прозы, язык его богат, метафоричен, выразителен. В творчестве писателя переплелись разные начала: романтизм, натуралистическое изображение быта и характеров и мистические мотивы («Тереза Моник», 1882; «Истеричка», 1885; «Жрицы любви», 1892). Но ядро его творчества составляют романы с социальной проблематикой. Темы его произведений — вырождение буржуазной семьи («Конец буржуа», 1892), материальное и моральное оскудение дворянства («Аллали», 1906), одичание деревенских собственников («Мертвец», 1882), любовь, изуродованная нормативной моралью («Мадам Люпар», 1888; «Клодина Ламур», 1893). Творческий путь Лемонье завершился произведением, в котором была воплощена мечта об иде­альном естественном обществе («Адам и Ева», 1898). Лемонье верил в народ, «который несет в себе истину и справедливость», он разбирался в социальных противоречиях своего времени, предвидел «конец буржуа». Единственной возможностью преодоления этих противоречий он считал постепенную эволюцию общества.

Самец (Un male. 1881)

— роман, главное действующее лицо которого, Гюбер Орну по прозвищу Кашапрес (Ищи-Свиши), вырос в лесу; лес — его родной дом и источник пропитания. Кашапрес — браконьер. Презирая тяжкий и неблагодарный труд крестьян, их мелкие заботы и предрассудки, он дорожит вольной жизнью. Кашапрес любит дочь богатого крестьянина Жермен. Однако эта лесная идиллия завер­шается трагически. Жермен охладевает к браконьеру и начинает подумывать о «добропорядочном» парне из соседнего села. Жизнь преследуемого зверя, понимание того, что власть в руках богатых, пробуждает в Кашапресе неосознанный протест против социального неравенства, но он чувствует бессилие перед враждебным ему обществом. В глухой чаще леса, затравленный сторожами и объездчиками, Кашапрес погибает. В романе ярко и красочно нарисован быт бельгийской деревни и поэтично изображена природа Бельгии.

Произведения

Собрание сочинений: В 4 т. / Под ред. В.М.Фриче.— М.: Звено, 1910—1911; Конец буржуа / Пер. А.Шадрина; Предисл. И.Никифоровой.— М.: Худож. лит., 1985.— 300 с.; Самец / Пер. С.Лопашева; Под ред. В.М.Фриче.— М.: Звено, 1910.— 296 с. Un male / Pref. de J.-H. Rosny.— Paris: Mercure de France, 1898.— 338 p.

Литература

Vanwelkenhiiyzen G. Del'Ulenspiegel a lajeune Belgique.— In: Vanwelkenhnyzen G. Vocations litteraires, Geneve; Paris, 1959, p. 7—40.

ЭМИЛЬ BEPXAPH (EMILE VERHAEREN. 1855-1916)

— один из крупнейших мастеров мировой поэзии конца XIX — начала XX в. Он родился в деревне, во Фландрии, изучал право в университете, затем был адвокатом, но вскоре целиком посвятил себя литературной деятельности. Верхарн остро и болезненно воспринимал современные ему кризисные явления социального характера. Первые сборники его стихов (Верхарн писал на французском языке) посвящены фламандской деревне. В сборнике «Фламандки» (1883), написанном в духе «земного» искусства фламандских живописцев XVII в., Верхарн уходит в патриархальный мир изобилия, жизнерадостности, веселья. В 1887—1889 гг. появляется его знаменитая трилогия «Вечера», «Крушения», «Черные факелы», на которой сказалось влияние символизма. С необы­чайной силой выражены в стихах трилогии отчаяние и пессимизм поэта, остро ощущающего атмосферу гниения, распада, кризиса современного ему общества. В 1892 г. Верхарн сблизился с рабочим социалистическим движением Бельгии. Это укрепило его душевные силы и вдохновило на создание стихов, в которых он стремился отразить грандиозные социальные конфликты, сдвиги, происходящие в мире капиталистических отношений. Созданные на реальном жизненном материале

[64]

сборники «Поля в бреду» (1893) и «Призрачные деревни» (1894) дают полные сурового трагизма картины гибели и разорения деревни. Сборник «Города-спруты» (1895), посвященный капиталис­тическому городу, раскрывает мощный талант Верхарна как художника-урбаниста, видящего и подавляющие человека стороны городской жизни, и те силы народной солидарности, коллективизма масс, которые внушают поэту надежду и пафос жизнеутверждения (стихотворение «Восстание» и др.). В сборник «Буйные силы» (1902) включены наиболее значительные поэмы Верхарна «Банкир» и «Трибун», где поэт рисует бесчеловечную силу капитала, противопоставляя ей страсть, энергию, мудрость и мощь организованных народных масс. Сборник «Многообразное сияние» (1906) ис­полнен твердой веры в счастливое будущее человечества, в торжество вдохновенной науки и творческого труда. Верхарн создал также драму «Зори» (1898), которая, несмотря на известную отвлеченность, с большим революционным пафосом рисует борьбу народных масс, международную солидарность рабочего класса, единение армии и революционного народа. Ряд сборников стихов («Окровавленная Бельгия», 1915, и др.) посвящен трагической судьбе Бельгии во время Первой мировой войны.

Произведения

Избранное / Пер. под ред. Э. Липецкой, В.Рождественского; Вступ. ст. Н.Рыковой.— М.: Гослит­издат, 1955.— XXVII, 550 с.; Избранные стихотворения / Сост. и коммент. М.А. Мысляковой;

Послесл. Л.Г.Андреева.— М.: Радуга, 1984.— 621 с.— (На франц. яз. с рус. пер.); Стихи / Вступ. ст. Б.Л. Раскина. — М.; Л.: Гослитиздат, 1961.— 326 с.; Стихотворения; Зори.— В кн.: Верхарн Э. Стихотворения; Зори. Мстерлинк М. Пьесы, М., 1972, с. 33—343. Oeuvres: En 9 t. — Geneve: Slatkine reprints, 1977; Emile Verhaeren / Presentation par F. Hellens: Choix de textes, bibliographic, dessins, portraits.— Paris: Seghers, 1955.— 222 p.

Литература

Э. Верхарн: Биобиблиогр. указ. / Сост. М. В.Линдстрем; Отв. ред. и авт. вступ. ст. И.Д.Никифо­рова.— М.: Кн. палата, 1988.— 206 с.; фрид Я. В. Эмиль Верхарн: Творческий путь поэта.— М.:

Худож. лит;, 1985.- 268 с.

Bodart R. Emilc Verhaeren, hier et aujourd'hui. — Tonrnai: Ummusc, 1966.— 127 p.; Christophc L. Emilc Verhaeren.— Paris: Ed. iiniversitaires, [1955].— 140 p.; Emile Verhaeren.— Bnixelles, 1955.— 124 р.

МОРИС МЕТЕРЛИНК (MAURICE MAETERLINCK. 1862-1949)

— оставил заметный след не только в бельгийской, но и в мировой драматургии, в театральной жизни Франции, России и других европейских стран. Метерлинк был сыном нотариуса, учился в иезуитской школе и католическом университете Гента, затем изучал право в Париже и, вернувшись на родину, занялся адвокатской практикой. Но вскоре он стал профессиональным литератором, начав с символистских стихов. Метерлинк был одним из немногих драматургов-символистов. Ранние пьесы Метерлинка («Смерть Тентажиля», 1894; «Непрошеная», 1890; «Слепые», 1890, и Др.) полны недосказанности, намеков, почти лишены драматического действия, их персонажам присуще чувство смятения перед непознаваемым роком. Однако уже и в ранних пьесах («Аглавена и Селизетта», 1896; «Ариана и Синяя борода», 1896, и др.) возникает мотив активной жертвенности, борьбы с силами судьбы. Сблизившись в самом начале века с деятелями социалистического движения Бельгии, Метерлинк преодолевает фаталистический пессимизм и в философских работах и драмах этого периода обращается к людям активного действия. Герои драмы «Монна Ванна» (1902) — люди с яркими характерами — сталкиваются с реальностью Италии конца XV в.; пьеса утверждает право человека на любовь, прославляет патриотизм. В роли Монны Ванны выступала великая русская актриса В. Ф. Комиссаржевская. Бытовая драма «Чудо святого Антония» (1903) — сатира на корыстолюбие. В ней выводится семейство, возненавидевшее святого Антония за то, что он воскресил их богатую родственницу, на наследство которой они рассчитывали. Метерлинк в 1940 г. переехал из Франции, где он жил последние годы, в США. Вернувшись на родину после разгрома фашизма, он издал книгу мемуаров «Голубые пузыри (счастливые воспоминания)» (1948). Самая долгая сценическая жизнь оказалась у лучшей драмы Метерлинка — «Синяя птица».

Синяя птица (L'oisean bleu. 1908)

— поэтичная пьеса, в которой использованы мотивы и приемы народных сказок. В ней участвуют не только люди, но и души животных (Кот, Пес), Сахара, Хлеба, Воды, Огня. В сопровождении этих персонажей дети дровосека — мальчик Тильтиль и девочка Митиль — переживают множество приключений, странствуя в поисках Синей птицы, которая должна излечить больную девочку. Они

[65]

побывали в царстве прошлого, в царстве будущего и т. п. Пьеса заканчивается тем, что дети просыпаются в своей комнате. Тильтиль отдает больной девочке-соседке серенькую птичку, которая всегда жила у него в клетке. Девочка сразу выздоравливает. Правда, в последнюю минуту птичка улетает, но Тильтиль не приходит в отчаяние: он уверен, что поймает ее. Синяя птица в пьесе — символ человеческого счастья. Это веселое и грустное, лиричное и мудрое повествование исполнено веры в доброту и силу человека, в его победу над силами природы, голодом, нищетой. Право первой постановки Метерлинк передал К.С.Станиславскому; с 30 сентября 1908 г. пьеса идет на сцене МХАТа.

Произведения

Пьесы.— М.: Искусство, 1958.— 573 с.— (Б-ка драматурга); Пьесы.— В кн.: Верхарн Э. Стихо­творения; Зори. Метерлинк М. Пьесы, М.. 1972, с. 344—578; Синяя птица / Пер. Н.Любимова.— Л.: Искусство, 1975.— 269 с. L'oiseau Ыеи. - Paris: Fasquelle, 1953.- XII, 274 p.; Theatre: En 3 vol.- Paris: Fasquelle, [1950—1953).

Литература Станиславский К. В гостях у Метерлинка. — Собр. соч.: В 8 т. М., 1954, т. I, с. 322—325;

Шкунаева И. Ранний театр Мориса Метерлинка; Театр Метерлинка в начале XX века.— В кн.:

Шкунаева И. Бельгийская драма от Метерлинка до наших дней, М., 1973, с. 27—162.

Bodart R. Maurice Maeterlinck: Choix de textes, temoignages, bibliographie. — Paris: Seghers, 1962.—

207 p.; Maurice Maeterlinck, 1862—1962 / [Pnbl.j sous la direction dc J. Hanse et R. Vivier. — Bruxelles:

Renaissance du livre, 1962.— 547 p.; Pasqnier A. Maurice Maeterlinck.— Bruxelles: Renaissance du livre, [1963].— 295 p.; Postio M. Maeterlinck et le symbolisme.— Paris: Nizet, 1970.— 254 p.

ВИЛЛЕМ ЭЛСХОТ (WILLEM ELSSCHOT. 1882-1960)

— настоящее имя Альфонс де Риддер. Родился в Бельгии, но долгое время жил и учился в Париже, где получил навыки бухгалтерского дела. Проницательный и ироничный наблюдатель, он не случайно был признан мэтром и стал одним из классиков бельгийского романа середины XX в. Создавая свои произведения на фламандском языке, он требовал поворота к общебельгийским проблемам и правдивого раскрытия человеческой психологии. Не принимая участия в сокруши­тельных, развернувшихся при его жизни литературных дискуссиях, он стал теоретиком и полемистом в своем творчестве. Фламандский язык в его книгах — чистый и прозрачный нормативный литературный язык без диалектных отклонений, которые были в ходу в те времена. Книги Элсхота — это «автобиография его чувства», гротескные социальные комедии, обличающие современную ему политическую и деловую жизнь. Основные его произведения — «Вилла роз», «Разочарование» (1921), «Силки», «Сыр» (1923), «Блуждающий огонек». На протяжении всей жизни он писал также стихи, но наиболее известны его «Ранние стихотворения» (1934). Повседневный быт — реальная сфера изображения его романов, на страницах которых перед читателем проходят коммерсанты. чиновники, предприниматели, коммивояжеры. Обычные места действия — контора, улица, кафе. магазин. И тем не менее дом, семья главенствуют в жизни героев как отвлеченное, но всемогущее начало. Повествователем в романах и повестях Элсхота чаще всего выступает одно и то же лицо — некто Лаарманс, хотя наряду с ним слово также берет и рассказчик-автор. Но повествователь-пер­сонаж обладает своими собственными качествами, присущими ему всегда. Он прежде всего отец семейства, вокруг него семья: старики родители, дети и внуки, братья и сестры, свояки и свояченицы. Они-то и образуют основу того мира, о котором пишет Элсхот. Как художнику, Элсхоту очень важна точка зрения на жизнь отца семейства. Рамки семьи хороши для повество­ваний, написанных в едином жанре «семейного романа». Хроникер, в основном антверпенского среднего класса, Элсхот демонстрирует, насколько непрочно положение семьи, насколько оно зависит от главы дома, от его предприимчивости, трудолюбия, сноровки и от власти непостижимых случайностей. В семейной иерархии каждый занимает свое место и выполняет строго обозначенные функции. «Добрая матушка» умирает в кругу опечаленных родственников, старший брат имеет право заменять отца и мать. Жена ворчит, дает надоедливые, но иногда полезные советы; невезучий младший свояк постоянно нуждается в помощи.

Виллароз (Villa des roses. 1913)

— одно из самых первых и известных произведений В. Элсхота. Тема романа — жизнь бедного пансиона в гротескном изображении. Постояльцы «Виллы роз», и побогаче, и победнее, приехали из разных концов страны и мира с разными целями, но все они вовлечены в один замкнутый круг «мещанской активности». Автор выделяет то одного, то другого героя, но останавливается в

[66]

основном на судьбе бедной, романтически настроенной служанки, страдающей не столько от любви, сколько от излишней доверчивости. Ее судьба, как ощущается, характерна для времени: у нее нет будущего, только тусклое настоящее. Речь персонажей в этом романе позволяет показать широкий спектр индивидуальных лексических и синтаксических оттенков, дает точную характе­ристику психологии городского мещанства.

Силки (Lijmen. 1924)

— первый роман о Лаармансе. Здесь, в частности, рассказывается о «фламандском движении». Писатель изображает его как ловушку для бездельников и легковерных, от нечего делать прини­мающих участие в демонстрациях и потасовках на городских улицах. Сам Лаарманс представлен стандартно-лубочным молодым участником движения, все члены которого молоды, бедны и не имеют никаких убеждений. История Лаарманса — это история обогащения и банкротства, неожи­данного взлета и возвращения к прежнему состоянию.

Блуждающий огонек (Het dwaallicht. 1947)

— небольшая повесть, завершающая жизненную историю Лаарманса. Встретив на улице матро­сов-афганцев, он берется помочь им найти фламандскую девушку, пригласившую их в гости. Адрес на коробке от сигарет неточен, и они все вместе напрасно тратят вечер на ее поиски. Оставшись один, Лаарманс наконец выясняет, где живет девушка. Основное в этом романе — попытка понять неожиданных собеседников. Случайные знакомые, люди из далекой страны, принадлежащие к чужой вере, заставляют героя думать несколько иначе, чем он привык. Глава семьи, буржуа, стремящийся к терпеливо созидаемому благополучию, Лаарманс вдруг осознает неполноценность своего существования, полную его бесплодность. В нем пробуждается тоска по человечности, независимости и свободе.

Произведения

Вилла роз; Силки; Сыр; Танкер; Блуждающий огонек / Сост. и авт. предисл. И. Шкунаева.— М :

Прогресс, 1972. — 459 с. — (Мастера соврем, прозы). Verzameld werk.— Amsterdam: Ouendo, 1980.— 800 biz.

Литература

Carmiggelt S. Notifies over Willem Elsschot. — Amsterdam: Loeb, 1976.— 55 blz.; Smits F. Willem Elsschot.- Utrecht: HES publishers, 1976.- 150 biz.

МИШЕЛЬ ДЕ ГЕЛЬДЕРОД (M1CHEL DE GHELDERODE. 1896-1962)

— настоящее имя автора фламандского происхождения — Адемар Адольф Луи Мартене. Родился недалеко от Брюсселя, в Икссле, и умер так же близко от бельгийской столицы, в Шербске. Образование получил в иезуитском коллеже. Первые пьесы этого писателя-драматурга написаны между 1918 и 1924 гг.— небольшие одноактные произведения в духе Метерлинка. Затем, открыв для себя Стриндберга, Ведекинда и Пиранделло, он пишет пьесы на фольклорной основе, используя легенды о Фаусте и Дон-Жуане (1925—1926). Познакомившись с Иоганном де Местром, режиссером Народного фламандского театра, который был тогда одновременно весьма демократическим и авангардным, де Гельдерод создает для этого театра ряд пьес на французском, которые тут же переводятся на нидерландский язык. Это знаменитые «Эскориал», «Варавва», «Пантаглейз». Между 1930 и 1935 гг. он пишет более объемные пьесы в жанре «театра жестокости» («Сир Галевин», 1934; «Проделка Великого Мертвиарха», 1939). За ними следуют «Школа шутов» (1942), «Несчастная Мария» (1952) и др. Всего де Гельдерод создал 87 пьес, написал сотню сказок и стихотворений, тысячи статей и приблизительно 20 000 писем. Театр де Гельдерода — явление самобытное и уникальное. Развивая традиции символистского театра Метерлинка, он делает свои пьесы жесто­кими, яростно надрывными, экспрессионистическими, интеллектуально-насыщенными, мрачно философскими. Для автора важна повышенная театральность, он перегружает драмы костюмами и декорациями, пытаясь возродить, как он думает, национальную традицию на театре. Аромат истории, дыхание прошлого оживает в образах, как бы сошедших с картин Питера Брейгеля и Веласкеса, Босха, Гойи, Рембрандта. Однако его персонажи существуют и действуют на сцене не столько как живые люди, сколько как марионетки старинного фламандского театра, как манеке­ны-гиганты народных карнавальных представлений. Драматурга привлекает национальный фольк­лор, в котором он находит искренность поэтических чувств и оптимизм в разрешении столкновений Добра со злом. Палачи и монахи, дьяволы и ведьмы, короли и бродяги проходят перед зрителем в «шутовском хороводе», в леденящей неестественности «пляски смерти». Делая прошлое мерилом

[67]

в оценке современной культуры, де Гельдерод предпринимает титаническое усилие восстановить связь времен, заполнить разрыв в традиции.

Эскориал (Escurial. 1927)

— историческая драма, в которой большое место занимают народная игра, шутовское действо. Сюжет строится на противопоставлении «испанский король — фламандский шут». Оба имеют карнавальный облик: мертвенно-бледный Король с короной на трясущейся голове, в засаленных одеждах, помешанный на черной магии и церковной службе, — и Шут в кафтане кричащих цветов, на атлетически кривых ногах, с повадкой паука. Шут своим обычным, свойственным буффону поведением не столько противостоит Королю, сколько оттеняет его или помогает выявиться существу этого персонажа. Под видом фарса Шут рассказывает Королю о его злодеяниях. В конце пьесы Шут обращается к Королю как к шуту, себя же называет королем. Однако он не король, он слишком человечен, способен на любовь, иронию, веселую игру. И этого оказывается достаточно, чтобы он пал от руки палача вслед за провинившейся в излишней чувствительности королевой — по приказу того. кто властвует как шут, а убивает как зверь.

Варавва (Barrabas. 1928)

— пьеса о библейском разбойнике, привлеченном к суду вместе с Христом. Написанная в духе лубочных картинок и народных баллад, она как бы решает вопрос: что делать, если праведник умирает на кресте, а убийца свободен? Наверное, полагает автор, лучшее решение — это бунт, а не смирение, особенно когда властвует беззаконие, а правосудие говорит голосом тюрем.

Пантаглейз (Pantagleize. 1930)

— водевиль. Действие пьес де Гельдерода перемешается во времени и пространстве. Часто оста­навливаясь на эпохе средневековья, он заглядывает в Возрождение, которое представляется ему веселым, но иногда выходит и к современности, например как в «Пантаглейзе». Действие проис­ходит «назавтра после одной из войн накануне другой». Социальная борьба здесь превращена драматургом в эстрадное представление. С точки зрения автора, все виновны в этом страшном мире — и праведники, и неправедные, и левые, и правые, и сторонники революции, и ее противники, потому что любые восстания всегда лишь результат всеобщей слепоты и неведения, тотального незнания, на которое обречен человек. Пантаглейз — «современный дух», болтливый и вертлявый шут, на этот раз в знакомой, привычной, будничной одежде. В его судьбе, так же как в судьбах современников, все случайно и ничего от него самого не зависит.

Произведения

Театр / Сост. Л.Андреев и В. Ворсобин; Послесл. Л.Андреева.— М.: Искусство, 1983.— 716 с.

Theatre complet: En 5 t. - Paris: Gallimard, 1950-1957.

Литература

Beyen R. Michel de Ghelderode on Le hantise du masque.— Bruxelles: Palais des academies, 1971.— 538 p.; Decock J. Le theatre de Michel de Ghelderode. Une dramaturgic de 1'anti-theatre et de la cruaute.— Paris: Nizet, 1969.— 217 p.; Francis J. L'eternel aujoiird'hui de Michel de Ghelderode. Spectrographie d'un auteur. — Bruxelles: Musin, 1968.— 538 p.

[68]

ЛИТЕРАТУРА БОЛГАРИИ

ЛЮБЕН КАРАВЕЛОВ (ЛЮБЕН КАРАВЕЛОВ. 1834-1879)

— выдающийся писатель, один из основоположников реализма в Болгарии и видный деятель борьбы за национальную независимость своего народа против пятивекового гнета Турции. Каравелов родился в провинциальном городке Копривштица в семье состоятельного торговца. В 1857 г. он приехал в Россию и поступил на историко-филологический факультет Московского университета. В России Каравелов начал литературную деятельность. Здесь были написаны его лучшие художественные произведения. Огромное влияние оказала на писателя деятельность русских революционных демо­кратов Герцена и Чернышевского, что нашло отражение, в частности, в его повести «Виновата ли судьба?» (1868—1869). В связи с реакцией, наступившей в России после покушения на царя Александ­ра II и казни Каракозова, Каравелов был вынужден уехать в Сербию, а оттуда в Австрию и Румынию. В Румынии он сблизился с кругами болгарской политической эмиграции и в первую очередь с выдающимся революционером Василом Левским. 1869—1874 гг.— годы высшего расцвета револю­ционно-пропагандистской и литературной деятельности Каравелова. После казни Левского в 1872 г. Каравелов отошел от революционной деятельности, целиком посвятив себя литературной работе.

Литературное наследие Каравелова многообразно: он был поэтом, прозаиком, критиком, пуб­лицистом, редактором газеты, фольклористом. Прекрасно зная жизнь и быт своего народа, его предания и легенды, он воспел народных мстителей-гайдуков (повесть «Дончо»), реалистически изобразил торгашей-чорбаджиев (так называли в Болгарии представителей верхушки сельской и городской буржуазии, ростовщиков и откупщиков, тесно связанных с системой турецкой феодаль­ной эксплуатации), их затхлый, уродливый быт, моральную нищету (повести «Богатый бедняк», «Маменькин сынок»). Произведения Любена Каравелова, патриота, большого художника, вошли в золотой фонд болгарской литературы.

Болгары старого времени (Българи от старо време. 1867)

— вершина творчества Каравелова. В повести чувствуется влияние Гоголя; в ней с большой теплотой и глубоким пониманием изображены нравы и быт маленького болгарского городка, показана борьба молодых людей Павлина и Лилы за свои человеческие права, за свою сильную, чистую любовь, против мещанской косности, обветшалости традиций и патриархальных нравов, воплощенных в образах хаджи и деда Либена. Глубокой верой в силу разума и прогресса веет от каждой страницы этого произведения, сыгравшего важную роль в становлении критического реализма в болгарской литературе.

Произведения

Болгары старого времени / Пер. Д.Горбова; Предисл. П.Тотева.— М.: Худож. лит., 1977.— 142 с.;

Повести и рассказы / Пер. Д.Горбова.— М.: Гослитиздат, 1954.— 272 с.

Събрани съчинения: В 9 т. / Предг. от П.Пондев.— София: Бълг. писател, 1966—1967, Българи

от старо време / Предг. от П. Тотев. — София: Бълг. писател, 1973, — 137 с.

Литература

Воробьев Л. В. Любен Каравелов.— М.: Худож. лит., 1980.— 590 с.; Поливанов И. Любен Каравелов.— София: Нар. младеж, 1975.— 219 с.; Унджиева U. Любен Каравелов.— София: Наука и изкуство, 1968.— 156 с.

ХРИСТО БОТЕВ (ХРИСТО БОТЕВ 1849-1876)

— поэт, публицист, революционер, национальный герой Болгарии. Родился в семье учителя-про­светителя Ботю Петкова. Начало творческой деятельности и формирование социально-политических взглядов Ботева относятся ко времени его пребывания в России, где он учился с 1863 по 1866 г. Возвратившись на родину, Христо Ботев начал революционную деятельность, которую он особенно

[69]

широко развернул в эмиграции — в Румынии. Здесь он сложился как революционный демократ, великий поэт и блестящий публицист. И в своих поэтических произведениях, и в художественной публицистике (Ботев по праву считается создателем болгарского художественного очерка), и в политических статьях он последовательно боролся за национальное и социальное освобождение своего народа. Оружие своей сатиры Ботев направлял против турецких феодалов и их приспешников в Болгарии («Примеры турецкого правосудия»). Статьи Ботева в газетах «Слово болгарских эми­грантов», «Знамя» и других показывают, как формировалось революционно-демократическое миро­воззрение писателя, считавшего народные массы главной движущей силой революции. Христо Ботев погиб 1 июня 1876 г. в битве с турками, с оружием в руках отстаивая дело освобождения болгарского народа. Творчество этого большого поэта и замечательного человека живет в памяти народа, сохраняя до настоящего времени высокую художественную и общественно-политическую значимость.

Стихотворения

Поэтическое наследие Ботева невелико по объему (до нас дошло лишь два десятка стихотворений), но его с полным правом можно отнести к прекраснейшим явлениям болгарской литературы. Главный герой поэзии Ботева — гайдук, представитель народа, борющийся за свободу и социальную справедливость. Для стихов Ботева характерно сочетание боевой революционной тематики с народной болгарской песенной формой. В них нашли отражение и глубокая тоска, порожденная тяжелым политическим гнетом и бесправием, и пламенная ненависть к угнетателям, и великое стремление к правде и свободе. Исполненное мрачной силы стихотворение «Казнь Васила Левского» полно беспредельной любви к родному народу. Стихотворение «Хаджи Димитр» стало в Болгарии народной песней: используя образы и приемы народной поэзии, Ботев описывает в нем одиноко лежащего в горах, израненного врагами героя. Его оберегает орлица, волк зализывает ему раны, горестно всплескивают над ним руками девы-русалки. Это стихотворение — вершина поэтического творчества Ботева.

Произведения

Избранное / Сост. и авт. вступ. ст. Л.Ерихонов.— М.: Гослитиздат, 1963.— 214 с.; Избранное / Предисл. Ц. Унджиевой. — М.: Худож. лит., 1976.— 252 с.— (Б-ка болг. классич. лит.); Стихотво­рения.— М.: Гослитиздат, 1951.— 70 с.

Събрани съчинения: В 3 т.— София: Бълг. писател, 1976; Стихотворения.— София: Бълг. писател, 1973.- 71 с.

Литература

Воробьев Л. В. Христо Ботев.— М.: Гослитиздат, 1953.— 152 с.; Державин К. Н. Христо Ботев:

1848-1876.- М.: Изд-во АН СССР, 1962.- 363 с.; Лихачева Л. П. Христо Ботев: Биобиблиогр. указ. — М.: Всесоюзн. кн. палата, 1960. — 140 с.; Поглубко К. А. Христо Ботев и Россия. — Кишинев:

Картя молдовеняскэ, 1976. — 152 с.; Унджиев И., Унджиева Ц. Христо Ботев: Жизнь и творчество. — М.: Худож. лит., 1976.— 357 с.

Данчев П. Чертите на гения.— София: Бълг. писател, 1976.— 174 с.; Динеков П. В света на Христо Ботев.— София: Бълг. писател, 1976.— 270 с.; Зарев П. Христо Ботев.— София: Бълг. писател, 1973. - 123 с.

ИВАН ВАЗОВ (ИВАН ВАЗОВ. 1850-1921)

— поэт, прозаик и драматург, творчество которого представляет важный период в развитии болгар­ского критического реализма. Вазов родился в маленьком прибалканском городке Conor в семье торговца. Учился в местной школе, затем — в пловдивской гимназии. Писать начал с конца 1860-х гг. Его литературные вкусы и общественно-политические взгляды формировались под влиянием рево­люционной болгарской литературы и выдающихся русских писателей и критиков — Пушкина, Гоголя, Белинского. Литературную деятельность Вазов начал как поэт, создав ряд замечательных стихов и поэм. В начале 80-х гг. он обратился к прозе — рассказу, повести, роману. Его лучшие произведения в прозе — рассказы и особенно роман «Под игом» — приобрели мировую известность. Кроме того, он был драматургом — автором ряда сатирических и историко-героических пьес. Воспевая национально-освободительную борьбу народа, выступая против внутренней и внешней реакции, Вазов защищал идеи демократии и гуманизма в общественной и культурной жизни Болгарии. Он был поборником дружбы болгарского и русского народов, пропагандистом русской культуры и литературы. Вазов прожил всю жизнь в тесном общении с народом, неизменно откликаясь на все его беды и радости. По собственному выражению писателя, он действительно был живой историей «бесчисленных балканских бед и потрясений» с начала 70-х гг. прошлого века до конца

[70]

Первой мировой войны. И. Вазов — один из создателей национального литературного языка. Лучшие его произведения раскрывают читателям думы и чувства болгарского народа в последний период борьбы против османского ига и в первые десятилетия национальной независимости.

Эпопея забытых (Епопея на забравените. 1881—1884)

— цикл лирико-эпических поэм, посвященный славным страницам истории болгарского нацио­нально-освободительного движения. Воспевая патриотические подвиги национальных героев — Г. Раковского, В. Левского, участников Апрельского восстания 1876 г., храбрых защитников Шип­ки — участников русско-турецкой войны (1877—1878 гг.), поэт стремится воскресить в сознании современников героическую эпоху национального возрождения Болгарии и напомнить им о заветах героев освободительного движения.

Под игом (Под игото. 1889)

— роман, написанный в Одессе в 1887—1889 гг., когда писатель находился в эмиграции, спасаясь от репрессий реакционного правительства Стамбулова. Этот первый реалистический роман в болгарской литературе посвящен событиям Апрельского восстания 1876 г., имевшего решающее значение для становления и развития болгарской нации. «Я поставил перед собой цель, — говорит писатель, — изобразить жизнь болгар в последние дни рабства и революционный дух Апрельского восстания». Роман, в котором И. Вазов создал ряд ярких образов деятелей освобождения, предста­вителей народа, выдержал в Болгарии свыше 20 изданий и переведен на многие языки мира.

Произведения

Сочинения: В 6 т. / Вступ. ст. К.Н.Державина.— М.: Гослитиздат, 1956—1957; Избранное: В 2 т. / Предисл. В.Злыднева.— М.: Худож. лит., 1977.— (Б-ка болг. классич. лит.); Под игом / Пер. В.Володина и др.; Вступ. ст. П.Динекова.— М.: Худож. лит., 1970.— 418 с.— (Б-ка всемирн. лит.).

Събрани съчинения: В 22 т. — София: Бълг. писател, 1974—1979; Събрани съчинения: В 20 т.— София: Бълг. писател, 1955—1957; Епопея на забравените.— София: Бълг. писател, 1978.— 65 с.;

Под игото: Роман в 3 части из живота на българите в предвечерието на Освобождението. — София:

Бълг. писател, 1975.— 417 с.

Литература

Державин К. Н. Иван Вазов, 1850—1921: Очерк жизни и творчества.— М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951.— 86 с.; Лихачева Л.П. Иван Вазов: Биобиблиогр. указ.— М.: Всесоюзн. кн. палата, 1962.— 176 с.; Цанева М. Роман Ивана Вазова «Под игом»,— М.: Худож. лит., 1975.— 125 с. Арнаудов М. Какво е за нас Иван Вазов: Лит. очерци и статии. — Пловдив: Хр. Г.Данов, 1970.— 288 с.; Вълчев В. Иван Вазов: Жизнен и творчески път. — София: Изд-во на Бълг. акад. на науките, 1968.— 574 с.; Иван Вазов: Сборник по случай 125-годишнина от рождението на писателя.— Пловдив: Хр. Г.Данов. 1976.- 374 с.

АЛЕКО КОНСТАНТИНОВ (АЛЕКО КОНСТАНТИНОВ. 1863-1897)

— писатель-сатирик, родился в семье торговца, получил образование в России, где окончил юридический факультет Одесского университета. Близкое знакомство с классической русской литературой оказало большое влияние на формирование социально-политических взглядов писа­теля. В болгарскую литературу Алеко Константинов вошел как мастер юмористического очерка, фельетона, зачастую поднимающегося до значительных социальных сатирических обобщений. В таком духе, например, написаны очерки «До Чикаго и назад» (1893), отражающие впечатления писателя от путешествия по США. Разоблачительный пафос творчества Константи нова вызвал ненависть реакционной клики, стоявшей у власти. Константинов был злодейски убит своими политическими противниками.

