textarchive.ru

Главная > Доклад


В России уже имеется опыт использования информационно-коммуникационных технологий обучения. Этот опыт накоплен Современной гуманитарной академией, являющейся крупнейшим вузом России, СНГ и Европы, обучающим 175 тыс. студентов в 11 странах, разработавшим и внедрившим информационно-коммуникационные (в том числе спутниковые) технологии обучения «на месте проживания», наладившим индустриальное производство образовательного контента на базе экспериментальных исследований в области социологии образования, психологии обучения и практической дидактики. По инициативе СГА началось совершенствование законодательства, приняты поправки в законы, разработаны законодательные акты, легализующие первые шаги по применению информационно-коммуникационных образовательных технологий.

Информационно-коммуникационная образовательная технология СГА строится на основе единства: управления, технологии, дидактических процессов, образовательных программ, организации учебного процесса, профессорско-преподавательского состава, аттестации студентов, информационной базы, образовательного контента.

Практическая реализация информационно-коммуникационной технологии СГА основывается на синхронном функционировании целого комплекса инновационных технологических систем, включая:

  • систему цифровой спутниковой связи, объединяющей в единое целое локальные вычислительные сети (ЛВС) всех учебных центров с постоянным увеличением скорости обмена данными в ЛВС, емкости серверов и производительности компьютеров, и собственную сертифицированную сеть спутникового образовательного телевидения;

  • систему индустриального производства учебных продуктов, включая современные адаптивные программные средства компьютерного обучения, имеющие дружественный интерфейс и учитывающий индивидуальные особенности восприятия обучаемым учебной информации;

  • автоматизированную информационную систему администрирования вуза, программные модули которой охватывают все процессы, реализуемые в деятельности вуза;

  • телекоммуникационную образовательную библиотеку, обеспечивающую доступ к цифровым ресурсам различных корпоративных библиотечных сетей и ассоциаций, к полнотекстовым информационным ресурсам удаленных библиотек, а также к внешним информационным базам;

  • систему экстерриториальных кафедр, объединяющих высококвалифицированные кадры профессорско-преподавательского состава из регионов России и зарубежья, связанных с обучаемыми и между собой средствами телекоммуникаций;

  • систему электронной аттестации на всех уровнях (текущей, промежуточной) с целью качественного мониторинга усвоения знаний, функционирующую на основе программно-аппаратных комплексов, включающих экспериментальную модель прибора тестирования и программного обеспечения, позволяющего формировать индивидуальный тестовый вариант, оценивающего результаты тестирования и экспортирующего оценки в систему администрирования вуза;

  • системы постоянного повышения квалификации профессорско-преподавательского состава и персонала вуза, как в области профессиональной подготовки, так и в сфере овладения навыками работы с новыми информационными технологиями, применяемыми в учебном процессе академии.

Особую роль в индивидуальном обучении приобретает использование мощных библиотечных ресурсов и организация свободного доступа учащихся к научной информации через вузовские библиотеки. Примером высокотехнологичной организации библиотечного дела является принцип функционирования телекоммуникационной двухуровневой библиотеки (ТКДБ) СГА. В структуре телекоммуникационной библиотеки СГА, действующей в цифровой спутниковой вузовской сети академии, выделяются два уровня — центральный и региональный. Центральный уровень представляет собой комплексную технологическую систему мощных серверов с объемом памяти в десятки Тб, связанную с национальными и научными библиотеками (Центральной библиотекой образовательных ресурсов Минобрнауки РФ, Национальной электронной библиотекой, Библиотекой электронных диссертаций РГБ и т. д.). Региональный уровень цифровой библиотеки — система серверов, получающих необходимые для реализации учебного процесса объемы библиотечных ресурсов из центра по спутниковым каналам передачи данных. Спутниковый ресурс, арендуемый СГА, позволяет передать средний вузовский учебник (2 Мб в формате XML) за 0,7 секунды, таким образом, весь объем вузовских учебников, действующих в РФ (~25000), может быть передан за 5 ночных часов в сотни учебных центров. При этом программное обеспечение, на основе которого функционирует цифровая библиотека СГА, поддерживает международные форматы автоматизированных информационно-библиотечных систем, что позволяет не только квалифицированно обеспечивать работу пользователей с большими объемами информации, но и профессионально комплектовать и ежедневно наращивать фонды цифровых ресурсов библиотеки.

