Главная > Документ


Рази дерзнувших возмутить

Покой ее могилы.

Хвала, наш Пален, чести сын!

Как бурею носимый,

Везде впреди своих дружин

Разит, неотразимый.

Наш смелый Строганов, хвала!

Он жаждет чистой славы;

Она из мира увлекла

Его на путь кровавый...

О храбрых сонм, хвала и честь!

Свершайте истребленье,

Отчизна к вам взывает: месть! Вселенная: спасенье!

Хвала бестрепетных вождям!

На конях окрыленных

По долам скачут, по горам

Вослед врагов смятенных;

Днем мчатся строй на строй; в ночи Страшат, как привиденья;

Блистают смертью их мечи;

От стрел их нет спасенья;

По всем рассыпаны путям, Невидимы и зримы;

Сломили здесь, сражают там

И всюду невредимы.

Наш Фигнер старцем в стан врагов

Идет во мраке ночи;

Как тень прокрался вкруг шатров,

Всё зрели быстры очи…

И стан еще в глубоком сне,

День светлый не проглянул –

А он уж, витязь, на коне,

Уже с дружиной грянул.

Сеславин – где ни пролетит

С крылатыми полками:

Там брошен в прах и меч, и щит

И устлан путь врагами.

Давыдов, пламенный боец,

Он вихрем в бой кровавый;

Он в мире сча́стливый певец

Вина, любви и славы.

Кудашев скоком через ров

И лётом на стремнину;

Бросает взглядом Чернышов

На меч и гром дружину;

Орлов отважностью орел;

И мчит грозу ударов

Сквозь дым и огнь, по грудам тел,

В среду врагов Кайсаров.

Воины

Вожди славян, хвала и честь!

Свершайте истребленье,

Отчизна к вам взывает: месть! Вселенная: спасенье!

Певец

Друзья, кипящий кубок сей

Вождям, сраженным в бое.

Уже не при́дутв сонм друзей,

Не станут в ратном строе,

Уж для врага их грозный лик

Не будет вестник мщенья

И не помчит их мощный клик Дружину в пыл сраженья;

Их празден меч, безмолвен щит,

Их ратники унылы;

И сир могучих конь стоит

Близ тихой их могилы.

Где Кульнев наш, рушитель сил, Свирепый пламень брани?

Он пал – главу на щит склонил

И стиснул меч во длани.

Где жизнь судьба ему дала,

Там брань его сразила;

Где колыбель его была,

Там днесь его могила.

И тих его последний час:

С молитвою священной

О милой матери угас

Герой наш незабвенный.

А ты, Кутайсов, вождь младой...

Где прелести? где младость?

Увы! он видом и душой

Прекрасен был, как радость;

В броне ли, грозный, выступал – Бросали смерть перуны;

Во струны ль арфы ударял – Одушевлялись струны...

О горе! верный конь бежит Окровавлен из боя;

На нем его разбитый щит...

И нет на нем героя.

И где же твой, о витязь, прах?

Какою взят могилой?..

Пойдет прекрасная в слезах

Искать, где пепел милый...

Там чище ранняя роса,

Там зелень ароматней,

И сладостней цветов краса,

И светлый день приятней,

И тихий дух твой прилетит

Из та́инственной сени;

И трепет сердца возвестит

Ей близость дружней тени.

И ты... и ты, Багратион?

Вотще друзей молитвы,

Вотще их плач... во гробе он,

Добыча лютой битвы.

Еще дружин надежда в нем;

Все мнит: с одра восстанет,

И робко шепчет враг с врагом:

«Увы нам! скоро грянет».

А он... навеки взор смежил,

Решитель бранных споров,

Он в область храбрых воспарил,

К тебе, отец Суворов.

И честь вам, падшие друзья!

Ликуйте в горней сени;

Там ваша верная семья –

Вождей минувших тени.

Хвала вам будет оживлять

И поздних лет беседы.

«От них учитесь умирать!» –

Так скажут внукам деды;

При вашем имени вскипит

В вожде ретивом пламя;

Он на твердыню с ним взлетит

И водрузит там знамя.

Воины

При вашем имени вскипит

В вожде ретивом пламя;

Он на твердыню с ним взлетит

И водрузит там знамя.

Певец

Сей кубок мщенью! други, в строй!

И к небу грозны длани!

Сразить иль пасть! наш роковой

Обет пред богом брани.

Вотще, о враг, из тьмы племен

Ты зиждешь ополченья:

Они бегут твоих знамен

И жаждут низложенья.