Бай Ганю (Бай Ганю. 1895)

— лучшее произведение Алеко Константинова. Оно представляет собой цикл рассказов, объеди­ненных образом ловкого пройдохи-дельца. В лице бай Ганю Константинову удалось создать выразительный тип хищника-эксплуататора, характерный для капиталистических отношений в отсталой полуфеодальной Болгарии. При этом от рассказа к рассказу образ бай Ганю эволюцио­нирует, обогащаясь все новыми чертами. По словам Д. Благоева, бай Ганю — это смесь старой простаковщины с нахальством новых рыцарей наживы, почувствовавших, что можно безнаказанно грабить под охраной законов.

[71]

Произведения

Бай Ганю: Невероятные рассказы об одном современном болгарине / Пер. Д. Горбова. — М.: Худож. лит., 1968.— 213 с.; Избранное / Предисл. В.Андреева.— М.: Худож. лит., 1979.— 333 с. Съчинения: В 2 т. / Предг. от П.Пондев.— София: Бълг. писател, 1974; Бай Ганю: Невероятии разкази за един съвременен българин. — София: Бълг. писател, 1963.— 155 с.

Литература

Ильина Г. Я. Алеко Константинов.— В кн.: Очерки истории болгарской литературы XIX—XX

веков, М., 1959, с. 159-172.

Българската критика за Алеко Константинов. — София: Бълг. писател, 1970. — 552 с.; Димитрова Е.

Алеко Константинов. Живот и творчество. — София: Нар. просвета, 1969. — 127 с.; Ничев А. Алеко

Константинов, 1869—1897.— София: Изд-во на Бълг. акад. на науките, 1964.— 324 с.

ПЕНЧО СЛАВЕЙКОВ (ПЕНЧО СЛАВЕЙКОВ. 1866-1912)

— вступил в литературу в конце 1880-х — начале 1890-х гг. Весь его творческий путь поэта, переводчика и критика продолжался немногим более двух десятилетий. Однако эти годы были насыщены такой активной деятельностью и ознаменовались такими художественными достиже­ниями, что он по праву вошел в историю своей литературы как один из крупнейших ее предста­вителей. Во взглядах и творчестве Пенчо Славейкова наблюдаются две тенденции. От своего отца — первого крупного поэта Болгарии и видного общественного деятеля эпохи национального Возрож­дения Петко Славейкова — он унаследовал демократические убеждения, любовь к народной поэзии, чувство глубокого уважения к русской культуре и литературе. «Мои поэтические чувства и настро­ения, — писал он в статье Болгарская поэзия", — воспитаны прежде всего русскими художниками слова». В то же время Пенчо Славейков хорошо знал западную литературу, переводил и популя­ризировал немецких классиков, в первую очередь Гейне и Гёте, увлекался философскими и эстетическими идеалистическими теориями. Он был активным поборником теории чистого искус­ства в Болгарии. Пенчо Славейков провозглашал «началом начал» в искусстве «служение правде жизни». Его поэтические сборники «Эпические песни» (1896), «Мечты» (1898), «Сон о счастье» (1907) и оставшаяся незавершенной большая поэма «Кровавая песня» прочно вошли в сокровищ­ницу болгарской национальной литературы. Поэт высокой художественной культуры, он сумел передать в своих произведениях и философские раздумья, и многообразные оттенки человеческих чувств, и красоту родного пейзажа. Стихотворения Славейкова, написанные по народным мотивам, как и глубоко психологические поэмы «Бойка» и «Ралица», покоряют читателей нравственной красотой героев, глубиной чувств и незабываемыми поэтическими образами. Большой интерес представляет и публицистика П. Славейкова. В лучших статьях, очерках и памфлетах поэт отстаивал свободу личности, восставал против рутины, бескультурья и реакции. Его памфлет «На основе блаженных» (1910) беспощадно разоблачает порядки в Болгарии. За критику правящих кругов Славейков не раз подвергался преследованиям и умер изгнанником в Италии.

Произведения

Сон о счастье: Избр. стихотворения и поэмы / Сост. и авт. предисл. Д.Ф.Марков.— М.: Гослит­издат, 1962.- 168 с.; Избранное.- М.: Худож. лит., 1981.- 223 с. Събрани съчинения: В 8 т. — София: Бълг. писател, 1958—1959.

Литература

Марков Д. Пенчо Славейков. — В кн.: Марков Д. Болгарская поэзия первой четверти XX века, М., 1959, с. 57-99.

Българската критика за Пенчо Славейков.— София: Бълг. писател, 1974.— 383 с.; Королев С. Жрецьт-воин: В 2 т. — София: Наука и изкуство, 1976.

АНТОН СТРАШИМИРОВ (АНТОН СТРАШИМИРОВ. 1872-1937)

— писатель-реалист, А. Страшимиров стремился к тому, чтобы публицистикой и художественными произведениями воздействовать на общественно-политические явления своего времени. Однако отсутствие твердых и последовательных убеждений бросало писателя из одной крайности в другую. При всех этих колебаниях А. Страшимиров в наиболее значительных произведениях остался пи­сателем-демократом, беспощадным обличителем мракобесия, мира эксплуатации и мещанства. Уже первые рассказы Страшимирова, составившие впоследствии сборник «Смех и слезы» (1897),

[72]

выдвинули молодого автора в ряд талантливых писателей. В этих новеллах рассказывается о тяжелой жизни болгарских крестьян, разоряемых богачами, замученных нуждой и дикими суевериями. Перед читателем предстает в обобщенном виде «тоскливая жизнь окаянной земли». О сельской жизни пишет Страшимиров и в романе «Осенние дни» (1902). построенном на романтическом любовном сюжете, где лирические картины и сочные бытовые зарисовки перемежаются со сценами непосильного труда бедняков. В повести «На перепутье» (1904) мы находим картину стихийного движения крестьянских масс, поднявшихся против злоупотребления властей. Тяготение писателя к изображению важнейших событий в жизни своего народа нашло отражение в романах «Вихрь» (1922) — о 1-й Балканской войне, «Хоровод» (1926) — о Сентябрьском восстании 1923 г., «Рабы» (1929—1930) — о македонском национально-освободительном движении. Страшимиров успешно работал и в драматургии. Широкой популярностью пользуются его драма «Вампир» (1901) и комедия «Свекровь» (1906), осмеивающие мещанство, деспотизм в семейных отношениях. Симпатии Стра­шимирова всегда на стороне обездоленного и страждущего народа.

Хоровод (Хоро. 1926)

— первое и самое значительное произведение Страшимирова, заклеймившее кровавую расправу болгарских фашистов над участниками Сентябрьского восстания 1923 г. Действие в романе про­исходит в течение одной ночи. Каратели празднуют победу, веселятся на свадьбе околийского начальника, который женится на опозоренной им сестре убитого повстанца. Страшная свадьба заканчивается потрясающей сценой: озверевший полковник Гнойнишки заставляет женщин плясать вокруг трупов отцов и сыновей под пьяную песню. Напряженность действия, лаконичная, дина­мическая манера повествования еще больше усиливают эмоциональное воздействие книги. Роман, запрещенный в те годы в Болгарии, был переведен на многие языки и принес Страшимирову мировую известность как яркий художественный документ.

Произведения

Хоро: Избр. произведения / Предисл. Г.Ильиной.— М.: Худож. лит., 1967.— 363 с.

Съчинения: В 7 т.— София: Бълг. писател, 1962—1963; Хоро / Предг. от Г.Марков.— София:

Бълг. писател, 1961.— 112 с.

Литература

Ильина Г. Я. Антон Страшимиров.— В кн.: Очерки истории болгарской литературы XIX—XX

веков, М., 1959, с 260-278.

Правчанов С. Неуморимият обвинител.— София: Партиздат, 1975.— 242 с.

ПЕЙО ЯВОРОВ (ПЕЙО ЯВОРОВ. 1878-1914)

— выдающийся поэт и драматург. П.Яворов (псевдоним Пейо Крачолова) был страстным, неустан­ным искателем истины и борцом за справедливость. Его первые стихи, появившиеся в конце 1890-х гг., сразу привлекли внимание силой поэтического духа и яркостью творческого темперамента. Лирика Яворова — высшее достижение болгарской поэзии на рубеже XIX и XX вв. Читателя покоряет глубокий драматизм его стихов о тяготах крестьянской жизни («На ниве», «Град»), боль и сострадание к участи изгнанников («Армяне»), преклонение поэта перед титанической силой трудового народа («Сизиф»). Вместе с тем поэт создал прекрасные образцы интимной лирики. Его стихи о любви — это страстная клятва или мольба, высокие порывы радости или чувство острой боли и отчаяния. Поэт достигает высокого совершенства формы, музыкальности стиха, оригинально использует на­циональные народно-песенные приемы. После того как было подавлено национально-освободитель­ное движение в Македонии (1903), в котором Яворов принял активное участие, поэт переживает духовную драму. В сборнике стихов Яворова «Бессонница» (1907) проявляются модернистские тенденции, ознаменовавшие начало символизма в болгарской литературе. Но реалистическое начало всегда было сильно в его творчестве. В его основе лежат гуманистические настроения, чувство сострадания и любви к народу. Эти мотивы порождают мятежный дух в стихах поэта и раскрывают трагическую судьбу человека, жаждущего добра и света. Трагической была судьба самого Яворова:

эгоизм, злоба и косность окружающих довели его до самоубийства. Высокую оценку наследию Яворова дал классик болгарской литературы Иван Вазов, назвавший его «поэтом большого масштаба», «певцом откровений человеческой души» и «ваятелем болгарской поэтической речи».

У подножия Витоши (В полите на Витоша. 1911)

— одна из вершин социально-психологической драмы в болгарской литературе. Характерное для Яворова тяготение к драматическим конфликтам привело его к увлечению театром. С 1908 по

[73]

1913 г. он занимал должность секретаря Софийского национального театра, выступал с рецензиями на спектакли и написал две пьесы: «У подножия Витоши» и «Как замирает эхо после грома» (1912). Обе пьесы до настоящего времени входят в репертуар болгарских театров. Основу сюжета первой драмы составляет трагическая любовь бедного адвоката, человека прогрессивных взглядов, к дочери богатых родителей. В борьбе за личное счастье герои сталкиваются с корыстолюбием, алчностью и карьеризмом. В этой борьбе они погибают. Сатирическое начало драмы направлено против пошлости, лицемерия и жестокости.

Произведения

Избранное / Сост. и вступ. ст. Д.Маркова.— М.: Худож. лит., 1958.— 223 с.; Лирика / Предисл.

Л.Озерова.— М.: Худож. лит., 1972.— 159 с.

Събрани съчинения: В 5 т. — София: Бълг. писател, 1959—1960.

Литература

Марков Д.Ф. Пейо Яворов. — В кн.: Очерки истории болгарской литературы XIX—XX веков, М.,

1959, с. 210-226.

Георгиев Л. П. К. Яворов: Романизирана монография.— София: Изд-во на Отеч. фронт, 1972.—

420 с.; Найденова Г. П. К. Яворов: Ист.-лит. изследване: В 2 т. — София: Наука и изкуство,

1957-1962.

ЕЛИН ПЕЛИН (ЕЛИН ПЕЛИН. 1878-1949)

— представитель критического реализма в болгарской литературе XX в. Родился в крестьянской семье, долгие годы работал сельским учителем и имел возможность близко наблюдать жизнь народа. Уже первые его произведения отразили глубокие изменения, происходившие на селе в период становления капиталистических отношений в Болгарии. Печататься Елин Пелин начал рано, в 1894 г. Один из первых его рассказов — «Напасть Божья» — был опубликован в 1901 г. в социалистическом журнале «Общее дело», редакторы которого сумели оценить серьезный соци­альный смысл рассказа. Центральное место в творчестве Едина Пелина занимает описание тяжелой жизни деревенской бедноты. Притеснения, невежество, развращающее влияние города — вот основные темы произведений писателя. Автор с глубокой симпатией рисует положительные черты своих героев, отражающие национальный характер смелого и трудолюбивого болгарского народа. Прежде писатели большей частью изображали болгарского крестьянина безропотно несущим тяжкий гнет эксплуатации и произвола. Благодаря Елину Пелину в болгарской литературе появился новый герой, активно протестующий и борющийся (рассказ «Андрешко»). Целый ряд рассказов Елин Пелин посвятил тяжелому положению народного учителя («Напасть Божья», «Одинокая», «Слеза Младенова», «Грязь» и др.). Писатель создал также галерею образов сельских богатеев и предста­вителей власти, алчных, жестоких и лицемерных. Особой силы талант Елина Пелина достигает в разоблачении духовенства («Весенний мираж», «Искушение», «Несчастье», «Братия»). Мягкий юмор, свойственный писателю, превращается здесь в убийственную сатиру. Эти рассказы пользуются особой популярностью.

Гераковы.— Земля (Гераците. 1904.— Земя. 1922)

— две, схожие по идейному замыслу и по образам главных героев повести, в которых писатель показывает разрыв патриархальных связей в капиталистической деревне, власть земли и денег над душой крестьянина-собственника. В хищнической борьбе за землю брат поднимает руку на брата, сын крадет у отца накопленные деньги, родители продают дочь ненавистному ей богачу, бедный крестьянин покидает любимую девушку и женится на богатой калеке. В этих повестях, рисующих страшные картины жизни на селе, обнаруживаются в то же время и слабые черты мировоззрения писателя, его увлечение народническими идеалами. Елин Пелин идеализирует образ старого Геракова, противопоставляет деревню и ее патриархальные начала городу — источнику всех зол, обрушивающихся на крестьянина.

Произведения

Сочинения: В 2 т. / Предисл. Д.Ф.Маркова.— М.: Гослитиздат, 1962; Избранное / Предисл. Д.Ф.Маркова.— М.: Худож. лит., 1975.— 456 с.— (Б-ка болг. классич. лит.); Гераковы / Пер. Д.Горбова; Земля / Пер. К. Бучинской, К. Найдова-Железова. — М.: Гослитиздат, 1954.— 103 с. Събрани съчинения: В Ют./ Предг. от Г. Караславов.— София: Бълг. писател, 1958—1959;

Гераците / Предг. от П. Пондев. — София: Бълг. писател. 1965. — 59 с.; Земя: Повести и разкази. — Пловдив: Хр. Г.Данов, 1976.- 369 с.

[74]

Литература

Зарев П. Елин Пелин.— В кн.: Зарев П. Панорама болгарской литературы, М., 1976, т. 1, с. 243—268; Лихачева Л. П. Елин Пелин: Биобиблиогр. указ. / Вступ. ст. В. И. Злыднева. — М.: Книга, 1977.- 125 с. Българската критика за Елин Пелин. — София: Бълг. писател, 1977. — 484 с.; Генов К. Елин Пелин:

Лит.-крит. очерк.— София: Бълг. писател, I960.— 139 с.; Пондев П. Елин Пелин: Лит. очерк.— София: Бълг. писател, 1973.— 235 с.

ИОРДАН ЙОВКОВ (ИОРДАН ЙОВКОВ. 1880-1937)

— один из крупнейших болгарских писателей-прозаиков. О себе И. Йовков однажды сказал: «Я прожил тридцать лет на селе. В это время оформились и определились мои отношения к жизни, к людям. Отсюда и опыт, и наблюдения — весь мир, в котором я живу». И действительно, к каким бы темам или событиям ни обращался Йовков, он изображает их с точки зрения крестьянской психологии. В этом отношении он следовал уже сложившимся в литературе традициям, наиболее ярко проявившимся в творчестве Вазова и Елина Пелина. Стихийное тяготение к правде жизни. прекрасное знание сельского быта и национальных нравов позволили ему создать произведения, проникнутые чувством преклонения перед простым тружеником с его богатым и поэтическим духовным миром. В то же время демократизм Йовкова носил ограниченный характер: писатель отрицал необходимость политической борьбы, избегал в своих произведениях острых социальных конфликтов, что порой приводило к идеализации действительности, делало противоречивыми некоторые его произведения. Начало активной литературной деятельности Йовкова относится к 1913—1918 гг., когда появляются его рассказы из военной жизни, составившие впоследствии циклы «Земляки», «У Месты», «Они победили». Писателю-гуманисту, участнику двух Балканских и Первой мировой войн, удалось жизненно верно запечатлеть многие боевые эпизоды и героизм болгарских солдат, присущее им чувство товарищества, тягу к мирному труду. Лучшие из этих рассказов покоряют читателя глубиной психологической характеристики рядовых солдат — вчерашних паха­рей и пастухов. С большой художественной силой дарование Йовкова проявилось и в сборниках рассказов о крестьянской жизни: «Песня колес» (1926), «Вечера на Антимовском постоялом дворе» (1928), «Женское сердце» (1935). Их герои — простые труженики с повседневными заботами и горем, с любовью к родному краю и сельскому труду, с мечтой о лучшей жизни. Мастерски владея прозой и будучи тонким ценителем народной речи. Йовков умеет самим стилем повествования создать соответствующее настроение. Его небольшим рассказам присущи теплота, мягкость красок, лиризм. До сих пор непревзойденными остаются в болгарской литературе его рассказы о животных «Если бы они умели говорить» (1936). В комедии «Миллионеры» (1930) Йовков высмеивает лицемерие и фальшь, а в психологических драмах «Албена» (1930) и «Боряна» (1932) на первый план выдвигает морально-этические проблемы из жизни болгарского села.

Старопланинские легенды (Старопланински легенди. 1927)

— колоритные, красочные миниатюры, которые воскрешают жизнь народа конца XVIII в., эпоху романтических разбойников и борцов за свободу. Автор не стремится к исторической достоверности в описании событий, ему важно воссоздать общую атмосферу эпохи, как она сохранилась в поэтическом мире народных песен, преданий и легенд. Его герои — люди, полные кипучей энергии, сильные, самоотверженные. Автор утверждает величие подвига во имя народа, восхищается силой любви и неисчерпаемым богатством духовных сил своих земляков.

Произведения

Избранное / Сост. и Предисл. С. Султанова. — М.: Худож. лит., 1979. — 445 с. — (Б-ка болг. классич. лит.); Рассказы. — М.: Гослитиздат, 1957. — 463 с.; Старопланинские легенды / Пер. Д.А. Горбова. — М.: Гослитиздат, 1959.— 124 с.; Старопланинские легенды.— М.: Худож. лит., 1990.— 366 с. Събрани съчинения: В 6 т. — София: Бълг. писател, 1976—1978; Старопланински легенди. — София:

Бълг. писател, 1956.— 189 с.

Литература

Ильина Г Я. Иордан Йовков.— В кн.: Очерки истории болгарской литературы XIX—XX веков, М., 1959, с. 348-363.

Зарев П. Йордан Йовков.— В кн.: Зарев П. Класика и съвременност. Избрани студии и статии, София, 1961, с. 112—173; Султанов С. Йовков и неговият свят: Лит. етюди. — София: Бълг. писател, 1971.- 283 с.

[75]

ЛЮДМИЛ СТОЯНОВ (ЛЮДМИЛ СТОЯНОВ. 1888-1973)

— писатель, поэт, драматург и публицист (настоящее имя — Георгий Златаров). Он родился в семье учителя в небольшом селе на юге Болгарии. В 1905 г. молодой поэт приехал в Софию, где впервые приобщился к серьезной литературе, и уже в 1906 г. стал активным сотрудником популярного тогда журнала «Художник». В 1914 г. из печати вышел первый поэтический сбор­ник Стоянова «Видения на распутье», а в 1917 г.— сборник «Меч и слово». Написанные под несомненным влиянием символизма, первые стихотворения Л.Стоянова отличались отточенностью поэтического языка, музыкальностью. Для них характерны мотивы скорби и одиночества, таин­ственные предчувствия, культ печали, «неутоленной души». Вместе с тем уже в первых книгах Людмила Стоянова — участника 2-й Балканской и Первой мировой войн — отразились результаты его жизненных наблюдений и раздумий о человеке, о своем народе, о судьбах Болгарии. Окончание Первой мировой войны, крах милитаристской политики правящих кругов Болгарии, приведших страну к национальной катастрофе, влияние Октябрьской революции — все это в корне изменило общественно-политическую и литературную жизнь страны. Поэту стало ясно, что по-старому больше нельзя ни жить, ни писать. После окончания Первой мировой войны и вплоть до конца 20-х гг. Л.Стоянов переживает процесс эволюции от абстрактного гуманизма к идеям социальной борьбы и антифашистского движения, от символизма к реализму. Этот процесс был намечен уже в поэтических сборниках «Праматерь» (1925) и «Святая святых» (1926), но окончательное отрешение от прежней замкнутости произошло только в сборнике «Земная жизнь» (1939), где поэт провоз­гласил свое духовное родство с людьми труда. Таким же путем развивалось драматургическое творчество Стоянова — от символистской пьесы «Аполлон и Мидас» (1922) к народным драмам «Гибель Раковицы» (1924) и «Антигона» (1926), к антифашистским пьесам «Волки пасут стада» (1939) и «Желтая звезда» (1952). Особенно ярко этот процесс отразился в прозе Людмила Стоянова. Начиная с 1919 г. писатель публикует ряд антивоенных рассказов: «Отмщение Рафаила Давидова», «Милосердие Маркса», «Хатидже» и другие, которые в 1927 г. составили сборник «Бич Божий». Показывая ужасы войны, эти рассказы в то же время были направлены против реакционной военщины, в защиту гуманистических идей. Еще ярче демократические и реалистические позиции выявились в сборнике «Женские души» (1929). Конец 20-х и 30-е гг.— период активной публи­цистической деятельности Л.Стоянова. Его статьи «На борьбу с фашизмом», «Скованный Прометей», «Вера в победу» и многие другие, направленные против милитаризма, реакционной идеологии, были необычайно популярны у прогрессивной болгарской интеллигенции и широких масс читателей. Антифашистская и антивоенная деятельность Стоянова вскоре приобрела извест­ность и за пределами Болгарии. В 1935 г. он представлял литературную общественность своей страны на Международном конгрессе писателей в Париже, где был избран членом Постоянного бюро Международной ассоциации писателей в защиту культуры, а в 1937 г. участвовал в работе Международного конгресса в Испании. Чрезвычайно разнообразно в этот период и его литера­турное творчество. Он создает романизированные биографии Г. Бенковского (1930) и А. Стамболийского (1931), публикует сборники рассказов «Больное сердце» (1938) и «На передовой» (1939). Но наибольшей художественной выразительности писатель достигает в повестях «Серебряная свадьба полковника Матова» (1933), «Холера» (1935), «Махмед Синап» (1936). Все они прочно вошли в основной фонд классической болгарской литературы XX в. Социалистическая революция в Болгарии 1944 г. ознаменовала новый подъем творческой и общественной деятельности писателя. Он вошел в состав Всемирного Совета Мира, в 1948 г. был избран председателем Союза болгарских писателей, более десяти лет возглавлял Институт литературы АН НРБ. Среди его последних произведений — роман «На рассвете» (1945), цикл стихотворений об освобождении Болгарии («Русскому народу», «Великий день», «Товарищ» и др.), автобиографическая трилогия «Детство. Юность. Война» (1962-1970).

Холера (Холера. 1935)

— одно из наиболее ярких антивоенных произведений болгарской литературы. Оно написано в форме дневниковых записей солдата 2-й Балканской войны, взволнованно и очень достоверно повествующего о фронтовых буднях, о нравах, царящих в тыловых частях. Писатель создает запоминающуюся картину трагических событий в истории болгарского народа. Солдаты, оставлен­ные командованием на произвол судьбы, бессмысленно гибнут от снарядов противника, голода, холеры. Постепенно этим обреченным людям открывается смысл происходящего, и они начина­ют понимать, кто является настоящим виновником их мук и страданий. Повесть завершается внушительной картиной антивоенного солдатского митинга в Софии, на котором недовольство масс выливается в гневное требование повесить царя Фердинанда как главного виновника всех бедствий.

[76]

Произведения

Избранное / Сост. и авт. вступ. ст. В. И. Злыднев. — М.: Гослитиздат, 1953.— 512 с.; Избранная проза.— М.: Худож. лит., 1970.— 493 с.— (Б-ка болг. лит.); Серебряная свадьба полковника Матова: Избр. проза / Вступ. ст. В. И.Злыднева.— М.: Худож. лит., 1988.— 444 с.; Холера:

Повесть / Пер. К. Бучинской, К. Найдова-Железова; Предисл. П.Балашова.— М.: Гослитиздат,

1963.- 144 с

Холера; Войнишки дневник.— София: Бълг. писател, 1964.— 160 с.

Литература

Злыднев В. И. Людмил Стоянов. — В кн.: Очерки болгарской литературы XIX—XX веков, М., 1959, с. 364—465; Лихачева Л. П. Людмил Стоянов: Биобиблиогр. указ. / Вступ. ст. В. И.Злыднева. — М.: Книга, 1964.- 145 с.

Людмил Стоянов: Изследвания и статии за творчеството му / Под ред. на П. Зарев, Г.Димов.— София: Изд-во на Бълг. акад. на науките, 1961.— 549 с.

ГЕО МИЛЕВ (ГЕО МИЛЕВ. 1895-1925)

— крупнейший антифашистский поэт, критик, переводчик, редактор, издатель. В литературу он пришел очень рано и, стремясь ко всему новому, прошел сложный путь увлечений сначала символизмом, потом экспрессионизмом. В 1915 г. Гео Милева мобилизуют. В боях у Дойранского озера поэт был тяжело ранен. Находясь в 1918 г. в Берлине на лечении, Гео Милев жадно следит за революционным движением немецкого пролетариата и даже принимает участие в издании левого журнала «Акцион», в котором ранее сотрудничали К.Либкнехт и Р.Люксембург. После возвращения на родину он начинает издавать литературно-художественный журнал «Везни» (1919—1921). И в журнале, и в своих поэтических сборниках «Жестокое кольцо» (1920) и «Иконы спят» (1922) поэт отдает дань модернистскому искусству. Но разворачивающиеся в мире события — Октябрьская революция в России, революционное движение в Болгарии и, наконец, подавленное со свирепой жестокостью Сентябрьское антифашистское восстание 1923 г.— заставляют его забыть о «чистом искусстве» и в разгар фашистской реакции бесстрашно выступить в защиту народа, против его палачей. В 1924 г. Гео Милев приступает к изданию журнала «Пламак», который стал одним из самых ярких эпизодов в антифашистской борьбе болгарской интеллигенции. В этом журнале поэт публикует статьи, изобличающие фашизм, с восторгом пишет о русской литературе, знакомой ему не только как читателю: к этому времени Гео Милев уже перевел «Двенадцать» Блока и отрывок из «150 000 000» Маяковского. Воодушевленный их примером, он создает прозаический цикл «Ужасная проза», поэмы «Ад», «День гнева» и, наконец, знаменитую поэму «Сентябрь». Обличи­тельная сила этого произведения вызвала ненависть фашистского правительства. В мае 1925 г. Гео Милев был арестован и зверски замучен в полицейском застенке.

Сентябрь (Септември. 1925)

— поэма, в которой Гео Милев изобразил отдельные эпизоды Сентябрьского антифашистского восстания 1923 г. Он создал обобщенный образ народа, поднявшегося в едином порыве, его не­нависть к палачам и неколебимую веру в неизбежность конечной победы. Единственный кон­кретный герой поэмы — священник Андрей, возглавивший один из повстанческих отрядов, — олицетворяет не только мужество и стойкость народных масс, но и выражает отрицание всех основ старого мира, мечты об обществе «без Бога, без господина». В условиях фашистского террора поэма была запрещена, а номер журнала, где она была напечатана, конфискован. Но поэма продолжала жить. Ее тайно хранили в библиотеках, читали в фашистских тюрьмах и партизанских отрядах, повторяя пророческое предсказание, которым она заканчивалась: «Сентябрь будет маем!»

Произведения

Сентябрь / Пер. М.Павловой.— В кн.: Смирненский X., Милев Г., Вапцаров Н. Избранное, М.,

1976, с. 155-176.

Съчинения: В 3 т. — София: Бълг. писател, 1975—1976; Септември.— София: Партиздат, 1973.—

89 с.

Литература

Марков Д. Гео Милев.— В кн.: Марков Д. Болгарская поэзия первой четверти XX века, М., 1959, с. 220-270.

[77]

Марков Г. Гео Милев.— София: Наука и изкуство, 1964.— 184 с.; Българската критика за Гео Милев.— София: Бълг. писател, 1971.— 408 с.

ХРИСТО СМИРНЕНСКИЙ (ХРИСТО СМИРНЕНСКИ. 1898-1923)

— пролетарский поэт (настоящее имя — Христо Измирлиев). Родился в семье мелкого ремеслен­ника в македонском городе Кукуш. Во время 2-й Балканской войны 1913 г. семья будущего поэта вынуждена была бежать в Софию. Смирненский рано начал писать, но как поэт он сложился после 1918 г.. сотрудничая в сатирическом органе Компартии Болгарии «Червен смях». Циклом стихов о жертвах города («Братишки Гавроша», «Старый музыкант», «Цветочница» и др.) он привлек внимание широких кругов читателей. Не ограничиваясь разоблачением несправедливого социаль­ного порядка, поэт мечтает о революционном преобразовании общества. В своем первом сборнике стихов «Да будет день!» (1922) он создает величественную картину нарастающей революционной бури («Да будет день!», «Мы», «Толпа», «Улица», «Гнев рабов» и др.). Описывая грядущую революцию, когда «рабов могучий натиск потрясает сон площадей», поэт видит свое место в этой борьбе. Смирненский — яростный обличитель захватнических войн. Он выступает против «кровавой славы Марса», против «черного рыцарства сатаны в урагане битв кровавых» («Молодость»). Лучшие стихи X. Смирненского открывают новую страницу в болгарской литературе. Для творческой манеры Смирненского характерны глубокая эмоциональность, пафос. Ритмика его стихов динамична и стремительна. Смирненский — мастер сатирического рассказа, памфлета.

Произведения

Избранное / Вступ. ст. Д.Маркова.— М.: Гослитиздат, 1954.— 288 с.; Стихотворения.— В кн.:

Смирненский X., Милев Г., Вапцаров Н. Избранное, М., 1976, с. 25—152.

Събрани съчинения: В 4 т. / Под ред. на П. Зарев, X, Радевски, А Тодоров, Г Цанев.— София:

Бълг. писател, 1949—1960.

Литература

Марков Д.Ф. Христо Смирненский.— В кн.: Марков Д.Ф. Болгарская поэзия первой четверти

XX века, М., 1959, с. 165-219.

Георгиев Л. Смирненски: Монография.— София: Нар. просвета, 1967.— 232 с.

НИКОЛА ВАПЦАРОВ (НИКОЛА ВАПЦАРОВ. 1909-1942)

— поэт-коммунист, революционный деятель. 23 июля 1942 г. в тоннеле софийского военно­го стрельбища по приговору фашистского суда было расстреляно шесть героических сынов бол­гарского народа. Среди них был Никола Вапцаров. Короткой, но прекрасной была его жизнь. Он происходил из пролетарской семьи, родился в маленьком пиринском городке Банско. Ему рано пришлось начать трудовую жизнь. Где бы Вапцаров ни работал — механиком на фабрике, кочегаром на железной дороге, — везде он принимал активное участие в политической жизни страны. В начале 30-х гг. Вапцаров вступает в ряды Болгарской коммунистической партии, совмещая поли­тическую деятельность с литературной. В конце 1941 г. Вапцаров по поручению ЦК БКП участвовал в создании антифашистских подрывных групп, а в марте 1942 г. был арестован и после длительного следствия приговорен к смертной казни. Поэзия Вапцарова родилась в атмосфере напряженной социальной борьбы 30-х гг. Лирический герой его стихотворений — рабочий человек, непосред­ственный участник борьбы с фашизмом. «Победим, построим» — таков лейтмотив единственного сборника поэтических произведений Вапцарова, опубликованного при его жизни в 1940 г. («Песни моторов»). В ярких, глубоко волнующих стихах рассказывал поэт о своем поединке с ненавистным строем («Поединок»). Поэзия Вапцарова гуманистична, обращена в будущее, зовет людей «постро­ить завод свободы», хранить дружбу и мир. В 1956 г. поэту и национальному герою Болгарии Николе Вапцарову посмертно была присуждена Международная премия Мира.

Произведения

Избранное; Бойка Вапцарова. Воспоминания о Н. Вапцарове / Сост. и общ. ред. В.Н.Гребенни­кова.— М.: Политиздат, 1984.— 478 с.; Песни о человеке / Пер. О. Шестинского. — М.: Книга, 1989.— 350 с.— (Текст парал. на болг. и рус. яз.); Стихотворения / Предисл. Л.Озерова.— М.:

Худож. лит., 1964.— 221 с.; Стихотворения.— В кн.: Смирненский X., Милев Г., Вапцаров Н. Избранное, М., 1976, с. 174-280.

Съчинения / Под ред. на Н. Вапцарова, Л. Кацкова; Предг. от X. Радевски. — София- Бълг писател 1976.- 357 с.

[78]

Литература

Кравцов Н.И.Никола Вапцаров.— В кн.: Очерки истории болгарской литературы XIX—XX веков,

М., 1959, с. 446-462.

Никола Вапцаров. Нови изследвания / Отг. ред. С. Каролев. — София: Изд-во на Бълг. акад. на

науките, 1970.— 291 с.; Пондев П.Никола Вапцаров: Лит.-Крит. очерк.— София: Бълг. писател,

1965.— 126 с.; Русев П.Никола Вапцаров: Лит. очерк.— София: Бълг. писател, 1963.— 132 с.

