textarchive.ru

Главная > Документ


Зайцева Ксения

студентка 3 курса

факультета иностранных языков

МГОПИ (г. Орехово-Зуево)

Научный руководитель:

канд. филол. наук, доцент Букина В.А.

Estuary English: to the roots of the phenomenon

The British are well-known for being extremely sensitive about how they and others speak the English language. Accent differences seem to receive more attention here than anywhere in the world, including other English-speaking countries. It may be for this reason that native and non-native teachers of English view the matter with considerable interest. Additionally, their own pronunciation is important because it is the model for their students to imitate. The teacher of British English as a foreign language typically chooses Received Pronunciation as the model (or BBC English, Standard English, Queen's English or Oxford English as it is sometimes called). RP (for short) is the most widely understood pronunciation of those in the world who use British English as their reference accent. It is also the type of British English pronunciation that Americans find easiest to understand. It seems, however, that the pronunciation of British English is changing quite rapidly (An often cited statistic has it that in Britain RP speakers constitute only 3% of the population). So the term Estuary English may now and for the foreseeable future be the strongest native influence upon RP. If the region of origin of R.P. is the south-east of England, then this is as vague as it needs to be, in the same way as Estuary English is equally vague but refers practically to the same area. It is thus not surprising that any change in what can be considered the national language should have its origin here. “Estuary English” is a variety of modified regional speech. The term appeared in 1980s – it is a mixture of non-regional and local south-eastern English pronunciation and intonation. If one imagines a continuum with RP and London speech at either end, "Estuary English" speakers are to be found grouped in the middle ground. They are “between Cockney and the Queen” in the words of the headline of the article on Estuary English which The Sunday Times carried in its Wordpower supplement on 28 March 1993.

There are different points of view on the problem; I dare say it is a topic of confrontation. Reading the articles about Estuary, English I was scared: the number of opinions made me sick. All authors consider their investigation the only correct one, so making us, readers, being greatly puzzled. For instance, here is an extract from the work “Estuary English: Hybrid or Hype?” made by J.A. Maidment: “What exactly is EE? Is it an accent of English or is it a dialect? To be fair to Rosewarne he does say that EE pronunciation is generally accompanied by certain vocabulary items, suggesting that he does make a distinction between accent and dialect, but then he makes the claim that EE is marked by a greater use of question tags. This is definitely a matter of syntax and not pronunciation and as such should be a feature of dialect and not accent. Coggle's book is full of examples of supposed EE features which are dialect-based and nothing to do with accent and the confusion can be summed up by quoting one sentence from page 70:

It should now be clear that Estuary English cannot be pinned down to a rigid set of rules regarding specific features of pronunciation, grammar and special phrases.

A much more worrying feature of the description of EE by Rosewarne is its naivety…”

The problem was investigated by David Rosewarne, a graduate of Oxford University, and developed by other scholars (Coggle, Wells…). Articles were published in The Sunday Times and then in the major British daily papers, voiced by B.B.C. and the World Service, L.B.C. (London Broadcasting Corporation). Estuary English was illustrated by the “British National Corpus of Spoken English” and introduced by Della Summers from the dictionaries division of Longman Publishers… I do not try to reveal truth; I just want to summaries the facts and attract students’ attention to the very theme.

On the level of individual sounds, or phonemes, “Estuary English” is a mixture of “London” and General RP forms. Although there are individual differences resulting from the speech background and choices of pronunciation made by the speaker, there is a general pattern. Estuary English (EE) is like RP, but unlike Cockney, in being associated with standard grammar and usage; it is like Cockney, but unlike RP (as traditionally described), in being characterized by tendencies towards, for example:

vocalization of preconsonantal/final /l/, perhaps with various vowel mergers before

striking allophony in GOAT (> [QU] before dark /l/ or its reflex), leading perhaps to a phonemic split (wholly holy)

use of [?] for traditional [t] in many non-initial positions (take i' off)

diphthong shift, particularly of the FACE, PRICE and GOAT vowels (wotshor nime?)

yod coalescence even before a stressed /u:/ (Chooseday)

Phonetically EE differs from Cockney in usually not being characterized by, for example,

h-dropping ('and on 'eart)

TH fronting (I fink)

monophthongal realization of the MOUTH vowel (Sahfend).

