textarchive.ru

Главная > Документ


Восприятие мира человеком С. Л. Рубинштейн представляет на ос­нове значимости мира для человека. Таким образом, мироощущение определяется наиболее значимыми отношениями конкретного чело­века в некотором пространстве и социуме. По мнению Рубинштейна, глубина и богатство личности предполагают глубину и богатство ее связей с миром, с другими людьми; разрыв этих связей, самоизоляция опустошают ее. Личность - это не существо, которое просто вросло в среду; личностью является лишь человек, способный выделить себя из своего окружения для того, чтобы по-новому, сугубо избирательно связаться с ним с помощью мироощущения. Личностью является лишь человек, который относится определенным образом к окружающему, сознательно устанавливает это свое отношение так, что оно выявля­ется во всем его существе (Рубинштейн, 1973, 2003).

Очень близко с взглядами С. Л. Рубинштейна находится позиция А. С. Чернышева. Он, развивая идеи Рубинштейна применительно к новым условиям, в которых оказались современные молодые люди России, считает, что ценностные приоритеты нового российского общества еще настолько неопределенны и противоречивы, что естест­венным следствием стала и ценностная деформация самосознания личности. Разрешение сложившегося кризиса и формирование пол­ноценной личности являются задачами первостепенной важности, как для исследователей личности, так и для государственной сис­темы образования и социальной поддержки молодежи (Чернышев, Сарычев, 2008).

Г. М. Андреева связывает мироощущение с «образом мира» в со­знании человека. Говоря об образе мира, она отмечает, что периоды нестабильности накладывают отпечаток на образ мира в целом (Анд­реева, 2000). Этот образ складывается из совокупности воспринимае­мых образов отдельных элементов, но не только из них. Существенную роль играет и формирование некоторой общей общественной атмо­сферы. В построении образа мира (особенно в эпоху нестабильности) важная роль принадлежит активности самого человека, по этому поводу Г. М. Андреева пишет: «Активное освоение той социальной реальности, в которой каждому человеку приходится обитать, и есть важнейшее условие для формирования наиболее адекватного образа социального мира» (Андреева, 2000, с. 229).

Среди исследований мироощущения, предпринятых отечествен­ными психологами, наиболее интересными нам представляются ра­боты И. В. Дубровиной «Мироощущение подростков и старшеклассни­ков», «Социально одаренные дети: путь к лидерству» А. С. Чернышева, Ю. Л. Лобкова, С. В. Сарычева, В. И. Скурятина, а также исследования С. В. Кривцовой и Е. Б. Фанталовой (Дубровина с соавт., 1996).

Основываясь на теоретических положениях С. Л. Рубинштей­на, И. В. Дубровиной и А. С. Чернышева, мы провели эмпирическое исследование мироощущения подростков и юношей в различных социальных средах. В исследовании приняли участие подростки школ г. Курска, воспитанники трех детских центров: «Аргон» г. Курск (для социально активной, благополучной молодежи), «Орленок» п. Пристень (для детей с трудной жизненной ситуацией) и «Баркова гора» г. Воронеж (изучались «обычные» школьники из Брянской, Тамбовской и Воронежской областей). В качестве респондентов юно­шеского возраста были взяты студенты Курского госуниверситета и активисты молодежных движений («Наши», «Молодая гвардия»), участвовавшие во всероссийском образовательном форуме «Сели­гер 2008». Всего в исследовании приняли участие 254 чел.

В ходе пилотажного исследования мы пришли к выводу, что фе­номен мироощущения эффективнее изучать с помощью малоформа-лизованных методов, таких как беседа, наблюдение и контент-анализ суждений по поводу отношения молодых людей к жизни (методика «Удовлетворенность жизнью» И. В. Дубровиной) (Дубровина с со-

авт., 1996).

Гипотезой исследования выступило предположение о том, что мо­лодежные общественные организации, в которых создается социаль­ная среда типа «социального оазиса» (Чернышев, 2007), повышают активность субъекта и таким образом способствуют формированию позитивного мироощущения.

