textarchive.ru

Главная > Документ


ПТИЦЕВИДНЫЕ НАШИВКИ ИЗ КОЧЕВНИЧЕСКИХ ПОГРЕБЕНИЙ

II ПОЛ. X I ПОЛ. XI ВВ.

Типы птицевидных нашивок ДII и ДIII были выделены Г.А. Федоровым -Давыдовым в его монографии Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. В своей монографии исследователь не дал этнического определения данных вещей, отнеся их к комплексу кочевнических древностей IX-XI вв. По данным Г.А. Федорова-Давыдова, в погребениях данные нашивки сопровождаются копоушками и нашивками типа ДIV, лепными сосудами типов АI, БI – БIII. (7, С.141-142) Основной ареал распространения данных типов кочевнических украшений органичен Волго-Уральским междуречьем и Южным Приуральем, но известны находки птицевидных нашивок и в памятниках Волго-Донского междуречья.

Изучение данного рода украшений до сих пор остается актуальным и вызывает большой интерес в среде кочевниковедов, так как тип украшений с привесками является редкостью в среде тюркоязычных кочевников. С птицевидными нашивками связаны многие проблемы и дискуссии в историографии. Во-первых, актуален вопрос об этнической интерпретации нашивок. В настоящее время большинство исследователей кочевнических древностей придерживаются мнения о том, что данные нашивки являются своего рода этническим маркером огузских захоронений наряду с копоушками и бляхами-решмами. В. А. Кригер включил погребения, содержащие в наборе погребального инвентаря птицевидные нашивки и копоушки в «погребения 1-й группы Заволжья и Приуралья». Данную группу погребений на основе признаков погребального обряда исследователь трактует как огузские. (4, С.17) В.А.Иванов и Г. Н. Гарустович также поддерживают точку зрения В. А. Кригера. В монографии «Огузы и печенеги в Евразийских степях» исследователи подтверждают наличие схожих погребений с такими же признаками обряда и набором инвентаря, как и погребений 1-й группы, выделенной В.А. Кригером, к западу от Волго-Уральских степей.(4, С.77) Кроме того, исследователи подтверждают предположение В.А. Кригера о том, что нашивки в виде стилизованных фигурок птиц и копоушки с ажурным щитком относятся к категории огузских этнокультурных признаков.(5, С.88)

Конечно же немаловажен вопрос о датировке нашивок и половозрастном определении погребальных комплексов, содержащих данные предметы. В.А. Кригер и Д.В. Марыксин в монографии «Кочевники Западного Казахстана и сопредельных территорий в средние века (X-XIV вв.)» на основании анализа комплекса погребального инвентаря датируют погребения с копоушками и птицевидными нашивками типов ДII, ДIII и ДIV 2 половиной X- 1 половиной XI вв. Кроме того, исследователи провели половозрастное определение погребений, содержащих копоушки и птицевидные нашивок и установили, что чаще всего птицевидные нашивки встречаются в женских, реже в детских погребениях (4, С.45-47). Е.В.Круглов в статье «Погребальный обряд кочевников Северного Прикаспия в IX-нач.XI веков» также обращает внимание на то, что наличие птицевидных нашивок является этноопределяющим признаком женских и детских огузских погребений (6, С.60-65).

На наш взгляд, актуальным является вопрос об уточнении типологии нашивок типов ДII и ДIII всвязи с накоплением нового материала. Первоначально данные типы кочевнических украшений были выделены Г.А. Федоровым-Давыдовым. В монографии В. А. Кригера и Д. В. Марыксина «Кочевники Западного Казахстана и сопредельных территорий в средние века (X-XIV вв.)» была сделана попытка более подробной типологизации нашивок типа ДII:

ДIIа - с 4 ушками – петельками по концам. Крылья опущены вниз, украшена растительным орнаментом.

ДIIб - аналогичные, но с тремя подвесами ромбовидной формы

ДIIв – с 4 ушками- петельками. Крылья отогнуты вверх, украшена растительным орнаментом.

ДIIг – аналогичные, с тремя подвесками в виде перепончатых лапок (4, С.36).

