textarchive.ru

Главная > Библиографический указатель


Закончен «Махаянский трактат о том, что в дхармовом мире не существует различий».

Комментарий

1. Искусные методы (санскр. upaya, кит. фанбянь} – приемы и способы, посредством которых бодхисаттва, движимый великим состраданием (санскр. mahakarurna, кит. да цыбэй), спасает живые существа, применяя к каждому из них особый подход в соответствии с характером и психологическими особенностями спасаемого.

2. Пробужденное сознание (санскр. bodhicitta, кит. пути синь) – обычно в буддизме Махаяны это словосочетание означает установку бодхисаттвы на обретение пробуждения (просветления) на благо всех живых существ. В таком случае оно должно переводиться как «стремление к пробуждению». Однако здесь под бодхичиттой имеется в виду именно пробужденное сознание как синоним состояния будды, нирваны и т.п.

3. Собственная природа (санскр. svabhava, кит. цзы син) – это буддийское понятие имеет множество значений: а) сущность (например, сущность воды – влажность, а сущность огня – жар); б) индивидуальное свойство (svalaksana, цзы сян), отличающее одну вещь или элемент от других; в) основа как неизменный субстрат вещи или явления; г) абсолютное самосущее бытие, в себе и для себя сущее. Здесь термин употребляется в последнем значении. Автор текста, как и все последователи теории Татхагатагарбхи, рассматривают в качестве в себе и для себя сущего, собственной природы сущность, или природу сознания, тождественную Абсолюту – Дхармовому Телу Будды (dharmakaya, фа шэнь). Отсюда одно из самоназваний этого направления – учение о «только психическом» (cittamatra, вэй синь), где под «психическим» (читта) понимается природа сознания в отличие от различающего сознания классического виджнянавады (vijnaptimatra, вэй ши – «только осознавание»).

4. Различия (visesa, чабе; здесь практически синоним vikalpa, фэньбе) – различия, проводимые омраченным сознанием в недвойственном (advaya, бу эр) мире истинносущего абсолютного сознания, приводящие к появлению посредством ментального конструирования явленного мира рождений-смертей (samsara, шэн-сы цзе, луньхуэй).

5. Природа (prakrti, bhava, син) – согласно учению текста, и Абсолют (нирвана, Дхармовое Тело), и мир рождений-смертей (сансара) обладают одной и той же природой, которая есть природа сознания (citta, синь).

6. Свойства (laksana, сян) – сущностные признаки явлений единичного (svalaktsana, цзы сян) или родового характера, опирающиеся на различающие функции омраченного сознания и потому не присущие истинной реальности, как она есть.

7....постоянны (nitya, нан) – в традиции учения о Татхагатагарбхе постоянство или вечность – один из атрибутов истинной реальности в отличие от сансары, характеризующейся всеобщим непостоянством.

8. Чистота (subha, цзин) – аналогично постоянству, атрибут истинной реальности.

9. Содержится намек на характерное для буддизма различение между нирваной с остатком (upadhisesanirvana, ю юй непань), обретаемой святым при жизни, и окончательной нирваной без остатка, обретаемой после смерти святого с полным исчерпанием его кармы (anupadhisesanirvana, у юй непань). Трактат утверждает, что поскольку все связанное с сансарой и кармой нереально, то и истинная нирвана всегда безостаточна.

10. Так Приходящий (tathagata, жулай) – один из основных эпитетов Будды, который может пониматься и как Так Уходящий (в тибетской традиции), и как Так Приходящий (в китайской традиции). В буддизме Махаяны обычно интерпретируется в смысле соответствия или тождественности будды реальности, как она есть, «таковости» (tathata, жу).

11. Аффекты (klesa, фаньнао) – аффективные состояния, важнейшими из которых являются невежество, гнев и влечение или алчность (иногда к ним добавляются гордыня и зависть), обусловливающие пребывание существ в сансаре. Образуют так называемое «аффективное препятствие» (klesa avarana, фаньнао ай) на пути к нирване, преодолеваемое архатами на пути Хинаяны, в отличие от «гносеологического препятствия» (jneya avarana, со чжи ай), преодолеваемого только бодхисаттвой на пути Махаяны.

12. Ум (manas, и) – в философии виджнянавады седьмое сознание, образующее стержень эмпирической личности и ответственное формирование отношений; «эмпирический субъект – другие субъекты», «я – внешний мир» и т.п.

13. Скандхи (skandha, юнь) – пять групп элементарных психофизических состояний (дхарм), образующих эмпирическую личность (pudgala, жэнь): группа материи, группа чувствований, группа формирующих факторов или волений, группа представлений и понятий и группа сознания. Учение о том, что манас («ум») формирует («рождает») пять скандх, классическому буддизму неизвестно.

14. Энергия привычки (vasana, си ци) – предрасположенности развертывания сознания, накапливаемые с безначальных времен в базовом или корневом сознании (алие ши). Перевод термина достаточно условен.

15. Неведение (avidya, у мин) – фундаментальное, или трансцендентальное, заблуждение относительно природы реальности. Первопричина сансарического существования.

