textarchive.ru

Главная > Документ

1

Смотреть полностью

Юрий Дойков

Памятная книжка

Красный террор в советской Арктике

1920–1923

(документальные материалы)

www.doykov.1mсg.ru

Архангельск

2011

Май – Июнь

63.3

Д 55

Дойков, Юрий.

Памятная книжка: Красный террор в советской Арктике, 1920–1923: (документальные материалы) / Юрий Дойков. – Архангельск, 2011. – 212 с.

9in; line-height: 100%; page-break-before: always">Памяти

Павло Чубинского

От автора

Бесконечная книга на извечный русский сюжет…

Молчание о преступлениях прошлого привело нынешнюю РФ к состоянию полной моральной катастрофы и примитивного существования населения сверху донизу.

От, так называемой, «элиты» до, так называемых, «простых – граждан»… История не менее грустная, чем история красного террора…

Цель «Памятной книги» проста как древнерусское:

«За други своя»

Назвать имена…

Ю. Д.

4 июля 2011 г.

Архангельск

§ 1

«Главные расстрелы идут в Холмогорах»

«Местные жители и сейчас находят кости, черепа…», – сказал мне в феврале 2006 года настоятель православного прихода в Холмогорах иеромонах Леонтий (Эйзенман).

«А, памятник или, хотя бы, памятный знак?»

«Ничего нет».

Между тем именно здесь в 85 км от Архангельска большевики и создали первый концлагерь, ставший предшественником Соловков, Колымы, Катыни, Куропат, Быковни. Лишь редкие свидетельства о нём проникали в зарубежную, прежде всего эмигрантскую, печать.

Документальных же материалов об этом первом коммунистическом концлагере не публиковалось. Кто же будет этим заниматься? Московский «Мемориал»?

Дата создания Холмогорского концлагеря (или как его именовали в официальных документах – концлагерь № 1) долгое время оставалась неустановленной.

С. П. Мельгунов писал:

«Этого лагеря просто-напросто не было до мая 1921 г. И в верстах 10-ти от Холмогор прибывших расстреливали десятками и сотнями. Лицу, специально ездившему для нелегального обследования положения заключённых на Севере, жители окружных деревень называли жуткую цифру – 8000 таким образом погибших».2

В Государственном архиве Архангельской области (ГААО) в материалах Архангельского губисполкома есть документы, уточняющие эту «памятную» дату. В переписке губисполкома по делам ЧК сохранился доклад от 13 декабря 1919 года коменданта лагеря Бальвича в отдел принудительных работ при Наркомвнуделе о вступлении его в должность коменданта Архангельского губернского лагеря принудительных работ при губчека 6 декабря 1919 года.3

Далее в архивном деле следуют список заключённых из 48 фамилий и выписка из протокола № 50 заседания президиума Архгубисполкома от 15 декабря 1919 года, который утвердил смету расходов по организации и оборудованию Архангельского губернского лагеря принудительных работ при Архангельской ГЧК на сумму 148 160 руб. 90 коп.4

Имена первых смертников Холмогорского концлагеря:

  1. Антонов Иван

  2. Антонова Анисья

  3. Белавин Василий

  4. Борисов Михаил

  5. Валев Афанасий

  6. Власов Василий

  7. Галактионов Константин

  8. Голов Пётр

  9. Гудков Архип

  10. Дегтев Михаил

  11. Елмаков Арсений

  12. Ивановский Дмитрий

  13. Карманов Андрей

  14. Красильников Иван

  15. Кузнецов Пётр

  16. Куликов Денис

  17. Курямбин Василий

  18. Макаров Григорий

  19. Макаров Дмитрий

  20. Макаров Павел

  21. Милохин Василий

  22. Нецветаев Василий

  23. Ниликов Николай

  24. Олешов Иван

  25. Онучин Василий

  26. Осьминкин Сергей

  27. Панфилов Степан

  28. Песков Борис

  29. Петухин Прокоп

  30. Плаксин Сергей

  31. Полуянова Домна

  32. Помотинский Василий

  33. Потемкин Максим

  34. Резвый Афанасий

  35. Романов Василий

  36. Сауков Кузьма

  37. Сауков Пётр

  38. Семушин Даниил

  39. Семушин Яков

  40. Соколов Михаил

  41. Суворов Яков

  42. Тетеревлев Александр

  43. Холзаков Павел

  44. Черепанов Иван

  45. Чернов Павел

  46. Четверов Василий

  47. Шепурев Иван

  48. Шишкин Андрей

«Акт» о приёмо-сдаче 48 осужденных подписали: председатель сдаточной комиссии – начальник милиции Жданов и член этой комиссии – Селиванов. Приняли: председатель приемной комиссии – член Архангельской губчека Валюшис и члены приемной комиссии – комендант лагеря Бальвич, заведующий принудительными работами Видякин.

Кроме «президиума Архгубисполкома» «смету» на советский Дахау утвердил ещё и «пленум Архгубисполкома» на заседании 24 декабря 1919 года. Выписку из протокола заседания пленума об утверждении сметы подписали: председатель Н. Прищемихин, секретарь Я. Тимме.*

Архангельские губисполком и губчека с февраля 1919 года по конец февраля 1920 года располагались в Шенкурске. Видимо, здесь – в местном монастыре – и находился первое время лагерь смерти.

21 февраля 1920 года Красная Армия вошла в Архангельск, и сразу же началась расправа.

«Целое лето город стонал под гнетом террора, – читаем у С. П. Мельгунова. – У меня нет цифр, сколько было убито, знаю, что все 800 офицеров, которым правительство Миллера предложило ехать в Лондон по Мурманской железной дороге, а само уехало на ледоколе, были убиты в первую очередь».5 Главные расстрелы шли в Холмогорах.

Жители Архангельска с ужасом вспоминали о них. Приведём свидетельство К. П. Гемп, почетной гражданки города:

«Офицеров собирали на Пинеге, так как бои шли в основном там. Был арестован цвет архангельского офицерства и увезён в Москву в Бутырку. Там вспыхнул тиф, сыпняк. Часть сыпняковцев расстреляли, а остальную отправили в Архангельск, без провизии и воды. Высадили в Исакогорке. Все бросились к реке. Был отдан приказ: «Стрелять по ногам». Тех, кто не был ранен, посадили на судно и привезли в Архангельск. Я от этих моих знакомых, 20–22-летних, получила ряд писем (как их взяли на Пинеге, о Бутырке и т. д.). Их отправили на Север, чтобы уничтожить. Среди них были – Володя Голубцов, только кончивший юридический факультет Санкт-Петербургского университета, Матвей Корельский – тоже студент-юрист, Володя Минейко – мой брат 22 лет, только что кончивший естественный факультет. От каждого из них я получила по письму. Они просили «хотя бы сухарей». Их высадили на пристани у Холодильника, и здесь они вповалку лежали два дня. Затем их провели с холодильника на Оперную пристань по Павлина Виноградова.6 Архангелогородцы пытались что-то сунуть им из еды, но «милосердный коммунистический конвой» палил из винтовок по матерям, сёстрам. Так мы впервые познакомились с коммунистическим конвоем. Этим конвоем командовал Валюшис.* Он сорвал у меня с руки обручальное кольцо, у бабушки кольца с ушей. Арестованных погрузили на две баржи и два речных парохода, они и потащили баржи в Холмогоры. Здесь, на берегу, их и расстреляли. Часть трупов столкнули в реку, а часть зарыли».7

Это свидетельство относится к июню 1920 году. А вот и август:

«После прихода красных в феврале 1920 г. все офицеры должны были зарегистрироваться. Часть их расстреляли на Мхах. Другую часть погрузили на 2 баржи, погнали их к острову Ельники, напротив Верхней Койдукурьи. Те, кто были в первой, – сами выкопали себе могилы и тут же были расстреляны из пулемётов. Находившиеся во второй – взбунтовались, некоторые бросились вплавь, но спастись вряд ли кому удалось. Сейчас остров подмывается, обнажая человеческие черепа и кости».8

Отметим, что в фондах ГААО сохранились списки офицеров, служивших у белых и оказавшихся в плену и зарегистрировавшихся у советских властей. Указаны 2 028 человек. Их чины и должности. У осужденных – за что и кем осуждены. Среди пленных встречаем известные фамилии: командующий войсками Архангельского железнодорожного фронта генерал-майор Б. Н. Вуличевич, начальник снабжения Северной области генерал-лейтенант П. А. Баранов, начальник Онежского района генерал-майор В. И. Замшин, а также бывший врид. начальника оперативного отдела штаба БВО полковник Генштаба К. К. Витковский.9

К осени 1920 года Холмогорский концентрационный лагерь превратился в главную тюрьму советской России. В конце 1920 года сюда стали прибывать тысячи заключённых из числа захваченных на Кавказе и в Крыму армий Деникина и Врангеля и многих других мест России. В январе – феврале 1921 года здесь были убиты 11 тысяч человек.10 В Холмогорский концлагерь были отправлены арестованные в Петрограде в октябре 1920 – феврале 1921 года антибольшевистски настроенные студенты.11

Одновременно начались расстрелы русских офицеров в Архангельске, Холмогорах, Пертоминске.

Длинные списки расстрелянных хранятся в Государственном архиве Архангельской области.

Уже 14 марта, когда матросы в Кронштадте еще отчаянно сопротивлялись, и советская власть, как выразился Л. Д. Троцкий, «висела на волоске», в Архангельске на заседании тройки Особого отдела охраны северных границ под председательством 3. Б. Кацнельсона были приговорены к расстрелу две группы пленных офицеров. По первой группе из 20 человек постановили:

«Принимая во внимание неисправимость означенных кровавых белогвардейцев, ярую ненависть к рабоче-крестьянской власти, усиленную их агитацию за выступление среди заключённых в связи с кронштадтскими событиями – всех расстрелять».

Вторую группу офицеров из 14 человек приговорили к расстрелу, просто признав их «подлежащими ликвидации», как ярых врагов советской власти.

Поперёк списка расстрелянных, среди которых один генерал, девять полковников, один генерал-атаман, стоит печать: «Президиум губисполкома и губкома утверждает. Кулаков. Секретарь губкома Соловьёв. 15 марта».12

Подлежащие расстрелу по этому списку офицеры содержались в губисправдоме... Затем приступили к расстрелам в Холмогорском и Пертоминском концлагерях.

19 марта та же тройка, с той же формулировкой, по тому же делу № 116 постановила расстрелять еще 61 офицера. Приговор вновь утвердил председатель Архангельского губисполкома 25-летний Н. Я. Кулаков.13 (Смертный приговор Н. Я. Кулакову и И. П. Соловьёву, судя по датам их смерти, утвердили в 1937 году).

28 марта все повторилось вновь. На этот раз к расстрелу приговорили 81 офицера. В тот же день список был утверждён секретарём губернского комитета РКП(б) И. П. Соловьёвым и председателем губисполкома Н. Я. Кулаковым.14

5 апреля те же люди утвердили список на расстрел ещё 65 офицеров,15 15 апреля – список из 105 человек.16

На следующий день президиум губисполкома утвердил секретные протоколы заседаний «тройки» (в которую, кроме 3. Кацнельсона, входили В. М. Виленчик и H. О. Норинский) от 14, 19 и 28 марта, 4 апреля 1921 года.17

Кроме того, 17 марта Архангельский губисполком в составе Н. Я. Кулакова, И. В. Богового, Н. Нацаренуса, Прищемихина, С. К. Попова обсудил вопрос:

«Об утверждении списка на 34 белогвардейских офицеров, активных контрреволюционеров, приготовляющихся к активному выступлению против советской власти и приговоренных губернской Чрезвычайной комиссией к высшей мере наказания – расстрелу».18

29 апреля те же пятеро членов губисполкома вместе с «тройкой» 3. Кацнельсона на своём заседании слушали вопрос «об отказе выйти на работу, требуя усиления пайка, заключенных белогвардейцев в Пертоминском концлагере в количестве 70 человек, согласно списку ниже сего (далее идёт перечисление 70 фамилий – Ю. Д.) постановили:

«Всех означенных 70 белогвардейцев расстрелять. Действия коменданта лагеря признать правильными и расстрел утвердить ввиду опасности их».19

Таким образом, в результате только 6 заседаний Архангельского губисполкома и губкома РКП(б) в марте – апреле 1921 года расстреляли 540 русских офицеров. А сколько ещё было «заседаний» такого рода…

С. П. Мельгунов в «Красном терроре в России» писал:

«Из длинного списка офицеров, по официальным сведениям, отправленных на Север, никогда нельзя было найти местопребывания ни одного».

Также известно, что в марте – апреле 1921 года в архангельских лагерях смерти расстреляны генералы:

  1. Абрамов Константин Самуилович – генерал

  2. Гельфрейх П. О. – генерал-лейтенант

  3. Костырев Павел Павлович – генерал-майор, 59 лет, из дворян Казанской губернии.

  4. Марков П. А. – генерал-лейтенант

  5. Масловский Иван Александрович – генерал

  6. Муравьев А. М. – генерал-лейтенант

  7. Протопопов П. Н. – генерал-лейтенант

  8. Талышиханов А. Б. – генерал-майор

  9. Таранов В. И. – генерал-лейтенант

  10. Толстихин Иван Николаевич – генерал-майор. Забайкальский атаман.

В Архангельске были расстреляны:

1. Ваденшерна Торстен Карлович (1861 г. р.) – генерал-лейтенант. В августе – сентябре 1919 года– начальник Национального ополчения Северной области. Расстрелян в 1920 году.

2. Евреинов Константин Алексеевич – генерал-лейтенант

3. Кошуба Иван Степанович (1858 г. р.) – генерал-майор. Ветеран-скобелевец.

4. Кубрин Николай Павлович (1876 г. р.) – генерал-майор. В 1919 году – командир 1-й Сибирской казачьей дивизии у А. В. Колчака.

5. Тарасевич Максимилиан Сергеевич (1882 г. р.) – генерал-майор. Колчаковец. (Возможно, что из Архангельска его увезли в Москву и там расстреляли).

6. Юдин Фёдор Миронович – генерал

Всего среди расстрелянных значится 84 полковника. А также:

1. Андроников Р. В. – князь

2. Голубев В. Я. – войсковой старшина…

Более семи десятилетий имена их оставались неизвестными…

§ 2

«Известно ли Вам, товарищ Ленин?»

В сентябре 1921 года из приёмной председателя СНК В. И. Ленина секретарю ЦК РКП(б) В. М. Молотову поступила записка:

«Препровождая при сем заявление гражданина Степанова на имя товарища Ленина, прошу Вас обратить самое серьёзное внимание на деятельность Чрезвычайной комиссии и местной власти, действующих на Севере РСФСР, тем более, что указываемые гражданином Степановым факты являются достоянием широких масс, кошмарным образом действующие на последних».

О чём же писал Степанов, который отнюдь не был врагом новой власти и даже наоборот, «сочувствовал идейному социализму»? Приводим текст письма с некоторыми сокращениями:

«Многоуважаемый товарищ Ленин В. И.

Известно ли Вам о творимых безобразиях на Севере, которые как раз дают обратные результаты в укреплении социалистического строя. Совершённые же преступления на Севере Вашим уполномоченным Михаилом Кедровым, его сподвижником, бывшим председателем Архангельской чрезвычайной комиссии Смирновым останутся вековым памятником и укором в истории советского строительства.

Таковой памятник неизбежно будет воздвигнут на острове Ельники в верстах семидесяти от города Архангельска, где зверски расстреляны привезенные на баржах из Холмогорского лагеря, Москвы и Кубани беззащитные люди, свыше семи тысяч граждан, из пулемётов, голодных, истерзанных, большинство из которых люди образованные, могущие принести своему отечеству в строительстве лишь пользу. Известно ли Вам, что вместо бывшего древнего Холмогорского женского монастыря учреждён концентрационный лагерь, где люди мрут от голода и холода...

Известно ли Вам, что в самом городе Архангельске красный террор стушевал все бывшие насилия белых. Мхи, уложившие в 1918–1919 годах человек двести с небольшим, теперь уложили и укладывают десятками раз больше.

Теперь заключённых отправляют на Ухту (Печорского уезда) на верную голодную и холодную смерть. Неужели, товарищи, нельзя обойтись без этого? Война кончена. Пора одуматься. Довольно крови, горя и сирот.

Почему Архангельский губисполком остается безучастным и слепым свидетелем кровавых бесчеловечных насилий, предоставив полное свободное право коллегии членам-палачам губчека...

Товарищи, остановитесь. Дайте Северу вздохнуть. Поставьте там людей порядочных, а не такую свору, какая там собралась, очистите не на словах, а на деле партию от преступного элемента, каким является и председатель губисполкома товарищ Кулаков, и член Боговой Ив., продающий и оптом, и в розницу склады губземотдела...

Сочувствующий идейному социализму Степанов».1

Таких писем, телеграмм, докладов, отчётов о тяжёлом положении в Архангельской губернии после её захвата большевиками в бывшем Центральном партийном архиве – множество... Остаётся только поражаться смелости Степанова и подобных ему, писавших эти письма диктатору.

Сам Ленин вряд ли письмо читал. Из его приёмной, как мы видели, оно отправлено к Молотову и оттуда, скорее всего, попало к тому же председателю губисполкома Кулакову или к полпреду ВЧК З. Кацнельсону, который, вскоре получил повышение и был переведён на работу в Москву. Повышение получил и упоминаемый Степановым Иван Боговой, который, будучи зампредом губисполкома, по «совместительству» ещё и редактировал архангельские «Известия». Богового перевели в Москву в редакцию центральной «Правды».

Отметим, что все трое: и Кацнельсон, и Кулаков, и Боговой – эти, как писали в советских книгах, «стойкие большевики и верные ленинцы», погибли в эпоху уже сталинского террора конца 30-х годов. В 1941 году был расстрелян и Кедров. Расстреляли их, естественно, не за те насилия, которые они творили с населением Архангельской губернии в начале 20-х годов...

Как сказал Варлам Шаламов: «Одна банда гангстеров уничтожала другую».

В РГАСПИ находится документ под заглавием «Краткие хронологические данные о революционной и партийной работе члена РКП М. С. Кедрова», написанный им самим. В нём Кедров указывает, что в 1923 году он был «уполномоченным на Крайнем Севере (по Печоре, Новой Земле и другим ссыльным местам)».2

Это упоминание важно для установления точной даты появления лагерей и на Новой Земле. Известный исследователь ГУЛАГа Жак Росси писал:

«Новая Земля – острова между Баренцевым и Карским морями. С конца 30-х годов добыча и очистка урана. Один из самых жёстоких и особо «засекреченных» лагерей. Случаи возвращения оттуда исключительно редки».3

Теперь известно, что лагеря на Новой Земле существовали уже в начале 20-х годов.

§ 3

Беглецы

Свидетельств беглецов, достигших Запада и опубликовавших там свои воспоминания о советской каторге, не так уж и мало: Мальсагов, Клингер, Борис Седерхольм, Иван Солоневич, Саид Бутески, Сижевский, Лепинский, кубанский полковник Ф. И. Елисеев…

Большинство же погибло при попытке к бегству. Один из многих: левый эсер Ефим Муштаев.

Муштаев Ефим

Из «Анкеты арестованного»: Муштаев 1872 г. р., украинец, член партии социалистов-революционеров с 1903 года. С 1907 года – интернационалист, с 1917 года – левый эсер, в 1907 году привлекался как эсер, в 1918–1922 гг. находился под арестом у Миллера, арестован 5 апреля 1920 года в Мурманске у себя на квартире.

Из показаний Ивана Богового о Муштаеве.

«Архангельские эсеры были очарованы им и слепо шли по пути, указываемому Муштаевым. Он редактировал белогвардейский журнал «Важская область», где писал буквально погромные статьи и стихотворения. Моё мнение о Муштаеве определённое. Это проходимец и авантюрист, не стесняющийся никакими средствами. С ним находилась ещё одна девица, которую он именовал дочерью, но этому мало кто верил».(Архангельск. – 1920. – 26 апр.).

Иван Боговой был одним из главных большевистских хозяев «освобождённого» Севера...

Телеграмма из Мурманска в Архангельск.

«Муштаев – бывший капитан. Eгo жена, которую он выдавал дочерью, мною допрошена. Во всём созналась».

Едемский. ВРИД Предмурчека,

июль 1920 г.

Из протокола допроса гражданки Муштаевой Лики Ефимовны, 18 лет, дворянки Петрограда...

«Мой отец – дворянин Харьковской губернии. В войну капитан сербской армии. При Керенском произведён в подполковники и служил в авточасти в Петрограде. До эмиграции отец сидел три года в тюрьме в Харькове. Из Франции поступил в сербскую армию. Мать тоже из Харькова, тоже дворянка. Я её не знаю, так как она умерла, когда мне было два года. В Шенкурске во время восстания демобилизованных папа познакомил меня с Алексеем Алексеевичем Ивановым...».

На допросах в Архангельской ЧК в июле 1920-го года Е. Т. Муштаев рассказал о себе. Вот фрагменты:

«Родился 20 января 1872 года. Окончил гимназию в Харькове, там же сельскохозяйственные курсы. Слушал лекции в Московской сельскохозяйственной академии. Работал репортером в харьковском «Утре», «Киевской мысли», «Русском слове», «Агрономическом журнале».

В 1906 году арестован в Харькове за принадлежность к партии социалистов-революционеров. В Воронеже дали три года крепости. Плохо со здоровьем. Отпустили. Уехал в Румынию. Затем Салоники, Каир (лето и осень 1910). Из Каира через Константинополь в Сербию, где два года изучал аграрный вопрос. С этой целью ездил в Италию и Австро-Венгрию. В Балканскую войну (1911–1922) служил в сербской армии. В 1912 году уехал на три месяца в Италию и затем Францию. Марсель, Лион, Париж, Бордо, Франкфурт, Берлин. В начале 1914 г. – в Белград, где готовил материалы для печати.

Затем Черногория, остров Фриули, Лондон, Берген, Христиания, Стокгольм.

20 февраля 1917 года с эсером Григорьевым приехал в Питер. В первые дни Февральской революции руководил рабочей ротой. Весь месяц выступал на митингах как социалист-революционер.

Я был председателем Центрального бюро по созыву Всероссийского сельскохозяйственного съезда и провёл всю подготовительную работу. Съезд открылся 15 января 1918 года в Петрограде. Я избран его председателем. Этот съезд проводили левые эсеры для выработки Закона о земле. В это время от Смольного поступило предложение присоединиться к Всероссийскому съезду Советов на правах секции. Часть во главе со мной присоединилась. Другие – по домам...

Я был избран членом ВЦИК. Первый ВЦИК делился на три секции: рабочую, солдатскую, крестьянскую. Я входил в крестьянскую и был членом фракции ЛПРС. В марте 1918 года я был председателем крестьянского съезда Московской области. Избран заместителем наркома земледелия Московской области.

Из Петрограда получил назначение в Архангельск. Прибыл в конце июня 1918 г. Как раз конец Архангельского губернского съезда Советов. Я записался во фракцию левых эсеров и выступал несколько раз. Получил телеграмму из Шенкурска от Ивана Богового (в то время Боговой ещё был левым эсером – Ю. Д.) приехать.

Там я был арестован штабом восставших. Его возглавляли А. А. Иванов, депутат Учредительного собрания, Максим Ракитин и Евсеев. Пять дней я находился у них под домашним арестом, и затем дней 40 под арестом у союзников. В октябре 1918 г. освобождён и стал работать инструктором в артели смолокуров. Одно время редактировал «Важскую область».

В марте 1919-го опять арестован. Получил от В. Игнатьева предложение: «Вступите в «Союз возрождения», назначим министром финансов». Отказался. Освободили. Читал лекции в кооперативной школе в Архангельске.

Архангельский Союз кооперативов находился под влиянием А. А. Иванова и поддерживал Северное правительство. Поддержка выразилась в посылке Мартюшина в Северное правительство и в качестве уполномоченного за границу по вопросу закупки и продажи товаров. Одновременно Мартюшин вёл политическую работу.

Из Архангельского Союза меня выгнали и вместе со мною ушли 17 инструкторов. Мы создали группу для помощи Красной армии. К июню 1919-го имели силы до 300 человек. В начале августа Миллер выслал меня в Териберку. Там я тоже организовал ячейку в пользу Советской власти. Вошли: Аксенов Павел, Барышев Мирон и т. д.

После переворота февраля 1920 г. избран председателем Совета рыбаков Восточного Мурмана.

Чумбаров-Лучинский выдал мне в Мурманске членский билет РКП(б) за № 20.

Я стал председателем Мурманского Совнархоза. В апреле за мной пришли. Арестовали по доносу. Отправили в Петрозаводск, затем в Вологду, Архангельск. В начале мая отпустили.

Встретил Ревекку Пластинину. Она сводит со мной счёты, и вот почему. В Шенкурске в день открытия Учредительного собрания 5 января 1918 г. она на торжественном собрании заявила: «День открытия Учредительного собрания – самый счастливый день». Это странно для большевика. Я ей сказал. И она ко мне враждебна.

12 июля меня вновь арестовали.

Девичья фамилия моей жены – Левченко. Жили год и разошлись. Она умерла. Дочь воспитывалась в Петрограде у Надеждиных. В 1917 г. я взял её к себе. В июне 1920 г. я получил от неё телеграмму из Питера, что вышла замуж.

Пока я сидел в тюрьме в Шенкурске, она подпала под влияние неприятных мне людей. Выйдя, я спросил, избрала ли она себе работу. «Пока нет. Но буду писательницей, так как нравится Чарская и её романы».

Писала роман на злобу дня из окружающей жизни. Издаст его в форме дневника. Мне не дала. Имела много знакомых офицеров...».

Через четыре дня после этого допроса Муштаева, чтобы «отделить от остального элемента», по распоряжению председателя Архгубчека Тимофея Смирнова, перевели из Губисправдома в Холмогорский концлагерь.

А 8 августа Муштаев вместе с «видным польским деятелем» П. Петражицким бежал из лагеря. «При преследовании, – доносил комендант концлагеря чекист Иосиф Бачулис Смирнову, – оба убиты».

7 июля 1992 года «оба» были «полностью реабилитированы» Архангельской облпрокуратурой. В «Поморский мемориал – книга Памяти жертв политических репрессий» (Архангельск, 2001), подготовленный той же прокуратурой, вошло имя одного – Петра Александровича Петражицкого...

Писательница Лидия Чарская в дореволюционной России пользовалась огромной популярностью у молодёжи. Читали Чарскую гимназистки и студентки куда больше, чем Льва Толстого. Но в России никогда и не судили о писателе по количеству читателей и тем более по сумме его гонораров...

Одна из самых знаменитых книг Чарской – «Записки институтки». Видимо, в подражание этим «Запискам» Лика и написала свой «Дневник» о своей жизни на Севере. Вполне возможно, что что-то из её прозы и стихов было опубликовано в архангельских газетах «Северное утро», «Возрождение Севера» (её редактировал как раз тот самый Алексей Иванов, с которым Лику познакомил отец) и других газетах. Их в период Северного правительства Н. В. Чайковского (1918 – 1920 гг.) много издавалось в Архангельске. И все они с удовольствием и часто печатали стихи. Это был «золотой век» архангельской журналистики.

Чарскую «прогрессивная» печать того времени ругала. Корней Чуковский в 1912 году в столичной газете. «Речь» назвал её «гением пошлости».

Борис Житков уже в 1920-х годах (правда, в частном письме) высказался о романах Чарской: «Дрянь книги, но если девчонки до сих пор над ними плачут – значит, нужны». Не забудем, что Житков – «детский» писатель и Чарская – его удачливый конкурент...

При большевиках и Толстого и Чарскую ожидала одна судьба – их не читали. О Льве Толстом, в лучшем случае, знали, что «Ленин, вроде, назвал его «глыбой». Имени Чарской просто-напросто не знали. Помню, как лет 10 назад главный редактор архангельской областной газеты «Волна» вдруг сказал, что впервые от меня услышал имена известных русских фельетонистов Александра Яблоновского, Власа Дорошевича, Александра Амфитеатрова... «А ведь в Ленинградском университете на журфаке я писал диплом «О русских фельетонистах», – добавил редактор...

Чарская писала в 1915 году:

Заброшена кукла...

Забыты качели.

Смешны и ничтожны былые

невзгоды.

Как сон промелькнули,

как сон пролетели

Недавнего детства

недолгие годы...

На романах и стихах Лидии Чарской выросло далеко не худшее поколение русских девочек и мальчиков.

Всё-таки о «Княжне Джавахе» писала Марина Цветаева, а мальчики читательниц романов Чарской первыми отправились на Дон и в Архангельск…

В фондах Архангельского госархива лет имеется дело Архангельской губчека «По обвинению граждан Национального ополчения Северной области». 68 человек. Гимназисты старших классов архангельской гимназии, студенты петербургских и московских институтов, известные архангельские фамилии. На фотографиях прекрасные 17–19-летние лица. При Советской власти и сейчас таких не встретишь…

От Лики ничего не осталось, кроме нескольких изъятых при обыске и аресте записок в чекистском архиве.

Письма Лике

(без даты и места)

Милый хороший мой Пушок, моя родная раненая чайка < >. Благословляю тебя на жизненный подвиг! Иди свободная и живи. Бойся рабства. И души и тела. Поганят они людей.

Твой Батька

2 марта

Разве я не предсказывал тебе, что «Андре» будет в короткий срок заменён другим. «Павлик» заменится другим, и что же останется от твоей «хорошей» души?

Я твой отец, твоя гавань, от меня не уходи.

Я не мог представить себе, что ты уехала... уехала совсем! < > Вечером мне сообщили, что ты и С. остановились до утра в Пяндье, в 9 часов вечера я взял лошадей и поехал туда... Но тебя там уже не было!

Прощай... Прощайте, Лика!

10-II 3 часа ночи

Ц…Т. Р.

Кто этот «Ц...ТР.»? Не знаю.

Максим Ракитин – Лике

(Березник, 8-III)

«Завтра меня уже не будет здесь. < >. О последнем нашем прощальном утре говорить не буду – скажу лишь, что это один из самых тяжёлых дней моей жизни.

В конце Вы высказали искреннее пожелание счастья и ещё несколько жизненных уроков в этом роде. За первое горячо благодарю; на второе скажу – лишнее...

Прощайте, Лика! Нет, – прощай, моя незабываемая безумно любимая Лика!

26-летний руководитель Шенкурского антибольшевистского восстания Максим Ракитин 24 октября 1919 года был схвачен чекистами в Кодьме. В мае 1920 года его расстреляли в Архангельске.

Кока – Лике

(июнь 1919 г.)

«... Убит капитан Паромов, которого Вы, конечно, знали по Шенкурску. Взят Кронштадт. Взятие Петрограда – дело пары дней. Вы попадёте туда вперед меня. Сходите, Фонтанка, 136. Дайте мой адрес. Kaк они живут. Напишите мне.

Письмо Лики – отцу (прекрасный «старорежимный» почерк).

«Милый батько. Державин в Териберку не заедет. Так что послать вещи с ним не могу. <…>. Едет в Архангельск Малютин, но просить его «светлость» провести не хочу <…>. Через 2 месяца еду в Петроград. Пробираться туда будет трудно. Ну да ничего. Увижу родных. Получила письмо из Петрограда. Ляля вышла замуж за какого-то Богданова и очень счастлива.

Тянет ужасно в Петроград. Только надо денег подкопить. Иван Иванович приехал к нам. Всё тот же. Ничуть не изменился.

Продуктов нет никаких».

Кроме одного краткого протокола допроса Лики и этих писем в чекистском «деле», о Лике нет больше ничего. Расстреляна? Была отпущена?

В чём она «созналась» мурманскому чекисту Едемскому? Ничего этого в деле тоже нет. Как и судейской «бумаги» о «реабилитации»…

Мне далёкое время мерещится,

Дом на стороне Петербургской.

Дочь степной небогатой

помещицы

Ты – на курсах, ты родом

из Курска.

Ещё два документа.

ПРОТОКОЛ

ЗАСЕДАНИЯ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ГУБЕРНСКОЙ

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ КОМИССИИ

№ 26

от 30-го июня 1921 г.

ПРИСУТСВОВАЛИ: Члены Коллегии – т. т. Кацнельсон, Петухов, Рекстин, Денисов и Лебединский.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: т. Кацнельсон. Секретарь: тов. Лебединский

Слушали: Постановили:

Доклад Заведывающего Секретно-Оперативным Отделом тов. РЕКСТИНА об учащающихся случаях побега заключённых из концентрационных лагерей, в особенности их Холмогор.

Принимая во внимание серьёзность вины заключённых в Холмогорском лагере, представляющих в большинстве своём квалифицированных контрреволюционеров, долгое время активно борющихся против Соввласти, – всех убегающих из Холмогорского лагеря заключённых со дня побега считать объявленными вне закона со всеми отсюда вытекающими последствиями.

Подлинный за надлежащими подписями.

С подлинным верно: пом. Секретаря Архгубчека [подпись]*

…Беглецов из Холмогорского концлагеря, видимо, было так много, что понадобилось специальное вмешательство московского чекистского руководства, чтобы «упорядочить» расстрелы «при попытке к бегству».

Приказ

Всероссийской Чрезвычайной комиссии

220

г. Москвы 28 июля 1921 года

< >

§ 5

Убегающие из Холмогорского лагеря принудительных работ заключённые, объявляются вне закона со всеми вытекающими из этого последствиями.

Зампред ВЧК Уншлихт

Нач. Адм. Орг. Упр. ВЧК Г. Ягода2

§ 4

Свидетельства

Советская система держалась на «двух китах» – терроре и пропаганде.

«Свободное русское слово» переместилось в Берлин, Прагу, Париж, Ригу, Нью-Йорк, Харбин, Шанхай, Варшаву…

В сентябре 1920 года корреспондент пражской газеты «Воля России» писал из Христиании:

«Подтверждается известие, что в Архангельске комиссар ЧК Кедров, собрав до 1 200 человек арестованных офицеров, партизан, интеллигентов и т. д., посадил их на баржу и вблизи Холмогор расстрелял из орудий и пулемётов. Сотни (до 600 человек) были перебиты, искалечены и утонули. <…>

В августе – грандиозная облава. Арестовано около 700 человек. Преимущественно женщин. Все предаются военно-полевому суду за толки об иностранном вмешательстве и за распространение слухов, сеющих недовольство существующим строем. <…> Власть в руках чрезвычаек. В Мурманске их шесть, а в Архангельске и того больше. Массовый арест педагогов <…>. В Шенкурском уезде опять этим летом вспыхнуло восстание, но было беспощадно подавлено с применением артиллерии <…>. Крестьянство относится к Советской власти, безусловно, отрицательно. <…> Городское население превращено буквально в рабов, так как большинство работает за те или иные провинности на принудительных работах. <…> Из сколько-нибудь заметных общественных работников (небольшевистского направления) все или расстреляны, или скрываются, или сидят в Архангельске, Вологде и Москве… <…> Кооперации, конечно, никакой. О кооперативах есть сведения, что член Правления «Лесорубов» Шестаков – расстрелян. И. Ф. Дегтев отбывал наказание в тюрьме, а затем увезён в Шенкурск на суд. Председатель земской губернской управы Скоморохов П. П. (социалист-революционер) был приговорён к расстрелу, но помилован и осужден на 25 лет каторжных работ. Есть слухи, что работает тайная «Крестьянская партия». <…> Люди, бежавшие из России, производят и сейчас впечатление ненормальных, измучены и физически и нравственно, так что разговор с ними труден».

В ноябре 1920 года «Воля России» поместила две корреспонденции того же автора.

«… советский Дубасов – комиссар Кедров – кончил свою карьеру помешательством, не выдержав холмогорской бойни, где по его приказу, целые сотни выстраивались, раздавался приказ раздеться догола, и перед могилами шеренги мужиков расстреливали из пулемётов. Комиссией врачей Кедров признан сумасшедшим и заключён в московском доме умалишённых. <…> А в Холмогорах народ три раза бунтовался. Теперь там лагерь принудиловцев и самые главные расстрелы. Много женщин сошло с ума. <…> В сентябре был день красной расправы в Холмогорах. Расстреляли больше 2 000 человек. Всё больше из крестьян и казаков с юга. Интеллигентов почти уже не расстреливают, их мало».2

«И белые, и красные эксперименты для самого крестьянского населения Севера дали одинаково ужасные результаты. Заваренная здесь иностранными генералами каша кончилась шеренгами голых мужиков, которых глава архангельских чрезвычаек Кедров истреблял из пулемётов, выстроив их около могил. И народ начинает ненавидеть генералов уже за то, что они предали его в кедровские лапы. <…> Есть волости, где истреблено и вымерло до 60-70 процентов всего населения. Истребление русского населения идёт с лихорадочной поспешностью. Надо спешить с помощью. Иначе здесь будет мёртвая пустыня и даже придти будет не к чему…».3

В «Воле России» информация была поставлена отлично:

«Самый острый вопрос жизни северного русского захолустья это – топливо. <…> 1 534 учреждения Архангельска (жилищная комиссия по октябрь выдала 1 534 ордера на помещения для советских учреждений) вымерзают.

<…> На Севере паёк иногда совсем не выдаётся. <…> Теперь Советы готовят новое ярмо – концессии».4

«В № 200 от 2 ноября сего года архангельских «Известий» напечатан список расстрелянных. Вот он. <…> Никаких торговых сношений с советской властью у Норвегии нет, да, и, судя по настроению норвежцев, и быть не может. <…> Местные газеты полны призывов к войне с Европой. Всех мобилизуют и обучают. Какой-то кризис назревает. Это чувствуется».

Архангельск. – 1920. – 10 дек.5

«После ухода Миллера создана Советская Карельская республика. Столица – Ухта – село на берегу озера того же названия. Состряпано правительство. Введен полк. Затем дивизия ЧК расположилась по всей финской границе со штабом в Кеми.

Всё лето прошло в военной оккупации Карелии советскими войсками, в укрощении строптивых и советизации завоёванного края. Результаты такого «государственного строительства» – неисчислимые трупы казнённых, бегство в Финляндию целых деревень, разорение и одичание бедного края.

<…> Теперь большевики отдали край красным финнам, а те превращают его в базу для новой борьбы с белой Финляндией».6

«История с Печенгским монастырём. Едва ушел Миллер, явились Советы захватывать его у «эксплуататоров». «Отдать» уговоры не помогли. Тогда решили «покарать» и уничтожить. Центр предписал немедленно мобилизовать годных для военной службы монахов, а престарелых отправить на принудительные работы. Энергичными мерами – в два месяца – был разгромлен Печенгский монастырь до основания. Причём разгром сопровождался глумлением, кощунством над убогими святынями обители. Братию отправили куда-то в центр. Некоторые смельчаки рискнули бежать. Часть погибла в болотах нашей «запредельной» земли, но идейные вожаки обители добрались до Норвегии, которая их ласково приютила».7

«Мурманск. Ходят неясные слухи про движение матросов в Кронштадте, но никто ничего толком не знает. Живём словно в тюрьме, и ясное сознание того, что нас хотят уморить с голоду, доводит до сумасшествия. Хочется кричать о помощи на весь мир, который ещё не знает и сотой доли тех страданий, угнетений, унижений и плевков, которыми нас наградила «рабоче-крестьянская»…».

(Из письма слесаря)

«По всей Карелии теперь ездят комиссары. Все ищут мужиков, которые служили у англичан или белых. <…> Много народу перебито, увезено, не знаем, куда и за что. А когда не стало кого убивать, тогда господа комиссары принялись отбирать крестьянские продукты безо всякого разбору, какой что может утянуть…».

(Из письма крестьянина)8

«Егор Смолин», «Лейтенант Григ», безымянный корреспондент «Воли России»* прав: самые страшные расстрелы шли в Холмогорах…

Широко известно о расстрелах в Крыму. Иван Шмелев потерял там сына, а сам, переживший ужас красного террора, написал «Солнце мёртвых» (работа переведена ещё в 1920-х на все иностранные языки)… «Самой страшной книгой на русском языке» назвал её А. Амфитеатров.

Найдены и опубликованы историками независимой Украины расстрельные крымские списки 1920-21 годов… Джанкой, Симферополь, Керчь, Феодосия, Ялта, Севастополь, Евпатория, Бахчисарай…9 Первые украинские Голгофы…

Здесь на Севере их предшественниками были: Шенкурск, Вельск, Холмогоры, Усть-Цильма, Пинега, Онега, Мезень, Великий Устюг, Вологда, Петрозаводск, Архангельск, Пермь, Чердынь…

Первая по времени публикация о Холмогорских расстрелах и концлагере появилась в Берлине в 1922 году – за 11 лет до создания немецкого аналога. (Дахау в 1933 году под Мюнхеном).

С. П. Мельгунов писал:

«Мне лично хорошо известен автор этого в сущности донесения, ездивший с большой трудностью и опасностью для себя специально на далёкий Север, чтобы собрать сведения об ужасах, о которых доходили слухи в Москву, и чтобы выяснить возможность помочь несчастным заключённым этого «лагеря смерти». Я слышал его доклад в Москве. В передаче он был ещё более страшен. Было действительно жутко, но мы были бессильны оказать помощь…».10

С тех пор прошло 88 лет. Приведём это свидетельство целиком.

Холмогорский концентрационный лагерь.

Лагерь в Холмогоры переведён из Соловков в мае месяце 1921 года, Правда, раньше посылались заключённые в Холмогоры, и иногда даже целыми партиями, но до места назначения они не доходили, т. к. и лагеря-то там не было.

Верстах в десяти от Холмогор, на берегу Северной Двины, стоит деревня Косково, за рекой раскинулась живописная еловая роща, в ней расположено несколько домов – это выселки из Косковой – сюда привозили заключённых, в этой роще расстреливались десятки и сотни осужденных. До деревни долетали треск пулемётов, крики и стоны. Сколько там погребено человек, трудно сказать – жители окрестных деревень называют жуткую цифру в 8 000 человек. Возможно, что она и меньше, но думаю, сопоставляя рассказы с разных сторон, что погублены здесь тысячи.

Холмогорский концлагерь был невелик. С мая месяца по ноябрь в нём перебывало 3 000 человек, в ноябре числилось 1 200 человек, 600 человек в Холмогорах и столько же в четырёх лагерях, расположенных в округе на расстоянии 20–40 вёрст – в Скиту, Селе, на Сухом Озере и на Горячем Озере.

Помещался лагерь в бывшем женском монастыре, помещение хорошее и тёплое – это, кажется, его единственная положительная сторона. Недаром, выпуская одного из заключённых на волю, комендант заметил: «Вы можете гордиться, что сидели в самом строгом лагере в России». Не напрасно за ним укрепилось название «лагеря смерти».

В бытность комендантом Бачулиса*, человека крайне жестокого, немало людей было расстреляно за ничтожнейшие провинности. Про негорассказывали жуткие вещи. Говорили, будто он разделял заключённых на десятки и за провинность одного наказывал весь десяток. Рассказывали, будто как-то один из заключённых бежал, его не могли поймать, и девять остальных были расстреляны. Затем бежавшего поймали, присудили к расстрелу, привели к вырытой могиле; комендант с бранью собственноручно ударил его по голове так сильно, что тот, оглушённый, упал в могилу и его, полуживого ещё, засыпали землёй. Этот случай был рассказан одним из надзирателей.

Позднее Бачулис был назначен комендантом самого северного лагеря, в ста верстах от Архангельска, в Пертоминске, где заключённые питались исключительно сухой рыбой, не видя хлеба, и где Бачулис давал простор своим жестокостям. Из партии в 200 человек, отправленной туда из Холмогор, по слухам, лишь немногие уцелели. Одно упоминание о Пертоминске заставляло трепетать холмогорских заключённых – для них оно было равносильно смертному приговору, а между тем и в Холмогорах тоже не сладко жилось. Был в ту пору комендант в Холмогорах Сакнит* – расстрелов не применял. Сам по себе он не жестокий человек, ему доступны человеческие чувства, но весь ужас в том, что общая масса заключённых для него не люди – вся администрация смотрит на них, ну, как самодур-помещик смотрит на крепостных или плантатор-американец – на чёрных рабов: хочу – казню, хочу – милую. Вся администрация состояла из заключённых (коммунистов); конечно, поставлены они в привилегированное положение, которым особенно дорожат, вырвавшись из общей подневольной массы, и потому по своей рьяности и жестокости они нередко превосходили коменданта.

Первый раз я увидела заключённых, подъезжая к Холмогорам. Стоял 20-тиградусный трескучий мороз, лошади проваливались в сугробы снега. Навстречу попалось странное шествие: несколько больших дровней, нагруженные ящиками, тащили группы людей, человек по 15–20. Худые, болезненного вида, в оборванной одежде, прозяблые, они жалобно просили: «Хлебца, хлебца». Но конвойные не позволили дать им хлеба. Они везли продукты, присланные американцами для заключённых.** Увы, самая маленькая часть этой передачи дошла до заключённых – администрация предпочла взять продукты для себя.

Эти иззябшие, голодные оборванцы, оказывается, являлись привилегированными и у них была хоть какая-нибудь одежда, их посылали на принудительные работы, но многие же буквально были раздеты и потому принуждены были сидеть взаперти. С наступлением морозов отсутствие тёплой одежды дало себя сильно почувствовать. Холод – это один из бичей заключённых.

Приводили в Холмогоры партию, первым делом всех обыскивали и все лишние вещи отбирались. Мужчины имели право на две смены белья. Под предлогом лишнего отбиралось хорошее платье, сапоги, все тёплые вещи, и человек, обречённый на жизнь на дальнем севере, оставался полуголым. Вещи сдавались в цейхгауз, будто на хранение, и оттуда администрация черпала самым беззастенчивым образом всё ей необходимое. Я знаю факты, когда надзиратели по ордеру получали вещи, заведомо принадлежащие заключённым. С другой стороны, из посылок, получаемых заключёнными, нередко вынимались тёплые вещи. Одному заключённому были посланы полушубок, валенки, шапка – ничего не дошло. Его выслали, полупомешанного, после тифа зимой в лёгком пальто, из рваных сапог торчали пальцы. С трудом его товарищи упросили коменданта дать ему на дорогу казённый полушубок.

Второй бич, ещё более ужасный – это голод. Питание состояло из кипятка утром, на обед суп из мороженой картошки и фунт хлеба, вечером тот же суп и кипяток. В американской передаче были великолепные мясные консервы, жиры. Лишь изредка эти продукты попадали в суп. В Архангельске та же американская передача значительно улучшила положение заключённых, здесь же только малая часть давалась им. С осени были сделаны запасы капусты, но вот потребовался корм для коров – их 18 штук (часть молока шла на лазареты, большая же часть – для администрации). Не долго думая, капусту отдали на съедение коровам, а заключённых перевели на мороженую картошку. Два или три раза в неделю разрешались передачи, но почему-то установился порядок не допускать жиров, и у голодных людей отбирали последнее, что могло бы их поддержать. Также из посылок вынимались все жиры. У большинства из заключённых не было никого из близких, которые бы их поддержали передачами, поэтому они буквально голодали. Проходя на принудительные работы, они просили милостыни у прохожих, и всё, что им давали, тут же поедалось. Даже сырой картофель сейчас же начинали с жадностью грызть.

Никакие угрозы со стороны администрации не могли удержать их летом от кражи овощей на огороде. И не один был убит за попытку стащить репу. Конвойный доносил: «Была попытка к побегу, пришлось стрелять». На самом деле была лишь попытка стащить репу и набить хоть чем-нибудь голодный желудок. Но самое ужасное это то, что рядом с этими голодными администрация жила на самую широкую ногу. Масло, мясо, молоко, белая мука в неограниченном количестве тратились у них на кухне. Интеллигентных женщин заставляли исполнять обязанности кухарок, готовить деликатесы, и при малейшем неудовольствии не понравившееся кушанье летело в помойку.

Третий бич – болезни. Как холод, так и недоедание вызывали огромную заболеваемость. Лазарет на 200 кроватей с трудом вмещал всех больных. Осенью была сильная эпидемия тифа. Из 1 200 человек переболело тифом около 800, но смертность сравнительно была невелика, умерло всего 22.

Всего с мая месяца умерло:

в мае – 12

в июне – 20

в июле – 50

в августе – 80

в сентябре – 110.

Из них – 110 от дизентерии и 80 от истощения.

Всего 442 чел.

Из этих данных видно, как с наступлением холодов смертность стала прогрессировать – и не только болезни, но голод и холод тому причиной. Изголодавшиеся люди набрасывались на всё, что попадало под руку, развивались желудочные болезни, и истощённый организм не выдерживал. Иногда тиф проходил благополучно, но затем человек умирал от истощения. В большом помещении (бывшей церкви) лежали выздоровевшие после тифа. Проходил врач или сестра, а со всех сторон худые, бледные, точно тени, больные скрипели: «Жирку бы, жирку нам»...

Но в аптеке рыбий жир вышел, пустой суп и сырой хлеб не восстанавливают сил, и выздоровевший от тифа угасал от недоедания. Только что больной оправился от дизентерии, появился аппетит, и он с жадностью набросился на суп, который выменял на табак, на последние крохи у тяжелобольных – шесть–семь мисок супа; пожирает их и на утро помирает. Приёмный покой ежедневно был полон больных, почти все больны, но врач, из заключённых же, не смел их признавать больными. Если у него слишком много больных, являлся комендант, распекал его, грозил ему карцером и сам отбирал больных. Их выстраивали в шеренгу, и начинался просмотр с руганью: «Да ты разве болен, ведь стоишь на ногах»… и т. д. – и часть отправлялась обратно в камеры, как здоровые. Однажды комендант распекал таким образом больных. Велел привести врача. Тот пришёл бледный, расстроенный и на окрики коменданта так растерялся, что отдал честь и гаркнул: «Виноват, ваше благородие». До чего надо было дойти, чтобы так забыться...

Его слова рассмешили коменданта, он расхохотался и не дал карцера. Были случаи смерти на приёме больных. Ежедневно утром подъезжали к больнице дровни и могильщики – бывший московский юрист и два студента, – стаскивали пять–шесть голых трупов, закрывали их рогожами и везли за город, где, безвестные, они зарывались в ямы.

Кроме физических лишений, заключенные постоянно находились в запуганном, пришибленном состоянии, благодаря крайне грубому отношению администрации. Во-первых, обращение было исключительно на «ты» и притом постоянно в грубом резком тоне. Администрация состояла из заключённых же, и каждый хотел поддержать свой престиж.

Очень развита была система доносов, жалоб, интриги. Постоянная угроза карцером, да и не только угроза, но и действительный карцер. Кроме карцера, сажали ещё в холодную башню на хлеб и воду. Был ещё Белый Дом. Он за пределами лагеря – маленький дом, на улицу выходило три окна, в маленькой комнате 40 человек – ни прогулок, ни врачебной помощи, уборной тоже нет, выводили на две минуты два раза в день. Там заболевали тифом и дней по десять до кризиса валялись без помощи. Некоторые просидели там больше месяца, заболели тифом и кончили психическим расстройством. Брань и рукоприкладство – обычные явления. А при прежнем коменданте, Бачулисе, не трудно было угодить и под расстрел. Положение женщин, в общем, было несколько лучше, но в другом отношении им и хуже. Говорить с мужчинами им строго запрещалось. Зато администрация имела над ними полную власть. Кухарки, прачки, прислуга набирались в администрацию из числа заключённых и притом нередко выбирали интеллигентных женщин. Под предлогом уборки квартиры помощники коменданта (так поступал, напр., Окрен) вызывали к себе девушек, которые им приглянулись, даже в ночное время. Затем эти вызовы учащались, и любимицы их возвращались с руками, полными угощений – прекращалась их голодовка. И у коменданта, и у помощников любовницы из заключённых.

Отказаться от каких-либо работ, ослушаться администрацию – вещь недопустимая: заключённые настолько были запуганы, что безропотно выносили все издевательства и грубости. Бывали случаи протеста – одна из таких протестанток, открыто выражавшая свое негодование, была расстреляна (при Бачулисе). Один раз пришли требовать к помощнику коменданта интеллигентную девушку, курсистку, в три часа ночи: она резко отказалась идти – и что же… Её же товарки стали умолять её не отказываться, иначе и ей и им – всем будет плохо.

Весь лагерь голодный, больной, забытый… Люди теряли всякий человеческий облик и превращались из людей в жалких забитых рабов...11

Через семь лет – там же, в Берлине, было опубликовано свидетельство, бежавшего в 1925 году с Соловков в Финляндию бывшего белогвардейского офицера А. Клингера.

Клингер писал о массовых расстрелах чекистами, в том числе женщин и стариков… Одним из главных холмогорских палачей назвал чекиста-коммуниста, поляка Квицинского.

«До 1922 года Квицинский был помощником коменданта Холмогорского концентрационного лагеря, о котором не могут без ужаса вспоминать те немногие уцелевшие, что были перевезены из Холмогор, Архангельска и Пертоминска в Соловки. Неподалёку от холмогорского лагеря находился одинокий, стоявший в стороне дом, давно уже брошенный его владельцами. В этом доме несколько лет подряд происходили систематические избиения десятков тысяч заключённых, попадавших в Холмогоры из всех губерний России, Кавказа, Крыма, Украины и Сибири (в то время этот лагерь был главной тюрьмой для «контрреволюционеров»). Одинокаяусадьба, в которой нашли себе смерть бесчисленные «белогвардейцы», называлась «Белым домом». Комендантом этого «Белого дома» и руководителем расстрелов был Квицинский. Разлагающиеся трупы казнённых не убирались, новые жертвы падали на трупы убитых раньше. Зловонная гора, тел была видна издали. По признанию самого Квицинского, только в январе – феврале 1921-го года в «Белом доме» было убито 11 000 человек, в том числе много женщин (сестёр милосердия) и священников. (В конце 1920-го года в Холмогоры стали прибывать тысячи заключённых из числа захваченных на Кавказе и в Крыму офицеров армий генералов Деникина и Врангеля, их родных и близких).