На наш взгляд, выделение подтипов по признакам «крылья отогнуты вверх/вниз» достаточно резонно, но очевидно что подтипы а-б, в-г идентичны и различаются лишь по признаку отсутствия/наличия привесок. Так как на изделиях подтипа А и В также как и на изделиях подтипа Б и Г имеются петли для привешивания, на них так же изначально имелись привески, которые были утрачены. Мы праве ожидать, что на подвесках сходной формы были однотипные привески. Однако, несмотря на то, что необходимо учитывать особенности привесок при рассмотрении нашивок типа ДII, остается вопрос о том должна ли форма привесок влиять на выделение типов самих нашивок? При составлении нашей типологии мы основывались на типологии Г.А. Федорова-Давыдова и частично на типологию В.А. Кригера и Д.В. Марыксина.

В процессе уточнения типологии были проанализированы 23 изделия типа ДIII, 16 изделий типа ДII и 18 привесок. Описания и изображения изделий были получены в ходе работы с отчетами, монографиями и статьями.

Для выделения подтипов нашивок типа ДII (по типологии кочевнических древностей Г.А. Федорова-Давыдова) (7, С.67) мы основывались на признаке «крылья отогнуты вверх/вниз». Кроме того, мы учитывали такие признаки, как расположение петель для крепления привесов и характер орнаментации изделия. Всего на основе данных признаков нами было выделено 2 подтипа – А и Б

Подтип А (9 экз.):

Нашивка в форме силуэта падающей птицы. Концы крыльев направлены вниз. Петля для крепления нашивки - на месте головы, имеет 3 петли для крепления привесок: 1 – в центре хвоста, и по 1 на конце каждого крыла. (Зубовка К9П2, Увак К10П2, Лапас – 2шт, Верхнепогромное К1П3, Эльтон К7П1, Сухая Саратовка, Мирный -2 шт, Саркел)

Все нашивки кроме нашивки из Саркела украшены растительным орнаментом. Крылья нашивки из Мирного сильно загнуты вниз, характер орнаментации также отличается.

Подтип Б (7 экз.):

Нашивка в форме силуэта падающей птицы. Концы крыльев направлены вверх. Петля для крепления нашивки - на месте головы, имеет 3 петли для крепления привесок: 1 – в центре хвоста, и по 1 в середине нижней части каждого крыла.(Лапас, Верхнепогромное К1П3, Верхнепогромное К3П4, Сухая Саратовка)

Нашивки из Колобовки и Царева, идентичные по форме, имеют круглое сквозное отверстие в центре изделия. Нашивка из Карасу немного отличается по форме: крылья на конце делятся на 3 лепестка, верхний лепесток загнут вверх, нижний – вниз, в нем имеется отверстие для крепления привесок, хвост узкий, ярко выражен. Петля для крепления нашивки - на месте головы, кроме 2 петель на нижних лепестках крыльев имеет петля для крепления привесок: 1 – в центре хвоста, и по 1 в середине нижней части каждого крыла.

Крылья, хвост и туловище птицы нашивок данного подтипа заполнены растительным орнаментом. Но нашивки из Царева и Колобовки имеют другой характер орнаментации - по внутреннему краю данные изделия орнаментированы превдозернью.

Привески к нашивкам типа ДII рассматривались нами отдельно.Рассмотрев все имеющиеся предметы данной категории, мы заметили следующую особенность — четко прослеживаются 2 типа привесок: в форме ягоды с чашелистиком и в форме утиной лапки, все остальные привески, скорее всего, являются переходной формой от одного типа к другому. На основании данного наблюдения мы выделили 3 типа привесок, различных по форме и орнаментации.

Тип 1 (2 экз.) В форме ягоды с чашелистиком (Тамар-Уткуль, Болгарка -1)

Тип 2 (2 экз.)В форме утиной лапки ( Верхнепогромное К3П4, Мирный)

Тип 3 (14 экз.) Переходные формы между формой ягоды и формой утиной лапки (Мирный, Зубовка К9П2 – 2 шт, Калиновский, Лапас, Эльтон К7П1, Царев, Калиновка К9П3, Сухая Саратовка, Увак К10П2, Верхнепогромное К12П2, Средняя Ахтуба, Сухая Саратовка).

Тип нашивок ДIIIне был подвергнут более подробной типологизации со времени написания монографии Г.А. Федорова — Давыдова, посвященной типологии кочевнических древностей. На наш взгляд, к настоящему моменту было накоплено достаточно материала для выделения подтипов данного типа украшений. При выделении подтипов данного типа вещей, мы основывались на признаке: «характер оформления прорези в центральной части изделия».

Подтип А (15 экз.) - нашивки с прорезью в центральной части изделия. В данном подтипе выделяются группы изделий, различных по вариантам изображения солярных знаков и голов парных протомов.