ДИМИТР ДИМОВ (ДИМИТЬР ДИМОВ. 1909-1966)

— родился в 1909 г. в городе Ловече. Детские годы провел в городе Дупнице (теперь — Станке Димитров), центре болгарского табаководства. Окончив гимназию, Димов некоторое время изучал право, а затем перешел на ветеринарно-медицинский факультет Софийского университета. Он прошел путь от скромного провинциального ветеринара до профессора крупнейших вузов Болгарии и стал одним из видных ученых. К писательской работе он относился с такой же серьезностью, как к своей научной деятельности, и привычка к глубокому и всестороннему изучению каждого явления помогла ему разобраться во всей сложности окружающей жизни. Уже первый его роман «Поручик Бенц» (1938) был хорошо встречен читателями и критикой. В нем рассказывается о судьбе военного врача Бенца и его возлюбленной, отношения которых развиваются на фоне трагических событий Первой мировой войны и солдатского восстания 1918 г. В 1945 г. вышел второй роман Димова — «Осужденные души», в котором писатель проявил себя как мастер психологического повествования. Действие романа происходит в Испании накануне и после мятежа 1936 г. Рассказывая о страсти английской аристократки Фанни Хорн к монаху Эредиа, Димов не только тонко анализирует переживания героев, но и противопоставляет опустошенных и праздных прожигателей жизни республиканцам. Это оп­ределяет всю проблематику романа и развитие его сюжета. Мировую известность Димову принес роман «Табак» (1951). Проблема становления личности борца стала центральной и в незавершенном романе «Ахиллесова пята». «Настоящее счастье, — утверждает в нем писатель, — приходит к человеку, когда душа его созвучна внешнему миру». Хотя Димов известен прежде всего как романист, он внес значительный вклад в развитие болгарской драматургии. Его пьесы «Женщины с прошлым» (1959), «Виноватый» (1959) и «Передышка в Арко Ирис» (1963) не сходят со сцен болгарских театров. Димитр Димов в течение последних двух лет жизни руководил Союзом болгарских писателей.

Табак (Тютюн. 1-я ред.- 1951 г., 2-я - 1953 г.)

— самый значительный роман Димова. В нем описывается возвышение и крах (вместе с крахом фашистской Болгарии) табачного концерна «Никотиана». Табачные магнаты жестоко эксплуатируют народ. Дух предпринимательства и наживы разрушает и обезображивает человеческие характеры. В центре внимания автора — судьба Ирины, богато одаренной и сложной женщины. Открытая всему доброму и прекрасному, она связывает свою жизнь с Борисом Моревым, одержимым страстью к обогащению. И эта связь постепенно разъедает ее душу, опустошает и приводит к гибели.

Произведения Собрание сочинений: В 4 т. / Ред. кол.: В.И.Злыднев и др.; Вступ. ст. Д.Ф.Маркова.— М.:

Прогресс, 1977—1978; Женщины с прошлым: Сатир, пьеса в 4 д. / Пер. Н. Попова, А. Собковича. — М.: Изд-во иностр. лит., 1959. — 87 с.; Передышка в Арко Ирис: Драма в 3 д. / Пер. Н. Попова, А. Собковича; Предисл. Е.Александрова.— М.: Прогресс, 1967.— 143 с.; Табак: Роман в 2 ч. / Пер. Д.Горбова и др.— М.: Худож. лит., 1969.

Събрани съчинения: В 5 т. — София: Бълг. писател, 1974—1975; Тютюн: В 2 т. — София: Бълг. писател. 1968.

Литература

Димитр Димов: Биобиблиогр. указ, / Сост. Л.П.Лихачева; Вступ. ст. В. И. Злыднева.— М.: Книга, 1981.— 71 с.; Марков Д.Ф. Димитр Димов — романист.— В кн.: Марков Д.Ф. Болгарская литература наших дней, М., 1969, с. 139—158. Зарев П. Димитьр Димов.— София: Бълг. писател, 1972.— 94 с.

ПАВЕЛ ВЕЖИНОВ (ПАВЕЛ ВЕЖИНОВ. 1914-1983)

— родился в Софии. Настоящее имя писателя — Никола Делчев Гугов. За участие в антиправитель­ственных выступлениях был арестован, исключен из классической гимназии. Работал на маленькой фабрике своего отца, в 1939—1944 гг. изучал философию в Софийском университете. Первыми

[79]

литературными опытами стали стихотворения в сатирическом журнале «Жупел» (1931—1934). В рассказах-очерках первой прозаической книги Вежинова «Улица без мостовой» (1938) о жизни со­фийских окраин изображены судьбы «маленьких людей», картины нищеты и разорения. В 1944—1945 п писатель работал фронтовым корреспондентом, редактором военной газеты. Его впечатления отразились в рассказах сборника «На посту» (1947). Военные повести «Златан» (1949) и «Вторая рота» (1949) свидетельствуют об обращении автора к нравственной проблематике. Внутренний мир героев раскрыт в сборниках «Мальчик со скрипкой» (1963) и «Запах миндаля» (1966). Роман «Звезды над нами» (1966) носит философский характер. Он состоит из новелл, объединенных общими героями. Книга полифонична, передает разные взгляды, в том числе и автора, на революцию. В творчестве писателя отчетливо проступает тяготение к притче. Широко известен интеллектуально-психологи­ческий роман Вежинова «Ночью на белых конях» (1975) С последующими произведениями в твор­чество Вежинова прочно вошла психологическая проблематика. Используя элементы вымысла, он раскрывал роль интуиции и подсознания в жизни человека В новеллах сборника «Синие бабочки» (1968) характеры проявляются в необычной, подчас фантастической и загадочной обстановке. В повести «Барьер» (1977) фантастическое становится одним из планов изображения. Девушка Доротея, наделенная способностью летать, существует в особом измерении Героине присуши ум и жажда деятельности, но необыкновенный дар держит ее за порогом реальности, обрекая на гибель. Фан­тастическое начало присутствует и в двух повестях, герои которых — дети: «Белый ящер» (1977) и «Озерный мальчик» (1978). В повести «Измерения» (1979) колоритны экскурсы в прошлое. Обра­тившись к эпохе борьбы против турецкого ига, Вежинов рассматривает роль наследственности в связи поколений и времен. Герой повести «Весы» (1982) — последней крупной работы автора — утрачивает память после черепной травмы. Она возвращается к нему медленно, очищаясь от субъ­ективных, навязанных обстоятельствами впечатлений. По сути, происходит нравственное очищение человека. В произведениях Вежинова отсутствуют дидактические ноты, замысел раскрывается по ходу напряженного сюжета, художественные средства богаты и разнообразны.

Ночью на белых конях (Нощем с белите коне. 1975)

— роман, герои которого — академик Урумов и его племянник Сашо — представляют два поко­ления и разные типы ученых. В их отношении к науке, своему труду — узел многоплановой проблематики романа. Изучая раковые заболевания, Урумов выдвигает гипотезу о возможности замены высших структур низшими. Теория перерастает в метафору, используя которую писатель вскрывает злокачественное явление времени — вытеснение естественных форм жизни плодами технического прогресса. Академик долго нс находит последователей. Прагматичный Сашо только в конце романа понимает учителя, он завершит и обнародует его труд. Жизнь и дело Урумова воссозданы в пространных ретроспекциях. Стремясь к союзу разума и чувств, он достигал счастья и в детстве, и в старости. То было ощущение гармонии, слияния с природой, вызывавшее в его сознании поэтический образ: белые кони, пасущиеся на темном фоне ночи. Интеллектуализм романа — в изображении человека, стремящегося постичь свое предназначение и меру ответст­венности за след, оставленный им на земле.

Произведения

Избранное: В 2 т. / Вступ. ст. П.Топера.— М.: Худож. лит., 1975; Ночью на белых конях / Пер.

Л.Лихачевой; Предисл. А.Зверева.— М.: Худож. лит., 1978.— 431 с.— (Зарубеж. роман XX в.):

Раннее, раннее утро: Рассказы / Предисл. П.Нилина.— М.: Худож. лит., 1968.— 262 с.; Синие бабочки: Повести и рассказы / Послесл. Ю. Болдырева.— М.: Правда, 1990.— 480 с. Избрани произведения: В 4 т.— София: Бълг. писател, 1983.

Литература

Климчук В. Н. Творчество Павла Вежинова: (Концепция человека, художественное своеобразие).—

Киев: Наукова думка, 1991.— 197 с., Узунова Р. Павел Вежинов: Литературно-критический очерк.—

София: Бълг. писател, 1980.— 194 с.

Книга за Павел Вежинов / Съст. и ред. А. Свиленов. — София: Бълг. писател, 1986.— 501 с.

[80]

ЛИТЕРАТУРА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

ДЖЕФФРИ ЧОСЕР (GEOFFREY CHAUCER. 1340-1400)

— писатель, положивший начало английской классической литературе. Порвав со средневековым мироощущением и преодолев литературные традиции, воплощенные в рыцарских романах, он стал родоначальником английского реализма и нового литературного языка, создал систему стихосложе­ния, на основе которой развивалась в дальнейшем национальная поэзия. Чосер родился в купеческой семье, не получил систематического образования, но отличался незаурядной начитанностью. Он дважды был в Италии с дипломатическими миссиями. Эти поездки способствовали его непосред­ственному знакомству с итальянской литературой Возрождения. Будучи таможенным надсмотрщиком, а затем членом парламента и судьей, он сталкивался с людьми различных сословий. Перу Чосера принадлежат поэмы «Птичий парламент», «Дом славы», роман в стихах «Троил и Крессида» и др. Но мировую известность ему принесли знаменитые «Кентерберийские рассказы».

Кентерберийские рассказы (Canterbury tales. 1386—I389)

— обрамленный сборник новелл. Взяв за основу сюжета паломничество к гробу святого Томаса Бекета в г. Кентербери, Чосер нарисовал широкое полотно английской действительности той эпохи. Книга состоит из «Пролога», двадцати двух стихотворных и двух прозаических новелл и связующих их интермедий. Перед читателем проходит галерея разнообразнейших типов Англии XIV в. Это паломники, собравшиеся в гостинице, чтобы затем вместе продолжать путь к гробу святого Томаса Бекета: рыцари и купцы, студент и юрист, продавец индульгенций и монах, настоятельница женского монастыря, ремесленники, мельник и вдова, ищущая очередного мужа. Каждый расска­зывает историю, соответствующую его социальному и психологическому облику. Здесь и роман­тическое повествование рыцаря о любви и дружбе, и комический рассказ мельника о плотнике-рогоносце, и рассказ корабельщика о жулике-монахе, который заплатил соблазненной им женщине деньгами, взятыми в долг у ее мужа. Паломники слушают и другие истории вроде чувствительного рассказа студента о добродетельной Гризельде, жертве испытаний, которым подверг ее ревнивый и суровый муж. Чосер представляет в целом все основные литературные жанры своей эпохи:

рыцарский роман (рыцарь), куртуазную повесть (сквайр), фаблио (мельник, мажордом, шкипер), «животный» эпос (монастырский капеллан), жития святых (вторая монахиня), проповедь (пролог продавца индульгенций), моральную аллегорию, этический трактат (священник). Обрамляющая новелла заключает в себе драматический и характеризующий момент, сообщает действию развитие. Заимствуя сюжеты многих рассказов у других авторов, Чосер усложняет фабулу, насыщает ее реалистическими деталями, динамику действия сочетает с психологическим анализом. Один из первых литературных памятников на едином общеанглийском языке, «Кентерберийские расска­зы» — книга, переросшая рамки средневековья. В ней ярко проявились замечательные качества чосеровского гуманизма: жизнеутверждение, интерес к конкретному человеку, чувство социальной справедливости, народность и демократизм. В «Кентерберийских рассказах» господствует светское начало — критерий художественной культуры Ренессанса. Чосер — первый и единственный пред­ставитель Предвозрождения в Англии. Влияние Чосера на английскую литературу сильнее всего сказалось в развитии бытового, нравоописательного реализма. Его свободное владение уже извест­ным материалом, совмещение трагического и комического, низменного и высокого было освоено и развито Шекспиром, Джонсоном. В разной степени его влияние испытали и писатели-просве­тители XVIII в., а также В. Скотт, Ч.Диккенс и др. Огромно значение Чосера для развития английского литературного языка и английской национальной поэзии.

Произведения

Кентерберийские рассказы / Пер. И.А.Кашкина, О. Б. Румера; Вступ. ст. и коммент. И.А.Каш-кина.- М.: Худож. лит., 1973.- 527 с.- (Б-ка всемирн. лит.). The works.- Cleveland; New York: The World publ. со., 1958.- XIX, 554 p.; Cantenmry tales: Chaucer for present day readere / Ed. with a pref. by J. Betjeman.— London: Murray, 1956.— XV, 169 p.

[81]

Литература

Гарднер Дж. Жизнь и время Чосера / Пер. В.Воронина; Предисл. 3. Гачечиладзе. — М.: Радуга,

1986.— 448 с.; Кашкин И.А.Джеффри Чосер.— В кн.: Кашкин И. А. Для читателя-современника,

М., 1977, с. 221-255.

Howard E. Geoffrey Chaucer. — London: Macmillan, 1976. — 219 p.; Norton-Smith 1. Geoffrey Chaucer. —

London: Routledge a. Kegan Paul, 1974. - XII, 274 p.

ТОМАС МЭЛОРИ (THOMAS MALORY. Год рождения неизвестен — 1471)

— создатель первого из известных прозаических романов в английской литературе — «Смерть Артура». Историки приводят документы, отождествляющие автора этой книги с рыцарем Томасом Мэлори, жившим в Англии в начале первой четверти XV в. Если это отождествление верно, то знаменитый прозаик был небогатым дворянином из графства Варвикшир, участвовал в войне Алой и Белой розы (XV в.) под началом герцога Варвика. В 1445 г. Мэлори представлял свое графство в парламенте. Почти все документы более позднего времени, известные ныне, свидетельствуют, что Мэлори был в 1450 г. судим и пробыл в заключении до 1468 г. Сохранились обвинительные документы по его делу: ему инкриминировали грабеж, насилие над женщиной, кражу со взломом, неуплату долгов, разорение монастырского добра, угон скота и пр. Дважды он бежал из тюрьмы и, очевидно, прослыл опасным и закоренелым преступником, поскольку дважды был исключен из королевских амнистий. Судя по этим документам, Томас Мэлори был человеком отчаянным, упорным и мужественным — вполне в духе той эпохи. Свою книгу, изданную после его смерти, он писал в заключении, что определило во многом интонацию и общее настроение романа.

Смерть Артура (Le morte Darthur. 1485)

— роман, опубликованный известным издателем Уильямом Кэкстоном, был хорошо известен в Англии в конце XV в. Позднее о нем вспоминали нечасто, но в XIX в. интерес к книге возродился. В 1934 г. была обнаружена так называемая Вестминстерская рукопись романа, не авторская, но современная первоначальному изданию. Она была опубликована в 1947 г. Ю. Винавером. Роман представляет собой отчасти компиляцию, отчасти переработку многочисленных легенд так назы­ваемого «артуровского цикла». Название «Смерть Артура» было дано роману Кэкстоном, который разделил его на 21 книгу и 507 глав. В издании Винавера роман разделен на 8 самостоятельных частей. Первая из них названа «Повесть о короле Артуре» и суммирует многие сюжеты, связанные с образом легендарного героя, в том числе рассказ о добывании Артуром чудесного меча, о его помощнике и советнике волшебнике Мерлине (который предрекает многие последующие события, в частности — смерть Артура в бою), о женитьбе Артура и др. Вторая часть называется «Повесть о благородном короле Артуре, как он стал императором через доблесть своих рук». В ней рассказывается о войне Артура с римлянами; в финале ее Артур берет приступом вечный город и становится императором. В определенной степени это отражает общеевропейское распространение «артуровского цикла». Третья часть — «Славная повесть о сэре Ланселоте Озерном» — посвящена подвигам одного из центральных персонажей всего цикла и завершается приездом Ланселота ко двору короля Артура. Четвертая часть рассказывает о приключениях Бомейна, который открывает позднее, что подлинное его имя — Гарет Оркнейский. Приключения Гарета завершаются его счастливой свадьбой с благословения короля Артура. Пятая часть, занимающая центральное место в тексте Мэлори, называется «Книга о сэре Тристраме Лионском» и рассказывает о любви Тристрама к Изольде; сюда же вплетается побочный сюжет — история Александра, племянника короля Марка, который оказывается убийцей собственного брата. Следующая часть с длинным титулом «Повесть о Святом Граале в кратком изводе с французского языка, каковая есть повесть, трактующая о самом истинном и самом священном, что есть на свете» посвящена приключениям нескольких рыцарей, описанным метафорически как поиски благодати. Наиболее романтическая седьмая часть книги рассказывает о любви сэра Ланселота к королеве Гвиневере, жене Артура. Наконец, последняя часть — «Плачевнейшая повесть о смерти Артура Бескорыстного» — излагает обстоятельства кончины легендарного короля и последние события его жизни. Автор не забывает сообщить различные мнения по поводу смерти Артура и указать, кто наследовал ему на троне. В этой же части рассказывается о смерти королевы Гвиневеры и рыцаря Ланселота. Трудно понять смысл и значение этого внушительного по объему произведения, не зная предшествующей Мэлори традиции. Исторический прототип короля Артура — герой племени бриттов, возглавлявший в конце V — начале VI в. борьбу против англосаксонского вторжения на Британские острова. О нем говорится в целом ряде исторических хроник IX—XII вв. Задолго до появления этих письменных источников и одновременно с ними сказания об Артуре бытовали среди народов, населявших Британские

[82]

острова и соседнюю территорию на континенте. Ученые отмечают несомненную мифологическую — наряду с исторической — основу этих легенд. Речь идет главным образом о кельтской мифологии. На эту первичную основу наслаивались позднейшие пласты различного характера: эпические сказания о племенных героях, мифологизированная история межплеменных столкновений, мифо­логизированные сказания о сопротивлении англосаксонскому нашествию, авантюрно-фантастичес­кие повествования, сложившиеся в среде валлийцев накануне норманнского завоевания. Мэлори мог усвоить многовековую традицию в форме стихотворных и прозаических книг. Например, пять романов, восходящих к «артуровскому циклу», были написаны в стихах Кретьеном де Труа (вторая половина XII в.); серия прозаических романов на французском языке, которую условно называют «Ланселотом в прозе», была создана в XIII в. Следует иметь в виду ряд принципиальных качеств, характерных для артуровских сказаний: циклизацию и «открытость» для внедрения новых элементов. Многочисленные сюжеты, зародившиеся в фольклоре, присоединились позднее к сложному ком­плексу «артуровского цикла», центральный образ которого ~ «круглый стол», за которым собира­ются самые достойные рыцари, — позволял вводить в повествование новые персонажи. Мэлори в той же степени суммировал традицию, в какой он ее преобразовывал. Мэлори писал свой роман в период кризиса куртуазной культуры — в эпоху, которую многие исследователи называют уже Предвозрождением. В плане идейном писатель-узник оплакивал идеал рыцарства, каким он ри­совался в стихотворных и прозаических произведениях XII—XIV вв. В плане композиционном и стилистическом Мэлори и сам уже довольно далеко отошел от своих предшественников. Зачастую, если сравнивать его пассажи с текстами-источниками, видно, насколько его художественный интерес (выбор деталей, внимание к психологии, меньший интерес к мистике) отличает стиль Мэлори от общего стиля предыдущих авторов артуровской традиции. Влияние «Смерти Артура» Томаса Мэлори было очень серьезным на англоязычную и — шире — европейскую культуру позднейшего времени. Следы этого влияния находят у Спенсера, Теннисона, Морриса, Суинберна, Вагнера и Джойса, а также у многих авторов школы прерафаэлитов.

Произведения

Смерть Артура / Изд. подгот. И. М. Бернштейн и др. — М.: Наука, 1974. — 899 с. — (Лит. памятники). The works: In 3 vol. / Ed. by E. Vinaver. — Oxford: Clarendon Press, 1947; Le morte Darthur: The story of King Arthur and of his noble knights of the Round table: In 3 vol. / Modernised as to spelling and punctuation by A. W. Pollard.— New York: Limited editions club, 1936.

Литература

Benson L. D. Malory's Morte Darthur.— Cambridge (Mass.); London: Harvard univ. press, 1976.— XI, 285 p.; Hicks E. Sir Thomas Malory: His turbulent career — New York- Octagon 1970 — XI 118 p.

ТОМАС МОР (THOMAS MORE. 1478-1535)

— гуманист, ученый и писатель, был одновременно и крупным государственным деятелем. Хотя Мор не был дворянином по происхождению, он стал лордом-канцлером и первым министром короля Генриха VIII. Однако резкость и прямота, с которой он выступал против ряда мероприятий монарха, привели к тому, что Мор был ложно обвинен в государственной измене и казнен. Автор ряда эпиграмм, памфлетов и исторического сочинения (незаконченного) «Жизнь Эдуарда V», Мор получил мировую известность благодаря «Утопии».

Утопия (Utopia. 1516)

— написана в форме беседы автора с моряком Гитлодеем, объехавшим весь мир. Первая часть «Утопии» — рассуждения о современных автору европейских государствах, их политическом и социальном строе. Мор устами Гитлодея осуждает захватнические войны и роскошь феодального Дворянства. Говоря о помещиках, которые сгоняют крестьян с земли, чтобы разводить на ней овец, Гитлодей сочувственно пишет о нищете народа и бросает ставшую крылатой фразу: «овцы пожирают людей». Вторая часть книги, примыкающая по жанру к фантастическим романам-путе­шествиям, рисует вымышленный остров Утопию и его идеальный общественный строй, свободный от бедствий феодального и нарождающегося буржуазного общества. Государство на острове Утопия Построено на коммунистических основах, без частной собственности, с демократическим управ­лением, с распределением по потребностям. Граждане развиваются гармонически, занимаясь и Умственным, и физическим трудом; мужчины и женщины уравнены в правах, преодолено проти­воречие между городом и деревней, однако сохранено рабство для преступников, нарушивших Государственные законы. Книга Томаса Мора занимает достойное место в мировой литературе как

[83]

яркий литературный памятник эпохи Возрождения. Написанная на латыни, она в 1551 г. была переведена на английский язык.

Произведения

Утопия / Пер. и примеч. А. Малеина, Ф. Петровского; Вступ. ст. Л. Воробьева. — В кн.: Утопический роман XVI—XVII веков, М., 1971, с. 41—143; Эпиграммы; История Ричарда III / Изд. подгот. М.Л. Гаспаров и др.— М.: Наука, 1973.— 254 с.— (Лит. памятники). Utopia.— London: Dent, 1955.— 444 р.

Литература

Осиновский И.Н. Томас Мор.— М.: Наука, 1974.— 166 с.; Тарле Е. В. Общественные воззрения Томаса Мора в связи с экономическим состоянием Англии его времени.— Соч., М., 1957, т. 1, с. 119-265. Chambers R. Thomas More.— London: Penguin, 1963.— 413 p.

ФИЛИП СИДНИ (PHILIP SIDNEY. 1554-1586)

— всю свою не очень долгую жизнь стремился к карьере дипломата и воина, однако в истории английской словесности в целом и тем более в истории эпохи Ренессанса навсегда остался как трижды новатор — поэт, прозаик, теоретик литературы. Будучи по праву рождения одним из самых близких к трону Елизаветы людей, Филип Сидни получил отличное образование. Он закончил Шрюсберийскую школу, учился в Кембридже, три года (1572—1575) путешествовал по Европе. Во время этого путешествия он стал в Париже свидетелем Варфоломеевской резни, оказавшей огромное влияние на всю его дальнейшую жизнь. Протестантизм юноши получил как бы негативную поддержку, и он становится одним из самых деятельных в Европе сторонников создания Всеев-ропейской протестантской лиги во главе с Елизаветой I. Однако Елизавета, известная противница открытых действий, правда, не без сочувствия к юноше отстранила его от реальной дипломатической деятельности после его первого и вполне удачного, но излишне активного посольства к императору Рудольфу II (1577), пожаловав его почетной должностью королевского виночерпия, на что Филип Сидни в одном из своих писем жаловался известному протестантскому деятелю Г.Ланге. Он писал, что «его ум начинает терять силу, слабеть от отсутствия сопротивления, ибо к чему еще стоит прилагать знания и мысли, как не к делу, которое должно служить всеобщей пользе, на что в наш продажный век мы не смеем и надеяться». Тогда Филип Сидни берется за перо, начав решительную кампанию против литературной отсталости своих соплеменников. За восемь лет он создает произведения, сохранившие его имя в веках: роман «Аркадия», цикл сонетов «Астрофил и Стелла» и поэтику «Защита поэзии». А в 1585 г. королева Елизавета посылает его наконец во главе войска на помощь герцогу Оранскому, продолжавшему в Нидерландах борьбу за освобождение от испанского владычества. Здесь во время одной из стычек с противником Сидни был ранен и умер в 1586 г., после чего его тело было перевезено в Англию и с воинскими почестями похоронено в соборе Святого Павла. «Аркадия» — первый роман эпохи Ренессанса, написанный в Англии. Ф. Сидни задумывал его как пастушеский и одновременно рыцарский роман для развлечения своей сестры, и эта первая версия называется «Старая Аркадия». Однако, не удовлетворенный результатом, он переделал его в философско-политический роман, поставив в центр идею власти и правомерности свержения власти, если она становится деспотической. Эта незавершенная версия называется «Новая Аркадия» и рассматривает пять типов «правильных» и «неправильных» восстаний. «Астрофил и Стелла» (1582?) — первый цикл сонетов в Англии, воспевающий земную любовь. Автор по­казывает нравственное совершенствование Астрофила в противоборстве любви и страсти, в ко­тором побеждает не небесная, но морально возвышающая любовь. «Защита поэзии» (1579?— 1583?) — первая историко-нормативная поэтика в Англии, провозгласившая высшее познаватель­ное назначение литературы и положившая начало национальной гуманистической литературной теории.

Произведения

Астрофил и Стелла; Защита поэзии / Изд. подгот. Л. И. Володарская. — М.: Наука, 1982. — 367 с. — (Лит. памятники); [Стихотворения].— В кн.: Европейские поэты Возрождения, М., 1974, с. 476— 482.

The complete poems: In 3 vol. / Ed. by A. B. Grosart. — Freeport: Books for libr. press, 1970; The Countess of Pembroke's Arcadia / Ed. by М. Evans. — Harmondsworth: Penguin books, 1977.— 869 p.;

Miscellaneous prose / Ed. by K. Duncan-Jones and J. van Dorsten.— Oxford: Clarendon 1973 — X, 238 p.

[84]

Литература

McCoy R. S. Sir Philip Sidney: Rebellion in Arcadia. — New Brunswick: Rutgers univ. press, 1979. — XIII, 230 p.; Wallace М. W. The life of Sir Philip Sidney. - New York: Octagon books, 1967. - VII, 428 p.

КРИСТОФЕР МАРЛО (CHRISTOPHER MARLOWE. 1564-1593)

— прожил короткую жизнь, полную необыкновенных событий и приключений. Марло родился в семье ремесленника-башмачника. Окончив Кембриджский университет со степенью магистра, в 1587 г. он уехал в Лондон, стал актером. Марло принадлежал к так называемым «университетским умам», плеяде драматургов, сочетавших в своем творчестве гуманистические взгляды с традициями английского народного театра. Марло был известен как откровенный атеист, «богохульник» и еретик, ставящий человеческий разум и безграничные возможности личности выше догматов церкви. В биографии Марло до сих пор много неясного: по одной версии он являлся политическим агентом Тайного Совета, был связан со многими деятелями елизаветинской эпохи, принимал активное участие в заговорах и 30 мая 1593 г. был убит в трактирной драке. В историю Марло вошел как писатель, занимающий после Шекспира второе место в литературе английского Возрождения. Из наследия Марло до нас дошло семь пьес, ряд стихотворений, незаконченная поэма на мифологический сюжет «Геро и Леандр». Его драматургия проникнута духом вольно­думства, свободолюбия. Как подлинно ренессансный писатель, Марло воспевал свободу и неза­висимость человека. Его творчество глубоко демократично: героями его лучших трагедий являются люди, вышедшие из низов общества, которые лишь благодаря собственной незаурядности стано­вятся выдающимися личностями. Первое драматическое произведение Марло — трагедия «Тамер­лан Великий» (пост. около 1587—1588, опубл. 1590). Исторический Тамерлан был человеком знатного рода. Но Марло делает героем своей пьесы простого скифского пастуха, который благодаря своим личным качествам — целеустремленности, воле и жажде власти — оказывается выше и значительнее царей. Однако, возвеличив простого человека, достигшего высот власти, создав образ «сильной личности», Марло в то же время указывает на гибельность безгранично­го индивидуализма для человеческой природы. Характерно, что, начиная с Тамерлана, Марло в последующих произведениях наделяет своих героев более человечными чертами — Варрава в трагедии «Мальтийский еврей» (1590), король Эдуард в трагедии «Эдуард II» (1591—1592), герцог Гиз в «Парижской резне» (1593). Еще в то время, когда литература английского Возрождения находилась «на взлете», Марло почувствовал, что та свобода человеческой личности, за которую выступали писатели и философы — его современники, на практике нередко осуществляет себя кровавым и жестоким путем. Марло понимал всю сложность создавшейся дилеммы, ее неразре­шимость — отсюда и присущее ему глубокое трагическое мировосприятие, понимание беспер­спективности устремлений его героев.

Трагическая история доктора Фауста (The tragical history of the life and death of Doctor Faustus. 1589)

— написана через год после опубликования в Германии «Народной книги о докторе Фаусте». Пьеса является вершиной творчества Марло. Фауст, подобно Тамерлану, стремится овладеть миром, но не с помощью оружия, а благодаря знаниям, которые смогут возвысить его над всеми остальными людьми, погрязшими в пошлости повседневного существования. Именно поэтому Фауст продает Душу дьяволу. Причем Фауст прекрасно знает, что загробной жизни не существует и что не следует бояться «адских мук». Однако и эта пьеса, подобно «Тамерлану Великому», пронизана противо­речиями: свободолюбие Фауста, его нежелание подчиниться каким-либо законам перерастают в Цинизм и безверие, которые мучают Фауста. Вновь в творчестве Марло мы встречаем истинно ренессансного героя — сильного духом и гордого, который платит жизнью за желание стать выше прочих людей. Но, возвеличив романтического героя, Марло тут же развенчивает его. «Трагическая история доктора Фауста» — шедевр литературы Возрождения, насыщенный мыслями писателя, обогнавшего свое время.

Произведения

Сочинения / Вступ. ст. и коммент. А.Парфенова.— М.: Гослитиздат, 1961.— 660 с.; Трагическая история доктора Фауста / Пер. Е. Бируковой; Вступ. ст. Л. Пинского.— М.: Искусство, 1959.— 93с. The complete works: In 2 vol. / Ed. by F. Bowers.— London; New York: Cambridge univ. press, 1973;

The tragical history of Doctor Faustus / Ed. by R. H. Robbins. — Brooklyn; New York: Barren's educational series, 1948.- XII, 152 p.

[85]

Литература

Морозов М.М. Кристофер Марло. — В кн.: Морозов М. М. Избранные статьи и переводы, М., 1954, с. 299—310; Овчинникова Ф. Г. Проблема героя в драматургии Марло.— Учен. зап. Ленингр. пед.'ин-та им. А.И.Герцена. Кафедра зарубежн. лит., 1958, т. 158, с. 55—93; Парфенов А. Т. Кристофер Марло.— М.: Худож. лит., 1964.— 220 с.

Knoll R. E. Christopher Marlowe. - New York: Twayne, 1969.- 160 p.; Twentieth century interpretations of Doctor Faustus: A collection of critical essays / Ed. by W. Farnham. — Englewood Cliflfs: Prentice-Hall, 1969.- VI, 120 p.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР (WILLIAM SHAKESPEARE. 1564-1616)

— родился в городке Стратфорд-он-Эйвон, где сейчас находится Шекспировский музейный комплекс и Мемориальный Шекспировский театр. Биографические данные о Шекспире довольно скудны. Ког­да отец будущего поэта, зажиточный по тем временам ремесленник и торговец, разорился, 15-летний Уильям был вынужден бросить школу и помогать семье. Около 1585 г. молодой человек отправился в Лондон, где, сменив, как гласит предание, несколько профессий, решил связать свою судьбу с театром. В 1594 г. он стал пайщиком труппы «Слуги лорда-камергера», игравшей с 1599 г. на подмостках построенного в том же году знаменитого театра «Глобус». Как драматург Шекспир начал выступать с конца 1580-х гг. Исследователи считают, что сначала он обрабатывал и «подновлял» уже существовавшие сюжеты и лишь затем перешел к созданию собственных произведений. Впрочем, многие драмы Шекспира, и среди них такие, как «Король Лир», являются глубоко оригинальными переделками более древних пьес либо созданы на сюжеты, использовавшиеся и в дошекспировской драматургии. В 1612 г. Шекспир расстался с театром и возвратился в Стратфорд. Там он и погребен в церкви Святой Троицы. Наследие Шекспира составляют 154 сонета, несколько небольших поэм и стихотворных циклов и 37 пьес. В творчестве Шекспира выделяют четыре периода. Первый, ранний период (1590—1594) — время становления драматургического мастерства. Написанные в эти годы исторические хроники («Генрих VI», части 1—3; «Ричард III»), «Комедия ошибок», «Укрощение строптивой» и «Тит Андроник» отличаются острым, преимущественно внешним драматизмом. Гений Шекспира обретает зрелость во второй период (1594—1600), когда были созданы комедии «Сон в летнюю ночь», «Венецианский купец», «Много шума из ничего», «Виндзорские насмешницы», «Как вам это понравится», «Двенадцатая ночь», хроники «Генрих IV» (части 1—2), «Ричард II», «Генрих V», трагедия «Ромео и Джульетта». Добиваясь в пьесах синтеза трагического и комического. Шекспир в эти годы в целом оптимистически трактует жизненные противоречия, полагая возможным их пози­тивное разрешение в духе ренессансного гуманизма. Перелом в мировоззрении Шекспира, харак­терный для третьего, «трагического» периода его творчества (1600—1608), знаменует пьеса «Гамлет». Источником трагического в драмах Шекспира становится резкое противоречие между гуманистичес­кими идеалами и действительностью. Веря в величие и возможности человека, Шекспир, однако, в соответствии с правдой жизни показывает, что жестокое борение страстей и социальные конфликты ведут к исходу, губительному для его благородных героев. В эти годы трагедийное мастерство Шекс­пира достигает вершины в «Гамлете», «Отелло», «Короле Лире», «Макбете», «Кориолане». Даже комедии этого периода окрашены в мрачные тона: «Конец — делу венец», «Мера за меру». Драматург начинает искать выход из неразрешимых конфликтов времени в утопии, сказке, фантасмагории. Эти поиски определяют интонацию его пьес последнего, четвертого периода (1609—1613) — хроники «Генрих VIII». трагикомедий «Цимбелин», «Зимняя сказка», «Буря» с их благополучными, хотя в целом искусственными, развязками. Заслуга и величие Шекспира в том, что он с непревзойденной силой трагического воплотил в своих пьесах исторический парадокс, согласно которому эпоха Воз­рождения, раскрепостившая личность и освободившая ее от гнета средневековых предрассудков, явилась и началом перехода к новому общественному укладу, с его предрассудками, с его социальным и духовным гнетом. Впервые в мировой литературе Шекспир создал многомерные и полнокровные человеческие характеры. В его пьесах выведены живые люди, раскрыты все проявления человеческой натуры в их диалектическом единстве, т. е. в том виде, как они существуют в действительности. Первым из великих художников Шекспир показал движение истории как результат деятельности широких масс. Ф. Энгельс особо отмечал мастерство драматурга в воссоздании широкой панорамы демократических, плебейских слоев — «фальстафовский фон» пьес Шекспира. Огромно значение Шекспира и для отечественной культуры: язык его пьес стал языком великой английской литературы.