Перед переводом лагеря в Соловки Квицинский, заметая следы своих зверских преступлений; взорвал «Белый дом».12

В самой России, «СССР», «Российской Федерации» (как угодно) о Холмогорском концентрационном лагере мелькнуло упоминание в письме читателя в журнал… «Советский экран» в 1990-ом году:

«Уважаемый редактор!

Предлагаю М. Е. Голдовской* тему «Север, Соловки» расширить до темы «Север, Соловки, Холмогоры». Не только потому, что Холмогоры находятся вблизи Соловков (всего в 70 километрах от Архангельска), но и потому, что в это же время и даже раньше здесь находился концентрационный лагерь. Мой дед, отец и мать могли бы свидетельствовать о расправах, творившихся в нём. К сожалению, в живых осталась только мать. Но сам я много слышал об ужасах лагеря, поэтому могу обо всём подробно рассказать и быть свидетелем, пусть косвенным. Мои отец – Шигин Андрей Дмитриевич, 1892 года рождения, инженер лесного хозяйства. С августа по декабрь 1920-го – заключённый Покровского концентрационного лагеря г. Москвы, с декабря 1920-го – заключённый Холмогорского лагеря. В марте 1922 года амнистирован решением ВЦИК. В 1956 году реабилитирован. Дело в том, что, находясь в белой армии Колчака, он был связан с большевистским подпольем.

Холмогорский концентрационный лагерь располагался на территории Холмогорского монастыря. Это был не просто лагерь принудительных работ. Таким он был только для заключённых, осужденных, как мой отец, лишь на 5 лет. Для осужденных на 10 лет этот лагерь становился конечным этапом жизни. В январе 1921 года Совет Народных Комиссаров принял постановление, подписанное Лениным, о прекращении расстрелов по политическим мотивам. Слишком много нареканий было с Запада. В действительности же расстрелы не только не прекращались, но приняли массовый характер. Губернские ЧК выносили решение об осуждении на 5 или 10 лет. Те, кому была дарована жизнь, осуждались на 5 лет, те же, которые приговаривались к расстрелу, получали 10 лет. Просто и удобно. И со стороны Международного Красного Креста не было нареканий. Все расстрелянные, как обнаруживалось при проверке, были оформлены умершими от истощения, тифа, туберкулеза и прочих болезней. Первая партия осужденных на 10 лет была убита и сожжена на территории самого монастыря. Но при сжигании трупов образовывался большой чад, да и трупы горели медленно. От этого метода властям лагеря пришлось отказаться. Следующие партии осужденных группами примерно по 300 человек в сопровождении чекистов велись через город к пристани на глазах у всех жителей. Холмогорыстоят на берегу реки Холмогорки. Людей грузили на баржу якобы для отправки на работу. Расстрелы производились, как считали жители, на «острове смерти» или на других островах. Отец и мать считали, что расстрелы проводились, возможно, и в тайге, на правом берегу Двины. Буксир успевал за день сделать рейс туда и обратно. Вечером с баржи выгружалась одежда расстрелянных и увозилась чекистами. Такие массовые акции проводились все лето 1922 года на глазах матери, отца, деда и всех жителей Холмогор. Среди них, уверен, можно и сейчас найти немало свидетелей...».13

Ещё одно сообщение берлинской русской прессы: среди стихов Ахматовой, Бальмонта, Северянина, Ходасевича статья о «городе мёртвых» – Архангельске:

«После торжественных похорон пустых красных гробов началась расправа… Целое лето город стонал под гнетом террора. У меня нет цифр, сколько было убито, знаю, что все 800 офицеров, которым правительство Миллера предложило ехать в Лондон по Мурманской жел. дор., а само уехало на ледоколе, были убиты в первую очередь».14

Вышеприведенную цитату архангелогородки, выжившей и бежавшей из ада Кедрова, Пластининой, Эйдука, привел в своей книге С. П. Мельгунов, позаимствовав её в «Голосе России»…

Когда Северная армия Е. К. Миллера сдалась большевикам в феврале – марте 1920 года, в её рядах насчитывалось 54 тысячи человек.15 Из этого числа примерно 1 700 человек смогли добраться до Норвегии и Финляндии. Из 1 700 спасшихся примерно 750 – офицеры. Число попавших в плен к большевикам офицеров Северной армии достигло 2–3 тысяч… Среди них был и Глеб Кирилин, о судьбе которого в 1977 году в Нью-Йорке опубликовала книгу «Другая зима, другая весна» его вдова Луиза де Кирилина-Лоуренс…

…В феврале 1920 года несколько тысяч солдат и офицеров Северной армии генерала Миллера выступили в свой последний поход к норвежской границе – навстречу смерти.

Среди них был и муж Лизы Кирилиной – лейтенант Глеб Кирилин. Но всё по порядку.

20-тилетняя шведка познакомилась с пленным русским лейтенантом в лагере для военнопленных в 1916 году в Дании. Глеб Кирилин, сын русского генерала, уроженец Царского Села попал в плен тяжелораненым. Два его родных брата погибли в боях первой мировой. В 1917 году Глеб Кирилин вернулся в Россию, но быстро понял, что режим, установившийся в стране после 1917 года, не для таких, как он. Едва избежав расстрела ЧК, он возвращается обратно. В первых числах 1919 года в одной из церквей Копенгагена состоялось венчание русского лейтенанта и его шведской возлюбленной (Луиза была из знатной шведской семьи).

Вскоре Глеб уехал сражаться за свободу России на Север в Архангельск – в армию генерала Миллера. Лиза последовала за ним. В своих воспоминаниях она не упоминает о декабристских жёнах, поехавших за своими мужьями, «государственными преступниками», в сибирскую ссылку, но, когда она пишет о своём отъезде из Архангельска на пинежский фронт (вслед за Глебом), образы Катерины Трубецкой-Лаваль и Марины Раевской проступают в шведке очень зримо…

Большая часть почти трехсотстраничной книги воспоминаний Луизы Оскаровны (так её звали в Архангельске) Кирилиной посвящены описанию событий 1919–1920 годов в нашем крае.

«Белое дело» закончилось поражением. Рыцари «белой мечты» уходят к норвежской границе. Приходят красные. Лизу арестовывает ЧК, но вскоре выпускает.

Лиза знала, что Глеб был захвачен в плен вместе с другими пятистами офицерами Северного фронта и отправлен в Москву. Выпущенная из архангельской тюрьмы, она едет туда. Мечется там между Покровским и Ивановскими лагерями в поисках Глеба. Пронёсся слух, что 500 офицеров, взятых на Северном фронте, отправлены обратно в Архангельск для «суда».

Лиза бросилась на вокзал. Там она встретила знакомую архангелогородку, произнесшую «каменные слова» – «все мертвы»; в ночь с 7 на 8 июля (1920 год – Ю.Д.) группа офицеров, Глеб в том числе, расстреляны из пулемётов в Холмогорах…

Трудно поверить в смерть любимого. Через руководителя приехавшей в Москву шведской рабочей делегации Катю Дилстрем Лиза пытается попасть на приём к Троцкому, чтобы получить точные сведения о судьбе Глеба. Но Троцкий «занят». Лизу принимает Луначарский и направляет её к Менжинскому, руководителю ЧК, заму Дзержинского. Ответа нет и от него.

В середине 20-х годов Лиза Кирилина уехала из Советской России. До своего отъезда она работала в Шведском Красном Кресте. Она жила с русским народом в страшные 1921–1924 годы. Миллионы людей умирали от голода, и она была в самом пекле – в волжских степях, в Новочеркасском и Ростовском регионах.

О судьбе Глеба ответ пришёл только через 10 лет после их разлуки в Архангельске в феврале 1920 года.

В книге историка С. Мельгунова «Красный террор в России» она прочитала о Холмогорском лагере смерти, где тысячи заключённых, «цвет русской молодёжи», были расстреляны, здесь же Лиза прочитала и о расстреле 800 офицеров летом 1920-го: «Наконец-то исторический факт лежал передо мною».

«Амнистию», да и то только «рядовым участникам Белой борьбы», большевистский «президиум ВЦИКа» объявил 3 ноября 1921 года. До того – год с лишним – уничтожали сдавшихся на Севере миллеровцев и в Крыму врангелевцев…

Не только тысячи «миллеровцев» легли в архангельско-холмогор-скую землю…

«Везде на занятых после отхода белых войск территориях применялся один и тот же приём: объявлялась регистрация офицеров, после чего явившихся тут же арестовывали и отправляли в лагеря (преимущественно на Север – в Архангельск, где их постепенно расстреливали)».16

А концы преступлений – в воду.

«Много труда, притом же совершенно бесполезно, было потрачено Юридическим отделом ПКК* на разыскание бывших белых офицеров, отправленных в июле и августе 1920 г<ода> из Москвы в Архангельскую губ<ернию>. Это были, главным образом, офицеры и чиновники военного ведомства, арестованные при регистрации офицеров летом 1920 г<ода> на Кавказе и Донской области. В Москву они прибыли в июле и августе 1920 г<ода> и тогда же были отправлены в Архангельскую губ. <...> В сентябре 1921 г<ода> была получена из Главного Управления Принудительных Работ справка, что там имеются специальные списки белых офицеров, содержащихся в концентрационных лагерях. По соглашению с Главным Управлением была откомандирована служащая ПКК, которая сравнила составленный ПКК список разыскиваемых офицеров, содержащий около 400 фамилий, со всеми этими специальными списками, но, к сожалению, отыскать хотя бы одного разыскиваемого ей не удалось.

После этого запросы стали направляться, главным образом, в Архангельскую Губернскую Чрезвычайную Комиссию и Архангельское Управление концентрационных лагерей. На некоторые запросы получались ответы, что разыскиваемые в лагерях Архангельской губ. не значатся, но на большинство запросов вовсе не было ответов. <…> Тогда были составлены и поданы в ВЧК пробные запросы относительно 14-ти лиц, относительно коих имелись более или менее подробные сведения о том, что они были в Архангельской губ. (главным образом, в Холмогорском концентрационном лагере), откуда имелись от них письма. Ответа ни на один запрос не последовало <...>.17

Несколько сотен имен «исчезнувших» офицеров мне удалось найти в небесполезных поисках в архиве бывшего архангельского обкома КПСС в начале 1990-х… Опубликовал…

А о «методах» писал ещё Н. Троицкий (Б. Яковлев)* в первом научном исследовании о советских концлагерях. Книга впервые опубликована на Западе в 1955 году. На родине автора её не издали даже в разгар «гласности» М. С. Горбачева.

Методы допроса.

Основы методов допроса подследственных были заложены ещё в ВЧК в 1917 году. Постепенно совершенствуясь, они составили систему, которой и пользуются до настоящего времени. <…>

1) ругань;

2) порча и уничтожение писем и фотографий родственников;

3) фальсификация показаний в протоколах;

4) снижение пайка на время допроса;

5) угрозы свидетелям, дающим показания в пользу обвиняемых;

6) мистификация расстрела;

7) изъятие табака;

8) угроза штрафной бригадой;

9) предложение папирос и еды, потом – побои;

10) предложение доноса на товарищей;

11) лишение права получения писем;

12) отказ от возможности пользования оправдательным материалом;

13) угроза депортации родственников;

14) питание селедками без питья;

15) допросы после полуночи;

16) испражнение в собственную посуду для еды;

17) применение насилия при подписи;

18) запрещение говорить при допросе;

19) угроза револьвером и плётками;

20) угроза карцером и пыткой;

21) 36-часовой допрос со сменой допрашивающих;

22) избиение прикладами, резиновыми дубинками, угольными лопатами, палками, линейками;

23) пинки ногами до бесчувствия;

24) удары кулаком в нижнюю часть живота;

25) выбивание зубов;

26) избиение до бесчувствия и после приведения в сознание повторные побои;

27) применение тисков для пальцев;

28) холодный карцер;

29) карцер, в котором можно только стоять;

30) 5 дней жаркой камеры;

31) 10 дней подвала;

32) 4 часа водяной камеры с последующим переводом в жарко натопленную камеру;

33) запирание в маленьком подвале с капающей водой;

34) бетонная тёмная камера,

35) земляной подвал;

36) запирание в узкие стенные шкафы;

37) водяная камера с электрической лампой в 500 ватт;

38) закутывание в шубу в накаленной камере;

39) заключение в темноте;

40) стояние в течение многих часов в углу помещения;

41) получасовое стояние на вытяжку;

42) вставать и садиться;

43) многочасовые допросы по ночам при свете прожекторов;

44) стояние у горячей печи;

45) 14 дней ареста в темноте;

46) допрос в продолжение многих дней без врачебной помощи;

47) стояние «руки вверх» лицом к стене 2–2,5 часа;

48) обливание ледяной водой;

49) недостаточная одежда при морозе;

50) пребывание на морозе без возможности двигаться в течение 12 часов;

51) пребывание босиком, без рубашки на цементном полу;

52) камеры, где ночью слышны крики мучимых и где стены покрыты кровью;

53) сиденье на бутылке, которая глубоко вонзается в прямую кишку;

54) битье поленом или револьвером по голове;

55) защемление пальцев в двери;

56) применение раскалённых щипцов;

57) обжигание спичками.

В Москве существует особый институт, в котором наиболее важные преступники подвергаются «обработке» психологов и гипнотизёров.18

Троицкий дал краткие сведения о 165 концлагерях СССР. От Абакана до Ярославля. Вполне возможно, что и на Западе книга Троицкого подвергнута «цензуре». На это указывает в предисловии А. Авторханов…

О Холмогорах у Троицкого написано:

Холмогоры

Город Холмогоры, районный центр Архангельской области, расположен на реке Северной Двине при впадении в неё реки Пинеги.

Холмогоры являются приёмным пунктом лесосплава, идущего в Архангельск.

Климат района морской с суровой зимой, которая продолжается более шести месяцев. Средняя температура: января – 12°, июля +14°. Годовое количество осадков 450 мм. Район лежит в полосе леса.

Холмогоры – центр молочного животноводства. В городе имеется ряд лесозаводов; в районе ведутся крупные лесозаготовки.

Лагерь числится под № 2. Управление находится в Холмогорах. Число заключённых и количество лагерных пунктов неизвестно. Заключённые работают на лесозаготовках и на лесозаводах.19

Вполне буднично… Чтобы не волновать западного читателя…

Нужны Босх и Гойя для 57 офортов под названием «Методы допроса в Советской России»…

Бежавший в Финляндию в 1922 году, прошедший через большевистский плен, бывший командующий войсками Двинского района Северной области генерал-майор И. А. Данилов свидетельствовал о правой руке Кедрова – А.Эйдуке:

«Более десятка тысяч жизней числится за ним и не менее трёх тысяч собственноручных расстрелов».

Эйдук похвалялся перед пленными белогвардейцами:

«Собственноручно расстрелял более тысячи».20

Милан Кундера писал:

«Все предшествующие преступления русской империи совершались под прикрытием тени молчания. Депортация полумиллиона литовцев, убийство сотен тысяч поляков, уничтожение крымских татар – всё это сохранилось в памяти без фотодокументов, а, следовательно, как нечто недоказуемое, что рано или поздно будет объявлено мистификацией.

В противоположность тому, вторжение в Чехословакию в 1968 году целиком отснято на фото- и киноплёнку и хранится в архивах всего мира. Чешские фотографы и кинооператоры прекрасно осознали, что именно они могут совершить то единственное, что можно ещё совершить: сохранить для далекого будущего образ насилия.21

Сознавали это – Мельгунов, Клингер, Троицкий, Шаламов, Солженицын…

После Чехословакии были Афганистан, Чечня…

«…Россию,сказал президент Франции Н. Саркози в апреле 2007 года, – мы хорошо знаем по войне в Чечне»…*

…Генерал-майор И.А. Данилов свидетельствовал в 1923 году:

«У меня набралось около 600 человек вместе с офицерами (в том числе Шенкурский батальон): одних большевики впоследствии расстреляли, других сгноили в тюрьмах».22

«В помещении Штаба все документы брошены. На их основе большевики по прибытии в Архангельск сразу расстреляли 42 человека».23

«Через день была объявлена Временным комитетом (Особотдел 6-й Армии еще не прибыл) регистрация всех белых офицеров и чиновников, которую производил воинский начальник (впоследствии расстрелян)».24

25 февраля в Архангельск прибыл Особый отдел 6-й Армии. Издал свой собственный приказ об обязательной регистрации всех офицеров, военных чиновников и гражданских лиц, бывших на службе Северного правительства. За неявку – расстрел.

Вслед за Особотделом прибыл губисполком во главе с Р. Пластининой, и начался уже организованный грабёж населения, сопровождавшийся расстрелами жителей. Расстрелы осуществляли пехотные части и «партизаны» Хаджи-Мурата…

Тюрьмы переполнены, а арестованных везли и везли: с Пинеги, Холмогор, Печоры, Онеги… Под тюрьмы стали использовать здания семинарии, Окружного суда, Технического училища… Среди расстрелянных Данилов называет командира Шенкурского отряда – капитана Воробьёва, прапорщика Паули (сына управляющего пивным заводом)…

В Архангельской тюрьме Данилов сидел вместе с прапорщиком И. Н. Ракитиным (расстрелян в 1920 г.). 30 марта Данилова, его брата, полковника Л. В. Костанди, членов Северного правительства Б. Ф. Соколова, М. М. Федорова, жену генерала С. С. Саввича, ещё двух дам – всего 150 видных деятелей Северной Армии привезли в Москву…

Там, в Бутырской тюрьме, он встретился с генералами Петренко, Ваденшерна (оба с сыновьями), шведскими и датскими добровольцами…

В Покровском концлагере Данилов встретил взятых в плен под Сорокой генералов: Замшина, Баранова, Вуличевича…, – взятых на Мурманском фронте: Иванова, Вальтера, Седергольма, полковника Барбовича, Рождественского… Всего около 1300 человек, в том числе несколько колчаковцев и деникинцев. Все арестованные Северной области, а также деникинцы и колчаковцы, сидевшие в Покровском концлагере, – 1092 человека – были отправлены обратно в Архангельск по телеграмме Кедрова. И, как писал генерал-майор Данилов:

«С тех пор относительно судьбы моего брата и других мне ничего не было известно, несмотря на то, что я прилагал все усилия, чтобы войти с ним в сношение, чему мне помогали даже видные коммунисты, на запросы которых о нём ответили, что он отправлен вместе с другими в концлагерь на Печору».25

Генерал-майор И. А. Данилов умер в 1954 году в Борго (ныне Porvoo) в Финляндии, видимо, так и не узнав о судьбе брата и «других»…

В материалах «Общества Северян», созданного в парижской эмиграции Е. К. Миллером, сведений о красном терроре на Севере немного:

«Вчера по делу гибели бывшего начальника штаба морской крепости императора Петра Великого Леонида Васильевича Костанди я получил из Гунгенбурга письмо от лейтенанта эстонской службы А. А. Мусича (он известный в Эстонии офицер, бывший командир батареи Ревельской крепостной артиллерии). В конце марта Эйдук получил назначение во Внешторг и увёз в Москву 340 наиболее видных контрреволюционеров (в т. ч. Костанди). Здесь, в Ревеле, у Костанди в крайней нужде жена и подросток-сын, воспитанник русской гимназии».26

Автор этой статьи о последнем командующем Архангельского гарнизона полковнике Л. В. Костанди – Александр Черниговский, журналист, писатель, общественный и политический деятель (судьба его самого остается неизвестной) – ранее уже опубликовал некролог о Костанди…

Цифры увезённых в марте 1920 года из Архангельска в Москву пленных, как видим, разные: у Данилова – 140 человек, у Мусича – 340…

«29 февраля сдался отряд генерала Вуличевича и других в деревне Сухонаволок. Около тысячи человек. Половина офицеры. Договор о сдаче предусматривал сохранение жизни, пропуск некоторых за границу и т. д. Подписан командиром Второго советского полка Линовским и одобрен командованием из Петрозаводска. Многих расстреляли: Вуличевича, начальника контрразведки Рындина, поручика Звягина, штабс-капитана Геруц, штаб-ротмистра Бессонова и других. В Петрозаводской тюрьме сидели Ермолов – начальник Мурманского края, Пьянков – мировой судья. В Вологодской тюрьме Вуличевичу приказали написать «Историю Северной области». Написал кратко. Из Покровского лагеря в Москве я бежал с братьями Витукевичами. Их потом расстреляли. 10 августа 1920 года в Архангельске я тайком сел на норвежское судно и вскоре был в Вардё. Во время пребывания в Архангельске я узнал о расстреле Рындина. Расстреливали ежедневно 60–70 человек, преимущественно офицеров и буржуев. Расстрелян отец Иоанн (Рождественская церковь).

В Холмогорах расстреляно на барже 600 офицеров деникинской и Северной армий. Среди них генерал Вуличевич и полковник Флоринский.

Священник Сурского Подворья отец Дмитрий получил 20 лет принудительных работ.

В Архангельске ещё расстреляны: Пётр Кузьмич Минаев, Мартемьян Кыркалов, подпольный адвокат Никольский, управляющий Буторевского магазина Чертовской. Официально опубликованы три списка расстрелянных: 38, 18 и 15 человек.

Памятник Императора Петра Великого стёрт и около захоронили около 80 человек прежде казнённых…».27

«Арестованы испанский консул Шпицбарт, норвежцы Гансен, Торсен и другие, голландский консул Смит.

Ревекка Пластинина – правая рука Кедрова. Расстреляны те, кто принимал участие в перевороте 2 августа: полковник Кошуба, военный чиновник Любарский и Жук-Нанько. Расстреляны заостровские крестьяне: Никитины, Бугаевы, Митрофанов, какой-то рабочий железнодорожных мастерских, задержавший 2 августа поезд Кедрова и др.

Сначала расстреливали на Мхах, в последнее же время с увеличением числа жертв, их стали отправлять на остров Голодай, в 20 верстах от Холмогор, где до сих пор убито около 10 тысяч. <…> Приговорённых отправляют туда партиями в 200–300 человек, раздевают донага и нагайками выгоняют из баржи в особую канаву, обнесённую колючей проволокой. Там их расстреливают и полуживых добивают топорами. <…>

Сведения эти получены от местных крестьян и самих участников этих кровавых расправ, так что в правильности их не может быть никаких сомнений. <…>

Атмосфера в Архангельске ужасная».28

Есть в материалах «Общества Северян» небольшой «Алфавитный список лиц, расстрелянных в Северной области с февраля 1920 года большевиками».29 Написан от руки – карандашом. Текст почти угас. Разобрать можно всего лишь:

Судаков Иван Филиппович – начальник Иоканьгской тюрьмы.

Витукевичи Василий и Адам.

Имя И. Ф. Судакова было в первом опубликованном списке (28 мая 1920 г.) расстрелянных Архангельской губчека… О расстреле Витукевичей сообщил капитан Грязнов, говорила мне Гемп…

В материалах небольшого фонда «Общества Северян в Великобритании», созданного архангельскими беженцами в Лондоне в 1920 года о красном терроре ничего… Не интересовал?

В фонде парижского «Общества Северян» ещё одна газетная вырезка. Статьи «Беседа с беженцами из Архангельска: от нашего корреспондента из Христиании». Название газеты, место издания и дата не указаны…

В Архангельске расстрелы производятся ежедневно. Днём на площади завода Клафтон.

«Смотреть расстреливаемых собирается масса детворы. Тюрьмы все переполнены местной интеллигенцией, буржуазией, офицерами, крестьянами и рабочими».30

Кто вырастет из этих детей? Павлики Морозовы, дзержинцы-андроповцы…

Всё то же дело из фонда парижского «Общества Северян». Теперь с надписью «Отчётность по отправке продовольственных посылок семьям русских беженцев, находящихся в Северной области».

«Семье полковника Ахаткина. Ольге Александровне Ахаткиной. Четверо малолетних детей. Глава семьи расстрелян. Адрес: Архангельск, Поморская. Дом Писахова. Посылка отправлена через норвежский Красный Крест. <…>

Патрушевой Наталье Алфеевне. Трое детей. Муж – начальник архангельской милиции. Офицер. Умер от ран. <…>

Анне Григорьевне Голубцовой – матери расстрелянного офицера. <…>

Графу Александру Ивановичу Мусину-Пушкину (Холмогорская тюрьма)».31

В Архангельске расстреливали на «Мхах» – мшистом болоте на окраине города… В 1970-е годы на месте былых расстрелов выстроили новый жилой район. Улицы и проспекты назвали в честь Тимме, Дзержинского… (Ныне – это центр Архангельска). Здесь же построили железнодорожный вокзал… Так что приезжий из Москвы или Петербурга сразу попадает на бывшие Мхи. Расстрелы на них продолжались и в 1930-е… Об этом упомянуто у А. И. Солженицына в книге «Архипелаг ГУЛАГ»…

В 1920 году в Архангельске жил и всё видел сын редактора газеты «Северное утро» Максима Леонова 20-летний Леонид Леонов. Дважды при нём ЧК арестовывала отца. С. П. Мельгунов даже написал в «Красном терроре», что Максима Леонова расстреляли… Нет. Максим Леонов умер в 1929 году в Архангельске в возрасте 56 лет. Можно предположить, – от «Мхов», чекистских побоев, краха всего…

Леонид Максимович Леонов стал при Советской власти «великим русским писателем», лауреатом Сталинской и Ленинской премий, прожил 95 лет… Об уничтоженном Архангельске, конечно, ни слова… Рассказал только дочери шёпотом незадолго до смерти, предупредив: «Только ты никому не говори об этом». Дочь пишет уже в «эпоху гласности» М. С. Горбачёва:

«Через неделю после прихода красных в город деда арестовали в первый раз <…>. Через два месяца после ухода англичан появились красныеи снова арестовали деда. <…> вернулся он домой уже больной туберкулезом. Папу он не застал, так что попрощаться они не успели настало время, когда молодёжи надо было срочно уходить: в городе шли расстрелы. Жена купца из города Шенкурска на Двине, Ревекка Пластинина, организовала расстрел 30 тысяч человек. <…> И вот арестованного деда красный конвоир ведёт на мшистое болото доставать из трясины трупы расстрелянных. И звучит окрик: «Личико, личико ему промой!» Фантазия многое может дорисовать… по колено в воде… полуистлевшие трупы, пролежавшие неизвестно сколько дней… голыми руками…».32

В 1927 году рижская газета «Сегодня» писала о Леонове:

«В настоящее время живёт в Архангельске. Служит в кооперативе «Призыв», заведуя игрушечным отделом. Пишет, но нигде не печатается».33

Поэт, журналист, русский писатель Максим Леонов мог бы написать об уничтожении большевиками Архангельска, Холмогор, Шенкурска, других древних городов Севера лучше всех… Его ровесник Пришвин хотел написать о гибели родного купеческого Ельца… В 1927 году не узнать было уже и бывшую столицу Российской империи… В 1929 году приступили к окончательному уничтожению Архангельска: сносили храмы этого, когда-то одного из красивейших городов бывшей России…

В 1988 году, уже при «гласности» М. С. Горбачёва, на центральной площади Архангельска (и тогда и теперь носит имя Ленина) воздвигли очередной «монумент» Ленину, этому «идолищу поганому», как сказал бы любой русский писатель от Радищева до Чехова, Куприна, Пришвина, Максима Леонова…

…В Брюсселе в Русском православном храме, воздвигнутом в 1950 году в память Царя-мученика Николая II и всех погибших в борьбе с большевиками, установлены мемориальные доски с именами погибших и расстрелянных, в том числе и на Севере.

  1. Литвинов Николай Алексеевич (15.11.1874 – 28.05.1920, Архангельск) – полковник.

  2. Маврокордато Николай Дмитриевич (15.10.1889 – 03.05.1918) – старший лейтенант. Князь. Убит в Архангельске.

  3. Созонович Пётр Иванович – военный лётчик. Ротмистр. Погиб на Северном фронте 20 февраля 1920 года.

  4. Флоринский Евгений Павлович – полковник. Расстрелян под Холмогорами в октябре 1920 года.

  5. Флоринский Пётр Евгеньевич – фейерверкер. Расстрелян под Холмогорами в октябре 1920 года.34

Но это в Брюсселе…

28 июля 1920 года уроженец Киева, бывший штаб-ротмистр, потомственный дворянин, вдовец, четверо детей, четыре ордена, в том числе Георгиевский крест четвертой степени Апполон Адольфович Гибер фон Грейнфельс писал матери из Архангельска в Херсон:

«Голодовка здесь порядочная. А улучшения не предвидится. Мобилизация всё идёт и идёт. Конца бойни что-то не предвидится. В связи с этим и расстрелы идут и идут. Цифры уже порядочны».35

Расстрелы идут по России, а не «сне́ги»

Письмо Гибера, отправленное заказной почтой, было перехвачено военной цензурой и передано в Губчека. 3 августа Гибера арестовали. 25 января 1921 года его имя появилось в очередном списке расстрелянных, опубликованном в архангельских «Известиях Архгубисполкома…». В списке – 72 имени. Расстреляны 11 декабря 1920 года в 5 утра… Как в старину…

Кто их вспомнит теперь? Не «журналисты» же «Правды Севера» – преемницы тех «Известий»…

Е. А. Евтушенко пишет в «Новой газете»:

«Я не считаю Дзержинского повинным во всех преступлениях сталинского времени, но все-таки во многом и он виноват».36

Дзержинский умер в 1926 году на девятом году красного террора, символом которого вместе с Лениным он является во всём мире…

Евгению Евтушенко и «акционеру» «НГ», бывшему генсеку КПСС и президенту СССР Михаилу Горбачёву это прекрасно известно, но «игра» продолжается. Поэтому и «возвращаются» никуда не уходившие «каменные гости», а Мемориал жертвам коммунизма открыт 12 июня 2007 года не в Москве, а в Вашингтоне…

А я выписываю имена из изданной впервые в 1965 году в Нью-Йорке за «счёт автора» книги инженера-механика, лейтенанта Н. З. Кадесникова.**

«Все находившиеся здесь (деревня Сухое, недалеко от станции Сорока по Мурманской железной дороге – Ю. Д.) морские офицеры командного состава бронепоезда «Адмирал Колчак» и других были расстреляны в Холмогорах. Здесь смерть приняли капитан 1 ранга Ю. Ю. Рыбалтовский, старший лейтенант А. А. Лобода, командир бронепоезда «Адмирал Колчак» капитан 1 ранга Н. А. Олюнин, старший офицер «Чесмы» и бронепоезда лейтенант Ю. Н. Витте, мичман граф Г. Гейден, барон Рокосовский, старший гардемарин А.Зайцев и другие».37

Марина Цветаева 7 июля 1919 года во «Дворце искусств» на Поварской в Москве в лицо комиссарам читала:

Так вам и надо за тройную ложь

Свободы, Равенства и Братства!

И сожалела:

«Жаль только, что Луначарскому, а не… хотела написать Ленину, но Ленин бы ничего не понял, – а не всей Лубянке, 2».38

По данным другого автора, флигель-адъютант бывшего царя контр-адмирал М. М. Веселкин был приговорён к расстрелу по делу «Русско-Мурманского ремонтного и судостроительного товарищества» в числе других пяти человек (в том числе бывшего флотского генерал-майора Александра Николаевича Рыкова). Постановление о расстреле утвердил председатель Петроградской ЧК Н. К. Антипов в январе 1919 года По материалам «дела» «Члены товарищества».

«…посылали своих делегатов на Север и совместно с англо-французами вырабатывали план оккупации Северной области».39

Через 20 лет сам Антипов оказался активным участником «контрреволюционной террористической организации» и был расстрелян…

Уничтожили большевики древние Холмогоры. Уничтожили тех, кто мог бы об этом написать. Остались недоуничтоженными «архивно-уголовные дела». Нечто вроде той «Памятной книги», о которой мечтал Александр Куприн в 1920-ом…

Фирсов Василий Азарьевич – священник Холмогорского монастыря. Сын Холмогорского дьякона. В «деле» – 33 листа. Расстреляли самого В. А. Фирсова. Расстреляли его сына Якова. Расстреляли другого сына – Александра, студента Тартуского университета (арестован в марте 1920-го за то, что состоял в Холмогорской земской управе, а в мае – расстрелян).

В июне 1920-го арестовали самого В. А. Фирсова.

Из «Обвинительного заключения», составленного чекистским уполномоченным, следует, что в августе 1918 года В. А. Фирсов устроил крестный ход по случаю прихода англо-американских «интервентов», произнёс речь… Когда в июне 1920 года Холмогорский монастырь «комиссия Кедрова» стала грабить и превращать в концлагерь, Фирсов послал Марфу Фёдоровну Онегину «бегать по деревням и призывать идти на большевиков, грабящих монастырь», т. е. Фирсов хотел поднять восстание против Советской власти… Онегина была задержана председателем сельсовета Котовиковым. О её судьбе в «деле» следов нет… Есть заявление В. А. Фирсова, заключённого губисправдома в Губчека:

«…своими знаниями по истории и археологии местного края я мог бы быть полезен для общества.Прошу дозволить мне жить в Холмогорах, где мною собираются исторические предметы для архангельской губернской музейной секции».40

13 сентября 1920 года на заседании архангельской Губчека была приговорена к расстрелу очередная группа. Среди них – В. А. Фирсов. Из «Акта» о расстреле следует, что 14 человек были расстреляны 16 сентября в половине 6 утра. Присутствовали: товарищи Рекстен, Земель, Андрей Блум…

22 сентября «Известия…» опубликовали очередные расстрельные списки… Священник В. А. Фирсов был расстрелян «за контрреволюцию, шпионаж и предательство…».

То, что основные расстрелы шли в Холмогорах, подтверждают и материалы архива УФСБ по АО. Немало в них расстрельных «Предписаний» Архгубчека именно коменданту Холмогорского концлагеря Бачулису…

14 октября 1920 года ему поручалось исполнить приговор над Старицыным, Исуповым А. Е. (тот самый «выборжец», о котором писал С. П. Мельгунов), Ермоловой Ольгой Николаевной (жена расстрелянного в марте 1920 года в Вологде начальника Мурманского края В. В. Ермолова), Георгием Дес-Фонтейном, начальником уголовного розыска в Холмогорах А. Г. Кузовлевым…41

16 октября Бачулис отрапортовал: «Исполнено».

2 ноября «Известия…» опубликовали список из 36 имён…

Расстрельные списки от имени Архангельской губчека печатали архангельские «Известия…».

Непредставимое по меркам ушедшей в прошлое русской журналистики «сотрудничество» с охранкой.

В апреле 2007 года архангельская газета «Правда Севера» (преемница «Известий…») отметила юбилей. На страницах газеты главный редактор не постеснялся напечатать такое:

Уважаемый

Александр

Иванович!

Примите от руководства и коллектива сотрудников Регионального управления ФСБ России по Архангельской области самые теплые поздравления в связи с 90-летием газеты «Правда Севера»! с <…> В этот замечательный день <…> – благополучия и дальнейшего процветания!

А. А. Топчий.

Начальник Регионального

Управления ФСБ России

по Архангельской области,

генерал-майор.42

Когда в 1994 году я написал статью «Первые концлагеря: Холмогоры, Дахау…», редактор «Правды Севера» первую часть о Холмогорах убрал. Вернувшись из Мюнхена, спросил его:

«В чём дело?»

«Мы не компетентны писать об этом»…

В расстрельных списках губчека указывала, как правило, только фамилии… Кому они ныне о чём говорят?

Вот Еременко Николай Ермолаевич (список от 25.01.1921), кто он? Украинец. Штабс-капитан. Родился в 1892 году в Херсонской губернии. Журналист в киевских газетах «Киевские отклики» и «Южная копейка», журнала «Огни»… Учился в 3-й киевской гимназии. С 1912 года на военной службе. В 1919 году – начальник Шенкурской милиции. Приговорён к «ВМН» (расстрел) на заседании губчека 14 декабря 1920-го.

Вот Кузнецов Василий Петрович – тоже журналист. Уроженец Шенкурского уезда. Социалист-революционер в 1914 году. Редактор газеты «За народ». Приговорён 9 августа 1920 года к «ВМН», так как «Писал погромные статьи, содействовал контрреволюционному Союзу смолокуренных артелей. Распространял нагло лживые слухи о зверствах большевиков-красноармейцев».43

Зачем такие Фирсовы, Еременко, Кузнецовы, Ивановы, Поповы Советской власти?

«Правильно уничтожали», – сказал мне, в Ленинграде в библиотеке Академии наук 20 лет назад зав. кафедрой «марксизма-ленинизма» Петрозаводского университета… До сих пор, наверное, преподает детишкам…

Литвинов Николай Алексеевич (1874 г. р., Киев) – дворянин. Полковник. Сын генерала. Начальник службы связи Белого моря в Архангельске. 14.07.1920 приговорён к расстрелу…44

Кошуба Иван Степанович (1858, ст. Русса, Новгородская губ.) – русский. Генерал. Окончил Академию Генштаба. Дочери 22 года. За границей. Сын 16 лет с матерью неизвестно где. Арестован 19 мая 1920 года в своей квартире в Соловецком подворье…

Далее обычное:

11 сентября 1920 г.

Коменданту Холмогорского концлагеря

т. Бачулису.

Привести в исполнение. Об исполнении доложить.

Председатель

Архгубчека: Смирнов

И список из 24 человек во главе с Кошубой…

И рапорт Бачулиса:

«Исполнено».45

О дочери расстрелянного в Холмогорах генерала-скобелевцева, командира архангельского ополчения Ивана Кошубы вспоминала Майя Плисецкая:

«По мадридскому телевидению шла передача о Валентине Кошубе, русской балерине давних легендарных времён. С 1914 года она танцевала в труппе Дягилева. Была неотразимо красива, как сказали бы сегодня – «Мисс Дягилев балет».

Я участвовала в передаче. Говорила приличествующие событию комплименты. Журналисты наступали на Кошубу с «крутым» вопросом – была ли она возлюбленной испанского короля Альфонсо XIII. Кошуба решительно отказывалась. Да, он был немножко влюблён в меня, слал цветы, делал королевские подарки. Но чтобы близость!.. Не было такого... В конце концов, некая знойная женщина-журналистка в сердцах отрезала: в Вашем возрасте, досточтимая сеньора (а Кошубе стукнуло 90!), лучше было бы солгать нам, короля в живых давно нет, зрителям было бы куда интересней.

– Но зачем же я буду говорить неправду? – горячилась Кошуба…».46

Расстреляны в 1920 году сотрудники союзной контрразведки:

Самсонов – есаул,

Чайников – лейтенант…

Увезён в Москву комендант Пинеги капитан Хиле… В материалах УФСБ по АО сохранился протокол допроса его жены Хиле Веры Александровны, 34 лет, уроженки Петербурга…

В «АУД» Д. Ф. Чулкова (1862 г. р., Шенкурский уезд), расстрелянного 11.09.1920 г., мелькают сведения о концлагере в Пертоминском монастыре: существовал уже в августе 1920-го…

В концлагере № 1 сидели в 1920 году:

  1. Абель Эрнест Михайлович – уроженец Риги. Поручик.

  2. Мадзелевский Марьян Адольфович – 27 лет. Поляк. Из крестьян Киевской губернии.

Кирчаков – ординарец генерала Петренко. Служил в отряде Гуревича? Что за отряд? Кто такой Гуревич? Не ясно и с Кирчаковым: то ли «Арестовать», то ли уже – расстрелян…

Расстрелы осуществляли члены-коллегии Архгубчека: Рекстин, Сергеев, Бачулис…

«Предлагали расстрелять» (официальная формула) – уполномоченные: Подшивалов, Якимчик, А. Блум, С. Шпигельглас, В. Виленчик…

Приказы о расстрелах отдавали председатели и секретари губчека… Их фамилии известны. Могилы на Новодевичьем… А кто помнит А. М. Логинова?

Родился и жил в Холмогорах. Имел два дома, булочную, чайную с двумя бильярдами… Четверо детей. Но пришли «уполномоченные» и по постановлению АГЧК от 9 октября 40-летнего А. М. Логинова 14.10.1920 года расстреляли…47

Вот… «дело» сына выдающегося русского химика Н. Н. Любавина.

Дмитрий Николаевич Любавин (1877 г. р., Петербург) – дворянин, надворный советник, инженер в управлении Архангельского торгового порта. Образование – высшее.

Мать – Екатерина Федотовна. 70 лет. В Москве.

Жена – Лидия Николаевна. 35 лет. В Архангельске.

Сестра – Татьяна Николаевна. 39 лет. В Москве.

Вина Д. Н. Любавина перед Советской властью – «…в августе 1918 г. агитировал население вступать в Национальное ополчение». Приговор – расстрел. Расстрелян 12 августа 1920 года.48

Вот групповое дело «Холмогорских общественных деятелей периода власти на Севере генерала Миллера», обвиняемых в контрреволюционной деятельности.

Лист 1.

«Заключение» по делу. Составил «сотрудник комиссии М. С. Кедрова по части ВЧК» И. Якимчик.

Лист 2.

Председателю

АГЧК Балакиреву.

На основании постановления комиссии М. С. Кедрова при участии Вашем и предревкома т. Попова от 21.04. и 23.04 предлагается расстрелять в течение 24 часов и об исполнении сообщить в комиссию Кедрова:

  1. Годовиков Дмитрий Иванович

  2. Гребенев Василий Яковлевич

  3. Ключарев Александр Алексеевич

  4. Мамонтов Павел Дмитриевич

  5. Мацкевич Семён Николаевич

  6. Орехов Григорий Дмитриевич

  7. Панин-Гришин Никита Павлович. Он же – Ефимов Александр Егорович.

  8. Селиверстов Пётр Васильевич

  9. Уваров Илья Симонович

  10. Фирсов Александр Васильевич49

В «деле» упомянут В. А. Резвый – председатель уездной Холмогорской Земской управы. Но какова его судьба, неясно. Успел скрыться начальник Холмогорской контрразведки Туник

…Вечером 21 февраля 1920 года в Холмогоры пришла советская конница Хаджи-Мурата. На следующий день – 487-й советский полк…

8 апреля 1920 года следственная коллегия Особотдела при РВС 6-й армии приговорила начальника Холмогорского уезда к расстрелу, но затем, вроде, заменила на один год концлагеря…

К этому «делу» подшито другое «дело».

1921 год. Священник в Курье (деревня в 8 км от Холмогор) Василий Ивановский и ещё 18 человек «создали контрреволюционную группу» для организации побегов из Холмогорского концлагеря. Скрывали офицера Селиверстова. «Главарями» группы чекисты считали Мамонтову Елену Васильевну из Курьи и Третьякова Василия Фёдоровича.

Далее – донос.

«Монахиня Глафира открыто говорит, что коммунисты расстреливают всех офицеров, и их не хоронят, а сжигают на огне. Она проживает в доме Самодовой Татьяны Яковлевны в г. Холмогорах. У последней останавливаются все приезжающие».50

Следующий за доносом лист – список прихожан и прихожанок от 11/24 марта 1918 года Курейско-Сретенского прихода Холмогорского уезда. 59 человек во главе со священником Ивановским. Вероятно, хотели сделать «участником заговора весь приход… На деле чья-то резолюция: «Материала не набрали. Поэтому не арестована».

В конце дела – «Заключения о реабилитации» времён Горбачёва. Из них узнаём ещё имена:

  1. Мартынов Николай Аристархович (1878 г. р., д.Исаево, Тотемский уезд) – «ВМН».

  2. Осипов Вениамин Павлович (1898 г. р., Холмогорский уезд) – курсант Алексеевского уездного училища. – «ВМН».

  3. Работининский Иван Андреевич (1884 г. р., В.-Уст.волость) – начальник милиции Холмогорского уезда. В 1920 году ему дали 3 года концлагеря. В 1931 году расстреляли по «постановлению» тройки ОГПУ Северного края…

В «Истории», которую пишут ныне бывшие секретари комсомольских и партийных организаций, никаких расстрелов и концлагерей они, конечно, не упоминают.51

В Нарьян-Маре местные «краеведы» мне сказали в 2000 году: «У нас на Печоре гражданской войны не было». Поэтому нет в «Энциклопедиях»52 имён полковника Ахаткина, поручика Озадского, капитана Алашова… Холмогорских общественных деятелей… Эти имена только в «Расстрельных списках». Такая страна… Такая история… Холмогоры, Архангельск, Вологда, Мурманск или Великий Устюг, Кемь, Сольвычегодск… Везде одно.

Бывший руководитель коммунистической ГДР Эгон Кренц и сегодня как те с Печоры:

«Никаких приказов военнослужащим стрелять на поражение в ГДР не было».53

Фотографии и имена убитых при бегстве через «Берлинскую стену» печатали западные газеты… Сотни имён… (не менее тысячи). Делом должен заняться международный суд в Гааге. Но это в Европе, а не здесь, в РФ.

«Холмогорского концлагеря не было».

«Вот списки расстрелянных».

«Правильно расстреливали»…

Ещё одно групповое дело 1920-го года.

  1. Брагин Александр Александрович (1882 г. р., Архангельск) – потомственный дворянин. В 1911–15 гг. служил в полиции.

  2. Былов Николай Николаевич – директор Кемского реального училища. Арестован комиссией Кедрова в Кеми 30.07.1920. Сын-белогвардеец бежал в Финляндию.

  3. Былов Николай Николаевич (1861 г. р., Московская губ.). Окончил Московскую духовную академию. Кандидат богословия. Статский советник.

  4. Гаврилов – начальник Мурманской почтово-телеграфной конторы.

  5. Гринфельд Николай Степанович (1894 г. р.). Арестован в Кеми.

  6. Едлинский Владимир Марцелович – архангельский полицмейстер в 1915–16 гг. [с февраля 1919 года – помощник начальника Кемского уезда барона Э. П. Тузенгаузена]. Арестован с дочерью.

  7. Ермолова Ольга Николаевна (07.1882 г. р.) – 38 лет. Окончила 8-классную гимназию Вдова чиновника (расстрелянного начальника Мурманского края Ермолова – Ю. Д.). Арестована 2 августа в Мурманске.

  8. Зуев Арсений Николаевич – учитель из Онеги.

  9. Исупов Александр Евграфович (1857 г. р., с.Власьевское, Велико-Никольская волость, Шенкурский уезд, Архангельская губ.) – окончил 2-классную школу. Сыновья: Павел – в Красной Армии, Александр, 30 лет – на Западном фронте. Две дочери, замужем. Привлекался за Выборгское воззвание.

  10. Ляхов Пётр Васильевич (1886 г. р., Каргополь) – зубной врач в местечке Поданы Повенецкого уезда Олонецкой губернии.

  11. Малахова Евдокия (1883 г. р.). Дети:

Сыновья – Георгий, 15 лет;

Александр, 14 лет;

Вячеслав, 13 лет;

Лев, 11 лет

Дочь – Галя, 8,5 лет

Окончила Епархиальное женское училище. Слушательница Высших женских курсов. Учительница. Арестована 30 июля 1920 года в Кеми.

  1. Мейер Георгий Максимович (1896 г. р., Петроград) – русский. Бывший поручик. Начальник Службы связи 6-ой Северной бригады (Московская губ., Мойка, 28).

  2. Путилов Василий Михайлович, 29 лет, мичман военного времени. С 4 сентября 1919 года – в Службе связи Белого моря Мурманского региона. При белых в Мурманске – командир тральщика № 23. В мае 1920 года – промышленник на острове Кильдин, где вступил в брак с вдовой норвежца Ериксен.

  3. Стржелинская Екатерина Фёдоровна – член Женского патриотического Союза. Арестована.

  4. Стржелинский (сын Б. П. Стржелинского) – расстрелян в Холмогорах.

  5. Стржелинский Болеслав Павлович – поляк. В 1918 году арестован в Архангельске и при отступлении увезен в Бутырку. Освобождён. Капитан старой армии.

  6. Шмидт Ада Эдуардовна (жена К. А. Шмидта).

  7. Шмидт Константин Александрович. Русский. Штабс-капитан. Комендант тюрьмы на острове Торос (Александровский уезд (?) – Ю. Д.). Бывший управляющий Мурманского отделения Московского банка. Был в плену. В Мурманск прибыл из Дании.

  8. Штейн Иван Андреевич (м. р. – Гробинский уезд, Курляндская губ.) – прапорщик. «Оставить под арестом. Запросить НКИД о его латышской национальности».

  9. Элерт Яков Иванович (1877 г. р., Газенлотский уезд, Курляндская губ.) – коллежский секретарь.54

Все эти люди обвинялись в «контрреволюции».

В списке расстрелянных, опубликованном в «Известиях…» (02.11.1920) без обычных чекистских подписей, значатся: Шмидт, Ермолова, Путилов, Мейер, Едлинский, Былов, Исупов, Элерт, Брагин, Ляхов…

«Предписание» на расстрел от 15 октября подписано председателем АГЧК Смирновым и секретарем Бокаревым.

Тимофей Смирнов стал членом партии большевиков в 1917 году. До июля 1920 года возглавлял Ярославскую губчека. Возглавив Архангельскую ГЧК после Н. А. Балакирева, сразу предупредил жителей: «Теперь мы приступаем к расстрелу врагов в 24 часа».55

Последний найденный мною расстрельный список в архангельских «Известиях…» (25.01.1921) подписан также Смирновым и Бокаревым… 16 января 1921 года по решению Оргбюро ЦК РКП(б) Смирнов был отозван из Архангельска и назначен начальником Особого отдела ВЧК крепости и военной базы Кронштадта… В марте 1921 года, как известно, начался антибольшевистский мятеж 30-тысячного гарнизона, так что расстрельщик в «24 часа» Тимофей Смирнов оказался там вовремя. Его фото красуется в одной из бесчисленных книг, воспевающих деятельность «органов».56

13 мая 1921 года в АрхГЧК пришла телеграмма, срочно требовавшая «дело» Элерта в Москву – в ВЧК. Подписи в телеграмме внушительные: зампред ВЧК Уншлихт, секретарь президиума ВЧК Мещеряков… Почему Москва озаботилась судьбой Якова Элерта, расстрелянного в Архангельске за «шпионаж», неясно. Может, запросила Латвия, может, хлопотали родные… В «деле» есть даже чья-то резолюция от 13.09.21 – «Тов. Романов. Прошу пересмотреть дело в отношении Элерта Я. И.». Неясно даже, был ли Элерт «реабилитирован» 7 сентября 2000 года архангельской прокуратурой наряду с Ермоловой, Мейером и другими…

К. П. Гемп как-то сказала мне:

«Не могу получить справку из Архангельского госархива о своей собственной матери – Надежде Минейко».

Групповое дело Н. М. Минейко действительно хранится не в УФСБ, а в госархиве. Суть такова.

9 марта 1919 года в Ломоносовской гимназии состоялось учредительное заседание Женского патриотического Союза. Председателем единогласно была избрана Балдина. Заместителем Старцева. В Правление вошли: Старцева, О. К. Штейгер, Страховская, Минейко, Петрова (1887 г. р., Иркутск), Знаменская. Запасными членами избраны: Костромитинова, Шольц, Гольденберг. Когда Балдина уехала в Сибирь с экспедицией Вилькицкого, председателем стала Костромитинова. Затем Крицкая.57

После «освобождения» Архангельска большевики решили устроить над женщинами «показательный суд» – нечто вроде, процесса «Тактического Центра» в Москве.

«Судил» Архгубревтрибунал 10–11 октября 1920 года Председатель суда – Н. Я. Кулаков (он же Председатель губисполкома). Члены суда: Валюшис, Рекстин. Секретарь – Едемский. Защитник – Я.Тимме. Обвинитель – Шипов.* 18 обвиняемых (часть которых уехала с Миллером).

Речь Тимме была похожа на речь обвинителя…

…Союз возник через 7 месяцев после оккупации, когда сюда прибыли его вдохновители:

  1. Балдина Елена Филистовна

  2. Де-Штейгер – баронесса

  3. Крицкая Аделаида Григорьевна

  4. Страховская Ксения Александровна

Они улизнули, а на скамье:

  1. Васильева Антонида Захаровна

  2. Востросаблина Мария Михайловна

  3. Гольденберг Ольга Брутовна

  4. Деголь Леонтина Александровна

  5. Знаменская Александра Яковлевна (1873(7 ?) г. р., Архангельск)

  6. Знаменская Таисия Фёдоровна (1864 г. р., Архангельск)

  7. Костромитинова Александра Платоновна (1880 г. р., Петроград)

  8. Кригер Эмилия Рейнгольдовна (1884 г. р., Ставрополь)

  9. Минейко Надежда Михайловна, 46 лет. Муж убит во время переворота** в Архангельске неизвестно кем.

  10. Олизаровская Тамара Борисовна

  11. Свердлова Мария Борисовна*** (1885 г. р., Архангельск)

  12. Стржелинская Екатерина Фёдоровна (1874 г. р., Архангельск)

  13. Петрова Мария Михайловна

  14. Шольц Маргарита Адольфовна

Из дальнейшей стенограммы «суда» выясняется: Стржелинская уехала в Польшу, Деголь, как латышку, из обвиняемой перевели в свидетели, Штейгер плохо говорит по-русски, на суде присутствуют только 9 обвиняемых. Из них: Знаменская, Свердлова-Старцева и Кригер признали свою «вину», а другие – нет.

Что ещё?