Использование в образовании информационно-коммуни­­кацион­ных технологий позволяет перейти к новой парадигме — «обучение на месте проживания» и к новым педагогическим технологиям — безгрупповое обучение на основе индивидуальных учебных планов, бессессионное обучение на основе индивидуальных графиков усвоения знаний и безбумажные технологии на основе информатизации и индивидуальных бумажных библиотечных ресурсов. Данные технологии позволяют реализовать индивидуальную траекторию обучения, что особенно важно для осуществления преемственности образовательных уровней, в особенности высшего и послевузовского образования, а также для освоения дополнительных образовательных программ в соответствии с потребностями, способностями и психофизиологической спецификой обучающихся.

Благодаря своим очевидным достижениям академия вошла в число первых вузов РФ, подписавших 17 сентября 2003 г. «Хартию Вольностей Университетов» («The Magna Charta Universitatum»), присоединившись тем самым к Болонскому процессу, и с 2003 г. выпускникам СГА выдается международный сертификат признания диплома на территории стран Европы — участниц Болонского процесса. Сертификат выдается в соответствии с критериями и стандартами Европейского Национального Центра Информации Совета Европы, UK NARIC, Программы Европейской Комиссии и Центра ЮНЕСКО по вопросам Высшего Образования. В сентябре 2005 г. Современная гуманитарная академия подписала декларацию II саммита Глобальной сети мега-университетов (GMU-Net) и вошла в число членов-учредителей данной организации, объединяющей 17 мега-университетов из 11 стран.

В заключение необходимо добавить, что эффективное использование передовых телекоммуникационных технологий в СГА сопровождается постоянной модернизацией технических средств обучения и внедрением собственных научных и технологических инноваций. И именно результатом постоянного наращивания инновационного потенциала стала интеграция многочисленных учебных центров СГА в единый распределенный мега-вуз с единой технологией, организацией, материальным оснащением и информационным обеспечением образовательного процесса с помощью спутниковой телекоммуникационной сети. И это неоспоримое преимущество СГА как вуза новой формации — вуза ХХI века, избравшего своей миссией обеспечение доступного широким слоям населения качественного непрерывного образования на месте проживания и продвижение российского образования на мировой рынок образовательных услуг.

[Доклад сопровождался демонстрацией слайдов. Полная версия доклада с иллюстративными материалами публикуется в журнале «Знание. Понимание. Умение». 2006. №4.]

И. М. ИЛЬИНСКИЙ

Большое спасибо, Михаил Петрович. Вот такая есть негосударственная академия. Вот такое чудесное учебное заведение, которое сделал Михаил Петрович со своими коллегами, — 174 тыс. студентов.

Слово имеет Олег Николаевич Смолин, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по образова­нию и науке, доктор философских наук, профессор, наш хороший друг. Тема его доклада: «Национальные проекты и перспективы образова­тельных реформ в России».

О. Н. Смолин

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

ОБРАЗОВА­ТЕЛЬНЫХ РЕФОРМ В РОССИИ

Добрый день, уважаемые коллеги.

Не очень просто выступать после такого выступления. Хочется в чем-то пополемизировать. Но я начну, безусловно, с главного. А в главном, я, безусловно, согласен с Михаилом Петровичем Карпенко. Мы входим в эру массового высшего образования. Если мы туда не войдем, то мы отстанем навсегда. Если лет 50 назад существовала известная формула, что качество жизни определяется не людьми с высшим образованием, то теперь эта формула безнадежно устарела. И действительно существуют, по крайней мере, три причины, которые обусловливают вхождение в эпоху массового высшего образования. Одну из них Михаил Петрович назвал. Кстати, расчеты Современной гуманитарной академии вполне совпадают с расчетами постиндустриалистов, которые были выполнены еще, не в обиду гуманитарной академии, еще 30 лет назад, когда постиндустриалисты убеждали: хочешь войти в будущую цивилизацию, не менее 60% среди активного, занятого населения должны составлять люди с высшим образованием. Это первая причина.