Использование методики незаконченных предложений позволило выявить характер мироощущения испытуемых. Мироощущение подростков и юношей, включенных в молодежные объединения, по ряду показателей отличается от мироощущения обычной моло­дежи, особенно яркие отличия наблюдаются у детей, находящихся в сложной жизненной ситуации.

Сравнивая подростков из молодежного движения «Аргон» и де­тей с тяжелой жизненной ситуацией (ТЖС), в целом можно отме­тить, что последние очень ценят семейные ценности, так как им не хватает домашнего уюта и тепла. Продолжая фразы «Самое глав­ное для меня...», «Родной дом - это...», «Больше всего мне на свете необходимо...», «Мне больше всего нравится...», «Мне становится хорошо, когда я думаю о ...» они в первую очередь выбирали семью и родителей. У большинства опрошенных преобладает позитивное мироощущение, однако примерно у 10-15% подростков со сложной жизненной ситуацией наблюдается негативное мироощущение. Так, 10% испытуемых считает, что родной дом - это «ничего», 12% испы­туемых на вопрос «Когда я смотрю вокруг, я вижу...» дает ответы: «жестокость, чужих, грязный мир», а 15% испытуемых видит свое будущее плохим и размытым. По сравнению с другими категориями испытуемых, у подростков с трудной жизненной ситуацией слабо развито чувство патриотизма, которое ярко проявляется у социально активной молодежи из движения «Аргон», например, предложение «Я больше всего горжусь...» 22% активистов движения «Аргон» закан­чивает «Я горжусь родиной и страной», в то время как у остальных испытуемых подобные ответы не встречаются.

Мы солидарны с мнением А. С. Чернышева и С. В. Сарычева, ко­торые считают, что важнейшей характеристикой мироощущения молодежи являются особенности восприятия привычной среды оби­тания (Чернышев, Сарычев, 2008, с. 15). Отношение школьников к своему родному городу, к конкретному и постоянному месту своего проживания мы выясняли путем анализа суждений, полученных в результате завершения фразы: «Мой город (село) замечателен тем, что...». Установлено, что у большинства испытуемых сложилось поло­жительное или амбивалентное отношение к родному городу. Каждый опрашиваемый нашел что-то положительное и замечательное в своем месте проживания. Исключение составляют подростки с ТЖС, у ко­торых присутствует и отрицательное отношение к родному городу (10-15% испытуемых). В частности, встречаются следующие ответы: «...в другом городе не лучше», «...приходится здесь жить». Заметны различия в ответах испытуемых, состоящих в молодежных движени­ях и не состоящих. У второй категории испытуемых большая часть суждений носила эгоцентрический характер: «Мой город замечателен тем, что я в нем живу» (22%) или «.. .он мой (10%)», «.. .я здесь родился (18%). У активистов организации «Аргон» и «Наши» наиболее часто­тны следующие варианты ответов: «.. .много хороших, замечательных людей» (24%), «...город чистый, красивый, современный» (20%), «.богатая история» (12%).

Удовлетворенность своим местом жительства в настоящем отнюдь не означает, что в будущем человек не захочет его изменить. В ходе на­шего исследования были получены интересные результаты: несмотря на положительное отношение к месту своего жительства, активисты молодежных движений готовы поменять свое место жительства («Аргон» - 52%, «Селигер» - 67%), а подростки с ТЖС и «обычные» школьники в меньшей степени готовы к перемене места жительства (28% и 35% соответственно). Данный факт объясняется большой социальной мобильностью, отсутствием боязни перемен у социально активной молодежи. Из причин, по которым молодые люди хотят уехать, можно выделить следующие: отсутствие престижной работы и перспектив, получение хорошего образования, желание посмотреть мир. При этом у активистов молодежных движений преобладают мо­тивы саморазвития, а у обычной молодежи - материальные стимулы.