Старцевой дали 10 лет концлагерей. В январе 1921 года она была освобождена. По свидетельству К. П. Гемп, за неё хлопотали «большие люди» в Москве, и она уехала за границу…

Н. М. Минейко тоже дали 10 лет. Она умерла 17 июня 1921 года в Холмогорском концлагере. Видимо, эту официальную справку о смерти матери К. П. Гемп так и не смогла получить из Архангельского госархива. Так её там «любили». Мне Ксения Петровна сказала, что её мать расстреляна… ей известно, кем… Из документов можно многое узнать. Но документы ЧК – ФСБ специфичны. Многие истины, как пел Высоцкий, мы узнаём «изустно»…

Из «дела» выяснилось, что Костромитиновой на «скамье» не было. Чекистам удалось схватить её вместе с мужем подполковником по гидрографии (избран в 1918 году начальником Мурманского порта) В. В. Костромитиновым (1872 г. р., Федьковская волость, Сольвычегодский уезд, Вологодская губ.) только в феврале 1921 года в Петрограде. Расстреляли Александру Платоновну Костромитинову (Флерову) в 3 часа утра 24 марта 1921 года в Архангельске.58

В. В. Костромитинова 30 октября 1921 года приговорили к 5 годам концлагерей. Было ему 49 лет. Вряд ли он выжил в концлагере…

«Комиссия Кедрова» расстреляла Леонида Захаровича Кольчицкого – сына известного всем архангельским старожилам потомственного почётного дворянина г. Архангельска, полковника Захара Захаровича Кольчицкого (1872 г. р., Архангельск). Сам полковник после очередного ареста сослан в 1927 году в Канск… Первый раз Кольчицкого арестовали в 1920 году по групповому делу (11 человек). В списке привлечённых по делу первым идёт Кольчицкий. За ним четверо – военные моряки:

  1. Виноградов Николай Кононович (1891 г. р., Новгородская губ.) – механик «Святогора».

  2. Левитский Николай Гервасьевич (1894 г. р., Волынская губ.) – прапорщик.

  3. Орлов.

  4. Рубинштейн Александр Евграфович (1874 г. р., Онега) – помощник командира ледокола «Святогор» в 1918 году.

Семеро других обвиняемых были сосланы на 3 года в Сибирь. Рубинштейн отпущен. Что с Кольчицким, Виноградовым, Левитским – не ясно. Орлов (если это капитан 2 ранга Борис Павлович Орлов (1897 г. р.)), был расстрелян по постановлению от 14 марта 1921 года «тройки» З. Кацнельсона.

А началось дело с доноса «соломбалки Т» на хозяина её квартиры Кольчицкого… О Рубинштейне она писала:

«4 августа 1918 г. на Соборной площади встречал англичан хлебом-солью и говорил приветственную речь на английском языке».59

Капитана Александра Рубинштейна – наставника знаменитого Владимира Воронина (в честь которого что только ни названо в Архангельске) – расстреляли по «сталинскому списку» в апреле 1938-го… Кто сейчас помнит в «городе моряков», «столице Арктики», таком же жалком, как её некомпетентная «Правда Севера», городе Архангельске А. Е. Рубинштейна? В другой стране о нем были бы написаны книги… Бывший дом Рубинштейна и сейчас стоит в Соломбале…

Что там Рубинштейн!.. Вот передо мной списочный состав офицеров флотилии Северного Ледовитого океана…60 775 имён. Убиты, расстреляны, утоплены на баржах…

Первым идёт Абель Эрнст Микелевич… Знаем – расстрелян по чекистско-губкомовскому «Постановлению» в марте 1921-го.

2. Вуич А. Г. – мичман. В феврале 1920-го – в Медвежьей Горе.

3. Гейден Г. А. – мичман. В феврале 1920-го – в Холмогорах.

4. Кетлинский К. Ф. Его первым ещё в январе 1918-го в Мурманске.

5. Маврокордато Н. Д. – лейтенант. В мае 1918 года – в Архангельске.

6. Ризнич И. И. – капитан 2 ранга, командир знаменитой подводной лодки «Святой Георгий». Утоплен в 1920 году.

7. Рокосовский П. А. – барон, мичман на «Вайгаче». Расстрелян в марте 1920 году в Холмогорах.

8. Рубинштейн А. Ф. – прапорщик.

9. Рыбалтовский Анатолий Александрович – генерал-майор. Расстрелян после Кронштадтского восстания.

10. Цирпе Х. Я. – прапорщик. Расстрелян в 1938 году в Архангельске.

Надо полагать, что большая часть офицеров флотилии Северного Ледовитого океана легла в холмогорскую землю, архангельские Мхи, безымянные мурманские сопки и рудники… Ушли в небытие.

Ещё один документ – телефонная книга Архангельска за 1919 год.61

Первым идёт Абельтин Н. Я., Псковский 87. Центр старого Архангельска. Давно это было. Сейчас нет Псковского. Кто такой Абельтин – неизвестно. Возможно, первым по этой телефонной книге и был расстрелян Архгубчека, расположившейся тут же, на Псковском, в двух реквизированных домах. Один из этих домов и принадлежал убитому «неизвестно кем» при «освобождении» Архангельска инженеру Архангельского порта П. Минейко. Не сохранились эти дома…

Псковский проспект в 1921 году переименовали в проспект имени чекиста-большевика Чумбарова-Лучинского, погибшего при подавлении Кронштадтского мятежа… Была когда-то Россия, был город Архангельск…

Белиловский – врач, уехал в Англию. В его доме на Троицком проспекте, д.100, который в 1920 году переименовали в проспект имени Павлина Виноградова*, почти 50 лет был Архангельский краеведческий музей.

Бидо В. Ф. – прокурор. Успел уехать в Норвегию.

Блюммер Галина – арестована в 1923 году.

Браун Александр – уехал в Лондон.

Бройтигам Анатолий и Бройтигам Виктор (братья) – оба расстреляны в 1938 году.

Вальневы, Видякины, А. Виклюнд

Председателю Архангельского окружного суда С. Н. Городецкому повезло – уехал. Умер в Париже в 1942 году.

Гренков С. Ф. – врач. Расстрелян (по другим данным – выжил и умер в 1924 году).

Зубов П. Ю. – умер в 1942 году в Париже. Похоронен на кладбище ISSY Le Moulino...

Иванов А. А. – расстрелян в 1937 году в Суздальском политизоляторе. Брошен в общую яму…

Минаев Пётр Кузьмич – купец 2-ой гильдии. Содержатель театров, ресторанов, гостиниц. Из его гостиницы «Золотой якорь» (Троицкий, 39) уходили на свои корабли, а затем в море: Русанов, Седов, Вилькицкий… Расстрелян уроженец и житель г. Архангельска 49-летний Минаев Архангельской губчека 11 сентября 1920 года.

Читаешь имена, и телефонная книга становится расстрельной. На одного уехавшего – один расстрелянный. Остальным дано право смотреть из подвала, барака через решётку, ожидать ареста и пули от палача…

Или ещё проще. Брал чекист «Памятную книжку Архангельской губернии на 1916 год». В ней перечислены имена и адреса всех, кто хоть что-то значит и имеет «вес» в обществе: чиновники, врачи, адвокаты, учителя, банкиры, купцы, священники, кооператоры, краеведы…

Вот «Архангельское общество изучения Русского Севера». 12 имён.62

Председатель Правления В. В. Шипчинский – умер в 1919 году.

П. Минейко – убит в 1920 году.

С. Ф. Гренков и В. В. Бартенев – расстреляны в 1920 году.

Протоиерей Мелетиев В. В. – первый раз арестован в 1920 году, последний – в 1937-ом. И 10 января 1938 года расстрелян в Карелии в Сандормахе у Медвежьей Горы.

Исчез в Сибири И. В. Галецкий.

Общество было закрыто большевиками в 1920 году как антисоветское. А. А. Каретников успел уехать за границу. Н. И. Беляев, вроде бы, тоже. Пономарев В. Н. и Андреев И. Т. (редактор «Известий АОИРС») навсегда «исчезли с горизонта». Секретарь уже несуществующего общества Пётр Андреевич Таратин умер в 1930 году.

Последний из двенадцати руководителей АОИРС в 1916 году – Павел Петрович Гринфельд. В 1921 году он был капитаном на пароходе «Лозовский». Ходил из Архангельска в Вардё. От Гринфельда информация о репрессиях и терроре большевиков поступали через Вардё в Париж к генералу Е. К. Миллеру и в Лондон, а затем в Берлин к адмиралу И. Ф. Бострему… Согласно показаниям лейтенанта П. Л. Иванова, резидента «Центрального объединенного блока русской эмиграции» в Северной Норвегии (1920–1924 гг.), которые он дал на допросе в 1925 году в Архангельском ГПУ, Гринфельд был «очень серьёзным информатором. Дал мне очень много сведений. 12 писем от него я отправил Гамильтону».*63

Ещё один важный источник о терроре на Севере – морской офицер Фёдор Фёдорович Беккер.

Из показаний П. Л. Иванова от 24 октября 1925 года:

«В конце лета 1921 года в Вардё пришёл советский пароход из Архангельска. Ко мне пришел Бурков** с незнакомым мне человеком и представил – «Беккер, бывший морской офицер. Отсидел полгода. Свой».

Я обоих расспрашивал в отношении лагерей. Говорили: «Многие умирают без медицинской помощи. Расстреливают массами.

С юга привезли недавно три тысячи казаков и расстреляли на Мхах. На Мудьюге расстреливают по несколько сот белогвардейцев из пулемётов. Крики слышны на берегу. Расстрелянных хоронили в больших могилах, каждая в сажень шириной. Таких могил десятки. «Аскольд»*** превращён в тюрьму».64

Все большевики превращали в смерть – остров Мудьюг, Крейсер «Аскольд», броненосец «Чесму», посады, уезды, города…

Вот список из 225 имён – членов «Архангельского Торгово-промышленного собрания» по состоянию на 1 января 1918 года. Куда они все подевались? От Феодосия Григорьевича Антонова до Германа Моисеевича Якобсона?

Архангельск – первый порт России. Куда подевались все архангельские поморские капитаны и штурманы из прославленного портового района города Соломбалы? В официальной советской (другой и нет) истории Севморпароходства за начало 1920-х гг. упомянуты только два капитана: В. И. Воронин (окончил Архангельское мореходное училище в 1916 г.) да Н. М. Сахаров…65

«В известном смысле историю русской литературы можно назвать историей изничтожения русских писателей».66

Знаменитая фраза Ходасевича вполне относится не только к русской литературе…Не считать же членов «Союза советских писателей» и его нынешних осколков писателями… А «капитанов», которые не идут на SOS капитанами…

Л. Леонов не написал об уничтожении Архангельска, Ф. Абрамов – Пинеги, Н. Жернаков – Холмогор, П. Пунух – Печоры и т. д. Вряд ли они стоят негодования… Да, и Абрамов хоть и «Вокруг да около», но всё-таки пытался что-то сказать. От Пунуха* остались не его пропагандистские поделки, а протоколы допросов 1937 года. От Жернакова – пара, вроде, искренних слов о разрушенном Спасо-Преображенском Соборе в Холмогорах…

В 2004 году в своей «монографии» историк-соискатель докторской степени от Архангельского «Поморского университета»** писал:

«И, хотя практика расстрелов и факты произвола в отношении заключённых имела место в этих лагерях (Архангельском, Пертоминском, Холмогорском – Ю. Д.), нельзя, тем не менее, сводить их природу и сущность только к этому, т. к. по своим функциям принудительные лагеря представляли собой сложные пенитенциарные образования».67

Если имя русского историка Сергея Петровича Мельгунова и его работа «Красный террор в России», с точки зрения автора «монографии», не заслуживают уважения и внимания, то соискатель мог бы заглянуть в не такую уж библиографическую в Архангельске редкость как том «История» «Поморской энциклопедии» (Архангельск, 2001) и на 52-й странице прочесть:

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ГУБЕРНСКИЙ ЛАГЕРЬ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ РАБОТ, образован в декабре 1919; первоначально находился в Шенкурске; с осени 1920 – в Холмогорах. Здесь, а также в Пертоминском концлагере, Архангельске и Новой Земле были замучены и расстреляны 25 640 чел. (февр.1920 – кон. 1920).

Не С. П. Мельгуновым и не мною написано…

В Архангельске в 1916 году проживало 56 085 человек.68 Они и пошли первыми под пули после падения Архангельска в феврале 1920 года. Кто ещё?

Ведь не в конце же 1920 года прекратили свою «работу» чекисты…

Жак Росси*, автор «Справочника по ГУЛАГу», пишет:

ХОЛМОГОРЫ – местность на Северной Двине в 75 км к юго-востоку от Архангельска. Один из самых первых концлагерей ВЧК (1919 г.), ликвидирован в конце 1922 г. …Известный исключительным произволом и зверствами администрации. Особенно отличился зам. начальника Квицинский (заключённый, бывший чекист). Массовые убийства заключённых (м. пр. 22 ноября 1922 г.), в том числе кронштадтских матросов.69

ПЕРТОМИНСК – местность вблизи Холмогор; лагерь ГПУ, пользовавшийся такой же славой, как Холмогоры.70

Не забудем и то, что массовый красный террор на Севере Кедров проводил уже летом 1918 года. П. А. Сорокин писал:

«В Архангельске в это время была настоящая мясорубка. Большевистский комиссар Кедров казнил людей сотнями и даже тысячами. Свои жертвы коммунисты расстреливали, топили или забивали до смерти. Чувствуя, как шатается почва под ногами, они пытались укрепить свои позиции безудержным террором».71

Об этом же говорил бывший американский посол в России Д. Р. Фрэнсис в комиссии сената США в 1919 году:

«Предварительно они (большевики в Архангельске в июле 1918 года перед бегством – Ю. Д.) поубивали много народу и многих выслали».72

Александр Вальтерович Чесноков** из Вельска в письме автору в 2007 году писал:

«В Шенкурске «местную буржуазию» и «прочую контру» пропустили через местный острог, а потом отправили на принудработы – разборку монастырской стены и устройство из неё электростанции. И моя прабабушка попала туда, как пускавшая на постой союзников. …Умерла в 1925 году, и не таких уж преклонных лет была. Так что говорить, достаточно сравнить численность населения 1917 и 2007 года».

В Дахау за 12 лет убито и умерло 70 тысяч человек. С 1960 года там Мемориал…

А. И. Солженицын когда-то писал:

«О большей части первых концлагерей нам уже никто не расскажет».73

О Холмогорском концлагере даже он не смог найти свидетельств в замордованной советской зоне…

Холмогорские палачи: Бальвич, Бачулис, Квицинский, Михельсон, Смоленский…

Кого расстреливали, топили, сжигали, убивали голодной смертью? Миллеровцев, колчаковцев, махновцев, «басмачей», сектантов, анархистов, меньшевиков, социалистов-революционеров, петроградских студентов, командный состав Балтийского флота, сионистов, толстовцев, кадетов, крестьян и казаков с юга, 217 старшин Украинской Галицийской армии… 3 тысячи на Мхах в Архангельске. Сотни офицеров расстреляли из пулемётов на острове Мудьюг в Белом море, офицеров с Дона топили в том же Белом море, 133 офицера – назаровца, 4 тысячи офицеров и солдат армии Врангеля на баржах затоплены в устье Северной Двины. Шесть тысяч кубанских офицеров…

От Архангельска до Холмогор кости в земле и воде: Боброво, Кехта, Ельники, Лявля, Курья… Сплошной крестный ход… По другим направлениям от Архангельска: Мезень – Печора или Онега – кости…

Профессор И. А. Курганов* к 50-летию «Великой Октябрьской социалистической революции» подсчитал количество её жертв:

«…во время революции и революционных преобразований России народ потерял шестьдесят шесть миллионов семьсот тысяч человек».74

По современной оценке Б. С. Пушкарева** в 1918–1922 гг. погибло:

1. Умершие от голода 1920–1922 и ранее 5 200 тыс. чел.

2. Жертвы эпидемий (тифа, холеры, дизентерии…) 3 920 тыс.

3. Боевые потери Красной Армии 260 тыс.

4. Боевые потери белых 170 тыс.

5. Красный террор, подавление восстаний,

расказачивание 2 310 тыс.

Итого 11 млн 860 тыс. чел.75

Что касается Северной России, то, по приблизительным подсчётам Джорджа Легетта, численность жертв Чека за период 1920-22 гг. составила здесь около 100 тысяч человек.76

Самый трудный и надёжный способ оценки количества жертв – поименный подсчёт… Что я и пытаюсь сделать.

В нынешней РФ всё вернулось на «круги своя». Демократический «порыв» прошёл. «Писатели» «обсуждают» в «Литературной газете» «Уроки Октября»:

«7 ноября 2007 года не будет официальным праздничным днём (большинству это не помешает, возможно, достойно отметить 90-летний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции)».77

Солженицын пьёт чаёк с Путиным… Похуже «покаянного письма»...

«Достойно отметить» гибель 66 миллионов 700 тысяч… Отметят… Чекисты, ревтрибунальцы, чоновцы тоже отмечали. После такой вот «работы».

6/VIII 1920

Архангельск

Тов. Васильеву.

Предлагаю Вам привести в исполнение приговор Революционного военного трибунала от 4 августа по отношению Рындина, Янцева, Страховского, Кузьмичева и Рокосовского.

Председатель Жерихин.78

7/VIII 1920

Председателю Реввоентрибунала

Морских сил Северного моря

Рапорт

Настоящим сообщаю, что сегодня в четыре утра мною совместно с Васильевым приговор в отношении Рындина, Кузьмичева, Страховского, Янцева и Рокосовского приведён в исполнение.

Член Трибунала

Вячеславов79

§ 5

Расстрельный «Морской список»

(Архангельск, Холмогоры и т. д. 1920–1921)

  1. Абель Эрнст Михайлович (1895 г. р., Рига) – поручик. Расстрелян 28 марта 1921-го под Архангельском.

  2. Аннин Павел Павлович – лейтенант. Суицид 21 февраля 1920 года в Мурманске.

  3. Бойченков Пантелеймон Васильевич – старший штурман. Расстрелян 5 апреля 1921 года под Архангельском.

  4. Борейша Анатолий Станиславович (1886 г. р.) – ст. лейтенант. Расстрелян под Вологдой.

  5. Бородаевский Павел Александрович – мичман. Убит в феврале 1920 года (в Мурманске ? – Ю. Д.).

  6. Бухгольц Эрнест Эдуардович (1894 г. р., Рига) – штабс-капитан. Взят в плен в феврале 1920 года и расстрелян.

  7. Былим-Колосовский Иван Николаевич (1900 г. р., СПб) – взят в плен в феврале 1920 года в Петрозаводске. Бежал. Около финской границы схвачен и расстрелян.

  8. Веселкин Николай – гардемарин. Застрелился при командировке из Архангельска в Петроград.

  9. Витте Юрий Николаевич (1891 г. р., Новгородская губ.) – лейтенант. Расстрелян в феврале в Холмогорах.

  10. Вуич Александр Георгиевич (1895 г. р.) – лейтенант. Расстрелян в феврале 1920 году в Медвежьей Горе.

  11. Гейден Александр Фёдорович (1893 г. р., СПб) – мичман. Расстрелян в феврале 1920 года в Холмогорах.

  12. Державин Владимир Дмитриевич (1895 г. р.) – лейтенант. Убит 21 феврале 1920 года в Мурманске.

  13. Добромыслов Иван Александрович (1895 г. р.) – лейтенант. Расстрелян в феврале 1920 года в Медвежьей Горе.

  14. фон Каналоший-Лефлер Фёдор Фёдорович (1900 г. р., СПб) – юнкер флота. Переводчик в штабе главнокомандующего войсками Северной области. Взят в плен в феврале 1920 г. Бежал. «Убит осенью 1920 при переходе фронта в Крыму».

  15. Каськов Андрей Саввич (1882 г. р.) – капитан 2-го ранга. Расстрелян в Архангельске в 1920 г.

  16. Католинский Глеб Петрович – мичман. Расстрелян в феврале 1920 года в Медвежьей Горе.

  17. Литвинов Николай Алексеевич (15.11.1874, Киев) – полковник. Расстрелян 28 мая 1920 года в Архангельске.

  18. Лобода Александр Александрович (2.05.1885, Казань) – старший лейтенант; ст. офицер бронепоезда «Адмирал Колчак». «Взят в плен и расстрелян в феврале 1920 в Холмогорах».

  19. Максимов Е. – лейтенант. «В эмиграции в Финляндии. Убит при обратном переходе границы».

  20. Малиновский Константин Константинович – мичман. «Взят в плен, содержался в Архангельском и Пертоминском лагерях. Расстрелян 5 апр. 1921 под Архангельском».

  21. Мельницкий Александр Дмитриевич (1891 г. р.). «В белых войсках Северного фронта в Британском авиационном отряде, на 15 марта 1920 – командир сухопутного разведывательного отряда в Мурманском авиадивизионе. Взят в плен и расстрелян в марте 1920 в Медвежьей Горе».

  22. Милевский Николай Адамович (6.03.1890, СПб) – лейтенант. Командир эсминца «Капитан Юрасовский». Убит 21 марта 1920 в Мурманске.

  23. Орлов Борис Павлович (1879 г. р.) – капитан 2-го ранга. Расстрелян 14 марта 1921 года под Архангельском.

  24. Орфенов Георгий Андр. (1887 г. р., Седлец) – старший лейтенант. В союзном контроле (контрразведка) в Мурманске. Убит в декабре 1919 (1920) г.

  25. Рыбалтовский Юлий Юльевич (18.06.1886, Минск) – капитан 2-го ранга. Командир группы бронепоездов Двинского фронта. «Взят в плен и расстрелян в марте 1920 в Вологде или в Холмогорах».

  26. Садовинский Бруно-Станислав Адольфович (30.01.1894, Славут, Волынской губ.) – лейтенант. «Взят в плен и расстрелян в марте 1920 в Медвежьей Горе».

  27. Светухин Пётр – мичман. «Взят в плен и расстрелян в марте 1920 в Медвежьей Горе».

  28. Телесницкий Олег Владимирович (1894 г. р.) – мичман (Морской корпус. 1915). Член антисоветской организации. Арестован и расстрелян в 1918 году в Вологде.

  29. Томашевич Николай Александрович (1889 г. р., Пермь) – лейтенант. В 1919 – командир эсминца «Лейтенант Сергеев». Погиб в 1920.

  30. Ямылин-Вдовиковский Артемий (Артамон) – мичман в десантной роте Онежской флотилии. «Взят в плен и расстрелян в марте 1920 в Медвежьей Горе».

  31. Шульгин Борис Константинович (24.06.1891, ст. Кабардинская). «С 11.01.1919 – командир эсминца «Капитан Юрасовский», затем на Онежской флотилии. Георгиевское оружие. Убит до 1920».

  32. Юрша Александр Эдмундович. «Сын действительного статского советника. Морской корпус, 1910. Старший лейтенант. Расстрелян большевиками 13 ноября 1918 г. в Петрозаводске».

  33. «Якиманский (Александр Михайлович, 1890 г. р.). В службе с 1914, офицером с 1916; или Сергей Евлампиевич, 1895 г. р.; Морской корпус, 1914) – мичман эсминца «Лихой». Член антибольшевистской организации. Арестован в 1918 в Вологде. Расстрелян».

(Сост. по: Волков, С. В. Офицеры флота и морского ведомства: опыт мартиролога / С. В. Волков. – М., 2004. – 558 с.).

§ 6

Галичане, уральцы, тамбовцы

(1920)

Из Львова и Уральска поступали имена …

СПИСОК*

старшин Украинской Галицкой Армии, этапированных из концлагеря Кожухов (Москва) на Соловки 16.06.1920 г. Потоплены на барже в Белом Море по приказу ВЧК.





Анатолий Трегубов из Уральска (Казахстан) 23.11.2007 писал мне:

«Знаю точно, что на Северной Двине расстреляны:

С. Е. Толстов*

Г. К. Бородин**

возможно и В. И. Акутин***.2

Имена из телеграммы И. С. Уншлихта З. Б. Кацнельсону от 24.10.1921 г. из Москвы в Архангельск:

«…комсостав антоновских банд:

Вострякова И. А.

Французова М. В.

Полякова П. Г.

Старых И. А.

Уварова Ф. Н.

Кулдошина А. Б.

Арефьева Ф. М.

Куксова С. М.

Пригорьевских Я. С.

Гладышева С. А.

приговорённых официально к высылке в Архангельск, согласно постановлению Президиума ВЧК от 8 октября предлагается расстрелять, по возможности соблюдая конспирацию».3

§ 7

Потоки на Север

(1920)

В апреле 1920 года в районе Адлера – Сочи капитулировала почти 40 тысячная (60 тысяч вместе с донцами и беженцами) Кубанская армия атамана – генерала Н. А. Букретова. Сам командующий умрёт в 1930 году В Нью-Йорке…

Что стало с армией?

С. С. Маслов писал в 1922 году в изданной им в Париже книге, что среди 3 тысяч офицеров, расстрелянных чекистами поздней осенью 1920 года в Холмогорах большинство составляли офицеры Кубанской армии, сдавшейся в апреле… На самом деле расстрелянных на Севере кубанцев было около 9 тысяч…

Кубанскому полковнику Ф. И. Елисееву (1892 Кубань – 1987 Нью-Йорк) в начале мая 1921 года удалось бежать из Колчедана (около Екатеринбурга). Через Пермь, Вологду, Званку, Петрозаводск 5.06.1921 г. он достиг Питкяранта (Финляндия), что на берегу Ладожского озера…

В начале 1960-х в Нью-Йорке на ротаторе была напечатана его книга «Побег из красной России». В 2006 году её переиздали в Москве 3х-тысячным тиражом.

Елисеев писал об одной встрече в Екатеринбургском заточении с пятерыми офицерами, прибывшими из Архангельска:

«Узнав, что мы кубанские офицеры, они как то странно, испуганно посмотрели на нас. Все они молодые поручики, подпоручики и один капитан лет под тридцать. Они саперы по образованию. Как-то в разговоре капитан спросил – знаем ли мы о судьбе кубанских офицеров, которые в количестве 6 тысяч были сосланы в Архангельск? Мы заинтересовались, и они рассказали.

«Прибывших в Архангельск в августе – сентябре 1920 года, их пачками грузили в закрытые баржи, вывозили куда-то вверх по Северной Двине и на каких-то пустырях расстреливали. Потом баржи возвращались, в них грузили следующих – и так пока не уничтожили все шесть тысяч… караул состоял исключительно из пленных мадьяр-коммунистов», – закончили они свой жуткий рассказ.

Этот капитан саперных войск ещё добавил, что по возвращении барж за новым нарядом на расстрел офицеров Кубанского Войска на полу и на стенах барж было много крови и даже вывороченных человеческих мозгов. В стенах находили прощальные записки к родственникам, полные смертельной жути. Расстреливали из пулемётов.

Это были те кубанские офицеры и военные чиновники, которых красная власть вывезла во время десанта на Кубань. Три поезда арестованных мы встретили тогда в Москве. Расстреляны-уничтожены были все шесть тысяч. Увезены на север и как в воду канули. Узнав, что я бежал за границу, из станиц и из Екатеринодара запрашивали меня жёны увезённых, что я знаю о судьбе их мужей, так как никто не получил от них ни одной весточки. Запрашивали, когда я жил уже во Франции и прошло около десятка лет с их гибели. И найдётся ли когда-либо это жуткое место их упокоения?!*1

На вопрос Елисеева: «А как они сами остались живы?» – капитан ответил: «Мы сапёрные офицеры. По назначению мы трассировали могилы, вернее, просто рвы. Нам дали амнистию».2

В книге Елисеева и примечаниях к ней имена только 8 кубанцев, арестованных в Екатеринодаре в августе 1920 года во время десанта на Кубань и убитых в числе 6 тысяч в Холмогорах в августе – сентябре 1920 года:

  1. Булдыгин Гавриил Герасимович – хорунжий. Вахмистр Конвоя Императора Александра II. Атаман станицы Кавказской. Построил в станице Войсковую больницу и здание двухклассного училища.

  2. Ермоленко Евдоким Иванович – полковник. Начальник Кубанского Алексеевского военного училища.

  3. Вербицкий Леонтий – есаул.

  4. Демяник Евгений Владимирович – есаул.

  5. Скороходов Владимир Степанович (1881 г. р.) – казак станицы Щедринская Терского Казачьего Войска. Полковник.

  6. Миргородский Павел Григорьевич (г. р. ок. 1868) – полковник. «Мафусаил – кавказец».

  7. Лопатин Иосиф Филиппович – казак станицы Расшеватской ККВ. Войсковой старшина.

  8. Абашкин А. Н. – офицер-артиллерист. Его семья получила от него единственную и последнюю весть, написанную на бересте…3

А также:

Ермолов Федот Иванович – хорунжий. Казак станицы Расшеватской ККВ, конный вестовой Ф. И. Елисеева. Пленён при капитуляции Кубанской Армии под Адлером – Сочи в апреле 1920-го. «Выдающийся был казак». Сослан на Север.

Мельников – хорунжий. Бежал из Холмогор за границу. В 1931 году Елисеев встречал его в Париже на Войсковом празднике…4

В конце октября 1920-го Елисеева в составе группы в 500 офицеров повезли из Москвы в Екатеринбург. В Москве к этому времени скопилось в казармах-лагерях и в Бутырской тюрьме около 9 тысяч пленных белых офицеров. Боясь волнений чекисты решили «разгрузить Москву» в одну ночь. «Всех из Бутырской тюрьмы направили в Архангельск»,5 – сказал Елисееву сопровождающий комиссар…

Расстрелянный в 1938 году писатель Артём Веселый был свидетелем кубанско-донской трагедии 1920-го. Она стала импульсом к недописанной «России, кровью умытой».

В своей «Автобиографии» Веселый писал:

«На заре туманной юности, весной 1920 года, будучи редактором поездной газеты агитационно-инструкторского поезда ВЦИК, я поехал на Кубань. Деникинское воинство было только что разгромлено: ещё дымились скелеты сожжённых городов, деревень и станиц, под откосами железнодорожных насыпей ещё валялись изуродованные вагоны и паровозы, ещё горячи от ненависти к врагу были глаза митинговых ораторов, и ещё не высохли слезы на лицах осиротевших жён и матерей. В одно, как говорится, прекрасное утро, на перегоне от Тихорецкой к Екатеринодару, я поднялся чуть свет, выглянул из окна купе и – ахнул. И – сердце во мне закричало петухом! На фоне разгорающейся зари, в тучах багровеющей пыли двигалось войско казачье – донцы и кубанцы – тысяч десять. (Как известно, на Черноморском побережье между Туапсе и Сочи было захвачено в плен больше сорока тысяч казаков; обезоруженные, они были распущены по домам и на конях – за сотни вёрст – походным порядком двинулись к своим куреням.) Считанные секунды – и поезд пролетел, но образ грандиозной книги о гражданской войне во весь рост встал в моем сознании. В тот же день в поездной типографии были отпечатаны письма-обращения к участникам гражданской войны, отпечатаны и разосланы во все населённые пункты Кубанской области, Черноморья, Ставропольской губ., Ингушетию, Кабарду, Адыгею, Дагестан. Спустя месяц в Москву мне было прислано больше двух пудов солдатских писем. Завязал связи с наиболее интересными корреспондентами. Первые годы я употребил на сбор материала. У меня скопились груды чистейшего словесного золота, горы книг. Материал подавлял меня, его хватило бы и на десяток романов. Я не мог справиться с хлынувшим на меня потоком. Только спустя четыре года я начал писать книгу свою «Россия, кровью умытая».6

Цензура роман пропустила, но фразы типа: «красные жгли станицы восставших казаков», «в деревне бушевали чекисты Упит, Пегасьянц и Филька Японец» были, конечно, вырезаны. Тем более Веселый не мог написать, что шагали казаки не в «свои станицы», а в тюрьмы чрезвычаек… Многим и шагать не пришлось. Утопили на «баржах смерти» прямо на месте. В районе Сочи-Туапсе. Там, где по приказу Путина, возводится с 2008 года будущая «Олимпийская деревня»*

А 8500 кубанских офицеров были из Бутырской тюрьмы отправлены в Архангельск на расправу Бачулису и Квицинскому…

Об отправленных из Бутырской тюрьмы в Архангельск колчаковцах упоминает Берта Меринг.** Меринг пишет, что в Бутырской тюрьме был учреждён «Особый Пост» – тюрьма в тюрьме: несколько общих камер и несколько одиночных камер. Первым в «Особый пост» попали:

«…офицеры и интеллигенция, арестованные в Архангельске после их добровольной регистрации в Особом Отделе ЧК вскоре после занятия области красными войсками. Им не было дано разрешения сноситься письменно с родными, так что семьи считали их давно погибшими. Те их товарищи по заключению, кто находился в сравнительно лучших условиях, неоднократно заявляли свой протест властям. Наш Красный Крест тоже предпринимал различные шаги, чтобы хоть как-то облегчить жизнь этим несчастным. После долгих переговоров с Особым Отделом ЧК, за которым эти арестованные числились, нам разрешили передавать им наши крохи, но не в общем порядке, как во всей тюрьме, а через старшего начальника отряда охраны «Особого Поста».

Помню, я была в тюрьме, когда мы впервые могли и «особникам» сделать передачу. Начальник отряда «Особого Поста» прислал своего солдата в «сборную» за нашими продуктами. Этого не совсем ещё искушенного молодца мне удалось убедить, что он один не сможет унести продукты на двести человек, что мыло, передаваемое почти в жидком виде, испачкает его шинель, и что было бы разумнее взять пару арестованных на подмогу. Солдат согласился. Но это был первый и последний раз, когда мы видели кого-либо из заключённых «Особого Поста». От вышедших я успела узнать, что они арестованы в Архангельске, что туда они были переброшены с Колчаковского фронта, что не то в Самаре, не то в Саратове у них есть семьи безо всяких средств к жизни, о которых они уже полгода ничего не знают».7

Продолжим Северный синодик «Памятной книжки».

  1. Кондаков Пётр Никодимович (1886–1919) – офицер Северной армии. Приёмный сын академика Н. П. Кондакова.

«Убит своими же солдатами на Северном фронте. Убит во сне, зверски и предательски».

(Скирский роман. – М., 1997. – С. 460).

  1. Волков Николай Аркадьевич (1883–1920 Архангельск). Подполковник. Начальник штаба Командующего войсками Двинского района.

«Взят в плен, содержался в Покровском концлагере в г. Москва. Вывезен в Архангельск, где в 1920 г. расстрелян».

  1. Коссовский Николай Владимирович. Поручик. Лётчик Славяно-Британского авиационного корпуса. Сбит 11.11.1918 г. в районе Котласа. Расстрелян по приговору местного ревтрибунала в Вологде.

  2. Мельницкий Александр Дмитриевич. Лейтенант. Морской лётчик. Командир сухопутно-разведочного отряда. После падения Северной области взят в плен и расстрелян.

  3. Туфанов Сергей. Старший унтер-офицер 3-го Северного стрелкового полка. Убит в середине февраля 1920 года в районе ст. Холмогорская при «аресте полка».

(Белая гвардия: альманах. – Москва, 2006. – № 9. – С. 150, 155).

  1. Митропольский. Расстрелян в 1919 году в Вологде…

(Плеханов Александр. Дзержинский. Первый чекист России. – М., 2007. – С. 66).

  1. Поляков. Генерал. Член подпольной организации генерала А. В. Геруа в Петрограде.

(Кедров М. С. Без большевистского руководства. Из

истории интервенции на Мурмане. – Л. 1930. – С. 52).

С большой долей вероятности, о гибели в архангельских концлагерях, можно говорить о людях, имена которых установлены по материалам Политического Красного Креста:

  1. Альбаков Павел Алексеевич* (1876 г. р.) – военный инженер. Арестован в Ростове-на-Дону. В октябре 1920 отправлен в Архангельский концлагерь.

  2. Арапов Николай Петрович – в декабре 1922 года отправлен в ссылку на Печору.

  3. Барбас Василий Захарович – подполковник. Командир Мурманского авиадивизиона. В феврале 1920 года – плен. Бутырка. 16.06.20 отправлен в Архангельск.

  4. Безчередных Павел Васильевич (1890 г. р.) – кадровый офицер царской армии. Март 1920 – плен в Новороссийске. 16 апреля отправлен в Москву, оттуда в Холмогорский концлагерь.

  5. Воинов Святослав Владимирович. В начале 1920 арест в Екатеринославе при регистрации. 5 августа 1920 с группой офицеров отправлен в Архангельский концлагерь.

  6. Гаранько А. – кадровый офицер царской армии. В марте 1923 года арестован с группой офицеров «за службу у белых». Отправлен в Москву. Оттуда в Архангельский концлагерь.

  7. Дистерло Константин Христофорович (1865 г. р.) – полковник. 4 июля 1920 года из концлагеря в Ростове-на-Дону отправлен в Москву. Оттуда 11.05.21 в Архангельский концлагерь.

  8. Иванов Борис Алексеевич (1884 г. р.) – начальник дивизиона эскадронных миноносцев. 5.04.20 арестован в Жиздре по подозрению «в сотрудничестве с союзниками». Отправлен в Архангельский концлагерь.

  9. Калмыков Иван Николаевич (1899 г. р.). С 1917 года в армии Колчака. В 1919 – сдался в плен. В 1921 г. учился в Технологическом институте в Москве. 5.03.21 арестован вместе с 35 бывшими колчаковскими офицерами. Отправлен в Архангельский концлагерь.

  10. Котельников Степан Иванович (1876 г. р.) – полковник. Арест в апреле 1920 во Владикавказе. Отправлен в Архангельский концлагерь.

  11. Куфаев Александр Николаевич (1866 г. р.) – окончил юридический факультет Московского университета. Арест в июне 1920 в Пятигорске «за службу у белых». Отправлен в Москву. Оттуда в Архангельский концлагерь.

  12. Мерчанский Василий Михайлович (1862 г. р.) – кадровый офицер царской армии. Арест в августе 1920 в Екатеринодаре при регистрации. Отправлен на 5 лет в Архангельский концлагерь. Умер там 8.06.1920 от сыпного тифа и цинги.

  13. Назаров Максим Михайлович (1883 г. р.). В марте 1920 арест в Гурьеве «за службу у белых». В августе отправлен в Москву. В октябре – в Архангельский концлагерь. В апреле 1921 года на его «Опросном листе» записано – «дела уральских офицеров двигать безнадежно».*

  14. Нечаев Михаил Ермолаевич – кадровый офицер царской армии. Арест 17.11.1920 в Баку. В начале декабря отправлен в Архангельский концлагерь, затем Холмогорский. С марта 1921 – сведений о нём не давали.* *

  15. Погосский Владислав Викентьевич (1859 г. р.) – генерал-лейтенант. Военный юрист. С 1918 года – в армии Колчака. Арест 2.04.1920 в Иркутске. 18.06.20 доставлен в Москву. Оттуда отправлен в Архангельский концлагерь.

  16. РидманНиколай Николаевич (1862 г. р.) – бывший председатель Окружного суда в Ковно. Арест 17.09.1918 в Москве. Отправлен в Архангельск.

  17. Рыльский Константин Осипович (1871 г. р., Москва) – генерал-майор. В 1914 г. – командир лейб-гвардии Гренадерского полка. В июле 1917-го – командующий пехотной дивизией. Арест 17.10.21 в Москве. 15.11.21 отправлен в Архангельский концлагерь.

  18. Секретев Евгений Фёдорович (1886 г. р.) – кадровый офицер царской армии. Арест – апрель 1920 в Новороссийске. В июле отправлен в Москву. В октябре – в Архангельский концлагерь.

  19. Соколов Николай Викторович (1886 г. р., Москва) – штаб-ротмистр. С 1918 г. – преподаватель мужской гимназии. Арест 3.08.20 при регистрации офицеров (в Твери – Ю. Д.). Отправлен в Москву. Оттуда в сентябре 1920 в Архангельский, затем Холмогорский концлагерь.

  20. Тарасевич Максимилиан Сергеевич (1882 г. р.) – генерал-майор. С 1918 – в армии Колчака. Арест 16.02.20 в Красноярске. Отправлен в Москву. Оттуда 31 июля: «… в Архангельск, где расстрелян».

  21. Флоринский Пётр Евгеньевич – студент института в Архангельске. В августе 1920 – вместе с отцом арестован «за службу у белых». Отправлен в Москву в Бутырскую тюрьму.

  22. ХолодовскийВладимир Алексеевич (1897 г. р.) – офицер. Сдался в плен в марте 1920 года в Екатеринодаре. Освобождён. Преподавал в Политехническом техникуме. Арест 5.08.1920 г. с группой офицеров в связи с восстанием на Кубани. Отправлен в Москву. Оттуда в Архангельский концлагерь.

  23. Шадрин Владимир Вячеславович (1900 г. р.). Взят в плен в конце 1919 в Сочи. В Екатериндаре приговорен к 5 годам концлагерей. Отправлен в Архангельский концлагерь.

  24. Шарин Александр Фёдорович (1901 г. р.) – учился на химическом факультете университета. В 1918 – в армии Миллера. В мае 1920 с группой офицеров сдался в плен. Отправлен в Москву. 15.06 перведён в Холмогорский концлагерь.

  25. Шкляев Пётр Николаевич (1895 г. р.) – учился на юридическом факультете Петроградского университета. С 1915 – офицер на фронте. С 1919 – в армии Миллера. Арест 22.02.1920 в Архангельске. 21 марта доставлен в Москву. 16 июня отправлен в Архангельский концлагерь.

  26. Яскульский Максимилиан Максимилианович (1881 г. р.) – окончил Константиновское артиллерийское училище. После 1918 – комендант госпиталя в Кисловодске. Арест 13.04.20 в Армавире. Отправлен с группой офицеров в Ростов-на-Дону. Оттуда, 7 августа – в Москву. Из Москвы в группе 16 офицеров – в Архангельский концлагерь.8

В том же архиве Московского Политического Красного Креста сохранилось обращение начальника штаба одной из бригад Северного фронта Николая Николаевича Облакова (1888 г. р.). Кадровый офицер, он окончил Николаевский кадетский корпус и Морское артиллерийское училище. С 1914 – на фронте. С 1919 – в армии Миллера.

Облаков Н. Н. – в МПКК

«<…> Четыре месяца тому назад, в конце февраля этого года я сдался как военнопленный при ликвидации белого фронта Северной области – видя бесцельность дальнейшего сопротивления. Направленный вместе с остальным командным составом сначала в Петрозаводск, затем в Вологду (в карантин), 30 апреля я был вызван из карантина (лагеря) и переведён (вместе с группой других офицеров и солдат) в Вологодскую тюрьму, а через несколько дней – в Особый отдел Вологодской губернской ЧК, где написал свою биографию, а затем анкету, не касавшуюся совершенно меня, а относящуюся к организации службы разведки и военно-регистрационной, но так как ни этой, ни другой я непосредственно не касался, то и ответить ничего не мог (я занимал должность начальника штаба стрелковой бригады, а служба разведки и регистрации подчинялась и руководилась особым отделом штаба военнокомандующего войсками Мурманского района). Особый отдел Вологодской ЧК расформировывался и, не окончив дела, отправил меня в Архангельск, где я пробыл ровно месяц в Архгубисправительном доме и никаким допросам не подвергался, как и ранее. После этого я был отправлен в Особый отдел ВЧК и оттуда сюда, в Бутырскую тюрьму, где и нахожусь. Остальной комсостав штаба бригады, а именно: начальник бригады, интендант и др. – уехали прямо из Вологды (карантина) в Мескву, а четыре человека были приняты ещё в Петрозаводске на службу в Советские войска. Из этого следует, что к штабу бригады, начальником которого был я, – никаких обвинений не предъявляется, лично я тоже до сего времени никаких обвинений не получал. Не имея ни родных, не видя никого из близких, я не имею возможности просить кого-либо ходатайствовать о скорейшем разборе моего дела (если таковое за мной числится?!) и освобождении. За 4 месяца заключения я сильно подорвал и моральные и физические силы. Особенно угнетает полная неизвестность того – как долго я должен ещё находиться в таком неопределённом положении (без допросов и обвинения)?, а также полное отсутствие сведений о своей семье, жившей на моём попечении и поддержке. Кроме того, я привык работать, и отсутствие возможности зачастую даже читать что-либо – ещё больше гнетёт и вызывает чувство полной заброшенности и оторванности от всей жизни <…>».9

Дальнейшая судьба Н. Н. Облакова неизвестна…

§ 8

Ещё многое предстоит установить…

…По постановлению от 22 мая 1922 года всё той же «тройки» Особотдела Охраны северных границ «за хранение чистых бланков с печатями Архгубчека и Мурманского Пограничного Особого отделения с явно корыстной целью и за организацию по ложным документам самочинных обысков» был расстрелян секретный сотрудник Особотдела Северных границ Республики Павел Канаев.

За что на самом деле расстрелян Канаев, не ознакомившись с материалами его «АУД», сказать невозможно.

Председатель Архгубчека Г. Ф. Линдеман, например, заявлял:

«Если кто-нибудь из сотрудников или служащих не исполнит мои распоряжения, то я не только обложу матом, но и растреляю, за что отвечу перед компартией»…

Хотел бы я взглянуть и на «АУД» 9-летней архангельской девочки, которую арестовали и осудили на 7 лет лагерей. После ареста отца сказала, что бросит бомбу в начальство…2

Но имя девочки неизвестно… Неизвестно и имя английского матроса, о расстреле которого упоминает другой бывший зэк:

«В 1924 году в Архангельск пришёл английский пароход за лесом. Большевики арестовали одного матроса с этого парохода. И расстреляли. Лорд Керзон прислал ноту, чтобы Советы родным матроса выслали компенсацию – 2 млн фунтов стерлингов. Советы не среагировали. Лорд заступается за какого-то там матроса. В конце концов, таких матросов тысячами сегодня расстреливают. Лорд Керзон прислал другую ноту: Немедленно платите. Иначе через 24 часа наш флот у ваших берегов будет. Этот случай мне рассказали на Соловках. И я тогда подумал: «Что значит своя держава, свой флот, своя армия».3

Если имя расстрелянного английского матроса ещё можно выяснить по английским источникам, то русская девочка, видимо, навсегда останется безымянной…

В берлинском «Списке левых эсеров – жертв большевистского и белогвардейского террора, заключённых в советских тюрьмах», значится только два узника Архангельского концлагеря:

  1. Полубояринов Ф. И.

  2. Твеленов М.4

Не стоит доверять различным чекистским докладам и чекистским «историографам»…

Начальник Архгуботдела ГПУ и он же управсевлагерями Студитов-Парфенов докладывал, например, что в 1923 году в этих лагерях «оставалось» более одной тысячи заключённых.5

Хотя при беспрерывных «разгрузках» (путём массовых расстрелов) концлагерей, это, возможно, и так… Одну тысячу расстреляли – привезли другую.

На «боевом счету» архангельского чекиста В. П. Чуева значился раскрытый в 1923 году «контрреволюционный заговор нескольких сотен белогвардейских офицеров, находившихся в заключении в Архангельске».6

Всего один заговор – и сразу несколько сотен офицеров…

Сколько таких «заговоров» было в 1920 –1923 и далее годах «раскрыто» чекистами их нынешние «историографы», если и знают, то не скажут…

Чем кончались эти «заговоры» известно.

В 1925 году в Амстердаме на нидерландском языке была издана книга Георгия Попова* «В лапах ЧК».

«Восемьсот солдат и офицеров царской армии – заключённых концлагеря вблизи Архангельска – оповестили, что их переводят в лагерь на Соловки. Надежда на свободу и окончание страданий, принесённых гражданской войной, была разбита. Соловки сразу прославились как самый ужасный лагерь большевистской России. Группу охватил страх, так как было известно от охраны, что ЧК уже несколько раз топила транспорты с контрреволюционерами по пути из Архангельска в Соловки.

Перед отъездом разрешили написать письма, которые и не собирались отправлять. Но одно письмо, переданное через сочувствующего охранника, получили в Ревеле родители товарища моего брата. Оно написано дрожащим почерком: «Нас, 800 человек, Попова, барона Шиллинга и других повезут в лагерь на Соловках в 250 верстах к западу от Архангельска. Еды нет. Холодно. Трудно поверить, что кто-либо выйдет оттуда живым. Я очень болен. Тоскливо. Если есть какая-то возможность, помогите. Прощайте. Ваш сын Е., Архангельск, 21 ноября 1921».

Письмо шло четыре месяца. Когда родители получили его, всё было кончено.

В пять часов утра 21 ноября 1921 года пленных повели к набережной, где их должен был ожидать транспорт. Сотня вооружённых солдат-венгров следила, чтобы заключенные держались тесно друг к другу. Группа шла очень медленно. Подошла к берегу. Рядом находился пригорок с нежилыми каменными домиками.

Заключённым приказали построиться у самой воды, которая уже схватилась тонким льдом, а отряд сопровождения занял позицию полукругом напротив. Прошло четверть часа. Транспорта на Соловки не было. Заключённые, совершенно замерзшие, стали роптать. Вдруг по ним открыли огонь… Паника… Многих вытолкнуло в воду… Кто-то попытался прорваться сквозь строй солдат. Заработали пулемёты из окон домиков… Игра закончилась».7

Всего один день, (точнее утро) города Архангельска. 21 ноября 1921 года… В официальных (других лет) «Летописях» и «Календарях» не отмечен… Как писал когда-то Солженицын:

«Прошёл день, ничем не отмеченный…»

Пепел Клааса?

В Архангельске и РФ он никого не жжёт…

«Историограф» ВЧК–ОГПУ О. Мозохин утверждает: за весь 1923 год по всей Советской России к ВМН (расстрел) осуждено 414 человек…8

§ 9

Холмогорские списки

(1920)

Предыстория Холмогорского концлагеря изложена нами ранее.

«Официальная» история лагеря начинается (по сохранившемуся чекистскому делопроизводству) 8 мая 1921 года. К этому времени в Холмогорах и его окрестностях (Косково, Ельня, Курья, Лявля и т. д.) были расстреляны тысячи человек.

Холмогорский концлагерь разместили в бывшем женском монастыре (26 зданий, из них – 2 каменных, 14 жилых, 10 служебных).2

Приказом № 5 от 6.05.1921 г. временно исполняющим обязанности коменданта лагеря назначен чекист Герасимов Павел, помощником коменданта по административной части – Каплин Александр Иванович.3

Приказом № 47 от 9 мая:

«Комендант ныне расформированного Соллагеря тов. Абакумов С. А. назначается комендантом Архгублагеря в г. Холмогоры с 6 мая…».4

Ещё ранее был приказ Президиума Архангельского губисполкома от 19.04.1921 г.:

«С открытием навигации все лагеря, находящиеся в Архангельске, перевести из Архангельска в г. Холмогоры».5

Как сказали бы сейчас, «во избежание социального напряжения». Кроме того, сведения о кровопускании, устроенном большевиками г. Архангельска после его «освобождения» в феврале 1920-го, будоражили Запад, а Ленин стремился установить торговые и дипотношения с Великобританией, Норвегией и т. д.

В Холмогорский концлагерь (к 210-й годовщине со дня рождения великого холмогорца М. В. Ломоносова) большевики свезли заключённых Соллагеря (Соловецкого) из 1, 2, 3, 4 Архангельских лагерей.

Последняя партия заключённых из лагеря № 1 в Холмогоры из Архангельска была «эвакуирована» (пешком (?), на баржах (?)) 5 мая. И лагерь с этого числа считается расформированным.6

Приводим 4 списка:

Список № 1 – 229 человек.7

Список № 2 – 186 человек.8

Список № 3 – 164 человека.9

Список № 4 – 25 человек.10

1

СПИСОК

ЗАКЛЮЧЁННЫХ, ОТПРАВЛЕННЫХ В ХОЛМОГОРЫ

  1. Абакаров Абдурам

  2. Абозин Сергей Михайлович

  3. Акамов Джебрган

  4. Алейников Михаил Андреевич

  5. Алимов Ефим Фёдорович

  6. Алимов Федот Григорьевич

  7. Алфетов Николай Михайлович

  8. Андрункин Ананий Петрович

  9. Артемов Георгий Николаевич

  10. Асеев Дмитрий Михайлович

  11. Аскавый Иван Венедиктович

  12. Ахметов Джемалдин

  13. Бабенко Тимофей Яковлевич

  14. Бандаренко Алексей Васильевич

  15. Бандаренко Фёдор Иванович

  16. Банников Константин Георгиевич

  17. Бараков Иосиф Фёдорович

  18. Баранцевич Густав Александрович

  19. Белов Савва Наумович

  20. Беляевский Моисей Иванович

  21. Беляков Арсентий Кузьмич

  22. Берг

  23. Бережнов Антон Павлович

  24. Бережной Фёдор Сергеевич

  25. Бирютин Дмитрий Кириллович

  26. Бичерахов Георгий Фёдорович

  27. Боев-Баянц Артемий Вла(?)

  28. Бондаренко Григорий Дмитриевич

  29. Борицкий Иван Иванович

  30. Брежинский Андрей Викторович

  31. Бульба Василий Н(?)

  32. Вальков Георгий Иванович

  33. Варламов Михаил Карпович

  34. Васильев Афанасий Наумович

  35. Величкин Василий Васильевич

  36. Верхановский Борис Мефодиевич

  37. Власенко Роман Иванович

  38. Воинов Андрей Александрович

  39. Воинов Фёдор Николаевич

  40. Воробьев Анатолий Дмитриевич

  41. Воробьев Гавриил Алексеевич

  42. Гармай Михаил Миронович

  43. Гладковский Борис Иванович

  44. Глушенко Александр Захарович

  45. Гнездинов Даниил Васильевич

  46. Гокинаев Владимир Кузьмич

  47. Гольц Иван Георгиевич

  48. Горшевский Леонид Сте[панович]

  49. Грищенко Пётр Филиппович

  50. Гундяев Степан Захарович

  51. Гутор Михаил Иванович

  52. Давыдов Егор Авдеевич

  53. Дериглазов Николай Петрович

  54. Деркач Федот Сафронович

  55. Дмитриев Владимир Петрович

  56. Дранов Иван Александрович

  57. Дроздовский Иван Павлович

  58. Дударь Иван Константинович

  59. Егоров Григорий Николаевич

  60. Елизаров Александр Андреевич

  61. Елкин-Еголов Джафаров

  62. Емельянов Владимир Константинович

  63. Еременков Фёдор Иванович

  64. Ерешко Василий Данилович

  65. Жаров Василий Васильевич

  66. Живилло Александр Кузьмич

  67. Жулев Федосей Исидорович

  68. Журавлев Леонид Александрович

  69. Заворотний Леонтий Максимович

  70. Закотнов Павел(?) Гордеевич

  71. Захаров Виктор Гаврилович

  72. Зельвянский Зельман (временно ком. в Холмогоры)

  73. Землянухин Иван Иванович

  74. Зорич Василий Евдокимович

  75. Кальвейн Владимир Карлович

  76. Канустянский Василий Андр.

