textarchive.ru

Главная > Документ


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
имени М.В.ЛОМОНОСОВА

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра политической экономии

Инновационное развитие экономики России: субъекты, ресурсы, механизм.

Сборник научных статей, подготовленных по материалам мероприятий кафедры политической экономии, проведенных в рамках Четвертой международной конференции «Инновационное развитие России: институциональная среда» в апреле 2011 года.

Под редакцией К.А.Хубиева

Москва

2011

Оглавление.

Введение

Раздел I. Теоретические вопросы инновационного развития и модернизации российской экономики.

Глава 1. Производственные и институциональные отношения как составная часть экономической модернизации России Черковец В.Н.

Глава 2. О субъектах, источниках и механизме инновационного развития Хубиев К.А.

Глава 3. Инновационный процесс: стимулы, противоречия, ограничения Рудакова И.Е.

Глава 4. Россия: новый системный выбор Губанов С.С.

Глава 5. Экономическая наука, кризис и политика модернизации Московский А.И.

Глава 6. Современное экономическое развитие: вызовы экономической теории и статистике Теняков И.М.

Глава 7. Почему у крупного российского капитала нет острой необходимости в конкуренции? Бирюков В.А.

Глава 8. Влияние отношений собственности на развитие инновационных процессов в России Водомеров Н.К.

Глава 9. Институциональная комплементарность национальных систем инноваций Липов В.В.

Раздел II. Институциональные и социальные проблемы инновационного развития и модернизации.

Глава 1. Демографический разлом России: иммиграция или рождаемость? Разумов А.А.

Глава 2. Собственники и менеджеры: институциональные противоречия и влияние на инновационное развитие корпораций Брижак О.В.

Глава 3. Социальное измерение – важный критерийинновационного развития экономики России. Гапонова С.Н.

Глава 4. Особенности конкурентных отношений в рамках современного институционализма в России.Сеченова В.В.

Глава 5. Необходимые институциональные изменения в процессе модернизации экономики России Ишмуратов Р.Р.

Глава 6. Социально-культурная среда в контексте институционального подхода

Гудкова Т.В.

Глава 7. О соотношении частных и общественных интересов и их роли в развитии инновационной экономики Половинкина Н.В.

Глава 8. Проблемы и возможности реализации потенциала модернизации экономики РФ. Светлов И.Е.

Глава 9. Модернизация и инновации: проблемы институционального и социально-экономического развития (на примере стран Восточной Азии) Морева Е.Л.

Раздел III. Ресурсно-воспроизводственный аспект инновационного развития.

Глава 1. Жизненный цикл капиталистической формации Толкачев П.С.

Глава 2. Институциональные изменения в образовании как доминанта инновационного развития. Зухба Е.Н.

Глава 3. Базисные инновации – главный рычаг трансформации общества Вдовенко З.В.

Глава 4. Институциональная составляющая конкурентоспособности страны (на материалах Республики Беларусь) Соколинская Т.В.

Глава 5. Использование инновационных инструментов управления развитием химического комплекса России Шушунова Т.Н.

Глава 6. Развитие периферийной экономики: возможности и институциональные ограничения. Ефимчук И.В.

Глава 7. Патентная система и инновационное развитие России. Конышева А.В.

Глава 8. Промышленность – важнейший приоритет инновационной экономики. Курнышева И.Р.

Глава 9. Эволюция технологических укладов по долгосрочным конъюнктурным циклам в аграрном секторе экономики. Гайсин Р.С.

Раздел IV. Финансовые и инвестиционные вопросы инновационного развития и модернизации.

Глава 1. Финансовые циклы и кризисы. Чибриков Г.Г.

Глава 2. Частно-государственное партнерство как институт инновационной экономики. Киселева Т.Ю.

Глава 3. Сравнительный анализ и комплексная оценка эффективности деятельности – основа оценки стоимости предприятия (бизнеса). Ткач А.А.

Глава 4. Российский рынок слияний и поглощений компаний: тенденции кризисного периода. Григорьева Е.Н.

Глава 5. Инвестиционные возможности государства и повышение эффективности государственных инвестиций, как важный элемент инновационного развития экономики. Селютина Е.Е.