Варианты изображения солярного знака

а) просто круг (Саркел)

б) лучи в одну сторону (нет)

в) лучи, повернутые в разные стороны (Царев, Быково-1, Быково)

г) точки- лучи и точка в центре солнца(Увак К10П2, Зубовка К9П2 — 2 шт, Увак, Заканальный — 2 шт,Заяры К1ПА, Старица, Волго — Ахтубинская пойма - 2 шт)

д) точки-лучи, без точки в центре солнца (нет)

е) концентрические круги (Киляковка)

ж) нет солярного знака (нет)

Варианты изображения головы протома

а) голова птицы без гривы (Увак, Саркел, Царев, Быково, Быково-1, Зубовка К9П2)

б) голова птицы без проработанных деталей(Увак К10П2, Зубовка К9П2 — 2 шт, Киляковка, Заканальный)

в) голова птицы с гривой (Заяры К1ПА, Заканальный, Волго-Ахтубинская пойма — 2 шт)

г) голова коня (Старица)

д) нет протома (нет)

Подтип Б (5 шт.) — нашивки, прорезь в центре изделия имеет перемычку подпрямоугольной формы, соединяющую верхнюю и нижнюю петли изделия. Перемычка изделия оформлена изображением ромба. В данном подтипе также выделяются группы изделий, различных по вариантам изображения солярных знаков и голов парных протомов.

Варианты изображения солярного знака

а) просто круг (Средняя Ахтуба)

б) лучи в одну сторону (Янайкино)

в) лучи, повернутые в разные стороны (нет)

г) точки- лучи и точка в центре солнца(Заканальный )

д) точки-лучи, без точки в центре солнца (Средняя Ахтуба)

е) концентрические круги (нет)

ж) нет солярного знака (Петропавловка)

Варианты изображения головы протома

а) голова птицы без гривы (Петропавловка)

б) голова птицы без проработанных деталей (Средняя Ахтуба — 2 шт, Янайкино, Заканальный)

в) голова птицы с гривой (нет)

г) голова коня (нет)

д) нет протома (нет)

К данному подтипу нами была отнесена нашивка из Петропавловки, не имеющая прорези в центральной части, но место, где обычно располагается прорезь было оформлено растительным орнаментом в форме привернутого сердца. Данное изделие оригинально еще и тем, что в месте расположения солярных знаков в виде солнца на данной нашивке располагаются олени, смотрящие в центр изделия.

Подтип В (2 экз.)— нашивки, прорезь в центральной части изделия отсутствует, парные протомы по краям изделия отсутствуют, вместо них имеются дополнительные петли. Все изделия данного типа имеют одинаковые варианты изображения солярного знака: точки-лучи, без точки в центре солнца (Царев, Колобовка ).

Кроме выделения подтипов птицевидных нашивок и их особенностей, необходимо также проследить взаимосвязи типов и подтипов птицевидных нашивок. Для этого нами были проведены подсчеты взаимовстречаемости типов и подтипов нашивок в погребениях. В первую очередь были рассмотрены случаи взаимовстречаемости нашивок типов ДII и ДIII.

Нашивки типа ДIIа и ДII б встречаются вместе только в одном погребении (Верхнепогромное К1П3). Было отмечено 2 случая взаимовстречаемости нашивок типов ДIIа и ДIIIа (Увак К10П2, Зубовка К9П2). Кроме того, в 2 случаях была прослежена взаимовстречаемость нашивок типа ДIIIа в одном погребальном комплексе (Волго-Ахтубинская пойма П1, Зубовка К9П2).

Затем мы рассмотрели случаи взаимовстречаемости нашивок типа ДII и привесок к ним. Наибольшая частота взаимовстречаемости в одном погребении– 3 случая была прослежена между нашивками типа ДIIа и привесками 3 (Увак К10П2, Эльтон К7П1, Зубовка К9П2). Также был отмечен один случай взаимовстречаемости в одном погребении нашивок типа ДIIб и привесок 2 (Верхнепогромное К3П4).

Также был рассмотрен вопрос о взаимовстречаемости привесок и нашивок типа ДIII. Они встречаются вместе всего лишь в 2 случаях (Зубовка К9П2, Увак К10П2). Но так как в данных погребениях также были обнаружены нашивки типа ДII, и не было прослежено ни одного случая взаимовстречаемости только привесок и нашивок типа ДIII при отсутствии нашивок типа ДII, то можно поставить под сомнение предположение Л.М. Гаврилиной о том, что нашивки типа ДIII имели привески.