Сокровищ нет у нас в домах;

Там стрелы и кольчуги;

Мы села – в пепел; грады – в прах;

В мечи – серпы и плуги.

Злодей! он лестью приманил

К Москве свои дружины;

Он низким миром нам грозил

С кремлевския вершины.

«Пойду по стогнам с торжеством!

Пойду... и всё восплещет!

И в прах падут с своим царем!..»

Пришел... и сам трепещет;

Подвигло мщение Москву:

Вспылала пред врагами

И грянулась на их главу

Губящими стенами.

Веди ж своих царей-рабов

С их стаей в область хлада;

Пробей тропу среди снегов

Во сретение глада...

Зима, союзник наш, гряди!

Им заперт путь возвратный;

Пустыни в пепле позади;

Пред ними сонмы ратны.

Отведай, хищник, что сильней:

Дух алчности иль мщенье?

Пришлец, мы в родине своей;

За правых провиденье!

Воины

Отведай, хищник, что сильней:

Дух алчности иль мщенье?

Пришлец, мы в родине своей;

За правых провиденье!

<···>

Вождю победителей

Писано после сражения под Красным

Послание

О вождь славян, дерзнут ли робки струны

Тебе хвалу в сей славный час бряцать?

Везде гремят отмщения перуны,

И мчится враг, стыдом покрытый, вспять,

И с россом мир тебе рукоплескает!..

Кто пенью струн средь плесков сих внимает?

Но как молчать? Я сердцем славянин!

Я зрел, как ты, впреди своих дружин,

В кругу вождей, сопутствуем громами,

Как божий гнев, шел грозно за врагами.

Со всех сторон дымились небеса;

Окрест земля от громов колебалась...

Сколь мысль моя тогда воспламенялась!

Сколь дивная являлась мне краса!

О старец-вождь! я мнил, что над тобою

Тогда сам Рок невидимый летел;

Что был сокрыт вселенныя предел

В твоей главе, венчанной сединою!

Закон Судьбы для нас неизъясним.

Надменный сей не ею ль был храним?

Вотще пески ливийские пылали –

Он путь открыл среди песчаных волн;

Вотще враги пучину осаждали –

Его промчал безвредно легкий челн;

Ступил на брег – в руке его корона;

Уж хищный взор с похищенного трона

Вселенную в неволю оковал;

Уж он царей-рабов своих созвал...

И восстают могущие тевтоны,

Достойные Арминия сыны;

Неаполь, Рим сбирают легионы;

Богемец, венгр, саксон ополчены;

И стали в строй изменники сарматы;

Им нет числа; дружины их крылаты;

И норд и юг поток сей наводнил!

Вождю вослед, а вождь их за звездою,

Идут, летят – уж все под их стопою,

Уж росс главу под низкий мир склонил...

О замыслы! о неба суд ужасной!

О хищный враг!.. и труд толиких лет,

И трупами устланный путь побед,

И мощь, и злость, и козни – все напрасно!

Здесь грозная Судьба его ждала;

Она успех на то ему дала,

Чтоб старец наш славней его низринул.

Хвала, наш вождь! Едва дружины двинул –

Уж хищных рать стремглав бежит назад;

Их гонит страх; за ними мчится глад;

И щит и меч бросают с знаменами;

Везде пути покрыты их костями;

Их волны жрут; их губит огнь и хлад;

Вотще свой взор подъемлют ко спасенью...

Не узрят их отечески поля!

Обречены в добычу истребленью,

И будет гроб им русская земля!

И скрылася, наш старец, пред тобою

Сия звезда, сей грозный вождь к бедам;

Посол Судьбы, явился ты полкам –

И пред твоей священной сединою

Безумная гордыня пала в прах.

Лети, неси за ними смерть и страх;

Еще удар – и всей земле свобода,

И нет следов великого народа!

О, сколь тебе завидный жребий дан!

Еще вдали трепещет оттоман –

А ты уж здесь! уж родины спаситель!

Уже погнал, как гений-истребитель,

Кичливые разбойников орды;

И ряд побед – полков твоих следы;

И самый враг, неволею гнетомый,

Твоих орлов благословляет громы:

Ты жизнь ему победами даришь...

Когда ж, свершив погибельное

мщенье,

Свои полки отчизне возвратишь,

Сколь славное тебе успокоенье!..