Глава 6. Взаимодействие инноваций и инвестиций как фактор

модернизации экономики России. Калмыкова С.В.

Глава 7. Консолидация банковского сектора как необходимое условие Рогожина Н.Р.

Глава 8. Воздействие процесса слияний и поглощений на отраслевую структуру экономики России. Прощикина А.Г.

Ключевые слова.

Модернизация, инновация, инвестиции, индустриализация, неоиндустриализация, социальная модернизация, институциональная модернизация, институциональная среда, инновационный механизм, технологический разрыв, методологический индивидуализм, собственность, демографический разлом, агентские отношения, децильное измерение, конкурентные отношения, жизненный цикл капиталистической формации, промышленность, базовые инновации, финансовые циклы, частно-государственное партнерство, слияния и поглощения, консолидация банковского сектора.

Аннотация.

Сборник составлен по материалам мероприятий кафедры политической экономии экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова в рамках Четвертой международной научной конференции «Инновационное развитие экономики России: институциональная среда» в апреле 2011 года.

Научное обсуждение сосредоточено вокруг важнейших вопросов модернизации экономики. Во-первых: представлены теоретически альтернативные подходы как к трактовке экономического содержания модернизации, так и вариантов ее практического осуществления для входа на конкурентоспособные позиции в мировой экономике, и преодоления тем самым опасности структурной деформации сырьевой направленности.

Во-вторых: уделено внимание вопросам ресурсных источников и субъектов инновационного развития, учитывая, что в результате крупномасштабной приватизации ресурсы переданы частному бизнесу, который не проявляет модернизационной мотивации, а государство, проявляющее модернизационные инициативы, не имеет ресурсов, достаточных для ее осуществления.

В-третьих: специальное внимание уделено институциональным условиям и социальному содержанию модернизации. В этой связи рассматривается проблема институциональной модернизации.

В-четвертых: модернизация осуществляется в реальном секторе экономики, поэтому один из разделов книги посвящении производственным и воспроизводственным вопросам модернизации, включая распространение технологий пятого и шестого поколений.

Вместе с тем, доказывается, что экономика России должна пройти процесс преодоления деиндустриализации в пореформенный период и осуществить доиндустриализацию.

В-пятых: в связи с тем, что проблемы модернизации активизированы в России руководством страны в посткризисный период, вопросы экономического кризиса вообще, и финансового кризиса, в частности, обсуждаются в контексте инновационного развития и модернизации.

Книга адресуется научным сотрудникам, преподавателям, студентам, аспирантам и всем, кто интересуется вопросами инновационного развития и модернизации с позиций эконолмической теории.

Раздел I. Теоретические вопросы инновационного развития и модернизации российской экономики.

Глава 1. Производственные и институциональные отношения как составная часть экономической модернизации России*

1. Официально курс на модернизацию - не только экономическую, но и на системную, касающуюся всех сфер жизнедеятельности страны, объявлен в 2009 г., но реальных её результатов пока незаметно [1]. И одна из важнейших причин, по нашему мнению, в отсутствии до сих пор утверждённой в соответствующем по рядке на высшем уровне и опубликованной концепции и адекватной программы краткосрочного, среднесрочного и долгосрочного развития страны. При этом некоторые общие ориентиры, опирающиеся на проводившуюся до сих пор социально-экономическую политику, весьма аморфны и противоречивы с точки зрения перспективы. Так, общее признание необходимости инновационного развития