И действительно абсолютно абсурдными выглядят разговоры о том, что в России слишком много людей с высшим образованием. Другой вопрос, какого качества образование, которое в последнее время мы называем высшим. Это другой вопрос. Но в принципе нам надо не только не сокращать количество студентов, а, напротив, его наращивать.

Вторая позиция, с этим же связанная. Чрезвычайно высокая экономическая эффективность образования вообще и высшего образования в частности. Напомню то, о чем не раз говорил, американцы это показали более 17 лет тому назад, когда, согласно расчетам американской экономической социологии, люди с образованием свыше 14 лет составляли четверть активного населения и создавали более половины всего внутреннего валового продукта. Поэтому когда мы стали в 1990-е годы отставать от других стран по среднему показателю — это среднее число обучения работающего человека, то это, между прочим, не только проблема образовательная, это проблема экономическая. И уже в последнее время мы слышим, что приходится на высококвалифицированные работы приглашать, извините, иностранных высококвалифицированных рабочих, даже я пока говорю не о специалистах с высшим образованием.

И третья позиция, о которой хотелось бы сказать, тоже достаточно хорошо известная. В то время пока Россия все пытается удвоить ВВП и никак это у нее не получается по известным причинам, весь мир чем далее, тем более переходит на измерение успеха страны по индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП). И, наверное, как большинство из вас знает, этот индекс складывается из трех основных позиций. Я упрощенно говорю. Это индекс реальной покупательной способности, индекс долголетия и индекс образования. Если по показателям, которые мне последними приходилось видеть, в среднем по развитию человеческого потенциала мы находимся на 62 месте, то что касается других показателей: уровень жизни — 102 место, интегрированные показатели качества — от 105 до 145, продолжительность жизни женщин — 91, продолжительность жизни мужчин — 136 место и т. д.

Так почему же в среднем 62 место? Потому что все-таки сохранность нашего образования оказалась выше, чем других составляющих человеческого потенциала. Я далек от мысли повторять, что наше образование наилучшее в мире. Когда-то, безусловно, оно было одним из лучших в мире. Это доказывается сравнительными, сопоставительными данными того периода. Мы входили и в тройку лучших народов по коэффициенту интеллектуальности, и много еще другого было. Но нельзя бесконечно экспериментировать в области образования и при этом думать, что оно может быть или становиться лучшим в мире. Наоборот, если мы будем только повторять, что наше образование лучшее в мире, мы тоже имеем хороший шанс отстать навсегда.

Главный вопрос, который я хотел задать сам себе и уважаемой аудитории, — это вопрос: насколько российская государственная образовательная политика соответствует стоящим перед нами задачам. На мой взгляд, соответствует в явно незначительной степени. Конечно, в последние годы происходит определенные улучшения в нашей отечественной образовательной политике, финансовые и какие-то другие. Но рискну высказать следующую гипотезу: ножницы между потребностями развития нашей образовательной политики и ее реальным наличным состоянием не только не сокращаются, но, скорее даже, увеличиваются. И виной тому сама образовательная политика.

Несколько примеров. Позиция первая. Нацпроект — приоритетный национальный проект образования. Я уже не говорю, что этот приоритетный проект касается только сравнительно узкого сегмента образовательных учреждений. Но помимо всего прочего, мне представляется, что он не отвечает критериям приоритетного национального проекта, по меньшей мере, по трем причинам.

Причина первая заключается в том, что, если он приоритетный, то он должен приоритетно финансироваться. В текущем году расходы федерального бюджета в России растут на 40%, расходы по разделу образования — на 25,6%. Какой может быть приоритет, если расходы растут медленнее, чем средние бюджетные расходы страны?