В ответах комиссаров движения «Наши» и активистов «Аргона» наблюдается выраженное ценностно-ориентационное единство, это проявляется в схожести ответов на вопросы анкеты, в наличии едино­го смысла этих ответов (патриотизм, стремление к деятельной жизни, активная гражданская позиция). У данной группы респондентов преобладает позитивное мироощущение, сформирована позиция социального оптимизма, что во многом объясняется приоритетом внутреннего локуса контроля над внешним, т. е. молодые люди верят, что могут сами изменить окружающий мир, многого добиться в жиз­ни. На формирование такой позиции повлияло участие в молодежных движениях, где ребята на практике, в решении конкретных задач, увидели, что могут добиваться многого.

Литература

Андреева Г. М. Психология социального познания. М., 2000.

Динамика социально-психологических явлений в изменяющемся обществе / Под ред. А. Л. Журавлева. М., 1996.

Дубровина И. В., Андреева А. Д., Данилова Е. Е. и др. Психологический монито­ринг. Вып. 1 // Мироощущение подростков и старшеклассников. М., 1996.

Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1975.

Олпорт Г. Личность в психологии. М., 1998.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 2003.

Рубинштейн С. Л. Человек и мир. М., 1973.

Рубцов В. В. Основы социально-генетической психологии. М., 1996.

Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. М., 1986.

Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1994.

Чернышев А. С. Социально одаренные дети: путь к лидерству (эксперимен­тальный подход). Воронеж, 2007.

Чернышев А. С., Сарычев С. В. Динамика мироощущения и социального само­определения подростков и юношей в изменяющейся России на рубеже ХХ-ХХ1 веков. Курск, 2008.

Историческое развитие идей о взаимодействии человека и среды в психологической науке

М. В. Григорьева (Саратов)

Категория «взаимодействие» относится к общенаучным. Начало ее оформления (без кристаллизации в термине) относится ко време­ни коренных изменений в развитии взглядов на психику, когда в конце XVI-начале XVII вв. Френсисом Бэконом активно пропагандировалось эмпирическое знание и переход от умозрительного изучения природы человека к опытному. Революция в методологии познания психики человека выводит психологическое знание на новый путь, позволяю­щий принципиально разграничить две области бытия: душу и тело. Однако такое противопоставление, приводящее, по мнению С. Л. Ру­бинштейна, к раздвоению мира, неправомерно (Рубинштейн, 1957).

Дальнейшее историческое развитие философских и психологи­ческих идей приводит к необходимости введения связующего звена между психическим и внешним объективным миром. Объединение разрозненных элементов системы функционирования организма и пси­хики происходило посредством понятия «взаимодействие» и тракто­валось мыслителями XVII в. как влияние одного элемента на другой.

В XVIII в. содержание понятия «взаимодействие» продолжает расширяться и обогащаться новыми знаниями. Французскими ма­териалистами взаимодействие трактуется как двойная зависимость. Во-первых, внешние физические причины действуют на душевные акты, и, во-вторых, от состояния души зависит благополучие тела. Душевная жизнь, с точки зрения французских материалистов, зависит от воздействия не только физических причин, но и детерминируется социальными (Ярошевский, 1985).

В середине XIX в. произошел еще один методологический прорыв в изучении процессов взаимодействия психики и среды, связанный с распространением закона сохранения энергии на живую природу. На основе представления об организме как энергетической системе, включенной в общую мировую энергетическую систему природы, «детерминистский взгляд на жизнедеятельность получил новое вы­ражение, утверждавшее единство организма и среды на уровне энер­гетического... взаимодействия» (Ярошевский, 1985, с. 194).

Для современной психологии характерно, с одной стороны, в си­лу накопления знаний, все более возрастающая дифференциация и, с другой, в силу сложности и многоплановости ее предмета, все более мощная интеграция различных наук (Ананьев, 2002).