Уже в мечтах я вижу твой возврат:

Перед тобой венцы, трофеи брани;

Во сретенье бегут и стар и млад;

К тебе их взор; к тебе подъемлют длани;

«Вот он! вот он! сей грозный вождь, наш щит;

Сколь величав грядущий пред полками!

Усейте путь спасителя цветами!

Да каждый храм мольбой о нем гремит!

Да слышит он везде благословенье!»

Когда ж, сложив с главы своей шелом

И меч с бедра, ты возвратишься в дом,

Да вкусишь там покоя наслажденье

Пред славными трофеями побед –

Сколь будет ток твоих преклонных лет

В сей тишине величествен и ясен!

О, дней благих закат всегда прекрасен!

С веселием водя окрест свой взор,

Ты будешь зреть ликующие нивы,

И скачущи стада по скатам гор,

И хижины оратая счастливы,

И скажешь: мной дана им тишина.

И старец, в гроб ступивший уж ногою,

Тебя в семье воспомянув с мольбою,

В семействе скажет: «Им сбережена

Мне мирная в отечестве могила».

И скажет мать, любуясь на детей:

«Его рука мне милых сохранила».

На пиршествах, в спокойствии семей,

Пред алтарем, в обители царей,

Везде, о вождь, тебе благословенье!

Тебя предаст потомству песнопенье!

Бородинская годовщина

(в сокращении)

Русский царь созвал дружины

Для великой годовщины

На полях Бородина.

Там земля окрещена:

Кровь на ней была святая;

Там, престол и Русь спасая,

Войско целое легло

И престол и Русь спасло.

Как ярилась, как кипела,

Как пылила, как гремела

Здесь народная война

В страшный день Бородина!

На полки полки бросались,

Хо́лмы в громах загорались,

Бомбы падали дождем,

И земля тряслась кругом.

А теперь пора иная:

Благовонно-золотая

Жатва блещет по холмам;

Где упорней бились, там

Мирных инокинь обитель;

И один остался зритель

Сих кипевших бранью мест,

Всех решитель браней, – крест.

И на пир поминовенья

Рать другого поколенья

Новым, славным уж царем

Собрана на месте том,

Где предместники их бились,

Где столь многие свершились

Чудной храбрости дела,

Где земля их прах взяла.

Так же рать числом обильна;

Так же мужество в ней сильно;

Те ж орлы, те ж знамена́

И полков те ж имена...

А в рядах другие стали;

И серебряной медали,

Прежним данной ей царем,

Не видать уж ни на ком.

И вождей уж прежних мало:

Много в день великий пало

На земле Бородина;

Позже тех взяла война;

Те, свершив в Париже тризну

По Москве и рать в отчизну

Проводивши, от земли

К храбрым братьям отошли.

Где Смоленский, вождь спасенья?

Где герой, пример смиренья,

Введший рать в Париж, Барклай?

Где, и свой и чуждый край

Дерзкой бодростью дививший

И под старость сохранивший

Все, что в молодости есть,

Коновницын, ратных честь?

Неподкупный, неизменный,

Хладный вождь в грозе военной,

Жаркий сам подчас боец,

В дни спокойные мудрец,

Где Раевский? Витязь Дона,

Русской рати оборона,

Неприятелю аркан,

Где наш Вихорь-Атаман?

Где наездник, вождь летучий,

С кем врагу был страшной тучей

Русских тыл и авангард,

Наш Роланд и наш Баярд,

Милорадович? Где славный

Дохтуров, отвагой равный

И в Смоленске на стене

И в святом Бородине?

И других взяла судьбина:

В бое зрев погибель сына,

Рано Строганов увял;

Нет Сен-При; Ланской наш пал;

Кончил Тормасов; могила

Неверовского сокрыла;

В гробе старец Ланжерон;

В гробе старец Бенингсон.

И боец, сын Аполлонов…

Мнил он гроб Багратионов

Проводить в Бородино...

Той награды не дано:

Вмиг Давыдова не стало!

Сколько славных с ним пропало

Боевых преданий нам!

Как в нем друга жаль друзьям!

………………………………………….

И его как не бывало,

Перед кем всё трепетало!..

Есть далекая скала;

Вкруг скалы морская мгла;

С морем степь слилась другая,

Бездна неба голубая;

К той скале путь загражден…

Там зарыт Наполеон.

………………………………………….

Всходит дне́вное светило

Так же ясно, как всходило

В чудный день Бородина;

Рать в колонны собрана,

И сияет перед ратью

Крест небесной благодатью,

И под ним в виду колонн

В гробе спит Багратион.