Позиция вторая, как мне представляется, заключается в том, что нацпроект не отвечает принципу системности. В нем есть хорошие положения. Я приветствую, например, выплату надбавок за классное руководство. Что ж плохого? Очень хорошо. Я приветствую идею интернатизации школы. Что ж плохого? Очень хорошо. Но я не могу понять, какая ключевая идея объединяет все эти разрозненные планы и мероприятия. И на вопросы по поводу этой ключевой системообразующей идеи нацпроекта до сих пор я не слышал ни одного ответа, в том числе и от уважаемого министра образования и науки.

Не соблюдается принцип, известный в теории управления, — принцип основного звена. Понятно, если мы говорим о нацпроекте, надо было выделить наиболее важные точки, воздействуя на которые, моно было существенно сдвинуть систему. Этого нет. Есть набор случайных факторов.

Третья позиция. Если все-таки пытаться выделять какой-то системообразующий фактор в приоритетном нацпроекте образования, то это фактор системы грантов. Мне представляется это, по меньшей мере, спорным. Я не говорю, что 17 вузов в текущем году выиграли гранты. При тех же темпах, чтобы охватить все вузы, потребуется, по меньшей мере, лет 50, с филиалами, по меньшей мере, — 90 лет. Я не говорю о том, что негосударственный сектор, среднее, начальное профессиональное образование оказались исключенными из этого проекта. И так далее.

В моем представлении, если проводить какую-то с точки зрения социальных интересов вразумительную образовательную политику, то она должна включать в себя три основных направления. Кстати, так это и прописано было в свое время в Законе об образовании 1992 г., сильно испорченном печально знаменитой монетизацией.

Направление первое. Это, естественно, уровень государственной поддержки высшего образования. По оценкам А. Г. Балыхина в Государственной Думе это звучало официально. 40% от потребности составляет финансирование государственной системы образования.

Позиция вторая. Это дополнительные меры государственной поддержки для тех, кто по каким-то социальным причинам не может получить полноценного образования. Кстати, можно по-разному относиться к западному опыту, но я хотел бы напомнить, что, например, во Франции на социальную поддержку студентов в период обучения тратится примерно в 4 раза больше средств, чем собственно на высшее образование. Я хотел бы напомнить, что в Великобритании существует система социального образовательного кредита, поддерживающего студента в период обучения, который выплачивается на льготных условиях после того, как закончен вуз при достаточно высокой заработной плате. В тот период, когда я беседовал с Дэвидом Бладхедом, тогда министром образования Великобритании, надо было получать зарплату в 20 тыс. фунтов, чтобы с тебя начинали вычитывать социальный образовательный кредит, т. е. кредит на жизнь в период обучения.

Третья позиция. Действительно важная позиция. Эта позиция — гранты для продвинутых. Если мы сводим весь нацпроект только к грантам для продвинутых, мы вольно или невольно усиливаем неравенство возможностей в системе образования. Хочу еще раз подчеркнуть то, о чем говорил Михаил Петрович: никакими силами только представителей экономической и политической элиты, только самых богатых и самых способных ни в какое общество знаний страну ввести невозможно. Нам нужно давать высшее образование человеку со средними способностями. Это абсолютно правильно.

Далее, уважаемые коллеги. Очень волнует налоговая система. Здесь есть представители негосударственных вузов. Вы прекрасно знаете, что с ней происходит. Россия отказалась от общецивилизационной практики, согласно которой образование налогов платить не должно или почти не должно в пользу равенства субъектов налогообложения. Опять же чего нет в развитых странах мира. И соответственно в текущем году были отменены льготы по налогу на имущество и земельному налогу. Государственные вузы в 4 квартале получили обещанные компенсации, но за 1 квартал и имеют жуткую головную боль с налоговыми органами. Негосударственные вузы не получили вообще ничего. О какой вообще конкурентной среде, о какой либеральной политике можно в подобных условиях говорить? Мы прекрасно это понимаем.

Кстати, я думаю, что, если бы негосударственные вузы активно занимались бы лоббированием своих интересов, это могло бы стать основанием для обращения в Конституционный суд.