  77. Каранецкий Георгий Семёнович

  78. Каркмасов Пахрутд

  79. Карпинский Сергей Вал.

  80. Карченюк Георгий Павлович

  81. Касьянов Дмитрий Фёдорович

  82. Кациоба Венедикт Степанович

  83. Кветинадьзе Михаил Иванович

  84. Ковалев Василий Никитич

  85. Козлов Николай Алексеевич

  86. Койдалов Алексей Иванович

  87. Комиссаров Пётр Петрович

  88. Корабейников Прокопий Иванович

  89. Кораблин Николай Георгиевич

  90. Косенко Илларион Моисеевич

  91. Косиков Иван Игнатьевич

  92. Котов Александр Петрович

  93. Кох Борис (временно ком. в Холмогоры)

  94. Краснокутский Иван Петрович

  95. Красношапка Варфоломей Михайлович

  96. Красульянц Манук Коморкович(?)

  97. Крюков Василий Григорьевич

  98. Крюков Пётр Васильевич

  99. Кулениченко Алекс. Иванович

  100. Куликов Иван Иванович

  101. Кундрюков Михаил Алексеевич

  102. Куницин Пётр Семёнович

  103. Курганский Алексей Иванович

  104. Курносов Николай Владимирович

  105. Курчанский Иван Иванович

  106. Кутепов Владимир Тихонович

  107. Кушвид Тимофей Иванович

  108. Лазарев Сергей Гаврилович

  109. Лазаревич Георгий Абрамович

  110. Лапкин Григорий Петрович

  111. Лапшин Алексей Андреевич

  112. Лариошкин Василий Николаевич

  113. Лебедев Сергей Иванович

  114. Левашев Николай Львович

  115. Лего Алексей Алексеевич

  116. Ледков Михаил Иванович

  117. Леонченко Ананий Пет[рович]

  118. Лесков Михаил Михайлович

  119. Лутченко Пант. Яковлевич

  120. Магомед Альорда

  121. Малайченко Георгий Фёдорович

  122. Малочеханов Магомет

  123. Малюта Сергей Макм(?)

  124. Манафов Магомет

  125. Масютин Николай Александрович

  126. Махнов Василий Семёнович

  127. Машинский Василий Назарович

  128. Мельников Иван Илларионович

  129. Меняйлов Кузьма Андреевич

  130. Миронов Пётр Никитьевич

  131. Молоденков Григорий Александрович

  132. Монако Данил Семёнович

  133. Мочалин Дмитрий Михайлович

  134. Мочалов Николай Николаевич

  135. Наседкин Степан Яковлевич

  136. Оберюхин Алексей Иванович

  137. Осипов Иван Ильич

  138. Осипьянц Осип Иосифович

  139. Павлов Пётр Иванович

  140. Паленко Виктор Александрович

  141. Панов Александр Ильич

  142. Парамонов Иван Егорович

  143. Паршинский Константин Ерм.

  144. Петров Анатолий Парамонович

  145. Плеханов Василий Яковлевич

  146. Плотников Борис Васильевич

  147. Погосский Георгий Антонович

  148. Погребной Леонид Данилович

  149. Поляков Ник. Николаевич

  150. Попов Василий Иванович

  151. Попов Виктор Васильевич

  152. Попов Николай Иванович

  153. Попрядухин Александр Александрович

  154. Постников Алексей Павлович

  155. Прехтел Сергей Павлович

  156. Простосердов Андрей Викторович

  157. Прохоров Филипп Евсеевич

  158. Пхалагов Николай Карпович

  159. Рыбаков Евгений Михайлович

  160. Рыбник Алексей Павлович

  161. Рыков Николай Алексеевич

  162. Самойлов Илья Анфилович

  163. Сахно Александр Васильевич

  164. Седов Алексей Петрович

  165. Семенов Виктор Гурьевич

  166. Синатьящ Баррат

  167. Синицин Владимир Иванович

  168. Скибицкий Вячеслав Макм.

  169. Сконцов Анатолий Николаевич

  170. Собиев Владимир Михайлович

  171. Собинов Василий Харитонович

  172. Соколов Иван Петрович

  173. Соколов Михаил Павлович

  174. Ставицкий Иван Игнатьевич

  175. Станиславский Константин Фёдорович

  176. Станишевский Дмитрий Терентьевич

  177. Станкевич Леонид Демьянович

  178. Страхов Александр Иванович

  179. Стышнев Аркадий Михайлович

  180. Султанов Михаил

  181. Суручан Фёдор Михайлович

  182. Тапегин Василий Мак.

  183. Тапилин Пётр Тарасович

  184. Твердохлебов Савелий Григорьевич

  185. Тилушев Лев Викторович

  186. Трифонов Андрей Михайлович

  187. Троиницкий Николай Иванович

  188. Трунин Степан Григорьевич

  189. Убанов Афанасий Герасимович

  190. Усик Фёдор Антонович

  191. Усиков Алексей Васильевич

  192. Утенко Пётр Тимофеевич

  193. Федоров Андрей Иванович

  194. Федоров Иван Петрович

  195. Харченко Григорий Прокопьевич

  196. Хлебников Александр Владимирович

  197. Хлевце(о)в Мефодий Андреевич

  198. Хорцов Владимир Николаевич

  199. Христунов Пётр Иванович

  200. Худошубин Никифор Семёнович

  201. Цапалов Константин Иванович

  202. Чампанов Алексей Фёдорович

  203. Чебатарев Александр Андреевич

  204. Чемакин Ксенофонд Иванович

  205. Черепанников Виктор Павлович

  206. Чиважевский Борис Яковлевич

  207. Чистаков Диодор Степанович

  208. Чувилкин Иван Максимович

  209. Чумаков Иван Георгиевич

  210. Шабанов Василий Павлович

  211. Шадалта Антон Трофимович

  212. Шакум Луцпам Георгиевич

  213. Шаповалов Иван Фёдорович

  214. Шепелев Фёдор Матвеевич

  215. Шибаев Данил Васильевич

  216. Шигин Андрей Дмитриевич

  217. Ширень Дмитрий Филиппович

  218. Шторх Антон Степанович

  219. Шумкин Константин Александрович

  220. Шутов Еремей Яковлевич

  221. Щевцов Василий Яковлевич

  222. Щербак Николай Исидорович

  223. Щетпискин Сергей Михайлович

  224. Юдаков Василий Иванович

  225. Яковенко Пантелеймон Демидович

  226. Яковлев Павел Григорьевич

  227. Ялимов Дмитрий Фёдорович

  228. Яниш Георгий Вольдемарович

  229. Ясинский Алекс. Иванович


7

2

СПИСОК

ЗАКЛЮЧЁННЫХ I-ГО АРХГУБ. ЛАГЕРЯ ПРИНУДРАБОТ,

ПЕРЕВЕДЁННЫХ В ХОЛМОГОРСКИЙ ЛАГЕРЬ

  1. Агафонов Фёдор Иосифович

  2. Алабушев Александр Николаевич

  3. Алавердов Каспар Исаевич

  4. Аладарцев Тимофей Петрович

  5. Алейников Андрей Дмитриевич

  6. Александрович Никон Константинович

  7. Алексеев Александр Алексеевич

  8. Алексин Александр Алексеевич

  9. Алехин Осип Иванович

  10. Алиев Алисавер

  11. Альбанович Иван Григорьевич

  12. Ананьнин Алексей Кузьмич

  13. Антонов Александр Антонович

  14. Апряткин Фёдор Николаевич

  15. Аскеров Асман Машай Оглы

  16. Ахметов Ахмет Абакарович

  17. Багиров Ашбаза

  18. Бакиханов Вальхан

  19. Бахман Владимир Васильевич

  20. Башкатов Анатолий Евстафьевич

  21. Башта Антон Ирамович

  22. Белогуров Владимир Яковлевич

  23. Бжегаков Челемет Калбулатович

  24. Бибик Пётр Тимофеевич

  25. Болтрукевич Константин Платонович

  26. Бондаренко Иван Никитич

  27. Бородин Александр Павлович

  28. Братченко Наталья Григорьевна

  29. Бугаев Иван Николаевич

  30. Бухаткин Борис Павлович

  31. Бушмарин Николай Александрович

  32. Валаев Григорий Владимирович

  33. Верба Видлан Францевич

  34. Верба Михаил Данилович

  35. Вербов Пётр Наумович

  36. Вертелецкин Иосиф Гаврилович

  37. Виноградов Николай Алексеевич

  38. Воинов Иван Иванович

  39. Волочаев Николай Фёдорович

  40. Гаврилов Михаил Георгиевич

  41. Генииста Александр Владимирович

  42. Герасимов Алексей Захарович

  43. Голованов Александр Иванович

  44. Голубченко Алексей Афанасьевич

  45. Голышева Фаня Соломоновна

  46. Гордиенко Афанасий Иванович

  47. Гусаковский Клавдий Сергеевич

  48. Гущин Егор Иванович

  49. Двячевский Диамид Алексеевич

  50. Дерягин Семён Михайлович

  51. Джабров Владимир Захарович

  52. Дзюба Алексей Доменович

  53. Долганов Михаил Авраамович

  54. Дударь Семён Пименович

  55. Дулин Валентин Евгеньевич

  56. Дьяченко Андрей Киприянович

  57. Евстюков Илларион Степанович

  58. Евтушенко Василий Степанович

  59. Журавский Михаил Николаевич

  60. Задорожнов Емельян Фёдорович

  61. Захаревский Николай Васильевич

  62. Зевтиген Людвиг Армагдович

  63. Зеленников Владимир Галактионович

  64. Зембицкий Пётр Вом(?)

  65. Земцов Иван Филатович

  66. Зинин Николай Степанович

  67. Зино Влас Прокофьевич

  68. Знаковский Мирон Харлампиевич

  69. Иванов Николай Васильевич

  70. Ивченко Емельян Иванович

  71. Игнатов Георгий Гаврилович

  72. Игнатов Фёдор Тимофеевич

  73. Ильин Ипполит Александрович

  74. Иухортов Константин Корнеевич

  75. Казачков Яков Иванович

  76. Карасев Павел Иванович

  77. Карпов Василий Иванович

  78. Кирилов Дмитрий Васильевич

  79. Кисляк Николай Никитович

  80. Кодиев Василий Степанович

  81. Колафиев Василий Тимофеевич

  82. Комель Людвиг Антонович

  83. Кононенко Демьян Карпович

  84. Корантаевич Леон Юзефович

  85. Коротков Владимир Иванович

  86. Костылев Семён Петрович

  87. Кохан Георгий Алексеевич

  88. Кочубей Иван Иванович

  89. Кошелева Анастасия Григорьевна

  90. Кравец-Кравцов Стефан Трифонович

  91. Кривов Николай Сергеевич

  92. Кригер Эмилия Рейнгольдовна

  93. Крыгин Сергей Андреевич

  94. Крыжний Андрей Иванович

  95. Крыхтин Пантелей Константинович

  96. Кудрявцев Владимир Александрович

  97. Кузьмин Иосиф Алексеевич

  98. Кукиев Владимир Алексеевич

  99. Лазовский Гавриил Евгеньевич

  100. Леонтьев Михаил Иванович

  101. Ломоносов Георгий Яковлевич

  102. Лукьянов Константин Григорьевич

  103. Мавсук Зодо-Мирмут Гуза

  104. Маков Николай Николаевич

  105. Малеева Лариса Васильевна

  106. Марко-Доната Антонида

  107. Мельников Семён Фёдорович

  108. Мерчанский Василий Михайлович

  109. Мефодиев Николай Владимирович

  110. Морозов Николай Иванович

  111. Мотарыгин Василий Иванович

  112. Мотяш Тимофей Андреевич

  113. Наумов Семён Филиппович

  114. Нашивочников Алексей Иванович

  115. Небольсин Григорий Александрович

  116. Никитин Иван Романович

  117. Николаев Иван Александрович

  118. Никуличев Иван Михайлович

  119. Ноготков Павел Николаевич

  120. Нур-Али Оглы Абдул Али

  121. Овчинников Илья

  122. Павлов Борис Евгеньевич

  123. Петухов Владимир Петрович

  124. Понаморенко Константин Сергеевич

  125. Попов Иван Васильевич

  126. Праксин Александр Иванович

  127. Пятеицкий Григорий Михайлович

  128. Рагимов Джавай

  129. Рамм Александр Александрович

  130. Расулов Мамаот Мехта

  131. Рахмин Зада Змия

  132. Рубенков Георгий Андреевич

  133. Рыбин Андрей Васильевич

  134. Сазонов Павел Леонтьевич

  135. Самойленко Григорий Лаврентьевич

  136. Сафонов Георгий Петрович

  137. Сафонов Яков Иванович

  138. Свищев Владимир Васильевич

  139. Свищев Николай Васильевич

  140. Сеидов Мир Абдул Азиз

  141. Серых Михаил Лаврентьевич

  142. Сидельников Фёдор Кириллович

  143. Сидоренко Роман Кузьмич

  144. Синкин Артемий Гаврилович

  145. Скачков Василий Иванович

  146. Сметанин Евсей Андреевич

  147. Смирнов Михаил Фёдорович

  148. Солнышкин Андрей Александрович

  149. Софиенко Михаил Михайлович

  150. Стороженко Александр Андреевич

  151. Сухарев Михаил Акимович

  152. Тапилин Григорий Матвеевич

  153. Тарасов Хрисанф Тимофеевич

  154. Терляцкий Иван Юлианович

  155. Тертьяков Василий Радионович

  156. Тимофеев Яков Макеевич

  157. Тимошенко Георгий Борисович

  158. Толстопятова Елена Дмитриевна

  159. Трафимов Николай Михайлович

  160. Фаворский Алексей Иванович

  161. Федосеев Николай Иванович

  162. Фильчаков Иван Фёдорович

  163. Ханженков Владимир Фёдорович

  164. Хигер Василий Николаевич

  165. Хоркин Куприян Яковлевич

  166. Хряпин Михаил Иванович

  167. Цимерман Яков Моисеевич

  168. Чернышев Константин Иванович

  169. Чичерин Борис Спиридонович

  170. Чобатов Ар(?)

  171. Чубова София Васильевна

  172. Шабаров Сирафутин

  173. Шамрай Михаил Николаевич

  174. Швецов Геннадий Иванович

  175. Шевцов Павел Иванович

  176. Шевченко Антон Максимович

  177. Шереметьев Николай Николаевич

  178. Шмаков Пётр Иванович

  179. Шумейко Семён Степанович

  180. Шурыгин Николай Васильевич

  181. Юзиф-Беков Ага

  182. Юсуф-Зиде Базарган

  183. Яновский Виктор Васильевич

  184. Ярков Федот Иванович

  185. Ярошенко Семён Семёнович

  186. Ястрженбский Антон Иосифович

№ 1840 Врид. Завед. П/Отделом:

10 мая 8

Секретарь:

3

ИМЕННОЙ СПИСОК

ЗАКЛЮЧЁННЫХ СОЛЛАГЕРЯ ПРИНУДРАБОТ,

ПЕРЕВЕДЁННЫХ В ХОЛМОГОРЫ

  1. Абрамов Григорий Иванович

  2. Авдеев Иван Игнатьевич

  3. Авдошин Константин Никитич

  4. Аксененко(?) София Ивановна

  5. Александров Андрей Осипович

  6. Андреев Николай Павлович

  7. Андрюшенко Агафья Степановна

  8. Андрюшенко Анастасия Филипповна

  9. Аникеев Николай Александрович

  10. Антонычев Сергей Яковлевич

  11. Артомонов Иван Ефимович

  12. Афанасьев Николай Иванович

  13. Баранов Иван Фёдорович

  14. Баранова Мария Лавровна

  15. Барановский(?) Александр Юльянович

  16. Башарин Александр Александрович

  17. Белков Александр Владимирович

  18. Берг Александр Петрович

  19. Берденников Андрей Дмитриевич

  20. Берденников Павел Дмитриевич

  21. Бибиков Леонид Тимофеевич

  22. Бойко Андрей Афанасьевич

  23. Борщ Раиса Степановна

  24. Брюшинин Семён Филиппович

  25. Бураков Николай Александрович

  26. Вальков Ефим Семёнович(?)

  27. Веретилов(?) Владимир Иосифович

  28. Веселова Ирина Павловна

  29. Весельев(?) Сергей Семёнович

  30. Герасимов Степан Петрович

  31. Гинкин Константин Михайлович

  32. Голованов Григорий Фёдорович

  33. Горчица Болеслав Станиславович

  34. Горышин Александр Иванович

  35. Громов Николай Викторович

  36. Гудицкий Александр Антонович

  37. Данилюк Анисифор Архипович

  38. Дмитриев Иван Иванович

  39. Дмитриева-Зыкова Александра Семёновна

  40. Долгашев Дмитрий Ильич

  41. Дубровин Алексей Николаевич

  42. Емельянов Иван Емельянович

  43. Жмуркин Дмитрий Михайлович

  44. Зайцев Пётр Иванович

  45. Знаменская Александра Яковлевна

  46. Зотиков Арсений Михайлович

  47. Исаков Матвей Иванович

  48. Казачек Филипп Семёнович

  49. Каменова Мария Семёновна

  50. Кашина Александра Григорьевна

  51. Кичигина Устинья Платоновна

  52. Комаров Григорий Тимофеевич

  53. Комиссаров Георгий Петрович

  54. Кондрашевич Константин Егорович

  55. Кораблев Алексей Андреевич

  56. Корнев Михаил Андреевич

  57. Коровинский Алексей Степанович

  58. Корытов Николай Дмитриевич

  59. Космачев Иван Дмитриевич

  60. Костылев Максим Степанович

  61. Котов Фёдор Свенович

  62. Кочнев Павел Александрович

  63. Кубламвилли Шальва Владимир.

  64. Кудрявин Александр Дмитриевич

  65. Кузмин Карп Корнеевич

  66. Кузмина Ефросиния Кузьминична

  67. Кузов Леонид Васильевич

  68. Куприк Анна Семёновна

  69. Кургузов Александр Дмитриевич

  70. Курилкин Иван Фёдорович

  71. Курицын Александр Петрович

  72. Куткин Иван Иванович

  73. Лаптев Пётр Андреевич

  74. Леонтьевский Дмитрий Филиппович

  75. Лобанов Александр Павлович

  76. Логинов Василий Иванович

  77. Лосицкий Афанасий Фёдорович

  78. Лукашев Иван Николаевич

  79. Лщунов Моисей Радионович

  80. Ляпин Григорий Егорович

  81. Макаров Михаил Дмитриевич

  82. Малышев Пётр Яковлевич

  83. Мамонов Анатолий Николаевич

  84. Матюхин Николай Степанович

  85. Мельникова Александра Фёдоровна

  86. Минаев Иван Кузьмич

  87. Минейко Надежда Михайловна

  88. Миронов Анатолий Ксенофондович

  89. Можаев Михаил Михайлович

  90. Моисеев Кирилл Тимофеевич

  91. Монастырев Евгений Ксенофондович

  92. Мороз Алексей Семёнович

  93. Морозов Михаил Андреевич

  94. Мыркин Алексей Сергеевич

  95. Наумов Андрей Сергеевич

  96. Неверова Анастасия Яковлевна

  97. Немонов Фёдор Егорович

  98. Новиков Сергей Дмитриевич

  99. Павловский Александр Сазонович

  100. Папкович Осип Иванович

  101. Папов Василий Александрович

  102. Пахомов Захар Михайлович

  103. Петров Алексей Петрович

  104. Пищухин Михаил Фёдорович

  105. Попов Василий Емельянович

  106. Постников Александр Фёдорович

  107. Потемкин Аким Васильевич

  108. Преображенский Николай Александрович

  109. Пуминов Гаврил Яковлевич

  110. Пуминов Тимофей Яковлевич

  111. Работинский Иван Андреевич

  112. Резников Константин Иванович

  113. Рогожин Александр Иванович

  114. Румянцев Александр Иванович

  115. Румянцев Василий Фёдорович

  116. Савельев Павел Савельевич

  117. Савенков Пётр Осипович

  118. Савичев Фёдор Павлович

  119. Самохвалов Аким Васильевич

  120. Самсонов Георгий Александрович

  121. Сараев Павел Александрович

  122. Сверлова Мария Борисовна

  123. Селиверстов Иван Моисеевич

  124. Синицын Василий Петрович

  125. Синяков Аристоф Иванович

  126. Скурихин Василий Игнатьевич

  127. Слышкин Александр Прокопьевич

  128. Смаковский Александр Николаевич

  129. Сметанин Николай Михайлович

  130. Смирнов Василий Иванович

  131. Смирнов Василий Фёдорович

  132. Смирнов Иван Семёнович

  133. Снеткова Прасковья Степановна

  134. Соколов Николай Васильевич

  135. Стальфельд Елена Михайловна

  136. Старастин Николай Васильевич

  137. Старопопов Степан(?) Ильич

  138. Стеблин Иван Семёнович

  139. Стрежелинская Екатерина Фёдоровна

  140. Суслов Михаил Михайлович

  141. Тельнов Савва Никифорович

  142. Тимошков Леонтий Ильич

  143. Тришкин Александр Иванович

  144. Трусевич Виктор Викентьевич

  145. Утян Александр Георгиевич

  146. Фардышкин Николай Иванович

  147. Филатов Кондратий Трофимович

  148. Царенко Василий Алексеевич

  149. Цитрин Фёдор Михайлович

  150. Хрусталев Александр Максимович

  151. Чертков Архип Филиппович

  152. Шабалдин Николай Васильевич

  153. Шамуков Дмитрий Михайлович

  154. Шелямин(?) Константин Леонидович

  155. Шилов Алексей Захарович

  156. Шилова Клавдия Васильевна

  157. Щепилов Иван Иванович

  158. Щепилов Константин Васильевич

  159. Юболкин Василий Григорьевич

  160. Юнович Иосиф Александрович

  161. Яковлев Фёдор Васильевич

  162. Яксевич Яков Петрович

  163. Яскевич Артемий Николаевич

  164. Эмдеи Феликс Зельманович

1849 Врид. Завед. П/Отделом Принудработ:

Секретарь: 9

4

СПИСОК

ЗАКЛЮЧЁННЫХ I-ГО АРХАНГЕЛЬСКОГО ГУБЕРНСКОГО

ЛАГЕРЯ ПРИНУДРАБОТ,

ПЕРЕВЕДЁННЫХ В ХОЛМОГОРСКИЙ ЛАГЕРЬ

  1. Берг Дмитрий Иванович

  2. Борицкий Иван Иванович

  3. Гольц Иван Георгиевич

  4. Давыдов Егор Андреевич

  5. Еременко Фёдор Иванович

  6. Землянухин Иван Иванович

  7. Кубанов Афанасий Герасимович

  8. Кулениченко Алекс. Иванович

  9. Лапкин Григорий Петрович

  10. Ласкавый Иван Венедиктович

  11. Масютин Николай Александрович

  12. Мельников Иван Илларионович

  13. Миронов Пётр Никитьевич

  14. Молоденков Григорий Александрович

  15. Мочалов Николай Николаевич

  16. Парамонов Иван Егорович

  17. Попрядухин Александр Ал-вич

  18. Постников Алексей Павлович

  19. Сахно Александр Васильевич

  20. Станиславский Константин Фёдорович

  21. Ходошубин Никифор Семёнович

  22. Хорцев Владимир Николаевич

  23. Христунов Пётр Иванович

  24. Чемакин Ксенофонд Иванович

  25. Яниш Георгий Вольдемарович

2(?) апреля 1921 г.

№ 1683 Комендант лагеря: А. Оя

Архангельск Делопроизводитель: /подпись неразборчива/

С подлинным верно:

Делопроизводитель П/Отдела Принудработ: 10

Холмогоры стали «всесовецкой» могилой.

Телеграмма от 19.01.1921 г. архангельскому предисполкому из Бердянска:

«Сообщить срочно, сколько можете принять лиц контрреволюционной буржуазии по адресу:

г. Бердянск. Особый Морской отдел

Начальник особого отделения

Макаров».11

Знаменитый холмогорский палач Сакнист, описанный в воспоминаниях Клингера и др., в чекистских документах числится всего лишь «завхозом» (конспирация?) при коменданте концлагеря Сергее Александровиче Абакумове.

Ещё один известный холмогорский палач Бальвич (возможно, бывший комендант тюрьмы губернской ЧК в Полтаве).

Среди холмогорских зэков – П. К. Топольницкий. Его удалось спасти…

§ 10

Пинежские списки

(1920)

В книге «Красный террор. Россия–Украина, 1917–1924» нами был опубликован список белогвардейских офицеров во главе с полковником Э. Л. Чубашеком, захваченных большевиками в плен в Печоре в феврале 1920-го.1

Ниже публикуем списки белогвардейских офицеров во главе с генерал-лейтенантом П. П. Петренко, захваченных большевиками на Пинеге.

Список № 1 – 18 человек.2

Список № 2 – 21 человек.3

Список № 3 – 24 человека.4

Список № 4 – 15 человек.5

1

Список арестованных офицеров

(1-я партия 27 февраля 1920 года).

п/п

ФИО, звание, характеристика

Должность

1

Волков Анатолий Евгеньевич – фельдфебель юнкеров.

Командир разведчиков.

2

Волков Евгений Иванович – надворный советник (ненавистен всем солдатам за его обращение с ними).

Бывший интендант.

3

Кобро Николай Николаевич – прапорщик

Ст. офицер 1-й батареи.

4

Кобылин Зосим Матвеевич – рядовой, вор, уголовный преступник, пустивший (по его словам) 5 человек под лёд в д. Веркола.

Рядовой 1-й роты 8-го полка.

5

Ковалевский Николай Владимирович – подпоручик (убийца учительницы-коммунист-ки Гринберг из дер. Суры выстрелом в лицо).

Начальник разведывательного отдела.

6

Меньшиков Яков Илларионович – чиновник военного времени.

Помощник начальника Военного Контроля.

7

Миллер Сергей Константинович – подполковник, организатор сопротивления восстанию солдат.

Командир 5-го артиллер. дивиз.

8

Мочалов Николай Николаевич – подпоручик (очень скверные отзывы его же роты).

Ст. офицер 10-й роты резерва ополчения.

9

Нечаев Василий Ильич – помощник начальника милиции; доносчик и шпион.

В Пинеге.

10

Павловский Борис Алексеевич – подпоручик (есть уголовные преступления. Истязание арестованных. Есть свидетельство врача).

Командир 2-й роты Пинежской дружины.

11

Петренко Иван Петрович – штабс-капитан (злой гений Пинежского района).

Ст. адъютант штаба.

12

Петренко Пётр Петрович – генерал

Командующий войсками Пинежско-Мезенского района.

13

Рванин Константин Тимофеевич – подпоручик

Цензор в [Воен.] Контроле.

14

Скакун Владимир Николаевич – подполковник (имеется ряд обвинений уголовного характера, помимо контрреволюционности).

Помощник командира 1-го полка.

15

Скакун Леонид Николаевич – штабс-капитан

Командир 4-й роты 1-го полка.

16

Соболев Виктор Аполосович – поручик, контрреволюционер (есть дела в Пинеге и в Архангельске).

Комендант штаба.

17

Фефелов Пётр Тимофеевич – член земской управы; доносчик, бывший урядник.

Дор.-стр. отд.

18

Хиле Николай Германович – подполковник (специалист-палач по убийству товарищей).

Комендант г. Пинеги.

Председатель Военно-Революционного Комитета – Ихок

Комиссар юстиции – Садде

2

Список арестованных офицеров

(2-я партия 28 февраля 1920 года).

п/п

ФИО, звание, характеристика

Должность

1

Булгаков Борис Петрович – подпоручик

Вр. командир 1 тяж. бат.

2

Васильев Иван Михайлович – подпоручик

Ст. офицер 2-й бат.

3

Верещагин Степан Петрович – подпрапорщик

Младший офицер.

4

Видякин Владимир Петрович – штабс-капитан

Команд. бат. 3-го полка.

5

Горбатов Андрей Николаевич – рядовой

Ляуновский кордон

6

Гусев Герман Андреевич – прапорщик

Младший офицер 1-й роты.

7

Егорьев Андрей Михайлович – подпрапорщик

Младший офицер.

8

Исполатов Николай Алексеевич – подпоручик (скверные отзывы как о вредном офицере).

Вр. командир роты ополчения.

9

Корзин Апполинарий Григорьевич – прапорщик (скверные отзывы солдат).

Ротный командир дружины.

10

Миллер Роберт Робертович – подпоручик

Младший офицер.

11

Миронов Владимир Александрович – подпоручик (отзывы солдат скверные).

Младший офицер.

12

Никитин Сергей Павлович – прапорщик (отзывы плохие).

Ком. 3-й батар.

13

Павлович Михаил Николаевич – прапорщик

Начальник –ой пулемётной.

14

Петров Яков Тимофеевич – подпоручик (отзывы противоположные).

Командир роты.

15

Попов Геннадий Михайлович – подпоручик

Старший офицер.

16

Рашев Иван Егорьевич – рядовой (участник пыток в Воен. Контр.).

Военный Контроль.

17

Стебницкий Николай Александрович – прапорщик

Младший офицер тяжёлой батареи.

18

Филимонов Николай Измайлович – прапорщик (участник попойки, в ходе которой при загадочных обстоятельствах был убит братьями Скакунами (отправлены в 1-й партии) фельдшер Успенский).

Батальонный адъютант.

19

Харлампиев Николай Николаевич – подпоручик (хорошие отзывы солдат).

Младший офицер.

20

Чукликов Александр Владимирович – рядовой

Военный Контроль.

21

Щухобов Иван Фёдорович – писарь (участник пыток в Воен. Контр.).

Военный Контроль.

Председатель Военно-Революционного Комитета

Пинежского района – Медников

Комиссар юстиции – Садде

Секретарь –

3

Список арестованных офицеров

(3-я партия 29 февраля 1920 года).

п/п

ФИО, звание, характеристика

Должность

1

Азаров Павел Григорьевич – подполковник (есть сведения о жестокости, но по получении сведений о перевороте в Пинеге немедленно сообщил своим солдатам. Сложил свои полномочия).

Вр. командир 8-го полка.

2

Богданович Александр Михайлович – штаб-ротмистр; один из тягчайших преступников против человечности, прославившийся этим на весь Пинежско-Мезенский район.

Мезенский комендант.

3

Боласт (?) Борис Алексеевич – поручик (плохих отзывов не поступало).

Младш. офицер школы прапорщиков.

4

Быков Алекс. Александрович – подпоручик (есть положительные отзывы. Известен, как нравственно приличный человек).

Начальник команды по прокладке дорог.

5

Вальков Иван Павлович – гражданин; доносчик, по милости которого люди шли на Мудьюг и т. д.

6

Васильев Михаил Андреевич – штаб. капитан (хорошие отзывы. Есть ходатайство солдат его батареи об освобождении).

Командир батареи.

7

Вижевцев Василий Александрович – рядовой

Ординарец Военного Контроля.

8

Глазачев Василий Васильевич – подполковник (действ. отношение к перевороту такое же, что и у Азарова, но определённого ничего не известно).

Помощник командира 8-го полка.

9

Дук Иван Григорьевич – подпоручик (отзывы скверные).

Завед. радиостанцией.

10

Заварин Валериан Николаевич – подпоручик (плохого ничего не известно. Человек честный).

Млад. офицер батареи.

11

Зотиков Фёдор

Прилагается отдельная аттестация на каждого.

12

Иванов – священник 1-го полка.

Прилагается отдельная аттестация на каждого.

13

Киприянов Гавриил

Прилагается отдельная аттестация на каждого.

14

Лапин Борис Васильевич – прапорщик (пытался не подчиниться Военревкому и открыто противодействовал перевороту).

Мл. офицер 3-й батареи.

15

Медовый – поручик

Прилагается отдельная аттестация на каждого.

16

Мелентьев Порфирий – священник, доносчик, шпион, контрреволюционер (гроза, злой гений всего Мезенского уезда и кооперативный вор).

17

Мельдер Альфонс Христианович – прапорщик (отзывы хорошие, просьба команды его освободить).

18

Мозяловский Андрей Петрович – шт. капитан (лично храбрый, но и гнусный офицер, причастный к зверским расправам с пленными красноармейцами).

Командир батальона 8-го полка.

19

Порядин Степан Васильевич – ст. унт. оф. (своими доносами засадил в тюрьму не один десяток человек).

Каптенармус.

20

Постников – организатор команды расстрельщиков, руководитель и личный руководитель расстрелов.

Прилагается отдельная аттестация на каждого.

21

Семенов Николай Андреевич – капитан (хорошие отзывы, просьба команды школы прапорщиков его освободить).

Начальник школы прапорщиков.

22

Тамм Арвед Иванович – кол. асессор. (препровождается со следственным материалом для привлечения к ответственности целого ряда воров офицеров и полковников, уличенных в крупных злоупотреблениях).

Военный следователь по хозяйственным делам.

23

Трефилов – прапорщик

Прилагается отдельная аттестация на каждого.

24

Шамшин Сергей Павлович – чин. воен. вр. (принял от одного из офицеров бомбу, которую скрывал до ареста. Тёмная личность. Крал продукты у солдат).

Делопроизводитель транспорта.

Председатель Военно-Революционного Комитета

Пинежского района –

Секретарь –

Комиссар юстиции –

4

Список арестованных офицеров

(4-я партия).

п/п

ФИО, звание, характеристика

Должность

1

Борисов Степан Андреевич

Младш. писарь ком. разведч.

2

Ковалев Владимир Петрович

Военный Контроль

(Веркола)

3

Лисицын Гавриил Матвеевич

Военный Контроль

(Пиримень)

4

Медведев Тимофей Петрович

Военный Контроль

(Пиримень)

5

Подшевалов Козьма Петрович

Военный Контроль

(Пиримень)

6

Попов Василий Петрович – палач, организатор пыток, загубивший немало людей. Специалист по спусканию в прорубь.

Военный Контроль (Карпова Гора)

7

Попов Иван Дмитриевич – доносчик

Гражд. г. Пинеги

8

Скоморохов Прохор Филиппович

Военный Контроль (Карпова Гора)

9

Скоморохов Фёдор Константинович

Военный Контроль

10

Скоморохов Яков Михайлович

Военный Контроль

(Пиримень)

11

Словохотов Сергей Павлович – подпоручик, спекулянт (скверные отзывы солдат. Скрылся во время переворота).

Ком. ополченц. роты

12

Сусленников Михаил Гулисенович

Мл. оф. школы пр.

13

Чумаченко – подпоручик из школы прапорщиков (скрылся во время пере-ворота).

14

Чуркин Пётр Алексеевич

Военный Контроль

(Пиримень)

15

Широкий Фёдор Фёдорович

Военный Контроль

(Пиримень)

Председатель Военно-Революционного Комитета

Пинежского района – Ихок

Секретарь – И. Проскуряков

Комиссар юстиции – Садде

Известно, 13 человек из 78 (Азаров, Богданович, Видякин, Зотиков, Кобро, Ковалевский, Медведев, Мелентьев, Миллер, Медовой, Попов, Скоморохов, Филимонов) были расстреляны Архангельской губчека.

Генерал Петренко расстрелян в Москве.

Остальные, вероятно, тоже легли в землю или на Архангельских Мхах или на Холмогорских Ельниках.

Не только русские стали жертвами Красного террора. Газета «Советская мысль» 16 августа 1919 года сообщила:

«В Пинежском уезде Архангельской губернии нами захвачен исправный скоростной самолёт противника. Лётчик (механик) англичанин взят в плен».6

На самом деле лётчик был не англичанин, а француз – полковник Д’Арси Ливи. В плен его взяли и тут же убили.

В фондах Архангельского госархива огромное количество материалов о содержащихся в концлагерях губернии поляках. Десятки, сотни имён.

Вполне возможно, что это – пленные советско-польской войны 1920-го года.

«…фактически все польские пленные в той войне никогда не вернулись в Польшу. Что произошло с ними?» –

сказал на днях Збигнев Бжезинский корреспонденту «Российской газеты»7

§ 11

Недостреленный

(моряк Владимир Нейман)

«В апреле 1921 г. команда российского судна вопреки указанию Ленина – передать судно Германии – привела судно в Архангельск. За невыполнение приказа вся команда в составе 34-х человек была расстреляна в Архангельске на Мхах 21 апреля 1921 г. Мхи – высыхающие болота за городской чертой. Бабушка Ольги Ивановны (по отцу – Анастасия Фёдоровна Плеве) неподалеку от места расстрела имела хозпостройку и держала там поросёнка. Однажды рано утром (когда расстрельная команда уже ушла) бабушка была на Мхах, чтобы накормить поросёнка. Неожиданно она услышала стон. Вместе с тележкой, на которой она привезла корм поросёнку, бабушка направилась к месту расстрела. Там она обнаружила раненого, вытащила его из болота и на тележке приве[з]ла домой. Разбудив сыновей, они втроём втащили его на второй этаж своего дома. Раненый был судовым врачом и, придя в себя, он сам подсказал способ лечения. Бабушка выходила раненого, им оказался Владимир Нейман. Он рассказал, что от неминуемой смерти его спасло Евангелие, которое мать Неймана зашила в левый карман его френча. На Евангелии была металлическая пластинка, от неё-то и срикошетила пуля, направленная в Неймана. Таким образом, ранение оказалось не смертельным. (Евангелие с личной записью Владимира Неймана о дате и месте расстрела хранится у Ольги Ивановны. Там же – запись, что было расстреляно 34 человека.)

Так Нейман остался жить в семье бабушки. В 1925 году у них родилась дочь Зинаида, и они обвенчались. Анастасия Фёдоровна поменяла свою фамилию Плеве на Нейман. Зинаида Владимировна Нейман умерла в блокадном Ленинграде в 1942 г.

Владимир Нейман усыновил и удочерил четырёх детей Анастасии Фёдоровны от первого брака, у них осталось отчество Антоновичи и фамилия родного отца – Амосовы (в том числе Иван Антонович Амосов – отец Ольги Ивановны Антуфьевой).

После выздоровления Владимира Неймана неоднократно вызывали в органы НКВД, а в декабре 1922 т. арестовали и содержали в Архангельской тюрьме в условиях строгой изоляции. Освобождён 4 апреля 1923 г. («отпущен на поруки»). Вернулся на прежнее место работы судовым врачом, чтобы в длительных рейсах избавиться от преследований.

Бабушка Анастасия Фёдоровна (урождённая Щур) родилась в Одессе, была женой министра внутренних дел Российской империи Плеве, певица. Познакомилась с Антоном Амосовым1 в Одессе, уехала с ним от мужа в Архангельск, стала его гражданской женой, родив четырёх детей (по старшинству: Иван, Николай, Ольга и Клавдия).2

Весь март–апрель 1921-го в Архангельск шли беспрерывные расстрелы…

Чекистская «тройка» во главе с Зиновием Кацнельсоном один за другим штамповала списки на расстрел:

14 марта – 34 человека.

19 марта – 65 человек.

28 марта – 82 человека.

5 апреля – 66 человек.

15 апреля – 107 человек.

29 апреля – 70 человек.

424 человека за шесть «заседаний» архангельских дзержинцев-менжинцев-кедровцев.

Имена расстрелянных опубликованы нами в 2000 году.3

Из истории Владимира Неймана следует, что 21 апреля были расстреляны в подарок на день рождения любимому Ильичу от архангельских меченосцев ещё 34 человека – моряки.

Начальник ОРАФ УФСБ по АО полковник Н. Г. Галкин на мой запрос о Неймане ответил трафаретом:

«Ваше заявление получено и внимательно рассмотрено. Сведений в отношении Владимира Неймана, судового врача, расстрелянного 21.04.1921 года, в Управлении не имеется».4

§ 12

Один из 424

(полковник Иван Запорожченко)

Эдуард Валентинович Запорожченко, кандидат геолого-минерало-гических наук, действительный член Русского Географического общества, почётный член Кавказского Горного общества, советник руководителя администрации Кавказских Минеральных Вод. И т. д. И т. п.

Пишет 2.04.2010 года начальнику УФСБ по Архангельской области:

ХОДАТАЙСТВО

Мой отец, Запорожченко Валентин Иванович, 1904 г. рождения (г. Тифлис), был по «политическим мотивам» репрессирован и реабилитирован (посмертно) Прокуратурой Краснодарского края 07 февраля 1995 г. Сам я являюсь пострадавшим от политических репрессий (удостоверение А332723).

Познакомившись с «делом» моего отца, я впервые и крайне немного узнал о своём деде – Запорожченко Иване Никандровиче – «хлеборобе из ст. Старомышастовской», в др. листах «дела» – «есауле» 5-го Кубанского пластунского батальона, до 1914 г. проживавшем в ст. Уманской, в 1914–1917 гг. – в г. Тифлисе, служившим в Ардагане–Ориенбауме–Тифлисе, примерно 1874 г. рождения, место рождения – ст. Кухаривка, с 1918 г. «переехавшем» в г. Ейск. Был «изъят» в 1919 г. (в др. листе «дела» в 1920 г.), находился в гулаговских лагерях Кожухово и Холмогоры, в 1921 г. «по болезни» выпущен на свободу (?), но по дороге домой, в ст. Уманскую, якобы, умер (?). Никаких документов по деду в семье, его не дождавшейся, не сохранилось (после ареста отца мать и бабушка – Запорожченко Любовь Львовна, последняя 1878 г. р., г. Бердянск, из-за боязни, не без основания, дальнейших репрессий их уничтожили). Ответов от НКВД о судьбе деда, по рассказам, они не получали.

<…>

В конце марта 2010 г. из книги Юрия Дойкова «Красный террор. Россия–Украина, 1917–1924» (Архангельск, 2008) узнаём: в секретном расстрельном протоколе от 5 апреля 1921 г. «…в порядке обычной расправы и в связи с восстанием Кронштадтского гарнизона по постановлению Коллегии тройки Особого отдела охраны границ Северной области…» под № 17 значится «Запорожченко Иван Никандрович – полковник» (С. 84), т. е. мой дедушка.

Убедительно прошу Вас ответить на интересующее нас (ещё живых потомков) вопросы (или посоветовать обращение к другим возможным источникам информации):

когда фактически был исполнен приговор о расстреле;

где это произошло (где находится могила);

есть ли соответствующее «дело» на И. Н. Запорожченко, каковы возможности ознакомиться с ним, куда обращаться;

нет ли в распоряжении Вашей службы сведений о Запорожченко Григории Никандровиче?

«Летописный календарь России» (Изд-во Александр ПРИНТ, 2004) в перечне исторических событий России за 31 марта 1998 г. указывает: «Генпрокуратура России реабилитировала около 9 тысяч участников Кронштадтского мятежа 1921 года» (С. 197).

Как узнать: реабилитированы ли «не восстававшие», а просто «изъятые» и ликвидированные по «расстрельным спискам 1921 г. (г. Архангельск)»? Если этого (реабилитации) не сделано, то куда обратиться с ходатайством родственникам (в частности, мне)? Если же такой документ есть, как получить соответствующую выписку (справку)?

Буду благодарен за любую дополнительную к упоминаемой по книге Ю. Дойкова информацию.

Желаю Вам всяческих успехов! А нам дождаться ответа…

Э. В. Запорожченко

г. Пятигорск

02.04.2010 г.

В письме ко мне от 30.04.2010 Э. В. Запорожченко писал:

Благодаря Вашей книге, сделал, видимо, ещё одно печальное открытие. У моей бабушки была сестра Надежда Львовна Голяховская – жена подъесаула 5-го Кубанского пластунского батальона, – муж которой, Голяховский Николай Владимирович, служил вместе с моим дедом – Запорожченко Иваном Никандровичем – в V Кубанском пластунском батальоне. С одним из сыновей Голяховских – Евгением Николаевичем (ныне покойным), московским художником (экслибрис и графика) – я встречался в бытность свою студентом в 50-е годы. У него была дочь Алина Евгеньевна, 1927 г. р., проживавшая в г. Москве и также пошедшая по художественным стопам отца.

В перечне имён «секретного протокола от 19 марта 1921 г.» (С. 77 Вашей книги) значится под № 15 (913) «Голыховский Николай Владимирович – полковник». Думаю: это муж моей тёти; а в фамилии ошибка – «ы» вместо «я». Расстрелян, получается, двумя неделями ранее деда из той же группы кубанских офицеров, попавших летом 1920 г. через Кожуховский концлагерь в Холмогорский(?).

Вдовы и дети Запорожченко И. Н. и Голяховского Н. В. об «исчезновении» их отцов в лихие гражданские годы разговоров предпочитали не вести. Моего отца от Гулага это, однако, не спасло…

Посылаю Вам фото дедушки и бабушки от 1904 г. Сомнительно, но, может, выйдет когда-нибудь в свет книга Памяти, принявших в 1921 г. мученическую смерть где-то под Архангельском, с сохранившимися фотосвидетельствами того, что они были…2

В итоге «Ходатайств», «Обращений» и т. д. в Генеральную прокуратуру РФ, Центральный архив ФСБ РФ, УФСБ по АО, прокуратуру Архангельской области 28.10.2010 г. Э. В. Запорожченко получил из Архангельской облпрокуратуры «исправленный вариант справки о реабилитации Запорожченко Ивана Никандровича».

3

«Власть» соизволила выдать «Справку».

Сообщила также:

«Приговор приведён в исполнение в ночь с 7 на 8 апреля 1921 года. Место захоронения не указано».4

…28 ноября 1920 года председатель АГЧК Тимофей Смирнов докладывал в Президиум ВЧК:

«С моим приездом в Архангельск тов. Кедровым мне было посвящено по секрету, что в Холмогорах находится лагерь ВЧК, о котором знает только тов. Кедров, предархисполкома тов. Попов и сейчас по своей службе должен знать я. С отъездом в Москву тов. Кедров оставил весь надзор за этим лагерем за мной».5

Смирнов прибыл в Архангельск в июле 1920-го…

Архангельск взят большевиками 21 февраля 1920-го.

С. П. Мельгунов в 1922 году совершенно правильно писал, что до мая 1921 года Холмогорского концлагеря просто-напросто не было. Это было место уничтожения, где партии прибывших расстреливались десятками и сотнями…6

До Смирнова АГЧК возглавлял Никита Балакирев. Эта тройка и стояла у истоков Холмогорского лагеря смерти – М. С. Кедров, С. К. Попов, Н. А. Балакирев.

И, конечно же, первые секретари Архангельского губкома – Яков Тимме (февраль–апрель 1920 г.), Никандр Пластинин (апрель–август 1920 г.)…

В своём докладе в Москву Смирнов сообщал о расстреле в Холмогорах свыше тысячи из 1300 кубанских офицеров и о том, что на запросы родственников казнённых будет дан ответ: отправлен в лагерь на Печоре…

Прекрасно известно начальнику архива архангельского УФСБ РФ полковнику Галкину место расстрелов и захоронений…

Но в Лявле когда-то были «базы НКВД». Ныне там «современный коттеджный» посёлок Новинки. Неподалёку – в Боброво – «дача» нынешнего губернатора Архангельской области Михальчука. Под Холмогорами – «дача» его предшественника Киселёва. В Тойнокурье – «родовой дом» предшественника Киселёва, ныне покойного Ефремова А. (1952–2009)…

Лявля, Кехта, Боброво, Тойнокурье и другие деревни по Северной Двине – всё это места расстрелов. Известно всем…

16 марта 1921 года сменивший Тимофея Смирнова на посту председателя Архгубчека Зиновий Кацнельсон (одновременно занимал пост начальника Особого отдела охраны границ Северной области), председатель Архангельского губисполкома Н. Я Кулаков и секретарь Архангельского губисполкома РКП(б) И. П. Соловьёв писали Дзержинскому:

«В связи с остро тревожным положением Архангельска, где ведётся среди моряков и рабочих упорная контрреволюционная работа за поддержкою Кронштадта, наличие в концентрационных лагерях более 1000 кубанских, уральских, деникинских офицеров, настроенных активно контрреволюционно, отсутствие охраны и достаточно реальной силы заставляет Президиум Губисполкома, Президиум Губкома и Коллегию Губчека и Особотдела Охрсевграниц настаивать перед Президиумом ВЧК о необходимости ликвидации означенного белого офицерства (вынужденного)… Громадное большинство их сражалось в рядах Белой Армии, начиная с Корниловщины и Калединщины, и заслуживает, несомненно, высшей меры наказания, являясь нашим непримиримым врагом, ждущим удобного момента для открытого выступления. Просим срочного ответа, так как время не ждёт, и надежды белого офицерства растут, базируясь на событиях Кронштадта и появлении белосибирских банд на границе Обдорского Архгубернии».7

Дзержинскому оставалось только распорядиться – расстрелять…

В январе 1921 года жена в поисках своего мужа – пленного белогвардейского офицера Николая Александровича Малютина – обратилась с письмом к Дзержинскому.

Зам Дзержинского Генрих Ягода запросил о Малютине Архангельск.

5 апреля 1921 года Кацнельсон докладывал:

«Мною получена нешифрованная депеша следующего содержания. Предлагаю сообщить, кому был подведомственен Холмогорский лагерь принудительных работ, где содержался Николай Малютин и куда распределены заключённые после ликвидации… Поскольку мне известно, Холмогорский лагерь был организован КЕДРОВЫМ, повторяю КЕДРОВЫМ, секретно исключительно для массовой ликвидации белого офицерства, подчинён был ему, а после его отъезда предархчека СМИРНОВУ. Заключённых там не было и привозились лишь для ликвидации и никуда оттуда не распределялись, кроме тех, кто был освобождён работавшей фильтркомиссией. Малютин, очевидно, был ликвидирован, ибо списков ликвидации нам не оставили, они были увезены в Москву».8

Если «списки ликвидации» тоже не были ликвидированы по приказу Дзержинского, то они ныне в ЦА ФСБ и «Кремлёвском архиве» – «top secret».

Там же и «Справки» о «ликвидированных»…

15 апреля 1921 года Ягода направил телеграмму Калинину, Енукидзе, Горбунову:

«ВЧК просит Вас все справки относительно белых офицеров, заключённых в Архангельском лагере, направлять не непосредственно в Архангельск, а в ВЧК».9

§ 13

«Акты» о расстрелах

(архив УФСБ по Архангельской области)

Историк из Новосибирска Алексей Тепляков пишет:

«В Ваших интереснейших книгах, размещённых в Инете, видел акты о приведении в исполнение приговоров, сведения о массовых казнях в концлагерях начала 20-х гг. Если есть ещё копии подобных актов, то был бы рад получить».

Пожалуйста, сколько угодно…

1

Архангельская ГКЧ Совершенно секретно

Президиум Члену Коллегии тов. Рекстен

15 сентября 1920

918

Президиум Архгубчека предлагает Вам привести в исполнение приговор над нижепоименованными гражданами согласно постановлению Коллегии от 13 сентября 1920 года.

  1. Иванов Леонид Константинович

  2. Кыркалов Николай Северьянович

  3. Ефимов Максим Дмитриевич

  4. Тестов Ефим Иванович

  5. Могутов Иван Михайлович

  6. Аверкиев Григорий Павлович

  7. Воюшин Николай Васильевич

  8. Ракитин Пётр Николаевич

  9. Фирсов Василий Аверьянович

  10. Витков Егор Иванович

  11. Порошин Яков Михайлович

  12. Кожуков Дмитрий Филиппович

  13. Лутьянов Степан Петрович

  14. Тимофеев Авраам Яковлевич

Применив к ним высшую меру наказания.

Председатель комиссии

Секретарь2

2

АКТ

16 сентября 1920 года в 0/26 часов утра приговор над обозначенными на обороте сего гражданами приведён в исполнение.

Не исполнен приговор над Кыркаловым, который в Исправдоме не находится.

Присутствовали: Рекстен.

З. Ш.(неразборчиво – Ю. Д.)

А. Блум3

3

16 сентября Коменданту Архгубчека

АГКЧ Тов. Веселкову

Общий отдел

Президиум ВЧК предлагает Вам привести приговор в исполнение над гражданином Кыркаловым.4

4

АКТ

Исполнено в 5 часов утра 17 сентября.

(подписи) Комендант.

Помощник коменданта.5

Таких «предписаний», «актов» и т. д. десятки.

Кто такие Кыркалов, Тестов и другие в «Списке» архангелогородцам объяснять не надо.

Они и были «историческим Архангельском».

«Товарищ Веселков», вроде бы, и в 1970-х проживал в Архангельске на улице имени «товарища Урицкого».

В 1920-ом в особняке Кыркалова в центре Архангельска (Троицкий проспект, 58) разместилась Архгубчека… Чуть далее – Особый отдел Архгубчека (Троицкий проспект, 78) и т. д. Около дюжины различных «чрезвычаек» и «особотделов» «действовало» в то время в «городе мёртвых» – Архангельске.

«Ключевые» слова тех дней – «Мхи», «Расстрелять», «Исполнено».

5

5 ноября 1920 г. Члену Коллегии АГКЧ

т. Рекстен.

