Главная > Документ


А. С. Пушкин

Полководец

У русского царя в чертогах есть палата:

Она не золотом, не бархатом богата;

Не в ней алмаз венца хранится за стеклом;

Но сверху донизу, во всю длину, кругом,

Своею кистию свободной и широкой

Ее разрисовал художник быстроокой.

Тут нет ни сельских нимф, ни девственных мадонн,

Ни фавнов с чашами, ни полногрудых жен,

Ни плясок, ни охот, – а всё плащи, да шпаги,

Да лица, полные воинственной отваги.

Толпою тесною художник поместил

Сюда начальников народных наших сил,

Покрытых славою чудесного похода

И вечной памятью двенадцатого года.

Нередко медленно меж ими я брожу

И на знакомые их образы гляжу,

И, мнится, слышу их воинственные клики.

Из них уж многих нет; другие, коих лики

Еще так молоды на ярком полотне,

Уже состарились и никнут в тишине.

Главою лавровой...

Но в сей толпе суровой

Один меня влечет всех больше. С думой новой

Всегда остановлюсь пред ним – и не свожу

С него моих очей. Чем долее гляжу,

Тем более томим я грустию тяжелой.

Он писан во весь рост. Чело, как череп голый,

Высоко лоснится, и, мнится, залегла

Там грусть великая. Кругом – густая мгла;

За ним – военный стан. Спокойный и угрюмый,

Он, кажется, глядит с презрительною думой.

Свою ли точно мысль художник обнажил,

Когда он таковым его изобразил,

Или невольное то было вдохновенье, –

Но Доу дал ему такое выраженье.

О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:

Всё в жертву ты принес земле тебе чужой.

Непроницаемый для взгляда черни дикой,

В молчанье шел один ты с мыслию великой,

И, в имени твоем звук чуждый невзлюбя,

Своими криками преследуя тебя,

Народ, таинственно спасаемый тобою,

Ругался над твоей священной сединою.

И тот, чей острый ум тебя и постигал,

В угоду им тебя лукаво порицал...

И долго укреплен могущим убежденьем,

Ты был неколебим пред общим заблужденьем;

И на полупути был должен наконец

Безмолвно уступить и лавровый венец,

И власть, и замысел, обдуманный глубоко, –

И в полковых рядах сокрыться одиноко.

Там, устарелый вождь, как ратник молодой,

Свинца веселый свист заслышавший впервой,

Бросался ты в огонь, ища желанной смерти, –

Вотще! –

……………………………………………………………..

……………………………………………………………..

О люди! жалкий род, достойный слез и смеха!

Жрецы минутного, поклонники успеха!

Как часто мимо вас проходит человек,

Над кем ругается слепой и буйный век,

Но чей высокий лик в грядущем поколенье

Поэта приведет в восторг и в умиленье!


К. Ф. Рылеев

Князю Смоленскому

Ода

Герой, отечества спаситель!

Прими от сердца должну дань;

Бог наш защитник, покровитель,

Тебя нам ниспослал на брань!

Уже враги торжествовали,

Уж в злобной ярости мечтали

Здесь русский покорить народ!

Но ты лишь в стан успел явиться,

Как гордый стал тебя страшиться

И ощупью пошел вперед!

Пошел вперед и гибель верну

Мечтал ли он найти себе?

Но казнь ужасну, беспримерну

Определил творец тебе

Свершить над сонмом кровопийцев,

Грабителей, ехидн, убийцев,

Грехами, гнусностью своей

Давно уж всех превосходивших

И тем достойно заслуживших

Ужасный гнев царя царей!

Врагов презрел ты все коварства,

На бога верой уповал,

И, мня лишь о спасенье царства,

Ты оное всяк час спасал!

На страшном поле Бородинском,

В бою кровавом, исполинском,

Ты показал, что может росс!

На бога веру возлагая,

Врагов все силы презирая,

Он всюду, завсегда колосс.

С своими чувствами сражаясь,

Решился ты Москву отдать;

Но, духом паче укрепляясь,

Един лишь ты возмог сказать:

«Столицы царств не составляют!»

И се – уж россы низлагают

Наполеонов буйный рог!

Тарутин, Красный доказали,

Где россы галлов поражали,

Что правым есть защита – бог!

И что доколь славян потомки

Царя и веру будут чтить,

Дотоль дела их будут громки,

Дотоль их будет бог хранить!