часто сопровождается риторикой о создании «инновационной экономики», критерии определения понятия которой остаются совершенно неясными. Следование курсу развития рыночной экономики не имеет «дорожной карты», указывающей маршрут к определённым существующим в современном мире типам и видам этой экономики или же к специфически российской национальной модели, а значит и намечающей конкретные пути интеграции в мировое экономическое пространство. Печать сообщает, что стратегия развития страны сейчас широко обсуждается, работают некие экспертные группы вузовских экономистов либерального толка, вырабатывающих «новые идеи и стратегические цели». Если либерально-монетарная идеология возьмёт у них верх, то азимут получится тот же, что привёл страну к последнему кризису. Нет полной согласованности позиций и в самых высоких инстанциях. В отчёте о деятельности правительства перед Государственной думой премьер-министр высказался за «десятилетие устойчивого спокойного развития» и на другой день заверил руководство РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей, иначе называемый как профсоюз капиталистов) в том, что правительство не стремится к внедрению госкапитализма, но «хочет создать государственно ориентированную рыночную экономику».(Видимо, можно говорить о новом синониме «социально ориентированной рыночной экономики», что, конечно, является новым моментом в риторике российского руководства). Однако обращает на себя внимание мгновенная реакция из президентской среды, свидетельствующая об ином понимании: «Премьер-министр сформулировал тему модернизации экономики как плавное поступательное развитие. С нашей точки зрения, модернизация - это серьёзные изменения во всех сферах жизни, реформы институтов, модернизация всех секторов промышленности» [2]. Видимо, имеются в виду преобразования революционно-шокового характера. Однако целевые установки в этой желаемой системной перестройке не то, что расплывчаты, но не обозначены вообще в принципиальном смысле ни качественные рубежи в области производительных сил, в решающих отраслях и секторах экономики и социальной сферы, ни этапы, средства и пути продвижения к ним. Предлагаемые часто чиновниками и учёными экономистами различные варианты развития («оптимистические» и «пессимистические») не мобилизуют практическую деятельность людей, всего

-------------------

* Расширенный текст доклада на Четвёртой международной научной конференции «Инновационное развитие экономики России: институциональная среда» общества во главе так называемых «эффективных» и «успешных» собственников и менеджеров на максимальную результативность в выбранном высшим органом страны определённом направлении. Подобные прогнозные варианты уповают на стихийный, вероятностный выбор пути и рулеточные надежды на желаемый исход, привязывают экономику страны к внешнеторговой конъюнктуре и форсированной добыче природных ресурсов для экспорта. Какое направление должна получить модернизация экономики, чтобы двинуть вперёд обрабатывающую промышленность, прежде всего машиностроение, а в нём станкостроение, производство и внедрение новых высокотехнологических систем для различных отраслей народного хозяйства, какой межотраслевой перелив капитала надо осуществить, наконец, какие экономико-институциональные механизмы должны быть разработаны и пущены в ход, - всё это остаётся «за кадром» Ясно, что без создания сильной и квалифицированной системы государственного регулирования и прямого (когда и где нужно) управления инновационной модернизацией такую широкомасштабную и «инвестицеёмкую» проблему не решить. Предлагались и раньше и снова начали, судя по научной печати, предлагаться и одновариантные проекты-прогнозы докризисного, а теперь и послекризисного экономического развития России. Они более жестко и определённо видят целевую перспективу и рассчитывают параметры её «дорожной карты» в сопоставлении достигаемого на каждом этапе уровня развития России и индустриально развитых стран, чем первый вид многовариантных прогнозов [3]. Однако и в такого рода прогнозах отсутствуют указания на источники капитальных ресурсов и необходимые изменения в экономико-институциональных отношенииях за исключением призывов к возрастанию доли частного сектора, т.е. к продолжению либерализации рыночной экономической модели. Остаётся неясным, как «повернуть» преобладающий в экономике частный сектор в сторону общенациональных интересов системной инновационной модернизации. Неоклассическая теория не даёт ответа на эти вопросы. К тому же основанные на её принципах различные прогнозные проекты, уповая на всесильную «невидимую руку рынка», не видят необходимости принятия специальных государственных мер по разрешению, смягчению или хотя бы приостановлению нарастающего в России острейшего социального противоречия - разрыва в уровнях доходов крайних так называемых «децильных» групп населения (в настоящее время, по данным Росстата, в 16,5 раз). Ни абсолютный рост объёма ВВП, ни показатель его роста на душу населения не могут показать, как изменяется величина этого разрыва: она может и возрастать, продолжая тенденцию последнего времени. К тому же речь идёт о средней величине [4}. Но дело ещё и в том, что ВВП отражает доходы всех «видов экономической деятельности», включая приросты фиктивного капитала, прибыль от спекулятивных операций на фондовой бирже, и может намного расходиться с результатами реальной экономики, а значит и с реальными ресурсами материального благосостояния людей.