Прямых аналогий обоим типам нашивок пока не известно, но тем не менее различные исследователи выделяют определенные сходства данных типов украшений с украшениями средневековых народов Поволжья, Прикамья и Сибири.

Л.М. Гаврилина в статье «Кочевнические украшения X века» затрагивает вопросы о родстве птицевидных нашивок и финно-угорских подвесок, о необходимости поисков аналогий в «чудских древностях» Северо-Восточной Европы и материалах Сросткинской культуры (1. С.220-224). По мнению исследовательницы нашивки типа ДII и фигурки птиц из «чудских древностей», распространенные на территории Северо-Востоной Европы и Западной Сибири схожи по общему абрису. Но, если сопоставить накладки типа ДII и «чудских птиц», можно увидеть ряд отличительных особенностей: более натурная орнаментация «чудских древностей», отличия в расположении петель для подвесок (1. С. 220-221).

Отдаленными аналогиями нашивок типа ДIII являются шумящие подвески с двумя головами коней или птиц, повернутыми в разные стороны, известных в Волжской Болгарии в материалах Танкеевского, Стерлитамакского и Бродовского могильников. Также отдаленные аналогии нашивки типа ДIII имеют с так называемыми «двуглавыми коньками», распространенными на территории Хазарского каганата. По определению В.Е. Флеровой, данные амулеты представляют собой парные протомы верблюдов или птиц (8. С.43-44)

Стилистические особенности декора птицевидных нашивок имеют общие черты с металлическими изделиями Сросткинской культуры из Южной Сибири и Обь-Иртышского междуречья (прорезная техника, украшение выпуклинами и кружками, пояски ложной зерни, мелкая насечка края). Дмитрий Глебович Савинов объяснил появление в кочевнических погребениях данных вещей посредничеством кыпчаков, участвовавших в сложении сросткинской культуры. Но, по мнению Л.М. Гаврилиной, объяснение Дмитрия Глебовича Савинова не убедительно потому что огузские и сросткинские ажурные украшения датированы одним временем (нет интервала для переноса и передачи стиля) (1. С.220-221). Таким образом, характер связей со Сросткинской культурой остается неясным.

Культовая принадлежность данных украшений вы настоящее время не вызывает сомнений, следовательно немаловажным становится вопрос о семантике данных предметов. Сложность семантического анализа птицевидных нашивок заключается в том, что они сочетают в себе сразу несколько образов: образ птицы, образ солнца, в некоторых случаях – образ коня и оленя.

Декорирование нашивок изображением протомов птиц и общая форма нашивок не случайна. Образ птицы был популярен в религии и фольклоре всех народов Евразии. У сибирских народов известны онгоны в виде птиц, фигуры летящих птиц устанавливались на высоких шестах у жилищ шаманов. Птицы служили посредниками между людьми и небом. Этнографически зафиксировано множество праздников, связанных с весенним прилетом птиц. Множество изображений птиц встречается у финно-угорских народов. В памятниках материальной культуры многих народов в эпоху Средневековья известны изображения птиц: в виде отдельных фигур — сидящих, летящих, в паре — головками друг к другу или в разные стороны (1. С. 220). Птицевидные нашивки заключают в себе сразу два образа птиц – образ хищной птицы и образ водоплавающей птицы (утки или гуся). Образ водоплавающей птицы был особенно почитаемым в среде тюрков, символизировал единство, союз между землей, водой и небом. Данный образ часто встречается в мифах и эпосе. В Алтайской мифологии встречается доброе божество Ультень, являющийся людям в виде утки или светлого гуся. В Хакасском фольклоре имеется сюжет о птице – демиурге. Образ утки был популярен также в иранском мире (5. С. 143-144). В то время как образ водоплавающей птицы связывал воедино нижний и верхний миры, образ хищной птицы символизировал верхний мир, по мнению В.Е. Флеровой, образ хищной птицы для средневекового населения степей был связан с кругом, символикой неба и солнца (8. С.74).

Следующий образ, встречающийся на ряде птицевидных нашивок – образ коня. Конь в культуре кочевников занимал особое место. Это животное сопровождало человека всю жизнь с момента рождения и после смерти. Для индоевропейцев образ коня тесно связан с солярной символикой, и дневным движением солнца. Птицевидные нашивки демонстрируют нам усиление образа коня использованием данного образа в виде парного протома. Такое изображение коней является проявлением культа небесных братьев-близнецов, изображавшихся в образе коней или оленей. В культурах многих народов «двуглавые» животные и птицы воспринимались охранителями. Предметы с такими изображениями считались культовыми и магическими, служили амулетами-оберегами, которые должны были обеспечить владельцу защиту, благополучие и возможность исцеления от болезней. В финно-угорской и славянской традиции коньковые подвески были принадлежностью исключительно женского костюма, они связывались с магией плодородия. У народов Северного Кавказа известны обереги от враждебных сил в виде «парных животных, обращенных в разные стороны» (5. С.65-70).