Vowel qualities in “Estuary English” are a compromise between unmodified regional forms and those of General RP. For example, vowels in final position in “Estuary English” such as the /i:/ in “me” and the second / i:/ in city, are longer than normally found in RP and may tend towards the quality of a diphthong. A caricature of this was used in a recent British television advertisement for “Philadelphia chees-spread’ in which the length of the final vowel in lovely is exaggerated for effect. An Estuary-speaking character uttered the following: “You think you’re veree funnee, but I think you’re prettee sillee”.

The intonation of “Estuary English” is characterized by frequent prominence being given to prepositions and auxiliary verbs which are not normally stressed in General RP. This prominence is often marked to the extent that the nuclear tone (the syllable highlighted by pitch movement) can fall on prepositions. An example of this would be: “Let us get TO the point”. This can cause the problem of communication. An Estuary English interviewee on LBC recently said “Totters have been in operation FOR years”. It was clear from the response of the interviewer that four, rather than the intended for had been perceived. There is a rise fall intonation which is characteristic of “Estuary English” as is a greater use of question tags such is “isn't it?” and “don't I?” than in RP. The pitch of intonation patterns in “Estuary English” appears to be in a narrower frequency band than RP. In particular, rises often do not reach as high a pitch as they would in RP. The overall effect might be interpreted as one of deliberateness and even an apparent lack of enthusiasm.

As the gap between the standard speech and the non-standard speech is narrowing, the division between classes in England may also narrow. As it with other variants, Estuary English can be most clearly heard in comfortable situation like around one family members and closest friends, and less when talking to strangers. One can also find speakers of Estuary English in the House of Commons and it is also used by some members of Lords. As Haenni noted, Estuary English “is not only widespread among students, but it can be heard right across the academic career structure, spoken by professors, deans, even vice chancellors’. Estuary English can more successfully to a certain target audience than an RP accent. I can say, is it a good tendency or not, but the phenomena exists and we should be more informed in the question.

LITERATURE

  1. Altendorf, Ulrik. “Estuary English: is English Going Cockney?” Moderna Sprak (1999) 12 June-July 2006.

  2. Asccherson, Neil. “Britain’s Crumbling Ruling Class is Losing the Accent of Authority.” Independent on Sunday (1994). 10 June-July 2006.

  3. Coggle, Paul. “Do You Speak Estuary?” London: Bloomsbury, 1993.

Казаку Виктория

студентка 2 курса

факультета иностранных языков

НГИ (г. Электросталь)

Научный руководитель:

канд. филол. наук Пучкова И.Н.

Лексико-семантическая группа «одежда» в английском языке XII-XIII веков

Наш доклад посвящен исследованию лексико-семантической группы «одежда» в английском языке XII-XIII веков.

Средневековая цивилизация – цивилизация символов. Слова, жесты, привычки – все имело как явный, так и скрытый смысл. Одежде, также как еде и жилищу, придавалось социальное значение. Обычно одевались в соответствии со своим положением или сословием1.

Мы выбрали именно этот временной отрезок, потому что в XII веке произошло то, что можно назвать рождением моды. Забота о внешнем облике: внешность манер следовало обязательно соединять с элегантностью костюма. О людях теперь все чаще судили по их одежде.