Вторая существенная причина, тормозящая процесс модернизации, - два незавершённых разных по природе экономических кризиса. Последний экономический кризис, пришедший с Запада по финансовым каналам связи российских корпораций и банков, «наложился» на незавершённый кризис трансформационного характера, вызвавший огромный спад производства, особенно обрабатывающей промышленности, в 90-е гг, и нанёсший самый сильный удар по российской экономике про сравнению с другими крупными странами. Поэтому российская экономика пока ещё нуждается в восстановлении, в возрождении машиностроения, особенно станкостроения, сельхозмашиностроения, а также в избавлении от сырьевого перекоса в своей структуре, усилившегося за последние 20 лет. Некоторые положительные сдвиги в 2010 г. не вернули экономику к предкризисному уровню, а по многим показателям и к уровню 1989 г. Необходим рост инвестиций в основной

капитал для простого и инновационного обновления, создания новых производств. Между тем темпы его роста в 2010 г. лишь на одну треть покрывают потерю темпов 2009 г. По некоторым расчётам докризисный уровень российского ВВП (2007) будет достигнут только в 2012 г [3, 46].

Концептуально системная модернизация, в т.ч. её экономическая часть, включает социальную модернизацию. В Китае и Казахстане она выставлена на передний план и определяет целевую задачу модернизационного процесса вообще. Однако ёё качественное осуществление в конечном счёте покоится и зависит от техно-технологической модернизации производительных сил. Поэтому в Казахстане в первую очередь проводится в жизнь новая индустриализация экономики, а на её основе разрабатываются проекты социальной модернизации [5]. В объект социальной модернизации входит и та часть экономики, которая представлена общественно-производственными (общественно-экономическими) отношениями, атакже обслуживающая экономику часть институциональных отношений. В экономической теории неправомерно игнорировать систему общественно-экономических (производственных) отношения, ибо именно они определяют исторический социально-экономический тип экономической системы (модели). Примером может служить понятие рыночно-капиталистической системы. В докладе рассмотрена также структура институциональных отношений, связанная с применением понятия «институты». Соответственно взаимосвязи элементов этой среды выступают как различные «институциональные отношения».

Тема Четвёртой международной научной конференции экономического факульлтета МГУ им. М.В.Ломоносова «Инновационное развитие экономики России: инрституциональная среда» инициировала выяснение ряда общих вопросов из этой области. Во-первых, что такое «институциональная среда» как по содержанию, так и по структуре (составу) этого понятия, включенного в формулировку самой задачи предполагаемого обсуждения. Во-вторых, каково её отношение к экономической системе вообще, в. т.ч. и в особенности российской, её роль и место в процессе экономической модернизации. Наконец, следует рассмотреть, каковы возможности и каков механизм модернизационных изменений в сфере экономических (общественно-производственных ) и институциональных отношений в направлении формирования социально ориентированной рыночной экономики с учётом национально-исторического опыта России.