  1. Куликов Михаил Васильевич

  2. Ватренников ФёдорВасильевич

  3. Фалилеев Яков Васильевич

  4. Фалилеев Герасим Васильевич

  5. Мельников Николай Иванович

  6. Колодин Яков Иванович

  7. Будрин Михаил Никандрович

  8. Мокеев Фёдор Иванович

  9. Иевлев Платон Платонович

  10. Семяшкин Николай Данилович

  11. Пахомов Моисей Иванович

  12. Терентьев Конон Дмитриевич

  13. Стратилатов Николай Иванович

  14. Иванов Пётр Андреевич

  15. Медведев Тимофей Петрович

  16. Черепанов Никита Андреевич

  17. Скоморохов Прохор Филиппович

  18. Щербинин Осип Гаврилович

  19. Щербинин Игнатий Гаврилович

  20. Федосеев Антип Николаевич

  21. Кунников Владимир Никонович

  22. Тарасов Николай Афанасьевич

  23. Кустов Фивет Владимирович6

Исполнено. 6 ноября в 5 ½ утра.

Присутствовали : Член Коллегии: Рекстен

Уполномоченный: Блум

Помощник информатора: Н. Хабаров

Верно: сектретарь АГЧК (подпись) 7

§ 14

Это надо зафиксировать

Ален Безансон писал в 1999-ом:

«…в конце 1997 г. авторы одного труда («Чёрная книга коммунизма») осмелились суммировать число смертей, которые можно отнести на счёт коммунизма. Они предложили цифру, лежащую где-то между 85 и 100 миллионами. Скандал продолжался недолго, и гроб уже закрывается, хотя цифры эти не подверглись серьёзному опровержению».

Это надо зафиксировать.

В 1997-ом я написал главному редактору парижской «Русской мысли» Ирине Иловайской-Альберти:

«В «РМ» № 4196 под рубрикой «Взгляд с Запада» опубликованы речь Алена Безансона «Большевизм: память и забвение» и сходные по смыслу сречью Безансона два письма Шанталь Пласид. Забвение (о котором пишут оба автора) французской прессой преступлений коммунизма ещё можно понять: Колыма, Магадан, Куропаты были не во Франции. А. Безансон привёл показатель употребления французской «крупной вечерней газетой» в 1994-1997 гг. слов «сталинизм» (7), «Куропаты» (0), «Голод на Украине» в 1933 году, когда погибло около 5-6 миллионов людей и т. д. Показатель красноречив.

Могу засвидетельствовать, что в хорошо мне знакомой архангельской прессе материалы о коммунистических репрессиях с трудом, но всё же изредка попадали на страницы газет в 1989-1994 годах. Сейчас их фактически нет.

Между тем жертвами коммунистического террора здесь стали многие десятки тысяч людей. Ещё в 1920 году в 80 километрах от Архангельска на родине знаменитого Ломоносова большевики создали первый коммунистический Дахау – холмогорский концлагерь, «интенсивность работы» которого была выше душегубок его мюнхенского собрата.

Ален Безансон закончил свою речь надеждой, что «время, в функции которого входит вскрытие истины», может быть, поможет осознать, чем был коммунизм...

Моя надежда, что «Русская мысль»* будет стремиться ускорить процесс этого осознания во Франции и в России».2

И. А. Иловайская-Альберти умерла в 2000-ом. В РФ к вершине власти вынесло никому не известного Путина. «Русская мысль» оказалась в руках путинцев…

В 1999 году «Чёрная книга коммунизма» впервые была издана и в РФ в количестве 5 тысяч экземпляров.3

В 2001 году появилось её второе издание в количестве 100 тысяч экземпляров. Это была «акция» Союза Правых Сил. Предполагалось бесплатное вручение муниципальным, школьным, вузовским библиотекам.

Осенью 2001-го в Вологде появились первые сорок экземпляров.4 Одна школа в Вологодской области от подарка отказалась.5

С десяток экземпляров «Чёрной книги», возможно, дошёл и до Архангельска. В апреле 2011 года на абонементе областной научной библиотеки числился один экземпляр. Второй был «списан»…

В городской библиотеке на полке стоит нечитаемым ещё один экземпляр (судя по листку возврата книги, за 10 лет она была востребована дважды)…

В начале 2011-го в РФ «верховный тандем» решил использовать «десталинизацию» (как когда-то СПС) в своей «политической» игре накануне «парламентских» (2011) и «президентских» «выборов». Надо полагать, сыграл роль и испуг от народных революций в арабском мире…

Главный редактор городской «общественно-политической» газеты «Северный рабочий» Николай Кочуров*, известный своими просталинскими и пробериевскими «взглядами», констатировал в своей газете, что в поддержку идей десталинизации:

«…высказался, покамест, только епископ Даниил. Не лучшее время нашёл для этого – канун православной Пасхи».6

Какое дело потомственному «атеисту-коммунисту» Кочурову до православной Пасхи?

Кремлёвская правозащитника Алексеева успокаивает кочуровых:

«… вынос тела Ленина из Мавзолея приведёт к всплеску народного возмущения?

Во-первых, это нужно делать тогда, …когда умрут последние его поклонники»...7

Вторая значительная книга о советском ГУЛАГе (в «Чёрной книге» о СССР только пара глав) вышла в США. Автор – журналистка из «Washington Post».

Энн Эпплбаум «Гулаг. История советских лагерей» (2003) пишет:

Трагично, но отсутствие в России интереса к своему прошлому лишило её имен не только жертв, но и героев. Имена тех, кто противостоял Сталину, – студентов Сусанны Печуры, Виктора Булгакова и Анатолия Жигулина, вожаков гулаговских мятежей и восстаний, диссидентов от Сахарова до Буковского и Орлова, – должны быть так же широко известны в России, как в Германии имена участников заговора против Гитлера.

Невероятно огромную литературу выживших, рассказы людей, человеческая природа которых победила ужасные условия советских концлагерей, надо чаще читать, лучше знать, чаще цитировать. Если школьники будут знать этих героев и их судьбы лучше, они смогут найти чем гордиться даже в советском прошлом России...

Нежелание помнить имеет практические последствия. Например, нежелание русских как следует изучить свою историю оборачивается их безразличием к различным сортам цензуры и продолжающемуся тотальному давлению секретной полиции, ныне называющейся Федеральной службой безопасности, или ФСБ.

Большинство русских не особенно озабочены, что ФСБ может нарушать тайну переписки, прослушивать телефонные разговоры и вторгаться в их жилище без разрешения суда. Их мало интересует многолетнее преследование госбезопасностью Александра Никитина за его доклад об экологии и Северном флоте.

Безразличие к прошлому объясняет и отсутствие юридической и тюремной реформ.

В 1998 году я посетила главную тюрьму в Архангельске. Когда-то одна из главных столиц ГУЛАГа: Архангельск расположен прямо на пути на Соловки, в Котлас, в Каргопольлаг и другие северные лагеря. Тюрьма, сохранившаяся ещё со сталинских времён, кажется, едва ли изменилась с тех пор. Я пришла вместе с Галиной Дундиной, женщиной, представляющей собой удивительный постсоветский раритет – она защитник прав заключённых.

Когда мы шли по коридорам каменного здания в сопровождении молчаливого охранника – казалось, мы возвращаемся обратно в прошлое.

Коридоры были узкие и тёмные, с мокрыми, покрытыми слизью стенами.

Когда охранник открыл дверь в мужскую камеру, я мельком увидела покрытые татуировками обнажённые мужские тела, распро­стёртые на койках... Увидев, что мужчины раздеты, охранник быстро захлопнул дверь и приказал им привести себя в порядок. Открыл дверь снова. Я вошла и увидела около 20 мужчин, выстроившихся в ряд и недовольных тем, что их разглядывают.

Глядя в цементный пол своей камеры, они невнятно и односложно отвечали на вопросы, которые задавала им Галина. Вероятно, когда мы пришли, они играли в карты, и охранник нас быстро увёл.

В женской камере мы провели времени больше. В углу там находилась параша. Камера зримо напомнила страницы воспоминаний о 1930-х годах. Нижнее женское бельё висело на верёвке, протянутой через всю камеру. Воздух был густой, спёртый и очень жаркий, с запахом пота, плохой еды, влажности и человеческих испражнений. Полуодетые женщины сидели на скамейках и ругали охранника, яростно высказывая свои требования и обиды...

Всё выглядело так, как будто я вошла в камеру 1938 года, описанную Ольгой Адамовой-Слиозберг.

В соседней камере сидели дети. Их лица были печальны. Галина утерла носовым платком слёзы рыдающей 15-летней девочке, которую обвиняли в краже 10 долларов. Галина сказала:

«Теперь делай уроки по алгебре, и скоро выйдешь отсюда».

Или надейся на это... Галина знала многих людей, которые месяцами сидели в камере без суда, а девочка провела в тюрьме ещё только неделю. Позже мы говорили с начальником тюрьмы, который пожимал плечами, когда его спрашивали о девочке в детской камере; о заключённом, который просидел много лет в тюрьме, приговорённый к смертной казни, а потом выяснилось, что он невиновен; об отвратительном воздухе в тюрьме и недостатке санитарии.

Начальник отвечал, что всё сводится к недостатку денег. Тюремщикам мало платят. За электричество не заплачено. Поэтому коридоры тёмные. Нет денег на прокуроров, судей, проведение судебных процессов, поэтому заключённые должны ждать своей очереди...

Начальник меня не убедил. Деньги – проблема, но не это главное.

Если российские тюрьмы сегодня выглядят так, как их описала Адамова-Слиозберг в своих воспоминаниях о 1938-м, если русские суды и следствие являются бутафорией, то частично это потому, что советское наследие не давит, подобно нечистой совести, на плечи тех, кто руководит юридической системой России. Прошлое не мучает угрызениями совести русскую секретную полицию, русских судей, русских политиков, русскую бизнес-элиту.

Только очень немногие люди в современной России несут на себе тяжесть памяти о прошлом. Чувствуют эту память как долг.

Русское прошлое слишком дурной сон, чтобы его забыть.

Подобно огромному, неоткрытому ящику Пандоры оно лежит и ждёт в свои объятия следующие поколения.8

Как и французская «Чёрная книга коммунизма», «ГУЛАГ» Эпплбаум был издан на многих языках. Стал «бестселлером». «Объём продаж» побил национальные рекорды США…

У книги один крупный недостаток: список использованных источников огромен, но почти нет свидетельств о красном терроре первой волны эмиграции и беглецов из советской России, нет свидетельств второй волны. Многого, в общем-то, нет. Хотя в Вашингтоне, где живёт Эпплбаум, в Национальном архиве материалов о красном ленинском терроре на многие сотни томов…

Почему так – в общем-то, понятно, учитывая связи автора с «Мемориалом» и приспособление к «политкорректности».

В книге Энн Эпплбаум есть глава «Первый лагерь ГУЛАГ». «Первым» названы – Соловки.

Хотя ещё в 1994 году было сказано о предшественнике Соловков – Холмогорском концлагере.9

Сегодня можно сказать о предшественнике Холмогорского концлагеря – архангельских «Мхах» (концлагерях № 1 «Исправдом» и т. д.).

Всё это центр современного Архангельска.

«Исправдом» на месте. Монумент Ильичу на площади Ленина под окнами губернатора, мэра, спикера «облдепартамента»… Что далее – конторы ФСБ, УВД, «облсуд», УФСИН, «Облпрокуратура» несколько на отшибе…

В июне 2011 года «клиентом» архангельского Исправдома был «фигурант» «дела ЮКОСа» Платон Лебедев…

Глава нынешнего «Арктического ГУЛАГа» – начальник УФСИН по Архангельской области генерал-майор Анатолий Киланов. Как водится, «кандидат наук»…

§ 15

Светлой памяти архангельского чекиста

(А. М. Новиков, 1899–1924).

Письмо из архангельской тюрьмы (1923)

Письмо из архангельской тюрьмы, из той самой, которую в 1992 году посетила американская журналистка Энн Эпплбаум.

Стены, коридоры, которой помнят Веру Фигнер, Игоря Сутягина и сотни тысяч других…

В «Красном терроре» нами был опубликован сокращённый перевод этого письма с нью-йоркского издания 1925 года. Здесь публикуем полный русский текст, опубликованный первоначально в «Социалистическом Вестнике».

Я происхождения рабочего, бывший коммунист, бывший доброволец, в рядах Красной Армии с 1918 года по 1922 год включительно, арестован в городе Мариуполе, Дон. губ., 30 июля 1923т года и сижу уже по тюрьмам СССР 4 месяца, жду своей участи. Меня обвиняют по 57, 61, 66, 70 и 72 ст. Угол[овного] Кодекса, дело следствием закончено и находится в ГПУ. Москва за № 87 Архгуботдела ГПУ. По делу, кроме показаний и заявлений в ГПУ, мною послано заявление-письмо М. И. Калинину, председателю ВЦИК с объяснением существа дела от 13 сентября 1923 года и просьбой обратить внимание на произвол. Каков бы ответ ни поступил, прошу Вас также вмешаться в дело и дать ему законный оборот, а если нельзя, то обратиться в печати на недопустимость такого явления и расправы коммунистов с рабочими-инакомыслящими.

Дело моё возникло так: из рядов армии в 1922 году с августа по декабрь включительно я поступил и работал в Архгуботделе ГПУ, как коммунист, на одной из неответственных должностей; увидев, что творить каиново дело душения рабочего класса мне, как рабочему и солдату революции (который должен бить врага в открытую), не следует, я ушёл из ГПУ по своему желанию и в то же время вышел из РКП, о чём написал открытое письмо, которое отослал в печать и в ЦК РКП. В печати оно не появилось, но я был из РКП по заметке в газете «Волна» выброшен, как негодный элемент. Будучи в Архангельске ещё 4 месяца, до 20 апреля 1923 года, я работал в Губфинотделе конторщиком, но по настоянию РКК был уволен комиссией по чистке, исключён из членов профсоюзной организации, и двери к поступлению на работу или службу для меня были закрыты – протесты были гласом вопиющего в пустыне. От гонений я уехал в Мариуполь, где я жил до ареста. Моё же письмо было напечатано в № 12 журнала «Социалистический Вестник» в Германии за июль 1923 г. с предисловием Дана «Глаза раскрываются».

При обыске у меня отобраны рукописи, которые и послужили обвинительным материалом, т. е. мои личные заметки по вопросам тактики дня в советской России, мои впечатления за время революции и вообще мои взгляды – всё это было записано для себя, для памяти в будущем, где я, не стесняясь цензурных рамок и строгости закона, называл вещи своими именами, т. е. критиковал действия большевиков за время революции во многом, что считал противным духу революции. В одной из заметок, озаглавленной «Мои воспоминания», «Чем плоха советская власть», в подробном описании фактов и своих рассуждений записал,

«что процесс СР, бывший в Москве, инсценирован и создан за деньги ГПУ и для общественного мнения в России и за границей».

Меня в ГПУ по сему вопросу спрашивают:

«Почему я мог записать и откуда знаю». Я ответил, что «писал для себя и отвечаю за правоту писанного перед своею совестью, ибо в печать для опубликования я сдавать не собирался, а за источники правоты своих впечатлений ни перед кем отчитываться не обязан». Вот база для инкриминировки мне обвинения по 61, 66, 70, 72 ст. Кроме того, одним из важных обвинений служит моя записная книжка, оставшаяся случайно, где записаны адреса административно-ссыльных в Архангельске с.-р. и с.-д., что сделано ещё в ГПУ с целями служебными, и пометка в ней же: «Иванов-Ринов – провокатор». О цели этих записей я ответил, что Иванова-Ринова я не знаю, столкнулся с ним случайно при поступлении в Губсовнархоз кандидатом на одну со мной должность; провокатор или нет – не знаю, и дела мне до этого нет, пометка сделана случайно. Всё это инкриминируется как связь и участие в контрреволюционных организациях и разглашение государственных тайн по ст. 61 и 66 УК. Также ставится в вину, что, будучи в Губфинотделе, вёл антисоветскую агитацию среди сотрудников. На чём это основано – не знаю. Вот и весь обвинительный материал по существу моего дела, который я знаю. Я знаю, что это месть, не больше, не меньше, за открытое выступление, и основным мотивом служит «открытое письмо», но мести я не боюсь. Как чист я сам, точно также хочу, чтобы везде и всё было чисто и открыто, и буду трубить об этой несправедливости в «Иерихоновы трубы», если бы они у меня были, о попранных правах основных человеческих свобод, а, главное, мысли и личности. Рабом я не был и не буду.

Я хочу кричать о том, что в свободной стране, где, якобы, стоит у власти рабочий класс, где на столбцах газет клеймят буржуазные правительства Европы за гонения на рабочих и печать коммунистов, за тюрьмы и застенки в условиях гражданских свобод, как за средневековое варварство, и прокламируют эти свободы в России, что у нас рабочий – господин положения, носитель власти: говори, что хочешь, устраивай свою судьбу, как хочешь и т. д. и т. п. – ему всё доступно, и это только поощряется (только на словах!).

Вдруг! В это же самое время хватают, сажают этого рабочего в тюрьму, творят над ним расправу без суда и следствия, вне законности и порядка. За что? Только за то, что он, как носитель своего господства, разинул рот, что это он считает революционным, другое – нет, сделал это честно и открыто, предоставляя право возражать, как гражданин. С тобой расправляются за то, что ты мыслишь, что ты так или иначе интересуешься событиями, хочешь записать свой взгляд на бумагу, ибо ты грамотен, но ты не мастер слова и не выступаешь в печати, ты хочешь, чтобы твои записи были тебе памятью в будущем. Где же логика? Неужели мне запретят и это делать? А если у тебя есть записная книжка, где ты записываешь всё, что тебе нужно, чтобы тебе не изменила память, и адреса, и пометки, ведь, здесь тебя закон не касается, ведь, это личная жизнь? С целями служебными или личными это сделано – не всё ли равно, ведь, до моей книжки нет никому дела. Ясная логика как будто говорит так, а, между тем, вдруг к тебе врываются в квартиру, забирают это всё с тобой вместе и начинают рыться в твоей личной жизни, в твоей душе – во всём, что тебе и дорого, и на что ты не обратил внимания.

Спрашивается, в буржуазных странах существует такая бесцеремонность в нарушении этих прав личности, особенно теперь, при гражданских свободах? Может быть, времена Николая I могут сравняться с… (не разборчиво). Где же завоевания? За что же держат в тюрьме? Да разве я один? Таких, как я, – тысячи; безвестные, их голос не звучит на столбцах ни русской, ни европейской печати, а они и этого не сделали, они были всегда рабами, и бьют их те, у кого жёстко сердце и поднимаются руки.

Александр Матвеевич Новиков.

27 ноября 1923 г. Архангельск. Исправдом.2

Опубликовано в Берлине, Лондоне, Нью-Йорке… Задолго до Солженицына и Солоневича…

Уроженец деревни Пономариха Посадской волости Онежского уезда Архангельской губернии 25-летний Новиков:

«На расстрел спокойно шёл как на прогулку».

§ 16

Выслан на Север

(есаул Александр Упорников)

«За словом: долг напишет слово: Дон».

Марина Цветаева

30 марта 1918

27-летний командир 15-й казачей батареи Донской армии Александр Упорников взят в плен под Новороссийском в начале марта 1920-го.

Прошёл через клешни чекистских «Особотделов» (6-е Особое отделение ВЧК при 16-й стрелковой дивизии, Особый отдел ВЧК 8-й армии, Особый отдел Кавказского фронта, Особый отдел ВЧК) и кошмары концлагерей (Ростов-на-Дону, Москва).

В Ростове его 24-летняя жена Упорникова Валентина видела мужа в последний раз. Много лет спустя вспоминала о последней встрече:

«Собственно, это был не лагерь, а какой-то загон, огороженный колючей проволокой и охраняемый красноармейцами. Когда я подошла ближе, то лишилась дара речи. Большая часть военнопленных лежала на земле, люди были обобраны: без гимнастёрок, сапог, некоторые вообще в исподнем. Вокруг загона толпились жёны военнопленных, их дети, родственники. Они кричали, каждый звал своего мужа, сына, брата. Через ограждение люди бросали пленным узелки с едой, их перехватывали охрана. Многие женщины бились в истерике.

Я не сразу узнала Сашу. Он сидел на каком-то бревне, вытянув ногу вперёд, возможно, был ранен. Распухшее серое лицо, разорванный мундир, сорванные погоны, без сапог…».

Две апрельские недели в Ростовском загоне…

Затем всех пленных вывезли в неизвестном направлении.

Власть отвечала на вопросы родственников:

«Выслан на Север».

Было ещё два последних письма (от 18 и 27 мая 1920) из Кожуховского концлагеря в Москве жене в Новочеркасск.

Получив их, жена едет в Москву. Записывается на приём к Екатерине Пешковой:

«Стул для посетителей стоял почти у двери, стол Пешковой в глубине комнаты у окна.

По какому вопросу? – услышала я её голос.

Я хочу знать, где мой муж.

Кто он? – последовал вопрос.

Упорников Александр Алексеевич, есаул донской казачьей батареи.

Пешкова молчала. Затем сказала:

Боюсь, что ничем не смогу помочь Вам.

Я не помню, что я кричала.

Ко мне подошёл красноармеец, взял под локоть и вывел из кабинета.

Я плакала навзрыд.

Спускаясь с красноармейцем по мраморным лестницам особняка, я вдруг почувствовала, как он сжал мой локоть. Я повернулась к нему. Очень тихо он произнёс, оглядываясь по сторонам:

Ваше благородие, на север поезжайте. На север, – повторил он, – к Соловкам, туда, туда донцов увозят.

Отпустив мою руку, он быстро побежал по лестнице вверх.

Я вышла из здания, перешла улицу и села в скверике на скамейку, не заметив, что рядом со мной сидит женщина и внимательно смотрит на меня.

Вы были у неё? – спросила она.

Да.

Что вы хотели узнать?

Где мой муж.

Я тоже хотела узнать, где мой муж, – сказала женщина.

И у вас?.. — Я не договорила.

Да, мой муж тоже воевал четыре года, был ранен, работал в штабе Врангеля. Я не знаю, где он. Арестовали его год назад. Говорят, что таких, как он, сослали на Соловки.

Я вспомнила слова красноармейца: «К Соловкам поезжайте, туда, туда везут...»

Да, да, – ухватилась я за эти слова: вот и солдат шепнул тоже... – Но где это?

Надо ехать до Архангельска, а там узнаем.

Так я познакомилась с Татьяной Михайловной Борзинской, женой белого подполковника, арестованного и сосланного на север.

На следующий день, заняв деньги у родных, мы ехали в направлении Архангельска. Путь был длинный и долгий. И опять проверка документов, спекулянты. Спали мы с моей попутчицей по очереди, так как досталась нам одна полка.

Архангельск встретил нас холодом и дождём. Мы были одеты, явно, не по сезону. У меня не было даже головного платка. Ноги увязали в грязи по щиколотку. Но добрые люди есть везде. Нас впустили в один дом, согрели, накормили, и хозяин даже приносил нам ценную информацию о расположении в их местах лагерей для военнопленных.

Начались поиски. Лагерных пунктов было много. Но наших мужей среди заключённых не было. Видели мы офицерские лагеря, это были кошмарные картины: большая часть военнопленных на всё взирала равнодушно, вид их говорил о том, что они покорились неизбежному.

А мы всё искали и искали своих...

Хозяйка дома, в котором мы остановились, советовала нам ехать в Холмогоры: «Там, говорят, большие лагеря для военнопленных. Это здесь недалеко, километров сто с лишним».

И мы пошли в Холмогоры. Пешком, подводами добрались туда. То, что мы увидели, не поддаётся описанию. Лагеря смертников... Это были тени, отдалённо напоминающие людей.

И всё-таки бывают такие ситуации в жизни, когда трудно поверить в их реальность.

Я стояла на маленькой площади Холмогор, не зная, что делать. И вдруг услышала: «Ваше высокоблагородие, Валя, Валентина Хрисанфовна, как Вы сюда попали? Господи помилуй, вот чудо, поверить трудно». Ко мне шёл казак из батареи Саши.

Саша, Саша, где он? – закричала я. Казак молчал, опустив голову.

Его уже нет, – ответил он.

Как нет, почему нет?

В первую очередь расстреливали офицеров... Ты уезжай отсюда, уезжай скорей. Не ровен час и тебя схватят, а у тебя дитя.

Где его могила? Я хочу увидеть его могилу.

Её нет.

Как нет?...

Их расстреливали в море. Больше я ничего не знаю. Будешь в Урюпинской, найди моих, скажи... – Он не договорил.

Всё это казак произносил быстро, скороговоркой и всё оглядывался и оглядывался.

Ты иди, – сказала я, – а то хватятся тебя.

Долго смотрела я ему в спину. Он шёл, сгорбившись, приволакивая ногу.

То, что рассказал мне наш урюпинский казак, ещё не доходило до моего сознания. Саши нет, нет и никогда не будет. Как можно было поверить в это?

Потом я долго лежала в горячке у своих хозяев, Татьяна Михайловна приводила меня в чувство. Хотелось умереть, но где-то там, далеко, был Лёвик, Сашин сын, и это давало силы.

Скажите, – спросила я хозяйку избы, — далеко ли от вас Белое море?

Да нет, – ответила та, – 100–150 километров.

Мне надо туда, – сказала я. – Как это сделать?

Есть тут один помор, он ходит по Северной Двине, доходит до моря, рыбу ловит, торгует ею. Он и довезёт тебя до устья. У него на берегу хибарка есть, там и баба его живёт лето и осень. Я схожу к нему…

Помор согласился помочь мне, он действительно ходил по Северной Двине до Белого моря.

Через день–два я уже стояла на берегу моря и не видела его сквозь пелену слёз.

Ты посиди здесь, подумай, – сказал рыбак, – а я пока хозяйке своей скажу, чтобы накормила тебя рыбой.

Не надо, – ответила я.

Ну, у нас так не водится.

Через некоторое время явился мой проводник. А я всё смотрела и смотрела на воду. «Неужели я никогда не увижу Сашу, никогда...» Это не укладывалось в голове.

Помор сел со мной рядом.

Отчего так сильно кричат чайки, отчего они так мечутся? – спросила я.

Они напужены, – ответил он. – Стрельбы здесь бывает много, вот они и мечутся, кричат.

Стрельбы? Какой стрельбы? – напряглась я.

Стреляют и сбрасывают в море пленных. А то и так сталкивают, кто послабее. Патроны, видно, жалеют.

«Так вот какой конец достался Саше». Я уже не плакала, я окаменела.

Пойдём, пойдём в хибарку, согреешься, поешь рыбы, чай горячий есть.

Можно я посижу здесь ещё? — сказала я.

Ну, как знаешь, – ответил помор.

Я подошла совсем к воде, зачерпнула её в горсть и поднесла к губам: «Дорогой мой, да святится имя твоё...»

Помор вновь подошёл ко мне:

Пойдём к нам, хозяйка моя ждёт.

Послушай, – обратилась я к нему, – отвези меня на лодке вон к тому зелёному островку, я хочу поклониться мужу. Это недолго. Я заплачу.

За деньги не повезу, – ответил рыбак, – а так, чего не отвезти. Только это не остров, а плавун.

Пусть будет плавун.

Мы поплыли.

Вот здесь и остановись, – сказала я.

Расстегнув кофту, сняла с себя серебряный крестик на холщовом шнурке. «Дорогой мой, – я поцеловала крест, – прощай». Рука с крестиком погружалась в воду, потом я разжала пальцы, и крестик медленно пошёл ко дну: «Да святится имя твоё...» – шептали губы.

Вот и всё, – сказала я помору, – теперь греби к берегу.

Знаешь, ты ночуй у нас, завтра я свезу тебя до узкоколейки, а там до Холмогор рукой подать. Ты уезжай, скорей уезжай – гиблые здесь места.

Помор и его жена мало говорили в тот вечер. Северные люди немногословны и деликатны. Хозяин всё смотрел на огонь в печи и только один раз, вздохнув, произнёс: «Сколько народу хорошего сгубили, а где его взять-то потом...»

О, как я помню эти слова: «Где их взять потом...».2

В том же 1920-ом в Новочеркасске умер от дифтерита и голода 3х-летний сын Упорниковых.

Вдова есаула умерла в Великих Луках 3.08.1980 г.

В начале XXI века потомки Упорниковых попробовали выцарапать из чекистских архивных подвалов хоть что-нибудь.

«Сделано множество запросов, подняты архивные документы различных учреждений и ведомств, в результате – только отрывочные сведения».

< >

СПРАВКА

Белых офицеров подвергать тщательной фильтрации. Для начала их сосредотачивать в концентрационных лагерях, где они должны пройти тщательную проверку, которая осуществляется Особыми политическими комиссиями Особого Советского Трудового лагеря.

Ликвидация белых офицеров должна осуществляться в секретном порядке. Рекомендовано отправлять белых офицеров в Москву небольшими партиями, где работает Особая комиссия ВЧК. Все сведения о белых офицерах фиксировать по получении данных Особых отделов местных ВЧК.


СПРАВКА

Управление Особого отдела ВЧК

Охраны побережья Белого моря

и Северного Ледовитого океана.

12 ноября 1920 г.

г. Архангельск

Было препровождено 231 человек бывших белых офицеров на предмет заключения в лагерь на всё время Гражданской войны с применением принудительных работ.


(Гос. Архив Российской Федерации:

Фонд 1005, опись 67, Ревтрибунал при

ВЦИК, 1918–1920 гг.).3

Список 231 заключённого в ГАРФЕ «утерян». Сохранился лист с двумя начальными фамилиями

Заболоцкий

Сулема

Полковник Фёдор Петрович Заболоцкий расстрелян по постановлению «президиума» тройки Особотдела охраны границ Северной области от 19.03.1921 года. В расстрельном протоколе 65 имён.4

«Ответил» (5.02.2004) и замначальника ЦА ФСБ РФ А. П. Черепков:

«Решением фильтрационной комиссии при Особом отделе Кавказского фронта Упорников был направлен в Москву в распоряжение Особого отдела ВЧК. Какими-либо дополнительными сведениями в отношении Упорникова А. А., в том числе о его дальнейшей судьбе, архив не располагает».5

Помимо «начальника ФСБ России» были запрошены региональные управления ФСБ, главная военная прокуратура РФ…

Ответ был под трафарет:

«Сведений в отношении Упорникова А. А. не имеется».

За словом: Дон…

Задумчивые внуки, правнуки, праправнуки напишут слово «Холмогоры».

§ 17

«Холмогорский расстрел» (август, 1920).

Архангельские «Мхи», 1920 (онежский голова Яков Лапин).

Онежские списки (1919)

Яков Николаевич Лапин (1867, Гродно – после 1924, Польша (?)).

Аптекарь, председатель уездного комитета партии кадетов, председатель многих обществ и союзов города Онеги, председатель его Гордумы в 1919–20, организатор антибольшевистских отрядов. 22.02.1920 г. арестован. Отправлен в Вологодскую тюрьму.

Апрель – декабрь 1920 г. – в Архангельской тюрьме на ул. Финляндской (ныне ул. Попова) освобождён на основании договора с Литвой.

Жил в Польше (Любава-Поморже).

В 1924 году прислал С. П. Мельгунову свои воспоминания.

«13 мая в 1-м часу ночи тюрьма проснулась. Со всех камер по спискам выводили арестованных «к допросу». Впоследствии оказалось, что это был не допрос, а суд. Трое судей под председательством председателя АрхГубчеки – бывшего матроса – заседала в одной из комнат тюремной больницы. В большинстве случаев задавались следующие вопросы: выдавал ли большевиков, участвовал ли в партизанских отрядах, признаёшь ли Советскую власть?

Результат суда-допроса сказался 15/V. С утра вся тюрьма переполошилась, все притихли, стали говорить шепотком. И приползли откуда-то зловещие слухи, что в этот день будут расстрелы. С двух часов стали вызывать из камер по двум спискам и непременно с вещами, а затем вызывали и по третьему списку. По первому списку вызывали освобожденцев, по второму 40 с лишним для отправки в Соловецкий монастырь, а по Третьему 28 чел. – препроводили в подвальную камеру. Во втором часу ночи эту третью группу расстреляли «на мхах» – недалеко – от тюрьмы. Затем уже регулярно каждые 2–3недели выводили «на мхи» группы в 30–50 человек.

С течением времени методы выуживания несчастных смертников из камер варьировались на разные лады. Сначала их собирали в одну из нижних камер ночью, потом стали днём, утром, наконец, уже намеченные жертвы выхватывали за неделю–две. В числе обречённых были, конечно, и женщины. Расстреливали же всегда только ночью от 1–2 ночи. Вещи и одёжа расстрелянных привозились в тюрьму, где уже начальство разбиралось в них по своему усмотрению.

В тюрьме находилось постоянно 500–600 человек.3а день–два до кровавой расправы обычно начинают усиленно шмыгать в тюрьму чекисты с бумагами. Чует тюрьма недоброе. Никто не уверен в завтрашнем дне. Ловят каждое слово канцеляристов-арестованных (6–7 человек из них работают в тюремной канцелярии), быстрее молнии все 27 камер узнают недобрые весточки. Пение, громкие разговоры, споры сменяются шушуканием, предположениями. Нечего и говорить, что большая часть тюрьмы не спит всю ночь. Чуть стукнет что по каменной лестнице – все настораживаются, волосы дыбом, вместо людей только тени неслышно бродят по камерам и... прилипают к окну, глядя бессмысленно, быть может, в последний раз на Божий мир! Чу! Звякает замок, быстро открывается дверь камеры, и хриплый пьяный голос грубо выкрикивает: «Иванов Пётр?» – «Здесь» – «Отчество?» – «Степанович»  – «Собирай вещи и выходи». Через три–пять минут снова: «Выходи». И обречённые Ивановы, Стратилатовы, Башмаковы, Пахомовы с узелками сортируются в коридоре и отправляются исключительно в 1–2 ночи «на мхи» сначала под усиленным конвоем, а потом уже в кандалах, так как наиболее уравновешенные из обречённых пробовали дорогой «в вечность» удирать. Нет красок описать душевное состояние многосотенных обитателей тюрьмы. Накануне расстрелов и на другой день почти половина тюрьмы умоляла дать ей брому для успокоения. К этому же средству успокоительному прибегало и начальство тюремное: и у этих головорезов нервы сильно пошаливали.

Массовый расстрел. В один из августовских дней произошло следующее. С раннего утра стали сортировать в камерах лиц, назначенных к выезду в Холмогорский лагерь «со всеми вещами». В 2 часа свыше 400 человек направились из тюрьмы к пристани, где их дожидался пароход с баржей, пришедшей с такой же партией из Соловецкого монастыря, переименованного в лагерь. В 3 часа пароход отчалил с таким ценным грузом по направлению в Холмогоры. Дорогой пароход пристал к одному из пустынных необитаемых островов, всем арестованным приказано было раздеться донага и выйти на берег, где они буквально все были перестреляны расставленными пулемётами. Говорят, что ни один из них не мог спастись. На другой день к вечеру в тюрьму были доставлены вещи несчастных. Слухи об этом «Холмогорском расстреле» дошли до тюрьмы только на шестой день. Передавали, что обыватели Архангельска осведомлены об этом были на другой, на третий день, что об этом ужасном событии узнала Москва, сместившая председателя Губчека Смирнова.

Первый протест обречённых. 17 декабря 1920 года 24 человека из общих камер были выведены днём в камеру подвального этажа. Среди них было много интеллигентных: судья Стратилатов, уездный городской голова Пахомов, два заводских управляющих, учитель и другие. Поняв, зачем их изолировали, они быстро сговорились добровольно из камеры не выходить. Заметив приготовления ночные к выводу, они моментально устроили баррикаду из нар, кроватей, стола и прочей утвари камерной. На предложение «выходить» они начали кричать», ругаться, рвать своё платье и бельё, чтобы превратить их в негодность, стучаться головой об стену и проч. Тогда стянули до 4000 красноармейцев разного рода оружия во главе с Чекой, окружили тюрьму со всех сторон и стали силой выпроваживать и вбрасывать на автомобили отчаянно сопротивлявшихся арестованных. Некоторых прикололи штыками на месте... Спустя полчаса «со мхов» ясно доносились залпы.

Регистрация в тюрьме. На каждого приведённого в тюрьму составляются немедленно две регистрационные карточки: фамилия, имя, отчество, откуда, звание, род занятий, рождение, когда арестован, за что, осужден или под следствием, за подписью собственноручной арестованного. Одна из этих карточек хранится в канцелярии, а другая посылается в Наркомюст. Кроме этого, каждый арестованный заносится в алфавитную тюремную книгу со всеми дальнейшими сведениями. Любопытно, что расстрелы (лица) вносятся только тогда в книгу, когда он осужден Реввоентрибуналом. В других случаях, т. е. при оптовом расстреле, вписывается в книгу каждому из несчастных в отдельности: «такого-то числа выдан товарищу Коновалову по отношению коменданта Губчеки за № таким-то от такого-то числа». Указанному товарищу Коновалову в течение 4-х месяцев выдавались партии арестованных. Расстреливали преимущественно по четвергам. Почему? Объяснение простое. Тюрьма принимала подачи для арестованных со стороны только по средам, а для больных ещё и в воскресенье. Приносили не только пищу, но и обувь, одёжу и проч. ценные вещи. Ясно, что пополненное имущество арестованных было лакомым кусочком для палачей.

О смертниках. Приговорённых к расстрелу по приговору Реввоентрибунала изолировали на два дня в отдельные две камеры (№№ 26, 27) с отдельным коридором, по которому расхаживал часовой. Эти «обречённые» уже не считались с тюремными порядками. Первый день обыкновенно проводили в громких спорах, пении, ругани начальства до поздней ночи.

На другой же день приподнятое настроение пропадало, пропадал аппетит, зато усиленно курили. Таким осужденным курильщики отдавали свой последний табачок. Вечерком с шумом, криком «закрывай камеры» вваливается ватага красноармейцев во главе с тюремной администрацией – и буквально все пьяные – с револьверами в руках и винтовками наготове бежит с шумом и грохотом к камерам смертников. Здесь им объявляется, что приговор утверждён и вошёл в законную силу, забираются осужденные, и все вновь бегут из тюрьмы вон по направлению «к мхам». Такие пытки и ужасы, чинимые ежедневно шайкой убийц, воров, захватчиков власти в России, история не знает, и едва ли где-нибудь возможно повторение подобного».1

Лапин свидетельствует о «Холмогорском расстреле» свыше 400 человек в августе 1920-го в Архангельске.

О расстреле 800 белогвардейских солдат и офицеров из «концлагеря вблизи Архангельска» на рассвете 21 ноября 1921 года в Архангельске свидетельствовал доктор Георгий Константинович Попов (Georg Popoff).

К известным нам чекистским палачам Лапин добавляет ещё одно имя – Коновалов.

Кроме того, из показаний Лапина узнаём о первом протесте первых политзаключённых в Архангельских тюрьмах, о том, что онежские деятели Н. И. Стратилатов, М. Н. Пахомов были расстреляны на Архангельских Мхах…2

Посылал свои воспоминания Мельгунову Лапин. 15 мая 1924 года писал:

«Уважаемый господин Мельгунов!

Согласно Вашей просьбе, выраженной в газете «За свободу», я позволяю себе описать Вам кой-какие эпизоды из большевицкой архангельской тюрьмы. Не читал, за невозможностью приобресть, издаваемую Вами книгу «Красный террор», но думаю, что кой-какие мои сведения Вам пригодятся для использования».3

Сведения Лапина «пригодились» нам. Во второе издание книги С. П. Мельгунова они не вошли.

Лапин ссылается на варшавскую газету «За свободу».

Аналогичная просьба Мельгунова была опубликована и в берлинской газете «Дни».

Письмо в редакцию.

Многоуважаемый г-н Редактор!

В эмиграции у отдельных лиц имеются, несомненно, многообразные материалы, касающиеся проявления террора в России.

Подготовляя второе издание своей книги «Красный террор в России, позволяю себе обратиться через посредство Вашей газеты с просьбой ко всем, обладающим этим материалом, сообщить мне те данные, которыми они располагают. Для характеристики террора каждый отдельный штрих может представлять исключительный интерес.

Позвольте просить лиц, которые откликнутся на эту просьбу, присылать в редакцию Вашей газеты на имя нижеподписавшегося.

С. П. Мельгунов».4

В мае 2011 года на Обводном канале («Мхи») в Архангельске встречаю Александра Паршина. Родился и вырос он в деревне Курья, что в 8-ми километрах от Холмогор.

А. Паршин рассказывает:

«В Курье у нас была соседка-бабушка Матрёна Тряпицына. Умерла в 1980? В 1920 году в Архангельске её, как и других, посадили на баржу. Повезли к Холмогорам на расстрел. Сделали остановку на о. Банёв. Там Матрёне и некоторым другим удалось бежать. Остальные были расстреляны».5

Много таких свидетельств…

Тогда, в 1920-х, на книгу С. П. Мельгунова ополчилась вся западная коммунистическая пресса.

«Юманитс» советовала французским гражданам читать «как противоядие против вымыслов» Мельгунова книгу французского коммуниста Пьера Паскаля «Пять лет в России»…

В начале XXI века главный редактор большого московского издательства «Вече» «писатель» Сергей Дмитриев сказал мне:

«Понаписал этот Мельгунов…»

В 2010 году южный Научный Центр РАН РФ выпустил книгу кандидата исторических наук О. М. Морозовой. Докторантка из далёкого Ростова-на-Дону пытается защищать «деятельность» Кедрова в Архангельске.

«Благодаря С. П. Мельгунову, опиравшемуся в написании своей книги на сообщения эмигрантских газет, этот тип деятельности Кедрова принято называть кровавым. Впрочем, степень жестокости режима всегда относится к оценочным категориям, которые не могут быть корректны по определению».6

Ещё «перл» Морозовой.

«…картина кровавости Гражданской войны в России в значительной степени возникла под влиянием деятельности особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков при главнокомандующем ВСЮР и книге С. П. Мельгунова «Красный террор в России, 1918–1923».7

Ростовская девушка* вдруг принялась обелять кровавую деятельность Кедрова на Севере.

В Ростове-на-Дону с аналогичной миссией Ленин послал Серго Орджоникидзе… Материалов «Следственной комиссии» барона Г. А. Мейнгарда хватило бы для большого «Ростовского Нюрнберга…».

«Труд» Морозовой не соответствует даже заявленной в аннотации цели: «политика реконструкции исторической памяти рядовых участников Гражданской войны в России».

Основной архивный источник – «фонды комиссий помощи демобилизованным красноармейцам и красным партизанам (1920–1935)»!!!

История и судьба «Белой Онеги» нигде не описана…

1 августа 1918 года её освободил от большевиков английский десант под руководством полковника К. Торнхилла. За службу России он был удостоен нескольких русских орденов.

В июле 1919 года Онега вновь стала «советской».

«Дела», которые там творил Особотдел 6-ой Красной Армии, видимо, обеспокоили даже РВС в Москве.

Начальник Особотдела И. А. Воронцов* 3 августа 1919 года запрашивал телеграммой из Вологды Председателя Особотдела ВЧК Кедрова:

«Приказ РВС Республики от 15.07.19 о недопущении расстрелов пленных… Как быть?».8

Имена и судьбы захваченных тогда в Чекуево и Онеге ещё предстоит установить. Онега, Вологда, Ярославль, Холмогоры или архангельские «Мхи» (ныне на месте расстрельных «Мхов» два центральных района города Архангельска: Октябрьский и Ломоносовский) стали их могилой?

Несколько «Онежских списков».

«Список ополченцев и онежских деятелей,

подлежащих заключению в концлагерь».

  1. Денисов Григорий Васильевич, городской голова.

  2. Ушинский Степан Павлович, урядник, ополченец.

  3. Кренев Михаил Константинович, регистратор Земской управы.

  4. Лепетухин Михаил Павлович, ополченец.

  5. Амосов Александр Григорьевич, ополченец.

  6. Донейко Люциан Александрович, начальник уезда.

  7. Гусев Пётр Фёдорович, зав. городским отделом просвещения.

  8. Михайлов Александр Филиппович, ополченец.

  9. Шабалин Алексей Филиппович, ополченец.

  10. Тарасов Павел Васильевич, ополченец.

  11. Рубинов Михаил Фёдорович, житель Онеги.9

«Список офицеров и чиновников военного времени»

(31 человек), в том числе:10

  1. Обоев Николай Иванович, поручик.

  2. Грименс Альфонс Эдмундович, мичман.

  3. Лермонтов Владимир Владимирович, прапорщик.

«Список» (50 человек).

Начальнику

Вологодской губернской каторжной

тюрьмы.

Содержать совершенно изолированно во вверенной вам тюрьме и числить за Особотделом 6-ой армии.

В «Списке»:

  1. Карфокен Альберт

  2. Антушевич Виккентий

  3. Грименс Альфонс 11

«Список» (31 человек).

Вологодская каторжная

тюрьма

В том числе:

  1. Клемковский Александр, поручик 5-го Северного полка.

  2. Грибовский Даниил, подпоручик 5-го Северного полка.

  3. Фарколин Николай М. [контрразведчик. – Ю. Д.]

  4. Донейко Люциан

  5. Недзедский Вячеслав, житель Онеги.12

«Именной список русских пленных офицеров» (32 человека).

  1. Михайлов Григорий, бывший чл. Гос. Думы. Начальник уезда.

  2. Волков Иван, помощник заввоенконтролем.13

Опросный лист.

  1. Мейер Георгий Эрнестович, штабс-капитан 5-го Северного полка.14

Как минимум 155 офицеров и онежских деятелей…

Тех, кого «воронцовцы» не расстреляли сразу, отправили в Вологду, «в пасть к Кедрову и Пластининой».

В октябре 1919 года Онега была вновь освобождена от большевиков. Ещё раз и навсегда они захватили Онегу 26 февраля1920-го. Тогда в чекистскую пасть и попал Я. Н. Лапин, ранее четырежды ускользавший…

«Ускользнул» и в 5-й раз. И оставил нам своё свидетельство.

Лапин упоминает Стратилатова…

По материалам «АУД» Стратилатова из архангельского ФСБ следует:

Стратилатов Николай Иванович

г. р. 1879 (или 1882), с. Пошехонское, Пошехонский у., Ярославск. губ.

арестован 20.10.1920

расстрелян 6.11.1920

До ареста – секретарь отдела юстиции при Архгубисполкоме. Проживал:

ул. Свободы, д. 27, кв. 5.

С 1914 г. – мировой судья в Емецке.

Монархист.

Жена. Сын – 3 года. Дочь – 2 года.

При белых – председатель съезда волостных судей. Председатель Следственной комиссии. Участник уездного Крестьянского съезда (10 авг. 1918).

С 1917 г. – мировой, административный судья в Онеге.

Окончил духовную семинарию и Ярославский юридический лицей. Был учителем. Сидел в царской тюрьме…15

Типичный русский интеллигент…

Расстрелять…

«АУД» К. К. Башмакова, которого упоминает Лапин в числе расстрелянных на Мхах.

Лист 1.

Донос «разведчика-конспиратора» в «секретно-оперативный отдел» АГЧК:

«Мною узнано о двух миллеровских приспешниках, которые играли весьма важную роль».

Лапин находился в Онеге. Арестован и отправлен в Вологду.

Башмаков – онежский лесопромышленник. По его инициативе английскими крейсерами сожжена Онега. Из буржуазных домов ни один не пострадал. Кто-то был на крейсерах и указывал цель. Башмаков сформировал белый отряд. Сейчас живёт в Архангельске у Рыниных, своей родни и заводчиков. Троицкий пр. – 80, кв. 3 – дом братьев Рыниных.

Допрос Башмакова.

57 лет.

Потомственный почётный гражданин. Уроженец Онеги.

Окончил шкиперские курсы.

Жена – 45 лет.

Дочь – 18.

Сын – 15.

Два дома в Онеге.

Беспартийный. До Первой Мировой войны – заведующий лесным заводом. До февраля 1917 г. – собственная торговля.

С Лапиным Яковом Николаевичем знаком около 30 лет (он торговец в Онеге).

Чекистский документ от 1918 г.

17 июля 1918 года арестованы граждане г. Онеги

Башмаков Константин,

Чуркин Михаил,

Харитонов Александр

за выражение сочувствия к англо-французам. Непризнание собственной власти. Тайной и явной борьбе с нею. Выслать из Онеги и отправить в Губчека.

21 июля 1918.

Председатель – Пётр Попов

Члены:

2 августа 1918 года Архангельск был освобождён от большевиков. Был освобождён и Башмаков…

Продолжение допроса Башмакова.

Член партии Народной свободы. 1905–1917.

Агент страхового общества «Россия».

Жил в собственном доме. Занимался торговлей. Управлял лесозаводом Онежского лесного порта.

В 1919 г. в моём доме располагался штаб 5-го Северного полка. Я и Лапин, по поручению командира полка полковника Михеева, взялись за организацию Национального ополчения.

Организаторами Партии народной свободы в Онеге были:

  1. Пахомов Пётр Иванович, рыбопромышленник.

  2. Лапин Яков Николаевич, аптекарь.

  3. Я.

Лапин – председатель.

Я был гласным Онежской городской Думы.

Допрос Лапина

54 года.

Мещанин г. Гродно.

Отбывает два года в Архангельском губисправдоме.

Образование – высшее. Фармацевт-бактериолог.

Трое детей, от 3 до 9 лет.

В Онеге имеет аптеку.

По предложению ШИНГАРЕВА, моего друга, в 1909–10 гг. я примкнул к кадетам. В Онеге нас было около 5 человек:

  1. Я.

  2. Моя жена – Антонина Капитоновна (уроженка Вятки).

  3. Башмаков.

Других не помню. После Февральской революции стали вступать (стало более 20 человек).

  1. Я – председатель.

  2. Дарулис Константин, чиновник таможенной службы. Секретарь.

  3. Грещук Макар Сидорович, торговец-мясник.

  4. Анна Яковлевна, жена Грещука.

  5. Миронов Алексей Иванович, бывший казначей.

  6. Турундаевский Феодосий, священник.

  7. Нифонтов Егор Павлович, акцизный надзиратель.

  8. Рассказов Пётр Евлампиевич, рыбопромышленник.

  9. Лесничий.

  10. Левин, часовых дел мастер.

Весной 1919 г. я стал организовывать в Онеге Национальное ополчение.

1-й – Я.

2. Башмаков.

3. Стратилатов, бывший мировой судья.

4. Фокин, столяр.

5. Донейко, бывший исправник.

6. Сын Донейко.

Дополнение:

Членами кадетской партии состояли:

  1. Шаббащенков, лесничий. Ополченец.

  2. Дворская, торговка.

  3. Дикин Аким Макарович

  4. Толубенский

  5. Кийко Николай

Весной 1919 года в Ополчение записались:

Ульянов Иван Никифорович – крестьянин, рыбак.

Пелевин – мещанин, столяр.

Третьяков – 16 лет, сын пекаря.

На первом заседании записалось 32 человека.

Затея эта сочувствия не имела.

После этого комендант устроил принудительную запись (около 100 человек).

За этой записью ещё две.

Генерала Зеленина (? неразборчиво) в октябре.

Полковника Мясоедова в декабре.

Председатель Ополчения – судья Стратилатов.

Лист 86.

14 декабря 1920 года «Заседание» АГЧК № 57.

Башмакова расстрелять.

Лист 87.

СПРАВКА

17 декабря 1920 г.

В 17 ½ приведён в исполнение. Башмакова

§ 18

Судьбы белых контрразведчиков

(Н. К. Рындин, Л. Н. Страховский и др.)

В 1996 году в Военно-морском архиве в Петербурге среди многих других «дел» одного из бесчисленных чекистских «ревтрибуналов» нашёл я и дело «По обвинению Рындина М. К., Страховского Л. Н. и других. – Начато 6 июня 1920 г. Кончено 4 августа 1920 г.». Огромное, почти на 400 листов, дело. Есть в нём и фотография Рындина. Для историков масса сведений в самых различных областях. Сначала о самом Рындине.

На одном из допросов он показал:

«С апреля 1908 года и по день переворота 1917 г. беспрерывно был в Архангельской губернии, сначала в должности мирового судьи первого и второго участков Мезенского уезда, а с мая 1912 года – судебного следователя округа города Архангельска Архангельского окружного суда. До мая 1917 года я продолжал исполнять обязанности судебного следователя, а с указанного времени приказом начальника морской контрразведывательной службы Виноградова назначен начальником Беломорского контрразведывательного отделения и был в этой должности до 1 августа 1918 года».

Несколько пояснений о структуре российской морской разведки, контрразведки дореволюционного периода.

В преддверии приближающейся мировой войны в 1907 году на морской Генеральный штаб (Генмор) была возложена организация морской разведки в странах вероятного противника. С 1911 года Генмор занимался и контрразведкой. Сначала всей этой работой руководил начальник иностранного отдела, а в мае 1914 года был создан специальный отдел, так называемое особое делопроизводство. В начале войны в составе особого делопроизводства специально для руководства контрразведкой была создана морская регистрационная служба. Тогда же на Балтийском и Черноморском флотах, флотилии Северного Ледовитого океана, при штабах флотов, крепостей и портов созданы органы контрразведки с подчинением их морской Регистрационной службе Генмора.

Архангельское контрразведывательное отделение было создано при главноначальствующем Архангельска и района Белого моря в мае 1915 года. Разместилось оно по адресу: Полицейская, 9 (ныне это улица Свободы). Во главе его был поставлен штабс-капитан Петров.