К 1140 году исчезли последние черты германского костюма, принесенного в V веке варварами-завоевателями1. Мужчины, также как и женщины, стали носить длинное платье, вместо того чтобы стричь волосы и бриться, они стали отращивать бороду и локоны и завивать их щипцами. И у мужчин, и у женщин блио(bliaud) и плащи спадали чуть ли не до земли; рукава сделались шире и длиннее, закрывая иногда даже кисти рук; на ногах носили экстравагантные туфли из мягкой кожи с огромными загнутыми носками, набитыми конским волосом, – pigache, остававшиеся в моде вплоть до последних лет правления Людовика VII. Широко распространилось пристрастие к аксессуарам, мягким, шелковистым тканям, ярким цветам и покрою, подчеркивавшему формы тела. В 1220 году, а в южных областях даже несколько раньше, произошло другое важное изменение: исчезло блио и появилось сюрко (surcot), похожее на тунику без рукавов, одевавшееся поверх платья, или котт (cotte). У женщин в моду вошли плотно облегающая одежда, высокая и небольшая грудь, спрятанные под головной убор волосы; у мужчин модным считалось брить лицо и носить короткие волосы, начесанные вперед, искусно завитые на висках и собранные шнуром на затылке. В XII и XIII веках, как и в наши дни, одежда изменялась под веянием моды и больше зависела от времени, чем от географии.

Самыми распространенными были полотняные ткани местного производства: кэнсил (cansil),бумазея (fustian, flannelette).

Шерстяные ткани производились только в отдельных областях (в Центральной и Восточной Англии). Их качество не оставило бы равнодушным и современного кутюрье: это и обычные простыни из саржи (serge),и превосходный камлот (camlet). Также были популярны дамаст (damask),сиглатон (siglaton). Наиболее изысканными считались парча (brocade), пэль (paille), муслин (muslin). Появление моды на меха, так же, как на шёлковые ткани, связано с развитием торговли. Из Сибири, Армении, Норвегии и Германии экспортировали самые роскошные меха: куницу- marten , бобра- beaver, соболей- sablefur, медведя- bear, горностая- ermine и белку- squirrel.

Остановимся подробнее на мужском костюме той эпохи. Утром сеньор последовательно надевал брэ (braies),рубашку (myrta), шоссы (chosses), туфли (shoes), пелиссон (pelisson) и блио (bliaud). Если он собирался уезжать, то к этому добавлялись плащ, головной убор и сапоги. Отправляясь на войну, поверх обычной одежды он облачался в военное снаряжение. Брэ (единственная исключительно мужская деталь костюма) – штаны из тонкого полотна длиной до лодыжек; штанины могли быть прямыми, с напуском или присборенными. Древний обычай красить их в красный цвет исчез в течение XII века с появлением моды на шелковые и кожаные брэ. Брэ затягивались на талии кожаным или тканым поясом, к которому привязывали кошелек и ключи и иногда прикрепляли подвязки, державшие шоссы. Шоссы чем-то напоминали мягкие чулки до середины бедра, плотно обтягивавшие ногу.

Рубашка представляла собой глухую нижнюю тунику с двумя разрезами внизу – спереди и сзади, закрывавшую брэ и шоссы до середины икры; обычно она была белая или некрашенная; ее длинные рукава стягивались на запястье. В XIII веке широкое распространение получила льняная рубашка, став короче и более облегающей. Зимой между рубашкой и блио надевали что-то вроде длинного жилета без рукавов: пелиссон из меха, вшитого между двумя слоями ткани. Он считался роскошной одеждой, теплой и удобной.

Блио – это шерстяное или шелковое платье с глубоким вырезом, одевавшееся через голову, с полудлинными и очень объемными рукавами, с широкой юбкой в складку с разрезами спереди и сзади, спадавшей до пят. Его подвязывали поясом, позволявшим делать напуск, как у блузы. К концу правления Филиппа Августа блио постепенно заменило котт – шерстяное платье, несколько короче, более облегающего силуэта, с длинными и узкими рукавами. На выход поверх котт надевали сюрко, платье того же покроя, но без рукавов и длиной до колена. Его шили из роскошных тканей (парчи, муслина, пэль) яркого цвета, контрастного с цветом котт.