Скажи, Кутузовым попранный,

О галл, грехами обуянный,

Что он есть ангел пред тобой,

Скажи, что он Алкид российский,

Что ты – дух злобный, лютый, низкий,

Исчадье ада, не герой!

Вселенная давно страдала

От честолюбия врага,

Уже одна ее стояла

У краю гибели нога;

Как вдруг, герой, ты появился,

И мир надеждой озарился,

Что ты спасешь его от бед,

Уже висевших над главою!

И се – уж мир спасен тобою,

Сразил врагов – и где их след?

Их след остался на равнинах,

Навек кичливому во срам!

А кости их в лесах, в долинах –

Во славу памятники нам!

Ты сих, Кутузов, дел творитель!

Где царств надменный покоритель,

Где сей ужасный бич людей,

Кого страшились земны боги?

Его умчали быстры ноги

С венчанных храбростью полей!

Ты шел за ним вослед – и слава

Летела быстро на крылах.

Кичлива, гордая Варшава

Упала пред тобой во прах!

Несчастна Пруссия стенала

От ига злобна, алчна галла,

Но ты, сразя ее врагов,

Сразя французов, злобных, ярых,

Друзей царю доставил старых,

Извел из тягостных оков.


Такою славой осиянный,

Среди великих дел, побед,

Стократ ты лаврами венчанный

Пришел, Кутузов, в лучший свет!

Твои дела, защитник трона,

Священной веры и закона, –

Из века паче будут в век

Все с новой силой проливаться

И гласно в мире отзываться,

Что ты великий человек!

Г. Р. Державин

Князь Кутузов-Смоленской

Когда в виду ты всей вселенны

Наполеона посрамил,

Языки одолел сгущенны,

Защитником полсвета был;

Когда тебе судьбы предвечны

Ум дали – троны царств сберечь,

Трофеи заслужить сердечны,

Осилить Александров меч;

Злодеев истребить враждебных,

Обресть бессмертный лавр побед,

В вратах Европы растворенных

Смыть кровью злобы дерзкий след;

Москву освободить попранну,

Отечество спасти от зол,

Лезть дале путь пресечь тирану,

Един основывать престол, –

Не умолчит потомств глагол!

Се мать твоя, Россия, – зри –

Ко гробу руки простирает,

Ожившая тобой, рыдает,

И плачут о тебе цари!

Атаману и войску Донскому

(отрывок)

Плато́в! Европе уж известно,

Что сил Донских ты страшный вождь.

Врасплох, как бы колдун, всеместно

Падешь, как снег ты с туч иль дождь.

По черных воронов полету,

По дыму, гулу, мхам, звездам,

По рыску волчью видя мету,

Подходишь к вражьим вдруг носам;

И, зря на туск, на блеск червонца,

По солнцу иль противу солнца

Свой учреждаешь ертаул

И тайный ставишь караул.

В траве идешь – с травою равен;

В лесу – и равен лес с главой;

На конь вскокнешь – конь тих, не нравен,

Но вихрем мчится под тобой.

По камню ль черну змеем черным

Ползешь ты в ночь – и следу нет.

По влаге ль белой гусем белым

Плывешь ты в день – лишь струйка след.

Орлом ли в мгле паришь сгущенной,

Стрелу сечешь ей в след пущенной

И, брося петли округ шей,

Фазанов удишь, как ершей.

<···>

Гимн лироэпический на прогнание французов из отечества

(в сокращении)

…Но, Муза! тайнственный глагол

Оставь, – и возгреми трубою,

Как твердой грудью и душою

Росс, ополчась, на галла шел;

Как Запад с Севером сражался,

И гром о громы ударялся,

И молньи с молньями секлись,

И небо и земля тряслись

На Бородинском поле страшном,

На Малоярославском, Красном.

Там штык с штыком, рой с роем пуль,

Ядро с ядром и бомба с бомбой,

Жужжа, свища, сшибались с злобой,

И меч, о меч звуча, слал гул;

Там всадники, как вихри бурны,

Темнили пылью свод лазурный;

Там бледна смерть с косой в руках,

Скрежещуща, в единый мах

Полки, как класы, посекала

И трупы по полям бросала...

……………………………………..

По правде вечности лучей

Достойны войны наших дней.

Смоленский князь, вождь дальновидный,

Не зря на толк обидный,

Великий ум в себе являл,

Без крови поражал

И в бранной хитрости противника, без лести,

Превысил Фабия он в чести.