16. Тело, речь и мысль – триада, восходящая к самому архаическому пласту общеиндоевропейского культурного наследия, поскольку она зафиксирована как в Ведах, так и в Авесте. Буддийская практика предполагает как обретение полного контроля над этими началами, так и их совместное совершенствование {последнее подчеркивается тантрической традицией буддизма Ваджраяны).

17. Благие качества (guna, гундэ) – атрибуты истинной реальности, как она есть, неотличные от нее и не связанные по принципу «субстанция – акциденция», что соответствует базовому буддийскому принципу тождества носителя и несомого им качества.

18. Дхармовое Тело (dharmakaya, фа шэнь) – собственная природа Будды в его нирване. В поздней Махаяне – Абсолют, абсолютное и единое сознание, тождественное истинной реальности, как она есть. Данный трактат подчеркивает тождество Дхармового Тела как Абсолюта, пробужденного сознания, мира сансары (общемахаянская доктрина сущностного тождества сансары и нирваны) и собственной природы живых существ.

19. Смысл этой фразы не совсем ясен. Возможно, имеется в виду традиционная индо-буддийская метафора единой луны, отражающейся во многих водоемах и потому по видимости кажущейся множественной. Метафора используется для иллюстрации идеи единой и единственной реальности, иллюзорно явленной во множественности феноменов.

20. Мудрость (аrуа, шэн) – слово, означающее в китайских небуддийских текстах качество совершенной мудрости и совершенного мудреца. В буддийских текстах передает индийское понятие «благородная личность» (аrуа pudgala, т.е. святой, вышедший за пределы сансары; а также мудрость и знание, способствующие обретению нирваны – ср. «четыре благородные истины» – catvari arya satyani, сы шэн ди).

21. Семена (bija, чжун цзы) – важное понятие философии школы виджнянавада, означающее единицы информации, закладываемые в базовое сознание (алая-виджняна) в процессе чувственного восприятия и затем вновь проецирующиеся вовне в качестве чувственных объектов, в свою очередь воспринимаемых и закладываемых в алая-виджняну и т.д.

22. Праджня (prajna, божо) – мудрость, определяемая в ранних буддийских текстах как умение различать дхармы, а в более поздних – как способность интуирования истинной реальности, как она есть.

23. Самадхи (samadhi, саньмэй) – созерцательное сосредоточение, предельная концентрация сознания, заключительный элемент буддийского благородного восьмеричного пути (агуа, a^tanga marga, ба чжэн дао).

24. Царевич, Поворачивающий Колесо (cakravartin, чжуань лунь ван цзы) – имеется в виду чакравартин, идеальный монарх буддийской традиции. Согласно буддийской доктрине, чакравартин имеет те же признаки, что и Будда, но они выражены слабее. Именно поэтому в предании об историческом Будде мудрец Асита и смог сделать предсказание, что новорожденный Сиддхартха (будущий Будда Шакьямуни) станет или великим монахом, или святым, познавшим великую истину.

25. Дхарма (dharma, фа) – здесь буддийское учение. Закон Будды. В таком значении это слово, как правило, пишется с прописной буквы.

26. Имеется в виду гора Сумеру (Sumeru, Сюймишань) – мировая ось буддийской космологии.

27. Собственная природа сознания (citta svabhava, синь цзы син) – имеется в виду сознание в его субстанциальной и единственно реальной сути, сознание как самосущее всеединство, тождественное Дхармовому Телу Будды. Эта собственная природа сознания является во всех его актах и состояниях, подобно тому как природа воды являет себя во всех волнах и водоемах.

28. Парамиты (paramita. ду или боломи[до]) – совершенства, необходимые для обретения состояния Будды. Это совершенства даяния, терпения, соблюдения обетов, усердия, созерцания и мудрости. Буддийская традиция обычно истолковывает это слово в духе народной этимологии как то, что переводит (ita) на другой (param) берег существования, т.е. в нирвану. Отсюда и производное (использующееся в данном тексте) значение трансцендентных качеств или атрибутов Абсолюта, характерное для текстов, написанных в рамках теории татхагатагарбхи.

29. Чистота (suddha. цзин), Я (atman, во), Блаженство (sukha, лэ) и Постоянство (nitya, чан)-трансцендентные атрибуты (парамита) Абсолюта как единого самосущего сознания и Дхармового Тела Будды. Эти атрибуты, противоположные фундаментальным характеристикам сансары (загрязненность, бессамостность, или бессущностность, страдание и непостоянство), впервые вводятся в таких канонических для Махаяны текстах, как Махапаринирвана сутра, Шрималадэвисимханада сутра, трактат Майтреи-Асанги (в китайской традиции приписывается Сарамати) Ратнаготравибхага (он же – Уттаратантра) и др. Хотя подобные определения абсолютной реальности стали в основном характерны для текстов, относящихся к учению о Татхагатагарбхе (особенно популярной в Китае и других дальневосточных странах), их можно встретить и в трактатах классической виджнянавады. См., например: трактат «Асанги Махаянасутра-ланкара» («Украшение из сутр Махаяны»), кит. Да чэн чжуан янь цзин лунь (гл. 13-14 санскритского текста и 6-7 китайского перевода – ТТ. Т. 31, № 1604), где абсолютное сознание обозначается как Великий Атман (Великое Я – mahatman, да во) и Чистый Атман (Чистое Я – suddhatman, цзин во).