Самое же главное заключается в очень простой вещи. Отменяя налоговые льготы для системы образования, мы понижаем его доступность. Потому что, вольно или невольно, естественно вуз вынужден перекладывать тяжесть налогообложения на плечи студента. Негосударственный вуз или и потенциально и государственный вуз на плечи внебюджетного студента.

Далее, уважаемые коллеги. Меня крайне тревожит практика сокращения бюджетного набора в Российской Федерации за последние два года на 15%. Это 0,5 млн. бюджетных студентов через 4 года в России мы не досчитаемся. При этом хотел бы напомнить еще раз то, что всем известно, минимальная зарплата в России по-прежнему 1100 рублей. В следующем году планируется аж 1400 рублей с 1 сентября. По крайней мере, это заложено в бюджет. Если какие-то другие изменения произойдут, то мы о них, я надеюсь, узнаем. Но пока 1400 рублей заложено в бюджет с 1 сентября следующего гола. Это 34,9% от прожиточного минимума работающего человека в среднем за год в следующем году. При этом мы имеем вне бюджета уже более 55%. Мы сокращаем доступ нашим студентам к качественному образованию. Это приходится констатировать.

Далее, уважаемые коллеги. С моей точки зрения, крайне спорным являются правительственные предложения по закону о ЕГЭ. Послезавтра мы этот закон рассматриваем в Государственной Думе в первом чтении. Закон исходит из того, что ЕГЭ — это главное, а все остальное только с разрешения правительства, если оно даст на то добро. Я отнюдь не противник тестовой системы. Я считаю, что в определенных границах эта система может и должна использоваться. Более того, она может и должна использоваться систематически. Но я хочу сказать, что в том варианте, в котором нам предлагается ЕГЭ, на мой взгляд, он приведет к понижению интеллектуального уровня наших соотечественников.

Я берусь утверждать (правда, только по гуманитарным предметам), что чем образованнее гуманитарий, тем ему труднее сдать ЕГЭ. Я, например, скорее всего, провалил бы ЕГЭ. И подозреваю, что большинство из присутствующих тоже. Объясняю почему. Например, открываем пособие по ЕГЭ в части истории. Вопрос о том, в чем заключается историческое значение Куликовской битвы. Угадайте с трех раз. Историческое значение заключается в том, что после этого русские князья стали передавать великое княжение, не спросясь Золотой Орды. Во-первых, это неправда. Достаточно почитать серьезные исторические исследования, чтобы помнить, что Василий Темный у Улу-Мухаммеда такое разрешение спрашивал. А во-вторых, скажите мне, что мы — разве из-за того, что какой-то князь не спросясь стал передавать свое княжение, отмечаем день Куликовской битвы как день воинской славы России? Наверное, не по этой причине. Наверное, причина совершенно другая.

Откройте ради интереса, уважаемые коллеги, пособие по обществознанию. Вы там прочитаете, что признаком индустриального общества является демократия и соблюдение прав человека. Это значит, что в 30-е годы ни Германия, ни Советский Союз индустриальными обществами не были, что, мягко говоря, никакой действительности не соответствует.

Таких примеров полно. Но дело не в этом, не в отдельных ошибках. Дело в другом. Гуманитарное знание существенно отличается от знания математического и технического тем, что там часто нет ответа на самые разные вопросы. Да, собственно говоря, я не проверял, но один творчески работающий педагог мне рассказывал, что он посмотрел разные учебники по геометрии, и даже там написано, что сумма углов треугольника в одном 180, в другом до плюс бесконечности. Это геометрия. А что касается гуманитарных наук, я точно знаю (не я считал, правда, а Абраам Моль считал), что еще 30 лет назад было более 300 определений культуры. Я тоже, грешный, одно сочинил, защищая кандидатскую диссертацию. Как, может быть, и кто-то из вас, уважаемые коллеги. Но в голову мне не приходило объявлять мое определение культуры единственно верным и правильным и требовать от студентов, чтобы они знали только мое определение культуры и нажимали соответствующую кнопку при проведении тестов. Примерно такая же ситуация для определения цивилизации, личности, почти с абсолютным большинством определений в гуманитарных дисциплинах.