Плащ (cape; cloak), как и блио, также считался одеждой для дворян. Он мог быть разной формы, но чаще шили круглый, без рукавов и с разрезом на боку; на плече он застегивался пряжкой или завязывался шнурами. Во время путешествия или дождя его заменял шап (chape) с капюшоном, надевавшейся как шазюбль (chasuble).

Обувь можно разделить на две категории: туфли и башмаки. Рыцари предпочитали краги (leggings), высокие непромокаемые сапоги из мягкой кожи красного или черного цвета.

Головные уборы также поражают своим многообразием. Прежде всего, каль (cale) (носили дома), калотт (calotte) (летом). В праздничные дни голову обвязывали шапелью (chapelle). Наконец, костюм завершали перчатки, бывшие тогда в большом ходу у всех сословий. Они плотно обтягивали кисть руки, становились свободнее у запястья и закрывали большую часть предплечья.

Переходим к описанию женского костюма. Брэ женщины не носили, зато они ловко умели использовать кисейное покрывало в качестве корсета. Сверху они надевали присборенную рубашку (myrta), спускавшуюся до лодыжек, обязательно ослепительно белую. Роль верхней одежды выполняло блио (обычное блио – простая туника до середины икры, и сложное блио, появившееся в 1180 году и состоявшее из лифа (bodice), широкой ленты (ribbon), акцентировавшей талию, и длинной юбки (skirt) с разрезами по бокам). Иногда блио заменяли платья из муслина (muslin) или камлота, более просторные, со шлейфом (train) (между прочим, шлейф церковь считала вещью недопустимой и бесстыдной), более изысканных покроев и лучше подчеркивавшие фигуру. Как котт у мужчин, платья и сюрко постепенно вытеснили блио и окончательно закрепились в первой половине 13 века. Но что бы ни надевала женщина, непременным аксессуаром оставался очень длинный пояс (waistband) – плетеный кожаный ремешок, витой шелковый или льняной шнур.

Дамские шоссы отличались от мужских лишь тем, что всегда держались на обычных подвязках по причине отсутствия специального пояса. Туфли носили и высокие, и низкие, и закрытые, и с разрезом, и с язычком, и без него, из кожи, фетра, сукна, подбитые мехом, но всегда на невысоком каблуке, ведь модными считались крошечные ножки и плавная, тщательно отработанная походка.

Женским плащом называлась полукруглая накидка, застегивающаяся не на плече, как у мужчин, а на груди при помощи различных застежек (fastener; clasp, buckle) и шнурков (lace). Более тонкую и мягкую одежду застегивали булавками (pin), похожими на современные, но больших размеров, или на пуговицы (button). Пуговицы получили особое распространение в конце XII века, они были парными и продевались сразу в две петли.

Перед тем как выйти из дома или войти в церковь, голову покрывали накидкой (mantelet, pelerine) из кисеи (muslin), льна (flax) или шелка (silk). Женщины постарше собирали волосы в большой пучок, надевали кувр-шеф (couvre-chef), напоминавший шарф, и завязывали его двойным узлом под подбородком. Вдовы и монахини носили апостольник (wimple) – головной убор из легкой ткани, полностью скрывавший волосы, виски, плечи и даже верхнюю часть груди.

Отличительной особенностью лексико-семантической группы "одежда" данного периода было то, что она была представлена в основном словами французского происхождения, что видно из вышеприведённых примеров.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Мерцалова М.Н. Костюм разных времен и народов. Том 1. – М.: Академия моды, 1993.

Интернет-источники:

  1. /author/pasturo_mishel.

  2. /zamok2003/kostum.htm.

Кленова Евгения

студентка 4 курса

факультета иностранных языков

НГИ (г. Электросталь)

Научный руководитель:

ст. преподаватель: Кочедыкова Л.Г.

К проблеме обогащения словарного состава французского языка

Политические, экономические, социальные изменения, научно-техническая революция 20 века постоянно вызывают появление новых понятий, а вместе с ними и новых слов или переосмысление старых понятий.