2. Внедрение в поле экономической науки понятий «институциональные связи, отношения, среда» связано с появлением в конце 19 века «институциональной экономической теории» (Т.Веблен) с её ключевой категорией «институт», давшей позднее и название новому направлению - «институционализм». Теперь, как известно, под этим именем проходят два разных, причём полемизирующих, течения, использующих понятие «институты»: возник «новый», или «неоинституционализм», ориентирующийся в духе методологических канонов неоклассики на интерес и поведение индивидов и имеющий больше прикладной характер, в силу чего есть основания выносить его за рамки общей экономической теории. Однако точного и однозначного определения содержания понятия «институт» не даёт ни одно из двух названных течений, да и «внутри» каждого из них, выясняется, нет единого мнения. Под «институтами», если судить по работам институционалистов, понимаются и социальные взаимоотношения, и государство, его учреждения, правовые акты, регулирующие разные стороны жизни общества, в т.ч. экономическую деятельность, права собственности, и негосударственные, общественные организации и их решения, и рынок, и фирмы, и договоры участников рыночных отношений по различным сделкам, и народные обычаи, и нравственные нормы поведения людей, и даже правила их поведения за столом и многое др.[6]. Известный методолог и историк экономической мысли М. Блауг относил институциональную теорию (американский институционализм) к экономической социологии, занимающейся, по его мнению) «теми общественными институтами, которые влияют на экономическое поведение, как-то: государство, банки, земельная собственность, право наследования, контракты и т.д.» и не без оправданной иронии заметил, что в таком случае «мы должны записать в «институционалисты» Маркса, Шмоллера, Зомбарта, Макса Вебера, Парето, Веббов и многих других». Однако он ошибся в том, что якобы «институционалистское движение сошло на нет в 1930-е годы» [Марк Блауг. Экономическая мысль в ретроспективе. Пер. с англ.,4-е изд., 1985 – М.: «Дело Лтд», 1964, с.658, 659]. Получил дальнейшее распространение «старый» и появился «новый» институционализм, которого Блауг вообще не заметил, но который в постсоветской России нашёл довольно широкое признание в научных и образовательных кругах, вплоть до включения ВАК-ом всего экономического институционализма в состав «общей экономической теории» наряду с политической экономией и экономикс в рамках официального классификатора отрасли «Экономическая теория». Однако немалое количество публикаций в научных изданиях и в виде многочисленных учебных пособий не только не привели пока к прояснению в рамках институционалистской теории понятий «институты» и «институциональная среда», обслуживающая экономическую систему рыночного типа вообще и с её нынешней российской спецификой. Наплыв желающих из числа бывших приверженцев марксисткой методологии преподавать, пропагандировать с разной степенью компетентности институционализм и заниматься его научной разработкой (к сожалению, не упреждая два первых вида деятельности на его ниве) привёл, как свидетельствуют проводимые в разных местах многочисленные научные конференции и публикации, к ещё большей разноголосице в понимании институциональных категорий [7]. Часто название работ заявляет об их принадлежности к институциональной тематике, но фактически они выполнены в традиционном стиле политэкономического или конкретно-экономического характера, что, конечно, не умаляет значимость исследования, но ставит вопрос о мотивах введения новой терминологии для обозначения прежде известных явлений, т.е. их переименования. По- разному отвечают на вопрос, относятся ли учреждения, организации, например, фирмы, корпорации, профсоюзы и т.д. к «институтам» как категориям институциональной теории. Можно встретить и такую оригинальную трактовку института как общества в целом, более того - являющегося «исходной категорией» всей институциональной системы, изучаемой путём «восхождения от абстрактного к конкретному». Некоторые авторы в качестве «институтов» полагают образование, здравоохранение и другие части социальной сферы, являющиеся, как известно, «видами экономической деятельности» (в международном отраслевом классификаторе МСОК и российском классификаторе ОКВЭД) или отраслями народного хозяйства (в прежнем российском классификаторе отраслей народного хозяйства ОКОНХ). Но тогда логично не только отрасли права, традиционно именуемые как институты права, но и отрасли материального производства следует признать институтами на категориальном языке институциональной школы (или обеих школ?).

Конечно, если весь этот конгломерат явлений и учреждений признавать

«институциональной средой», а каждый из её элементов рассматривать как «фактор» инновационного развития российской экономики (а иначе вообще утрачивается смысл связывать «институты» с проблемой инновационной модернизации), то, такой предмет изучения и обсуждения не имеет границ ни во времени, ни в пространстве. А главное то, что, во-первых, разнородность частей такой «среды» настолько велика, что исчезает критерий их соединения в качественно единой системе; во-вторых, стираются различия между существенными (с точки зрения влияния на инновационный процесс), менее существенными и несущественными факторами, особенно если иметь в виду общественный, макроэкономический уровень модернизации как в техно-технологическом, организационно-управленческом, так и в социально-экономическом аспектах. В-третьих, остаётся совершенно неясным, какая часть «институциональной среды» находится непосредственно в сфере экономики, в области общественно-производственных (экономических) отношений и, следовательно, может быть сама рассмотрена как объект экономической модернизации.