Современные исследователи проблемы взаимодействия личности и среды изучают ее в нескольких направлениях:

  • изучение специфичных составляющих (городская, образо­вательная, социальная, консультационная и др. среды) и це­лостности окружающей среды как фактора и детерминанты личностного функционирования и внутренних состояний, акцентирование внимания на пространственных и физи­ческих характеристиках среды и исследование обобщенных процессов взаимодействия личности и социальной среды (В. И. Панов, В. А. Ясвин, И. С. Баева, X. Э. Штейнбах, В. И. Елен-ский, Л. В. Смолова и др.);

  • изучение когнитивных процессов у субъекта в ходе взаимо­действия с окружающей средой и их результатов: образа окружающей среды и жизненного пространства, представ­лений об окружающей среде и следующего вслед за ними эмоционально-оценочного отношения к ней (В. Ф. Петренко, А. Г. Шмелев, Е. Ю. Артемьева, X. Э. Штейнбах, В. И. Еленский

и др.);

  • углубление содержания понятия «взаимодействие» и общения в традиционном для социальной психологии ключе (А. Л. Жу­равлев, А. А. Бодалев, В. А. Лабунская, Т. С. Кабаченко, Е. Л. До-ценко и др.);

  • изучение взаимодействия личности и среды как системы, об­разование которой обусловлено общими законами развития системы, контекстом ситуации, спецификой деятельности субъекта, естественной и/или целенаправленной динамикой развития системы и т. д. (В. Д. Шадриков, В. А. Барабанщиков, А. В. Карпов, В. И. Панов, Ю. П. Поваренков, В. Н. Носуленко

и др.).

В отечественной педагогической психологии особый интерес представ­ляют исследования последних десятилетий, посвященные образова­тельной среде. Истоки данного направления заложены еще Л. С. Вы­готским, который считал, что человек «вступает в общение с природой не иначе как через среду, и в зависимости от этого среда становится важнейшим фактором, определяющим и устанавливающим поведение человека» (Выготский, 2005, с. 12). Среда понималась им как куль­турно-историческая реальность, интегрирующая в себе весь пред­шествующий опыт развития человечества и состоящая из предметов, имеющих для человека определенное значение. Именно в значении отражен опыт человечества по поводу данного предмета. Воспитывать и обучать, по Л. С. Выготскому, - это значит, формировать правильные условные рефлексы правильными стимулами, а правильность задается знаком - культурно-историческим значением данного стимула. Вза­имодействие человека с миром имеет «трагический и диалектический характер непрестанной борьбы между миром и человеком и между раз­личными элементами мира внутри человека» (Выготский, 2005, с. 46).

Интерес исследователей к взаимодействию развивающейся лич­ности с образовательной средой возобновился в 90-е годы ХХ в. с по­явлением в системе образования штатных психологов. Психологи, получив широкую экспериментальную базу, занялись активным изучением различных вопросов, связанных с оптимизацией обра­зовательной среды и ее влиянием на развитие детей, подростков, юношей и девушек.

Одним из первых в это время к исследованиям образовательной среды обратился В. В. Рубцов. Важнейшими составляющими социаль­ной ситуации развития ребенка в процессе его обучения в школе он считал социальные взаимодействия. Ориентация на взаимодействия в социальной среде и определение решающей роли коммуникативных процессов в развитии ребенка позволили назвать данную модель взаимодействия с окружающей средой «коммуникативно-ориенти­рованной моделью образовательной среды» (Коммуникативно-ори­ентированные образовательные среды, 1996).

Разработанная В. А. Ясвиным векторная модель образовательной среды - «эколого-личностная» - дает возможность описания, проек­тирования и экспертизы образовательной среды с использованием двух биполярных конструктов: «свобода-зависимость» и «активность-пассивность». Построенная в пространстве этих двух векторных осей модель школьной среды может быть отнесена к одному из четырех базовых типов: «догматическая среда», способствующая развитию пассивности и зависимости ребенка; «карьерная среда», способствую­щая развитию активности, но и зависимости ребенка; «безмятежная среда», способствующая свободному развитию, но и обусловливающая формирование пассивности ребенка; наконец, «творческая среда», спо­собствующая свободному развитию активного ребенка (Ясвин, 1998).