Поэтому повторяю, что вряд ли удастся человеку образованному хорошо сдать этот самый ЕГЭ. Его принцип сводится не к тому, чтобы развивать мышление, а к тому, чтобы натаскивать на решения определенных тестов по определенным учебникам. И не более того. Я спрошу вас ради интереса. Большинство наших учебников дружно утверждает, что весь советский режим был тоталитарным от 1917 до 1991 г. Если выпускник школы, не дай бог, почитал Ханну Аренд с ее книжкой по тоталитаризму, то он там нашел совсем другое, что собственно тоталитарным можно считать сталинский постнэповский режим. Потому что тоталитаризм — это не просто когда репрессии, а когда люди, устав от свободы, совершают, что называется, бегство от нее, говоря языком Эриха Фромма, и добровольно в большой степени передают значительную часть своей свободы представителям власти. Кстати, это может нам тоже кое-что напоминать отнюдь не из периода проклятого прошлого.

Уважаемые коллеги, конечно, по-прежнему вызывает очень серьезный вопрос, проблематика, связанная с оплатой труда людей, создающих человеческий потенциал. По-прежнему в России очень низко оценивается высококвалифицированный труд в науке, образовании, медицине, культуре, а также в сельском хозяйстве. Я думаю, что не имеет решения уравнение, состоящее в вопросе: можно ли повысить человеческий потенциал, если меньше всего платить тем, кто его создает. Более того, по оценкам Комитета по труду и социальной политике Государственной Думы правительство дальше не собирается приближать минимальную зарплату к прожиточному минимуму или наращивать высоким темпом оплату высококвалифицированного труда в сферах, обращенных к человеку. На мой прямой вопрос: почему замедляются темпы роста заработной платы российской интеллигенции — Алексей Кудрин ответил потрясающую вещь. Он сказал: мы уже почти достигли уровня 1990 года, поэтому дальше повышать заработную плату, по крайней мере, теми же темпами не собираемся.

Коллеги, как оценить этот парадокс? Я естественно, как человек, воспитанный в советскую эпоху, никогда не думал, что выше зарплаты у интеллигенции, чем была в советский период, уже быть не может. Министр финансов, который считает себя либералом и даже рыночником, оказывается, теперь ориентируется как на максимальный на уровень заработной платы советского периода. Я уже не говорю о том, что и расчеты Минфина весьма спорны. Если верить расчетам доктора математики Зайцева, приведенным в «АиФ», то если мы считаем не по 400 товарам и услугам, а по 31 минимальному набору, то рост стоимости этого набора составил примерно в 100 раз и соответственно в реальных деньгах ниже бюджетная заработная плата даже современного профессора, чем была в свое время.

Поэтому, уважаемые коллеги, я уже не говорю про законопроект об автономных учреждениях, который почему-то решил разделить наши государственные учебные и не только учебные заведения на «белых» и «черных». Одним вернуть свободу, которую у всех отобрали, других сделать абсолютно бесправными. На мой взгляд, ситуация должна быть абсолютно противоположной. Надо было принимать закон об автономии всех образовательных учреждений, а не избранных. Мне представляется, что данная образовательная политика резко отстает от потребностей, которые стоят перед страной. Мне представляется, что нужно ее принципиально серьезно менять. Мне представляется, что нам нужно действовать в духе известного лозунга ЮНЕСКО — «Образование для всех». Кстати, я недавно услышал от министра финансов заявление, что Россия намерена участвовать в мероприятиях программы «Образование для всех» в Африке и в некоторых других развивающихся странах. Я был бы рад, если бы и в России тоже.

Мне представляется, что если Россия намеревается действительно входить в информационное общество или общество знаний, то она должна позаботиться о массовом, при повышении качества, высшем образовании для своих граждан. Это будет и экономически, и социально, и политически, и с любой другой точки зрения наиболее правильный путь.

Вот, уважаемые коллеги, если коротко, что я вам хотел сообщить. А в заключении в одном я позволю себе подискутировать с Михаилом Петровичем. А все-таки приятно подержать в руках книжку!