Ричард III (Richard IIII. 1592)

— историческая хроника, относящаяся к периоду династических войн Алой и Белой розы. В центре ее — король Ричард III. Умный, страстный и отважный человек, он в то же время уродлив

[86]

физически и нравственно. Ричард становится циничным узурпатором, поднимаясь к власти по трупам своих многочисленных жертв. Анархия, раздиравшая Англию в XV в., во время правления Ричарда III, становится еще более угрожающей. Восстание, которое поднимает против него Ричмонд — еще один претендент на престол, — привлекает на свою сторону дворянство и народ. Победу Ричмонда над Ричардом III Шекспир рисует как торжество сил порядка над анархией и феодальными междоусобицами.

Укрощение строптивой (The taming of the shrew. 1593)

— комедия, в которой Шекспир столкнул два сильных и независимых характера. Предприимчивый веронец Петруччио собирается жениться на дочери богатого падуанца Катарине. Катарина горда, вспыльчива, своенравна, но очень искренна и непосредственна в своих чувствах. Петруччио противопоставляет капризам Катарины свои причуды. Он заставляет невесту долго ждать его, в день свадьбы появляется совсем не в свадебном костюме, морит ее голодом и не дает ей спать якобы потому, что приготовленные для нее постель и еда недостаточно хороши, и т. п. В конце концов Петруччио и Катарина приходят к взаимопониманию. Ее строптивость оказалась лишь своеобразной формой протеста против семейного гнета, против стремления отца «подороже продать ее» — выгоднее выдать замуж.

Ромео и Джульетта (Romeo and Juliet. 1594)

— трагическая история двух влюбленных, погибших из-за старинной вражды их родов. Косному и мрачному миру феодальных предрассудков противопоставлены люди нового, жизнеутверждаю­щего, гуманистического склада: Джульетта, защищающая свое чувство; пренебрегший традициями семьи Ромео; их друг, монах Лоренцо, человечный, далекий от религиозного догматизма; полный блеска и остроумия Меркуцио и др. Для того чтобы избежать брака с нелюбимым человеком, Джульетта, тайно обвенчанная с Ромео, приняла снадобье, погрузившее ее в такой глубокий сон, что родные поверили в ее смерть. Ромео, вынужденный бежать из Вероны в связи с тем, что убил на дуэли родственника Капулетти, тайно возвращается в город, услышав о смерти своей возлюб­ленной. Он кончает с собою у гроба Джульетты, а проснувшаяся Джульетта убивает себя, увидев мертвого Ромео. У гроба Ромео и Джульетты в окружении потрясенной толпы примиряются враждовавшие семьи Монтекки и Капулетти.

Венецианский купец (The merchant of Venice. 1596)

— повествует о богатом, великодушном Антонио, человеке широких интересов и неукротимой энергии. Но центральной фигурой пьесы является ростовщик Шейлок — воплощение власти золота, жестокости стяжателя, злобной мстительности. Вместе с тем Шекспир раскрывает и трагизм личности Шейлока: он показан и как любящий отец, и как жертва националистической травли и тлетворного влияния денег. В центре драмы — конфликт между Антонио и Шейлоком: Шейлок хочет отомстить оскорбившему его Антонио; он хочет отомстить и тем, кто помог бегству его дочери Джессики; наконец, он намерен бросить вызов людям, которые травят его как еврея. Опираясь на формальное толкование закона, Шейлок, одолживший Антонио для его друга Бассанио под вексель большую сумму денег, на суде настаивает на выполнении страшного условия этого займа: за неуплату денег получить «фунт мяса». Победа Шейлока означала бы гибель Антонио. Жена Бассанио — Порция — под видом адвоката выступает на суде и спасает Антонио от смерти.

Генрих IV (King Henry IV. 1597)

— хроника, изображающая события XV в. — борьбу короля с лордами, которые, стремясь увеко­вечить феодальную раздробленность, при поддержке католической церкви выступали против объ­единения страны. Исторические личности (король Генрих IV, дальновидный политик, одержавший победу над мятежными лордами, его сын принц Гарри — будущий король Генрих V, умный, веселый и энергичный, желающий узнать поближе простых людей своего королевства и вместе с тем достаточно расчетливый в своих действиях, и др.) действуют рядом с вымышленными героями, из которых наиболее ярким и колоритным является рыцарь Фальстаф — остроумный весельчак, кутила, обжора и хвастун. Однако Фальстаф наделен сложным, противоречивым характером, который своеобразно отразил и распад средневековых традиций, и некоторые негативные черты новой морали, зародившейся в эпоху Возрождения. Вместе со всей пестрой ватагой своих собу­тыльников он также представляет в пьесе народную стихию.

Виндзорские насмешницы (The merry wives of Windsor. 1597)

—~ комедия, сюжет которой составляют приключения придворного Джона Фальстафа, давно став­шего пародией на рыцарский идеал отваги и чести. Действие комедии разыгрывается на фоне

[87]

провинциального городка в начале XV в. Перед зрителем проходят типы, характерные для анг­лийской провинции шекспировской эпохи: полный смешного чванства судья Феллоу, чудаковатый пастор Эванс и др. Миссис Форд и Анна Пейдж с их веселым лукавством и жизнерадостностью воплощают гуманистический пафос Возрождения. Попытка Фальстафа нажить деньги, притворив­шись влюбленным сразу в двух кумушек, заканчивается для него полной неудачей, и герой оказывается в смешной ситуации.

Юлий Цезарь (Julius Caesar. 1599)

— трагедия, действие которой разворачивается в атмосфере, насыщенной предчувствием грядущих невзгод. Цезарь лишен ореола: он тщеславен, в нем нет ни величия, ни душевной силы. Но все же убийство его заговорщиками Шекспир считает исторической ошибкой. Фигура убийцы, свободолю­бивого и неподкупного Брута, в интерпретации Шекспира трагична: он окружен корыстными со­ратниками, не понят и не поддержан народом. Удар кинжалом, который он нанес Цезарю, не мог изменить ход истории. Народные массы изображены драматургом как сила неорганизованная и потому поддавшаяся влиянию ловкого демагога, авантюриста Марка Антония. Три типа политиков — деспотичный и честолюбивый Цезарь, не способный трезво оценить обстановку Брут, талантливый, но беспринципный Антоний — отражают отношение Шекспира к современным ему политическим событиям, вызывающим у писателя тревожные и мрачные мысли об исторических судьбах Англии.

Двенадцатаяночь (Twelfth night, or What you will. 1600)

— комедия, тема которой — борьба за право на счастье, на радость жизни, на любовь. Ее запутанная интрига построена на множестве обманов, совпадений, переодеваний и т. п. Основа сюжета — судьба Виолы, девушки смелой, темпераментной и непосредственной. Переодетая юношей, она служит пажом у герцога Орсино, в которого страстно влюблена. Благодаря необычайному сходству с братом-близнецом ей удается добиться благополучного разрешения сложных любовных конфлик­тов. Влюбившаяся в юного «пажа» (Виолу) гордая Оливия становится женой ее брата, а питавший неразделенную страсть к Оливии герцог Орсино, узнав, что его паж — переодетая девушка, и оценив ее чувство, женится на Виоле. Дух Возрождения, воплощенный в таких характерах, как сэр Тоби Белч, служанка Мария, шут, резко оттеняет лицемерие и пуританское ханжество при­дворного Мальволио.

Гамлет (Hamlet, prince of Denmark. 1601)

— трагедия, повествующая о судьбе молодого датского принца Гамлета. Возвратившись в Данию, он узнает, что его отец тайно убит своим братом Клавдием, который женился на вдове — матери Гамлета и стал датским королем. Желание отомстить за смерть отца перерастает в чувство общественного долга: надо изменить мир, в котором торжествуют преступления и несправедливость. Трагедия умного и благородного Гамлета в том, что эта задача непосильна для одного человека, а примириться с «Данией — тюрьмой» он не может. Отсюда колебания Гамлета, его меланхолия, его мучительный самоанализ, сложность отношений принца с возлюбленной Офелией, дочерью царедворца Полония. Гамлет случайно убивает спрятавшегося за занавеской Полония, приняв его за короля Клавдия. Потрясенная Офелия, потеряв рассудок, тонет в реке. Ее брат Лаэрт мстит за смерть отца и сестры и на поединке пронзает Гамлета отравленной шпагой. Гибнут и король с королевой. Умирая, Гамлет обращается к своему другу Горацио, прося его поведать миру обо всем. чему он был свидетелем. По масштабу поставленных в трагедии общественно-политических про­блем, по богатству мыслей и глубине характеристик «Гамлет» — одно из величайших произведений мировой литературы.

Отелло (The tragedy of Othello the moor of Venice. 1604)

— трагедия, рассказывающая о судьбе мавра Отелло — талантливого полководца. Из ревности он убивает свою жену Дездемону, поверив в ее измену. Однако проблематика пьесы гораздо глубже простой трагедии ревности. Переступив через преграды расовых предрассудков, традиции семьи и своей среды, венецианка Дездемона соединила жизнь с Отелло — «черным мавром», увлеченная его высокими достоинствами, прежде всего благородством. Но мир порока, карьеризма, зависти в лице Яго губит их чувство. Интриги Яго приводят к гибели оклеветанной им Дездемоны. Убедив­шись в ее невиновности, Отелло переживает глубочайшую трагедию и сам вершит над собою суд за то легковерие, с каким поддался измышлениям коварного Яго, — кончает жизнь самоубийством.

Макбет (Macbeth. 1605)

— трагедия, посвященная судьбе могущественного шотландского тана Макбета, ставшего убийцей короля Дункана и узурпатором королевской власти. Вступив на путь кровавых злодеяний, Макбет

[88]

уже не может остановиться: боязнь бунтов, страх потерять власть толкает его на новые преступления до тех пор, пока он не гибнет, ненавидимый всей страной. Шекспир оправдывает восстание против тиоана Макбета. Он рисует это восстание как движение народа, который под водительством Малькольма и Макдуффа хочет защитить свои права. Леди Макбет, вдохновительница честолюбивых замыслов мужа, сходит с ума, измученная укорами совести. В образах Макбета и его жены с огромной силой раскрыты полные страхов и мучений глубины преступного сознания, трагедия непомерного властолюбия.

КорольЛир (King Lear. 1606)

- одна из самых мрачных трагедий Шекспира. Все, что старый король Лир считал гарантией своего прочного благополучия, — королевский сан, власть, любовь близких, придворных — рухнуло, когда он разделил государство между старшими дочерьми. Эгоистический аморализм и бесчело­вечность воплощены в старших дочерях Лира — Гонерилье и Регане, которые не только изгоняют старого, доверившегося им отца, но и способны на злодейские убийства. Преданная Лиру, но не умеющая мстить Корделия пытается спасти отца, ставшего жертвой интриг и преступлений. Но Корделия гибнет вместе с сокрушенным горем отцом. Однако ее врагов и противников Лира настигает в конце концов возмездие. Лир умирает духовно прозревшим, изведав и относительность королевского величия, и глубину человеческих страданий, о которых он раньше не хотел знать. В знаменитой сцене в степи трагизм достигает наибольшего накала: исхлестанные ливнем, под вой ветра и раскаты грома бродят бездомный король и его верный и мудрый шут. Только теперь Лиру открываются подлинные жизненные ценности. Параллельный рассказ о бедствиях, постигших графа Глостера, судьба которого сходна с судьбой Лира, делает еще более убедительной созданную в трагедии картину всеобщей несправедливости, жестокого деспотизма, предательства и лицемерия, распада связей между людьми.

Буря (The tempest. 1611)

— одна из последних пьес Шекспира. По жанровым особенностям она приближается к трагико­медии, получившей при Якове I Стюарте широкое распространение на английской сцене. Как и в других пьесах позднего Шекспира — «Цимбелине» (1610), «Зимней сказке» (1611),— в «Буре» драматический конфликт несколько смягчен, нет грандиозного борения страстей и титанических характеров, событиями и судьбами распоряжается рок, выступающий здесь в обличье доброго волшебника Просперо. Законный герцог Миланский, Просперо в свое время был низложен братом, занявшим его место, и едва не погиб. По воле судьбы он вместе с маленькой дочерью Мирандой оказался на острове, где обитал Калибан, отродье мерзкой ведьмы. Искушенный в магии Просперо подчинил Калибана, а также заставил служить себе сонм светлых духов во главе с Ариэлем. Узнав по звездам, что близ острова должен проплыть корабль, на котором находится король Неапо­литанский, узурпатор его герцогства, Просперо с помощью Ариэля устраивает кораблекрушение. Все путешественники выброшены на берег, и действие быстро идет к концу: злодеи осмеяны и раскаиваются; Миранда и сын короля Неаполитанского с первого взгляда влюбляются друг в друга и получают родительское благословение; Просперо, вновь получивший свое герцогство, дарует свободу Ариэлю и навсегда отказывается от магии. При номинально счастливой развязке общая интонация пьесы — просветленно-печальная: в ней отчетливо звучат ноты усталости, примирения и всепрощения. Просперо, покидающего остров и отрекшегося от своей магической власти, критики не без основания ассоциируют с Шекспиром, который вскоре после постановки «Бури» расстался с театром и. удалившись в родной Стратфорд, стал вести жизнь простого горожанина.

Сонеты (Sonnets. 1609)

— шедевры не только лирической, но и философской поэзии. Они полны глубоких раздумий поэта о творчестве, о праве человека на бессмертие, о царящей вокруг несправедливости. Большую их часть Шекспир обращает к неизвестному нам близкому другу, привязанность к которому поэт считает не менее значительным и возвышенным чувством, чем любовь. Ряд сонетов посвящен «смуглой даме», заставившей страдать и поэта, и его друга. В образе «смуглой дамы», как и в отношении поэта к ней, раскрыто свойственное Шекспиру полное и многогранное ощущение жизни. Сонеты отличает высокое поэтическое мастерство, богатство образного языка, психологи­ческая глубина.

Произведения

Полное собрание сочинений: В 8 т. / Под общ. ред. А.Смирнова, А. Аникста. — М.: Искусство, 1957-1960; Собрание сочинений: В 8 т. / Сост. И. Шайтанов.- М.: Интербук, 1992-1997;

[89]

Избранные произведения / Под ред. М. П. Алексеева, А. А. Смирнова. — М.; Л.: Гослитиздат, 1950. — XVI, 647 с.; Трагедии; Сонеты / Вступ. ст. А.Аникста.— М.: Худож. лит., 1968.— 791 с.— (Б-ка всемирн. лит.); Вильям Шекспир в переводе Бориса Пастернака / Под общ. ред. М.М. Морозова:

Т. 1—2.— М.: Искусство, 1950; Гамлет: Избранные переводы / Сост., предисл. и коммент. А.Н.Горбунова.— М.: Радуга, 1985.— 640 с.— (Текст парал. на англ. и рус. яз.); Мера за меру;

Король Лир; Буря / Пер. и предисл. О. Сороки. — М.: Известия, 1990.— 256 с.; Пьесы в пер.

М. Кузмина / Сост., вступ. ст. А.Н.Горбунова.— М.: Моск. рабочий, 1990.— 432 с.; Сонеты /

Пер. С.Маршака; Предисл. А.Аникста.— М.: Гослитиздат, 1963.— 177 с.— (Сокровища лирич.

поэзии).

The complete works / Ed. with an introd. and glossary by P. Alexander. — A new ed. — London; Glasgow:

The English lang. book soc. and Collins, 1964.— XXXII, 1376 p.; Hamlet, prince of Denmark: Полный текст трагедии со словарем и коммент. М.Морозова.— М.: For. lang. publ. house. 1939.— 191 р.;

Sonnets / Послесл. и коммент. А.Аникста.— М.: Progress, 1965.— 310 р.

Литература

Аникст А. А. Творчество Шекспира.— М.: Гослитиздат, 1963.— 615 с; Аникст А. А. Трагедия Шекспира «Гамлет»: Лит. комментарий. — М.: Просвещение, 1986. — 223 с.; Аникст А. А. Шекспир:

Ремесло драматурга. — М.: Сов. писатель, 1974. — 607 с.; Аникст А. Шекспир. — М.: Мол. гвардия, 1964.— 367 с.— (Жизнь замечат. людей); Козинцев Г. Наш современник Вильям Шекспир.— 2-е изд., перераб. и доп. — Л.; М.: Искусство, 1966. — 350 с.; Левидова И. М. Шекспир: Библиогр. рус. пер. и Крит. лит. на рус. яз., 1748—1962 / Отв. ред. М.П.Алексеев.— М.: Книга, 1964.— 711 с.; Левидова И.М. Уильям Шекспир: Библиогр. указ. рус. пер. и Крит. лит. на рус. яз., 1963-1975 / Отв. ред. Е. Ю. Гениева. - М.: Книга, 1978. - 186 с.; Морозов М. Статьи о Шекспире / Вступ. ст. Р.Самарина.— М.: Худож. лит., 1964.— 311 с.; Морозов М. Шекспир: 1564—1616.— 2-е изд.— М.: Мол. гвардия, 1956.— 214 с.— (Жизнь замечат. людей); Пинский Л. Шекспир.— М.: Худож. лит., 1971.— 606 с.; Смирнов А.А. Шекспир.— Л.; М.: Искусство, 1963.— 192 с.;

Фридштейн Ю. Г. Уильям Шекспир: Библиогр. указ. рус. пер. и Крит. лит. на рус. яз., 1976— 1987 / Вступ. ст. А. А.Аникста; Отв. ред. Е. Ю. Гениева. - М.: ВГБИЛ, 1989.- 334 с.; Холлидей Ф. Е. Шекспир и его мир / Предисл., пер. и коммент. В. Харитонова. — М.: Радуга, 1986. — 168 с.;

Чернова А. ...Все краски мира, кроме желтой: Опыт пластической характеристики персонажа у

Шекспира.— М.: Искусство, 1987.— 221 с.; Шенбаум С. Шекспир: Краткая документальная

биография / Пер. А. А.Аникста и А. Л. Величанского; Вступ. ст. А. А. Аникста. — М.: Прогресс,

1985.- 432 с.

Arthos J. The art of Shakespeare. — London: Bowes a. Bowes, 1964.— 198 p.; Burgess A. Shakespeare.—

London: Cape, 1970.— 272 p.; Evans G. L. Shakespeare: Vol. 1—5.— Edinburgh: Oliver a. Boyd.

1969-1973.

ДЖОН ДОНН (JOHN DONNE. 1572-1631)

— крупнейший английский поэт XVII в. В его творчестве определился процесс поэтического развития до конца столетия, вплоть до сознательного отрицания поэтики Донна и его эпигонов. Донн окончательно освободил английский стих от власти канонов и стереотипов, нередко чуже­земных. и создал новую дисциплину стиха, своего рода поэтическую программу самопознания с помощью искусства слова. Во многих отношениях Донн был достойным младшим современником Шекспира, его продолжателем в области лирики. Воспитанный в строго католических догмах, Донн писал и мыслил с оглядкой на них, даже когда стал лояльным англиканцем, настоятелем собора Святого Павла, прославленным проповедником и полемистом. Эта четкость и определен­ность исходных нравственных и метафизических представлений весьма характерна для его поэзии — особенно поздней. Поэзия Донна на редкость целостна, и потому ее деление на эротическую и религиозную неоправданно. Начиная с 1590-х гг. стихи Донна расходились в списках, но прочной прижизненной репутации поэта он не имел и к славе не стремился. Он был студентом Оксфордского и Кембриджского университетов, изучал право, но юристом не стал. В 1596 г. вместе с лордом Эссексом он отправился в военную экспедицию против испанцев. Донн вернулся через два года и стал секретарем своего военачальника, лорда-хранителя Большой печати Томаса Эджертона, но в 1601 г. потерял эту должность. Около 10 лет прошло в нищете: Донн с семьей жил подаяниями меценатов, имена которых увековечены в его стихах. По личному настоянию короля Якова I Донн принял наконец сан священника англиканской церкви. В 1621 г. его назначили настоятелем лондонского собора Святого Павла. Донн не публиковал стихов и сожалел о двух своих случайно появившихся в самые трудные годы публикациях («Годовщины», 1611—1612; «Погребальная элегия», 1614). Писать стихи он, однако, не переставал и давал их переписывать. Самые ранние сохранив-

[90]

шиеся списки его стихов относятся ко второй четверти XVII в.; первое их собрание вышло посмертно — в 1633 г., а уже в 1669 г. они печатались седьмым изданием. Донн — ведущая фигура общеевропейского литературного маньеризма и глава английских «поэтов-метафизиков», творчество которых отличает напряжение чувства и разума, стремящегося к разрешению вопросов бытия и жаждущего откровения. Трагедия и безысходность в этой поэзии снимаются, и возникает полная глубокого внутреннего смысла драма человеческой жизни.

Произведения

Избранное... / Пер., предисл. и коммент. Г. Кружкова. — М.: Моск. рабочий, 1994.— 172 с.;

[Поэтические произведения].— В кн.: Английская лирика первой половины XVII века, М., 1989, с. 75—132; Стихотворения / Пер., вступ. ст. и примеч. Б. Томашевского. — Л.: Худож. лит., 1973.— 168 с.; (Стихотворения).— В кн.: Европейская поэзия XVIII в., М., 1977, с. 52—79. The complete poetry of John Donne / With an introd., notes and variants by J. T. Shaweross.— Garden City; New York: Doubleday, 1967.— XXV, 521 p.; Selected prose / Chosen by E. Simpson; Ed. by H. Gardner, F. Healy. - Oxford: Clarendon press, 1967.- XVI, 397 p.

Литература

Горбунов А. H. Джон Донн и английская поэзия XVI—XVII веков.— М.: Иэд-во МГУ, 1993.— 186 с.; Макуренкова С. А. Джон Донн: Поэтика и риторика.— М.: Академия («Academia»), 1994.— 206 с.; Самарин P.M. Трагедия Джона Донна.— В кн.: Самарин P.M. «Этот честный метод..», М-, 1974, с. 221-244.

Alvarez A. The school of Donne.— New York: The New American libr., 1967.— 160 p.; Gosse Е. The life and letters of John Donne: Vol. 1—2.— Gloucester (Mass.): Smith, 1959.

БЕН ДЖОНСОН (BEN JONSON. 1573-1637)

— один из крупнейших после Шекспира драматургов позднего Возрождения. Был также крити­ком, переводчиком античных авторов, лирическим поэтом. Выросший в семье каменщика, он все же сумел получить прекрасное гуманитарное образование. Став актером, а затем драматургом театра «Фортуна», Бен Джонсон прославился прежде всего как автор сатирических комедий и двух трагедий. Стремясь к тому, чтобы его пьесы поучали зрителей, Бен Джонсон выступал в своих лучших бытовых комедиях с критикой буржуазно-аристократического английского общества. В своих комедиях он реалистически изобразил будничную жизнь простых людей — представителей самых разнообразных слоев городского населения — мещан, купцов и т. д., вплоть до декласси­рованного лондонского «дна» («Алхимик», «Варфоломеевская ярмарка», «Вольпоне» и др.). Комедия нравов, бытовой реализм нашли в нем своего зачинателя и мастера. Гуманистические и свободо­любивые идеалы Бена Джонсона раскрыты, в частности, в его так называемых римских трагедиях («Падение Сеяна», «Катилина»), в которых он разоблачает пороки деспотической власти.

Вольпоне (Volpone, or the Fox. 1605)

— комедия, действие которой, хотя и разыгрывается неподалеку от Венеции, изображает нравы современного автору зараженного страстью к обогащению Лондона. Одержимый алчностью, пат­риций Вольпоне притворяется умирающим и поручает слуге Моске сообщить всем, что свое состояние он оставит тому, кто принесет ему самые ценные подарки. Нравственное уродство персонажей комедии, пытающихся угодить Вольпоне и богатыми дарами, и исполнением его прихотей (муж посылает жену на ложе старика Вольпоне, адвокат пренебрегает совестью и законностью и т д.), обнажается в этой всеобщей погоне за золотом.

Произведения

Пьесы / Ред. и вступ. ст. А.Смирнова.— Л.; М.: Искусство, I960.— 750 с.— (Б-ка драматурга);

Вольпоне, или Хитрый Лис: Комедия в 5 актах / Пер. П. Мелковой; Ред. и предисл. А. Смирнова. — М.: Искусство, 1954.— 191 с.

Ben Jonson: In 5 vol. Ed. by C. H. Herford, P. Simpson.— Oxford: Clarendon press, 1954; Volpone, or the Fox.— Cambridge: Univ. tutorial press. 1951.— XIX, 196 p.

Литература

Парфенов А. Т. Бен Джонсон и его комедия «Вольпоне».— М.: Высш. шк., 1982.— 109 с.;

Ромм А. С. Бен Джонсон: 1573-1637.- Л.; М.: Искусство, 1958.- 124 с.

Knoll R. Е. Ben Jonson's plays: An introduction.— Lincoln: Univ. of Nebraska press, 1964.— XVII,

206 p.; Smith G. Ben Jonson.- London: Macmillan, 1926.- VI, 310 p.

[91]

ДЖОН МИЛЬТОН (JOHN MILTON. 1608-1674)

— один из величайших поэтов и публицистов Англии, чье имя неразрывно связано с английской буржуазной революцией XVII в. Получив степень магистра в Кембриджском университете, Мильтон отказывается от деятельности священника, совершает путешествие по Италии и, вернувшись в Англию, занимается педагогической и литературной работой. В первый период своего творчества (20—30-е гг.) он пишет ряд лирических стихов и поэмы, в которых нашли отражение противоречия мироощущения Мильтона, поэта-пуританина и одновременно гуманиста, традиции эпохи Возрож­дения. В 1640—1650-х гг. Мильтон почти не обращается к поэзии (если не считать его 20 сонетов), активно участвует в политической борьбе и становится одним из блестящих публицистов английской буржуазной революции. Присоединившись к индепендентам, Мильтон выступает в это время с памфлетами революционного содержания, в которых борется против реакционной правительствен­ной цензуры («Ареопагитика»), отстаивает идею республики, оправдывает казнь короля Карла I («Защита английского народа») и т. п. Его эпические поэмы «Потерянный рай» и «Возвращенный рай», как и драма «Самсон-борец», были написаны им во время торжества реакции. В этом произведении Мильтон, травимый политическими врагами, больной и ослепший, призывал к продолжению революционной борьбы.

Потерянныйрай (Paradise lost. 1663)

— поэма, в которой использован библейский сюжет о первых людях, Адаме и Еве. об их грехопадении, о восстании Сатаны против Бога. Мильтон вложил в свое произведение сложную и философски глубокую проблематику, полную политического содержания и революционного пафоса. В картинах сражений между воинствами Бога и Сатаны отражены события гражданской войны Англии XVII в.; в образе Бога воплощено деспотическое единовластие, Сатаны — бунтарский дух свободолюбия. В эпизодах, связанных с судьбой Адама и Евы, не только раскрыт пуританский идеал добродетельной и трудолюбивой семьи, но и выражены гуманистические взгляды поэта на преобразующую силу труда и на ценность человеческой личности. Поэма написана белым стихом. Автор стремился к созданию монументального произведения в традициях античной эпической поэзии.

Произведения

Потерянный рай; Стихотворения; Самсон-борец / Пер. Арк. Штейнберга; Под ред. С. Шервинского;

Вступ. ст. А.Аникста.— М.: Худож. лит., 1976.— 572 с.— (Б-ка всемирн. лит.).

The works: In 22 vol.- New York: Columbia univ. press, 1931-1940; Paradise lost / Ed. by E. Prince. -

London: Oxford univ. press, 1962.- LXXII, 174 p.

Литература

Самарин P.M. Творчество Джона Мильтона.— М.: Изд-во МГУ, 1964.— 485 с.; Чамеев А. А. Джон Мильтон и его поэма «Потерянный рай».— Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1986.— 126 с. Macauley R. Milton.— London: Duckworth, 1934.— 141 p.

ДЖОН БЕНЬЯН (JOHN BUNYAN. 1628-1688)

— писатель и проповедник, крупнейший (наряду с Дж. Мильтоном) представитель литературы английского пуританства. Сын бедфордширского жестянщика, Беньян унаследовал профессию отца. Во время гражданской войны служил в войсках парламента (1644—1646). Получил в приданое за женой две книги пуританского катехизиса — «Путь простого человека к небесам» и «Упражнения в благочестии», которые, как он писал в духовной автобиографии, преисполнили его религиозным вдохновением. В 1653 г. он вступил в баптистскую общину и вскоре стал мирянином-проповедником. После Реставрации не пожелал подчиниться запрещению нонконформистского проповедничества и провел в заключении двенадцать лет, с 1660 по 1672 г., за постоянным чтением Библии и знаменитого в XV—XVI вв. протестантского житийного свода Дж. Фокса «Книга мучеников» (1563). В тюрьме написал несколько книг, важнейшей из которых является его автобиография «Преизобильная благодать, осенившая главного грешника» (1666) — нарочито подробный, отчасти приземленный, отчасти метафорический рассказ об усвоении кальвинистского учения о предопределении душ. Тот же рассказ в ином, сугубо дидактическом варианте находим в его «Исповеди моей веры» (1672). Здесь сформировался характерный для Беньяна аллегорический подход к повседневности, описы­ваемой как исполнение вышних предначертаний. По выходе из тюрьмы Беньян возобновляет проповедническую деятельность, к тому времени разрешенную королевским указом, и, снова угодив в заточение на шесть месяцев в 1675 г., пишет вчерне главную книгу своей жизни и одно из

[92]

важнейших произведений английской прозы — аллегорическое описание воображаемого путешествия «Путь паломника из здешнего мира в грядущий». Весьма примечательны написанные в том же ключе более поздние книги-аллегории, или развернутые проповеди, Беньяна: «Жизнь и смерть мистера Бэдмена» (1680) — описание предопределенной гибели грешника, погрязшего в житейских попечениях, и «Священная война» (1682), где божественный замысел спасения души человеческой воплощается как вселенская реализация метафоры — своего рода параллель к «Потерянному раю» Мильтона. Проза Беньяна заложила основы английской повествовательной литературной традиции — в первую очередь того ее направления, которое характеризуют реалистическая фантастика и бытовой гротеск и которое в XVIII в. представляют Свифт, Дефо и Филдинг, в XIX в. — Диккенс и Теккерей, в XX в. — Ивлин Во, Джойс Кэри, Мюриэл Спарк.

Путьпаломника (The pilgrim's progress. 1675—1684)

— аллегорический роман-притча, герой которого, нарочито усредненный и обобщенный, носящий имя Христианин, по наущению Евангелиста бежит из своего родного и обреченного Града Погибели и, одолевая сомнения, заблуждения, соблазны, искушения и искусителей, вплоть до беса Аполлиона и великана Отчаяния, через Долину Унижения, Долину Смертной Тени, Ярмарку Тщеславия (сущий Лондон времен Реставрации) и другие опасные теснины, болота и взгорья при поддержке друга-мученика Верного добирается наконец до Града Небесного и обретает непреходящее бла­женство. В 1678—1679 гг. книга вышла тремя изданиями (текст дополнялся и дорабатывался); в 1684 г. Беньян выпустил вторую, гораздо менее впечатляющую часть «Пути паломника», где вслед за Христианином, по его стопам ко Граду Небесному пробираются его жена и дети. Текст книги-сновидения (ясновидения), превращающей дидактические наставления в бытовые случаи и осуществляющей сквозную символизацию жизненного процесса, представляет собой катехизические диалоги со стихотворными вразумительными напутствиями, перемежающиеся повествовательными ремарками и сопровождаемые заголовками-комментариями. Стихотворный перевод-переложение начала «Пути паломника» находим у А.С.Пушкина в отрывке «Странник» (1834) — живом сви­детельстве нравственного притяжения и образного воздействия книги Беньяна.

Произведения

Путешествие пилигрима; Духовная война / Пер. Ю.Д. 3[асецкой|. — СПб.: Тип. Пуцыковича и

[тип.] Траншеля, 1878.— [779] с., разд. пат.