Здесь он пал, Москву спасая,

И, далеко умирая,

Слышал весть: Москвы уж нет!

И опять он здесь, одет

В гробе дивною бронею,

Бородинскою землею;

И великий в гробе сон

Видит вождь Багратион.

В этот час тогда здесь бились!

И враги, ярясь, ломились

На холмы Бородина;

А теперь их тишина,

Небом полная, объемлет,

И как будто бы подъемлет

Из-за гроба голос свой

Рать усопшая к живой.

Несказанное мгновенье!

Лишь изрек, свершив моленье,

Предстоявший алтарю:

Память вечная царю!

Вдруг обгрянул залп единый

Бородинские вершины,

И в один великий глас

Вся с ним армия слилась.

Память вечная, наш славный,

Наш смиренный, наш державный,

Наш спасительный герой!

Ты обет изрек святой;


Слово с трона роковое

Повторилось в дивном бое

На полях Бородина:

Им Россия спасена.

Память вечная вам, братья!

Рать младая к вам объятья

Простирает в глубь земли;

Нашу Русь вы нам спасли;

В свой черед мы грудью станем;

В свой черед мы вас помянем,

Если царь велит отдать

Жизнь за общую нам мать.

И. А. Крылов

Волк на псарне

Волк ночью, думая залезть в овчарню,

Попал на псарню.

Поднялся вдруг весь псарный двор.

Почуя серого так близко забияку,

Псы залились в хлевах и рвутся вон на драку;

Псари кричат: «Ахти, ребята, вор!» –

И вмиг ворота на запор;

В минуту псарня стала адом.

Бегут: иной с дубьем,

Иной с ружьем.

«Огня! – кричат, – огня!» Пришли с огнем.

Мой Волк сидит, прижавшись в угол задом,

Зубами щелкая и ощетиня шерсть,

Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть;

Но, видя то, что тут не перед стадом,

И что приходит, наконец,

Ему расчесться за овец, –

Пустился мой хитрец

В переговоры

И начал так: «Друзья! К чему весь этот шум?

Я, ваш старинный сват и кум,

Пришел мириться к вам, совсем не ради ссоры;

Забудем прошлое, уставим общий лад!

А я не только впредь не трону здешних стад,

Но сам за них с другими грызться рад

И волчьей клятвой утверждаю,

Что я...» – «Послушай-ка, сосед, –

Тут ловчий перервал в ответ, –

Ты сер, а я, приятель, сед,

И волчью вашу я давно натуру знаю;

А потому обычай мой:

С волками иначе не делать мировой,

Как снявши шкуру с них долой».

И тут же выпустил на Волка гончих стаю.





Похожие документы:

  1. Печатается по решению редакционного совета (1)

    Документ
    ... А. Бабенко, Е. А Онищенко Печатаетсяпорешениюредакционногосовета Справки по телефону 72-22-82 Факс ... , главнокомандующий принял решение об отступлении, чтобы ... совет? Кто присутствовал на нём? Какое решение было принято на совете? Ответ: Военный совет ...
  2. Печатается по решению редакционного совета (2)

    Документ
    ... А. Бабенко, Е. А Онищенко Печатаетсяпорешениюредакционногосовета Справки по телефону 72-22-82 Факс ... , главнокомандующий принял решение об отступлении, чтобы ... совет? Кто присутствовал на нём? Какое решение было принято на совете? Ответ: Военный совет ...
  3. Печатается по решению редакционно-издательского совета КемГУ

    Документ
    ... Н 34 УДК 001:37(036) Печатаетсяпорешениюредакционно-издательского совета КемГУ. Редколлегия: к.и.н. Е.Е. Адакин ... самостоятельному построению конструктивной творческой деятельность порешению проблем, самостоятельному прогнозированию результатов и ...
  4. Печатается по решению Редакционно-издательского совета (3)

    Программа курса
    ... «Универс-групп» 2005 ПечатаетсяпорешениюРедакционно-издательского совета Самарского государственного университета Экспериментальная ... характере. Восстание в Киле. Советы. Формирование Совета Народных Уполномоченных. Провозглашение республики. ...
  5. Печатается по решению редакционно-издательского совета ВлГУ

    Документ
    ... Владимир 2010 ББК 87 И89 Печатаетсяпорешениюредакционно-издательского совета ВлГУ И89 История и философия ... совета. Программа кандидатского экзамена по общенаучной применительно к данной отрасли науки дисциплине определяется решением ...

Другие похожие документы..