Витгенштейн легче бить

Умел, чем отходить

Средь самых пылких, бранных споров,

Быв смел как лев, быстр как Суворов.

Вождь не предзримый, гром как с облаков,

Слетал на вражий стан, на тыл – Платов.

Но как исчислить всех героев,

Живых и падших с славою средь боев?

Почтим Багратионов прах –

Он жив у нас в сердцах!...

Ф. Н. Глинка

Военная песнь, написанная во время приближения неприятеля

к Смоленской губернии

Раздался звук трубы военной,

Гремит сквозь бури бранный гром:

Народ, развратом воспоенный,

Грозит нам рабством и ярмом!

Текут толпы, корыстью гладны,

Ревут, как звери плотоядны,

Алкая пить в России кровь.

Идут, сердца их – жесткий камень,

В руках вращают меч и пламень

На гибель весей и градов!

В крови омоченны знамена

Багреют в трепетных полях,

Враги нам вьют вериги плена,

Насилье грозно в их полках.

Идут, влекомы жаждой дани, –

О страх! срывают дерзки длани

Со храмов божьих лепоту!

Идут – и след их пепл и степи!

На старцев возлагают цепи,

Влекут на муки красоту!

Теперь ли нам дремать в покое,

России верные сыны?!

Пойдем, сомкнемся в ратном строе,

Пойдем – и в ужасах войны

Друзьям, отечеству, народу

Отыщем славу и свободу

Иль все падем в родных полях!

Что лучше: жизнь – где узы плена,

Иль смерть – где росские знамена?

В героях быть или в рабах?

Исчезли мира дни счастливы,

Пылает зарево войны:

Простите, веси, паствы, нивы!

К оружью, дети тишины!

Теперь, сей час же мы, о други!

Скуем в мечи серпы и плуги:

На бой теперь – иль никогда!

Замедлим час – и будет поздно!

Уж близко, близко время грозно:

Для всех равно близка беда!

И всех, мне мнится, клятву внемлю:

Забав и радостей не знать,

Доколе враг святую землю

Престанет кровью обагрять!

Там друг зовет на битву друга,

Жена, рыдая, шлет супруга,

И матерь в бой – своих сынов!

Жених не мыслит о невесте,

И громче труб на поле чести

Зовет к отечеству любовь!

Солдатская песнь, сочиненная и петая во время соединения войск у города Смоленска в июле 1812 года

Вспомним, братцы, россов славу

И пойдем врагов разить!

Защитим свою державу:

Лучше смерть – чем в рабстве жить.

Мы вперед, вперед, ребята,

С Богом, верой и штыком!

Вера нам и верность свята:

Победим или умрем!

Под смоленскими степями,

Здесь, России у дверей,

Стать и биться нам с врагами!..

Не пропустим злых зверей!

Вот рыдают наши жены,

Девы, старцы вопиют,

Что злодеи разъяренны

Меч и пламень к ним несут.

Враг строптивый мечет громы,

Храмов божьих не щадит;

Топчет нивы, палит домы,

Змеем лютым в Русь летит!

Русь святую разоряет!..

Нет уж сил владеть собой:

Бранный жар в крови пылает,

Сердце просится на бой!

Мы вперед, вперед, ребята,

С Богом, верой и штыком!

Вера нам и верность свята:

Победим или умрем!

Партизан Давыдов

Усач. Умом, пером остер он, как француз,

Но саблею французам страшен:

Он не дает топтать врагам нежатых пашен

И, закрутив гусарский ус,

Вот потонул в густых лесах с отрядом –

И след простыл!.. То невидимкой он, то рядом,

То, вынырнув опять, следо́м

Идет за шумными французскими полками

И ловит их, как рыб, без невода, руками.

Его постель – земля, а лес дремучий – дом!

И часто он, с толпой башкир и с козаками,

И с кучей мужиков, и конных русских баб,

В мужицком армяке, хотя душой не раб,

Как вихорь, как пожар, на пушки, на обозы,

И в ночь, как домовой, тревожит вражий стан,

Но милым он дарит, в своих куплетах, розы.

Давыдов! Это ты, поэт и партизан!..

Партизан Сеславин

Он в юности своей весь отдался наукам,

Дышал мечтой о жизни боевой;

И чтением он ум обогащая свой,

И душу приучал к волшебным славы звукам...

Но вдруг... Двенадцатый, с его войною, год!

Пожар! Отечество горит – и весь народ

К оружью от сохи... И косы на защиту...