Словарный состав – наиболее проницаемая, изменчивая и подвижная сторона языка, которая «непосредственно реагирует на то, что происходит в мире реалий», в ней непосредственно отражаются наши представления о различных явлениях внеязыковой деятельности». Характерной особенностью словаря является его способность бесконечно разрастаться за счёт новых слов и новых значений, которые образуются различными путями. Создание неологизмов – свидетельство жизни языка, его стремление выразить всё богатство человеческих знаний, прогресс цивилизации.

Неологизмы (греч. – neos – «новый» и logos – «слово») – новые слова, возникающие в языке в связи с развитием общественной жизни и возникновением новых понятий.

Анализ неологизмов показывает, что пополнение словаря современного французского языка происходит следующими путями: 1) морфологическим – в результате аффиксального преобразования; 2) семантическим – в результате переосмысления имеющегося значения слова; 3) путём сложения; 4) путём аббревиации; 5) заимствования.

Нужно отметить, что во французском научном тексте термины выражены, главным образом, существительными, глаголами, прилагательными, реже наречиями. Суффиксация – очень распространённое явление в языке. Некоторые суффиксы дают большое число терминологических единиц: -ite, -isme, -ence, -ure, -tien, -iste, etc.

Суффикс –ité обычно присоединяется к основам прилагательных, обозначая качество, средство. Его основное значение – предметность качества: reductible-reductibilité – уменьшаемый, сохраняемый – уменьшаемость, сохраняемость.

Суффиксы –isme, -iste дают одновременные парные образования: antimilitariste-antimilitarisme – антимилитарист-антимилитаризм.

Суффиксы -tion, -ation, кроме обозначения действия и результативности, часто обозначают состояние: décurtation – усыхание верхушек деревьев, reaction – противодействие, coagulation – свёртывание, évaporation – испарение.

Префиксацией называется такой аффиксальный способ словообразования, при котором словообразовательное значение выражается с помощью префиксов. Префиксы, имеющие чёткое словообразовательное значение, более зависимы от производящей основы, чем суффиксы. Отсюда возможность лексикализации (т.е. самостоятельного употребления префиксов в качестве слов): ultra (m) – ультра, сверх-реакционер; super – наивысший, высшего качества.

Отметим, что и в современном французском языке некоторые префиксы пишутся, как и сложные слова, через дефис; ср.: cache-nez и extra-fin, ex-député .

Обогащение словаря может происходить путём изменения значений уже существующих слов за счёт расширения их значения. Под расширением значения понимается такое развитие, при котором слово, обозначающее первоначально 1 понятие, большей частью конкретное и частное, начинает обозначать понятие более общее.

Все имена существительные, значение которых переосмысливается, можно разделить на 3 группы, характеризующиеся различными свойствами.

  1. Слова, значение которых изменяется только в сочетании с определённым словом: parapluie (m) – зонтик; parapluie noirчёрный занавес фашизма; parapluie atomatiqueатомная защита (занавес); parapluie onusien – под защитой ООН.

  2. Слова, которые употребляются независимо от следующего за ними, компонента. Это определённая группа куда входят:

а) слова, приобретающие в связи с переосмыслением (расширение значения) новое политическое значение: categorie (f) – категория- класс; visa (m)виза – (перен.) полная свобода действий журналисту; occultation (f)затмение – завуалирование чего-то от народных масс;

б) конкретные слова начинают обозначать абстрактные понятия: dossier (m)дело- проблема; seuil (m)порог – возрастной предел (психология);

в) некоторая группа слов, переосмысливаясь, приобретает новое содержание: suite (f)ряд, вереница, связь – проходная комната; console (f) – столик с выгнутыми ножками – совокупность всей телекоммуникативной аппаратуры;

г) метаморфическое переосмысление слов: cactus (m)преграда, неприятность- колючка; omelette (f) – омлет- политическая неразбериха (фам.).