Кроме того, все нашивки имеют выраженную солярную символику. Солярные символы изображаются в виде круга, с вписанными в него лучами – точками или лучами – линиями, в виде концентрических кругов, на одной из нашивок (из Петропавловки) заменой изображения солнца служит изображение оленя, помещенное в месте, где на нашивках обычно изображается солнце. Интересен тот факт, что на нашивках типа ДIII всегда присутствуют два солярных символа. В некоторых случаях лучи солнц направлены в разные стороны и символизируют солнце верхнего мира (лучи направлены вправо, по часовой стрелке) и солнце нижнего мира (лучи направлены влево, против часовой стрелки).

Таким образом, можно проследить две семантические тенденции: соединение верхнего и нижнего миров и охранная символика. Кроме того, возможна связь нашивок с магией плодородия.

Библиографический список

  1. Гаврилина Л.М. Кочевнические украшения X века // Советская археология. 1985. С. 220-224.

  2. Гарустович Г.Н. , Иванов В.А.Огузы и печенеги в евразийских степях. Уфа, 2001 С. 77, 88

  3. Кригер В.А. Кочевники Южного Приуралья и Заволжья в средние века (X-XIV вв.): Автореф. дис. канд. ист. наук. М.,1985.

  4. Кригер В.А, Марыксин Д.В. Кочевники Западного Казахстана и сопредельных территорий в средние века (X-XIV вв.). 2009.

  5. Король Г.Г. Искусство средневековых кочевников Евразии. Очерки. М., Кемерово, 2008.

  6. Круглов Е.В. Погребальный обряд кочевников Северного Прикаспия в IX-нач. XI веков. 2005.

  7. Федоров-Давыдов Г.А.Кочевники восточной Европы под властью Золотоордынских ханов. М., 1966.

  8. Флерова В.Е. Образы и сюжеты мифологии Хазарии. М., 2001. С. 43-44, 74.

ПРИЛОЖЕНИЕ

А.Г. Жирова

ОГУК «Астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник»;

ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет»

Башкирский государственный педагогический университет им. Б. Акмуллы

РОЛЬ ЖИВОТНЫХ В ПОГРЕБАЛЬНОМ ОБРЯДЕ НАСЕЛЕНИЯ АСТРАХАНСКОГО КРАЯ В ДОМОНГОЛЬСКОЕ ВРЕМЯ

Устойчивым компонентом погребального обряда тюрков являются сопроводительное захоронение животных: лошадей, баранов, верблюдов, и связанные с ними представления. Особенно это относится к лошади, экономическое значение которой для кочевника-скотовода было огромно. Кочевое хозяйство средневекового населения Средней Азии в значительной мере зависело от уровня развития коневодства. Таким образом, коневодство определило роль коня в мировоззрении людей. Для кочевника-скотовода лошадь являлась основным транспортным средством. «Если бы ты изучил длительность жизни тюрка и сосчитал дни ее, то нашел бы что он сидел на спине лошади больше, чем на поверхности земли» - говорится в «Послании Фатху б. Хакану о достоинствах тюрок и всех войск халифата» ал-Джахиза, написанного в середине IX века (8. С.23). Лошадь начинали использовать для верховой езды с раннего возраста. В средневековых тюркских погребениях Аржана были исследованы останки 2-ух и 3-ех летних взнузданных лошадей. В погребениях тюрков Нижнего Поволжья могли находится останки 2 и более лошадей, следовательно, каждый человек мог иметь несколько верховых коней. Из материалов тюркских погребения Алтая известно, что в качестве ездовых животных могли использоваться жеребцы, мерины, а также холостые кобылы.