Кто там на дереве сидит

И, пепельной золой покрыту,

Москву святую сторожит?

Кто так искусно нам дает правдивы вести?

Он храбр и прям, как меч! Ни трусости, ни лести!..

Вот Вильна, польский град, французами кипит!

Двадцатиградусный мороз трещит!

И русские сердца трещат от правой мести!

Кто ж воин сей с отвагою такой,

В крови, с подвязанной рукой,

С дружиной ломится в вороты?

Вот груды золота в разбитых сундуках:

Пусть гинет золото в снегах,

Ему важнее есть заботы,

Чтоб славу скользкую держать в своих руках...

Героям древности он благородством равен,

Душой прямой россиянин,

О нем вещал бы нам и предок-славянин:

« Се – славен!»

Смерть Фигнера

(в сокращении)

I

………………………………………

О, Фигнер был великий воин,

И не простой... он был колдун!..

При нем француз был вечно беспокоен...

Как невидимка, как летун,

Везде неузнанный лазутчик,

То вдруг французам он попутчик,

То гость у них: как немец, как поляк;

Он едет вечером к французам на бивак

И карты козыряет с ними,

Поет и пьет... и распростился он,

Как будто с братьями родными...

…………………………………………..

IV

«Бей сбор! Муштучь! Труби! Вся партия к походу!

Француз объехал нас дугой

И жмет к реке. Друзья, назад нам – прямо в воду!

Вперед – на штык, на смертный бой!

Но я, друзья, за вас в надежде,

Что слово смерть не испугает вас:

Не всё ль равно, что годом прежде,

Что позже десятью возьмет могила нас!..

Слушай! стоять! не суетиться!

Патрон и мужество беречь!

Стрелкам по соснам разместиться:

Ни слова... ни дохнуть, в тиши стеречь!

Драгуны могут, спешась, лечь...

А вы, мои залетные гусары,

Бодри коней и сноровляй удары!

Ни вы меня, ни я друзей не выдавал!

Дай сабле поцелуй, и бьемся наповал!»

VIII

Взошла, как и всегда, луна

И в ясной Эльбе потонула;

Какая мертвая, глухая тишина!..

Но разве днем не эта сторона

Кипела адом? Да! И вот уснула!

И враг и друг – в непробудимый сон!..

О берег, берег Эльбы дальной!

Что мне сказать жене печальной?

Где он, герой? Куда ж девался он?

Никто не знает, неизвестно!

Его искали повсеместно:

На поле битвы, по лесам;

Но он остался в ненайденных,

Ни между тел, ни между пленных.

Его безвестен жребий нам!..

.........................................................




Скачать документ

Похожие документы:

  1. Печатается по решению редакционного совета (1)

    Документ
    ... А. Бабенко, Е. А Онищенко Печатаетсяпорешениюредакционногосовета Справки по телефону 72-22-82 Факс ... , главнокомандующий принял решение об отступлении, чтобы ... совет? Кто присутствовал на нём? Какое решение было принято на совете? Ответ: Военный совет ...
  2. Печатается по решению редакционного совета (2)

    Документ
    ... А. Бабенко, Е. А Онищенко Печатаетсяпорешениюредакционногосовета Справки по телефону 72-22-82 Факс ... , главнокомандующий принял решение об отступлении, чтобы ... совет? Кто присутствовал на нём? Какое решение было принято на совете? Ответ: Военный совет ...
  3. Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ

    Документ
    ... Н 34 УДК 001:37(036) Печатаетсяпорешениюредакционно-издательского совета КемГУ. Редколлегия: к.и.н. Е.Е. Адакин ... самостоятельному построению конструктивной творческой деятельность порешению проблем, самостоятельному прогнозированию результатов и ...
  4. Печатается по решению Редакционно-издательского совета (3)

    Программа курса
    ... «Универс-групп» 2005 ПечатаетсяпорешениюРедакционно-издательского совета Самарского государственного университета Экспериментальная ... характере. Восстание в Киле. Советы. Формирование Совета Народных Уполномоченных. Провозглашение республики. ...
  5. Печатается по решению редакционно-издательского совета ВлГУ

    Документ
    ... Владимир 2010 ББК 87 И89 Печатаетсяпорешениюредакционно-издательского совета ВлГУ И89 История и философия ... совета. Программа кандидатского экзамена по общенаучной применительно к данной отрасли науки дисциплине определяется решением ...

Другие похожие документы..