  1. Слова, переосмысленные в научные термины (как правило, бытовое значение): banque (m) – банк – banque de mots, banque de terminologieлингвистический термин; flottement (m) – финансовый термин; classe (f)статистический термин.

Сочинительная связь существует в тех случаях, когда соединяются два существительных, из которых каждое можно рассматривать как приложение к другому. Именно так образованы сложные слова-неологизмы: chemise-veste (m), portrait-robot (m), heure-cerveau (m), moine-meager (m). Более многочисленна группа сложных существительных с самой разнообразной подчинительной связью:

а) существительное +de+существительное: rez-de-jardin;

б) усечённое существительное на «о»+существительное: écosysteme (m), clinocar (m), pyrodrame (m), logotype (m), video-gramme (m);

в) глагол +существительное: mange-disques (m);

г) прилагательное +существительное: national-petrilisme (m), cornelo-rasinisme (m);

д) субстантивированная часть предложения: tout-en-un (m), prêt-a-porter (m).

Рассмотрение семантики сложных слов показывает, что большинство новых существительных представляют собой термины: а) медицинские: clinocar (m), criminogenese (f), schisophrene (m); б) технические: optoelectronique (f), distribanque (m), lunambule (m), mange-disques (m); в) общественно-политические: national-petrolisme (m), femme-obget (f), moine-menager (m), greve-bouchon (f) ; г) бытовые: electromenagiste (m), unisexe (m), sexplosion (f), chemise-veste (f); д) научные: heure-cerveau (m),cornelorasinisme (m).

Следующий способ обогащения словарного состава – заимствование из других языков. Расширение экономических и культурных связей, развитие науки и техники приводит к появлению новых понятий и слов, заимствований из других языков. Исследованный материал свидетельствует о том, что шире всего представлены заимствования из английского языка.

Заимствуют, прежде всего, слова в определённых сочетаниях:

а) экономические термины: auditeur interne, buisiness school, credibilite gap, shampooing, buisiness-game, l`audit (m), merchandising (m), basemen (m), couponing (m);

б) бытовые термины: kit (m), schoping (m), padding (m), deodorant (m), gadjet (m), charter (m);

в) общественно-политические термины: sponsoring (m), mailing (m), staff (m), busing (m), senseur (m).

Заимствуются также и сложные слова, которые можно сгруппировать по структурному составу следующим образом:

а) субстантированная часть предложения: mix-and-match (m);

б) существительное + существительное: aid-man (m), cash-flow (m), lip-service (m), cover-baby (m);

в) глагол + предложный постпозитив: teach-in (m), sit-in (m).

По своему семантическому составу сложные слова, заимствованные из английского языка, представляют собой термины:

а) коммерческие, экономические:cash-flow (m), shopping-center (m);

б) бытовые: mix-and-match (m), baby-food (m);

в) общественно-политические: aid-man (m), lip-service (m), teach-in (m), talent-scout (m).

Наблюдаются заимствования из других языков: греческого: praxis (f); арабского: baraka (m); канадского: tobogann (m); скандинавского (шведского): aubudsman (m).

Многие заимствования во французском языке расширили своё значение или изменили свой первоначальный смысл. Так, например, tobogann (m) – публичный аттракцион с санками, катанье на санках получило новое значение – металлическое приспособление для беспрепятственного проезда автомашин на перекрёстке.

Все заимствованные слова можно разделить на четыре группы:

  1. Слова, употребляемые для обозначения понятий, свойственных только той стране, из языка которой они заимствуются: aidman (m) – врач, помогавший американцам во Въетнаме; kid (m) – фуражка с длинным козырьком по имени американского героя из фильма Ч.Чаплина.

  2. Слова, которые расширили значение: lip-serice (m) – устное обещание – заверения; sportswear (m) – спортивная мода; living (m) – жильё – общая комната, мебель.

  3. Слова, которые приобрели новый смысл: fad (m) – каприз – прихоть моды; gadjet (m) – безделушка – яркая наклейка на одежде.