Конь был важен для древних тюрков не только в качестве ездового животного и пищи, имеются свидетельства эмоциональной связи кочевников и коней. Ярким доказательством является тот факт, что древние тюрки давали своим верховым коням имена, которые отражали основные свойства животного: характер, темперамент, масть. Известны несколько средневековых имен скакунов: боевых коней Кюль-Тегина звали: серый – Башгу, белый – Азман, белый Оксиз («Безумец» или «Бешенный»), конь Тум-Кула («Совершенно гнедой»), упомянутый в эпитафии с р. Талас. В кургане Аржан II (Тува) вместе с пожилым мужчиной был захоронен жеребец 2-3 лет, имя животного было вырезано на костяном псалии, верхняя часть которого была оформлена в виде головы коня. Имя животного читалось как Шалга. («Шалый» или «Буян») (7. С.184) Еще больше имен коней можно узнать из героического эпоса. Имя лошади, являясь ее своеобразным паспортом свидетельствовало об отношении к ней ее хозяином, для которого данный конь был не только орудием труда, но и товарищем, который делил с ним трудности кочевой жизни. Мотив товарищества ярко отражается в эпосе (10. С.36-37). На тесную связь кочевников с лошадью указывает тот факт, что они сами выращивали и воспитывали своих коней. В «Послании Фатху б. Хакану о достоинствах тюрок и всех войск халифата» имеются сведения о том, что тюрок сам выращивает свою лошадь, приручает и объезжает ее, она его незаменимый друг в набегах и охоте; в голод тюрок «Режет одну из своих лошадей, а если испытывает жажду, то доит одну из своих кобыл».

Конь играл важную роль не только в жизни кочевника, но и после смерти он сопровождал своего хозяина. Коню отводилась важная роль в погребальном обряде: описанном китайцами тюркском погребальном обряде лошадь является жертвенным животным, а также служит для транспортировки умершего к месту сожжения, кроме того, конину помещали в могилы в качестве заупокойной пищи, а для живых она служила пищей на тризне (10. С.53).

Конь играл важную роль и в обрядовых действиях, совершавшихся после похорон. В тюркском эпосе имеются сведения о ритуальных скачках, совершавшихся рядом с местом захоронения.(2, С.344) Ритуальный смысл таких скачек раскрывают этнографические данные. У киргизов после совершения погребения, в сороковой день и через год устраивались скачки. Серия поминальных скачек завершилась большими конными состязаниями (10. С.59).

Умерщвленного коня препровождали в загробный мир, сопогребая вместе с человеком, руководствуясь в выборе форм социальным положением умершего, его полом, возрастом, традициями, экономическими интересами. Различают три формы сопогребения коней с умершими: погребение целой лошади, помещение в могилу чучела коня и погребение умершего с конским снаряжением. В эпоху средневековья на территории Нижнего Поволжья практиковались все три формы сопогребения (10. С.59).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Историко-архитектурный музей-заповедник» (4)

    Документ
    ... объединенный историко-архитектурныймузей-заповедник» ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОСВЕЩЕНИЕ В МУЗЕЕ Экологическое ... Герасимиди ОГУК«Астраханский государственный объединенный историко-архитектурныймузей- заповедник» ДОСУГ АСТРАХАНЦЕВ В ВОСПОМИНАНИЯХ ...
  2. Историко-архитектурный музей-заповедник» (5)

    Документ
    ... объединенный историко-архитектурныймузей-заповедник» ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОСВЕЩЕНИЕ В МУЗЕЕ Экологическое ... Герасимиди ОГУК«Астраханский государственный объединенный историко-архитектурныймузей- заповедник» ДОСУГ АСТРАХАНЦЕВ В ВОСПОМИНАНИЯХ ...
  3. Историко-архитектурный музей-заповедник» (1)

    Документ
    ... историко-архитектурныймузей-заповедник» МУЗЕЙНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ В.А. ХЛЕБНИКОВА В фондах Астраханского историко-архитектурного музея-заповедника ... «Астраханский государственный объединенный историко-архитектурныймузей-заповедник»МУЗЕЮ НА УЛИЦЕ УЛЬЯНОВЫХ ...
  4. Историко-архитектурный музей-заповедник» (2)

    Документ
    ... историко-архитектурныймузей-заповедник» МУЗЕЙНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ В.А. ХЛЕБНИКОВА В фондах Астраханского историко-архитектурного музея-заповедника ... «Астраханский государственный объединенный историко-архитектурныймузей-заповедник»МУЗЕЮ НА УЛИЦЕ УЛЬЯНОВЫХ ...
  5. Историко-архитектурный музей-заповедник»

    Документ
    ... АСТРАХАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБЪЕДИНЕННЫЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙМУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК» НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ... объединенного историко-архитектурного музея в Астраханский государственный объединенный историко-архитектурныймузей-заповедник». ...

Другие похожие документы..