The Pilgrim's progress / Ed. by J. B. Wharey. — 2-nd ed.— Oxford: Clarendon press, I960.— 365 p.

Литература

Batson E. B. John Bunyan: Allegory and imagination.— London: Barnes a. Noble, 1984.— 157 p.; The Pilgrim's progress: Critical and historical views / Ed. dy V. Newey. — Liverpool: Liverpool nniv. press, 1980.— 302 p.; Sharrock R. John Bunyan.— London: Macmillan. 1968.— 163 p.

ДАНИЭЛЬ ДЕФО (DANIEL DEFOE. 1661-1731)

— автор знаменитого «Робинзона Крузо», один из зачинателей английского и европейского реа­листического романа эпохи Просвещения. Происходил из семьи торговца и очень рано стал предприимчивым дельцом. Он совмещал разнообразнейшую коммерческую деятельность с актив­ным участием в политической жизни страны, представляя интересы крепнущей английской бур­жуазии. Им написано огромное количество политических памфлетов («Чистокровный англичанин», «Кратчайший способ расправы с диссидентами» — памфлет, за который Дефо был выставлен к позорному столбу, и др.). «Гимн позорному столбу» был создан писателем в тюрьме и представляет собою выступление в защиту свободы печати и убеждений. Помимо «Робинзона Крузо» Дефо написал несколько не столь значительных в художественном отношении романов («Полковник Джек», «Капитан Синглтон» и др.), в которых, однако, содержатся реалистические зарисовки нравов. Показав приключения ряда порочных и преступных героев (пирата, авантюриста, прости­тутки), Дефо раскрыл ту важную роль, которую играла среда в формировании их характеров. Среду и условия существования героев Дефо изображал очень подробно, с большой наблюдательностью, стараясь создать впечатление, что все описанное в романе — достоверный рассказ действительно существовавшего лица. В отличие от других прозаиков Англии XVIII в. Дефо не придавал особого значения стилю, сознательно приближал язык книги к живому разговорному языку своего времени.

РобинзонКрузо (Robinson Crusoe. 1719)

— роман, содержание которого составляет история необыкновенных приключений йоркского Моряка XVII в. (якобы рассказанная им самим), попавшего после кораблекрушения на необитаемый

[93]

остров. Благодаря предприимчивости, энергии, трудолюбию Робинзон выдержал одиночество в течение долгого времени. Дефо наделил своего героя не только прекрасными человеческими качествами — мужеством, умом, волей и трудолюбием, но и всеми чертами «идеального» буржуа:

практицизмом, пуританской религиозностью, расчетливостью. Однако неумирающий интерес чи­тателей к роману обусловлен прежде всего тем пафосом труда, борьбы с препятствиями и покорения природы, который с такой силой звучит в первой части романа. Вторая часть — рассказ о колонии, основанной Робинзоном позднее на острове, и о его торговых путешествиях; третья содержит моральные размышления Робинзона. Глубокий философский и социальный смысл романа имел большое значение для современников Дефо: они справедливо видели в жизни и приключениях Робинзона Крузо как бы аналогию истории человечества в основных этапах развития, соглашаясь с автором, что прогресс — результат деятельности не столько выдающихся исторических личностей, сколько полезного труда обычных людей.

Молль Флендерс (Moll Flanders. 1722)

— роман, написанный как автобиография авантюристки Молль Флендерс, прожившей бурную, полную приключений жизнь. Ее мать была воровкой, высланной в американские колонии Англии, сама же Молль родилась в тюрьме и воспитывалась в Англии. Дефо рассказывает о ее многочис­ленных связях и браках, обогащениях и разорениях. Страшная нужда заставляет ее заняться воровством, к чему она обнаруживает незаурядные способности. В результате ее, как и мать, высылают в Америку. Оказавшись наследницей плантаций, доставшихся ей от умершей матери, она наконец начинает жить мирной, обеспеченной и честной жизнью. Автор приходит к выводу, что нищета и общественные пороки являются гораздо более важной причиной падения героини, чем ее моральная неустойчивость.

Произведения

Избранное / Под общ. ред. и с послесл. М.Урнова.— М.: Правда, 1971.— 511 с.; Жизнь и пиратские приключения славного капитана Синглтона / Пер., примеч. Т.Левита.— М.: Современ­ник, 1993.— 218 с.; Молль Флендерс / Пер. А. Франковского; Предисл. И.Верцмана.— М.:

Гослитиздат, 1955.— 304 с.; Робинзон Крузо / Пер. М. Шишмаревой, 3. Журавской; Под ред. А. Франковского. — М.; Л.: Academia, 1934.— XXIX, 775 с.; Робинзон Крузо / Сост., вступ. ст., коммент. К.Атаровой.— М.: Высш. шк., 1990.— 543 с.; Робинзон Крузо; История полковника Джека / Пер. М. Шишмаревой; Вступ. ст. М. и Д.Урновых.— М: Худож. лит., 1974.— 285 с.— (Б-ка всемирн. лит.); Счастливая куртизанка, или Роксана / Пер. и примеч. Т.Литвиновой; Послесл. А. Елистратовой. — М.: Наука, 1975. — 302 с. — (Лит. памятники). The novels and miscellaneous works: In 7 vol.— Oxford: Falboys, 1840; The fortunes and misfortunes of the famous Moll Flanders.— London: Barker, 1957.— 304 p.; Robinson Crusoe / Introd. by G Pocock — London: Dent, 1956.- XV. 432 p.

Литература

Аникст А. Даниэль Дефо: Очерк жизни и творчества.— М : Детгиз, 1957.— 133 с.; Елистратова А. Дефо.— В кн.: Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения, М., 1966, с. 100—154;

Миримский И. В Реализм Дефо.— В кн.: Миримский И. В. Статьи о классиках, М., 1966, с. 9—61; Урнов Д.М. Робинзон и Гулливер: Судьба двух лит. героев.— М.: Наука, 1973.— 87 с.;

Урнов Д.М. Дефо.— 2-е изд.— М.: Мол. гвардия, 1990.— 253 с.— (Жизнь замечат. людей). Daniel Defoe: A collection of critical essays / Ed. by M. Byrd. — Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1976. — VIII, 177 p.; Watson F. Daniel Defoe.- London: Longmans, Green, 1952.- VII, 240 p.

ДЖОНАТАН СВИФТ (JONATHAN SWIFT. 1667-1745)

— великий сатирик, деятель раннего английского Просвещения. Родился в Ирландии, в Дублине. Он с большой неохотой учился в Дублинском университете и, окончив его, стал личным секретарем у своего удалившегося на покой знатного родственника Темпля. В его имении Свифт встретил ряд известных литераторов и приобщился к литературной и политической среде. После смерти Темпля Свифт занял место настоятеля Дублинского собора. Не менее активно, чем в церковных делах, Свифт участвовал в общественно-политической жизни Англии и Ирландии: сначала он принадлежал к партии вигов, а позднее — тори. Он стал влиятельным публицистом, автором ряда острейших памфлетов, многие из которых были посвящены защите Ирландии от разорительной для нее политики Англии («Письма суконщика» и др.). Необычайно язвительно Свифт обнажал не только ненавистные ему феодальные пережитки, но и порочные черты нового общества, подмеченные им с удивительной прозорливостью. Из художественных произведений, помимо

[94]

обессмертившей его книги «Путешествия Гулливера», он написал сатиру на англиканскую и католическую церкви и пуританство («Сказка бочки»), аллегорическую сатиру на современные ему литературные споры («Битва книг»), поэму «Каденус и Ванесса», сатирическую поэму «На смерть доктора Свифта» и др. Сатира Свифта облечена обычно в фантастическую форму, но при этом отражает противоречия и пороки реальной жизни. Четкий и точный язык Свифта тщательно обработан. Но писатель не боялся вводить в свои произведения лексикон, который считался «вульгарным» и «низким».

Путешествия Гулливера (Gulliver's travels. 1726)

— одно из величайших сатирических произведений мировой литературы. Блестящая выдумка в соединении с достоверностью деталей придают книге увлекательность и в то же время делают убедительными необыкновенные приключения Гулливера в странах лилипутов, великанов, лапутян, благородных лошадей. Борьба политических партий, религиозно-церковные разногласия, придвор­ная лесть и королевский произвол, формальность английских законов, хищнические и собствен­нические интересы утверждающегося буржуазного общества — все это подвергается беспощадной критике, облеченной в форму фантастического повествования. Писатель несколько иронически относится к Гулливеру, который, попав в страну маленьких людей Лилипутию, чувствует свое преимущество перед ними, не замечая, что нелепые и смешные обычаи и нравы, государственный строй лилипутов — это всего лишь логически доведенные до абсурда английские порядки. В стране великанов Гулливер попадает в идеальную просвещенную монархию, по сравнению с которой Англия и ее история кажутся апофеозом насилия и торжества низменных человеческих страстей. В части, посвященной пребыванию Гулливера в Лапуте, писатель разоблачает лженауку, далекую от реальности. Рассказывая о путешествиях Гулливера в страну умных лошадей, Свифт противо­поставляет разумных говорящих лошадей, живущих патриархальной общиной, отвратительным звероподобным йеху, воплотившим в себе все пороки человеческого рода.

Произведения

Дневник для Стеллы / Изд. подгот. А.Г.Ингер, В. Б. Микушевич. — М.: Наука, 1981.— 623 с.— (Лит. памятники); Избранное / Сост. и коммент. В. Рака, И.Чекалова; Предисл. В. Рака. — Л.:

Худож. лит., 1987.— 446 с.; Памфлеты / Под ред. М. П.Алексеева, Е.И.Клименко.— М.: Гослит­издат, 1955.— 333 с.; Путешествия в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей / Пер. под ред. А. Франковского; Вступ. ст. и коммент. А. Аникста. — М.: Худож. лит., 1967. — 390 с.; Сказка бочки; Путешествия Гулливера / Пер. под ред. А. Франковского; Вступ. ст. А. Ингера. — М.: Худож. лит., 1976.— 429 с.— (Б-ка всемирн. лит.). Selected prose works / Ed. and with introd. by J. Hayward.— London: Cressnet, 1949.— XVIII, 482 p.;

Selected poems / Ed. by С. Н. Sisson- Manchester: Fyfield books - Carcanet, 1977.- 91 p.; Gulliver's travels.- London: Collins, 1955.- 208 p.

Литература

Левидов М. Путешествия в некоторые отдаленные страны, мысли и чувства Джонатана Свифта, сначала исследователя, а потом воина в нескольких сражениях. — 2-е изд. — М.: Сов. писатель, 1964.— 402 с.; Муравьев B.C. Джонатан Свифт.— М.: Просвещение, 1968.— 304 с.; Муравьев B.C. Путешествие с Гулливером: 1699—1970.— М.: Книга, 1972.— 207 с.; Урнов Д.М. Робинзон и Гулливер: Судьба двух лит. героев.— М.: Наука, 1973.— 87 с. Jeffares A. N. Jonathan Swift.— Harlow, Essex: Longman group, 1976.— 56 p.; Rowse A. L. Jonathan Swift. Major prophet.— London: Thames a. Hudson, 1975.— 240 p.; Speck W.O. Swift.— London:

Evans, 1969.- 143 p.; Ward D. Jonathan Swift.- London: Methuen, 1973.- 216 p.

ГЕНРИ ФИЛДИНГ (HENRY FIELDING. 1707-1754)

— родился в семье обедневшего аристократа. За жизнь Филдинг сменил немало профессий: был Драматургом, журналистом, издателем, мировым судьей,— но при этом всегда испытывал нужду. Однако, несмотря на материальные трудности, Филдинг на всю жизнь сохранил жизнерадостное и оптимистическое мировосприятие. Произведения писателя пронизаны ненавистью к ханжеству и лицемерию во всех их проявлениях. Пороки феодального и молодого буржуазного мира разо­блачаются писателем с предельной откровенностью и с большой сатирической силой, хотя одно­временно он, сообразно с философией Просвещения, выражает и оптимистическую веру в победу Разумного начала в укрепляющемся буржуазном обществе. Литературную деятельность Филдинг начал как драматург. Он был автором множества семейно-бытовых и социально-политических

[95]

комедий. Изображая нравы аристократической Англии, он сатирически разоблачал разврат и другие пороки общественной верхушки. В политических комедиях с такой остротой высмеивались бес­принципность и корыстолюбие, царящие среди членов партий тори и вигов, что власти, испугавшись их воздействия, сочли необходимым ввести театральную цензуру. Блестящего мастерства Филдинг достиг в романах «большой дороги», или, как он их называл, «комических эпопеях», жанре, распространившемся в английской литературе с эпохи Просвещения. В них охвачена жизнь разных общественных слоев: среди персонажей и главарь шайки преступников, и бедный пастор, и провинциальные помещики, и столичные аристократы.

История приключений Джозефа Эвдруса и его друга мистера Абраама Адамса

(The history of the adventures of Joseph Andrews and of his friend Mr. Abraham Adams. 1742)

— задумана как пародия на «Памелу» Ричардсона — модный сентиментальный роман того времени. В книге рассказывается о приключениях предполагаемого брата Памелы Джозефа и его возлюб­ленной — служанки Фанни. Став предметом страсти и преследований со стороны своей госпожи, добродетельный лакей Джозеф, не ответивший на ее чувства, уволен и изгнан. По дороге в Лондон Джозеф встречается с Фанни, направившейся на поиски своего возлюбленного, и пастором Адамсом, везущим в Лондон рукописи своих проповедей. Описанию их приключений и посвящен в основном роман. Подлинный герой книги, в котором воплощены черты, противопоставленные автором корыстному и расчетливому практицизму, — это рассеянный и милый чудак, бедный сельский пастор Адаме. Постоянно попадающий в нелепые комические положения, когда он сталкивается с реальными фактами жизни, пастор Адамс, подобно Дон-Кихоту Сервантеса, вызывает симпатию читателя своей непоколебимой верой в благородство человеческой природы, бескорыс­тием и готовностью помочь ближнему.

ИсторияТомаДжонса, найденыша (The history of Tom Jones, a foundling. 1749)

— самый значительный роман Филдинга, в котором воспроизведены разнообразнейшие челове­ческие характеры и социальные типы — от представителей общественных низов до лондонской аристократической верхушки. Приключения героев — Тома Джонса и Софии Уэстерн — разворачиваются и в помещичьих домах, и на проезжих дорогах. Тому Джонсу — подкидышу, оказавшемуся, как это выясняется впоследствии, племянником воспитавшего его помещика Олверти. — менее всего свойственны благоразумие и прозаический здравый смысл его сводного брата и завистливого врага Блайфиля. Том добр. жизнерадостен, способен на благородные поступки; он становится жертвой интриг Блайфиля и принужден пройти через мытарства, лишения л сложные приключения, прежде чем восторжествует справедливость в отношении к нему и он наконец соединится с любимой девушкой.

Произведения

Избранные произведения: В 2 т. / Вступ. ст. С. Мокульского. — М.: Гослитиздат, 1954; Избран­ные сочинения / Вступ. ст. и коммент. В.Харитонова.— М.: Худож. лит., 1988.— 686 с.; Исто­рия приключений Джозефа Эндруса и его друга Абраама Адамса / Пер. Н.Вольпин; Послесл. И. Головни.— М.: Гослитиздат, 1949.— 396 с.; История Тома Джонса, найденыша / Пер. и примеч. А. Франковского. — М.: Худож. лит., 1973.— 879 с.— (Б-ка всемирн. лит.); Фарсы / Пер. Р.Померанцевой и Ю. Кагарлицкого; Вступ. ст. Ю Кагарлицкого. — М.: Искусство, 1980.— 359 с.

The complete works: In 16 vol.— London: Cape, 1967; The history of Tom Jones, a foundling / Introd. by A. Pryce-Jones. — London: Collins, 1956.— 793 p.; Joseph Andrews.— London: Dent, 1957.— 320 p.

Литература

Елистратова А. Филдинг.— В кн.: Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения, М.. 1966, с. 215—270; Роджерс П. Генри Филдинг: Биография / Пер., послесл. и коммент. В.Харито­нова.— М.: Радуга, 1984.— 208 с.; Соколянский М.Г. Творчество Генри Филдинга.— Киев: Виша шк., 1975.- 174 с. Digeon A. The novels of Fielding. - New York: Russell, 1962. - XV, 255 p.; Wright A. Henry Fielding:

Mask and feast.— London: Chatto a. Windus, 1965.— 213 p.

ЛОРЕНС СТЕРН (LAURENCE STERNE. 1713-1768)

— виднейший и глубоко оригинальный представитель английского сентиментализма. Сын бедного пехотного офицера, он рано потерял отца. с трудом окончил университет и затем стал священником маленького деревенского прихода. Литературную славу ему принес роман «Жизнь и мнения

[96]

Тристрама Шенди», после опубликования которого он стал признанным писателем не только в Англии но и в Европе. Роман Стерна поразил читателей своеобразием построения, совершенно неожиданными комбинациями эпизодов, которые подчиняются капризам автора гораздо больше, чем закономерностям реальной действительности. Не менее своеобразны и его герои — чудаки, оригиналы, неповторимые в своих странностях и выдумках. Чувствительность и юмор, горечь и веселость непрерывно сменяют друг друга в произведениях Стерна, утратившего оптимизм своих предшественников — писателей-просветителей — и их веру в силу разума, призванного, по их мнению, исправить частные недостатки действительности. Творчество Стерна глубоко актуально для литературы XVIII в. Поставив своей задачей изобразить сложную внутреннюю жизнь своих героев Стерн впервые ввел прием «потока сознания» как способа изображения действительности. получивший дальнейшее развитие в творчестве Джойса.

ЖизньимненияТристрамаШенди (The life and opinions of Tristram Shandy. 1760—1767)

— роман без фабулы, состоящий из огромного количества разрозненных эпизодов и длин­ных отступлений, представляет собой историю семейства Шенди. Однако сам Тристрам Шенди к последнему, девятому тому романа достигает лишь пятилетнего возраста, и его судьба, по-ви­димому, очень мало интересует автора. Стерн беседует с читателем от имени одного из многих героев романа — сельского пастора, философствующего чудака Йорика, который в парадок­сальной и внешне наивной форме раскрывает расхождение между высокими идеалами и весьма низменной действительностью. В образе отца Тристрама, Вальтера Шенди, в прошлом купца, а ныне владельца имения Шендихолл, дана остроумнейшая карикатура на «мыслителя»-педанта. Жертва философствований Вальтера — его забитая жена, которая, к великому сожалению мужа, никогда не вступает с ним в спор. Любимый герой автора — дядя Тоби, военный в отстав­ке, забавляющийся игрой в войну в собственном саду, — настолько же неразумен и во многом наивен, насколько добр и великодушен. Вальтер Шенди, дядя Тоби, его денщик Трим, пастор Йорик — забавные чудаки, люди яркие, своеобразные — противопоставлены автором корыстному обществу.

Сентиментальное путешествие (A sentimental journey. 1768)

— книга, в которой от имени пастора Йорика рассказано о путешествиях Стерна по континенту. Йорик называет себя, в отличие от путешественников тщеславных и любопытных, «сентимен­тальным путешественником», которого гораздо больше интересуют собственные чувства и пере­живания, рожденные впечатлениями от виденного, чем жизнь, природа и история страны, где он находится. Композиция «Сентиментального путешествия» так же отрывочна и внешне нелогична, как и в романе «Жизнь и мнения Тристрама Шенди». Книга состоит из ряда эпизодов, связанных лишь образом самого Йорика и рассказывающих о внешне совершенно незначительных событиях. Горький юмор автора, ставящего под сомнение как будто бескорыстные и трогательные чувства Йорика, пронизывает ряд остроумных эпизодов «Путешествия» (знаменитые рассуждения Йорика по поводу запертого в клетке скворца, встреча с монахом в Кале и др.).

Произведения

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена; Сентиментальное путешествие по Фран­ции и Италии / Пер. А. Франковского; Вступ. ст. А. Елистратовой. — М.: Худож. лит., 1968.— 687 с.— (Б-ка всемирн. лит.); Сентиментальное путешествие; Воспоминания; Письма; Дневник / Пер. и примеч. А. Франковского; Предисл. И.Всрцмана.— М.: Гослитиздат, 1940.— XXXII, 384 с.

The complete works and life of Laurence Sterne: In 4 vol.— New York; London: The Clonmel soc., 1904; The life and opinions of Tristram Shandy.— London: Collins, 1955.— 490 p.; A sentimental Journey. — London: EIek, 1948. — 172 p.; Selected prose and letters: In 2 vol. / Предисл. К. Н.Атаровой;

Коммент. А.И.Полторацкого.— М.: Progress publishers, 1981.

Литература

Атарова К. Н. Лоренс Стерн и его «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии».— М.:

Высш. шк., 1988.— 93 с.; Верцман И. Лоренс Стерн.— В кн.: Из истории английского реализма, М., 1941, с. 133—188; Елистратова А. Стерн.— В кн.: Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения, М., 1966, с. 324-360.

Hartley L. С. Laurence Sterne: A biographical essay. — Chapel Hill: The Univ. of North Carolina press, 1958.— XII, 302 p.; Jefferson D. W. Laurence Sterne.— London: Longmans, Green, 1954.— 35 p.;

Thompson D. Wild excursions: The life and fiction of Laurence Sterne. — London: Weidenfeld a. Nicolson, 1972.- 325 p.

[97]

ТОБАЙАС ДЖОРДЖ СМОЛЛЕТ (TOBIAS GEORGE SMOLLETT. 1721-1771)

— один из крупнейших представителей английского реалистического романа эпохи Просвещения По происхождению шотландец, сын дворянина, Смоллет вынужден был всю жизнь биться в поисках заработка. Потерпев в юности неудачу на драматургическом поприще, он стал помощником хирурга на военном корабле, но затем снова обратился к литературной деятельности. Из всех многочис­ленных произведений Смоллета, написанных в самых разнообразных жанрах, только романы принесли ему славу. В них писатель рассказывает о всевозможных приключениях своих героев, которые приходят обычно к счастливой развязке после различных испытаний и любовных неудач. Но авантюрный элемент не является определяющим: автор стремится раскрыть эволюцию характера героя в борьбе с жизненными препятствиями. Смоллет, в отличие от Филдинга, уже не так оптимистически расценивает человеческую природу; эгоизм, стяжательство, лицемерие он считает врожденными свойствами человека.

ПриключенияРодерикаРэндома (The adventures of Roderick Random. 1748)

— роман о шотландце, бездомном сироте, с детских лет предоставленном самому себе. Борьба с многочисленными жизненными препятствиями постепенно превратила Рэндома в беспринципного авантюриста. Он перепробовал множество профессий и занятий: был корабельным врачом, лакеем,^ наемным солдатом, присяжным «женихом», гоняющимся за богатыми невестами. Среди эпизодов романа особенно выделяются своей разоблачительной силой и смелой правдивостью те, которые связаны с плаванием Родерика на военном корабле. Насильно завербованный во флот, он стал­кивается с жестокостью и самоуправством капитана корабля, с устрашающими условиями жизни матросов, погибающих от болезней в душном и грязном лазарете в трюме корабля.

ПриключенияПерегринаПикля (The adventures of Peregrine Pickle. 1751)

— это жизнеописание героя — фата и повесы, грубого циника, который проходит на пути к жизненному благополучию через множество приключений и комического, и печального характера. Ему суждено испытать и тяжелый труд, и тюрьму, и скандалы в светском обществе. Он окружен чрезвычайно своеобразными людьми, изображенными, как это обычно у Смоллета, либо мораль­ными и физическими уродами, либо чудаками, которые оказываются более благородными и человечными, чем благопристойные и внешне привлекательные джентльмены. Английская жизнь возникает перед читателем во всей пестроте, она даже «документирована»: в текст романа, например, полностью вставлены (по-видимому, подлинные) мемуары известной в то время в лондонском высшем свете некоей леди Вейн.

ПутешествиеХамфриКлинкера (The expedition of Humphry Clinker. 1771)

— роман, состоящий из писем на каждодневные, бытовые темы, которые пишут друг другу валлийский помещик Мэтью Брамбл, пожилой холостяк, брюзга и резонер, сварливая и вздорная мисс Табита Брамбл, племянница Брамблов семнадцатилетняя Лидия Мельфорд и ее брат, Джерри Мельфорд, недавний студент Оксфорда. Роман полон движения: семейство Брамблов путешествует, персонажи знакомятся друг с другом. Границы небольшого мирка, встающего со страниц писем, расширяются до размеров большого мира в его социально-историческом наполнении, который быстро меняет свой облик под влиянием промышленного переворота XVIII в., до предела усилив­шего контраст между богатством и бедностью. Хамфри Клинкер, сирота, незаконнорожденный, выросший в приходском работном доме, был отдан в ученье деревенскому кузнецу, а затем нанялся конюхом к трактирщику и честно работал, пока не заболел и не обнищал настолько, что стал жертвой ханжи Табиты Брамбл, которую оскорбила «неделикатная» внешность героя, а попросту говоря, разваливающееся на глазах рубище, через которое просвечивало голое тело. За оскорбление леди Хамфри Клинкер попадает в тюрьму. Однако выясняется, что безродный бродяга, оборванец Хамфри Клинкер — сын Мэтью Брамбла. Тем самым конфликт разрешается вполне благополучно, в духе разумного просветительского конца, прославляющего победу человечности над силой чис­тогана. Ч. Диккенс назвал «Хамфри Клинкера» несомненно лучшим из того, что написано Смоллетом. Стремление Смоллета показать «кровную» человеческую взаимосвязь противостоящих друг другу общественных полюсов — богатства и бедности, «верхов» и «низов» — было новым и важным почином в английском просветительском романе XVIII в. Вместе с тем в последнем романе Смоллет усвоил и многие уроки сентиментализма, в частности Стерна.

Произведения

Приключения Перегрина Пикля / Пер. А.Кривцовой, Е.Ланна: Предисл. А. Елистратовой. — М.:

Гослитиздат, 1955.— 720 с.; Приключения Родерика Рэндома / Пер. и примеч. А.В.Кривцовой;

[98]

Послесл. Р.М.Самарина.— М.: Гослитиздат, 1949.— 552 с.; Смоллет Т. Путешествие Хамфри Клинкера; Голдсмит. О. Векфильдский священник / Вступ. ст. А. Ингера. — М.: Худож. лит., 1072 — 542 с. — (Б-ка всемирн. лит.). The complete works. — London: Bell a. Daldy, n d. — XL, 966 p.; The adventures of Peregrine Pickle:

In 2 vol / Introd. by W. Alien.— London: Dent, 1956; The adventures of Roderick Random.— London:

Hutchinson, n. d.— 519 p.; The expedition of Humphry Clinker.— London: Dent, 1943.— IX, 372 p.

Литература

Елистратова А. Ранний Смоллет; Поздний Смоллет. — В кн.: Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения, М., 1968, с. 271-293, 361-397.

Bouce P. G. The novels of Tobias Smollett.— London: Longmans, Green, 1977.— 405 p.; Spector R. D. Tobias George Smollett.— New York: Twayne, 1968.— 175 p.

ОЛИВЕР ГОЛДСМИТ (OLIVER GOLDSMITH. 1728-1774)

— один из выдающихся представителей английского Просвещения XVIII в., писатель, проявивший одинаковую одаренность как эссеист, поэт, романист и драматург. В каждом из этих жанров он оставил произведения, признанные классическими. Сын священника сельского прихода в Ирлан­дии, Голдсмит пришел к профессии литератора после долгих скитаний по Европе. Он изучал медицину, юриспруденцию, был бродячим комедиантом, корректором, наконец, журналистом и издателем сатирического журнала. Известность пришла к нему после выхода цикла юмористических и сатирических очерков «Гражданин мира» (1761), объединенных единым сюжетом и замыслом и написанных якобы философом-китайцем, приехавшим в Лондон и пораженным нелепостями английских общественных порядков и нравов. Замысел книги был подсказан популярными в ту пору «Персидскими письмами» Монтескье. Вслед за «Гражданином мира» был написан роман «Векфильдский священник», рукопись которого Голдсмит был вынужден продать издателю в силу необходимости: ему грозила долговая тюрьма. Был ли роман тогда закончен, возвращался ли к нему писатель — не известно; он был опубликован лишь четыре года спустя, в 1776 г. В 1770 г. вышла прославившая Голдсмита поэма «Покинутая деревня», изображавшая вымышленное село Оберы, разоренное и опустошенное в результате огораживания общинных земель. Настроение щемящей печали пронизывает каждую строку этой элегии. Однако муза Голдсмита была не только печальной. Он — один из выдающихся юмористов английской литературы, о чем свидетельствуют многие его очерки и страницы романа, но более всего написанная незадолго до смерти комедия «Ночь ошибок» (1773).

Векфильдскийсвященник (The vicar of Wakefield. 1766)

— роман, посвященный бедному сельскому священнику доктору Примрозу и его семье, которые стали жертвами безнравственности и самоуправства молодого помещика Торнхилла. Рассказ ведется от имени священника, необычайно гуманного и до чудачества наивного добряка, мирное и патриархальное существование которого жестоко нарушено. Торнхилл соблазняет его старшую дочь Оливию, похищает младшую, Софью, отнимает невесту у его сына Джорджа и, наконец, добивается заключения в тюрьму отца и сына. Вовремя вернувшийся владелец соседнего поместья, дядя Торнхилла, восстанавливает справедливость, освобождает из тюрьмы доктора Примроза и Джорджа и женится на Софье. Ни в одном английском романе XVIII в., кроме написанного много позднее «Калеба Уильямса» Годвина, не была показана с такой ужасающей очевидностью ничем не ограниченная власть помещика над жизнью обитателей прихода, как в «Векфильдском священнике». У Голдсмита тема бесправия бедняков, частной собственности и закона становится центральной. В романе отчетливо проявились черты, свойственные английскому сентиментализму. Для соци­ального самочувствия многих тысяч вчерашних крестьян, насильственно оторванных от векового Уклада, характерна была неотступная мечта о возвращении к земле, к своему хозяйству. Происходила своеобразная аберрация, и прошлое, с его тяжелым трудом и нуждой, но все же относительно независимым существованием на своем клочке земли, казалось теперь беспечальной идиллией. Отсюда идет и решительное неприятие сентиментализмом новой буржуазной городской цивили­зации, и противопоставление ей идеализированного сельского хозяйства патриархального уклада. Однако при всех своих иллюзиях английский сентиментализм был далек от крайностей Руссо:

критически относясь к буржуазной цивилизации, видя многие ее трагические последствия, он не 'обирался зачеркивать ее целиком и противопоставлять ей в качестве естественной нормы жизнь Дикарей. Главным мерилом нравственности у Голдсмита служит не столько разумность, сколько Доброта, отзывчивость, умение прислушаться к голосу своего сердца. Человеческий характер и изаимоотношения людей представлены у сентименталиста Голдсмита сложнее, диалектичнее,

[99]

нежели у его предшественников. Искусство Голдсмита — искусство не крайностей (добро — зло), но полутонов.

Произведения

Избранное: Стихи; Векфильдский священник / Предисл. А. Ингера. — М.: Худож. лит., 1978.— 302 с.; Векфильдский священник / Пер. Т.Литвиновой.— В кн.: Смоллет Т, Путешествие Хамфри Клинкера; Голдсмит О. Векфильдский священник, М., 1972, с. 379—541; Гражданин мира, или Письма китайского философа, проживающего в Лондоне, своим друзьям на Востоке / Изд. подгот. и коммент. сост. А. Г. Ингер. — М.: Наука, 1973. — 383 с. — (Лит. памятники); Ночь ошибок:

Комедия в 5 д. / Пер. Н. С. Надеждиной; Стихи в пер. М.А.Донского.— М.: Искусство, 1954.— 87 с.

Collected works: In 5 vol. / Ed. by Arthur Friedman. — Oxford: Clarendon press, 1966; The vicar of Wakefield. — London: Folio society, 1952.— 176 p.

Литература

Влистратова А. Голдсмит. — В кн.: Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения, М., 1974, с. 294—323; Кузьмин Б. Голдсмит и сентиментализм.— В кн.: Кузьмин Б. О Голдсмите, о Байроне, о Блоке..., М., 1977, с. 9—36.

Genger I. The notable man: The life and times of Oliver Goldsmith.— London: Hamilton, 1977.— XV, 408 p.; Kirk С. М. Oliver Goldsmith.- New York: Twayne, 1967.- 202 p.

ДЖЕЙМС МАКФЕРСОН (JAMES MACPHERSON 1736-1796)

— шотландский поэт. Будучи сыном простого фермера, принадлежал к старинному клану, родо­словная которого восходила к XII в. Учился в Абердинском и Эдинбургском университетах, однако, не закончив ни одного из них, вернулся в деревушку Рутвен, где родился, и получил там место учителя в школе для бедных. Первые поэтические опыты Макферсона (поэма «Шотландский горец» и др.), носившие откровенно подражательный характер и не имевшие успеха, относятся к концу 1750-х гг. В историю мировой литературы Макферсон вошел как автор одной из самых знаменитых литературных мистификаций — «Поэм Оссиана». После их публикации дальнейшая жизнь Мак­ферсона в основном была связана с политикой и политической публицистикой.