Одну такую собственную книгу, недавно выпущенную, я хочу подарить Игорю Михайловичу Ильинскому с хорошими словами вместе. А вторую книгу хочу подарить библиотеке МосГУ. Разумеется, мы ее выставим на сайт. Желающие смогут ее получить в электронном виде. Я буду рад, если студенты будут из нее что-нибудь сдувать в дипломные или какие-то другие работы, по крайней мере, прочитают. В данном случае, я против такого соблюдения авторского права, которое мы сплошь и рядом пытаемся вводить. (Аплодисменты.)

И. М. ИЛЬИНСКИЙ

Спасибо. «Образование для всех. Философия, экономика, политика, законодательство». Это название книги О. Н. Смолина.

О. Н. СМОЛИН

Дорогие друзья, я еще раз благодарю вас за внимание. Хочется надеяться, что совместными усилиями все-таки сможем реализовать лозунг Михаила Петровича Карпенко. Я им начинал, им же я и заканчиваю. Можно Ваш лозунг озвучить? Мне он очень понравился. Я его чуть-чуть пригладил. Он звучит так: «Образование как любимая и любящая женщина: не может быть всегда бесплатна, но может должна быть обязательно доступна».

Спасибо. (Аплодисменты.)

И. М. ИЛЬИНСКИЙ

Спасибо, Олег Николаевич, за как всегда интересное выступление.

Объявляется перерыв. После перерыва заседание поведет Валерий Андреевич Луков.

Спасибо всем.

ПЕРЕРЫВ

ВАЛ. А. ЛУКОВ, заместитель ректора — директор Института гуманитарных исследований МосГУ, док­тор философских наук, профессор

Уважаемые участники конференции, перерыв закончился, продолжаем нашу работу. Слово предоставляется Андрею Ильичу Фурсову, заведующему отделом Азии и Афри­ки ИНИОН РАН, директору Института русской истории РГГУ, кандидату исторических наук.

А. И. Фурсов



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Организация объединенных наций по вопросам образования науки и культуры всемирная декларация о высшем образовании для xxi века

    Документ
    ... И КУЛЬТУРЫ ВСЕМИРНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ О ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ ДЛЯXXIВЕКА: ПОДХОДЫ И ПРАКТИЧЕСКИЕ МЕРЫ (Париж, ... Международной комиссии по образованию дляXXIвека, Всемирной комиссии по культуре ... и развитию людских ресурсов дляXXIвека (Манила, 1997 г.), ...
  2. Белопольский Вадим Николаевич МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ к курсу История русской литературы XIX века (последняя треть

    Методические указания
    ... к поверхностной борьбе литературных направлений, а для нового времени (особенно дляXIXвека ), в сущности, к газетно-журнальной ... и параллели. Р-н-Д., 1998. Карякин Ю.Ф. Достоевский и канун XXIвека. – М., 1989. Сараскина Л.И. «Бесы» - роман ...
  3. Наука и общество в начале xxi века (ноосферные основания единства)

    Автореферат диссертации
    ... , ноосферного развития человечества в XXIвеке. Во «Всемирной Декларации о высшем образовании дляXXIвека: подходы и практические ... во «Всемирной Декларации о высшем образовании дляXXIвека…» (1998) и не полностью присутствуют акценты ...
  4. образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в xxi веке

    Документ
    ... - ноосферного развития человечества в XXIвеке. Во «Всемирной Декларации о высшем образовании дляXXIвека: подходы и практические ... . - №7. – с.28-33. Уткин А. А. Американская стратегия дляXXIвека. – М.: «Логос», 2000. – 272с. Ушакова Е.В. Системно ...
  5. образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в xxi веке

    Документ
    ... - ноосферного развития человечества в XXIвеке. Во «Всемирной Декларации о высшем образовании дляXXIвека: подходы и практические ... . - №7. – с.28-33. Уткин А. А. Американская стратегия дляXXIвека. – М.: «Логос», 2000. – 272с. Ушакова Е.В. Системно ...

Другие похожие документы..