Оригинально понимание образовательной среды у В. И. Слобод-чикова: «образование - это естественное и, может быть, наиболее оптимальное место встречи личности и общества, место продуктив­ного и взаиморазвивающего разрешения бытийных противоречий между ними» (Слободчиков, Громыко, 2000, с. 4). Образовательная среда - это «не просто сорганизованная совокупность учителей, ро­дителей, детей, призванных решать некие задачи подготовки к пока еще отсутствующему будущему», это «исторически сложившаяся культурная форма встречи детей, молодых, взрослых» в реальной и полноценной жизни сегодня.

Разрабатываемая В. И. Пановым психодидактическая модель образовательной среды основывается на понимании данной среды как системы (совокупности) «влияний и условий, которые создают возможность для раскрытия как еще не проявившихся способнос­тей учащихся и педагогов, так и для развития уже проявившихся у них способностей, в соответствии с присущими каждому из них природными задатками, интересами и склонностями, с одной сто­роны, образовательными целями данного учреждения - с другой» (Панов, 2004, с. 70). Отличие от других моделей исследователь видит в том, что особый акцент ставится на типах коммуникативного вза­имодействия субъектов образовательной среды: учащихся, учителей, родителей. В качестве типов взаимодействий выделяются такие как: субъект-объектный (педагогическое воздействие), субъект-субъ­ектный и совместно-субъектный (педагогическое взаимодействие) и субъект-порождающий (педагогическое содействие) (Панов, 2001). Функции образовательной среды должны соотносится с психоди­дактическими и экопсихологическими принципами: это не только создание условий для социализации и развития субъектных и лич­ностных качеств и индивидуальности учащегося, но и реализация природосообразных образовательных технологий «в смысле их соот­ветствия природным, физиологическим и психологическим, а также социальным особенностям и закономерностям возрастного развития учащихся» (Панов, 2004, с. 71).

Динамичность (в смысле изменений, движения от одного со­стояния к другому) целостной системы «человек - образовательная среда» является необходимым условием ее существования в силу специфичности главного субъекта взаимодействий - развивающегося школьника. В анализируемых моделях образовательных сред данный динамизм обозначается и изучается с помощью определенных кате­горий: передача образцов и норм жизнедеятельности от взрослого к ребенку внутри развивающейся общности; изменение личностных черт воспитанника в направлении формирования его активности и свободы (Ясвин, 1998); на уровне общественных взаимодействий -сценарии развития образования с точки зрения преобладания одной из трех «разных позиций в поле противоборствующих политических сил» и на другом уровне - развития человека - его движение от при­родной «самости» к подлинной личности, обращенной к другим и от­крытой Богу (Слободчиков, 2005, с. 56); оптимизация «регуляторно-когнитивной структуры построения учебной деятельности как того психологического новообразования и технологического компонен­та, который обеспечивает успешность (неуспешность) восприятия и усвоения учащимся учебного материала» (Панов, 2004, с. 72). Однако вопросы, связанные с исследованиями в этих направлениях, скорее обозначаются как проблемы, в достижении оптимального функцио­нирования и человека, и образовательной среды не учитываются одновременность и согласованность изменений внутри целостной системы, открытым остается вопрос о собственно психологических механизмах взаимодействий школьника и образовательной среды. Все это позволяет поставить задачу изучения согласованности и по­иска путей оптимизации в системе школьных взаимодействий, имея в виду взаимодействия в сложной и полифункциональной системе «ученик - образовательная среда».

Пути решения данной проблемы мы связываем с общенаучной методологией системного подхода и его современных форм. Поскольку человек представляется сложной, открытой и саморазвивающейся системой, мы делаем акцент на изучении его активности, гибкос­ти, адаптивности и возможности самоорганизации процессов его взаимодействий со средой на основе информационной открытости. Другими словами, в категорию детерминации мы вводим диалекти­ческое содержание, связанное с существованием случайности и не­обходимости, устойчивости и неустойчивости и следующих за этим динамики и стабильности. Данные тенденции функционирования системы взаимодействий школьника и образовательной среды, как мы полагаем, не исключают, а взаимодополняют друг друга, обеспечивая целостность, реалистичность, гармоничность и зрелость личности школьника, способствуя созданию оптимальных условий функцио­нирования системы школьных взаимодействий.