Архив этого учреждения частично сохранился и находится всё в том же ВМА. В нём немало любопытного. Петрову пришлось работать в трудной обстановке. Взрывы в Архангельском порту следовали один за другим. Взлетали на воздух корабли со столь нужным фронту вооружением, привезённым из США… В этой обстановке даже начальник губернского жандармского управления генерал-майор С. И. Мочалов оказался под подозрением из-за чересчур тесных связей с местной немецкой колонией и был отправлен в Вятку…

В начале 1917 года Архангельское контрразведывательное отделение было переименовано в Беломорское контрразведывательное отделение. Тогда же его возглавил М. К. Рындин. В России произошла демократическая февральская революция, и известный своими либеральными взглядами Рындин был подходящей фигурой на этот пост. Когда вскоре власть в стране захватили большевики, Рындин и при них оставался на своей должности вплоть до знаменитого антибольшевистского переворота 2 августа 1918 года, осуществлённого подпольными организациями капитана второго ранга Георгия Чаплина и правых эсеров во главе с Н. В. Чайковским. Отмечу, что при Советской власти Рындин возглавил ещё и контрразведку Целедфлота. Была такая в то время мощная пробольшевистская организация в Архангельске.

Профессиональные знания Рындина были настолько обширны, что и при правительстве Чайковского, а затем и Е. К. Миллера Беломорское контрразведывательное отделение продолжало действовать под его началом. Сферой деятельности отделения был сам город Архангельск и порт. Что касается фронта и тыла, то ими занималось союзное разведывательное бюро. Рындин же по-прежнему занимался борьбой с немецким шпионажем. И только в январе 1919 года, поскольку от населения было много нареканий на деятельность союзного разведбюро, Миллер приказал Рындину создать военно-регистрационную службу штаба Главнокомандующего войсками Северной области. Функции союзного бюро перешли к новой службе, которую Рындин создавал, естественно, на основе прежней морской контрразведки. Он привлёк к работе в ней несколько молодых офицеров с юридическим образованием. Сфера ответственности Рындина значительно расширилась. Он стал начальником всего фронта контрразведки за исключением Мезенского и Печорского уездов. Создал 8 отделений. Архангельское – начальник Бастраков,* полковник; Холмогорское, Пинежское – начальник Орловский, поручик; Двинское – Кабанов, прапорщик; Онежское (тыловое) – Саламатов, юнкер; Онежское (войсковое) – Попов, прапорщик; Тарасовское – Днепровский, чиновник; Железнодорожное – Богунов, капитан. В сентябре 1919 года было создано девятое Мурманское направление.

С белыми в 1920-м Рындин (как сделали это многие его коллеги: ближайший помощник штабс-капитан Сергей Михайлович Сорокин, есаул Самсонов,** кадет Чайников, мичман Окрэнтом, чиновник Зуевский и другие) не эвакуировался.

В апреле 1920 года Рындин, больной тифом, сидел в Вологодской тюрьме и числился за особым отделом 6-й армии. В мае его отконвоировали в Архангельск в военно-морской трибунал. Здесь его дело вёл следователь Мартынов, а обвинительное заключение составил член Ревтрибунала Маурин.

Обвинялся Рындин в создании шпионской организации и в том, что через него «прошли громкие дела» военмора Марухина, дело об открытии фронта на Железнодорожном участке, дело о сдаче Северного полка, дело о попытке открыть фронт на Тарасовском направлении, дело мартовской организации…

Всего по делу Рындина проходило 10 человек. Приведу их имена, как они перечислены в обвинительном заключении:

  1. Рындин Михаил Константинович, 45 лет, уроженец села Низовка, Бахмутский уезд, Екатеринславской губернии. Из дворян. Образование высшее. В деле переворота 2 августа играл видную роль.

  2. Страховский Леонид Николаевич. Из почётных граждан Петербурга. Организатор контрразведывательных отделов в Онеге и на Двинском направлении.

  3. Кузьмичев Филипп Мартемьянович, 32 года. Из мещан города Кузнецка Саратовской губернии, военный моряк, сотрудник белой контрразведки (отмечу, что Кузьмичев был участником революционного движения, неоднократно арестовывался при царе…).

  4. Янцев Александр Григорьевич, 23 года. Сотрудник контрразведки белых.

  5. Романова Юлия, 22 года. Сотрудница контрразведки.

  6. Романова Клавдия, мать Юлии. Обе изменили Советской власти. Держали кафе в Архангельске при белых.

  7. Бабаев Алексей Иванович, 45 лет. Уроженец Великого Устюга. Служил на ледоколе «Чесма» при белых. Прямой враг Советской власти.

  8. Рокосовский Платон Алексеевич, 25 лет. Уроженец местечка Григорово, Кубетской волости, Нельского уезда, Витебской губернии. Барон. Потомственный почётный дворянин. Мичман Белой армии.

  9. Карташев Константин Сергеевич, 22 года. Из дворян Смоленской губернии и уезда, станции Кардымова. Бывший мичман Белой армии. Начальник дивизиона истребителей.

  10. Сенченков (или Сенчиков – Ю. Д.), 27 лет. Член компартии. Комиссар дивизиона истребителей.

Приговор был вынесен 4 августа 1920 года. Рындина, Страховского, Кузьмичева, Янцева, Рокосовского, ЮлиюРоманову «как злейших и гнусных врагов трудового народа к ВМН (высшая мера наказания) – расстрелу». Бабаев – 10 лет, Карташев – 1 год условно, Сенченков – строгий выговор, Романова Клавдия – наказанию не подвергать.

22-летней Юлии Романовой ВМН заменили 20 годами тюрьмы. Остальные пятеро были расстреляны в 4 часа утра 7 августа 1920 года.

Современный историк российских спецслужб В. И. Ильин* писал:

«После освобождения Архангельской губернии от интервентов и белогвардейцев чекистам удалось разоблачить не так много бывших секретных агентов спецслужб интервентов и белых. Арестованные Губчека офицеры белой контрразведки в т. ч. и сам М. К. Рындин практически не выдали ни одного сколько-нибудь серьёзного агента. Те фамилии, которых они называли на допросах либо эвакуировались и находились вне пределов досягаемости ЧК, либо сами расконспирировались и были уже известны чекистам».2

В «Энциклопедическом словаре российских спецслужб» о М. К. Рындине всего лишь:

«Рындин М. К. (? –?). Русский контрразведчик колежский ассесор. До Октябрьской революции служил начальником военно-морского контроля. С весны 1918 до весны 1919 года возглавлял контрразведку на белогвардейском Севере. Она была создана на основе аппарата морской контрразведки русской армии».3

Умолчав о расстреле Рындина и других контрразведчиков В. Н. Иль-ин пишет:

«Контрразведывательная работа в пределах Северной области М. К. Рындиным была поставлена достаточно хорошо. Исправно работала отлаженная система контроля за населением и воинскими частями. Жителям предоставлялась свобода передвижения, в том числе и подозреваемым в просоветской деятельности».4

По постановлению президиума Петроградской ЧК были расстреляны архангельские контрразведчики

Журан,

Мартемьянов

Бессрочно отправлен в концлагерь

Габшевич.

Оказался в руках чекистов контрразведчик

Жилинский.5

§ 19

Первый свидетель:

штаб-ротмистр Ингушского конного полка

Созерко Мальсагов*

Групповой побег с Соловков (18.05–23.06.1925) в Финляндию Бессонова, Мальбродского, Мальсагова, Приблудина, Созонова – первый успешный.

В ноябре–декабре 1925 года в рижской газете «Сегодня» (№№ 269–293) были опубликованы очерки Мальсагова «Соловки – остров пытки и смерти».

В 1926 году в Лондоне на английском языке вышла его книга «An Island Hell: a Soviet prison in the Far North». Общественное мнение и власти Запада, пожалуй, впервые восприняли правду о советских концлагерях.

Впервые со времён процесса эсеров (1922) начались протесты. Английский парламент на повестку дня поставил вопрос «о прекращении рабского труда в СССР».

Конгресс США запретил ввоз советского леса и прекратил торговые отношения с СССР…

Бурная реакция Запада – отдельный разговор…

Здесь свидетельство Мальсагова о Холмогорском лагере смерти. Впервые в СССР опубликовано в «Алма-АТС» в 1991-ом. В 1996-ом – в Нальчике, Кабардино-Балкарии…

Теперь и в Архангельске.

«До 1922 года Холмогоры и Пертоминск выполняли функцию, которая сейчас возложена на Соловки. Когда я попал на Соловки в начале 1924 года, я встретил несколько человек, осужденных по статье «контрреволюция» и оставшихся в живых. Они находились в заклю­чении в этих местах. На Соловки их переместили в 1922 году. Я бы хотел коротко остановиться на том, что рассказывали эти, чудом уцелевшие, люди.

Концлагеря в Холмогорах и Пертоминске были созданы советским правительством в конце 1919 г. Люди направлялись туда из всех уголков России и должны были жить в наскоро выстроенных бараках. Это были никогда не отапливаемые, даже в самую сильную зимнюю стужу, помещения (когда температура в этих северных широтах снижалась до -50, -60 градусов по Цельсию, от 90–1000 по Фаренгейту).

Заключённым выдавался следующий паёк: одна картофелина на завтрак, картофельные очистки, сваренные в воде, на обед и одна картофелина на ужин. Ни кусочка хлеба, ни унции сахара, не говоря уже о мясе или масле. И эти люди, доведённые муками голода до отчаяния, поедали кору на деревьях. Они вынуждены были из-за пыток и расстрелов соглашаться выполнять самую тяжёлую работу: корчевать пни, работать в каменоломнях, сплавлять лес.

Им было категорически запрещено переписываться со своими родными или получать от них посылки с едой или одеждой. Все письма уничтожались. А пища и прочее пожирались и использовались лагерной охраной.

После поражения генерала Деникина и Врангеля (соответственно в конце 1919 и в 1920 годах) взятые в плен белые офицеры и солдаты, а также гражданские лица с отвоёванных у белых территорий – мужчины, женщины и дети – ссылались в Холмогоры этап за этапом. А после подавления Кронштадтского восстания в апреле 1921 года все матросы, взятые под стражу большевиками в количестве около 2 тысяч человек, тоже, были присланы туда.

Остатки колчаковской армии, различные сибирские и украинские атаманы, крестьяне из Тамбовской губернии, примкнувшие к антоновскому движению, десятки тысяч представителей интеллигенции всех национальностей, и вероисповеданий, кубанские и донские казаки – все стекались широким потоком в Холмогоры и Пертоминск.

Высшее начальство в этих лагерях назначалось Москвой и исполняло предписания, полученные оттуда. Средний и низший персонал состоял из арестованных чекистов, которые были сосланы по причине слишком очевидного грабежа, взяточничества, пьянства и других нарушений. Эти ребята, потеряв выгодные должности в Чрезвычайных Комиссиях центральной России, свою неимоверную злость с неописуемой жестокостью вымещали на лагерных заключённых.

Помощник коменданта в Холмогорах поляк Квициньский был особенно свиреп. Этот палач-садист имеет на своей совести ужасы так называемого «Белого дома» в окружностях Холмогор. «Белый дом» – так называлось имение, покинутое его владельцами, здание, выбеленное в белый цвет. В нём в течение двух лет, с 1920 по 1922 годы, по распоряжению Квициньского ежедневно производились расстрелы. Ужасная слава «Белого дома» удваивалась ещё и потому, что тела казнённых не убирались.

И к концу 1922 года все помещения «Белого дома» были наполнены трупами до самого потолка.

Две тысячи матросов из Кронштадта были расстреляны в 3 дня. Запах разложившихся тел отравлял воздух на целые километры вокруг. Смрад, который не уменьшался ни днём, ни ночью, заставлял заключённых в лагере задыхаться и даже терять сознание. Три четверти жителей города Холмогоры оказались не в состоянии вынести всё это и покинули свои дома.

Без всякого сомнения, Советское правительство знало о тех ужасах, которые творились в Холмогорах и Пертоминске (не могло не знать!). Но, будучи заинтересованным вбезжалостном уничтожении своих врагов, подлинных и мнимых, руководители Коммунистической партии ограничились лишь умыванием рук.

Казни осуществлялись не тольков «Белом доме», но и в других местах. Чекисты практиковали следующий метод: они входили к заключенным и, указывая на будущие жертвы, произносили: «Один, два, три». «Один» значило, что заключённый будет расстрелян в тот же день», «два» – его расстреляют завтра, «три» – казнят послезавтра. Это обычно делалось, когда прибывала новая большая партия, и появлялась острая необходимость в камерах для вновь прибывших.

Согласно свидетельству очевидцев, около 10 000 человек были расстреляны в Холмогорах и Пертоминске. Как это ни ужасно, но в этой цифре нет ничего поразительного. Ибо в течение трёх лет подряд до своего расформирования эти лагеря составляли главную тюрьму всей Советской России. В огромные этапы из всех уголков европейской и азиатскойРоссии попадали те, кого по каким-либо причинам было нежелательно убивать на месте, например, все те, кто был «амнистирован» местными властями.

Палачи в Холмогорах и Пертоминске прибегали и к другому способу уничтожения заключённых – они их топили. Из всего множества случаев, мне известных, я остановлюсь на следующих.

В 1921 годе четыре тысячи бывших офицеров и солдат армии Врангеля были погружены на баржу, и это потопили в устьеДвины. Те, которые были ещё в состоянии удержаться на поверхности воды, были расстреляны.

В 1922 годе несколько барж загрузили заключёнными, которых потопили в Двине прямо на глазах у всех. Несчастные пассажиры с других, непотопленных барж, среди которых было много женщин, были высажены на одном из островов около Холмогор и расстреляны из пулемётов прямо с барж.

Массовые убийства на этом острове продолжались довольно долго. Как и «Белый дом», он был завален трупами.

Тех, кто избежал расстрела, охотящиеся за смертью чекисты уничтожали непосильным трудом. Заключённым полагался упомянутый паёк,а среди них были старики и женщины, которые работали по 12-ть часов, Считалось большой удачей найти гнилой картофель в поле, он прямо сырым с жадностью поедался на месте.

Когда чекисты заметили, что местные жители (саами, зыряне, самоеды) бросали хлеб в толпу заключённых, когда те проходили мимо их хижин, они стали водить их на работу иным маршрутом, через густой лес и болота.

Если новоприбывший заключённый был прилично одет, его тут же расстреливали для того, чтобы поскорее забрать одежду.

Ранним летом 1922 года матрос из Кронштадта, который, к счастью, остался жив, бежал из холмогорского концлагеря. Ему удалось добраться до Москвы, где он, используя старые связи, добился приёма во ВЦИКе* и сказал Калинину: «Делайте со мной, что хотите, но обратите внимание на те ужасы, которые творятся в советских лагерях».

А к этому времени чекисты уже уничтожили 90 % всех заключённых. «Человеколюбие» коммунистов было доказано с полной очевидностью, и ВЦИК, сменив гнев на милость, снисходительно выслушал мольбы беглого матроса.

В конце июля из Москвы в Холмогоры была направлена комиссия для инспекции лагеря. Её представителем стал некий Фельдман. Сам Фельдман не сумел скрыть своего ужаса от того, что он увидел и услышал в этих местах. Он расстрелял коменданта лагеря, а их помощников и прочий персонал направил в Москву, якобы для расследования. Но, однако, все чекисты были помилованы иполучили ответственные должности в учрёждениях ГПУ в южной России.

Полностью осознавая, что и «Белый дом», и десятки тысяч его трупов были грузом на совести Москвы, Фельдману пришлось уничтожить все следы того, что там произошло. Поэтому он распорядился сжечь всё. Комиссия Фельдмана была уполномочена ВЦИКом амнистировать заключённых в обоих лагерях, и только обычные уголовники (шпана) получила свободу. Никто из контрреволюционеров не был амнистирован.

В августе 1922 года оставшихся контрреволюционер под надёжной охраной перевели по р. Кеми из Пертоминска и Холмогор на Соловецкие острова».

§ 20

Архив ФСБ наглухо закрыт?

(Капитан II ранга Иван Ризнич)

«Вероятно, его расстреляли у вас в Архангельске в 1920-м», – сказал мне несколько лет назад в Москве покойный ныне кавторанг Владимир Лобыцын.

Память с детства хранит это имя. Красавице-одесситке Амали Ризнич, жене купца из Триеста, посвятил Пушкин свой шедевр «Для берегов отчизны дальной».

...5 июля 1915 года газета «Архангельск» опубликовала статью «Мины в Белом море». Шла Первая мировая война, и от немецких мин и подлодок одно за другим уходили на дно транспорты союзников с амуницией и снарядами, так необходимыми на Восточном фронте...

Для защиты Севера были нужны современные подводные лодки. В Специю (Италия) за субмариной «Святой Георгий» отправляется старший лейтенант Ризнич с командой из 14 человек.

Специя и весь тот берег с весёлыми городами Триест, Фоссальта, Тревизо, Монфальконе мне давно хорошо знакомы. Когда-то там ходил и Ризнич со своей командой...

А 9 сентября 1917 года под духовой оркестр и звон колоколов Троицкого собора на Соборной пристани в Архангельске ошвартовался «Святой Георгий».

Ризнич из старших лейтенантов был сразу произведён в кавторанги, награждён орденом...

Первый в истории Российского флота океанский переход подлодки был успешно завершён.

Здесь в Архангельске в 1917-м Ризнич обвенчался с француженкой Марией Бернар... И, как принято у моряков, сразу должен был идти в экспедицию в Сибирь со своим другом Борисом Вилькицким...

Но шла Гражданская война, и следы Ризнича теряются в 1918 году. Ксения Гемп видела его тогда в последний раз и очень хотела знать о дальнейшей судьбе бесстрашного Ризнича...

Что с ним стало?

...В свой последний поход он ушёл в 1920-м всё с той же знаменитой Соборной пристани в Архангельске. На «Барже смерти» вместе с десятками других офицеров его вывезли в Белое море и утопили.

В Украине киевского дворянина Ивана Ризнича считают подводником номер 1. В украинских степях есть даже памятник героям Цусимы...

И только в Архангельске нет ничего... Даже имени отважного Ризнича никто не помнит...

Кому здесь нужны Вилькицкий, Ризнич, когда в центре города на площади Ленина стоит памятник обер-палачу?

Бывший мэр Москвы Юрий Лужков в 2002 году предлагал восстановить на Лубянской площади памятник Дзержинскому…

Лет 10 назад матёрый американский дипломат* (войну с нацистами закончил в 1945-ом в Торгау, в 1970-х курировал советских диссидентов в Москве, горд знакомством с академиком А.Д. Сахаровым) спросил:

«Юрий Всеволодович, сколько времени понадобилось обществоведам в архангельских вузах, чтобы перестроиться и избавиться от коммунистической баланды?»

«Никто не «перестраивался». Все затаились, но это в лучшем случае. Вообще же, как «учили» – так и продолжают «учить»...

За минувшие годы сложилась даже «архангельская историческая школа» во главе с проректором местного госуниверситета. Продолжают «обществоведы» дело покойного Исаака Минца...

Ситуация типична для всей РФ... Не до «науки», тем более, не до жертв Красного террора.

Упомянутый «проректор по науке» обсуждает в интервью местной газете – каким должен быть памятник в Архангельске «символу советской цивилизации» Сталину...

Памятник Ленину в центре Архангельска под окнами губернатора, мэра, депутатов городского и областных собраний... Тоже продолжают дело покойного...

Редакторша одного из архангельских глянцевых журналов оказалась даже более «продвинутой», чем проректор. Опубликовала в своём журнале статью о палаче из Архангельского НКВД: «честно делал своё дело» в 1937-ом...

Местные коммунисты под руководством ветерана ГБ за последние годы «украсили» Архангельск мемориальными досками в честь чекистов-энкавэдистов, секретарей КПСС, еtс.

После монумента Сталину планируют, видимо, поставить монумент (улица уже давно есть) «подпольщику, воину, чекисту Кедрову»...

В архангельской «научной» библиотеке списывают за «ненадобностью» первое (1905 г.) издание сочинений Герцена в России, книги Веры Фигнер...

Архангельская «писательская организация» прославилась своим «обращением» «Руки прочь от Ирака» (2003 г.), то есть от диктатора, который дождался своего Нюрнберга.

«Хорошо жить в Архангельске на проспекте Дзержинского и заниматься историей Красного террора и ГУЛАГа», – пошутил как-то знакомый немецкий историк Юрген Зарусский. «Да, уж…»

...В американских архивах меня никто не спрашивал: кто я такой, откуда, зачем мне нужны материалы ЦРУ, ФБР или ОСС... Максимум, что могли спросить это – номер моей машины, чтобы зарезервировать стоянку.

В родном Архангельске директор местного государственного архива 20 лет назад не позволял мне работать с материалами архива по теме: «История русского Севера в XX веке».

...В архив бывшего президента США Джеральда Форда в Энн-Арборе, штат Мичиган, я пришёл в 9 утра к открытию читального зала. В 930 весь мой огромный стол был завален документами...

В «Пушкинском Доме» в Петербурге выдают только пять дел в день, а сам архив открыт только 2–3 дня в неделю…

В Российской национальной библиотеке в Петербурге меня избили милиционеры со словами: «Уезжай в свой Архангельск», а директор* лишил права пользования библиотекой на пять лет... Ныне «власть» Путина «мочит» (жаргон президента РФ) целые города (Благовещенск. Что сделали с Грозным, Сенаки – весь мир видел) и «федеральные округа»...

Как насчёт архива НКВД? Наглухо закрыт.

Много лет я собираю материалы к книге о Питириме Сорокине. Начальник Центрального архива ФСБ А. В. Тюрин отказался прислать мне даже копию «Заключения» о «реабилитации» Питирима Сорокина, дескать, «...высылка исследователям копий архивных документов не предусмотрена». Не прислала эту копию и Генпрокуратура РФ, «реабилитировавшая» П. А. Сорокина...

Это в РФ. А как в США?

Когда в 1995 г. в соответствии с законом США «Frееdоm оf Infоrmаtiоn Асt» (Закон о свободе информации) я обратился в Федеральное бюро расследований (ФБР) США с просьбой ознакомиться с досье русско-американского социолога, профессора Гарвардского университета и директора Исследовательского центра альтруистической интеграции и творчества Питирима Сорокина, то пакет с копией дела (около 100 листов) был получен мною незамедлительно.

Германия открывает архивы Холокоста о преступлениях нацистов... Секретные службы США и Великобритании регулярно рассекречивают всё новые и новые документы. Польша, избавляясь от мрачного наследия, расширяет действие закона о люстрации и приступает к публикации имён агентов коммунистической ГБ...

От сталинской баланды этой страны предстоит избавляться ещё долго... За годы с начала перестройки М.С. Горбачёва подросло новое поколение, нежелающее знать о миллионах погибших в годы ленинско-сталинского Красного террора.

Что им Соловецкий концлагерь (они там песенные конкурсы проводят) или колымские лагеря смерти...

Сейчас уже и не вспомнить – где, когда, в какой стране смотрел я «Ночи Кабирии» Феллини. Прощальная улыбка римской проститутки, с её немым вопросом «За что?»

Ещё более «проблемным оказался доступ к «АУД» подполковника Хиле (см. «Пинежский список № 1») для его правнука Андрея Ивановича Хиле.

Через А. И. Хиле мне пришлось напомнить чекистам-архивистам номер дела… Только тогда выдали…

В марте 2011 года УФСБ по Вологодской области по моему запросу прислало в УФСБ по АО «АУД» Коншина Осипа Ивановича (1850 г. р.), земского деятеля, расстрелянного Северо-Двинской ЧК в сентябре 1918 г. «за публичную агитацию против Советской власти и призыв к свержению таковой».

Не ознакомив меня с «АУД» Коншина, «архангельцы» отправили «дело» обратно в Вологду. Что разрешено в Вологде, нельзя в Архангельске… Коншин был «реабилитирован» в 1991 году.

Двадцать лет назад.

Расстрелян 92 года назад.

Даже по «законам» РФ срок «секретности» – 75 лет.

Нынешние архангельские «меченосцы» скрывают и заметают следы своих прошлых «героических побед»…

На мой устный запрос о доступе к архивно-следственным делам УФСБ по АО (и конкретно ситуации с «делом» Коншина) архангельский военный прокурор О. В. Бойко ответил:

«У чекистов свои ведомственные инструкции, а Ваше обращение к Фридинскому в Москву вернётся ко мне на рассмотрение».

«Ответ» Бойко напоминает «ответ» архангельского прокурора по «спецделам» Котова Н. И. Евдокимовой в 1940-ом:

«Мы на это (самоубийство – Ю. Д.) Вас не пихаем, а удерживать тоже не будем».

Энн Эпплбаум пишет:

«В начале 1990-х один из тех, кто осуществлял убийство польских офицеров в Катыни, был всё ещё жив. Перед его смертью КГБ взял у него интервью и просил объяснить, как с технической точки зрения осуществлялось убийство? В качестве жеста доброй воли кассета с записью этого интервью была вручена атташе по культуре посольства Польши в Москве

Никому и в голову не пришло отдать этого человека под суд в Москве, Варшаве или где-нибудь ещё».

Прапорщики и полковники в архиве РУ ФСБ РФ по АО оборону держат крепко. «Дела» Ризнича, Хиле, Неймана, Упорникова, Кирилина и десятков тысяч других расстрелянных наглухо закрыты...

Не обратиться ли мне в Страсбургский суд?

Ю. Д.

25 мая 2011

§ 21

Два списка.

Национальное ополчение. Заостровское братство

(генерал-майор Иван Кошуба)

«Усыпальницей русской молодёжи» названы Холмогоры в начале 1920-х.

В фонде Архнубчека сохранилось дело 1920-го года «По обвинению граждан Национального ополчения Северной области».

Фактически в деле только список и фотографии. «Молодые двадцатилетние» лица… Что с ними стало? «Пошли под дуло» Бачулиса и прочих чекистов?

Список.

  1. Абрамов Флавий А.

  2. Акулов Павел

  3. Алешин Григорий Егорович

  4. Антонов Николай А.

  5. Беляев Фёдор Иванович – ополченец 1-й роты 1-й Архангельской дружины Национального ополчения.

  6. Богданков Павел (27 лет)

  7. Бражников Николай Владимирович

  8. Бурнеко (Bourneiko) – переводчик

  9. Быков Михаил Алексеевич (19 лет)

  10. Видякин Пётр Ефимович

  11. Вишняков Александр (19 лет)

  12. Волков Николай Кузьмич (19 лет)

  13. Гагаринский Пётр Петрович (18 лет)

  14. Гайнутдинов Акрамутдин Ш. (19 лет)

  15. Голенищев Николай

  16. Горохов Леонид Ионович

  17. Дернов Егор Антонович (18 лет)

  18. Дерне(?) Леонид

  19. Жгилев Леонид Степанович – ополченец 6-й роты Архангельской дружины Национального ополчения.

  20. Жиравов Николай

  21. Засосов Михаил Алексеевич

  22. Казаков Николай Александрович – служащий Военно-контрольного района. Военно-регистрационная служба.

  23. Каменев Фантин Евграфович (1901 г. р.)

  24. Карманов Александр Николаевич (19 лет)

  25. Карнуп (Karnup) – переводчик

  26. Киселев Леонид Александрович

  27. Клюев Пётр Николаевич (18 лет)

  28. Кобылин Владимир (15 лет) – сын петербургского мещанина. Ученик Охтенского 8-классного коммерческого училища в Петрограде.

  29. Кологривов Николай Александрович

  30. Корель Василий Петрович – ополченец 5-й роты Архангельской дружины Национального ополчения.

  31. Корельский Василий Петрович (1901 г. р.)

  32. Куницын (Курницын ?) Иван Ф(?)

  33. Лиссон Николай Константинович

  34. Малков Николай Ефимович

  35. Мудрецов Павел Александрович (17 лет)

  36. Негамедзянов Рахи(?) (18 лет)

  37. Нифантов Николай Николаевич (19 лет) – сын потомственного почётного гражданина.

  38. Новиков Андрей Захарович – доброволец Национального ополчения.

  39. Нутрихин Борис Фёдорович (26 лет) – торговец

  40. Орюпин Пётр Кузьмич

  41. Ошурков Михаил Егорович (19 лет)

  42. Пантелеев Алексей Степанович

  43. Парухин Виктор Зосимович (17 лет)

  44. Пец Георгий Ричардович (Садовая, 5)

  45. Пешкин Григорий Егорович (17 лет)

  46. Поликарпов Николай Дмитриевич (1901 г. р., Архангельск)

  47. Политов Александр Петрович

  48. Попов Александр Аркадьевич (18 лет)

  49. Порядин Максим Арсентьевич (1901 г. р.)

  50. Ракитин Иван Петрович (33 года)

  51. Родде Александр Петрович

  52. Рудаков Николай (1901 г. р.)

  53. Рудаков Николай Павлович

  54. Сабашников Георгий

  55. Смирнов Василий Антонович (23 года)

  56. Суттобулин Халим (19 лет)

  57. Суханов Василий Иванович (19 лет)

  58. Федосеев Ефим Петрович (18 лет)

  59. Федотов Степан Александрович (19 лет)

  60. Филиппов Сергей Филиппович

  61. Фридгон Исер Афроимович (1897 г. р., Минская губ.)

  62. Черненко Яков Михайлович

  63. Шайдуллин

  64. Штеммет Яков Михайлович (Вологодская, 30). Назначен в 6-ю рабочую роту Национального ополчения.

  65. Юрьев Георгий Николаевич (18 лет). В марте 1919 года поступил добровольно в ученическую роту Архангельского Национального ополчения.

Директор Архангельской Ломоносовской гимназии А. Суровцев писал о погибшем в бою с большевиками воспитаннике гимназии Аде Николаеве в газете «Отечество» в 1919-ом:

Капитан А. Н. Николаев /Адя/

Андрей Николаевич. Воевал во Франции. Встретил его после 12-летней разлуки на Троицком.

Я был его наставником.

Французское правительство предлагало ему выгодные условия в колониальных войсках в Мадагаскаре.

Но в Архангельске – мать.

4 октября погиб на Железнодорожном фронте.

Архангельская Ломоносовская гимназия никогда не забудет своих питомцев, погибших на поле брани за правое дело.2*

В 1919-ом занятия в Архангельской Ломоносовской гимназии начались в середине октября. Большинство учеников двух бывших 7-х классов ушли на фронт. Оставшиеся соединены в один 8-ой класс.

Ушли на фронт преподаватели: Корелин (история), Мудров (классик), Титов (словесность), Степанов (география) добровольно поступил на «Чесму», Румянцев (графические искусства) ушёл ополченцем на фронт в августе…

Ещё одна заметка из другой архангельской газеты «Русский Север».

Смерть героя.

На Пинежском фронте во время нашего наступления пал смертью храбрых Николай Владимирович Мазюкевич, поручик, сын старейшего преподавателя Ломоносовской гимназии и её питомец.

Окончил гимназию в 13 году и поступил в Московский университет. Доброволец Первой мировой на Кавказском фронте. В Тифлисе окончил военное училище.

После переворота первого августа пошёл в отряд полковника Дилакторского…3*

Ещё…

Н. В. Бартенев

Доброволец славяно-британского батальона.

Убит 6 сентября 1918 г. в бою.

Был учеником 7-го класса Ломоносовской гимназии.

Уже с 7 августа в батальоне.

Переводчик при английском офицере Фрезер.

Оба пропали под Обозерской.

Фрезер оказался в плену. В Москве освободился и сообщил о гибели Бартенева.4*

Евгения Фрезер (урождённая Шольц) (1905 г. р., Архангельск), жившая в 1919 году в «Доме над Двиной» вспоминала:

«Друг Юры, Митя Данилов, пришёл к нам с визитом. Он отправлялся воевать против большевиков. Мундир британского офицера, какие выдавали добровольцам, хорошо сидел на его мощных плечах. Несколько дней спустя Юра тоже записался добровольцем и пришёл домой в такой же форме, перепоясанный ремнём «сэм браун» с портупеей. Большинство юношей, закончивших учёбу, вступили в белую армию. Они были молоды, полны надежд на будущее. Многие планировали, как наш Юра,* поступить в университет в Петрограде или Москве. Все эти ожидания отступили теперь в сторону ради общей цели – покончить с большевиками, угрожавшими поглотить не только Россию, но и весь мир».5

Таковы были настроения архангельской молодёжи. Антибольшевистские. Не было только «архангельских Крут»…

Будущий известный «совписатель» 18-летний Леонид Леонов учился в архангельской артиллерийской школе. Юнкер.

После окончания почему-то оказался не на передовой, а в интендантском отделе Северного фронта… В конце 1919-го он числился прапорщиком Четвёртого Северного полка Двинского района Северного фронта. Полк, как минимум, 600 человек. Всех их большевики после сдачи в плен расстреляли или сгноили в тюрьмах…

Прапорщик же Леонов 23 февраля оказался в Архангельске и через три дня после взятия города большевиками сдался Особотделу 6-й Красной армии. И тут же был… отпущен. Начиналась его «карьера» при новой власти… В 1929 году бывший «белогвардейский» прапорщик, будучи уже вполне ортодоксальным сталинским писателем, опубликовал повесть «Белая ночь», в которой оболгал и город Архангельск и «Белое дело». В Архангельске до конца своей долгой жизни писатель* уже не появлялся. Не прибыл даже на похороны отца – Максима Леонова – в том же 1929-ом. Скорей всего, пути отца и сына окончательно разошлись в 1920-ом. Максим Леонов умер честным русским журналистом и писателем. С 1920 года в советской прессе он, конечно, не участвовал.

Прапорщик Шенкурского батальона того же Двинского района северного фронта Илья Ракитин после трёх месяцев в Архангельской тюрьме был переведён в концлагерь, откуда на 12-й день (1.06.1920) бежал. В октябре 1920 года он был уже в Финляндии. Умер в 1961 году в Лондоне.

Где-нибудь в архивах на Западе хранятся его показания об архангельских Мхах, тюрьмах, концлагерях с именами погибших.

Для этой книги свидетельство И. Н. Ракитина были бы ценны… Его трое братьев расстреляны большевиками:

Александр – в Ровдино (сентябрь 1918),

Пётр – в Архангельске (август 1920),

Максим – Архангельск. Мхи (май 1920),

Фёдор (4-й брат) – «тройкой» Архангельского НКВД приговорён к 10 годам заключения. На этом «след его канул в небытие».

Оказался в Соловецком концлагере и директор мужской Ломоносовской гимназии А. С. Суровцев.

Сохранились два письма его гражданской жены Анны Николаевны Новиковой (заведующая Язвинской трудовой школы 2-ой ступени Язвинской волости Гдовского уезда Петроградской губернии) к А. А. Луначарскому и В. Д. Бонч-Бруевичу с просьбой о помощи:

«Ему 55 лет, он не выдержит».6

Суровцев окончил философское отделение Петербургского университета. Ежегодно от 20 до 40 политссыльных выдерживали в гимназии экзамены.

Кассо его уволил.

Хлопоты жены помогли относительно. После освобождения с Соловков Антон Сергеевич Суровцев прожил недолго… Умер в 1924-ом.

Андрусов Леонид Николаевич (1891 г. р., Одесса) – внук немецкого археолога Генриха Шлимана, сын русского академика шведского происхождения Н. И. Андрусова (1861–1924, Прага). Окончил гимназию в Киеве, физмат Петербургского университета. Работал на кафедре зоологии Петербургского университета. Погиб в октябре (сентябре ?) 1919 года под Архангельском, сражаясь с большевиками в составе Французского легиона.7

Из опубликованного в 1921 году, а в 1950-е изъятого из библиотек и архивов – отчёты о деятельности Архгубчека за 1920 г. следует, что в том году архангельские дзержинцы приговорили к расстрелу 258 человек.8

Эта цифра на 43 человека больше, чем в списках, опубликованных в 1920 году в архангельских «Известиях…».

В 1921 году «Известия Архгубисполкома…» опубликовали только один список (насколько мне удалось найти) из 72 человек. По протоколам заседаний АГЧК за 1921 год установлены имена ещё 61 расстрелянного.9

Добавим ещё одно имя.

Протокол № 1 от 5 января 1921 года заседания

Архангельской губчека.

Присутствуют: председатель АГЧК – Смирнов.

Члены: Петухов, Бокарев.

Докладчик – уполномоченный Подшивалов.

Постановили расстрелять известного владельца пароходства из деревни Ананьевская Холмогорского уезда Курейской волости

Куликова Кузьму Ивановича (г. р. 1862).10

Если верить «Поморскому Мемориалу», то Куликов был осужден Архгубтрибуналом 22.03.1921 г. на 15 лет. «В связи амнистией срок сокращён до 5 лет условно. Сведений о дальнейшей судьбе нет. Полностью реабилитирован 18.08.92».11

Кузьме Куликову принадлежал колёсный пароход «Гоголь», который был «реквизирован» у него большевиками вместе с пароходством.

Ныне «Гоголь» – «…памятник регионального значения и один из символов исторического и культурного наследия Архангельской области».12

Один из шестерых сыновей Кузьмы Куликова – штабс-капитан Николай Куликов – был помощником коменданта Пинеги подполковника Н. Г. Хиле. Арестован ЧК и, вероятно, расстрелян.

Другой сын – Иван Куликов – руководил антибольшевистским восстанием в Курье в 1918-ом. Расстрелян по постановлению тройки ПП ОГПУ СК от 12.03.1930-го.13

Головин расстрелян в 1920-ом.

И так далее…

Прочитав опубликованные мною в 2001 году воспоминания контр-адмирала Бориса Вилькицкого «Когда, как и кому я служил под большевиками», подполковник КГБ в отставке Ю. П. Абрамов (1926 г. р.) воскликнул:

«Теперь я знаю, кого Кедров направил со спецзаданием на Запад».

Если монархист Вилькицкий (по мнению этого чекиста) прибыл в Архангельск в качестве агента ВЧК, то можно предположить, что и бундовец Давид Ихок тоже…

В одном из доносов (1939 год) на Ихока Председателю СНК Молотову читаем:

«Доктор Ихок добровольно служил в Национальном ополчении белых и получил благодарность».14

В 2011 году Андрей Ганин, ссылаясь на мою брошюру «Архангельск. Расстрельные списки 1921 года» (Архангельск, 2000), утверждает в московском журнале «Родина»:

«В общей сложности в 1920–1921 годах на Архангельском Севере были расстреляны сотни офицеров и нижних чинов белой армии».15

Кандидат исторических наук А. Ганин и «Родина» сильно преуменьшают масштабы красного террора.

Дойкова привлекают себе в «союзники» для убедительности, что «всего лишь» сотни расстреляны, а не тысячи. Уж если он так считает…16

Ганин пишет, что приговор Кашубе был утверждён:

«… на заседании Архангельской ГубЧК 4 сентября 1920 года и приведён в исполнение, по всей видимости, в Холмогорском концентрационном лагере в сентябре. Точной даты приведения приговора в исполнение не имеется».17

Не так.

«Точная дата», количество человек, расстрелянных вместе с Кашубой, были опубликованы нами в 2008 году.18

Добавим, что «дело Кашубы» (382 листа) вёл Особый отдел (начальник Чебыкин) АГЧК (в 1920 году Особотдел размещался по адресу: Троицкий пр., 78. Угол Троицкого и Воскресенской. В здании бывшей контрразведки белых).

Теперь чекистский документ, «не замеченный» Ганиным:19

11 сентября 1920 г.

Коменданту Холмогорского концлагеря Бачулису привести в исполнение. Об исполнении доложить.

  1. Кошуба Иван Степанович

  2. Коржавин Василий Иванович

  3. Коржавин Семён Иванович

  4. Пермяков Фёдор Александрович

  5. Бугаев Дмитрий Никифорович

  6. Никитин Василий Фёдорович

  7. Никитин Василий Васильевич

  8. Починков Михаил Васильевич

  9. Починков Павел Васильевич

  10. Никитин Андрей Васильевич

  11. Садовский Иван Васильевич

  12. Дурнев Владимир Демидович

  13. Карпов Иван Николаевич

  14. Митрофанов Пётр Иванович

  15. Шахнова Татьяна Андреевна

  16. Панько Лев Киприянович

  17. Евстратов Николай Васильевич

  18. Чулков Дмитрий Фёдорович

  19. Минаев Пётр Кузьмич

  20. Зуев Арсений Николаевич

  21. Лаптин Андрей Матвеевич

  22. Фивейский Иван Александрович

  23. Филин Егор Алексеевич

  24. Попкович Иван Фёдорович

Председатель Губчека

Смирнов

Бачулис рапортует – «Исполнено».

«Дело» закончено.

…«Особотдел» Аркгубчека сфабриковал дело Церковного «Братства» в Заостровье (список в 35 человек был найден у Кашубы).

Вторым в «расстрельном списке» идёт Василий Иванович Коржавин – председатель приходского Совета Заостровской Сретенской церкви…20

Мелькает в «АУД» фамилия протоиерея, настоятеля Рикасовской церкви Тамицкого…*

Все крестьяне, члены «Братства», расстрелянные по «делу», своей вины не признали.

Ни в чём перед Советской властью не каялись…

Первые 15 человек (№ 1 Кошуба – № 15 Шахнова) расстреляны по делу «Заостровского Братства».

Ещё 9 человек (№ 16 Панько – № 24 Попкович) расстреляны за

«контрреволюцию, шпионаж и предательство».

В «Поморский Мемориал» включены имена четверых «реабилитированных»:

  1. Минаев – купец

  2. Зуев – учитель

  3. Филин – крестьянин

  4. Попкович – адвокат

Попкович Роман (Иван) Фёдорович

Поляк.

Г. р. 1877, д. Черницы, Смоленская волость, Борисовский уезд, Минская губерния.

Арестован 4 июля 1920 г. Проживал: Печорская, 14–1.

Обвинялся: предательство «товарищей – Вельможного, Валявкина, Коротяевой…»

Образование – среднее.

До 1917 г. – адвокат, частный поверенный. Сначала – в уездах, а в 1915–17 гг. – в Архангельске.

С июня 1917 г. – помощник начальника Архангельской городской милиции (М. А. Валявкина).

Жена. Трое детей.

Арестовал его чекист Звайгзис(?).

Попкович в это время уже опять занимался адвокатурой (надо полагать, подпольной). Какая «адвокатура» при тотальном красном терроре…

При аресте пропала 14-летняя дочь Попковича. Пошла провожать отца и не вернулась…

В «деле» сохранилось фото Попковича – пенсне, котелок, усы…22

«Интеллигент – добыча для ЧК».

Никакого «предательства», «шпионажа»», конечно, не было.

Попкович «посмертно полностью реабилитирован 20.05.1992 г.» сообщает том 1 «Поморского Мемориала» (Архангельск, 2001. – С. 395).

Филин Егор Алексеевич

Г. р. 1887, д. Поганец, Сурская волость, Пинежский уезд.

Его дело всего на 16 листах. Закончено 17 августа 1920.

«Эксплуататор-кулак».

«Служил в военконтроле».

«Расстрелять».23

«Реабилитировать» – 14.05.1992.

Зуев Арсений Николаевич

Г. р. 1895, Иллунская волость, Курляндский уезд.

Заведующий детдомом № 7 при заводе № 1 (12-я верста).

Сын чиновника. Окончил 6 классов реального училища.

Учитель. Образование – высшее.

В 1910 г. судим за участие в манифестации против расстрела рабочих Ленских приисков.

До февральской революции – бухгалтер в Земгоре (Петроград).

Участник Онежского переворота.

Правая рука помощника начальника уездной (Онежской) милиции Хаина Александра Яковлевича.

Эсер. Шпион. Контрреволюционер.24

«Расстрелять».

«Реабилитировать»...

Имя архангельского купца II гильдии Петра Кузьмича Минаева (1871 г. р., Архангельск), «содержателя театров, ресторанов, гостиниц» в этой книге упоминалось неоднократно…

Дополним материалами из «АУД».

Жил на «Main Street» – Поморская ул., дом 11.

Арестован 1 августа 1920-го.

Обвинение: встречал хлебом-солью интервентов. Организовал Национальное ополчение, был председателем квартального комитета № 138 (Троицкий пр., Поморская, Театральная, Набережная)…

Владелец ресторана «Барс», содержатель Гагаринского сквера и Александровского сада…

Был в Национальном ополчении. Бежал в Норвегию.

31 июля (1920 ?) прибыл в Архангельск из Мурманска. Изменил внешность. Зачем вернулся, неизвестно.

В Мурманске был казначеем комиссии по эвакуации Архангельска. Председатель – доктор Белиловский (известный предатель).

Жена. Две дочери.

Брат – Александр, подполковник. Умер в Москве в 1919-ом.

Минаеву 48 лет. Сын крупного торговца.

Имеет четыре дома в Архангельске.

При бегстве застрял в Печенгском монастыре. Находился там как специалист театрального дела.

Шпион и контрреволюционер.

Работал в тесном контакте с нотариусом Витукевичем Казимиром Яковлевичем, известным организатором белогвардейского мятежа, бежавшего с Миллером.

Арестовал Минаева в «Золотом якоре» чекист Виктор Чуев (впоследствии – «писатель»). Он же вместе с другим чекистом Клевером выступил «свидетелем»…

Уполномоченный Архгубчека «по контрреволюционным делам» А. Блум вынес резолюцию:

«Расстрелять».

П. К. Минаев своей «вины» не признал.25

11 сентября 1920 года в ров на архангельских «Мхах» легла партия из 25 «контрреволюционеров».

§ 22

Расстреляны Архангельской Губчека

(1920–1921)

С. П. Мельгунов писал в «Красном терроре в России»:

«Как ликвидировалась «гражданская война» на Севере мы знаем из очень многих источников. < > В Архангельских «Известиях» от времени до времени стали появляться списки лиц, к которым Комиссия Кедрова применяла высшую меру наказания».

Один такой список см. в «хронике» за 1920 год (С. 30–32). Ещё восемь – ниже. Список № VIII составлен по «Книге» протоколов заседаний Архангельской губчека за 1921 год.

«Расстрельные протоколы» за 1918–1920 годы? «Не сохранились», – ответил мне чекист-архивист в 2005-ом.

СПИСОК I

1920

Расстреляны по постановлению Коллегии Архангельской Губернской Чрезвычайной комиссии:

  1. Бубновский Григорий Максимович (25 лет) – народный учитель, организатор и руководитель восстания крестьян 1918 года в Шенкурском уезде.

  2. Елькин Иосиф Васильевич (27лет).

  3. Зотинов Гавриил Егорович (34 года) – главарь контрреволюции в Лешуконской волости.

  4. Зотинов Михаил Фёдорович (22 года) – главарь контрреволюции в Лешуконской области.

  5. Киприянов Осман Гаврилович (33 года) – главарь контрреволюции в Лешуконской волости.

  6. Киприянов Фёдор Гаврилович (29 лег) – главарь контрреволюции в Лешуконской волости.

  7. Ковицкий Никандр Фёдорович (51 год) – главарь контрреволюции в Лешуконской волости.

  8. Кошев Михаил Фёдорович.

  9. Литвинов Николай Алексеевич (45 лет) – полковник.

  10. Лошманов Василий Яковлевич (32 года) – правый социалист-революционер. Организовал в 1918 году белогвардейский отряд на станции Исакогорка.

  11. Можайцев Фёдор Александрович (32 года) – заместитель председателя уездной земской управы, активный руководитель контрреволюции в Онежском районе.

  12. Перепелкин Павел Александрович (45 лет) – заведующий городской станцией Северной железной дороги.

  13. Проурзин Яков Павлович (27 лет) – народный учитель, один из важнейших руководителей Шенкурского переворота. Благодаря его агитации Благовещенская волость Шенкурского уезда в 1918 г. была гнездом контрреволюции.

  14. Самотехин Василий Иванович (37 лет) – помощник начальника станции Архангельск-пристань, соучастник Чаплина, агент белогвардейской разведки.

  15. Ширяев Василий Акимович (26 лет).

(«Известия Архангельского губернского Ревкома». – 1920. –

Приложение к №124 om 26.07.)

Подписи под сообщением о расстреле:

Председатель Архгубчека Смирнов;

секретарь Бокарев Н.

СПИСОК II

«Известия Архангельского губревкома и Архгубкома РКП»

(28 мая 1920 г.)

от Архангельской Губернской чрезвычайной комиссии

На основании отношений комиссии Кедрова от 21 апреля и 24 мая с. г. № № 630 и 886 и постановления губчека от 22 мая 1920 г. (протокол № 12 § 1 л. л. 18–24) расстреляны следующие лица:

  1. Антонов Пётр Фёдорович

  2. Аристов Иван Матвеевич

  3. Баландин Николай Петрович

  4. Безпрозванный Моисей Давыдович

  5. Белинский Александр Владимирович (цензор. – Ю. Д.).

  6. Вальков Павел Андреевич

(П-18116)

  1. Вальтер Антон Фабианович

  2. Герасимов Иван Герасимович

  3. Годовиков Димитрий Иванович

  4. Гребнев Василий Яковлевич

  5. Грязнов Александр Степанович

  6. Дедов Яков Егорович

  7. Жилкин Николай Ильич

  8. Зайцев Василий Леонтьевич

  9. Киселев Алексей Васильевич

  10. Ключарев Александр Алексеевич

  11. Ковалевский Николай Владимирович

  12. Крелков Мефодий Васильевич

  13. Мамонтов Павел Дмитриевич

  14. Мацкевич Семён Николаевич

  15. Миллер Сергей Константинович

  16. Орехов Григорий Дмитриевич

  17. Панин-Гришин Никита Павлович (он же – Ефимов Александр Егорович)*

  18. Пирогов Иван Дмитриевич

  19. Попов Василий Петрович (контрразведчик – Ю. Д.).

  20. Ракитин Максим Николаевич

(П-17697)

  1. Рожин Павел Владимирович

  2. Симаков Иван Ефимович (начальник контрразведки на ст. Архангельск-пристань – Ю. Д.).

  3. Скрыпов Александр Михайлович

  4. Судаков Иван Филиппович (начальник тюрьмы в Исакогорке – Ю. Д.).

  5. Суслонов Егор Ильич

  6. Уваров Илья Симонович

  7. Фирсов Александр Васильевич

  8. Хмелевский Адам Матвеевич

Врид. председателя Архгубчека Н. Балакирев.

Секретарь Архгубчека Владимир Виленчик.

СПИСОК III

Приложение к № 137 (от 10 августа 1920 г.)

«Известий Архангельского губернского Ревкома»

Действия и распоряжения Советской власти.

По постановлению коллегии Архангельской губернской чрезвычайной комиссии приговорены к высшей мере наказания (расстрелу).

Приговор приведён в исполнение.

  1. Александров Сергей Семёнович (51 год) – городской голова города Архангельска.

  2. Васильев Михаил Васильевич (45 лет) – штабс-капитан.

  3. Волков Иван Прохорович (33 года)

  4. Волков Павел Григорьевич (26 лет)

  5. Горячев Митрофан Алексеевич (34 года)

  6. Гощинский Виктор Антонович (35 лет) – поляк, дворянин, подполковник.

  7. Дьяконов Иван Иванович – поп. Оба (с Подосеновым С. И.) явные контрреволюционеры, шпионы и издатели контрреволюционной брошюры «Немецко-большевистская конспирация».

  8. Егоров Павел Васильевич (33 года)

  9. Едемский Евгений Иванович (26 лет) – доброволец отряда Ракитина.

  10. Ершов Пётр Михайлович (20 лет) – шпион.

  11. Жижниченко Илларион Игнатьевич (25 лет) – белогвардейский офицер.

  12. Житов Михаил Герасимович (46 лет)

  13. Завалишин Николай Николаевич (24 года) – доброволец белой армии

  14. Иванов Валериан Николаевич (32 года) – поручик, организатор «Волчей сотни».

  15. Иванов Михаил Фёдорович (29 лет) – офицер.

  16. Кадзевский Александр Францевич (35 лет) – доброволец у белых.

  17. Каршин Артемий Ефимович (33 года)

  18. Куклин Валентин Васильевич (32 года) – прапорщик.

  19. Кыркалов Мартемьян Кузьмич (62 года) – владелец лесопильного завода, крупный буржуа.

  20. Любарский Касьян Николаевич (34 года) – историк-музеевед (Ю. Д.).

  21. Москвин Василий Константинович (30 лет)

  22. Невзоров Ефим Игнатьевич (22 года)

  23. Осипов Алексей Фомич (42 года) – лесопромышленник, секретарь и председатель Волостной Земской Управы.

  24. Осюков Яков Перфильевич (23 года)

  25. Павлов Иван Павлович – секретарь мирового судьи у белых.

  26. Первушев Артемий Степанович (50 лет)

  27. Перин Иван Осипович (34 года)

  28. Пец Вальтер Карлович (46 лет) – купец, лесозаводчик, организатор в Соломбале национального ополчения.

(П-18392)

  1. Подосенов Сергей Иванович (38 лет) – дьякон

  2. Попов Виталий Алексеевич (65 лет) – (священник в Онежском уезде – Ю. Д.).

  3. Потяркин Артемий Петрович (32 года)

  4. Саханский Василий Васильевич (34 года) – инженер техник.

  5. Смирнов Александр Николаевич (45 лет)*

(П-17982)

  1. Соргин Павел Петрович

  2. Старков Сергей Михайлович (26 лет) – чиновник военного времени.

  3. Сташевский Николай Кузьмич (42 года) – чиновник военного времени.

  4. Сычев Алексей Алексеевич (50 лет)**

(П-17982)

  1. Телегин Николай Григорьевич (27 лет)

  2. Трофимов Семён Григорьевич (41 год)

  3. Федотов Иван Андреевич (32 года)

  4. Хромцов Ефим Григорьевич (50 лет)

  5. Чертовский Василий Степанович (44 года) – пайщик крупной фирмы

  6. Шайтанов Григорий Николаевич (32 года) – (профсоюзный работник – Ю. Д.).

  7. Шалапанов Василий Яковлевич (32 года) – унтер-офицер.