ПоэмыОссиана (The poems of Ossian. 1760—1765)

— в окончательной редакции представляют собой цикл лиро-эпических сказаний, состоящий из эпических поэм «Фингал» и «Темора» и сопутствующих малых поэм. История публикации поэм Оссиана достаточно непроста. Впервые сборник «переводов» из старинной кельтской поэзии Макферсон выпустил анонимно под названием «Отрывки старинных стихотворений» (1760). Один­надцать из шестнадцати «отрывков» он включил (в качестве вставных эпизодов либо же как приложения) в поэмы Оссиана, первая из которых вышла в 1761 г.: «„Фингал", древняя эпическая поэма в шести книгах, вместе с несколькими другими поэмами Оссиана, сына Фингала. Переведены с гэльского Джеймсом Макферсоном». В 1763 г. появился новый том, «Темора», имевший более скромный успех. В 1765 г. обе поэмы были переизданы в виде двух томов «Творения Оссиана». Заново отредактированное и композиционно перестроенное издание, которое легло в основу всех позднейших, Макферсон выпустил в 1773 г., дав ему то название, под которым книга известна сегодня: «Поэмы Оссиана». Центральный герой цикла — Фингал, король легендарного древнего государства Морвен. располагавшегося на западном побережье Шотландии. Действие поэм Мак­ферсон отнес к III в.. а их автором объявил старшего сына Фингала, воина и барда Оссиана, дожившего до глубокой старости и воспевшего подвиги героев былых времен. Герои поэм — грозные воины-витязи и их жены и возлюбленные — живут и действуют вне быта, представая как некие абстрактные идеальные носители высоких этических и эстетических ценностей. В «оссианическом мире» они являют собой вершину мироздания, ибо, в отличие от гомеровского эпоса. в нем отсутствуют боги. Еще одно существенное отличие поэм Оссиана, во многом объясняющее и их читательский успех у современников, и причину их быстрого «проникновения» в иные литературы, — присущий им лиризм, в котором, несомненно, отразился общий настрой периода их создания — эпохи сентиментализма и предромантизма. Многие современники Макферсона усомнились в подлинности якобы переведенных им текстов. Самым ревностным и настойчивым разоблачителем мистификации выступил доктор С.Джонсон. «Оссиановская полемика» продолжа­лась до конца жизни Макферсона, она перекинулась и в XIX. и в XX вв. Однако параллельно с полемикой об авторстве поэм и вполне независимо от нее происходил другой процесс, едва ли не более существенный в историко-литературном плане: «Поэмы» оказывали магнетическое

[100]

члействие на умы писателей, живущих в странах, вполне отдаленных от Шотландии. Огромное влияние оказал «Оссиан» на немецкую и французскую литературу. История «русского Оссиа-начинается с переводов И.И.Дмитриева (1788); в «оссианическую сферу» были вовлечены а с. Пушкин, Н. М. Карамзин, В.А.Жуковский, Г. Р.Державин и ряд других поэтов конца XVIII— XIX в В русской поэзии XX в. дань «Оссиану» отдали Н.С.Гумилев и О.Э.Мандельштам.

Произведения

Поэмы Оссиана / Изд. подгот. Ю.Д.Левин; Отв. ред. М. П.Алексеев. — Л.: Наука, 1983.— 589с.—

(Лит. памятники).

The poems of Ossian. Translated by James Macphcrson / With notes and with an introd. by W. Sharp. — Edinburgh: Grant, 1926.- XXIV, 417 p.

Литература

Левин Ю.Д. Оссиан в русской литературе. Конец XVIII — первая треть XIX века.— Л.: Наука,

1980.— 202 с.; Маслов В. И. Оссиан в России: (Библиография).— Л.: Изд-во АН СССР, 1928.—

65 с.— (Тр. Пушкинского Дома. Вып. 4).

Saunders Th. В. The life and letters of James Macpherson, containing a particular account of his famous

quarrel with Dr. Johnson, and a sketch of the origin and influence of the Ossianic poems. — New York:

Haskell house, 1968.— 327 p.; Smart J. S. James Macpherson: An episode in literature.— London: Nun, 1905.— 234 p.; Stafford F. J. The sublime savage: A study of James Macpherson and the Poems of Ossian.— Edinburgh: Univ. press, 1988.— 192 p.

РИЧАРД БРИНСЛИ ШЕРИДАН (RICHARD BRINSLBY SHERIDAN. 1751-1816)

— выдающийся драматург эпохи Просвещения. Его дед, педагог, был близким другом Дж. Свифта, отец — артист, преподаватель сценической и ораторской речи, мать — романистка и драматург. Шеридан получил образование в привилегированной школе Харроу, изучал право в Лондоне, но с 1774 г. целиком посвятил себя драматургии и за несколько лет создал почти все свои пьесы:

комедию «Соперники» (1775), фарс «День св. Патрика, или Предприимчивый лейтенант» (1775), комическую «балладную» оперу «Дуэнья» (1775), комедии «Поездка в Скарборо» (1777) и «Школа злословия» (1777, изд. 1780), комедию в жанре «репетиции», т. е. представляющую «сцену на сцене»,— «Критик» (1779). В конце 70-х гг. Шеридан стал руководителем театра «Друри-Лейн», который он возглавлял более 33 лет. Наряду с этим с 1780 по 1812 г. он был членом парламента, одним из лидеров радикального крыла партии вигов. Блестящие речи и демократические убеждения снискали ему не меньшую популярность, чем пьесы. Он выступал за введение всеобщего голосо­вания и парламентскую реформу, в защиту независимости Ирландии, осуждал войну против восставших английских колоний в Северной Америке, требовал признания Французской Респуб­лики и невмешательства в ее дела. Вершина общественной деятельности Шеридана — его обви­нительные речи против английского генерал-губернатора в Индии У. Хейстингса с требованием предать его суду за злоупотребление властью и жестокость. Байрон, высоко ценивший радикализм и ораторское искусство Шеридана, посвятил его памяти стихотворение «Монодия на смерть Р.Б.Шеридана». Комедии Шеридана легки, полны блеска, остроумия и неожиданных парадок­сальных ситуаций; наблюдательность автора и его критическое отношение к высшему обществу придают им разоблачительное звучание; быт и нравы буржуазно-аристократической Англии нари­сованы комедиографом остро, правдиво и выразительно. Шеридан вслед за Голдсмитом выступил против сентиментальной комедии с ее прямолинейной назидательностью. Уже в комедии «Сопер­ники» Шеридан высмеял выспренные, построенные на книжном «жизненном опыте» отношения, Далекие от искренности и подлинной человечности. Один из ярких персонажей комедии — тетка героини, графиня Малапроп. Она увлекается красиво звучащими словами, перевирая их смысл и произношение. Отсюда и вошедший в английский язык термин «малапропизм», который обозначает претенциозную и исковерканную речь.

Школазлословия (School for scandal. 1777)

— самая блестящая сатирическая комедия нравов, принадлежащая перу Шеридана, очень попу­лярная и в наши дни. Изобретательно и остроумно автор высмеивает лицемерие английского высшего общества, срывает маски добродетели, благожелательности и любезности, под которыми таятся безнравственность, душевная пустота, алчность, зависть. Этим порокам лондонского высшего света Шеридан противопоставляет достоинства провинциального помещика, патриархального Питера Тизла, имевшего несчастье жениться на бедной молоденькой девушке, которой высший свет казался недостижимым идеалом. Попав в избранные лондонские салоны, она также погружается

[101]

в интриги, сплетни и готова изменить мужу, но вовремя одумывается и начинает понимать достоинства честного Тизла и нравственное ничтожество утонченных аристократов. Один из героев комедии, Джозеф Серфэйс, — ханжа и лживый эгоист. В этом образе Шеридан подвергает сомнению скомпрометированный реальной действительностью тезис просветителей о «нравственном Разуме». В мастерстве построения сценического действия и ведения диалога, в отточенных афористичных репликах Шеридан — ученик английских комедиографов эпохи Реставрации У. Конгрива, Дж. фаркера и других, которые тоже издевались над лицемерием буржуа, воздерживаясь, однако, от нравственных оценок. Шеридан не разделяет моральной индифферентности своих предшествен­ников, и при отсутствии прямой назидательности порок у него в финале изобличен и наказан, а буржуазно-семейные добродетели торжествуют. Вместе с тем традиции английской комедии обо­гащены у Шеридана опытом романов Филдинга и других просветителей, что делает его персонажей жизненно полнокровными. Шеридану удалось добиться редкостного равновесия характеров и занимательной интриги, лишенной при этом искусственной замысловатости и обусловленной характерами героев, логикой их взаимоотношений. Наряду с «Ночью ошибок» Голдсмита «Школа злословия» — вершина и итог развития английской просветительской комедии XVIII в., опыт которой был впоследствии воспринят О. Уайльдом и Б. Шоу.

Произведения

Драматические произведения / Вступ. ст. и коммент. Ю. Кагарлицкого. — М.: Искусство, 1956.— 482 с.; Школа злословия: Комедия в 5 д. / Пер. М.Лозинского.— М.: Искусство, 1963.— 111с. The works.— London: Chatto a. Windus, 1886.— VIII, 656 p.; School for scandal.— Oxford: Clarendon press, 1946.- 112 p.

Литература

Маршова Н.М. Ричард Бринсли Шеридан.— Л.; М.: Искусство, I960.— 122 с.; Шервин О.

Шеридан.— М.: Искусство, 1978.— 293 с.— (Жизнь в искусстве).

Bingham М. Sheridan: The track of a comet.— London: Alien a. Unwin, 1972.— 383 p.; Loftis I.

Sheridan and the drama of Georgian England.— Oxford: Blackwell, 1976.— XI, 174 p.

«ГОТИЧЕСКИЙ» РОМАН

«Готический» роман, или роман «тайн и ужасов»,— явление английской литературы рубежа XVIII—XIX вв., сыгравшее роль связующего звена между творчеством просветителей и романтиков. Он возник как реакция на философскую мысль и миропонимание европейского Просвещения, подготовившие Великую французскую революцию. Свое определение жанр получил в связи с особым интересом его авторов к средневековью с его «готикой», как они ее понимали, т. е. представлением о мире как арене извечного борения противостоящих начал — добра и зла, небесного и инфернального, Бога и дьявола, а также в связи с обращением к условно-«готическому» обрамлению действия, которое, как правило, разворачивается в средневековых замках, монастырях, церквях и часовнях, подземельях и т. п., на фоне мрачных, подчас экзотических «восточных» ландшафтов, что придает описываемому зловещий и загадочный колорит. Основателем жанра справедливо считается Гораций Уолпол (Horace Walpolc. 1717—1797), автор канонического «Замка Отранто» (1765). К выдающимся образцам «готического» романа относятся «Ватек: арабская сказка» (1782, 1787) Уильяма Бекфорда (William Beckford. 1760-1844), «Удольфские тайны» (1794) и «Итальянец» (1797) Анны Радклиф (Ann Radcliffe. 1764—1823), «Монах» (1795/96) Мэтью Грегори Льюиса (Matthew Gregory Lewis. 1775—1823), «Сент-Леон» (1799) и «Мандевилл» (1817) Уильяма Годвина (William Godwin. 1756—1836), «Семья Монторио» (1807) и «Мельмот Скиталец» (1820) Чарльза Роберта Метьюрина (Charles Robert Matiirin. 1780—1824). В целом с 1764-го по начало 1820-х гг. в Великобритании увидели свет несколько сотен «готических» романов. Поэтике жанра полностью отвечает и знаменитая фантастическая притча «Франкенштейн» (1818), принадлежа­щая перу Мэри Шелли (Mary Shelley. 1797—1851), дочери У. Годвина и жены поэта-романтика П. Б. Шелли. Элементы просветительской прозы сочетались в «готическом» романе с принципами и приемами письма и обрисовки героев, предвосхищавшими поэтику романтизма. Так, от эпохи Просвещения представители жанра унаследовали четкую логику в развитии сюжета, когда следствия жестко увязаны с причинами; апелляции к разуму и здравому смыслу; колоритных и реалистически очерченных персонажей второго-третьего ряда (Уолпол, Радклиф, Льюис, Годвин); дидактическое начало, в согласии с которым в их книгах если и не всегда торжествует добродетель, то порок непременно получает наказание. В то же время твердой просветительской вере в разум и позна­ваемость мира они противопоставили Гамлетово: «Гораций, много в мире есть того, что вашей

[102]

философии не снилось». Подчеркивая непредсказуемость и непознаваемость судьбы, неоднознач­ность и неординарность человеческой природы, «готические» романисты обращались к фантастике, гиперболизации чувств, страстей и переживаний, мистификации обыденного, мелодраматическим эффектам в развитии сюжета, экзотическому, как у Бекфорда и Метьюрина, «антуражу». Взяв у просветительского романа авантюрный сюжет, «готический» роман отказался от установки на описание нравов. На смену обычным персонажам, действующим в реальных узнаваемых обстоя­тельствах, пришли загадочные либо исключительные герои, поставленные волею рока в обстоя­тельства столь же исключительные. Житейская тайна (как, например, секрет происхождения Тома Джонса у Филдинга) из бытовой превратилась в метафизически роковую загадку личности. Правда, принципы и приемы реалистического и романтического письма сочетались у авторов «готического» романа в различной пропорции. Если в книгах Уолпола, Бекфорда, Льюиса и Мэри Шелли «удельный вес» фантастики весьма велик, у Годвина и Метьюрина значителен, то у Анны Радклиф сверхъестественное в итоге обязательно получает чисто рациональное объяснение. Радклиф доби­вается «готического» эффекта путем пространных, импрессионистических по сути описаний ланд­шафтов и природных явлений, а также пребывающих с ними в таинственной гармонии и, как правило, исполненных смутной тревоги и предощущения чего-то зловещего переживаний дейст­вующих лиц. «Ее романы исполнены неотразимого и пагубного очарования... под ее пером жизнь души и материальное окружение персонажей окрашиваются в тени вечерних сумерек», — отмечал Метьюрин. Творчество мастеров «готического» романа оказало воздействие на поэзию и прозу анг­лийского и, шире, европейского романтизма, а доведенный ими до совершенства прием сюжетной тайны был успешно использован В. Скоттом, Ч. Диккенсом, Э. Булвер-Литтоном, У.Коллинзом и другими писателями XIX в.

ЗамокОтранто (The castle of Otranto. 1765)

— был издан как якобы перевод на английский сочинения итальянца Онуфрио Муральто. каноника церкви Святого Николая в Отранто. Сюжет романа обусловлен предысторией действующих лиц. Вассал Рикардо отравил князя Альфонсо Доброго и обманом завладел его княжеством и замком. Согласно пророчеству, замок и земли вернутся к потомкам Альфонсо, когда самому ему станет тесно в стенах замка. Сюжет, собственно, и есть рассказ об исполнении пророчества: гибель внука Рикардо, мрачного злодея Манфреда, детей Манфреда — Конрада и Матильды и вступление молодого крестьянина Теодора, каковой на самом деле является внуком Альфонсо, во владение княжеством. Но предыстория раскрывается лишь на последних страницах, и все происходящее вос­принимается как игра слепого, непостижимого и неотвратимого рока, сопровождающаяся сверхъ­естественными манифестациями. В романе является скелет в монашеской рясе; огромный черный шлем падает с неба и убивает Конрада; каменная статуя источает капли крови; портрет человека сходит с картины и удаляется из комнаты; стены замка рушатся от удара грома, погребая под собой Манфреда, из развалин восстает гигантский призрак Альфонсо Доброго и объявляет Теодора своим наследником. Впечатляюще выписан сам замок с непременными для средневековой готики элементами, включая жуткое подземелье; раскрыты некоторые средневековые ритуалы и обычаи. «Замок Отранто» высоко ценил Вальтер Скотт; Клара Рив «переписала» роман, сохранив сюжет и основных действующих лиц, но устранив сверхъестественное, за исключением появления призрака. и перенеся действие в Англию XV в.; ее повесть, получившая во втором издании название «Старый английский барон», увидела свет в 1777 г. Байрон дал героям своей романтической поэмы «Корсар» и одной из мистерий имена персонажей Уолпола — Конрад и Манфред.

Монах (The monk. 1795 или 1796)

— роман, в котором переплетаются три сюжетные линии: история совращения дьяволом, нравст­венного падения и гибели настоятеля капуцинского монастыря Амбросио; история трагической. но в конечном счете торжествующей над обстоятельствами любви испанского гранда Раймонда де лас Систернас и Агнесы де Медина; история любви Лоренцо де Медина к воплощенной добродетели Антонии, сестре — как выясняется в конце книги — Амбросио, которую тот губит по наущению Сатаны. Действие разворачивается в условной «Испании», видимо, в XVII столетии; сцены дей­ствия — монастыри, храмы, замки, подземелье, склепы, разбойничье логово, узилище инквизиции. Среди действующих лиц, помимо людей, — Князь Тьмы и его присные, призрак Окровавленной Монахини, Вечный Жид. Отличительные особенности романа — выразительное и психологически изощренное раскрытие на письме вожделения и похоти, а также одержимость автора «эстетикой Смерти». Льюиса неодолимо притягивают «гроба тайны роковые»; убийства, призраки, смерть мнимая и настоящая, усыпальницы, разложение мертвого тела — не эпизоды, но суть художест­венная ткань «Монаха». В живописании картин гниения, распада, кишения трупных червей рисунок

Льюиса отличается пластической наглядностью, предвосхищая поэтику европейских символистов

[103]

с их эстетизацией отталкивающего. В романе многочисленны стихотворные вставки — баллады, песни и т. п. Книга имела у современников ошеломляющий, хотя отчасти скандальный и неодно­значный успех; ею восхищался Вальтер Скотт, ее решительно не принял Байрон. В литературных и светских кругах ее автор получил прозвище Монах Льюис (Monk Lewis).

Франкенштейн, или Современный Прометей (Frankenstein, or The modem Prometheus. 1818)

— роман о великом свершении и роковой ошибке человеческого гения. Швейцарский ученый Виктор Франкенштейн, изучив труды средневековых алхимиков и каббалистов и работы совре­менных ученых и естествоиспытателей, проникает в тайны живой материи и зарождения жизни. Вознамерившись победить саму Смерть и тем послужить человечеству, он создает (заимствуя составные части с бойни и из анатомического театра) человекоподобное гигантское существо, непередаваемо уродливое чудовище. Творение его рук и разума, наделенное первоначально добрыми задатками, стремится сблизиться с людьми и служить им, но люди ужасаются его виду, гонят его и пытаются убить, и оно, отчаявшись, объявляет войну человеческому роду. Оно восстает против своего творца, убивает его друга и молодую жену. Жертва рока и собственного неразумия, Франкенштейн отказывается склониться перед судьбой и преследует «демона», чтобы уничтожить его. Погоня приводит преследователя и преследуемого в полярные широты, где ученый умирает от истощения и лихорадки на борту корабля, пытающегося пробиться к Северному полюсу. Перед гробом Франкенштейна чудовище, терзаемое одиночеством и раскаянием, говорит, что сожжет себя на костре, чтобы вместе с ним погибла и тайна его создания. Повествование разворачивается в форме писем Роберта Уолпола, капитана так и не достигшего полюса корабля, к сестре и его дневниковых записей. Внесенная в дневник история Франкенштейна, изложенная с его слов в первом лице, и составляет собственно содержание книги. Созданию «готической» атмосферы в романе, где показан поединок титанических разумов и страстей в обстоятельствах исключительно безвыходных («Раз мне не дано вселять любовь, я буду вызывать страх», — заявляет чудовище своему создателю), способствуют описания по-романтически экзотических ландшафтов: диких гор Швейцарии, пустошей и морской стихии Оркнейских островов, белого ледяного безмолвия Запо­лярья. Философская идея Мэри Шелли — непостижимость тайн мироздания и опасность вмеша­тельства человека в дела природы и ее законы — была со временем примитизирована и опошлена. В бесчисленных «продолжениях», драматизациях и экранизациях ее книги на первый план посте­пенно выдвинулось само чудовище, оттеснив своего творца и присвоив себе его имя. В XX в. монстр Франкенштейн — наряду с вампиром Дракулой из одноименного романа (1897) соотече­ственника писательницы Брэма Стокера — стал одной из важнейших фигур-символов в мифологии «массового» сознания на Западе и порожденной ею культуре.

МельмотСкиталец (Melmoth the Wanderer. 1820)

— последнее, в известном смысле итоговое произведение в жанре «готического» романа, отличаю­щееся масштабностью в постановке философских проблем добра и зла, вины и ответственности, судьбы и свободной воли человека. В центре повествования — демоническая фигура Джона Мельмота, человека, который вкусил запретного знания и за это обречен творить зло против воли. Силы ада даровали ему долголетие, но и осудили на вечное проклятие, избежать которого он может лишь в том случае, если другой человек согласится поменяться с ним участью. Мельмот скитается по свету, ищет такого человека в разных странах и в различные исторические времена, но не находит и гибнет на последних страницах. Увлекательности романа способствует органическое соединение в сюжете элементов фантастической, исторической и психологической прозы, а также изощренная композиция. Обрамляющий сюжет (гл. 1—4, 39) — приезд дублинского студента Мельмота, потомка Скитальца, к умирающему дяде, в доме которого он узнает историю Скитальца и читает оставшуюся после дяди рукопись англичанина Стентона о встречах с проклятым; спасение во время кораблекрушения испанца Монкады, который поселяется в доме молодого Мельмота и рассказывает ему свою историю; возвращение Скитальца в родной дом и его смерть. Рассказ испанца образует основной корпус книги (гл. 5—38); в нем содержатся потрясающие картины жизни испанских католических монастырей, религиозного изуверства, преследования евреев хрис­тианами, судилищ и тюрем инквизиции. В рассказ Монкады вставлена повесть об индийских островитянах — о дочери испанского гранда Исидоре, спасшейся при кораблекрушении и полу­чившей от островитян имя Иммали; о встречах Иммали и Скитальца и возникшей между ними любви; о возвращении Иммали-Исидоры в Испанию и ее злоключениях там. В эту повесть, в свою очередь, вставлены две истории, которые Скиталец рассказывает отцу девушки: «Повесть о семье Гусмана» (реалистическое повествование о впавшем и нищету семействе) и «Повесть о двух влюбленных» (историческая новелла). Главная интонация романа определяется последовательным осуждением религиозного фанатизма и изуверства и полным неприятием уродств современной

[104]

автору или отошедшей в историю действительности. Воздействие «Мельмота Скитальца» испытали многие авторы XIX в.: Э. Булвер-Литтон, Р.Л.Стивенсон и Оскар Уайльд в Великобритании;

Н.Готорн и Э.А.По в США; во Франции — В.Гюго, А. де Виньи, Ш.Бодлер и прежде всего О. Бальзак, автор повести «Прощенный Мельмот». В России «мельмотовские» реминисценции и параллели очевидны в произведениях А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Ф.М.Достоевского.

Издания текстов

Льюис М. Г. Монах / Пер. И.Гуровой; Предисл. В. Скороденко — М.: Ладомир, 1993.— 384 с.;

Метьюрин Ч Р. Мельмот Скиталец / Изд. подгот. М.П.Алексеев и А.М.Шадрин.— 2-е изд.— М.: Наука, 1983.— 703 с.— (Лит. памятники); Радклиф А. Удольфские тайны / Пер. Л.Гей.— М.: Терра, 1996.— 576 с.; Фантастические повести: Уолпол Г. Замок Отранто; Казот Ж. Влюб­ленный дьявол; Бекфорд У. Ватек / Изд. подгот. В.М.Жирмунский и Н. А. Сигал.— Л.: Наука, 1967.— 294 с.— (Лит. памятники); Шелли М. Франкенштейн, или Современный Прометей / Пер З.Александровой; Предисл. А. Елистратовой. — М.: Худож. лит., 1965.— 247 с. Beckford W. Vathek.- London: Glaisher, 1924.- XL, 265 p.; Lewis M. G. The monk.- London: Oxford nniv. press, 1973.— XXX, 455 p.; Matnrin Ch R Melmoth the Wanderer.— Lincoln: Univ. of Nebraska press, 1961.— XXII, 412 p.; Radcliffe A. The Italian.— London: Oxford univ. press, 1968.— XXI, 419 p.; Radcliffe A. The mysteries of Udolpho. — London: Oxford iiniv. press, 1980.— 704 p.;

Shelley M. Frankenstein.— London: Dent, 1959.— X, 242 p.

Литература

Спарк М. Мэри Шелли.— В кн.: Эти загадочные англичанки.. , М., 1992, с. 233—362 Levy M. Le roman «gothique» anglaise. 1764—1824.— Toulouse: Imp Espic, 1968.— XV, 750 p.;

Summers M. The gothic quest. — London: Fortune, 1969 — 443 p.; Varma D The gothic Пате. — London: Barker, 1957. - XV, 264 p

УИЛЬЯМ ГОДВИН (WILLIAM GODWIN. 1756-1836)

— философ, историк и писатель-просветитель. Родился в семье священника. Предполагалось, что Уильям пойдет по стопам отца, поэтому мальчика определили в Хокстонский колледж в окрест­ностях Лондона. Но надеждам семьи не суждено было оправдаться: окончив колледж и прослужив пять лет пастором, Уильям сложил с себя сан и поселился в Лондоне. Здесь под влиянием сочинений французских просветителей и их английских последователей происходит окончательное формирование материалистического мировоззрения и политических взглядов Годвина. Постепенно Годвин занял видное место среди прогрессивно настроенных общественных деятелей. Он с вооду­шевлением приветствует Французскую революцию 1789 г. как предвестницу торжества его собст­венных идей и идеалов в Англии. Философские взгляды Годвина выражены в его трактате «Исследование о политической справедливости» (1793). В этом труде он критикует общественное устройство английского государства, отрицает частную собственность и утверждает идеи социального равенства. Вера Годвина в возможность социальной перестройки общества, во всемогущество разума и прогресс оказала заметное влияние на формирование взглядов Вордсворта, Кольриджа, Саути;

под влиянием идей Годвина Шелли создал свою философскую поэму «Королева Маб».

КалебУильямс (The adventures of Caleb Williams, or Things as they are. 1794)

— роман, ставший иллюстрацией к основным философским и этическим положениям трактата, попыткой популяризации авторских идей в доступной широкому кругу читателей форме Всем ходом событий романа Годвин пытается доказать, что человеческие недостатки суть не что иное. как порождение порочной государственной системы, порочного общественного устройства. В центре внимания автора — судьба Калеба Уильямса, сына фермера, которому удается поступить на службу к сквайру Фокленду, человеку умному и образованному, превыше всего на свете ценившему незапятнанность своей репутации, своей дворянской чести. В порыве ярости убив своего соседа, сквайра Тиррела, негодяя и подлеца, Фокленд идет на все, лишь бы убедить общество в своей невиновности. Он не останавливается ни перед чем: жестокость и ложь, убийство и преступление — все, по мнению Фокленда, годится для защиты чести. Калеб, узнавший тайну хозяина, становится жертвой Фокленда. Обвиненный в воровстве, оклеветанный юноша попадает в тюрьму. Выйдя из нее, он обречен нищенствовать, объявлен государственным преступником, за поимку которого обещана солидная награда. Событийная канва позволила Годвину проиллюстрировать общественные отношения в Англии того времени. Яркие сцены романа дают читателю возможность со всей очевидностью представить бесправие низов английского общества, чудовищный произвол и без­наказанность судебных властей. В романе Годвин использовал поэтику получившего распростра-

[105]

нение в его время «готического» романа, или «романа ужасов и тайн», которая помогла ему особенно выгодно показать беззащитность человека перед «темными силами» — государством и власть имущими. «Калеб Уильямс» положил начало социальному роману XIX в.; в насыщенности общественной проблематикой, остроте анализа — своеобразие этого художественного произведения.

Произведения Калеб Уильямс / Пер. А.М.Карнауховой; Ред., вступ. ст. и примеч. М.П.Алексеева.— М.; Л.:

Худож. лит., 1961.— 390 с.; О собственности / Пер. и коммент. С.А.Фейгиной; Вступ. ст. В.П.Волгина.- М.: Наука, 1958.- 257 с.

The adventures of Caleb Williams, or Things as they are / Предисл. В.В.Ивашевой.— М.: For. lang. pub], house, 1959.— 480 p.; St. Leon: A tale of the 16th century.— London: Colburn a. Bentley, 1831.— X, 478 p.

Литература

Алексеев М. П. У.Годвин.— В кн.: Алексеев М.П. Из истории английской литературы, М.; Л., 1960, с. 254—303; Елистратова А. Годвин. — В кн.: Елистратова А. Английский роман эпохи Просвещения, М., 1966, с. 398-450.

Grylls R. G. William Godwin and his world.— London: Odhams press, 1953.— 256 p.: Woodcock G. W. Godwin: A biographical study.— London: Porcupine press, 1947.— LX, 266 p.

УИЛЬЯМ БЛЕЙК (WILLIAM BLAKE. 1757-1827)

— один из самых сложных английских поэтов и художников, автор оригинальных произведений. творчество которого отразило философские и художественные тенденции перехода от эпохи Про­свещения к романтизму. В его произведениях бунтарские настроения сочетаются с религиозно-мистической романтикой, склонностью к символике, тяготением к сложным образам мифологии, собственный вариант которой он пытался создать. Блейк был сыном торговца. С 14 лет он начал работать учеником гравера. Он зарабатывал на жизнь иллюстрированием книг и свои первые произведения (сборники юношеских стихов «Поэтические очерки», 1783) полностью выпустил сам. гравируя и иллюстрации, и тексты. Непонятый и непризнанный современниками, Блейк умер в бедности и безвестности. Социальные противоречия, с особой ясностью обнажившиеся в эпоху промышленного переворота в Англии, внесли глубокое смятение в сознание Блейка. Разрешение противоречий жизни он искал в утопическом восприятии мира, что отразилось в его сборнике стихов «Песни невинности» (1789). Детски непосредственное и радостное восприятие жизни и природы пронизывает стихи сборника. В основе этих идиллических стихов лежит страстное ожидание счастливого будущего свободного человека. Символом гармонии и свободы становится образ ребенка, радующегося вместе с ликующей природой. События Французской революции 1789 г., которую поэт считал началом освобождения человечества, отражены в стихах и поэмах, написанных после «Песен невинности». В «пророческих книгах» 1789—1820 гг. («Бракосочетание неба и ада», «Французская революция», «Америка» и др.) Блейк рисует борьбу за освобождение человека как столкновение грандиозных сил мирового Добра и Зла. Вышедшие в 1794 г. «Песни опыта» отличаются ясностью и четкостью мысли и образов и являются собранием философско-лирических стихотворений.

Произведения

Избранное / Пер. С. Маршака; Предисл. В.Жирмунского. — М.: Худож. лит., 1965.— 182 с.; [Поэмы;

Стихотворения].— В кн.: Поэзия английского романтизма, М., 1976, с. 27—129.— (Б-ка всемирн. лит.); Стихи: Сборник / Предисл. и коммент. А.М.Зверева.— М.: Progress publ., 1982.— 558 с.— (На англ. и рус. яз.): Стихи / Сост., вступ. ст. и коммент. А.Зверева.— М.: Худож. лит.. 1978.— 325 с.

The complete writings.— London: Nonesuch press; New York: Random House, 1957.— XI. 936 p.; The illuminated Blake / Annotated by D. V. Erdman. — London: Oxford univ. press, 1975.— 416 p.

Литература

Елистратова А. А. Блейк.— В кн.: Елистратова А. А. Наследие английского романтизма и совре­менность, М., 1960, с. 45—106; Некрасова Е. А. Творчество Уильяма Блейка.— М.: Изд-во МГУ. 1962.- 182 с.

Davis М. William Blake: A new kind of man.- London: Eiek, 1977.- 181 p.; Gardner St. Blake.-London: Evans. 1976.— 160 p.; Hirsch Е. Innocence and experience: An introduction to Blake.— New Haven: Yale univ, press, 1964.- XVI, 335 p.

[106]

РОБЕРТ БЕРНС (ROBERT BURNS. 1759-1796)

- великий шотландский поэт, стихи которого стали народными песнями его страны. Был бедным фермером, но уже при жизни сделался знаменитым. Слава пришла к Бернсу со сборником его поэтических произведений «Стихотворения преимущественно на шотландском диалекте», который он издал в 1786 г. Однако эдинбургская интеллигенция, одно время восхищавшаяся Бернсом и приглашавшая его в Эдинбург, не смогла обеспечить ему возможности заниматься только литера­турным творчеством, и он снова вернулся к фермерскому труду. В 1789 г. ему удалось устроиться на должность акцизного чиновника. Бернс горячо сочувствовал Французской революции и даже пытался послать в дар Французской Республике пушки, которые он купил на аукционе вещей, конфискованных у контрабандистов. Творчество Бернса глубоко демократично. В нем отражен горячий протест против неравенства, патриотизм шотландца, жаждущего независимости своей страны. Поэт пишет о красотах родной природы, о жизни крестьянина, о бескорыстных и искренних чувствах простых людей. Гордость человека, для которого важны не положение и звание, а честность и ум, выражена в стихотворении «Честная бедность». Восхищение Бернса французской революцией и надежды на то, что английский народ последует примеру французов, раскрыты в стихотворении «Дерево свободы». Особое место в его наследии занимают теплые и часто озорные стихи, посвя­щенные дружбе, любви («Джон Андерсон», «Финдлей», «Поцелуй» и др.). В своем знаменитом стихотворении «Джон Ячменное Зерно» Бернс в символической форме говорит о бессмертном, вечно живом, несмотря на выпавшие испытания, духе народа. В поэме «Веселые нищие» изобра­жены бродяги, пирующие в трактире, поющие дерзкие песни, в которых частенько достается чиновникам и богачам. Поэзию Бернса отличают лиризм, тонкий юмор, напевность и ритмическое многообразие, острота и выразительность формулировок, что превратило в поговорки многие строчки его стихов.

Произведения

Роберт Берне в переводах С.Маршака: Избранное: В 2 кн. / Вступ. ст. Р. Райт-Ковалевой. — М.:

Гослитиздат, 1963; Избранное / Пер. С.Маршака, В.Федотова; Сост. и Предисл. Б. И. Колесникова.— М.: Моск. рабочий, 1982.— 254 с.; Стихотворения / Сост. И. М.Левидовой; Послесл. Ю.Д.Левина.— М.: Радуга, 1982.— 705 с.— (На англ. и рус. яз.); Стихотворения. Поэмы;

Шотландские баллады / Вступ. ст. и примеч. Р. Райт-Ковалевой. — М.: Худож. лит., 1976. — 446 с. —

(Б-ка всемирн. лит.).