В современной психологии выделяются исследования, в которых акцентируется внимание не столько на особенностях отдельных про­цессов, сколько на их качественной специфике в связи с включением в некоторую целостную систему. Данная система с ее системообразу­ющими признаками, системными свойствами и связями обозначается в них как предмет изучения, и внимание исследователя обращено на «собственное бытие системы». Это позволяет выделить данное направление в исследованиях взаимодействия человека и среды в отдельное и специфичное, предполагающее «специальную работу по построению предметного содержания науки адекватными ме­тодологическими средствами» (Идея системности в современной психологии, 2005, с. 3).

Логично, на наш взгляд, выделение еще одного направления исследований, которое некоторые ученые (И. В. Прангишвили, В. В. Ва-гурин, Н. И. Сарджвеладзе и др.) представляют как закономерную перспективу развития системного подхода - синергетическое. Иссле­дователи, работающие в этом направлении, по-новому рассматривают детерминацию психических явлений, не с точки зрения каузальной обусловленности, а принимая во внимание вероятностный характер происходящих в мире событий и придавая случайному событию важную роль в функционировании открытой системы. В отличие от классических парадигм исследования, синергетическая парадигма нацеливает на изучение «не ставшего, а становящегося, не на бытие, а на динамику процессов его эволюции» (Вагурин, 2006, с. 6-7). Безу­словно, однозначные исключение и замена каузальной детерминации на признание случайности как единственного основания и сценария развития событий, не может быть продуктивным и валидным для та­кого сложного феномена, как психика человека. Очевидно, именно возможность (а иногда и реальность) такой замены вызывает справед­ливую критику синергетической парадигмы со стороны некоторых философов и психологов.

Однако еще С. Л. Рубинштейн указывал, что всякий познаватель­ный акт мира человеком вносит в его поведение новые детерминанты (Рубинштейн, 1957). А Б. Ф. Ломов, развивая идею динамичности детерминации психического во взаимодействии человека с миром, считал, что «связь между причиной и следствием не является жесткой и однозначной», «приходится иметь дело не только с каузальными свя­зями, но и со связями, определяемыми понятиями «условие», «фактор», «основание», «предпосылка», «опосредование» и др.» (Ломов, 1984, с. 100). Сложность и неоднозначность самого процесса детерминации приводит к тому, что при определенных обстоятельствах система становится неустойчивой, а процесс ее развития «размазывается». Рассматривая проблему детерминации психических явлений, Б. Ф. Ло­мов имеет в виду не только детерминацию развития, но и «развитие детерминации» (Ломов, 1984, с. 100). Другими словами, для более адекватного описания психической реальности необходим поиск новых оснований и детерминант ее развития. Одним из путей может быть применение законов самоорганизации открытой системы пси­хики в ее взаимодействиях с вероятностным, событийным миром. Вопрос о детерминации психических явлений является ключевым, правильный ответ на него определяет истинно научное психологи­ческое исследование. Постичь детерминированность психических явлений - это значит, по С. Л. Рубинштейну, найти пути их форми­рования и воспитания (Рубинштейн, 1957).

Синергетическая парадигма исследования не исключает актив­ности и свободной воли человека, поскольку внутренние силы субъ­екта взаимодействий, наряду с внешними причинами, признаются и учитываются в качестве влиятельных факторов (в терминах синер­гетики, «аттракторов»), а нелинейно-диспропорциональное воздейст­вие на систему слабых причин оказывается возможным лишь тогда, когда оно соответствует внутренним тенденциям развития системы. Внешние воздействия дают определенный внутренний эффект лишь тогда, когда они преломляются через психическое состояние субъекта (Рубинштейн, 1957).