  8. Шестаков Андрей Михайлович (32 года)

  9. Щербаков Парамон Фёдорович (62 года)

  10. Янсон Леонид Иванович – офицер.

Председатель Архгубчека Т. Смирнов

Секретарь Н. Бокарев

СПИСОК IV

«Известия Архангельского Губернского Ревкома

и Архгубкома РКПб»

(14 сентября 1920 г.)

От Архгубчека

Постановлением Коллегии Архангельской Губернской Чрезвычайной Комиссии от 9 и 10 августа 1920 г. приговорены к высшей мере наказания (расстрел) за контрреволюцию, шпионаж, предательство, приговор о которых приведён в исполнение.

  1. Вешняков Гавриил Фёдорович – гражданин Архангельской губернии и уезда Рикасовской волости.

  2. Гурьев Александр Алексеевич – гражданин Вологодской губернии Сольвычегодского уезда Ракульской волости.

  3. Гурьев Дмитрий Семёнович – гражданин Вологодской губернии Сольвычегодского уезда Ракульской волости.

  4. Данилов Дмитрий Евгеньевич – гражданин Архангельской губернии и уезда Чуболонаволоцкой волости.

  5. Куковеров Гавриил Кузьмич – гражданин г. Архангельска.

  6. Любавин Дмитрий Николаевич – гражданин г. Архангельска.

  7. Макаров Павел Трофимович – гражданин Архангельской губернии Шенкурского уезда Ростовской волости.

  8. Мамаев Никита Гаврилович – гражданин Орловской губернии Мценского уезда Троицкой волости.

  9. Рыкалов Пётр Епифанович – гражданин Архангельской губернии Шенкурского уезда Власьевской волости.

  10. Собинин Егор Иванович – гражданин г. Архангельска.

  11. Ульянов Николай Андреевич – гражданин г. Архангельска.

  12. Янушкевич Наталия Дементьева – гражданка Таврической губернии Бердянского уезда Васильевской волости.

Председатель Архгубчека Смирнов

СПИСОК V

Известия Архангельского Губернского Ревкома

и Архгубкома РКП(б)

(22 сентября 1920 г.)

От Архангельской Губернской Чрезвычайной Комиссии

Постановлением Коллегии Архангельской Губернской Чрезвычайной Комиссии от 4 и 13 сентября 1920 г. приговорены к высшей мере наказания (расстрел). Приговор о которых приведён в исполнение.

Контрреволюционный заговор.

  1. Бугаев Дмитрий Никифорович

  2. Дурнев Владимир Демидович

  3. Карпов Иван Николаевич

  4. Коржавин Василий Иванович

  5. Коржавин Семён Иванович

  6. Кошуба Иван Степанович – генерал-майор, организатор.

  7. Митрофанов Пётр Иванович

  8. Никитин Андрей Васильевич

  9. Никитин Василий Васильевич

  10. Никитин Василий Фёдорович

  11. Пермяков Фёдор Александрович

  12. Починков Михаил Васильевич

  13. Починков Павел Васильевич

  14. Садовский Иван Васильевич

  15. Шахнова Татьяна Андреевна (1875 г. р.). Член Церковного Совета (Ю. Д.)

За контрреволюцию, шпионаж и предательство.

  1. Аверкиев Григорий Павлович

  2. Евстратов Николай Васильевич

  3. Ефимов Максим Дмитриевич

  4. Зуев Арсений Матвеевич

  5. Иванов Леонид Константинович

  6. Кыркалов Николай Северьянович

  7. Минаев Пётр Кузьмич

  8. Могутов Иван Михайлович

  9. Панько Лев Киприянович

  10. Понкевич Роман Фёдорович

  11. Тестов Ефим Иванович

  12. Фивейский Иван Александрович – (холмогорский священник – Ю. Д.).

  13. Филин Егор Алексеевич

  14. Фирсов Василий Аверьянович – (священник холмогорского монастыря – Ю. Д.).

(П-18064)

  1. Чулков Дмитрий Фёдорович

За контрреволюцию и организацию белых партизанских

отрядов, прославившегося у Миллера под названием

«Ракитинский отряд».

  1. Витков Егор Иванович

  2. Воюшин Николай Васильевич

  3. Кожухов Дмитрий Филиппович

  4. Лутьянов Степан Петрович

  5. Порошин Яков Михайлович

  6. Ракитин Пётр Николаевич

За злостный поджог готовых строительных материалов

и контрреволюцию.

  1. Тимофеев Авраам Яковлевич ________________ владелец Архангельских бань. При власти Миллера – добровольно вступил в отряд, жертвовал несколько раз крупные суммы на борьбу с Советской властью. […]

Председатель Архгубчека Т. Смирнов

Секретарь Н. Бокарев

СПИСОК VI

«Известия Архгубисполкома Совета Рабочих, Крестьянских и

Красноармейских Депутатов и Губкома РКП (большевиков)»

(2 ноября 1920 г.)

Список лиц

по постановлению Архангельской Губернской Чрезвычайной Комиссии, коим применена высшая мера наказания (расстрел), приговор приведён в исполнение.

За контрреволюцию и шпионаж.

  1. Брагин Александр Александрович – дворянин.

  2. Былов Николай Николаевич – бывший статский советник.

  3. Видякин Владимир Петрович

  4. Воронин Владимир Александрович

  5. Востров Павел Андреевич

  6. Галасьев Андрей Дмитриевич – крестьянин Онежского уезда (Ю. Д.).

  7. Дес-Фонтейнес Георгий Эдмундович – сын фабриканта.

  8. Едлинский Владимир Марцкевич

  9. Ермолова Ольга Николаевна – гражданка г. Петрограда.

  10. Исупов Александр Евграфович

  11. Кобро Николай Николаевич

  12. КоротковАлександр Иванович

  13. Кузовлев Анатолий Георгиевич

  14. Кумбашев Яков Петрович

  15. Логинов Андрей Михайлович

  16. Ляхов Пётр Васильевич

  17. Ляшков Антон Матвеевич

  18. Малыгин Александр Михайлович

  19. Мейер Георгий Максимович

  20. Мосеев Гордей Тимофеевич

  21. Мохнаткин Михаил Прокопьевич – (церковный староста в Пинежском уезде – Ю. Д.).

(П-18053)

  1. Пацевич Пётр Петрович

  2. Попов Иван Александрович

  3. Привалов Сергей Иванович

  4. Путилов Василий Михайлович

  5. Рапотов Пётр Ефимович

  6. Синцов Николай Степанович

  7. Спицин Степан Андреевич

  8. Старицин Николай Петрович

  9. Сулоев Александр Николаевич

(П-18053)

  1. Торков Авенир Николаевич – сын священника.

  2. Харин Андрей Малофеевич

  3. ЧупровСтепан Никифорович

  4. Шмидт Константин Александрович – дворянин.

  5. Элерт Яков Иванович

За злостный и преступный саботаж.

  1. Богданов Михаил Николаевич

СПИСОК VII

Известия Архгубисполкома Совета Рабочих, Крестьянских

и Красноармейских Депутатов и Губкома РКП(б)

(25 января 1921 г.)

От Архангельской Губернской Чрезвычайной комиссии

Приговорены к высшей мере наказания (расстрел). По разным преступлениям, противоречащим законоположениям Советской власти рабочих и крестьян.

  1. Азаров Павел Григорьевич

  2. Аксеновский Василий Павлович

  3. Алексеевский Николай Андреевич

  4. Базилевич Юрий Андреевич

  5. Башмаков Константин Константинович – (кадет из Онеги – Ю. Д.).

(П-1837)

  1. Брагин Александр Львович

  2. Брагин Василий Львович

  3. Будрий Михаил Никандрович

  4. Букин Николай Кирович

  5. Васильев Дмитрий Степанович

  6. Ватченников Фёдор Васильевич

  7. Гибер Апполон Адольфович

  8. Головин Дмитрий Петрович

  9. Гулак-Артемовский-Беденько Борис Петрович

  10. Дв??ин Дмитрий Петрович

  11. Дмитриев Павел Васильевич

  12. Дмитриев Пётр Михайлович

  13. Држевецкий Всеволод Феликсович

  14. Евсеев Антон Петрович

  15. Еременко Николай Ермолаевич

  16. Закусева Анна Константиновна

  17. Зотиков Фёдор Егорович

  18. Иванов Пётр Андреевич

  19. Иевлев Платон Платонович – (полицейский – Ю. Д.).

  20. Колоднин Яков Иванович

  21. Куликов Михаил Васильевич

  22. Кунников Владимир Никонорович

  23. Кустов Фавет Владимирович

  24. Лисицин Валентин Антонович

  25. Ловцев Пётр Александрович

  26. Лопатин Иван Тимофеевич

  27. Макковеев Георгий Михайлович – (священник в Шотовой. Приближённый Иоанна Кронштадтского – Ю. Д.).

  28. Малахов Марк Иванович

  29. Медведев Тимофей Петрович

  30. Мельников Николай Иванович

  31. Меньшиков Иван Всеволодович

  32. Мередих Павел Фёдорович

  33. Митусов Пётр Петрович

  34. Моисеев Михаил Петрович

  35. Мокеев Фёдор Иванович

  36. Мурашев Григорий Андреевич

  37. Николаева Лидия Константиновна

  38. Пахомов Моисей Иванович

  39. Попов Афанасий Александрович

  40. Попов Василий Михайлович

  41. Попов Сергей Михайлович – (1882 г.р.) («За веру…» с. 444.).

  42. Постников Алексей Константинович

  43. Рохин Александр Григорьевич

  44. Семяшкин Николай Данилович

(П-20022)

  1. СенюгинаТатьяна Григорьевна

  2. Скоморохов Прохор Филиппович

(П-18399)

  1. Соловьев Павел Григорьевич

  2. Стратилатов Николай Иванович – (сын священника – Ю. Д.).

  3. Тарасов Николай Афанасьевич

  4. Терентьев Конон Дмитриевич

  5. Тимофеев Александр Сергеевич

  6. Титов Василий Иванович

  7. Трифонов Сергей Григорьевич

  8. Турин Яков Николаевич

  9. Федосеев Антон Николаевич

  10. Фелилеев Герасим Васильевич

  11. Фелилеев Яков Васильевич

  12. Хатченко Василий Георгиевич

  13. Черепанов Никита Андреевич

  14. Чухчин Андрей Дмитриевич

  15. Чучин Павел Максимович

  16. Шаманов Иван Иванович

  17. Штин Василий Михайлович

  18. Щербинин Игнатий Гаврилович

  19. Щербинин Максим Игнатьевич

  20. Щербинин Осип Гаврилович

  21. Яржемский Николай Ипполитович

Предархгубчека Т. Смирнов

Секретарь Н. Бокарев

СПИСОК VIII

Кроме того, в 1921 году за «контрреволюцию» в Архангельской губернии были приговорены к расстрелу:

  1. ГлазовИлья Семёнович – бывший штабс-капитан. Из крестьян Пинежского уезда.

  2. Жилкин Александр Иосифович – из граждан Шенкурского уезда Велико-Никольской(?) волости.

  3. Алешин Никита Дмитриевич

  4. Андреевский Иосиф Стефанович

  5. Ануфриев Фёдор Фёдорович

  6. Бараков Пётр Фёдорович

  7. Басов Павел Петрович

  8. Бибиков Пётр Петрович

  9. Богданович Александр Михайлович – (помощник начальника контрразведки Миллера – Ю. Д.).

  10. Борисов Михаил Николаевич

  11. Бызов Александр Дмитриевич

  12. Варфоломеев Михаил Платонович

  13. Воробьев Сергей Иванович (1895 г. р.) – капитан. Командир Шенкурского крестьянского отряда (групповое дело).

(П-18050)

  1. Григорьев Василий Кириллович

  2. ГригорьевГеоргий Васильевич – заведующий отделом личного состава в обществе «Северянин».

  3. Григорьев Семён Васильевич – гражданин г. Архангельска.

  4. Жилинский Николай Александрович (1894 г. р., Архангельск) – ротмистр (Ю. Д.).

  5. Земцовский Фёдор Ильич

  6. Зуев Борис Владимирович

  7. Иванов Алексей Викторович

  8. Ивинов Георгий Георгиевич

  9. Кожевников Павел Егорович

  10. Корельский Михаил Захарович

  11. Костылев Иван Михайлович

  12. Кочуров Анатолий Дмитриевич

  13. Лавдовский Григорий Петрович

  14. Леванидов Антон Максимович

  15. Литвинов Иван Иванович

  16. Мелентьев Порфирий Иванович – (священник – Ю. Д.).

  17. Мишин Емельян Артомонович

  18. Мишин Игнатий Емельянович

  19. Мурза-Барановский Владимир Иосифович – убит при попытке к бегству при отправке его в Москву в ВЧК, как иностранного подданного.

  20. НазаревичВладимир Иванович

  21. Обросов Александр Егорович

  22. Орлов Михаил – из крестьян Сольвычегодчкого уезда, дьякон села Богородское.

  23. Попов Павел Михайлович

  24. ПоспеловИван Семёнович

  25. Рогачев Дмитрий Иванович

  26. Рочев Прокопий

  27. РябовТихон Фёдорович

  28. Степанов Иван Фёдорович

  29. Чернобровцев Сергей Васильевич

  30. Черноруцкий Константин Леонидович

(П-18220)*

  1. Чикин Григорий Семёнович

  2. Чураков Павел Алексеевич

  3. Шмаков Иван Филадольфович

  4. Щукин Фёдор Петрович

За «попытку организовать контрреволюционную банду

в тяжкий для Республики момент».

  1. Ануфриев Дмитрий Михайлович (Холмогорский уезд).

  2. Байков Николай Петрович – за побег из Холмогорского концлагеря.

  3. Иванов Алексей Николаевич – из дворян г. Петрограда.

  4. Кравец Израиль

  5. Кузьмин Виктор Васильевич

  6. Павлов Александр Николаевич

  7. Павлов Семён Степанович

  8. Попов Михаил Григорьевич

  9. Портнов Николай Васильевич – из казаков Кубанской области.

  10. Рюмин Терентий Васильевич

  11. Самутин Пётр Степанович

  12. Слонов Илья Михайлович (из Каргопольского уезда).

  13. Чурай Константин Иванович – за побег из Холмогорского концлагеря.

  14. Шуляк Григорий Максимович

Список VIII составлен по протоколам заседаний Архангельской губернской чрезвычайной комиссии за 1921 год. Протоколы хранятся в государственном архиве общественно-политических движений и формирований Архангельской области. (Фонд 1. Опись 1. Дела 341, 342).*

§ 23

Расстрельные протоколы 1921 года

(Архангельск)

В марте-апреле 1921 года в порядке обычной расправы и в связи с восстанием Кронштадтского гарнизона по постановлению Коллегии тройки Особого отдела Охраны границ Северной области (председатель – З. Кацнельсон; члены: Норинский, Виленчик), замначальника Особого отдела Охраны Северных границ Республики Петухова, членов Фильтрационной комиссии: Рекстина и Подшивалова; секретаря Губкома РКП(б) Соловьева. По докладам уполномочённых: Белых, Блума, Подшивалова – были расстреляны сотни офицеров и генералов Белых армий, содержащихся в Архангельском, Холмогорском, Пертоминском концлагерях.

Расстрельные постановления утверждали: Президиумы Губисполкома (Кулаков) и Губкома (Соловьев).

Списки расстрелянных сохранились в архиве бывшего Архангельского обкома КПСС (ныне в составе Госархива Архангельской области) в фонде Губкома РКП(б).

(Фонд 1. Опись 1. Дело 341)

В тех случаях, когда в написании фамилий есть сомнение (за давностью лет протоколы истлели), ставится знак вопроса (?).

Секретный протокол от 14 марта.

  1. Адшер Лев Александрович – полковник.

  2. Андреюшкин Терентий Петрович – подпоручик.

  3. Богданович Борис Иванович – казак.

  4. Воинов Павел Андреевич – полковник.

  5. Георгий Яковлевич

  6. Гудков Николай Павлович – полковник.

  7. Добровольский Михаил Данилович – прапорщик.

  8. Завгородний ВикторНиколаевич

  9. Зимницкий Андрей Андреевич – подполковник

  10. Иванов Владимир Иванович – вольноопределяющийся.

  11. Израилев Иван Иванович – полковник

  12. Исаев Григорий Николаевич – полковник.

  13. КабановПавел Александрович – полковник.

  14. Капель Владимир Владимирович – юнкер.

  15. Кубрин Николай Павлович – полковник. Колчаком был произведён в генералы и командовал дивизией.

  16. Леонид Николаевич – подпоручик.

  17. Ляшко Митрофан Федотович – кулак-казак.

  18. Макаров Николай Иванович – полковник.

  19. Манушин Прокопий Архипович – полицейский.

  20. Мещеряков Иван Абрамович – капитан, кулак.

  21. Москаленко Михаил Николаевич – полковник.

  22. Мусненко Селиверст Емельянович – кулак.

  23. Орлов Борис Павлович – старший лейтенант флота.

  24. Павлов Фёдор Яковлевич – войсковой старшина.

  25. Русаков Александр Семёнович – войсковой старшина.

  26. Серебряков Сергей Дмитриевич

  27. Степанов Борис Васильевич – полковник.

  28. Толстихин Иван Николаевич – атаман-генерал.

  29. Туроверов Николай Михайлович – полковник.

  30. ХаныковНиколай Николаевич – полковник.

  31. Ходзинский Михаил Иванович – полковник.

  32. Ходин Александр Андреевич – надворный советник, казак.

  33. Шалаев Николай Григорьевич – поручик.

  34. Якушенко Гавриил Матвеевич – кулак-казак.

Секретный протокол от 19 марта 1921 г.

  1. Абграль Александр Ерастович – полковник.

  2. Абрамов Константин Самуилович – генерал.

  3. Алексеев Александр Николаевич – полковник.

  4. Антонов Дмитрий Гаврилович – из крестьян Архангельской губернии, Архангельский уезд, Часовенская волость, деревня Коровкинская.

  5. Богословский Виктор Евгеньевич – юнкер.

  6. Бочкарев Лаврентий Степанович – полковник.

  7. Брызгалин Анатолий Антонович – полковник.

  8. Быкодаров Николай Павлович – подполковник.

  9. Васильев Сергей Леонтьевич – капитан.

  10. Василевский Павел Викентьевич – полковник.

  11. Воронков Давид Михайлович – доброволец Деникинской армии.

  12. ГамбурцевНиколай Лаврович – полковник.

  13. Гандурин Николай Константинович – полковник.

  14. Гасажилов(?) Шамсул Вира-Гасан – полковник.

  15. Голыховский Николай Владимирович – полковник.

  16. Грахов Михаил Андрианович – полковник.

  17. Григорьев Александр Петрович – юнкер.

  18. Губарев Александр Никитич – полковник.

  19. Добротворский Николай Сергеевич – полковник.

  20. Домбровский Виктор Иосифович – полковник.

  21. Дядицин Фёдор Алексеевич – из крестьян Архангельской губернии, Архангельский уезд, Лисестровская волость, деревня Исакогорка.

(П-18227)

  1. Евстратов Михаил Фёдорович – подполковник.

  2. Ефимов Александр Васильевич – полковник.

  3. Заболоцкий Фёдор Петрович – полковник.

  4. Заводовский Алексей Фёдорович – есаул (капитан).

  5. Зеленин Андрей Александрович – подполковник.

  6. Зеленский Леонид Данилович – капитан.

  7. Иванов Николай Захарович – вольноопределяющийся.

  8. Кайдан Василий Васильевич – полковник.

  9. Климов Николай Алексеевич – полковник.

  10. Ковалинский Анатолий Александрович – подпоручик-корнет.

  11. Коновалов Николай Константинович – капитан.

  12. КорчевцевДмитрий Сергеевич – полковник.

  13. Логвинов Константин Иванович – офицер-назаровец.

  14. Любяницкий Иван Захарович – полковник.

  15. Марков Пётр Алексеевич – генерал-лейтенант.

  16. Мильчевский Михаил Михайлович – поручик.

  17. Михайлуца Николай Иванович – полковник.

  18. Мотарыгин Иван Павлович – хорунжий.

  19. Муравьев Андрей Михайлович – генерал-лейтенант.

  20. Песков Василий Иванович – подполковник.

  21. Плетнев Ливерий Александрович – штабс-ротмистр.

  22. Плещеев Михаил Иванович – полковник.

  23. Полетаев Алексей Петрович – полковник.

  24. Попов Харитон Иванович – капитан.

  25. Рихтер Николай Адольфович – капитан.

  26. Рябцев Григорий Андреевич – есаул.

  27. Сергеенко Семён Павлович – из крестьян Смоленской губернии, Пореченского уезда. (1891 г. р.) – штабс-капитан. Комроты и помкомбата 1-го Шенкурского сводного батальона. Арест 21.01.1922.

(П-18554)

  1. Сидельников Гордей Кириллович – подхорунжий.

  2. Синявин Пётр Гаврилович – поручик.

  3. Слепов Митрофан Филиппович – хорунжий.

  4. Стиблевский Василий Иванович – юнкер.

  5. Таранов Владимир Иванович – генерал-лейтенант.

  6. Тарарин Виктор Стратонович – полковник.

  7. Текелин Леонтий Августович – полковник.

  8. Телещев Василий Кириллович – подпоручик.

  9. Терентьев Иван Иванович – из крестьян Архангельской губернии Печорского уезда Красноборской волости, с. Зырянин. Сын печорского купца 1-ой гильдии. Доброволец Особого отряда связи Печерского уезда.

(П-20024)

  1. Тобояков Александр Александрович – полковник.

  2. Толстопятова Аграфена Даниловна – жена генерал-губернатора.

  3. Тузов Владимир Евдокимович – капитан.

  4. Филимонов Сергей Васильевич – поручик.

  5. Хлопов Фёдор Иванович – юнкер.

  6. Шеметилло(?) Сергей Игнатьевич – полковник.

  7. Шилов Михаил Вячеславович – чиновник.

  8. Яралов Григорий Григорьевич – доброволец-колчаковец.

Секретный протокол от 28 марта 1921 г.

  1. Абель Эрнест Михайлович – поручик.

  2. Ахмылов(?) Борис Владимирович – поручик.

  3. Березин Георгий Сергеевич – подпоручик.

  4. Битов Яков Павлович – подхорунжий.

  5. Борисенко Василий Фёдорович – подполковник.

  6. Борисов Иван Васильевич – капитан.

  7. Брагин Андрей Андреевич – обер-офицер.

  8. Брагин Кузьма – обер-офицер.

  9. Булавинов Владимир Иванович – полковник.

  10. Вальватьев Николай Николаевич – подпоручик.

  11. Войнаховский Всеволод Иванович – полковник.

  12. Всеволожский Борис Михайлович – поручик.

  13. Гилевич Сергей Игнатьевич – полковник.

  14. Голдобин Константин Алексеевич – полковник.

  15. Горожа Прохор Герасимович – хорунжий.

  16. Деменюк Владимир Георгиевич – штабс-капитан.

  17. Демин Герасим Николаевич – обер-офицер.

  18. Дымченко Георгий Валентинович – капитан.

  19. Евреинов Константин Алексеевич – генерал-лейтенант.

  20. Ерандинцев(?) Николай Георгиевич – полковник.

  21. Ертуганов Леонид Эргалиедович – князь.

  22. Ждан-Пушкин Николай Николаевич – полковник.

  23. Желтов Михаил Николаевич – ротмистр.

  24. Зимовский Николай Фёдорович – мичман Миллеровской армии.

  25. Исаев Константин Алексеевич – капитан.

  26. Ишков Гавриил Васильевич – полковник.

  27. Кафтанников Яков Григорьевич – чин военного времени.

  28. Кимберг Александр Александрович – подпоручик.

  29. Кладиев Прокопий Васильевич – поручик.

  30. Клейст Евгений Александрович – ротмистр.

  31. Коваль Иван Демьянович – подполковник.

  32. Кокошкин Григорий Афанасьевич – есаул.

  33. Коротков Алексей Степанович – хорунжий.

  34. Крыживинский Виктор Исидорович – войсковой старшина.

  35. Коджар Саффр-Эдин – полковник.

  36. Колль Константин Александрович – подпоручик.

  37. Котляр Пётр Антонович – полковник.

  38. КочетовНиколай Васильевич – полковник.

  39. Крушинский Евгений Феликсович – полковник.

  40. Куват-Султан Али – ротмистр-капитан.

  41. Кузнецов Иван Хрисанфович – есаул.

  42. Купраков Иван Яковлевич – сотник, казак.

  43. ЛесниковЛеонид Васильевич – полковник.

  44. Луцкевич Сергей Николаевич – штабс-капитан.

  45. Максимов Георгий Кондратьевич – полковник.

  46. Матвеев Василий Владимирович – полковник.

  47. Мельников Максим Игнатьевич – полковник.

  48. Минин Василий Васильевич – капитан.

  49. Миронов Павел Семёнович – поручик.

  50. Митяев Георгий Михайлович – офицер.

  51. Нагаец Борис Михайлович – поручик.

  52. Наумов ПётрГеоргиевич – есаул.

  53. Нечаев Михаил Ермолаевич – князь.

  54. Новиков Григорий Павлович – подпоручик.

  55. Новицкий Федот Никитич – коллежский секретарь.

  56. Новожилов Георгий Петрович – есаул.

  57. Орлов Платон Яковлевич – хорунжий.

  58. Палицин Пётр Николаевич – корнет.

  59. Переверзин Лаврентий Петрович – чиновник военного времени.

  60. Протопопов Пётр Николаевич – генерал-лейтенант.

  61. Рункевич Константин Иванович – полковник.

  62. Рындин Нил Фёдорович – войсковой старшина.

  63. Сидоров Василий Кузьмич – хорунжий.

  64. Скибинский Иван Степанович – поручик.

  65. Смирнов Виктор Васильевич – полковник.

  66. Сущенко Иван Иванович – полицейский служака.

  67. Талышиханов Асад Бек – генерал-майор.

  68. Тарасов Михаил Иванович – подпоручик.

  69. Тарасов Семён Степанович – полковник.

  70. Ткаченко Леонид Назарович – обер-офицер.

  71. Токарев Михаил Александрович – полковник.

  72. Хохлачев Дмитрий Вениаминович – подполковник.

  73. Хохлачев Сергей Александрович – подполковник.

  74. Цыварев Фёдор Иванович – чиновник военного времени.

  75. Чебеняев Иллиодор Михайлович – полковник.

  76. Ченгерн Павел Казимирович – капитан-дворянин.

  77. Чистяков Николай Александрович – подпоручик.

  78. Штохов Тихон Виссарионович – полицейский чин.

  79. ШумиловЕвгений Владимирович – подполковник.

  80. Юркевич Николай Александрович – поручик.

  81. Юскин Михаил Алексеевич – подхорунжий

  82. Яловой Дмитрий Иванович – подпоручик.

Секретный протокол от 5 апреля 1921 г.

  1. Аничхин Владимир Логвинович – полковник.

  2. АнтоновГригорий Викторович – полковник.

  3. Бабаев Василий Терентьевич – полковник.

  4. Бардский Эммануил Казимирович – полковник.

  5. Беляничев Анатолий Михайлович – поручик.

  6. БойченковПантелеймон Васильевич – старший штурман, офицер.

  7. Владимиров Георгий Иванович – бандит.

  8. Володин Владимир Алексеевич – из г. Пинега Архангельской губернии, сын купца.

  9. Горизонтов Виктор Васильевич – прапорщик.

  10. Григорьев Иван Александрович – подполковник.

  11. Гусев Георгий Александрович – капитан.

  12. Дрындин Павел Владимирович – капитан.

  13. Елоев Заурбек Тасутанович – полковник.

  14. Еремин Георгий Прокопьевич – полковник.

  15. Ержев(?) Митрофан Петрович – есаул.

  16. Ерыклинцев Виктор Васильевич – полковник.

  17. Запорожченко Иван Никандрович – полковник.

  18. Земцов Павел Иванович – есаул.

  19. Иванов Кирилл Алексеевич – подполковник.

  20. Иноземцев Михаил Васильевич – капитан.

  21. Ипатов Александр Григорьевич – капитан.

  22. Кайка Феодосий Иванович – поручик.

  23. Костырев Павел Павлович – генерал-майор.

  24. Крячко Александр Романович – поручик.

  25. Кузнецов Пётр Григорьевич – полковник.

  26. Кузнецов Пётр Флорович – полковник.

  27. Кульвицкий Николай Никанорович – полковник.

  28. Кульчицкий Марк Игнатьевич – полковник.

  29. Купидонов Пётр Александрович – полковник.

  30. Ляшко Борис Митрофанович – коллежский регистратор.

  31. МазанИван Иванович – есаул, капитан.

  32. Макаровский Александр Антонович – поручик.

  33. Малиновский Константин Константинович – мичман.

  34. Марков Борис Петрович – действительный статский советник.

  35. Марков Леонид Петрович – капитан.

  36. Мартынов Сергей Васильевич – капитан.

  37. Масловский Иван Александрович – генерал.

  38. Мелихов Захар Климентьевич – урядник.

  39. Мизинов Александр Давыдович – полковник.

  40. Миловидов Николай Андреевич – поручик.

  41. Мироненко Григорий Александрович – подполковник.

  42. Мистулов Довлет Гирей – корнет.

  43. Мужицкий Севастьян Харитонович – поп.

  44. Никитенко Георгий Михайлович – поручик.

  45. Ордынец Владимир Викторович – чиновник военного времени.

  46. Паракин Константин Васильевич – полковник.

  47. Повало-Швейковский Михаил Михайлович – корнет.

  48. Позднышев Петр Борисович – есаул.

  49. Ползиков Виктор Николаевич – капитан.

  50. Поспихин Александр Алексеевич – полковник.

  51. Ровуш Василий Евгеньевич – поручик.

  52. Романов Степан Александрович – полковник.

  53. Сидельников Николай Павлович – полковник.

  54. Скорохватов Александр Данилович – подпоручик

  55. Стапельфельд Евгений Александрович – полковник.

(П-17970)

  1. Старосельский Павел Макарович – полковник.

  2. Сычев Валентин Дмитриевич – поручик.

  3. Тимищенко Вениамин Васильевич – поручик.

  4. Урюпинский Григорий Павлович – подполковник.

  5. Ходжаев Наусмандин(?) Кибит-Оглы – подпоручик.

  6. Холмецкий Михаил Иванович – прапорщик.

  7. Цветков Александр Александрович – поручик.

  8. Червоницкий Илья Александрович – штабс-капитан.

  9. Черепанов Владимир Николаевич – подпоручик, чиновник военного времени.

  10. Юдин Фёдор Миронович – генерал.

Секретный протокол от 15 апреля 1921 г.

        1. Альваков Иван Алексеевич – подполковник.

  1. Андронников Рустём Валерьянович – князь.

  2. Антонов Владимир Михайлович – подполковник.

  3. Астанков Андрей Назарович – капитан.

  4. Асташев Николай Александрович – чиновник военного времени.

  5. Астраханкин Александр Севастьянович – полковник.

  6. Афанасьев Евгений Ипатьевич – капитан.

  7. Афанасьев Яков Иванович – есаул, капитан.

  8. Белофастов ВалентинГеоргиевич

  9. Белявский Иван Иванович – капитан.

  10. Борщев Иван Дмитриевич – полковник.

  11. Бочаров Андрей Иванович – чиновник.

  12. Буланже Валентин Карлович – обер-офицер.

  13. Булатханов Мурат Бек – князь.

  14. Бульба Николай Николаевич – капитан.

  15. Бунькин Ефстафий Иванович – подполковник.

  16. Вакулин Сергей Фёдорович – подпоручик.

  17. Васильев Кирилл Васильевич – капитан.

  18. Васильев Михаил Константинович – поручик.

  19. Ваталев Евгений Фёдорович – поручик.

  20. Вельяшев Виктор Аркадьевич – полковник.

  21. Возихин Андрей Иванович – обер-офицер.

  22. Гапонов Павел Иосифович – полковник.

  23. Гельфрейх Павел Оскарович – генерал-лейтенант (родом из Белевского уезда Тульской губернии).

(П-18548)

  1. Голубев Вениамин Яковлевич – войсковой старшина.

  2. Гольцшмидт Александр Августович – поручик.

  3. Грамбек Владимир Николаевич – полковник.

  4. Гросимко Роман Максимович – поручик.

  5. Даниловский Борис Фёдорович – сотник.

  6. Дзимиткевич Николай Петрович – обер-офицер.

  7. Добрынский Пётр Васильевич – штабс-капитан.

  8. Дятлов Иван Тимофеевич – капитан.

  9. Егоров Дмитрий Васильевич – штабс-капитан.

  10. Ефимов Евгений Сергеевич – обер-офицер.

  11. Жилин Михаил Михайлович – штабс-капитан.

  12. Жогин Андрей Илларионович – полковник.

  13. Збылин Андрей Андреевич – поручик.

  14. Зубов Алексей Алексеевич – полковник.

  15. Иванов Семён Петрович – обер-офицер.

  16. Ильинский Владимир Петрович – поручик.

  17. Иринархов Николай Иванович – подполковник (родом из г. Москвы).

(П-18548)

  1. Казачинский Иван Васильевич – чиновник военного времени.

  2. Калмыков Алексей Георгиевич – полковник.

  3. Камышан Герман Лаврентьевич – подполковник.

  4. Камянский Всеволод Александрович – полковник.

  5. Кловуцкий Михаил Сергеевич – подполковник.

  6. КовалевАристарх Иович – казак.

  7. Кожевников Владимир Егорович – поручик.

  8. Кольчицкий Михаил Захарович – военный чиновник.

  9. Кондращук Григорий Никитич – подпоручик.

  10. Константинов Леонид Петрович – полковник.

  11. Кортьев Степан Иванович – поручик.

  12. Красилев Пётр Петрович – обер-офицер.

  13. Крыжановский Семён Васильевич – полковник.

  14. Кугушев Гусейн Гасанович – полковник.

  15. Кузнецов Игнатий Михайлович – подпоручик.

  16. Кузнецов Леонид Иванович – подпоручик.

  17. Куликов Александр Давыдович – чиновник военного времени.

  18. Курбатов Николай Иванович – поручик.

  19. Курилло Александр Николаевич – обер-офицер.

  20. Литвинов Иван Дмитриевич – чиновник.

  21. Лопатин Иосиф Филиппович – подполковник.

  22. Лукьянченко Вукол Иванович – вахмистр.

  23. Макаров Владимир Иванович – поручик.

  24. Макаров Иван Матвеевич – поручик.

  25. Мелихов Александр Николаевич – поручик.

  26. МельниковБорис Васильевич – обер-офицер.

  27. Мехтулинский Шах-Наваз Потали – князь.

  28. Миткевич Григорий Иванович – полковник.

  29. Михайлов Василий Николаевич – подполковник.

  30. Михайлов Константин Николаевич – действительный статский советник.

  31. Москвин Пётр Николаевич – штабс-капитан.

  32. Моторыгин Семён Иванович – поручик.

  33. Мошняков Артемий Васильевич – штабс-капитан.

  34. Нагорный Иван Яковлевич – штабс-капитан.

  35. Назаров Максим Михайлович – подполковник.

  36. Неверовский ВалерианПетрович – капитан.

  37. Никишев Степан Петрович – поручик.

  38. НикольскийНиколай Михайлович – капитан.

  39. Нифонтов Павлин Николаевич – чиновник Миллера.

  40. Озадский Пётр Алексеевич – поручик.

  41. Остроградский Михаил Михайлович – обер-офицер (как бежавший, был объявлен вне закона и внесен в список разыскиваемых).

  42. Пономарев Герман Александрович – обер-офицер.

  43. Попов Александр Алексеевич – чиновник морского ведомства.

  44. Прошутинский Алексей Иванович – поручик.

  45. Пузанов Владимир Викторович – поручик.

  46. Пшеничный Александр Иванович – капитан.

  47. Рашпиль Борис Васильевич – хорунжий.

  48. Семечкин Виктор Сергеевич – штабс-капитан.

  49. Сергеев Павел Андреевич – поручик.

  50. Сокольский Кирилл Кириллович – полковник.

  51. Сорокин Алексей Васильевич – поручик.

  52. Рева Василий Алексеевич – войсковой старшина, подполковник.

  53. Рукавицын Пётр Никифорович – капитан.

  54. Рыбинцев Дмитрий Георгиевич – капитан.

  55. Рычков Владимир Иванович – коллежский регистратор.

  56. Синоренко Андрей Иванович – юнкер.

  57. Спивак Михаил Спиридонович – поручик.

  58. Тамаев Пётр Иванович – капитан.

  59. ТаракановФёдор Афанасьевич – поручик.

  60. Тесленко Андрей Дмитриевич – доброволец Деникина.

  61. Федяй Сергей Ипполитович – штабс-ротмистр.

  62. Федяков Виктор Михайлович – подпоручик.

  63. Хутарев Михаил Дмитриевич – поручик.

  64. Чекалов Пётр Никифорович – капитан.

  65. Черкасов Лев Георгиевич – капитан.

  66. Шаповал Григорий Исаевич – доброволец Деникина.

Протокол от 29 апреля 1921 г.

        1. Авилов Пётр Игнатьевич

        2. Алифиренко Никита Антипович

        3. Андреев Тимофей Михайлович

        4. Бычик Иван Ефремович

        5. Бычкарь Андрей Фомич

        6. Висников Иван Иванович

        7. Василий Онуфриевич

        8. Гаевский Пётр Потапович

        9. Горюн Пётр Григорьевич

        10. Грива Василий Кононович

        11. Громаков Павел Семёнович.

        12. Дедух Кондрат Феофанович

        13. Долганин Дмитрий Андреевич

        14. Дьяченко Василий Андреевич

        15. Евчаевский Лев Максимович

        16. Ефимов Евстафий Григорьевич

        17. Жук Кондратий Емельянович

        18. Забора Григорий Куприянович

        19. Завгородний Иван Павлович

        20. Кабатов Фёдор Андреевич

        21. Капита Афанасий Павлович

        22. Кишко Григорий Иванович

        23. Колесников Иван Фёдорович

        24. Колтунов Пётр Григорьевич

        25. Кондратенко Давид Фёдорович

        26. Коновалов Пётр Артемьевич

        27. Костюк Филипп Тарасович

        28. Кочеров Пётр Григорьевич

        29. Кривчиков Яков Павлович

        30. Кузнецов Степан Харлампиевич

        31. Кумов Фёдор Алексеевич

        32. Кутовой Тимофей Артемьевич

        33. Литвинов Козьма Дмитриевич

        34. Ломоносов Иван Деомидович

        35. Лужков Степан Фёдорович

        36. Лукашка Андрей Фотиевич

        37. Лукашка Сафрон Иосифович

        38. Любинцев Гавриил Григорьевич

        39. Матвеенко Степан Тимофеевич

        40. Мауданников Иван Иванович

        41. Михальченко Михаил Калинович

        42. Михуля Фёдор Никифорович

        43. Мищенко Иван Лаврентьевич

        44. Монастырный Илья Гаврилович

        45. Муцкий Гавриил Андреевич

        46. Омельченко Фёдор Петрович

        47. Переверзин Георгий Сергеевич

        48. Писаренко Ефим Феоктистович

        49. Приймак Георгий Алексеевич

        50. Приймак Игнат Парамонович

        51. Решетняк Иван Федосеевич

        52. Рогов Роман Корнеевич

        53. Севастьянов Василий Григорьевич

        54. Сердюк Степан Александрович

        55. Синапол Тихон Карпович

        56. Скрипка Никандр Маркович

        57. Солнышкин Фёдор Пименович

        58. Столбов Герасим Иванович

        59. Титов Григорий Константинович

        60. Тутера Артемий Федотович

        61. Удот Павел Ильич

        62. Уколов Василий Нестерович

        63. Устич Григорий Тимофеевич

        64. Фендриков Михаил Петрович

        65. Фильев Сергей Иванович

        66. Хаустов Денис Павлович

        67. Чесноков Григорий Иванович

        68. Шелист Дмитрий Леонович

        69. Шуваев Игнат Максимович

        70. Якуба Иван Феоктистович

§ 24

Контрразведчицы

(список, 1920 год)

Список лиц, разыскиваемых Особотделом Архгубчека

как служивших в контрразведке при власти Миллера.

  1. Албуп Елизавета

  2. Амосова Еликонида

  3. Андреева Александра

  4. Антуфьева Мария

  5. Артамонова Александра

  6. Ахаткина Милица

  7. Богоявленская Александра

  8. Василискова Елизавета

  9. Васильева Александра

  10. Вешнякова Мария

  11. Владимирова Лидия

  12. Ганичева Таисия

  13. Годвикова Александра

  14. Гольденберг Ольга

  15. Горбатова Елена

  16. Двойнишникова Антонида

  17. Доктева Вера

  18. Дьяконова Елена

  19. Дьячкова Александра

  20. Евгениева Елизавета

  21. Едешева Любовь

  22. Едшнова Любовь

  23. Жемчугова Лидия

  24. Журавлева Елена

  25. Зимина Мария

  26. Знаменская Нина

  27. Знаменская Татьяна

  28. Зуева Ксения

  29. Карасова Евгения

  30. Каторин Александра

  31. Кельчевская Елена

  32. Клюквина Мария

  33. Клюсова Анна

  34. Кононенко Евгения

  35. Корасева Анна

  36. Корнева Мария

  37. Коромышева Параскева

  38. Курбатова Евгения

  39. Кутузова Лидия

  40. Лебедева Любовь

  41. Лебедева Параскева

  42. Леванова Агафья

  43. Ленгауэр Любовь

  44. Литинская Нина

  45. Лумпиева Анна

  46. Маклакова Зинаида

  47. Мельвинская Ольга

  48. Миронова Елена

  49. Миронова Клавдия

  50. Миронова Мария

  51. Михайлова Юлия

  52. Мясоедова Милица

  53. Орлова Ольга

  54. Пальцева Вера

  55. Пашкова Анна

  56. Пашкова Анна Фёдоровна

  57. Пестовская Антонида

  58. Петерсон Александра

  59. Подгорная Александра

  60. Подосенова Александра

  61. Попова Еликонида

  62. Попова Зинаида

  63. Порфирьева Елизавета

  64. Ржовникова Пелагея

  65. Розина Евгения

  66. Сивкова Мария

  67. Сотничевская Вера

  68. Суханова Клавдия

  69. Таскаева Анна

  70. Титкова Екатерина

  71. Трескина Таисия

  72. Тропчинская Елена

  73. Трофимова Анастасия

  74. Туник Мария

  75. Тушаквская Лидия

  76. Тяжелкина Александра

  77. Федорова Александра

  78. Фомина Евгения

  79. Хлебутина Анастасия

  80. Хохлева Ольга

  81. Черепанова А.

  82. Чигаринова Августа

  83. Чухарева Любовь

  84. Шилова Валентина

  85. Шилткперт Елена

  86. Шкиль Анна

  87. Школь Александра

  88. Шкульцт Антонида

  89. Штоп Тамара

  90. Шульгина Антонида

  91. Щетинина Фёкла

  92. Юсова Наталия

  1. Бон(д)и(?) Эрна (Набережная, 71)

Начальник Особого отдела

Архгубчека Чебыкин

9 сент. 1920

Сотрудников белогвардейской контрразведки чекисты расстреливали в первую очередь…

§ 25

Архангельская тюрьма

(список, 1921 год)

… 2 марта 1917 года по телеграфному предписанию министра юстиции А. Ф. Керенского из архангельской тюрьмы были освобождены все политзаключённые. Таких оказалось всего двое…

С февраля–марта 1920-го в тюрьме на Финляндской* постоянно 500–600 человек. «Ротация» шла за счёт расстрелов на Мхах, отправки в Холмогорский концлагерь, на дно Белого моря и т. д.

Ещё один список из чекистского архива. Имена в истории русского флота и антибольшевистского сопротивления известные.

Список бывших офицеров,

зарегистрированных согласно обязательного постановления

с 17 апреля 1921 года,

находящихся под заключением в ИСПРАВДОМЕ. 1921.

/№

ФИО

Возраст

Последний чин

Андронов Дмитрий Степанович

29

Зауряд. прапорщик флота

Арский

Александр Николаевич

57

Полковник корпуса

Гидрографов. Кадровый

Богатырев

Михаил Максимович

48

Штабс-капитан по

Адмиралтейству

Брут

Сергей Александрович

24

Мичман в(оенного) в(ремени)

Бреховин Николай Николаевич

33

Ст. лейтенант. Кадровый

Белугин

Георгий Фёдорович

49

Капитан по

Адмиралтейству

Белевин Леонид Владимирович

34

Мичман флота

Баранов

Терентий Матвеевич

45

Подпоручик по Адмиралтейству. Кадровый

Волков Алексей Николаевич

25

Поручик

Витковский

Константин Константинович

37

Бывший полковник

Генштаба

Веретенников

Борис Николаевич

39

Мичман

Вандяев Владимир Тимофеевич

30

Поручик флота

Данне Август Францевич

Мичман в. в.

Будрин Михаил Николаевич

27

Чиновник в. в.

Денисов Степан Васильевич

30

Прапорщик в. в.

Дубницкий Борис Николаевич

Ст. гардемарин

Знаменский

Сергей Флегонтович

38

Прапорщик

Заборский Михаил Зиновьевич

39

Чиновник в. в.

Истомин

Александр Степанович

22

Прапорщик

Исупов Иван Григорьевич

27

Поручик в. в.

Измайлов Николай Николаевич

42

Поручик в. в.

Кюнцель Александр –

Эдгар Казимир Карлович

46

Статский советник

Карташов

Константин Сергеевич

22

Мичман

Кальченко

Василий Григорьевич

33

Почтовый чиновник

Костромитинов

Василий Васильевич

48

Подполковник

Гидрографии

Кондратьев

Александр Алексеевич

42

Прапорщик.

Призван из запаса флота

Кименоградский

Валерий Дмитриевич

27

Инженер-механик.

Мичман

Кирьянов Иван Васильевич

30

Чиновник в. в.

Лукашев

Кирилл Фёдорович

39

Поручик корпуса

корабельных инженеров.

Кадровый

Лисаневич

Георгий Николаевич

26

Ст. лейтенант. Мичман. Кадровый

Лахманов

Феоктист Степанович

43

Подпоручик по

Адмиралтейству.

Латкин Александр Иванович

28

Прапорщик

Музгин Михаил Фёдорович

46

Чиновник в. в.

Мамушин

Леонтий Владимирович

33

Мичман в. в.

Мостовой Михаил Николаевич

25

Подпоручик в. в.

Метус Арсений Яковлевич

26

Мичман в. в.

Нифонтов Андрей Иванович

44

Титулярный советник

Нипоротский

Николай Александрович

24

Поручик

Нейман

Владимир Фёдорович*

40

Зауряд. прапорщик. Штурман

Нечитайлов

Пётр Степанович

29

Мичман в. в.

Острогский

Александр Алексеевич

37

Прапорщик в. в.

Петелин Козьма Иванович

30

Прапорщик в. в.

Романус

Александр Александрович

30

Лейтенант. Кадровый

Ракчеев Дмитрий Михайлович

33

Мичман в. в.

Рубинштейн

Александр Евгеньевич*

47

Зауряд. прапорщик

Сапогов Александр Петрович

39

Прапорщик

Савельев

Евсей Степанович

32

Прапорщик по

Адмиралтейству в. в.

Смоленцев

Михаил Григорьевич

23

Прапорщик

Федоров

Александр Максимович

20

Лейтенант

Харитонов

Сергей Александрович

61

Полковник в отставке

Хвицкий

Анатолий Александрович

32

Ст. лейтенант флота.

Кадровый

Халтурин

Алексей Григорьевич

31

Прапорщик по

Адмиралтейству

Цапенко Всеволод Николаевич

42

Поручик в отставке

Шиллин Александр Васильевич

Подпоручик в. в.

Ярема Сергей Иванович

28

Прапорщик флота

Яковлев

Фёдор Степанович

39

Подпоручик по

Адмиралтейству

Яворский Николай Павлович

38

Капитан по Адмиралтейству. Кадровый

1

Примечания

§ 1

Главные расстрелы идут в Холмогорах

См. напр.: Клингер, А. Соловецкая каторга: (Записки бежавшего) / А. Клингер // Архив русской революции. – Берлин, 1928. – Т. XIX.

2 Мельгунов, С. П. Красный террор в России, 1918–1923 / С. П. Мельгунов. – М., 1990. – С. 61.

3 ГААО. Ф. 352. Оп. 1. Д. 86. Л. 121.

4 Там же. Л. 123 об.

5 Мельгунов, С. П. Указ. соч. / С. П. Мельгунов. – М., 1990. – С. 60.

6 Взяв вторично (первый раз в июне 1918 г.) в феврале 1920 года власть в Архангельске, большевики тут же переименовали центральные проспекты и улицы города. Главный проспект – Троицкий – стал называться проспектом П. Виноградова, зампреда Архгубисполкома, посланца Г. Е. Зиновьева на Севере.

7 К. П. Гемп рассказывала также, что, когда в 30-х годах архангельскому мединституту понадобились скелеты, то студенческая экспедиция во главе с преподавателями отправилась за ними на родину М. В. Ломоносова.

8 Рассказано автору В. П. Корельским (1914, Холмогоры – 2004, Архангельск), старейшим архангельским капитаном, который 7-летним мальчиком был свидетелем этого расстрела.

9 ГААО. Ф. 2617. Оп. 2. Д. 12. Л. 11, 55, 61, 87, 93, 97 и др.

10 Клингер, А. Указ. соч. С. 173.

Маслов, С. С. Россия после четырёх лет революции / С. С. Маслов. – Париж, 1922.

С. С. Маслов писал в своём исследовании: «В Холмогорском концентрационном лагере (Архангельская губерния) поздней осенью 1920 года было расстреляно свыше 3 000 офицеров» (С. 106). Большинство из них были офицеры Кубанской армии, сдавшиеся большевикам в 1920 году при условии сохранения жизни.

11 Жаба, С. Петроградское студенчество в борьбе за высшую школу / С. Жаба. – Париж, 1924.

12 ГА ОДСПИ АО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 341. Л. 95.

13 Там же. Л. 96.

14 Там же. Л. 97.

15 Там же. Л. 98.

16 Там же. Л. 128.

17 Там же. Л. 189.

18 Там же. Л. 45.

19 Там же. Л. 137.

§ 2

«Известно ли Вам, товарищ Ленин?»

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 61. Л. 29.

2 Там же. Ф. 124. Оп. 1. Д. 852. Л. 3.

3 Росси, Ж. Справочник по ГУЛАГу: в 2 ч./ Ж. Росси. – 2-е изд., доп. – М., 1991.

§ 3

Беглецы

Дальнейшие цитаты взяты из архивно-уголовного дела П-20688 (по обвинению «ярого левого эсера Ефима Тимофеевича Муштаева и Петра Александровича Петражицкого». 1920 год // АРУ ФСБ РФ. Ф. 7. Дело П-20688 (на 182 листах).

2 Текст приказа представлен в экспозиции Архангельского областного краеведческого музея вместе с фотографией Холмогорского концентрационного лагеря в монастыре.

§ 4

Свидетельства

Жуткие вести с Севера: (от нашего корреспондента) // Воля России (Прага). – 1920. – 28 сент. (№ 14).

2 Лейтенант Грис. На Севере Норвегии: (от нашего корреспондента) // Воля России (Прага). – 1920. – 4 нояб. (№ 44).

3 С Севера России: (от нашего корреспондента) // Воля России (Прага). – 1920. – 7 нояб. (№ 47).

4 Лейтенант Грис. На Севере Норвегии: (от нашего корреспондента) // Воля России (Прага). – 1921. – 4 янв. (№ 93).

5 Жизнь на Севере: (письмо из Архангельска) // Воля России (Прага). – 1921. – 7 янв. (№ 96).

6 Егор Смолин. Карельский вопрос: (письмо с Севера России) // Воля России (Прага). – 1921. – 16 февр. (№ 130).

7 Лейтенант Грис. Вести из Русского Севера: (Норвегия): из письма от 28 янв. 1921 г. // Воля России (Прага). – 1921. – 18 февр. (№ 132).

8 Вести с Севера: (из писем). 23 февраля // Воля России (Прага). – 1921. – 8 марта (№ 147).

9 См. напр.: Абраменко, Л. М. Последняя обитель / Л. М. Абраменко. – Крым, 1920–1921; Киев, 2005. – 478 с.

10 Мельгунов, С. П. Красный террор в России, 1918–1923 / С. П. Мельгунов. – М., 1990. – С. 135.

11 ХХ. Холмогорский концентрационный лагерь // ЧЕ-КА. Материалы по деятельности чрезвычайных комиссий. Вступ. Статья В. М. Чернова. – Берлин: Изд-е Центр. Бюро партии социалистов-революционеров, 1922. – С. 242–247.

12 Клингер, А. Соловецкая каторга / А. Клингер // Архив русской революции. – Берлин, 1928. – С.172–173.

13 Шигин, Э. Письмо редактору / Э. Шигин // Советский экран. – 1990. – № 10. – С. 19.

14 Голос России. (Берлин). – 1920. – 8 нояб.

15 Волков, С. В. Трагедия русского офицерства / С. В. Волков. – М., 2001. – С. 211.

16 Там же. – С. 386.

17 ГАРФ. Ф.8419 (Политический Красный Крест). Оп. 1. Д. 48. С. 4–5: машинопись // Обречены по рождению... – СПб, 2004. – С. 166–167.

18 Яковлев, Б. Концентрационные лагери СССР / Б. Яковлев. – Лондон, 1983. – С. 44–46.

19 Там же. – С.203–204.

20 Доклад генерала Данилова – Е. К. Миллеру о своём пребывании в плену в Советской России и бегстве из плена // ГАРФ. Ф. 5867 (Общество Северян). Оп. 1. Д. 97. Л. 8.