Poems and songs / A new cd. by J. Barke. — London: Collins, 1955.— 736 p.

Литература

Колесников Б. И, Роберт Берне: Очерк жизни и творчества.— М.: Просвещение, 1967.— 240 с.;

Райт-Ковалева Р. Роберт Берне.— 3-е изд.— М.: Мол. гвардия, 1965.— 352 с.— (Жизнь замечат.

людей).

Brown H. There was a lad: An essay on Robert Burns.— London: Hamilton, 1949.— 260 p.; Daiches D.

Robert Burns and his world.— London: Thames a. Hudson, 1971.— 128 p.; Rae Е. S. Poet's pilgrimage:

The story of the life and times of Robert Burns.— Glasgow: Maclellan, I960.— 286 p.

УИЛЬЯМ ВОРДСВОРТ (WILLIAM WORDSWORTH 1770-1850)

— один из крупнейших представителей «озерной школы» (лэйкистов), получившей свое название от района горных озер, где жили три поэта: Вордсворт, Кольридж и Саути. Лэйкисты фактически были кружком английских романтиков, связанных общностью политических и эстетических взгля­дов. Вордсворт, сын адвоката, в молодости был настроен радикально и встретил с сочувствием Французскую революцию 1789 г. В 1791 г. Вордсворт поехал во Францию, надеясь принять участие в революции, но, напуганный якобинским террором, вернулся на родину. Его первые произведе­ния — поэма «Вечерняя прогулка» (1793) и др..— не отличаясь большими художественными достоинствами, проникнуты филантропическим сочувствием к страданиям простого народа. В 1798 г. Вордсворт вместе с Кольриджем выпускает сборник «Лирические баллады». Предисловие Вордсворта ко второму изданию становится манифестом романтизма «озерной школы». В творческую задачу Вордсворта входило утвердить «права Воображения» в искусстве слова, сделать сверхъ­естественное правдоподобным, «придать прелесть новизны обыденному и возбудить чувство, ана­логичное сверхъестественному». Лэйкисты по-новому видели, представляли человека в поэзии, стремясь к его изображению, а не к поучению, как это было свойственно искусству XVIII столетия. Целью поэтов-романтиков было восстановление цельности мира, разрываемого противоречиями между мечтой и действительностью, чувством и разумом, добром и злом. Поэзия является свободным

[107]

потоком эмоций — говорилось в предисловии к «Лирическим балладам», и эта мысль стала всепроникающим принципом, усвоенным поэтами эпохи романтизма. Вордсворту было свойственно благоговение перед старыми, патриархальными отношениями, большое значение он придавал религиозному самоусовершенствованию человека. Покорные, благочестивые, смиренно трудящиеся крестьяне становятся его поэтическим идеалом («Нас семеро», «Старая камберлендская нищенка» и др.). В ряде стихотворений он выступает как проникновенный лирик, мастер английского пейзажа, как художник, умеющий видеть приметы разорения и трагической гибели английской деревни. Его лирический талант ярко проявился в таких стихах, как «Люси», «Кукушке» и др. Вордсворт использовал и форму сонета. Многие его сонеты посвящены борьбе народа за независимость:

«Туссену Лувертюру», «О конце Венецианской республики» и др. В большой поэме «Прогулка» (1814) Вордсворт воспроизводит рассказ сельского разносчика о судьбе деревенских жителей. Опубликованный уже после смерти отрывок «Прелюдия» представляет собой автобиографическую поэму. Стремясь к максимальной простоте выражения человеческих чувств, Вордсворт много сделал для развития английского поэтического языка.

Произведения

[Стихи; Сонеты].— В кн.: Поэзия английского романтизма, М., 1976, с. 219—257. Poems: In 3 vol. / Ed. with introd. by Ph. Wayne.— London: Dent, 1955.

Литература

Елистратова А. А. Вордсворт.— В кн.: Елистратова А. А. Наследие английского романтизма и современность, М., I960, с. 107-196.

Clarke С. Romantic paradox: An essay on the poetry of Wordsworth. — London: Routledge a. K. Paul, 1962. - 101 p.; Drabble M. Wordsworth. - London: Evans, 1966. - 159 p.; Gill S. С. William Wordsworth:

A life.- London: Oxford univ. press. 1990.- XVII, 525 p.

ВАЛЬТЕР СКОТТ (WALTER SCOTT. 1771-1832)

— создатель и мастер жанра исторического романа, в котором он сумел слить воедино большие исторические события и частную жизнь героев. По происхождению шотландец, посвятивший многие из своих произведений истории родной страны, Вальтер Скотт писал по-английски и занял выдающееся место в английской литературе. Вальтер Скотт, отдавший дань романтизму, явился основоположником английского реалистического романа. Он не только верно осветил ряд соци­ально-исторических процессов, происходивших в Шотландии и других странах, но одним из первых понял активную роль народных масс в тех или иных исторических событиях. С необычайной живостью и красочностью Скотт изобразил историческое прошлое от средних веков до конца XVIII в., воскресив обстановку, быт и нравы прошедших времен. Его творчество восхищало Белинского, Пушкина. Вальтер Скотт получил, как и его отец. юридическое образование и в течение многих лет совмещал занятия юриспруденцией с литературным творчеством. Будучи шерифом округа и сталкиваясь со множеством простых людей, Скотт стал собирать народные баллады и легенды, издал имевший большой успех сборник «Поэзия пограничной Шотландии». Особенную популярность принесли Скотту романтические поэмы («Песнь последнего менестреля», «Мармион», «Дева озера»). Но подлинным новатором он стал, обратившись к созданию истори­ческих романов, которые писал с 1815 г. до конца жизни, поражая читателей и критиков своей необычайной плодовитостью и завоевав при жизни мировую славу.

Пуритане (Old Mortality. 1816)

— роман, герой которого, молодой дворянин Генри Мортон, потрясенный произволом и жесто­костью королевской армии, присоединяется к восстанию шотландских пуритан против роялистов, вспыхнувшему в Шотландии в 1679 г. Приключения Мортона. осложненные его романом с Эдит Балленден, воспитанной в роялистских традициях, приводят его в конце концов к размеренной и благополучной жизни. Покой и политическую удовлетворенность Мортон находит в буржуаз­но-дворянском компромиссе, политику которого проводил Вильгельм Оранский, провозглашен­ный в 1689 г. английским королем. Скотт рисует живые, исторически конкретные образы уме­ренных пуритан и фанатиков, во многом ограниченных и жестоких, но героических и самоот­верженных в своей борьбе. Образ вождя восстания Берли, мрачный фанатизм которого чужд и герою романа, и автору, нарисован с чувством уважения к смелости, убежденности и независи­мости свободолюбивого шотландца. Создав выразительный и характерный портрет действитель­но существовавшего генерала королевской армии Клеверхауза, Скотт не скрывает своего отно­шения к высокомерию и бесчеловечности военных аристократов королевской армии. Симпатии

[108]

автора на стороне героя, стремящегося «к примирению враждующих партий», — в данном случае на стороне Генри Мортона.

Роб Рой (Rob Roy. 1817)

— один из лучших романов Вальтера Скотта, рассказывающий о восстании сторонников династии Стюартов в 1715 г. Герой, именем которого назван роман, принадлежит к числу самых сильных образов, созданных писателем: Роб Рой, бывший погонщик скота, разоренный богатым и могу­щественным феодалом, собрав вокруг себя ватагу отважных молодцов-горцев, становится «благо­родным разбойником» и наводит страх на богачей, представителей власти, английских офицеров и т. Д. Протестуя против существующих порядков и не разбираясь в политических делах, он включается в борьбу шотландских аристократов за восстановление династии Стюартов, но терпит поражение вместе со всеми участниками якобитского заговора. Эта история рассказана от лица фрэнка Осбальдистона, сына крупного лондонского дельца. Живя в семье своих шотландских родных, Фрэнк, верный подданный правящей династии, попадает в водоворот политических интриг и якобитских заговоров, влюбляется в сторонницу якобитов красавицу Диану Вернон, женится на ней после разгрома восстания и становится коммерсантом по примеру своего отца.

Эдинбургскаятемница (The heart of Midlothian. 1818)

— роман, в котором «меньше истории», чем в других произведениях Вальтера Скотта, хотя он формально и начинается с описания имевшего место в действительности, в начале XVIII в., мятежа жителей Эдинбурга, учинивших самосуд над жестоким капитаном стражи. Фактически в центре романа — воспитанная в пуританской семье молодая шотландская крестьянка Дженни Динc, наделенная не столько внешним, сколько внутренним душевным обаянием. В самые тяжелые моменты жизни она держится с необычайной отвагой и достоинством. Сестра Дженни, Эффи, которую соблазнил аристократ Стаунтон, ставший преступником, приговорена к смертной казни по подозрению в детоубийстве. Упорство и прямота Дженни, непоколебимое чувство долга приводят ее к достижению трудной цели: она попадает в Лондон и добивается у королевы Каролины помилования сестры. Наряду с романтической и во многом искусственной интригой, связанной с романом Стаунтона и Эффи, с их пропавшим ребенком и т. д., в романе имеется ряд вырази­тельных, конкретно-исторических образов, в частности, отца Дженни — старого пуританина Динса. Немаловажно, что самым удачным женским образом Скотта стала простая крестьянская девушка Дженни, которая по своим нравственным качествам значительно выше аристократа Стаунтона.

Айвенго (Ivanhoe. 1819)

— роман из эпохи средневековья. Вальтер Скотт обращается в нем к периоду завоевания англосаксов норманнами (XII в.). Он рисует картины кровавой борьбы саксонских феодалов и крестьян с норманнскими завоевателями, создает выразительные портреты саксонских танов, более низких по культуре, чем норманны, грубых и крайне надменных норманнских аристократов, презирающих народ и оскорбляющих национальное достоинство саксов. Полон живописной романтики и глубоко народен образ героя английских баллад Робина Гуда, выступающего вместе с ватагой беглых крестьян, ищущих свободы и справедливости, против насилия завоевателей. В романе выведен в качестве «народного короля» норманн Ричард Львиное Сердце, который вместе со своим молодым другом и верным слугой саксом Айвенго, вернувшись из крестового похода, стремится к примирению интересов норманнов и англосаксов. Захватывающий сюжет романа, повествующего о приключениях Айвенго, его невесты Ровены, прекрасной Ревекки, дочери ростовщика, короля Ричарда, раба Гурта, шута Вамбы; картины осады замка, этнографически точное описание рыцарского турнира и т. д. — все это превращает роман в одно из классических произведений английской литературы.

КвентинДорвард (Quentin Diirward. 1823)

— роман, который повествует о борьбе в конце XV в. французского короля Людовика XI с герцогом Карлом Бургундским. Скотт создал блестящий образ короля-дипломата, коварного и циничного, стремящегося к централизованной власти. Людовика XI поддерживает буржуазия городов. Его противник, смелый и честный Карл, стремился к сохранению устаревших феодальных традиций. С этой борьбой связана судьба молодого шотландца Дорварда. королевского телохранителя, на Долю которого выпадает множество романтических приключений. Если несколько бесцветны положительные образы отважного Дорварда и графини де Круа, ставшей жертвой и орудием интриг короля Людовика, то сам Людовик, двор Карла, портреты льежских бюргеров, восставших против своего сеньора, — ярки и правдивы. Пестрая картина жизни двух дворов — Людовика и Карла, феодального города Льежа дана с глубоким пониманием тенденций исторического развития, обрекающих на гибель власть феодалов и укрепляющих политику французского короля.

[109]

Произведения

Собрание сочинений: В 20 т. / Вступ. ст. Б. Г. Реизова; Пер. под ред. Б.А.Ильина; Под общ. ред. Б.Г.Реизова и др.— М.; Л.: Гослитиздат, 1960—1965; Собрание сочинений: В 8 т. / Сост., общ. ред., вступ. ст. и послесл. Д.М.Урнова.— М.: Правда, 1990; Пуритане; Легенда о Монтрозе. — М.:

Худож. лит., 1971.— 624 с.— (Б-ка всемирн. лит.); [Стихотворения].— В кн.: Поэзия английского романтизма, М., 1975, с. 129-147.

Works: In 22 vol.— Philadelphia: Morris, n. d.; Works: In 11 vol.— London: Nelson, 1901—1906; The heart of Midlothian.- London: Nelson, 1939.- 636 p.; Ivanhoe. - London: Murry, 1957.- 256 p.; Old mortality.— London: Dent, 1949.— LII, 628 p.; Quentin Durward.— London: Dent, 1957.— 496 p.;

Rob Roy.- London: Macmillan, 1950.- CXIII, 594 p.

Литература Дайчес Д. Сэр Вальтер Скотт и его мир / Предисл., пер. и коммент. В. Скороденко. — М.: Радуга,

1987.— 173 с.; Долинин А. История, одетая в роман: Вальтер Скотт и его читатели.— М.: Книга,

1988.— 317 с.; Орлов С. А. Исторический роман Вальтера Скотта.— Горький: Изд-во Горьк. ун-та, I960.— 478 с.; Пирсон X. Вальтер Скотт / Пер., предисл. и коммент. В. Скороденко. — М.: Мол. гвардия, 1978.— 301 с.— (Жизнь замечат. людей); Реизов Б. Г. Творчество Вальтера Скотта.— М.;

Л.: Худож. лит., 1965.- 497 с.

Crawford Т. Scott.- London; Edinburgh: Oliver, 1965.- 119 p.; Johnson Е. Sir Walter Scott: The Great Unknown: In 2 vol.- London: Hamilton, 1970; Pope-Hennessy U. Sir Walter Scott.- London: Home a. Van Thal, 1948.- 101 p.

СЭМЮЭЛЬ ТЕЙЛОР КОЛЬРИДЖ (SAMUEL TAYLOR COLERIDGE. 1772-1834)

— поэт-романтик, один из представителей «озерной школы». Кольридж надолго пережил бурный расцвет своего творчества, охватывающий немногим более одного десятилетия на рубеже XVIII и XIX вв. Написанное Кольриджем зачастую жило странной, двойной жизнью. Его произведения появлялись в печати много позже их создания, однако любители и знатоки поэзии читали их в рукописях, заучивали наизусть. Его влияние испытали В. Скотт, У. Вордсворт, Дж. Г. Байрон. Кольридж родился в семье сельского священника. Образование получил в Кембридже на бого­словском факультете. Увлекся политикой и, в частности, идеями Французской революции, под влиянием которых создавались его первые произведения: стихотворение «Взятие Бастилии» (1789, опубл. 1834), цикл «Сонеты, посвященные видным деятелям» (1794—1795); эклога «Огонь, Голод и Резня» (1798), обличающая антинародную политику Питта. Оставив университет, Кольридж под влиянием идей Пейна, Годвина и событий во Франции совместно с Робертом Саути решает создать общину свободных и равноправных тружеников в Америке. Планы потерпели крушение, и это, вместе с наступившим разочарованием в итогах Французской революции, чрезвычайно подейст­вовало на поэта. Трагическая смятенность начинает господствовать в поэзии и сознании Кольриджа. Эта смятенность определяет патетический колорит «Оды к уходящему году» (1796): в ней еще ощутимы революционные, тираноборческие настроения, свойственные ранней его поэзии, но они сильно потеснены размышлениями о суетности земной славы и призрачности мирского про­цветания. Кольридж пишет о трагичности человеческих судеб, роковой разобщенности, неизбыв­ном одиночестве личности. Эти тенденции нашли классическое воплощение в лучших, наиболее значительных произведениях Кольриджа: «Сказание о Старом Мореходе», «Кристабель» (1797—1802, опубл. 1816) и «Кубла Хан» (1798, опубл. 1816). В неоконченной поэме «Кристабель» поэтическое мастерство Кольриджа проявилось с наибольшей силой в создании тревожной атмосферы еще не познанной, лишь смутно угадываемой тайны. Здесь отчетливо ощущается интерес поэта к фольклору и прежде всего к народной балладе. В поэме ему также удается временами достичь слияния музыкального, зрительного и словесного начал в поэзии, о котором мечтали многие романтики. Поэма «Кубла Хан» вмещает в своих 54 строках всю суть романтической эстетики Кольриджа. Поэт с молодости принимал опиум, и поэма в значительной степени явилась следствием его наркотических видений. В поэме очень важен образ поэта, который Кольридж проецирует на самого себя. Поэт-маг противостоит смертным как некий посланец неба, чей индивидуальный творческий акт аналогичен творческому акту Бога.

СказаниеоСтаромМореходе (The rime of the Ancient Mariner. 1797—1798)

— поэма, занимающая центральное место в наследии Кольриджа. Путника, идущего на свадеб­ный пир, внезапно останавливает старик, приковывающий внимание необычностью своей наруж­ности и гипнотическим взглядом. Это — старый моряк, совершивший тяжкое преступление и

[110]

вынужденный по велению высших сил искупать его рассказом о своем поступке. Во время дальнего плавания он убил священную птицу альбатроса и тем самым навлек страшные наказания на себя и своих товарищей. В мучениях гибнет экипаж корабля, начинает гнить море, по которому плывет мертвый корабль, населенный призраками. Только один старый моряк остается в живых, но его преследуют видения. Путник потрясен рассказом старого моряка; он забывает о свадебном пире и обо всех жизненных заботах. Рассказ старого моряка приоткрывает путнику тайну, окружающую человека в жизни. В «Сказании о Старом Мореходе» романтическая критика урбанистической цивилизации доведена до крайнего предела. Мир делового города кажется мертвым, как кладбище;

деятельность его обитателей — призрачной, той Жизнью-в-Смерти, образ которой — один из самых сильных в поэме. Полно глубокого значения для Кольриджа и преклонение перед природой как «гармонической системой Движения». Убийство альбатроса, нарушающее эту гармонию, при­обретает в поэме символическое значение. Это — преступление против самой Жизни. В философско-поэтическом контексте понятна и кара, постигающая Морехода: своевольно нарушив великую гармонию бытия, он платится за это отчуждением от людей. Вместе с тем становится понятным и смысл того эпизода «Сказания», где Мореход воскресает душой, залюбовавшись причудливой игрой морских змей. Некоторым художественным диссонансом являются назидатель­ные строки финала произведения. Чтобы передать трагедию одиночества, Кольридж широко пользуется «суггестивными» приемами: намеками, умолчаниями, беглыми, но многозначительными символическими деталями. Кольридж первым из английских романтиков ввел в «высокую» поэзию свободный, «неправильный» тонический размер, не зависящий от счета слогов и подчиняющийся лишь ритму ударений, число которых колеблется в каждой строке.

Произведения

Стихи / Изд. подгот. А. А. Елистратова, А.Н.Горбунов; Предисл. А. Елистратовой. — М.: Наука, 1974.— 280 с.— (Лит. памятники): [Стихотворения].— В кн.: Поэзия английского романтизма' М., 1975, с. 155-215.

The collected works: In 6 vol. / Ed. by K. Coburn. — London: Routledge a. K. Paul, 1960—1970; The Ancient Mariner; Kubla Khan; Christabel. — London: Macmillan, 1929.— XLV, 103 p.; The poems / Ed. by E. H. Coleridge.— London: Oxford univ. press, 1940.— XXIII. 614 p.; Verse and prose / Послесл. A. H. Горбунова, Н.А. Соловьевой; Коммент. А. H. Горбунова. — М.: Progress publ., 1981. — 447 с.

Литература

Елистратова А. А. Кольридж.— В кн.: Елистратова А. А. Наследие английского романтизма и

современность, М., 1960, с. 197—242.

Fruman N. Coleridge, the damaged archangel.— New York: Braziller, 1971.— XXIII, 607 p.; Raine С.

Coleridge.— London: Longmans, Green, 1967.— 44 p.; Watters R. Coleridge — London- Evaris 1976 — 128 p.

ДЖЕЙН ОСТЕН (JANE AUSTEN. 1775-1817)

— писательница, чье творчество оказало ощутимое воздействие на развитие английской прозы XIX и XX вв. Родилась в семье провинциального священника, рано проявила интерес к литературе и философии и незаурядные литературные способности. Еще в юном возрасте будущая писательница познакомилась с сочинениями историков и философов XVIII в., произведениями Филдинга, Ричардсона. Стерна. Однако именно современные ей беллетристы побудили Остен взяться за перо:

первые литературные опыты пятнадцатилетней Джейн представляли собой пародии на популярную беллетристику конца XVIII в., в которой преобладали сентиментальные мотивы и готические ужасы. Юношеские сочинения Остен, известные под названием «Ювенилиа», не были опубликованы при ее жизни; впервые они увидели свет в отрывках в 1871 г. Творческий путь Остен обычно делят на два этапа. Деление это очень условно. Остен обычно не торопилась с публикацией своих произведений, тщательно их дорабатывая и отделывая стилистически. Поэтому романы первого и второго периодов выходили в свет почти одновременно. Романы «Разум и чувствительность» (опубл. 1811), «Гордость и предубеждение» (опубл. 1813), «Аббатство Нортэнгер» (опубл. 1818) относятся к первому периоду, а «Мэнсфилд-парк» (опубл. 1814), «Эмма» (опубл. 1816), «Убеждение» (опубл. 1818) — ко второму. На протяжении всей жизни эстетическая позиция Остен оставалась неизмен­ной. Это была позиция убежденного реалиста, положившего в основу своего творчества принцип правдивости, непримиримости к фальши, надуманным страстям и ситуациям — ко всему тому. чем изобиловала современная Остен литература. При первом подходе романы Остен кажутся чересчур камерными, никак не отзывающимися на бурные события, происходившие при жизни

[111]

писательницы: она была современницей Великой французской революции и наполеоновских войн, при ней произошли восстание в Ирландии и первые выступления луддитов. Но художественные принципы Остен запрещали ей писать о вещах, не известных по собственному опыту. Поэтому она сознательно ограничивала себя изображением обыденной жизни провинциального дворянства — круга людей, известного ей «из первых рук». В романах Остен не происходит ничего необычного;

в них рассказывается о будничных заботах обыкновенных людей, о жизни, в которой если и случаются драматические события, то никогда не перерастают в трагедию. Небогатые событиями романы Остен знакомят читателя с целой галереей характеров, показанных в их привычной среде. Очень ненавязчиво, с присущей ей тонкой иронией писательница умеет высветить в каждом из своих героев главное, сорвать с иных покров внешней респектабельности и показать истинную их цену. На фоне современной ей литературы произведения Джейн Остен выделяются изысканной простотой, точностью и глубиной социально-психологических мотивировок поведения героев, филигранной стилистической обработкой.

Гордость и предубеждение (Pride and prejudice. 1796—1797)

— одно из лучших произведений Остен. Действие романа строится вокруг конфликта образованной и явно возвышающейся над своей средой Элизабет Беннет, дочери небогатого помещика, и столь же назаурядным аристократом Дарси, приехавшим в графство, где живут Беннеты. Дарси не скрывает своего презрения к провинциальному обществу и вначале ведет себя подчеркнуто высо­комерно в присутствии Элизабет и ее близких. В свою очередь в Элизабет, возмущенной и обиженной таким отношением, рождается предубеждение против Дарси. Лишь постепенно, лучше узнавая друг друга, и под влиянием вспыхнувшего взаимного чувства герои преодолевают свои заблуждения, слабости и недостатки. Герои романа окружены множеством других персонажей, дающих яркое представление о нравах, обычаях и психологии привилегированных слоев английского общества на рубеже XVI 11 и XIX вв.

Произведения

Собрание сочинений: В 3 т. / Сост. и предисл. Е. Гсниевой. — М.: Худож. лит., 1988—1989; Гордость и предубеждение; Аббатство Нортэнгер / Пер. И.С.Маршака; Предисл. и примеч. Н.М.Демуровой.- М.: Худож. лит., 1976.- 588 с. The complete novels / With an introd. by J. C. Squire.— London: Heinemann, 1932.— XIV, 1421 p.;

Pride and prejudice / Предисл. Н. М.Демуровой. — M.: For. lang. publ. house, 1961.— 386 p.

Литература

Джейн Остен: Биобиблиогр. указ. / Сост. и авт. вступ ст. Е. Ю. Гениева. — М.: Книга, 1986.— 87 с.; Ивашева В. Несравненная Джейн.— В кн.: Ивашева В. «Век нынешний и век минувший...». М., 1990, с. 34—80; Уэлдон Ф. Письма к Алисе, приступающей к чтению Джейн Остен.— В кн.:

Эти загадочные англичанки..., М., 1992, с. 363—486; Чечстко М.В. Эстетические взгляды и художественные принципы Джейн Остен. — В кн.: Проблемы английской литературы XIX и XX вв., М., 1974, с. 7-38. Bok H. A. The Jane Austen companion; With a dictionary of Jane Austen's life and work.— New York:

Macmillan, 1986.— XI, 511 p.; Chapman R. W. Jane Austen: Facts and problems.— Oxford: Clarendon press, 1948.- VIII, 224 p.; Hardy В. A reading of Jane Austen.- London: Owen, 1975.- 192 p.

ДЖОРДЖ НОЭЛ ГОРДОН БАЙРОН (GEORGE NOEL GORDON BYRON. 1788-1824)

— поэт, представитель романтизма. Родился в дворянской семье, десяти лет наследовал родовой титул и место в палате лордов британского парламента. Завершив образование в Кембриджском университете, Байрон отправился в двухлетнее путешествие по Италии и Греции. 27 февраля 1812 г., вернувшись в Лондон, он выступил в палате лордов со своей первой речью, в которой обвинял правительство в произволе и защищал право доведенных до крайней нищеты трудящихся на бунт против властей. Его позиция вызвала ненависть к нему со сторону правящих кругов страны. По воспоминаниям всех, знавших его, Байрон был безупречно благородным человеком. но отличался трудным, неуживчивым характером. Неудивительно поэтому, что во время бракора­зводного процесса Байрона консервативная пресса так предвзято его осветила, что общественное мнение страны повернулось против него. Суд лишил Байрона прав отцовства. Поэт покинул родину, жил в Швейцарии (1816), затем в Италии (1817—1823), где принимал деятельное участие в движении карбонариев, боровшихся за освобождение страны из-под власти австрийских Габс­бургов. Тяжело пережив разгром карбонариев, Байрон в 1823 г. снарядил на собственные средства военный корабль и отплыл на нем в Грецию, где шла национально-освободительная война против

[112]

турецкого ига. Там, в городе Месолонги, 19 апреля 1824 г. Байрон умер от лихорадки. Сердце поэта погребено в Греции, тело покоится в Англии, в родовом поместье Байронов. Байрон прекрасно владел всеми формами и жанрами поэзии. Его перу принадлежат великолепные образцы интимной, философской и политической лирики; знаменитая поэма «Паломничество Чайльд Гарольда» (1812— 1818); романтические так называемые «Восточные поэмы» — «Гяур» (1813), «Корсар» (1814), «Паризина» (1816) и др.; драматические поэмы, или мистерии, как именовал их сам автор,— «Манфред» (1817), «Каин» (1821); поэмы юмористические и сатирические — «Беппо» (1818). «Видение суда» (1822) и др.; исторические трагедии; незавершенная сатирико-нравоописательная эпопея в стихах «Дон Жуан» (1818—1823); критические статьи и автобиографическая проза. Поэзия Байрона еще при жизни автора сделалась достоянием эпохи, привлекла внимание и вызвала ожесточенные споры среди друзей и в стане противников. Это объясняется прежде всего тем, что его творчество в концентрированной форме выразило трагедию своего времени и порожденный этой трагедией человеческий характер. Трагедия Чайльд Гарольда, как, впрочем, и других героев романтических поэм и мистерий, а также самого Байрона и его революционно настроенных современников, — это трагедия безвременья. Надежды, возлагавшиеся на Великую французскую революцию XVIII в., потерпели крах. Разбуженная эпохой молодая энергия не могла в этой обстановке найти достойного приложения и возвращалась на круги своя, претворяясь в стихийное бунтарство. Настроения неприкаянности и разочарования, охватившие молодых современников, Байрон передал с неведомой до него силой и проникновенностью, но столь же выразительно раскрыл он и терзающие душу его героев неутолимую жажду справедливости, стремление к бунту без определенной цели Весь этот комплекс противоречивых импульсов, определивший духовное состояние и мироощущение части молодого поколения европейцев, Байрон запечатлел и обобщил средствами романтизма с его героем без родины, с его страстями, с его темами бегства, странни­чества, изгнания, свободолюбия и гордого вызова року Так возник в поэзии Байрона тип романтического героя, которому обязаны своим происхождением ставшие нарицательными опре­деления «байроническая личность», «байроновская скорбь», «байронизм». Образ Байрона и образы его поэтического мира вошли как метафора в классику мировой поэзии XIX и XX вв. Завороженность «байронизмом» — а ей немало способствуют факты яркой и короткой жизни поэта — порой мешает правильно оценить Байрона-художника и его творческую эволюцию, поскольку невольно ставится знак равенства между автором и его героями. Байрон же, наделяя своих персонажей собственными эмоциями, отнюдь с ними не сливается и даже им противостоит. В «Восточных поэмах», например, он осуждает непомерное честолюбие и эгоистический индивидуализм героев:

«С большим умом, с поступками глупца...» — сказано о Конраде («Корсар»). Нельзя не видеть и того, что побудительные мотивы, управляющие поступками героев, видоизменяются на протяжении творческого пути поэта. Пассивный вызов, который бросает миру в первых песнях поэмы Чайльд Гарольд своим добровольным изгнанием, в «Восточных поэмах» превращается в своего рода вооруженный мятеж против несправедливого общества и его законов, а в мистериях бунтарские мотивы переходят уже в мотивы богоборческие Да и творческий метод Байрона не оставался неизменным. С конца 1810-х, особенно же в 1820-х гг. Байрон начинает тяготеть к иным, далеким от последовательно-романтических принципам воссоздания жизни: все чаще обращается к поли­тической сатире, гротеску; «Дон Жуан» обнаруживает существенные сдвиги в сторону реализма. Однако Байрон «Дон Жуана», как и Байрон «Чайльд Гарольда», оставался все тем же бунтарем-богоборцем, для которого не было ничего дороже святого дела свободы. Каждую написанную строку он оплатил своей высокой и завидной судьбой — судьбой человека, открывшего для себя «конечный вывод мудрости земной», к которому приходит гётевский Фауст:

Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идет на бой.

Паломничество Чайльд Гарольда (Childe Harold's pilgrimage. 1812—1818)

— поэма, публикация которой сразу же сделала Байрона знаменитым и принесла ему славу. Поэма представляет собой лирический дневник путешествия, жанр, развиваемый поэтами-романтиками. Четыре песни поэмы объединены образом героя — разочарованного аристократического юноши Чайльд Гарольда. В начале поэмы переданы настроения и мысли Чайдьд Гарольда. В дальнейшем в роли наблюдателя-рассказчика выступает уже сам Байрон. Рисуя яркие романтические пейзажи Различных стран (Испании, Албании, Греции, Италии), поэт размышляет об их прошлом, насто­ящем и будущем, протестует против национального угнетения народов и призывает их к борьбе за свободу. В Греции Байрон скорбит о былом величии страны, покорно переносящей турецкое иго; восхищается испанцами, поднявшимися на борьбу против Наполеона. Поэма значительна глубоким лиризмом, раскрывающим богатый и эмоциональный мир ее автора.

[113]

Манфред (Manfred. 1817)

— философско-драматическая поэма, в которой показана трагедия мыслителя Манфреда, разоча­ровавшегося в возможностях разума и знаний, презирающего мир, одиноко живущего в своем замке в горах. Действие ряда сцен разыгрывается на фоне величественной швейцарской природы. Поэма, написанная белым стихом, полна фантастических и символических образов, но их под­линное содержание связано с реальной действительностью: Байрон делает злых духов, героев поэмы, виновниками возвращения тирана (Наполеона) и прихода к власти королей из свергнутых династий (Бурбоны) и т. д. Байрон раскрывает бесплодность и трагизм индивидуалистического бунтарства, которые приводят героя к неразрешимым конфликтам с жизнью: Манфред находит выход только в смерти.

Беппо (Верро. 1818)

— поэма, высмеивающая быт и нравы Венеции. Ее герой — венецианский купец, вернувшийся из турецкого плена, где он принял магометанство, стал пиратом и разбогател. С легкой душой он прощает изменившую ему в его долгое отсутствие жену и ее любовника. В поэме искусно сочетаются реалистический рассказ, сатира, публицистичность и мягкий лиризм. В многочисленных отступ­лениях Байрон зло издевается над английским ханжеством, прикрывающим не менее распушенные нравы, чем те, которые царствуют в веселой карнавальной Венеции.

ДонЖуан (Don Juan. 1818-1823)

— богатейшее по содержанию и охвату действительности произведение Байрона, оставшееся не­законченным, большой реалистический роман в стихах. Хотя события его относятся к XVIII в.. в нем дана широкая картина общественно-политической жизни европейских стран XIX в. Роман поражает необычайным художественным разнообразием: в нем есть и острые драматические сцены, и политические размышления, и лирические отступления. Байрон рассказывает о приключениях испанского юноши Дон Жуана, которого родители отправляют в дальнее путешествие, чтобы замять скандал по поводу его романа с замужней дамой. Дон Жуан попадает на греческий остров;

переодетый в женское платье, он оказывается в гареме султана; впоследствии сражается в рядах русской армии при взятии Суворовым Измаила и в награду направляется с донесением к Екате­рине II. Наконец, судьба забрасывает его в Англию, где он знакомится с развращенным и лицемерным высшим обществом. В публицистических отступлениях Байрон обличает и феодальный деспотизм, и банкиров, и реакционность внешней политики Англии. По мнению поэта, только революция способна уничтожить общественные пороки. Написанный живым языком, близким к разговорному, совершенный по своей поэтической форме, «Дон Жуан» принадлежит к числу новаторских произведений мировой литературы.