Что касается неоинституционализма, то для него, по нашему представлению, характерны, по крайней мере три черты, отличающие его от традиционного институционализма. 1)В определении понятия «институт» у него нет такого разброса, он более монистичен, указывая только на «нормы» и «правила» поведения индивидов. 2) Он проводит линию так называемого «экономического империализма», перенося неоклассическую методологию, её основные понятия и инструменты анализа на внеэкономические сферы – правовую, политическую, здравоохранение, образование, семейно-бытовые отношения и проч. 3) Разрабатывая проблематику этих сфер, он оказывается в ряде случаев «на стыке» экономики и права, экономики и политики и т.д. Таковы его «теория прав собственности», «теория фирмы», «экономика права» и др. Например, теория прав собственности дифференцирует право собственности, «расщепляется» на отдельные права, конкретизированные (говорят «специфицированные») как правомочия субъекта применительно к определённому объекту, в т. и к ресурсам производства. Но, бесспорно, это не собственность как экономическая категория и не многообразие её экономических форм. Конечно, дифференциация права собственности, например, по объектам его применения имеет и научный и практико-хозяйственный смысл, но именно как конкретизированная общая правовая норма, используемая в экономической сфере и регулирующая экономическую деятельность («поведение») субъектов хозяйствования. Но данная функция сама по себе не изменяет юридическую природу права. Чтобы получить экономическое содержание, право собственности (и его отдельные составляющие) может только путём его экономической реализации, т.е. в присвоении определённого результата экономической деятельности. Нормы права (юридические и неформальные традиционные установления) могут активно содействовать или, напротив, тормозить рост производительности, эффективности этой деятельности. Вероятно, с точки зрения неоинституционализма эадача экономической модернизации заключалась бы в основном (можно предположить) в реформировании именно правовых отношений, обслуживающих экономические отношения хозяйствующих индивидов [8]. Классический институционализм, тоже, видимо, не исключал бы такого понимания задачи, но далеко, судя по всему, не ограничился бы им. Если его представители видят в рынке важнейший «социальный институт», т.е. целую систему экономических отношений, то объективно, с точки зрения их концептуальных установок, из российского поля экономической модернизации не может быть априори исключена и экономическая система как таковая.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Компетентностный подход как концептуальная основа современного образования сборник научных статей по материалам международной научно-практической конференции (февраль 2010 г )

    Документ
    ... ОБРАЗОВАНИЯ Сборникнаучныхстатейпоматериаламмеждународнойнаучно-практической конференции (февраль ... развития национальной экономики до умения организовывать и управлять процессом формирования качества в рамках любого хозяйствующего субъекта ...
  2. Сборник научных трудов кафедры «экономика и управление предприятиями» выпуск 3 омск 2008

    Научно-исследовательская работа
    ... сборниковнаучных трудов кафедры «Экономика и управление предприятиями» факультета экономики и управления СибАДИ. Наша кафедра, как выпускающая по специальности «Экономика ...
  3. ЮЖНЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ОТЧЕТ о работе базовых кафедр за 2008 год Отчет принят на заседании Президиума ЮНЦ РАН (Протокол№10 от 28

    Отчет
    ... задачи поразвитию аквакультуры России в начале XXI века // Материалы I Международнойнаучно-практической конференции, посвященной ... УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И СЕРВИСА Кафедра создана в 1969 г. как кафедраполитическойэкономии. С 1992 г. – кафедра ...
  4. Сборник научных трудов

    Документ
    ... : инновационноеразвитиеРоссииСборникнаучных трудов Набережные Челны 2006 УДК 007.2(082) Э 40 Экономическая синергетика: инновационноеразвитиеРоссии: Сборникнаучных ...
  5. Экономики и финансов " лфэи-спбгуэф – 80 лет взгляд на прошлое

    Документ
    ... в России» (научный руководитель – В.Э. Гордин, 2000 г.). В рамках данного проекта была проведена международнаянаучно-практическая конференция и изданы сборникинаучныхстатей «Cultural ...

Другие похожие документы..