Постановка вопроса о детерминации психических явлений при­водит к необходимости различать внешние обстоятельства - сре­ду и условия жизни и деятельности индивида. Окружающая среда, по С. Л. Рубинштейну, это вся совокупность внешних обстоятельств, а условия жизни - это те внешние обстоятельства, которые находятся в объективных отношениях к жизни человека, это система реальных отношений, в которую включается человек (Рубинштейн, 1957). Эта система реальных отношений должна быть выявлена специальным психологическим исследованием.

Таким образом, исторический обзор формирования и развития категории взаимодействия, анализ связанных с ее разработкой про­блем, позволяет определить ее теоретическую, методологическую и прикладную значимость, а сложность и недостаточная разработан­ность проблемы взаимодействия человека и среды применительно к образовательному процессу в школе требует отнести ее к одной из актуальных проблем современной психологии вообще и педаго­гической психологии в частности.

Литература

Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. СПб., 2002.

Вагурин В. А. Синергетика эволюции современного общества. М., 2006.

Выготский Л. С. Педагогическая психология. М., 2005.

Идея системности в современной психологии / Под ред. В. А. Барабанщикова.

М., 2005.

Коммуникативно-ориентированные образовательные среды. Психология

проектирования / Под ред. В. В. Рубцова. М., 1996. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии.

М., 1984.

Панов В. И. К проблеме психолого-педагогического проектирования и экс­пертизы образовательного учреждения // Психологическая наука и об­разование. 2001. № 2. С. 14-20.

Панов В. И. Экологическая психология: Опыт построения методологии.

М., 2004.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание // О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира. М., 1957.

Слободчиков В. И. О соотношении категорий «субъект» и «личность» в кон­тексте психологической антропологии // Развитие личности. 2005. № 2.

С. 49-58.

Слободчиков В. И., Громыко Ю. В. Российское образование: перспективы

развития // Директор школы. 2000. № 2. С. 3-12. Ярошевский М. Г. История психологии. 3-е изд., дораб. М., 1985. Ясвин В. А. Векторная модель школьной среды // Директор школы. 1998.

№ 6. С. 13-22.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Психология человека в современном мире том 1 комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека

    Исследование
    ... наук Институт психологииПСИХОЛОГИЯЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОММИРЕТом 1 Комплексный и системный подходы в исследованиях психологиичеловекаЛичность как субъект ... внутри групп, межгрупповое в коллективе является важным условиемсоциальной детерминации ...
  2. Психология человека в современном мире том 4 субъектный подход в психологии история и современное состояние

    Документ
    ... наук Институт психологииПСИХОЛОГИЯЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОММИРЕТом 4 Субъектный подход в психологии: история и современное состояние Личность профессионала в обществе современных технологий Нейрофизиологические ...
  3. Психология человека в современном мире том 3 психология развития и акмеология

    Документ
    ... С. Л. Человек и мир. М.: Педагогика, 1973. Проблема смысла в контексте жизненного пути личности Е. Н. Ермакова (Минск, Беларусь) Современныеизменениясоциального ...
  4. Психология человека в современном мире том 6 духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе

    Документ
    ... Институт психологииПСИХОЛОГИЯЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОММИРЕТом 6 Духовно-нравственное становление человека в современном ... личности, общение предполагает обязательно и некоторый результат - изменение поведения человека. Протекая в условияхсоциального ...
  5. Психология человека в современном мире том 2 проблема сознания в трудах с л рубинштейна д н узнадзе л с выготского

    Исследование
    ... наук Институт психологииПСИХОЛОГИЯЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОММИРЕТом 2 Проблема ... личности в условияхсоциальныхизменений // Психо­логический журнал. 2007. Т. 28. С. 5-14. Абульханова-Славская К. А. Психология и сознание личности ... социальнаягруппа ...

Другие похожие документы..