21 Кундера Милан. Невыносимая легкость бытия / Кундера Милан. – СПб, 2005. – С. 76–77.

22 Данилов, И. А. Воспоминания о моей подневольной службе у большевиков / И. А. Данилов // Архив русской революции. – Берлин, 1924. – Т. ХIV. – С. 67.

23 Там же. – С. 72.

24 Там же. – С. 75.

25 Там же. – С. 88.

26 Черниговский, Александр (настоящее имя – Александр Васильевич Чернявский). Поднятая завеса: как погиб Л. В. Костанди: вырезка из газеты. До 18 авг. 1923 г. / А. Черниговский // ГАРФ. Ф. 5867 (Общество Северян). Оп. 1. Д. 112.

27 Показания капитана Грязнова Александра Николаевича: 9 сентября 1920 г. Хаммерстад, Норвегия // ГАРФ. Ф. 5867 (Общество Северян). Оп. 1. Д. 26. Л. 60–63 и др.

28 Показания бывшего заведующего иностранным отделом областного банка Северной области Паулина. 8 ноября 1920 г. Христиания // ГАРФ. Ф. 5867 (Общество Северян). Оп. 1. Д. 26. Л. 94, оборот.

29 Алфавитный список лиц, расстрелянных в Северной области с февраля 1920 г. большевиками // ГАРФ. Ф. 5867 (Общество Северян). Оп. 1. Д. 26. Л. 137–159.

30 Беседа с беженцами из Архангельска: (от нашего корреспондента из Христиании): вырезка из газеты. 1920 г. 21 сент. // ГАРФ. Ф. 5867 (Общество Северян). Оп. 1. Д. 26.

31 Городецкий, С. Н. Отчётность по отправке продовольственных посылок семьям русских беженцев, находящимся в Северной области. Август, 1921. Христиания // Там же.

32 Леонова, Наталья. Из воспоминаний / Наталья Леонова // Леонид Леонов в воспоминаниях, дневниках, интервью: сб. – М., 1999. – С. 16, 170.

33 В. Г. (Василий Гадалин) М. Л. Леонов // Сегодня (Рига). – 1927. – 28 апр. – С. 8.

34 Грезин, И. Храм-памятник в Брюсселе: список мемориальных досок / И. Грезин. – СПб, 1999. – С. 13, 16, 17.

35 АУД П-18071 («По обвинению Гибера Апполона Адольфовича…»). Л. 14 // АРУ ФСБ по АО.

36 Евтушенко, Евгений. Наш каменный гость – железный Феликс / Евгений Евтушенко // Новая газета. – 2007. – 9 июля (№ 60). – С. 20.

37 Кадесников, Николай. Краткий очерк Белой борьбе под Андреевским флагом на суше, морях, озёрах и реках России в 1917–1922 годах / Николай Кадесников. – М., 1993. – С. 35.

38 см. Цветаева, Марина. Вольный проезд / Марина Цветаева. – СПб, 2001. – С. 105.

39 Бережков, Валентин. Питерские руководители органов госбезопасности Санкт-Петербурга / Валентин Бережков. – М., 2005. – С. 107.

Автор В. И. Бережков – ветеран Ленинградского управления КГБ пишет: «В этом архивно-следственном деле нет материалов о том, что обвиняемые, в том числе Рыков и Веселкин, передавали какие-либо сведения иностранным государствам, допускали какие-либо призывы к свержению советской власти или совершали другие преступления». (Указ. соч. – С. 107).

40 АУД П-18064 («По обвинению Фирсова Василия Азарьевича…») Л. 14 // АРУ ФСБ по АО.

41 см.: АУД П-1807 («По обвинению Кузовлева Анатолия Георгиевича…») 27.07 – 25.09.1920. На 83 листах // АРУ ФСБ по АО.

42 Поздравление начальника УФСБ по АО генерал-майора А. А. Топчего главному редактору газеты «Правда Севера» А. И. Сахарову // Правда Севера. – 2007. – 24 апр. – С. 5.

43 АУД П-3036 («По обвинению Кузнецова Василия Петровича…») // АРУ ФСБ по АО.

44 АУД П-19813 («По обвинению Литвинова Николая Алексеевича…») 28.04 – 14.07.1920. На 31 листе // АРУ ФСБ по АО.

45 АУД П-18404 («По обвинению Кошубы Ивана Степановича и других. В количестве 24 человек). 1920 г. На 382 листах // АРУ ФСБ по АО.

46 Плисецкая, М. Я. Майя Плисецкая / М. Я. Плисецкая. – М., 1994. – С. 32.

См. также: Васильев, Александр (Париж). Кончина Валентины Кошубы / Александр Васильев // Русская мысль. – Париж, 1997. – 27.03/2.04 (№ 4167).

47 АУД П-18054 («По обвинению Логинова Андрея Михайловича…») 24.08 – 14.09.1920. На 32 листах // АРУ ФСБ по АО.

48 АУД П-18223 («По обвинению Любавина Дмитрия Николаевича…»). На 33 листах // АРУ ФСБ по АО.

49 АУД П-18083. Л. 2 («По обвинению Мамонтова Павла Дмитриевича и других в количестве 7 человек в борьбе с Советской властью с целью её свержения»). На 169 листах // АРУ ФСБ по АО.

50 Там же. – С. 127.

51 Например, Фомин, Ю. С. Холмогорский район. От прошлого к настоящему: (очерки по истории края) / Ю. С. Фомин. – Холмогоры, 2003. – 62 с.

52 Например, Ненецкий Автономный округ: энцикл. словарь. – М., 2001. – 304 с.; Ненецкий край. Сквозь вьюги лет: очерки, статьи, документы. – Архангельск, 2000. – 615 с.

53 Ершов, Юрий. Огонь по женщинам и детям: власти бывшей ГДР требовали уничтожать нарушителей границы / Юрий Ершов // Российская газета. – 2007. – 14 авг.

54 См.: АУД П-18610 («По обвинению Шмидт Константина Александровича и других»). 1920. На 571 листе // АРУ ФСБ по АО.

55 От Архгубчека // Известия Архангельского Губревкома и Архангельского Губкома РКП(б). Приложение № 136 от 8 авг. 1920.

56 Фото Т. М. Смирнова. См.: Верные долгу. – Ярославль, 1986. – С. 114.

57 Северное утро. – 1919. – 13 марта (28 февр.).

58 «Дело по обвинению председателя и членов Архангельского Патриотического союза женщин Крингер Эмили Рейнгольдовны и других в контрреволюционных действиях». 1.10.1920 – 2.08.1921. На 439 листах // ГААО. Ф. 2071 (Архгубревтрибунал). Оп. 1а. Д. 73. Л. 388.

А. П. Костромитинова была приговорена к ВМН (расстрел) в судебном заседании Архгубревтрибунала 23.03.1921 г. – См.: Революционный суд. Одна из «патриоток» // Известия Архгубисполкома Совета Рабочих, Крестьянских и Красноармейских Депутатов и Губкома РКП (большевиков). – 1921. – 25 мая.

59 См.: АУД П-316 («По обвинению Кольчицкого Захара Захаровича и других») // АРУ ФСБ по АО.

60 «Список офицеров флотилии Северного Ледовитого Океана и береговых учреждений Архангельского порта Беломорского и Мурманского районов, составленный к 8-му октября 1917» // Архангельск. – 1917. – 29 с.

61 Список абонентов Архангельской телефонной сети, 1919 год. – Архангельск, 1919. – 85 с.

62 Памятная книжка Архангельской губернии на 1916 год / Изд-е Архангельского губернского статистического комитета. – Архангельск, 1916. – С. 53.

63 См.: АУД П-8123 («По обвинению Иванова Павла Лаврентьевича» и других. Всего – 6 человек). 1926. На 364 листах // АРУ ФСБ по АО.

64 Там же. – Лист 175.

65 Дорога в океан: очерки по истории флота Северного морского пароходства, 1920–1970 гг. – Архангельск, 1970. – С. 20.

66 Ходасевич, Владислав. Кровавая пища: (статья 1932) / Владислав Ходасевич // Ходасевич В. Колеблемый треножник: избр. – М., 1991. – С. 463.

67 Упадышев, Н. В. ГУЛАГ на Архангельском Севере, 1919–1953 годы: монография / Н. В. Упадышев. – Архангельск: Поморский ун-т, 2004. – С. 17.

В отличие от Петрозаводского «профессора», архангельский «соискатель» не утверждает, что «правильно расстреливали». Перефразируя Солженицына, можно сказать: в ХХI веке надо всё-таки отличать «сложные пенитенциарные образования» от обыкновенного зверства…

68 Летопись города Архангельска. 1991. – С. 135.

69 Росси, Ж. Справочник по ГУЛАГу: в 2-х ч. Ч. 2 / Ж. Росси. – 2-е изд., доп. – М., 1991. – С. 438.

70 Там же. – С. 282.

71 Сорокин, Питирим. Дальняя дорога: автобиогр. / Питирим Сорокин. – М., 1992. – С. 109.

72 Показания Дэвида Фрэнсиса. 8 марта 1919 г. Присутствуют сенаторы: Овермен, Нельсон, Стерлинг, Кинг, майор Юмс // Октябрьская революция перед судом американских сенаторов. Официальный отчёт «Оверменской комиссии» Сената. – М., 1990. – С. 187.

Нет сомнений, что иностранные дипломаты вывезли из Советской России огромное количество материалов о красном терроре… Фрэнсис, Нуланс, Скавениус, Одье и другие. В их архивах многое… Особенно иностранных консулов в Архангельске. (Голландец Якубус Смит сам побывал в подвалах ЧК и в Архангельске, и в Москве).

73 Солженицын, Александр. Архипелаг ГУЛАГ / Александр Солженицын // Солженицын А. Малое собр. соч. Т. 6. – М., 1991. – С. 14.

74 Цит. по: Курганов, И. Три цифры / И. Курганов // Посев. – 1977. – № 12. – С. 57.

75 Пушкарев, Б. С. Невыясненные вопросы демографии России ХХ в. / Б. С. Пушкарев // Посев. – 2003. – № 2. – С. 13.

76 Leggett George. The Cheka: Lenin’s Political Police. – 1981. – P. 464.

77 Предисловие к «материалу» А. И. Солженицына «На обрыве повествования. Фрагменты» // Литературная газета. – 2007. – № 29 (18 июля). – С. 1.

Совсем, как у Галича: «На последней странице газет печатаются объявления о смерти, а на первой – статьи, сообщения и покаянные письма».

78 «Дело по обвинению Рындина М. К., Страховского Л. Н. и других…» // Военно-морской архив (СПб). Фонд Р-431. Опись 1 с. Дело 577. Лист 304.

79 Там же. – Лист 307.

§ 6

Галичане, уральцы, тамбовцы

(1920)

Фонд 17. Опись 61. Дело 8. Листы 44–45 // Российский государственный архив социально-политической истории (Москва).

2 Письмо Анатолия Трегубова (Уральск. Казахстан) от 23 ноября 2007 г. автору.

3 Телеграмма Уншлихта И. С. Кацнельсону З. Б. (из Москвы в Архангельск. 24.10.1921 г.). Цит. По: Плеханов Александр. Первый чекист России. – М., 2007. – С. 141.

§ 7

Потоки на Север

(1920)

Елисеев, Ф. И. Лабинцы. Побег из Красной России / Ф. И. Елисеев. – М., 2006. – С. 398–399.

2 Полковник Ф. И. Елисеев. Плачь, Кубань, о своих сынах // Новое Русское слово (Нью-Йорк). – 1986. – 8 авг.

3 Елисеев Ф. И. Лабинцы… Булдыгин (с. 343); Ермоленко, Вербицкий, Демянин, Скороходов (с. 357, 530); Миргородский (С. 118–119, 502); Лопатин (с. 229, 515); Абашкин (с. 533).

4 Там же. Ермолов (с. 338); Мельников (С. 368–371, 533).

5 Там же. – С. 381.

6 Цит. по: «Россия, кровью умытая» Артёма Веселого. По материалам личного архива писателя. Публикация, подготовка текста и комментарий Заяры Веселой // Веселый Артем. Россия, кровью умытая: роман-фрагмент / А. Веселый. – М., 1990. – С. 386–387.

7 Меринг Берта. Политический Красный крест в Бутырской тюрьме. Публикация Лии Киссельгоф // Новый журнал (Нью-Йорк). – 1989. – № 175. – С. 230–231.

8 Список составлен по: Книга Памяти // Обречены по рождению… По документам фондов: политического Красного Креста, 1918–1922. Помощь политзаключённым, 1922–1937. – СПб. 2004. – С. 360–521.

9 ГАРФ. Ф. 8419. Опись 1. Дело 319. С. 28 // Обречены по рождению… – С. 139.

§ 8

Ещё многое предстоит установить

Протокол (от 22.06.1919) общего собрания ячейки коммунистов при Архгубчека. Присутствовало 17 членов // ГА ОПДФ АО. Фонд 813.

2 Глазов, Н. А. Воспоминания: машинописная рукопись на 195 листах. Лист 40 / Н. А. Глазов // Архив научно-исследовательского центра «Мемориал» (Санкт-Петербург).

3 Цирпиш, Василь I. Кривавий шлях до себе / Василь I. Цирпиш // Зона (Киiв). – 1992. – № 1. – С. 72.

4 См. Кремль за решёткой (Подпольная Россия). – Берлин, 1922. – С. 216.

5 ГА ОДСПИ АО. Фонд 1. Опись 1. Дело 809. Лист 37.

6 ГА ОДСПИ АО. Фонд 8660. Опись 3. Дело 11. Лист 21.

7 Цит. по: Бродский, Ю. А. Соловки: двадцать лет Особого назначения / Ю. А. Бродский. – М., 2002. – С. 47. Англоязычное издание книги Г. Попова. – Popoff G. The Tcheka; The Red Inquisition. – London, 1925. – 308 pp.

8 Мозохин, Олег. ВЧК–ОГПУ. Карающий меч диктатуры пролетариата / Олег Мозохин. – М., 2004. – С. 167.

§ 9

Холмогорские списки

(1920)

Дойков, Юрий. Красный террор. Россия–Украина, 1914–1924/ Юрий Дойков. – Архангельск, 2008. – С. 116–123.

www.doykov.1mcg.ru

Здесь же имена первых 48 заключённых.

2 ГААО. Ф. 286. Оп. 1. Д. 638 (переписка о лагерях принудработ). Л. 187.

3 Там же. – Л. 83.

4 Там же. – Л. 76.

5 Там же. – Л. 83.

6 Там же. – Л. 75.

7 Там же. – Л. 79–80.

8 Там же. – Л. 78–78(оборот).

9 Там же. – Л. 77–77(оборот).

10 Там же. – Л. 53.

11 Там же. – Л. 8.

§ 10

Пинежские списки

(1920)

Дойков, Юрий. Красный террор. Россия–Украина, 1914–1924/ Юрий Дойков. – Архангельск, 2008. – С. 205–206.

www.doykov.1mcg.ru

2 ГААО. Ф. 301. (Пинежский уисполком). Опись 62. Д. 1б.

3 Там же. – Л. 258.

4 Там же. – Л. 259.

5 Там же. – Л. 260.

6 Советская мысль (Великий Устюг). – 1919. – 10 авг.

7 Российская газета (Москва). – 2011. – 13 апр.

§ 11

Недостреленный

(моряк Владимир Нейман)

См.: Радишевская, В. А. Амосов Антон Александрович / В. А. Радишевская, И. Г. Ямпольский // Русские писатели: биографический словарь: Т. 1. А–Г / гл. ред. П. А. Николаев. – М., 1992. – С. 59–60.

2 О Владимире Неймане, судовом враче: записано со слов Ольги Ивановны Антуфьевой из Северодвинска – дочери Ивана Антоновича Амосова, усыновлённого В. Нейманом // Архив Юрия Дойкова.

3 Дойков, Юрий. Архангельск: расстрельные списки 1921 года / Юрий Дойков. – Архангельск, 2000.

4 Письмо нач. ОРАФ УФСБ по Архангельской обл. полковника Н. Г. Галкина – Ю. В. Дойкову от 01.03.2011 // Архив Юрия Дойкова.

§ 12

Один из 424

(полковник Иван Запорожченко)

Запорожченко Э. В. «Ходатайство». Начальнику УФСБ по АО от 02.04.2010 // Архив Юрия Дойкова: копия.

2 Э. В. Запорожченко (Пятигорск) – Ю. В. Дойкову (Архангельск): письмо от 30.04.2010 // Архив Юрия Дойкова.

3 «Справка» Прокуратуры Архангельской области от 21.09.2010 «О реабилитации» Запорожченко Ивана Никандровича // Архив Юрия Дойкова: копия.

4 Г. Н. Галкин – Э. В. Запорожченко. Письмо от 28.04.2010 // Архив Юрия Дойкова: копия.

5 ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 4. Дело 22. Лист 32.

6 Мельгунов, С. П. Красный террор в России / С. П. Мельгунов. – 5-е изд. – М., 1990. – С. 61.

7 ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 5. Дело 53. Лист 2.

8 ЦА ФСБ РФ. Ф. 1. Оп. 5. Дело 493. Лист 14.

9 Там же. – Лист 18.

§ 13

«Акты» о расстрелах

(архив УФСБ по Архангельской области)

Алексей Тепляков (Новосибирск) – Юрию Дойкову (Архангельск). Письмо, 2011, февр. // Архив Юрия Дойкова.

2 «Дело по обвинению Тестова Ефима Ивановича и других – всего 20 человек – в предательстве. 20 апреля – 12 августа 1920» // Архив УФСБ РФ по Архангельской обл. П-18016. Л. 33.

3 Там же. – Л. 33 (оборот).

4 Там же. – Л. 34.

5 Там же. – Л. 34 (оборот).

6 Протокол № 45 заседания Архгубчека от 3 ноября 1920 г. «АУД» П-18418. Лист 64 // Архив РУ ФСБ по АО.

7 Там же. Лист 64, оборот.

§ 14

Это надо зафиксировать

Безансон, Ален. Бедствие века: коммунизм, нацизм и уникальность катастрофы / Ален Безансон. – М., 2000. – С. 5.

2 Дойков, Юрий. Коммунистический Дахау на родине Ломоносова / Юрий Дойков // Русская мысль (Париж). – 1997. – № 4203 (25–31.12). – С. 21.

3 Куртуа, Стефан. Чёрная книга коммунизма: преступления. Террор. Репрессии: пер. с фр. / Стефан Куртуа, Верт Николя, Панне Жан-Луи, Пачковский Анджей, Бартошек Карел, Марголен Жан-Луи. – М.: Три века истории, 1999. – (Тираж 5 тыс. экз.).

4 Ананьева, Светлана. «Чёрная книга» уже в Вологде / Светлана Ананьева // Русский Север (Вологда). – 2001. – 6–12 окт. – С. 7.

5 Рябов, Игорь. О большевиках чёрным по белому: коммунисты бросились на «Чёрную книгу коммунизма» как быки на красное» / Игорь Рябов // Новое время (Москва). – 2001. – № 36. – С. 35.

В июле 2010 года Архангельская городская библиотека имени М. В. Ломоносова отказалась от книги Игоря Сутягина «На полпути к сибирским рудам» (Москва: Права человека, 2009).

«Книги американских шпионов нам не нужны».

Моя книга «Самые знаменитые историки России» (Москва: Вече, 2004. – 380 с.) тоже «не дошла» до архангельских книжных магазинов и тем более библиотек. «Кухарка» рангом повыше наложила «табу».

6 Кочуров, Николай. Фетиши и тупики «десталинизации»: поморский ракурс / Николай Кочуров // Северный рабочий (Северодвинск). – 2011. – 19 апр. – С. 2.

7 Алексеева, Людмила. Красное и белое: примирит ли нас объявленный проект детоталиризации страны? / Людмила Алексеева // Российская газета (Москва). – 2011. – 20 апр.

8 Дойков, Юрий. Дурной сон: американский голос за русский народ: перевод, предисл. к публикации отрывка из книги Anne Applebaum. Gulag: a History, 2003 / Юрий Дойков // Новое время (Москва). – 2006. – № 24 (18 июня). – С. 14.

В том же году книга издана в Москве: Эпплбаум, Энн. Гулаг: паутина Большого террора / Энн Эпплбаум; пер. с англ. Л. Мотылева. – М.: Московская школа политических исследований, 2006. – (Тираж 1500 экз.).

Судя по контрольному листку на абонементском экземпляре «Гулага» Эпплбаум, книга к концу апреля 2011 года была востребована 5 раз.

9 Дойков, Юрий. Предшественники Соловков: (новые архивные свидетельства) / Юрий Дойков // Отечественные архивы (Москва). – 1994. – № 1. – С. 76–80.

§ 15

Светлой памяти архангельского чекиста

(А. М. Новиков, 1899–1924)

Письмо из архангельской тюрьмы (1923)

Дойков, Юрий. Красный террор. Россия–Украина, 1914–1924/ Юрий Дойков. – Архангельск, 2008. – С. 197–198.

2 Александр Матвееивч Новиков. Из архангельской тюрьмы // Дни (Берлин). – 1924. – № 460 (14 мая). – С. 1–2.

§ 16

Выслан на Север

(есаул Александр Упорников)

Колпикова, Елена. 300 писем расстрелянного есаула / Елена Колпикова. – М., 2009. – С. 116.

2 Там же. – С. 125–129.

3 Там же. – С. 137.

4 Дойков, Юрий. Архангельск: расстрельные списки 1921 года / Юрий Дойков. – Архангельск, 2005. – С. 5.

5 Ответ (от 05.02.2004) замначальника ЦА ФСБ РФ А. П. Черепкова на запрос Льва Петровича Колпикова о судьбе А. А. Упорникова // Цит по: Колпикова Елена. 300 писем расстрелянного есаула / Елена Колпикова. – М., 2009. – С. 143.

§ 17

«Холмогорский расстрел» (август, 1920).

Архангельские «Мхи», 1920 (онежский голова Яков Лапин).

Онежские списки (1919)

Лапин, Я. Н. Архангельская тюрьма в 1920 году / Я. Н. Лапин // Коллекция С. П. Мельгунова. Коробка 1. Дело 3. Л. 59–66.

Цит. по: Красный террор глазами очевидцев / сост., предисл. д. и. н. С. В. Волкова. – М., 2009. – С. 355–358.

2 Посол США в Москве Уильям Дж. Бернс 27.08.2008 г. в своём докладе писал:

«Такую обширную и укоренившуюся тюремную систему, как российская, трудно, если не невозможно, реформировать. Эта система, которая существенно не изменилась со времён царизма и ГУЛАГа, способствует распространению болезней, злоупотреблений и коррупции. Наблюдатели сходятся во мнении, что сочетание расстояний, изоляции, коррупции и общего равнодушия к тяжёлому положению заключённых создаёт жёсткую систему, которая будет сопротивляться разоблачениям своих внутренних практик или их реформированию.

Опубликовано: 7 января 2011 г.»

Wikileaks о тюрьмах в России // Неволя (Москва). – 2011. – № 24. – С. 23.

3 Лапин, Я. Н. Архангельская тюрьма в 1920 году / Я. Н. Лапин // Коллекция С. П. Мельгунова. Коробка 1. Дело 3. Л. 354.

4 Мельгунов, С. П. Письмо в Редакцию / С. П. Мельгунов // Дни (Берлин). – 1924. – № 393 (22 февр.). – С. 2.

5 Паршин, Александр. Устное сообщение / Александр Паршин. – Архангельск. – 2011. – 5 мая.

6 Морозова, О. М. Два акта драмы: боевое прошлое и послевоенная повседневность ветеранов войны / О. М. Морозова. – Ростов-н/Дону, 2010. – С. 326.

7 Там же. – С. 218.

Бесполезно полемизировать с обширной и укоренившейся в советском и постсоветском «обществоведении» системой лжи. Как и тюремную её невозможно реформировать.

8 «АУД» П-18595 («По обвинению белогвардейских офицеров и других чинов. Денисова Ивана Ивановича и др. Всего 106 чел.» (1920 г.). На 740 листах. Лист 62 // Архив УФСБ по АО.

9 Там же: Лист 8. 23 сент. 1919. Следственная коллегия Особотдела при РВС 6-й армии в составе: Председатель – Иванов (зав. следственной частью), – произвела дознание о 11 жителях г. Онеги // Архив УФСБ по АО.

10 Там же. Л. 13. «Список офицеров и чиновников военного времени» // Архив УФСБ по АО.

11 Там же. Л. 66. «Список» (50 чел.) // Архив УФСБ по АО.

12 Там же. Л. 71. «Список» (31 чел.) // Архив УФСБ по АО.

13 Там же. Л. 76. «Именной список русских пленных офицеров» (32 чел.) // Архив УФСБ по АО.

14 Опросный лист. Мейер Георгий Эрнестович, штабс-капитан // Архив УФСБ по АО.

15 «АУД» П-17987 («По обвинению Стратилатова Николая Ивановича…) // Архив УФСБ по АО.

16 см. «АУД» П-18373 («По обвинению Башмакова Константина Константиновича в контрреволюционных действиях») 26.07–22.09.1920 на 91 листе // Архив УФСБ по АО.

§ 18

Судьбы белых контрразведчиков

(Н. К. Рындин, Л. Н. Страховский и др.)

РГА ВМФ (Петербург). Фонд Р-431 (Революционный военный трибунал морских сил Северного моря). Опись 1с. Дело 577. Лист 31.

2 Ильин, В. Н. Контрразведка армии генерала Миллера, как основной противник Архгубчека в период гражданской войны на Севере России в 1918–1920 гг. / В. Н. Ильин // С именем Ломоносова: сб. науч. трудов молодых учёных, аспирантов и студентов: к 70-летию Поморского университета. – Архангельск, 2002. – С. 89.

3 Разведка и контрразведка в лицах: энцикл. словарь рос. спецслужб // авт.-сост. А. Диденко; предисл. В. Величко. – М., 2002. – С. 431.

4 Ильин, В. Н. Контрразведка армии генерала Миллера, как основной противник Архгубчека в период гражданской войны на Севере России в 1918–1920 гг. / В. Н. Ильин // С именем Ломоносова: сб. науч. трудов молодых учёных, аспирантов и студентов: к 70-летию Поморского университета. – Архангельск, 2002. – С. 82.

5 Кубасов, А. Л. Чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией на Европейском Севере России (март 1918 – февраль 1922) / А. Л. Кубасов. – Москва; Вологда: Российская Академия Наук. Институт Российской истории, 2008. – С. 164.

Автор – Кубасов Александр Леонидович (кандидат юридических наук. Начальник отдела УФСБ РФ по Вологодской обл. Докторант-соискатель Центра «Россия, СССР в истории ХХ века» Института Российской истории РАН).

§ 19

Первый свидетель:

штаб-ротмистр Ингушского конного полка Созерко Мальсагов

Мальсагов, Созерко. Адские острова. Советская тюрьма на Дальнем Севере / Созерко Мальсагов; пер. с англ. Шахбулата Яндиева. – Нальчик, 1996. – С. 28–32.

Переводчик Ш. Яндиев – внук С. Мальсагова.

§ 20

Архив ФСБ наглухо закрыт?

(капитан II ранга Иван Ризнич)

Applebaum, Anne. GULAG: a History… / Anne Applebaum. – Р. 506.

§ 21

Два списка.

Национальное ополчение. Заостровское братство

(генерал-майор Иван Кошуба)

«Дело по обвинению граждан Национального ополчения Северной области», 1920. На 84 листах // ГААО. Фонд 2617 (Архгубчека). Опись 2. Дело 8. Листы 1–1(оборот).

2 Суровцев, А. Капитан А. Н. Николаев / А. Суровцев // Отечество (Архангельск). – 1919. – 9 окт.

3 Смерть героя / Русский Север (Архангельск). – 1919. – № 84.

4 Н. В. Бартенев // Русский Север (Архангельск). – 1919. – № 93.

5 Фрезер, Евгения. Дом над Двиной / Евгения Фрезер. – Архангельск, 1999. – С. 368.

6 Письмо А. Н. Новиковой к А. В. Луначарскому // ГААО. Ф. 215 (отдел юстиции). Опись 1. Дело 85. Лист 97.

7 Богданов, Игорь. Генрих Шлиман: торжество мифа / Игорь Богданов. – М., 2008. – С. 304.

8 См.: Отчёт Архангельской губернской ЧК о деятельности за 1920 год. – Архангельск, 1921. – С. 1–66.

9 См.: Дойков, Юрий. Расстреляны Архангельской губчека (1920–1921 гг.) / Юрий Дойков. – Архангельск, 2001.

10 Протокол заседаний Архангельской губернской ЧК за 1921 год: на 82 листах. Лист 1 // Архив РУ ФСБ по АО.

11 Куликов Кузьма Иванович // Поморский Мемориал. Книга памяти жертв политических репрессий. Т. 1. – Архангельск, 1999. – С. 697–699.

12 Старейшему пароходу России «Н. В. Гоголь» исполнится 100 лет // Промышленность региона (Архангельск). – 2011. – 4 апр.

Сейчас пароход «Гоголь» принадлежит северодвинскому ОАО «Центр судоремонта «Звёздочка».

13 «АУД» П-15253 («По обвинению Лудкова Андрея Михайловича, Неумоина Александра Алексеевича, Куликова Ивана Кузьмича, Коротова Александра Андреевича…»). 1930 год. Лист 39 // РУ ФСБ по АО.

Коротов и Куликов расстреляны. Лудков и Неумоин – 10 лет лагерей.

Дом Куликова был отдан под «Детский дом». Сейчас на этом месте – дом «нового русского»

14 Председателю СНК В. М. Молотову // ОДСПИ ГААО.

См. также: Ихок, Давид. Воспоминания бундовца / Давид Ихок; публикация, предисл., послесловие, именной указатель Ю. Дойкова. – Архангельск, 2011. – 20 с.

15 Ганин, Андрей. За что расстреляли ординарца Скобелева? Гибель полковника Кошубы на Архангельском Севере / Андрей Ганин // Родина (Москва). – 2011. – № 2. – С. 120.

16 В моей брошюре, на которую ссылается Ганин, приведено всего лишь шесть «расстрельных протоколов» тройки Кацнельсона (от 14, 19, 28 марта, 5, 15, 29 апреля 1921 года) – имена 424 расстрелянных. Истина в том, что в 1920–1921 гг. на Архангельском Севере были расстреляны тысячи и десятки тысяч…

Архангельский краевед Е. Ф. Колтовой сообщил мне, что среди 424 расстрелянных генералов и офицеров, более 2 десятков Георгиевских кавалеров «… или просто имеющие Георгия».

20.05.2011 г. мне позвонили из Архангельской областной прокуратуры и сообщили, что приступают к розыску «расстрельных дел» и «реабилитации» 424-х. И поинтересовались: «Зачем Вам это нужно?»

17 Ганин, Андрей. За что расстреляли ординарца Скобелева? Гибель полковника Кошубы на Архангельском Севере / Андрей Ганин // Родина (Москва). – 2011. – № 2. – С. 120.

18 Дойков, Юрий. … С Россией кончено. Красный террор: Россия–Украина, 1914–1924 / Юрий Дойков. – Архангельск, 2008. – С. 164.

19 Впрочем «архивная группа» (полковник Н. Г. Галкин, прапорщик Н. А. Дудолатова) Архангельского РУ ФСБ, которым Ганин выражает «сердечную признательность», могли просто-напросто не показать ему этот документ…

20 Об истории Сретенского Храма в Заостровье смотри книгу канадского профессора Дмитрия Поспеловского «Какой ценой?: приходская летопись храма, который никогда не закрывался» (Москва: Издание об-ва любителей церковной истории, 2003. – 176 с.).

Поспеловский много пишет о репрессиях в Заостровье. Но начинает с 1939 года (!).

21 Тамицкий Фёдор Михайлович, священник // За веру Христову: Духовенство, монашествующие и миряне Русской Православной церкви, репрессированные в Северном крае (1918–1951): биографический справочник / сост. Суворова С. В. – Архангельск, 2006. – С. 544.

Его сын – Тамицкий Дмитрий Фёдорович, член Архангельского общества краеведения (1920-е) – работал в Московском институте усовершенствования учителей (1940-е). Умер после 1954 г. (см. Дойков, Ю. В. Архангельские тени: (по архивам ФСБ). Т. 1: 1908–1942 / Ю. В. Дойков. – Архангельск, 2008. – С. 152).

22 «АУД» П-17971 («По обвинению Попковича Романа Фёдоровича. Начато: 16.04.1920. Окончено: 14.08.1920. На 53 листах») // Архив РУ ФСБ РФ по АО.

В этом «АУД» имеется фото Бочкаревой Марии Леонтьевны, расстрелянной в мае 1920-го Красноярской ЧК. «Реабилитирована» в 1992-ом.

23 «АУД» П-18039 («По обвинению Филина Егора Алексеевича… // Там же.

24 «АУД» П-17969 («По обвинению Зуева Арсения Николаевича… Начато: 5 авг. Окончено: 1 сент. 1920 г.») // Там же.

25 «АУД» П-18040 («По обвинению Минаева Петра Кузьмича… 1920 год. На 90 листах») // Архив УФСБ по Архангельской области.

Один из читателей моей книги «С Россией кончено. Красный террор: Россия–Украина, 1927–1923» (Архангельск, 2008. – 674 с.) написал мне «Тяжело читать об этом кошмаре. Представляю, каково Вам было писать».

§ 22

Расстреляны Архангельской Губчека

(1920–1921)

Мельгунов, С. П. Красный террор в России, 1918–1923 / С. П. Мельгунов. – М., 1990. – С. 59–60.

2 Первая публикация – «Расстреляны Архангельской губчека (1920–1921 гг. / изд-е подготовил Юрий Дойков. – Архангельск: Боргез, 2001. – 16 с. Тираж 50 экз.

§ 23

Расстрельные протоколы 1921 года

(Архангельск)

Фонд 1 (Архангельский губком РКП(б)). Опись 1. Дело 341 (копии протоколов заседаний и приказов Архгубчека, секретных заседаний тройки Особого отдела Охраны Северных границ, политические доклады, отчёты о деятельности и переписка по вопросам работы Губчека). 13 января 1921 – 2 июля 1921. На 216 листах. Листы: 45, 95, 98, 128, 137, 189 и др. В последнем (от 29.04.1921) протоколе указаны только фамилии (без званий и др. данных), расстрелянных заключённых Пертоминского концлагеря.

«Слушали:

Переписку об отказе выйти на работу, требую усиления пайка, заключённых белогвардейцев в Пертоминском концлагере в количестве 70 человек, согласно списку ниже сего

(Далее – список. – Ю. Д.).

Постановили:

Всех означенных 70 белогвардейцев расстрелять. Действия коменданта лагеря признать правильными и расстрел утвердить ввиду опасности их».

(Лист 137).

§ 24

Контрразведчицы

(Список, 1920 год)

Ф 124 (Архангельская уездно-городская советская рабоче-крестьянская милиция). Опись 1. Дело 18. Лист 537 // ГААО.

§ 25

Архангельская тюрьма

(Список, 1921 год)

Ф 2617 (Архгубчека). Оп. 2б. Дело 12. Листы 87–89 // ГААО.

Содержание

От автора………………………………………………………………… …..3

§ 1 «Главные расстрелы идут в Холмогорах»………………………….... …..4

§ 2 «Известно ли Вам, товарищ Ленин?»…………………………. ………..10

§ 3 Беглецы…………………………………………………………. ……..…12

§ 4 Свидетельства.…………………………………… ………......................20

§ 5 Расстрельный «Морской список» (Архангельск,

Холмогоры и т. д. 1920–1921)…………………………. .……………...61

§ 6 Галичане, уральцы, тамбовцы (1920)…………………… ………………64

§ 7 Потоки на Север (1920)………………………………….. ……………....69

§ 8 Ещё многое предстоит установить… ………………….. ………..77

§ 9 Холмогорские списки (1920)…………………….. …………… ………..80

§ 10 Пинежские списки (1920)……………………………………. ………..97

§ 11 Недостреленный (моряк Владимир Нейман)……………… ……....104

§ 12 Один из 424 (полковник Иван Запорожченко)……………… ………106

§ 13 «Акты» о расстрелах

(архив УФСБ по Архангельской области).. ……………………112

§ 14 Это надо зафиксировать………………………………………. ………115

§ 15 Светлой памяти архангельского чекиста

(А. М. Новиков, 1899–1924).

Письмо из архангельской тюрьмы (1923)…………………… ………120

§ 16 Выслан на Север (есаул Александр Упорников)……. ……………..123

§ 17 «Холмогорский расстрел» (август, 1920).

Архангельские «Мхи», 1920 (онежский голова Яков Лапин).

Онежские списки (1919)………………………………………. ………129

§ 18 Судьбы белых контрразведчиков

(Н. К. Рындин, Л. Н. Страховский и др.)……………. ……………..140

§ 19 Первый свидетель: штаб-ротмистр Ингушского

конного полка Созерко Мальсагов…………………….. ……………..144

§ 20 Архив ФСБ наглухо закрыт?

(Капитан II ранга Иван Ризнич)… …………………………………148

§ 21 Два списка. Национальное ополчение. Заостровское братство

(генерал-майор Иван Кошуба)…………………………. ……………..153

§ 22 Расстреляны Архангельской Губчека (1920–1921)……… ………164

§ 23 Расстрельные протоколы 1921 года (Архангельск)………… ………178

§ 24 Контрразведчицы (список, 1920 год)………………………. ………190

§ 25 Архангельская тюрьма (список, 1921 год)………………. ………193

Примечания………………………………………………………… ….. ..196

Юрий Всеволодович Дойков

(1955, Архангельск)

Памятная книжка

Красный террор в советской Арктике

1920–1923

(документальные материалы)

Тираж 2 экз.

Печать «Центр документации»:

Пр. Троицкий, 52, оф. 200.

Тел. 8(8182)21–51–85

Факс 8(8182)65–12–38

E-mail: ydoikov@

д. т. 8(8182)266–897

* Тимме был членом губкома компартии и губисполкома, редактором большевистских архангельских «Известий». В честь Якова Тимме в Архангельске названа одна из центральных улиц.

* Чекист Валюшис умер в 1933 года. Его могила в центре Архангельска.

* Копия в архиве Юрия Дойкова.

*Сосунов Григорий Николаевич (1862, Пинега – после 1934) – социалист-революционер, участник антибольшевистской борьбы на Севере России. В 1920 году по заданию А. Ф. Керенского находился в Вардё для связи и получения информации о положении в Северной России… «Г. Вельский», «Лейтенант Григ», «Егор Смолин» – псевдонимы Сосунова.

* В секретно-оперативной части архангельской губчека машинисткой работала сестра Бачулиса – Мария Матвеевна Бачулис.

* В 1918 г. А.Сакнит был председателем архангельского губсовета народного хозяйства и в этом качестве реквизировал и национализировал имущество местной буржуазии.

** ARA (American Relief Administration) – Американская администрация помощи, создана в 1919 году будущим президентом США Гербертом Гувером. В 1921-1923 гг. спасла от голодной смерти в советской России 10 млн. человек.

*Голдовская Марина Евсеевна (1941 г. р.) – режиссёр-оператор документального фильма «Власть Соловецкая».

* ПКК – Политический Красный Крест (1918–1922). Почётный председатель В. Г. Короленко. Председатель Н. К. Муравьев. Закрыт большевиками в августе 1922-го.

**Троицкий Николай Александрович (1903, с. Вешкайма, Симбирская губ. – 10.05.2011, Вестил, шт. Нью-Йорк). В 1938–1939 гг. – 16 месяцев в тюрьме на Лубянке. В 1950–1955 гг. – первый директор Института по изучению СССР в Мюнхене. В 2004 году жил в США.

* Ныне Сарко уже не тот… (примеч. 25.06.2011 г.).

 Канатная фабрика Клафтона (основана в 1780 г.) – угол Петербургского проспекта и Успенской улицы.

 Полковник Виктор Зосимович Ахаткин (вероятно, сын архангельского библиографа Зосимы Ахаткина) командовал войсками Печорского района. Расстрелян в Архангельске на «Мхах».

Писахов (Пейсахов) Степан Григорьевич (1879, Архангельск – 1960, Архангельск) – известный архангельский художник, писатель-сказочник. В 2008 году в Архангельске на Поморской открыт музей Писахова.

 Мусин-Пушкин Александр Иванович (1892, Санкт-Петербург – 1938, Архангельск) – расстрелян.

 «Идут белые сне́ги» – шлягер 1970-х годов Е. А. Евтушенко.

** Кадесников Николай Зотикович (1895, Вятка – 1971, Нью-Йорк).

 Олюнин Николай Алексеевич (1885, Кронштадт – 1943, Гельсингфорс) – ст. лейтенант.

Антипов Николай Кириллович (1894–1938) – впоследствии нарком, зампредсовнаркома СССР, член ЦК ВКП(б), член ВЦИК и ЦИК СССР, видный деятель «империи Сталина». Арестован в июле 1937 года и осужден к «ВМН» 28.07.1938.

 Кошуба Валентина Ивановна (1898, Самарканд – 1997, Мадрид). Балерина Дягилевской антрепризы. Танцевала с В. Нижинским. В 1919 году – в Южной Америке в труппе оперы Сальватти. Солистка в труппе А. Павловой. В начале 1920-х гала-оперы в «Гранд-Опера»… В 1929 году в «Свадебке» в Метрополитен-опера. Затем Берлин. После Второй мировой открыла в Мадриде свою балетную студию…

 Шпигельглас Сергей Михайлович (1897–1939) – дослужился до майора ГБ и исполняющего обязанности начальника Иностранного отдела НКВД. Расстрелян.

Любавин Николай Николаевич (1845, Санкт-Петербург – 17.12.1918) – профессор Московского университета с 1890 года.

 Туник Георгий Самойлович (1897 г. р., Киев) – дворянин. Окончил 2-ую гимназию в Киеве (как и автор национального украинского гимна, известный исследователь Русского Севера П. П. Чубинский). Начальник Холмогорского Военно-регистрационного пункта.

 Жена председателя Правления Союза Кооперативов Важской области А. Е. Малахова (1876 Шенкурский уезд – 1950, Мост, Чехословакия).

В этом «АУД-П-18610» хранится билет Я. И. Элерта, делегата Чрезвычайного Всероссийского съезда Совета рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих Депутатов (1918 г.). За подписью В. Аванесова.

* Спрингис-Шипов Ян Янович (1895 г. р., Скриверн, Рижский уезд, Лифляндская губ.). В октябре 1917 года – член ревкома в Юрьеве (Тарту). В 1921 году – секретарь губкома РКП(б) в Архангельске. Впоследствии – ректор Академии коммунистического воспитания в Москве. Официальной датой его смерти считается 1944 год, но вряд ли троцкисту-зиновьевцу Спрингису сталинцы дали жить так долго…

** Большевики, как видим, свое «освобождение» Архангельска в 1920 г. называли – переворотом. Но слово «захват» более точное.

*** Свердлова М. Б. из мещан. Окончила Архангельскую гимназию. До войны 1914 года – машинистка в Казённой палате. 6 лет была в связи с Н. А. Старцевым (1874, Архангельск – 1940, Рига).

* Виноградов Павлин Фёдорович (1890–1918, сент.) – усмиритель крестьянского восстания в Шенкурске в июле-августе 1918 года. Памятник Виноградову с наганом на боку стоит в центре Архангельска. Его именем названа одна из центральных площадей Архангельска и целый район Архангельской области. Кому какое дело до расстрелянных: 19-летнего Петра Булатова и других…

* Гамильтон Михаил Владимирович (1890, Тверь – 1975, Белем. Орн. Франция) – старший лейтенант флота. В 1918–20 гг. был в Архангельске. В 1920–37 гг. – адъютант Е. К. Миллера.

** Бурков Алексей Алексеевич (1891 г. р., Архангельская губ.) – штурман. С 1921 года – агент П. Л. Иванова.

***«Аскольд» – крейсер бывшей флотилии Северного океана.

* Синицын Тимофей Петрович (литературный псевдоним Пэля Пунух) (1894–1971, Архангельск) – бывший социалист-революционер, советский писатель. «Первооткрыватель ненецкой темы»…

**Ныне уже канувшего в лету.

* Жак Росси (1910–2004, Париж) – французский политолог, лингвист. С 1937 по 1961 гг. – в советских тюрьмах, лагерях, ссылках.

** Чесноков А. В. (9.09.1952, Шенкурск – 13.04.2011, Вельск) – плоть от плоти русский интеллигент чеховского типа. Самая яркая фигура в истории Важского края минувшего 25-летия.

* Курганов Иван Алексеевич (1895, Курган, Вятской губ. – 1980, Нью-Йорк) – экономист. В эмиграции с 1943 года.

** Пушкарев Борис Сергеевич (1929 г. р., Прага) – председатель Совета Народного Трудового Союза с 1995 года.

* По моей просьбе составил и уточнил имена Ким Науменко (Институт Украиноведения Национальной Академии Украины, Львов). В октябре 2007 года. Инна Федущак (1937, Киев – 2008, Львов) прислала этот список мне.

* Толстов Сергей Евлампиевич (1848–1921) – генерал от кавалерии. Арестован в апреле 1920 года в Форт-Александровиче вместе с 1167 сдавшимися красными казаками.

**Бородин Георгий Кондратьевич (1860–1921) – генерал-майор, командир оренбургской казачей бригады.

***Акутин Владимир Иванович (1861–1921 Архангельск?) – генерал-майор. По другим сведениям расстрелян в 1920 году в Москве.

* Неудачный десант генерала Улагая с целью освобождения Кубани был в августе 1920 г.

* 21.05.2011 г. парламент Грузии признал геноцид России против черкесов. Это как раз район «Большого Сочи» и Красной Поляны…

** Меринг Берта Борисовна (1883 Минск – 1970 Франция) – член Бунда, РСДРП (меньшевиков). Сотрудница Политического Красного Креста. В 1921 году уехала в Париж.

* Возможно это – Альваков Иван Алексеевич – подполковник.

* Подполковник М. М. Назаров был расстрелян. См. секретный протокол заседания тройки ОООГСО от 15.04.1921 г. под председательством Зиновия Кацнельсона.

** См. Нечаев Михаил Ермолаевич. Секретный протокол от 28 марта 1921 г.

* Попов Георгий Константинович (1899 – ?) – корреспондент иностранных газет в России. В ноябре 1922 арестован ЧК. После освобождения выехал в Польшу.

 Лагерь № 4 (на Быку) – лагерь-распределитель.

 Топольницкий Пётр Казимирович (1892 – после 1939) – минеролог. Выпускник Московского университета. Участник полярной экспедиции на «Малыгине» (1921). Состоял в многолетней переписке с Вл. Вернадским.

* Ныне «Русская мысль» вполне «Путинская газета»…

* Кочуров Николай Николаевич (1949, д. Астафьево, Каргопольский р-он, Архангельская обл.) – гл. редактором «Северного рабочего» назначен обкомом КПСС… Где ещё в РФ найдёшь такой рудимент…

 Расстрелян в 1933 г.

* Явно, моложе рудементарного северодвинского главреда Н. Н. Кочурова. Не о таких «внуках» мечтала Цветаева.

* Расстрелян в 1937-ом.

* Подполковник М. В. Бастраков, по некоторым сведениям, успел эвакуироваться.

**Самсонов участвовал после эвакуации в деятельности эмигрантских организаций в Польше.

* Ильин Владимир Николаевич (1950–2006) – подполковник РУ ФСБ по АО в отставке.

* Мальсагов Созерко Артаганович (1893, с. Альтиево, Назрановский округ – 1976, Великобритания). Похоронен в Портленде.

Холмогоры на Двине, в 46 милях к юго-западу от Архангельска.

* Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет.

* Белоусович Игорь Николаевич (1922, Шанхай) – подполковник армии США. Сотрудник Госдепартамента (1956–1991). Первый секретарь политической секции Посольства США в Москве (1976–1978). Сын подполковника Николая Ивановича Белоусовича (1891, Омск – 1956, Сан-Франциско), командира 2-го славяно-британского авиаотряда в Архангельске (1918–1919).

* Зайцев Владимир Николаевич (1938, Энгельск – 2011, СПб) – 2-й секретарь Куйбышевского района. Бывший аппаратчик Куйбышевского (!) райкома КПСС города Ленинграда на дух не выносил Дойкова. Милиционеры с явной неохотой выполнили приказ… Но правая кисть была повреждена… Пришлось «подчиниться» и улететь в Архангельск.

* Эта и последующие цитаты, помеченные знаком «*», не дословный текст, а мой конспект (Ю. Д.).

* Друг Юры – Дмитрий Данилов был расстрелян при Сталине. Юра, «опередив своих палачей, покончил с собой» тогда же.

* Л. М. Леонов дожил до 95 лет и умер в Москве в 1994 году.

*Тамицкий Фёдор Михайлович (1868, с. Заостровье, Архангельский уезд – после 1930) – священник Заостровского прихода (1914–1930). Арестован в 1930 г. «Выслан в Северный край на три года. Дальнейшая судьба неизвестна».21

 Его архивно-уголовное дело (П-19813) в архиве УФСБ по АО.

* Групповое дело (П-17965) на 9 человек. Панин-Гришин – эсер, участник восстания 1905 г. в Москве. Сослан в Туркестан. Бежал и жил под фамилией Ефимов. При белых в Архангельске – контролёр в Военконтроле.

* Смирнов (1875 г., Никольск Вологодск. губ.) – штабс-капитан по адмиралтейству. Служил на миноносце «Юрасовский». Вместе с Сычевым вернулся в Советскую Россию из Норвегии.

** Сычев А. А. (1870, Смоленская губ.) – поручик. Расстрелян вместе со Смирновым 5 августа 1920 года по обвинению: «Бегство за границу с Миллером».

* Черноруцкий К. Л. (1875 г. р., Архангельск) – из потомственных почётных граждан Архангельска. 9 лет служил в полиции в Архангельске. Арестован 17.01.21. Приговорён АГЧК к ВМН 28.01.21 Президиум ВЧК санкционировал расстрел по выписке из архангельского постановления и доклада т. Луцкого 24.02.21 В тот же день полпред ВЧК в Архангельске З. Кацнельсон выписал коменданту АГЧК Ильенко «предписание» на расстрел Черноруцкого…

* С 1 апреля 2005 года ГАОПДФ АО включен в состав Государственного архива Архангельской области (ГААО).

 Марков П. А. (24.12.1861) – казак ст. Раздорской. Инспектор артиллерии 1-го донского корпуса. Взят в плен в апреле 1920 года под Новороссийском.

Его жена сидела в Архангельском концлагере в Талагах (Воспоминания Г. А. Малахова).

 Как иностранного подданного его постановили отправить в Москву в распоряжение ВЧК.

 В 2006 году его родственник Виктор Клейст проживал в С.-Петербурге.

 Костырев П. П. (59 лет). Из дворян Казанской губ.

 Стапельфельд Е. А. (1882, СПб) Из духовного звания. Военный топограф. Служил в Риге, Иркутске, Гельсинфорсе. С августа 1919 года в Архангельске. Жена – Елена Стапельфельд (1891, Курск) – член архангельского Женского патриотического союза в 1920 году приговорена АГЧК к трём годам лагерей.

 Сын полковника Захара Захаровича Кольчицкого.

П-18369. Служил в Особом Печорском отряде связи. С февраля 1920 – комендант Ковжи. Командир партизанского отряда.

* Улица Финляндская – ныне улица Попова, а тюрьма – следственный изолятор г. Архангельска № 29/1.

* см. § 11. Недостреленный (моряк Владимир Нейман).

* см. о.нём: Дойков, Ю. Архангельские тени. Т. 1 / Ю. Дойков. – Архангельск, 2008. – С. 458–459.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Юрий дойков памятная книжка красный террор в советской арктике 1920–1923 (1)

    Документ
    ЮрийДойковПамятнаякнижкаКрасныйтеррор в советскойАрктике19201923 (документальные ... – Июнь 63.3 Д 55 Дойков, Юрий. Памятнаякнижка: Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923: (документальные материалы) / ЮрийДойков. – Архангельск, 2011. – ...
  2. Юрий дойков памятная книжка красный террор в советской арктике 1920–1923 (2)

    Документ
    ЮрийДойковПамятнаякнижкаКрасныйтеррор в советскойАрктике19201923 (документальные ... – Июнь 63.3 Д 55 Дойков, Юрий. Памятнаякнижка: Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923: (документальные материалы) / ЮрийДойков. – Архангельск, 2011. – ...
  3. Метафизическая муз а библиографический указатель ( 1989–2011)

    Библиографический указатель
    ... ). Дойков, Ю. Памятнаякнижка : Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923 : (документальные материалы). d_v_sokolov August 21st, 2011 Дойков, Юрий. Памятнаякнижка: Красныйтеррор в советскойАрктике, 19201923: (документальные материалы) / Юрий ...
  4. Юрий дойков первая сибирь биографический словарь архангельской ссылки

    Документ
    ... Арктики ... революция. – 1923. – № ... Записная книжка. Переписка ... Красной армии. Советский публицист. Редактор. Дипломат. Секретарь Архангельского губкома РКП(б) в разгар Красноготеррора в 1920 ... памятных ... ЮрийДойков. – Архангельск, 2005: Дойков, Юрий ...
  5. Анатолий Павлович Кондрашов Большая книга занимательных фактов в вопросах и ответах

    Книга
    ... секторе Арктики расположен самый ... и человека. В 1920 году американские ученые У. ... –1923 ... встреча Юрия ... Красной армии. 5.341. Какая страна первой признала советское ... записать в памятной книге. ... бомбового террора». ... для дойки брать ... детских книжках. Вскоре ...

Другие похожие документы..