  4. Заимствованные слова вводят новые понятия: brushing (m) – намыливание; cash-flow (m) – сидячая забастовка.

Образование существительных-неологизмов посредством сокращения, или аббревиацией, отражает тенденцию экономии языковых средств. Особенное развитие это явление получило в XX в.

Следует различать: 1) сокращение слов путём усечения – морфологический способ словообразования; преимущественно многосложные книжные слова при их широком употреблении в разговорной речи: métropolitainmétro, microphone – micro , television – télé;2) сокращение словосочетаний, в результате которого создаются инициальные сложносокращенные слова: HLM (Habitation à loyer modéré), SIDA (syndrome d’immunodécit approprié);3) словослияния – это такой способ словообразования, при котором часть одного слова сливается, чтобы образовать единое целое с частью другого слова или с целым словом: minibus = mini + autobus; prop’art = propagande + l’art; Benelux = belgo + néerlando + luxembourgeois. По своей структуре слова-слитки могут состоять из таких частей, как например: 1) начальная часть 1-го слова + целое второе слово: restaurant + route = restauroute; 2) начальная части 1-го и 2-го слова: plastique + solide = plastisol; 3) начальная часть 1-го + конечная часть 2-го слова: stagnation + inflation = stagflation и др.

Образование существительных-неологизмов посредством звукоподражания или омонотопеи представлено всего двумя примерами: tralalère, brain-drain.

Итак, образование неологизмов в современном французском языке представляет собой активный процесс пополнения словарного состава. Причём особенно много неологизмов появляется в терминологической лексике в результате бурного прогресса науки и техники. Одна из трудностей состоит в отставании словарей в фиксации неологизмов. Во-вторых, одними способами образования новых слов являются суффиксация и префиксация. Однако к активным явлениям образования существительных неологизмов можно отнести: переосмысление слов (11,1% от количества всех неологизмов); заимствования, среди которых преобладают английские заимствования, означающие экономическую терминологию; сложные слова, большинство имён существительных относится к бытовой лексике; различные способы сокращения, которые отражают тенденцию экономии языковых средств.

Плюто Ольга

студентка 5 курса

факультета иностранных языков

НГИ (г. Электросталь)

Научный руководитель:

канд. филол. наук, доцент Николаева М.Н.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. РАЗДЕЛ I Прикладные аспекты иностранных языков Балашова Александра Структурные особенности коллоквиализмов-субстантивов в английском языке

    Документ
    ... РАЗДЕЛ I. ПрикладныеаспектыиностранныхязыковБалашоваАлександраСтруктурныеособенностиколлоквиализмов-субстантивов в английскомязыке Error: Reference source not found Брянцева Яна РАЗДЕЛ I Прикладныеаспектыиностранныхязыков 3 Балашова ...
  2. К ОСОБЕННОСТЯМ АССОЦИАТОВ С ГЕОГРАФИЧЕСКИМ ПРИЗНАКОМ ОБЪЕКТИВИРУЮЩИХ КОНЦЕПТ SIBIRIEN В НЕМЕЦКОЙ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ КАРТИНЕ МИРА

    Документ
    ... функционирования коллоквиализмов-субстантивов в британском газетном тексте Балашова А.И. Новый гуманитарный институт, Россия (факультет иностранныхязыков, 5 курс ...
  3. К ОСОБЕННОСТЯМ АССОЦИАТОВ С ГЕОГРАФИЧЕСКИМ ПРИЗНАКОМ ОБЪЕКТИВИРУЮЩИХ КОНЦЕПТ SIBIRIEN В НЕМЕЦКОЙ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ КАРТИНЕ МИРА

    Документ
    ... функционирования коллоквиализмов-субстантивов в британском газетном тексте Балашова А.И. Новый гуманитарный институт, Россия (факультет иностранныхязыков, 5 курс ...

Другие похожие документы..