Каин (Cain. 1821)

— философско-драматическая поэма-мистерия, основанная на библейской легенде о первой смерти на земле — убийстве Авеля его братом Каином. Полемизируя с традиционным догматическим толкованием легенды, Байрон рисует Авеля как жалкого покорного раба, а Каина как богоборца и правдоискателя, находящего поддержку у падшего ангела Люцифера, смело восставшего против тирании Бога. В Библии убийство брата Каином вызвано злобой и завистью к любимцу Бога. В мистерии дается иная, гуманистическая трактовка: Каин возмущен жестокостью Бога, принявшего кровавую жертву Авеля и отвергнувшего плоды, принесенные Каином. Замахнувшись на брата, Каин нечаянно убивает его. Но семья проклинает и изгоняет убийцу, и он уходит вместе с верной ему женой Адой. С большим психологизмом Байрон изображает муки, духовные метания и сомнения своего героя.

Лирика

— весьма разнообразна в жанровом отношении. В любовных стихах поэт воспел радость и скорбь «земных» чувств человека и высшую духовную красоту любви («Стансы к Августе», «Не бродить уж нам ночами...» и др.). Простота, с которой Байрон пишет о любви, придает его лирике особую выразительность. Цикл стихов «Еврейские мелодии» (1815) основан на библейских образах и мотивах. Глубокая скорбь сочетается в этих стихах с верой в величие и мощь человеческого духа, с прославлением борьбы, подвига («Дочь Иевфая», «Ты кончил жизни путь», «Она идет в красе своей...», «У вод вавилонских»). Лучшее из этих стихотворений — «Душа моя мрачна...» — пере­ведено на русский язык М.Ю.Лермонтовым. Политическая лирика Байрона говорит о событиях, современником которых являлся поэт. Луддитам посвящены «Песнь для луддитов» и «Ода авторам билля против разрушителей станков». В ряде стихов поэт пишет о Наполеоне («Ода с французского»

[114]

и др.) и, понимая его историческую роль, осуждает его за деспотизм и лишение народа многих завоеваний Французской революции, В «Оде Венеции» (1818) звучит скорбь об утраченной Вене­цианской Республикой свободе. В поэме «Пророчество Данте» (1819) ее герой, великий итальянский поэт призывает свой народ к борьбе за независимость и объединение. В сатирическом «Видении суда» (1822) Байрон обличает умершего короля Георга III и высмеивает поэта-лауреата Саути, посвятившего Георгу верноподданническую апологетическую поэму. Сатиры Байрона — превос­ходные образцы политической поэзии XIX в.

Произведения

Сочинения: В 3 т. / Вступ. ст. М.Кургинян.— М.: Худож. лит.. 1974; Избранная лирика / Сост. и предисл. А. М. Зверева. — М.: Радуга, 1988. — 508 с. — (Текст парад, на англ. и рус. яз.); Избранные произведения: В 2 т. / Сост. О. Афониной; Вступ. ст. Д. Урнова. — М.: Худож. лит., 1987; Дневники;

Письма / Изд. подгот. З.Е.Александрова и др.; Пер. З.Е.Александровой; Послесл. А.А.Елистратовой. — М.: Наука, 1965.— 440 с.— (Лит. памятники); Дон Жуан / Пер., послесл. и примеч. Г. Шенгели. — М.: Гослитиздат, 1947. — 570 с.; Лирика / Вступ. ст. Н. Берковского. — М.; Л.: Худож. лит., 1967.— 175 с.— (Сокровища лирич. поэзии); На перепутьях бытия...: Художественная пуб­лицистика / Сост., авт. предисл. и коммент. А.М.Зверев.— М.: Прогресс, 1989.— 432 с.; Палом­ничество Чайльд Гарольда; Дон Жуан / Вступ. ст. А. Елистратовой. — М.: Худож. лит., 1972.— 791 с.— (Б-ка всемирн. лит.); [Поэмы; Шильонский узник; Беппо; Стихотворения; Из «Еврейских мелодий»].— В кн.: Поэзия английского романтизма, М., 1975, с. 327—439; Пьесы / Вступ. ст. А.Аникста.— М.: Искусство, 1959.— 495 с.— (Б-ка драматурга). The works: In 17 vol.— London: Murray, 1836—1837; Childe Harold's pilgrimage / Предисл. Р.М.Са­марина.— M.: For. lang. pnbl. house, 1956.— 327 p.; Don Juan.— M.: For. lang. publ. house, 1948.— 534 p.; The poetical works.— London: Oxford univ. pres, 1926.— X, 924 p.

Литература

Великий романтик: Байрон и мировая литература: [Сб. ст.] / Отв. ред. С.В.Тураев.— М.: Наука, 1991.— 237 с.; Виноградов А. Байрон.— М.: Жургаз, 1936.— 304 с.— (Жизнь замечат. людей);

Дьяконова Н. Я. Лирическая поэзия Байрона. — М.: Наука, 1975. — 168 с.; Елистратова А. Байрон. — М.: Гослитиздат, 1956.— 263 с.; Ромм А. С. Джордж Ноэл Гордон Байрон.— Л.; М.: Искусство, 1961.— 139 с.; Русский венок Байрону: [Сб.] / Сост., вступ. ст. и примеч. С.А.Небольсина.— М.:

Сов. Россия, 1988.- 316 с.

Joseph М. К. Byron the poet.— London: Gollancz, 1964.— 352 p.; Jump J. D. Byron.— London:

Routledge a. K. Paul, 1972.— XIII, 200 p.; Marchand L. D. Byron's poetry: A critical introduction.— Cambridge: Harvard univ. press. 1968.— 261 p.

ПЕРСИ БИШИ ШЕЛЛИ (PERCY BISSHE SHELLEY. 1792-1822)

— родился в семье баронета, но с юных лет порвал с аристократическим обществом, которое жестоко преследовало поэта в течение всей его недолгой жизни. Он был исключен из Оксфордского университета за написанную им атеистическую брошюру. В 1812 г. Шелли уехал в Ирландию, где принял участие в движении ирландцев за независимость. Там он опубликовал публицистические произведения: «Обращение к ирландскому народу», призывающее ирландцев организоваться и вести борьбу политическими методами, и «Декларацию прав», многие положения которой были вдохновлены американской «Декларацией независимости» и опытом Великой французской рево­люции. В 1814 г. Шелли расстался со своей первой женой Гарриет Уэстбрук и женился на дочери У.Годвина Мэри. Бракоразводный процесс Шелли послужил новым поводом для травли поэта высшим светом. В 1818 г. Шелли навсегда покинул Англию и поселился в Италии. Там он сблизился с Байроном. В 1822 г., катаясь на лодке по Женевскому озеру, Шелли утонул во время шторма. Поэт-романтик, Шелли в стихах, поэмах и драмах выступал против насилия и деспотизма. В полных оптимизма, часто аллегорических картинах будущего рисовал торжество свободы, гар­монии и красоты. Шелли был близок идеям утопического социализма и, хотя надеялся на мирные пути преобразования общества, не мыслил счастья человечества без освобождения трудящихся от угнетения. В сочинении «Зашита поэзии» (1821) Шелли изложил свои взгляды на общественные задачи литературы. Поэты суть «учредители законов», «изобретатели искусства жить», а стихо­творение — «образ жизни, выраженный в ее вечной истине». Цель поэзии — созидание красоты. При этом поэзия неотрывна от жизни: в «красоте» скрыта «польза», ибо красота жизни служит нравственному совершенствованию людей. Этим задачам служат его художественные произведения. Философская поэма «Королева Маб» (1813) разоблачает феодальный мир и политическую реак­цию. В поэме «Восстание Ислама» (1818) рассказывается о брате и сестре Лаоне и Цитне,

[115]

проповедовавших народу идеи свободы и погибших за эти идеи. Содержание поэмы отражает отношение Шелли к проблемам и событиям французской революции. Вершина его творчества — лирическая драма «Освобожденный Прометей». Почти не признанный своими современника­ми, Шелли после смерти стал широко популярен. Произведения Шелли исполнены высокого гуманизма и свободолюбия. Его поэзия отличается яркостью выразительных средств и масштаб­ностью образов.

Освобожденный Прометей (Prometheus unbound. 1820)

— драма, в основу которой положен греческий миф о Прометее, похитившем для людей огонь у Зевса и прикованном за это к скале. Этот миф послужил Шелли сюжетной канвой для создания грандиозной картины борьбы против тирании во всей вселенной. В предисловии к драме поэт пишет о разнице между его образом Прометея и Прометеем у Эсхила в его великой трагедии. Если в трилогии Эсхила титан в конце концов примиряется с Зевсом, то Прометей у Шелли показан как несгибаемый бунтарь. Сложные символические образы драмы Шелли, олицетворяющие Природу, Любовь, Красоту, раскрывают веру поэта в неизбежность торжества справедливости, наступающей после свержения тирана Юпитера, освобождения Прометея и соединения его с Азией, аллегорическим воплощением любви. Драма кончается грандиозной картиной победы Красоты и Свободы во всем мире.

Ченчи (The Cenci. 1819)

— трагедия, сюжет которой взят из итальянской хроники конца XVI в., повествующей о деспоте графе Ченчи, чье богатство обеспечивает ему безнаказанность, несмотря на творимые им преступ­ления. Ченчи глубоко порочен, чувства его извращены; он радуется гибели своих детей, наслаж­дается горестями сына, наконец, обесчещивает собственную дочь. Церковь, получающая богатые пожертвования Ченчи, отпускает ему все грехи. Шелли оправдывает насилие, борющееся с тиранией. Он рисует образ героической дочери Ченчи Беатриче; не добившись суда над отцом, она нанимает с согласия семьи убийц, карающих его. Шелли разоблачает и продажность церкви, и несправед­ливость суда, который счел это убийство бунтом против власти и приговорил к смерти Беатриче и ее семью. Образ Беатриче, характер которой отличает моральная красота и врожденное чувство справедливости, — одно из выдающихся достижений английской драматургии.

Лирика

— в основном носит философский характер. Пантеистическая философия, свойственная мировоз­зрению поэта, ярко проявляется в ряде его стихов на мифологические темы; «Гимн Аполлона», «Гимн Пана», «Жаворонку», «Философия любви». Природа у Шелли действует как живое единство, ибо все в мире взаимосвязано. Философская лирика Шелли пронизана вольнолюбивыми настро­ениями. Он создал ряд политических стихов: «Лорду-канцлеру», «Людям Англии». Однако рево­люционно-демократическое содержание его поэзии чаше всего выражается в аллегорических образах обновляющейся природы: «Ода свободе», «Беглецы». В наследии Шелли немало любовных стихо­творений: «Индийская серенада», «Свадебная песнь», «К Джейн».

Произведения

Избранное / Пер. под ред. Вс. Рождественского; Вступ. ст. и примеч. Б. Колесникова. — М.:

Гослитиздат, 1962.— 462 с.; [Адонаис; Стихотворения].— В кн.: Поэзия английского романтизма, М., 1975, с. 439-524; [Лирика].- В кн.: Шелли П.Б., Китс Дж. Избранная лирика. М., 1981. с. 23—106; Письма; Статьи; Фрагменты / Пер. З.Е.Александровой; Послесл. А. А. Елистратовой;

Примеч. и сост. Ю.М.Кондратьева.— М.: Наука, 1972.— 532 с.— (Лит. памятники).

The complete poetical works: In 4 vol. / Ed. by N. Rogers.— Oxford: Clarendon press. 1972—1975; The

Cenci / Ed. by G. Woodberry.- Boston: Heath, 1909.- XXXVI. 159 p.; The poetical works.- London:

Oxford univ. press, 1939.— X, 924 p.; Prometheus unbound / Ed. by V. D. Sender.— Boston: Heath. 1892.- LVIII, 169 p.

Литература

Елистратова А. А. Шелли.— В кн.: Елистратова А. А. Наследие английского романтизма и совре­менность, М., 1960, с. 341—431; Колесникова И. Революционная эстетика П.Б.Шелли.— М.:

Высш. шк., 1963.— 114с.; Неупокоева И. Революционный романтизм Шелли.— М.: Гослитиздат. 1959.- 471 с.

Cameron К. The young Shelley.- New York: Macmillan, 1950.- XII, 437 p.; Holmes R. Shelley: The Pursuit.- London: Weidenfeld a. Nicolson, 1974.- XIII, 829 p.; Mathews G. M. Shelley.- London:

Longmans, Green, 1970.— 44 p.

[116]

ДЖОН КИТС (JOHN KEATS. 1795-1821)

— один из виднейших лириков, классик английской романтической поэзии. Творческий путь Китса продолжался всего шесть лет. На 25-м году жизни поэт умер от туберкулеза, осмеянный критикой, неизвестный читателям, терзаемый мыслями о незавершенности своих лучших замыслов. Ныне множество книг и статей посвящены анализу его наследия, умещающемуся в маленьком томике стихотворений и поэм. Отец Китса был конюхом, но, женившись на дочери содержателя конюшни, сдававшего внаем лошадей, стал довольно состоятельным человеком. Ките получил неплохое по тем временам образование. Большое влияние на него оказал один из его учителей — Чарлз Кауден Клар, человек широко начитанный, влюбленный в поэзию. Он ввел своего ученика в литературные круги, научил ценить старых поэтов. С 1810 по 1816 г. Ките изучал медицину, но медицинской практикой заниматься не стал. Еще будучи студентом, он начал писать стихи и решил посвятить себя исключительно поэзии. В 1817 г. вышел первый сборник его стихотворений. В нем Ките проявил себя республиканцем, оппозиционно настроенным к правительству; общественное нера­венство, олигархические права и привилегии аристократии и церкви вызывают его негодование («О мире», 1814; «Послание Чарлзу Каудену Кларку», 1816). В целом стихотворения носят еще учени­ческий, подражательный характер, но в лучших — сонетах «Одиночество» (1815) и «Кузнечик и сверчок» (1816) — уже ощутим зрелый Ките — певец «дивного нового мира» и «поэзии земли». В становлении творческого облика Китса большую роль сыграли поэты английского Возрождения — Марло, Шекспир, Бен Джонсон, Драйден. Они не только научили его видеть чувственную красоту мира, но и «открыли» Китсу античность как идеал гармонии и цельности, утраченный в современной поэту действительности. Впервые после эпохи Возрождения английская поэзия обрела у Китса богатство разнообразнейших живых чувственных впечатлений, и первым крупным произведением, в котором отразилось такое мироощущение, стала поэма «Эндимион», написанная на сюжет анти­чного мифа о любви богини Луны, Селены, к прекрасному юноше — пастуху Эндимиону. Искания влюбленного в Луну Эндимиона — это ступени, по которым должен пройти поэт, перед тем как ему откроется высшая красота, являющаяся одновременно блаженством и истиной. Назначение красоты, таким образом, заключается в том. чтобы показать страдающему человечеству путь к «радости навеки». Свойственное древним грекам наивное обожествление стихий у Китса выливается в искание красоты последовательно в мире природы, чувства и, наконец, в области деятельной гуманности. 1818 г. стал переломным в творческой эволюции поэта — от юношеского радикализма он идет к выработке самостоятельного миросозерцания. Он пробует силы одновременно в сонете, в лирических песенках, в балладе и в стихотворных посланиях. Стихи, написанные зимой и весной этого года, отмечены разнообразием не только форм, но и настроений. Рядом с трагическим сонетом «О, если только оборвется нить...», передающим предчувствие ранней смерти, стоит веселое, безза­ботное стихотворение «Девонширской девушке»; рядом с классическим, шекспировским по форме сонетом, навеянным чтением «Короля Лира», стоит близкая к фольклорной традиции баллада «Робин Гуд». Такие противоречивые сочетания характерны и для самого крупного произведения этого периода — поэмы «Изабелла, или Горшок с базиликом» (февраль—апрель, 1818), действие которой отодвинуто в прошлое. Средневековый сюжет о любви и убийстве в обработке Боккаччо представлялся Китсу более благодарным источником, чем его антипоэтическая современность. Однако новелла Боккаччо получает у Китса иное, типично романтическое воплощение: на первый план выступают логика чувства, перипетии любви, проблемы совести, внутренней жизни героев. Летом 1818 г. Ките совершает путешествие пешком по Шотландии; он восхищается красотой природы, посвящает вдохновенные строки Р. Бернсу. Шотландское путешествие заставило Китса и более пристально приглядеться к общественной обстановке в стране, что не замедлило сказаться на его творчестве. К этому же времени относится особенно напряженная травля Китса консервативной английской критикой. Нападки в первую очередь касались «Эндимиона». Рецензенты с негодованием писали о стилистических и политических принципах поэта, радикализме его идейных убеждений. Важнейшим произведением этого времени становится поэма «Гиперион». В ней с особенной четкостью вопло­тились политические взгляды и настроения Китса, которые вылились у него в эстетическую критику современности, в построение своего рода «эстетической утопии», противостоящей реальным формам общественного бытия Ненависть к тирании, к бесчестности правительства и печати, отвращение к власти денег и титулов, к ханжеской церковной морали и пошлости вызывают у Китса стремление противопоставить действительности свой поэтический мир. Он пытается примирить непримиримые, с его точки зрения, «упоение прекрасным» и гуманистическое служение ближним. Древний миф о падении титанов в борьбе с богами-олимпийцами, легший в основу сюжета «Гипериона», исполь­зуется Китсом для того. чтобы поставить сложнейшую проблему сути и диалектики исторического прогресса. Поэма носит философско-отвлеченный характер, но в то же время несомненно и ее конкретно-историческое содержание. «Гиперион» стал первым произведением, написанным Китсом

[117]

в пору его краткого творческого расцвета, длившегося всего год — с сентября 1818 г. по сентябрь 1819 г. Он пишет поэму «Канун святой Агнессы», основанную на народном поверий, по которому в канун святой Агнессы девушка, выполнив определенные условия, увидит во сне своего суженого;

балладу «La Belle Dame sans Merci» и знаменитые оды: «Ода Психее», «Ода праздности», «Ода меланхолии», «Ода греческой вазе», «Ода соловью». Последняя — одна из вершин творчества Китса. Ее строфы обладают относительной самостоятельностью и в то же время связаны единством проходящей через все стихотворения антитезы — страшной действительности и прекрасного вооб­ражаемого мира. Единство переживания и мысли, стремительного движения и неожиданных оста­новок, напряжения чувства и сдержанности выражения, новизны формы и строгой композиции делают эту оду самым полным выражением эстетического кредо зрелого Китса. Летом 1819 г. творчество Китса вступает в последнюю фазу развития. Предчувствие смерти, неудовлетворенность прежними произведениями, неверие в возможность создать новые подтачивали его душевные и творческие силы. Печатью кризиса отмечены символическая поэма «Ламия» — о любви юноши к девушке-змее и историческая трагедия «Отгон Великий». Поэт пытается завершить «Гипериона», народную поэму «Колпак с бубенцами» и трагедию «Король Стефан», но силы — творческие и физические — были уже на исходе. Последним шедевром Китса становится «Ода осени». По словам самого поэта, в ней проявились «вдумчивая и спокойная сила» отрешенности от личного и скрытая интенсивность переживания. В сентябре 1820 г. состояние здоровья Китса ухудшилось. По совету врачей он уехал в Италию, где провел последний год жизни, но ничего уже больше нс писал.

Произведения

[Поэмы; Стихотворения].— В кн.: Поэзия английского романтизма, М., 1975, с. 527—599; [Поэ­тические произведения].— В кн.: Шелли П.Б., Ките Дж. Избранная лирика, М., 1981, с. 107—196;

Стихотворения / Изд. подгот. Н.Я.Дьяконова. Э.Л.Линецкая, С.Л. Сухарев.— Л.: Наука, 1986.— 391 с.— (Лит. памятники); Стихотворения и поэмы / Сост., вступ, ст., коммент. И. Шайтанова. — М.: Худож. лит., 1989.- 319 с. Poetical works / Сост. и вступ. ст. В.Рогова.— М.: Progress, 1966.— 237 р.

Литература

Дьяконова Н.Я. Китс и его современники.— М.: Наука, 1973.— 198 с.; Елистратова А. А. Ките.— В кн.: Елистратова А. А. Наследие английского романтизма и современность, М., 1960, с. 431—493. Allott М. John Keats.— London: Harlow, 1976.— 62 p.; Inglis F. Keats.— London: Evans. 1966.— 159 p.; Talbot N. The major poems of J. Keats.— Sydney: Sydney univ. press, 1968.— 108 p.

ТОМАС ГУД (THOMAS HOOD. 1799-1845)

— родился в семье издателя, стал печататься очень рано, но его первые произведения — романы, новеллы, а также сатирические и юмористические стихи — не оставили следа в истории английской литературы. В период чартизма, подъема революционной борьбы английского рабочего класса, Томас Гуд в своих стихах обращается к картинам социального неравенства. Его знаменитая «Песня о рубашке» (1843), переведенная на все европейские языки, проникнута глубоким состраданием к отчаявшимся от нищеты, голода и изнурительного труда рабочим. Стихи «Мост вздохов», «Сон леди» говорят о бедняках, умирающих от голода, не имеющих даже крыши над головой. Ряд стихотворений, посвященных тяжкому положению трудового люда, еще более страшной участи безработных, объединен в цикл «Рабочие песни» (1844—1845).

Произведения

Песня о рубашке / Пер. М. Михайлова. — В кн.: Михайлов М. Стихотворения, Л., 1950. с. 180—183. The letters of Thomas Hood / Ed. by P. F. Morgan.— Edinburgh: Oliver a. Boyd, 1973.— XXIII, 703 p.;

Selected poems / Ed. by C. Dyment. — London: Grey Walls, 1949.— 64 p.

ЛитератураJeffrey L. N. Thomas Hood.— Boston: Twayne, 1972.— 176 p.

ЭДУАРД ДЖОРДЖ БУЛВЕР-ЛИТТОН (EDWARD GEORGE BULWER-LYTTON. 1803-1873)

— романист, драматург. Аристократ по рождению, Булвер-Литтон на всю жизнь сохранил связь со своим классом. Видный политический деятель сначала от либеральной, а затем от консервативной партии, он в 1859 г. стал министром колоний, а в 1866 г.— членом палаты лордов. Еще при жизни Булвер-Литтона, в 1840 г., было издано первое собрание его романов, в 1854 г. — пятитомное издание

[118]

«Поэтических и драматических сочинений». Его произведения постоянно переиздавались в Англии, переводились на иностранные языки — французский, испанский, немецкий, русский. В своем твор­честве Булвер-Литтон не поднялся до вершин искусства своих великих современников — Диккенса и Теккерея, хотя его влияние испытали многие писатели, в том числе и поздний Диккенс. Булвер-Литтон видел все множество проблем, вставших перед Англией середины XIX в., и по-своему разрушал представление о викторианской Англии как стране, не знающей социальных конфлик­тов. В 1832 г., в период проведения парламентской реформы, Булвер-Литтон выступил с критикой аристократии, утратившей моральный авторитет в глазах народа. Булвер-Литтону принадлежит роль создателя «ньюгейтского» (от названия тюрьмы в Лондоне — Ньюгейт), по своей природе уголовно-романтического романа, который стал новым вариантов «черного», или «готического», романа конца XVIII в. В ранних романах Булвер-Литтона — «Пелэм» (1828), «Поль Клиффорд» (1830), «Юджин Эрам» (1832),— построенных на уголовной тематике, широко использующих детективно-приключенческую фабулу, ощутимо влияние романтической эстетики (в центре — сильная, яркая личность, необычайные обстоятельства, глубокие переживания) и просветительской прозы XV11I в. (сатирическое описание нравов высшего общества, дидактизм). Обращаясь к эпохам заката старых культурных традиций, форм власти, Булвер-Литтон пытался убедить читателей извлечь урок из опыта истории. С этой целью он нередко модернизировал прошлое, возложив на своих овеянных романтикой правонарушителей миссию носителей нового буржуазного порядка. Большое внимание Булвер-Литтон уделял прославлению личных добродетелей, что сказалось в разрабатываемом им «романе воспитания». Романтические и реалистические черты переплетаются и в лучшем романе Булвер-Литтона «Кенелм Чиллингли» (1873). Политические взгляды писателя нашли наиболее полное воплощение в романе «Парижане» (1873) и в фантастическом романе «Грядущая раса» (1874), написанных под впечатлением событий Парижской коммуны 1871 г. Парижская коммуна напугала писателя. В «Парижанах» он с особенной четкостью выразил свое кредо: только власть аристократии обеспечит расцвет страны, свободу и благосостояние народа. Буржуа, заявляет он, взяли слишком много власти. Своей кичли­востью, своим меркантилизмом эти нувориши вызвали раздражение народа, а своей нелепой тягой к демократическим институтам привели народ в движение и дали ему возможность организоваться. Значительна роль Булвер-Литтона и в истории английской драмы XIX в. Его пьесы стали одним из явлений переходного периода от драматургии XVIII в. к драматургии XX в. В своих квазиисторических мелодрамах, пользовавшихся большой популярностью у современников («Герцогиня де ля Вальер», 1836; «Леди из Лиона», 1838; «Ришелье». 1838, и др.), Булвер-Литтон пытался уйти от односторонности в изображении человеческого характера, которую не всегда могли преодолеть даже лучшие комедио­графы XVIII в. Сильной чертой Булвер-Литтона-драматурга был его дар комической характеристики. В драме «Деньги» (1840) перед зрителем развертывались картины из жизни лондонского света, проходила целая галерея светских бездельников, охотников за богатыми невестами.

Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь

(Kenelm Chillingly, his adventures and opinions. 1873)

— роман, в котором писателю удалось нарисовать правдивую картину корысти, беспринципности английского общества. Этому обществу он противопоставляет одинокого честного дворянина, моло­дого Кенелма Чиллингли, не желающего идти на идейные и моральные компромиссы. Личное счастье молодого человека разрушено. Его невесту Лили приводят к смерти муки совести: согласившись на брак с Кенелмом, она тем самым нарушила обет, данный благодетелю их семьи — ее опекуну, женой которого обещала стать. Булвер-Литтон, отрицательно относившийся к буржуазному прогрессу и буржуазной демократии, старается подчеркнуть близость своего дворянского героя к народу и делает его другом бедняков: Кенелм занимается филантропической и просветительской деятельностью.

Произведешь

Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь / Пер. под ред. Д. Горфинкеля: Вступ. ст. А.Чичерина.— М.; Л.: Худож. лит., 1965.— 567 с.; Пелэм, или Приключения джентльмена / Пер. А.С.Кулишер, Н.Я.Рыковой.— М.: Гослитиздат, 1958.— 610 с.; Последние дни Помпеи / Сокр. пер. В.Хинкиса: Предисл. С.Л. Утченко. — М.: Детск. лит., 1965.— 365 с.; Призрак / Лит. обработка и приложение Г.Пархоменко.— М.: Радуга, 1994.— 432 с.; Пьесы / Вступ, ст. Ю. Кагарлицкого, Р.Облонской.— М.: Искусство, I960.— 463 с.— (Б-ка драматурга). The complete works: In 20 vol.— Leipzig: Fleischer. 1843; Kenelm Chillingly.— New York: Continental press, n. d. - XX. 333 p.

Литература

Lytton V. Bulwer-Lytton. — London: Home a. Van Thal, 1953. — 111 p.; Sadleir M. Bulwer: A panorama. — London, 1931.

[119]

ЭЛИЗАБЕТ ГАСКЕЛЛ (ELIZABETH GASKELL 1810-1865)

— была причислена К. Марксом наряду с Диккенсом, Теккереем, Ш. Бронте к «блестящей плеяде современных английских романистов, которые в ярких и красноречивых книгах раскрыли миру больше политических и социальных истин, чем все профессиональные политики, публицисты и моралисты, вместе взятые». Жена священника в Манчестере, одном из типичнейших городов индустриальной Англии, член различных филантропических организаций, она хорошо знала жизнь рабочих, условия их труда, что нашло отражение в ее романах. Помимо наиболее известного своего произведения «Мэри Бартон», Гаскелл выпустила ряд повестей и романов, в том числе «Север и Юг» (1855), в котором конфликт чувств разворачивается на выразительно представленном соци­альном фоне. Особое место в творчестве Гаскелл занимает небольшой по объему роман «Крэнфорд» (1853), с юмором изображающий жизнь обитателей провинциального городка и утверждающий. подобно многим произведениям Диккенса, веру в потенциальные гуманистические возможности человека. Перу Гаскелл принадлежит также биография известной писательницы Шарлотты Бронте (1857), с которой ее связывала многолетняя дружба.

МэриБартон (Mary Barton. 1848)

— роман, в котором Гаскелл, обращаясь к жизни манчестерских ткачей 30—40-х гг. XIX в., рисует тяжкие условия их работы и быта, раскрывает высокие нравственные качества простых людей. Джон Бартон, подлинный герой романа, проходит сложный путь от рядового рабочего до революционера-чартиста и политического руководителя. Жизнь Бартона неотрывна от политической борьбы, он участник митингов и собраний тайной профсоюзной организации, на которых решено убить фабриканта Карсона-младшего, чтобы отомстить за издевательства над рабочими. Жребий падает на Джона, и он совершает этот акт мести. В убийстве обвиняют молодого механика Вильсона, которого любит дочь Джона, работница Мэри, смелая, большой нравственной силы и благородства девушка. Она борется между страстным желанием спасти Вильсона и страхом выдать отца. Глубокое проникновение в жизнь английских пролетариев сочетается в романе со стремлением доказать возможность и плодотворность мирного сотрудничества капиталистов и рабочих.

Произведения

Крэнфорд / Пер. и коммент. И.Гуровой; Предисл. А. Елистратовой. — М.: Худож. лит., 1973.— 206 с.; Мэри Бартон: Манчестерская повесть / Пер. Т. Кудрявцевой; Предисл. А. Елистратовой. — М.: Худож. лит., 1963.- 471 с.

The works: In 8 vol. / With introd. by A. W. Ward.— London: Murray, 1930; Mary Barton / Предисл. И. М. Катарского. — М.: For. lang. publ. house, 1956.— 477 р.

Литература

Ивашева В. Щедрое дарование.— В кн.: Ивашева В. «Век нынешний и век минувший...», М., 1990, с. 302—340; Ремизов Б. Б. Элизабет Гаскелл: Очерк жизни и творчества. — Киев: Вища шк., 1974.- 171 с.

Craik W. A. Elizabeth Gaskell and the English provincial novel.— London: Methuen, 1975.— XXI, 277 p.; Gerin W. Elizabeth Gaskell: A biography.- Oxford: Clarendon press, 1976.- XIV, 318 p.;

Wright Е. Mrs. Gaskell: The bases for reassessement. — London: Oxford univ. press, 1965.— XIV, 285 p.

УИЛЬЯМ МЕЙКПИС ТЕККЕРЕЙ (WILLIAM MAKEPEACE THACKERAY. 1811-1863)

— один из крупнейших мастеров реалистического романа XIX в. Родился в Калькутте, в семье чиновника, учился в Англии и, еще будучи студентом Кембриджского университета, писал для студенческих журналов. После путешествия по Европе он неудачно занялся коммерческими делами и, потеряв большую часть своего состояния, стал профессиональным журналистом. Теккерей сотрудничал в газетах радикального направления, в сатирических журналах, выпустил ряд очерков. В 1846—1847 гг. он опубликовал «Книгу снобов» — сборник сатирических эссе, разоблачающих национальную болезнь — снобизм в разных его проявлениях. Это произведение положило начало творческому пути большого художника-реалиста. Проницательный и суровый критик буржуазно-аристократической Англии, Теккерей и в романах из современной ему жизни, и в произведениях исторического жанра стремился с правдивостью и беспощадной остротой разоблачать лицемерие, корыстную психологию, аморализм. Творчество Теккерея достаточно пессимистично; писатель не возлагал больших надежа на возможность социального переустройства общества. Теккерей был также талантливым карикатуристом, графиком и большинство иллюстраций к своим книгам делал сам.

[120]

Ярмарка тщеславия (Vanity fair. 1848)

— знаменитый роман Теккерея, события которого относятся к началу XIX в. В романе развиваются две связанные друг с другом сюжетные линии. Основное действующее лицо одной из них — Эмилия Седли, наивная и чистая девушка. Большая часть романа посвящена истории ее любви к Джорджу Осборну и их женитьбе, затрудненной многочисленными препятствиями. Вторая, гораздо более острая и яркая сюжетная линия связана с судьбой подруги Эмилии по пансиону — бедной девушки Ребекки Шарп. Авантюристка и лицемерка, мечтающая любыми средствами разбогатеть и попасть в высший свет, Бекки Шарп на пути к достижению цели отбрасывает и совесть, и честь, и жалость к людям. Ее ум, ловкость, внешнее обаяние на время создают ей положение в обществе. Рисуя многочисленные приключения Бекки на широком фоне английской жизни первой половины XIX в., автор убедительно показывает читателю, что его героиня — плоть от плоти общества, представленного в таких типических и полных сарказма образах, как маркиз Стайн — всеми уважаемый государственный деятель, морально нечистоплотный и распутный; сэр Пит Кроули — провинциальный помещик, невежественный и корыстный самодур и грубиян; делец Осборн, готовый принести в жертву денежным расчетам счастье сына, и многие другие «марионетки» на «ярмарке житейской суеты».

История Генри Эсмовда (Henry Esmond. 1852)

— исторический роман из эпохи королевы Анны (начало XVIII в.); написан как мемуары Генри Эсмонда, вспоминающего молодые годы, проведенные в Англии, откуда он, глубоко разочарован­ный в политической жизни и нравах своей страны, уехал в Америку. Генри Эсмонд, благородный и душевно чистый человек, выглядит наивным и непрактичным в мире политической коррупции, продажности, беспринципности и денежного расчета. О