Архатство, о котором говорилось выше, – ступень обретения плода нирваны по учению Хинаяны.

30. Субстанция (кит. т и) – перевод санскритского bhava в смысле основы или субстрата сущего. Китайское «ти» (доел, «тело») – общеупотребительное в собственно китайской философии обозначение субстанции, введенное в широкий оборот философом даосско-конфуцианской школы сюань-сюэ (Учение о Сокровенном) Ван Би (226-249).

31. Дхармовое Тело Так Приходящего (tathagata dharmakaya, жу лай фа шэнь) – Абсолют, абсолютная природа Будды.

32. Дхармы (dharma, фа) – единицы психофизического опыта, базовые элементы потока психики с ее содержанием, Дхармовый мир (dharmadhatu, фа цзе) – первоначально – дхармы четырех скандх (см. ком-мент. 13) за вычетом рупа скандхи (группы материи). Позднее – синоним всех дхарм и всего сущего вообще.

33. Цитаты из сутр, приводимые здесь и ниже, отождествить не удалось.

34. Прекращение – здесь, видимо, имеется в виду санскритское nirodha (кит. чжи) как один из синонимов нирваны, хотя это же китайское слово (букв, «остановка») используется также для передачи санскритского samatha; это слово обозначает древнюю буддийскую форму психотехники, предполагающую полную остановку протекания психических процессов и успокоение сознания.

35. Недеятельность – перевод китайского у вэй, понятия, имеющего даосское происхождение (недеяние). Китайские буддисты заимствовали этот термин для передачи санскритского asamskrta, обозначающего категорию дхарм, не подверженных сансарическому «быванию» и не актуализирующихся в психическом потоке профанической личности. Здесь этот термин применяется к изначально освобожденной и пробужденной собственной природе живых существ.

36. В данном случае речь идет об индивидуальном субстанциальном «я», отдельной неизменной сущности, или о «душе», существование которой отрицается буддизмом (anatmavada, у во цзянь). Из этой доктрины вытекает махаянская концепция, отрицающая реальное существование какой-либо самодостаточной единичности, которая хотя и может быть по видимости наделена существованием (быть эмпирически реальной), но в действительности оказывается «пустой», т.е. лишенной собственной природы (dharma nairatmya, фа у во).

37. Корни (indriya. гэнь) – способности чувственного восприятия, выражающиеся через соответствующие органы чувств.

38. Видимо, имеются в виду так называемые «Чистые Земли», или «Поля Будды» (buddha ksetra, фо го ту), т.е. миры, очищенные от всего неблагого. Пробужденная личность также воспринимает объекты, не заблуждаясь относительно их природы, что делает мир их восприятия «чистым».

39. Две позиции (вэй) – состояния, уровни существования, определяемые пробужденностью или непробужденностью актуального сознания. Речь идет о том, что во своей природе Будды, бодхисатвы и профанические живые существа абсолютно тождественны, однако живые существа еще актуально не обрели пробуждения, бодхисаттвы находятся на пути к нему, а Будды полностью пробуждены.

40. Обыгрывается полисемия санскритского слова garbha. означающего как зародыш, так и лоно, матку, в которой зародыш находится. Поэтому tathagatagarbha – это и зародыш состояния Будды в каждом живом существе, и субстратное абсолютное сознание, объемлющее все. Китайское слово цзан, переводящее с санскритского гарбха, в буддийских текстах такой полисемии лишено и означает просто «вместилище». Тибетские же переводчики, напротив, переводили слово гарбха как «зародыш».

41. Десять парамит обычно характерны для тхеравадинской традиции, тогда как в Махаяне общепризнан список из шести парамит (см. коммент. 28). К шести парамитам добавляются еще совершенства искусных средств, обязательств, силы, направленной на достижение цели и знания.

42. Слово dharma (фа) употреблено в смысле Учения буддизма.

43. Недвойственность (advaya, у эр, иногда бу эр) – одно из важнейших понятий махаянского буддизма, обозначающее отсутствие в истинной реальности каких-либо различий, оппозиций и дихотомий, в том числе и субъект-объектных отношений.

44. Самодостаточность (vasita, цзы цзай) – здесь суверенность, свобода и самосуществование истинной реальности, как она есть, т.е. единого и абсолютного сознания Дхармового Тела Будды.

45. Мир живых существ (sattvadhatu, чжуншэн цзе) – здесь синоним сансары. Трактат декларирует сущностное тождество нирваны и сансары, единого Абсолюта и множественного профанического мира. «Формула» данного тождества, несомненно, перекликается со знаменитым пассажем из «Сутры сердца» (Prajnaparamita hrdaya sutra, Божо боломидо синь цзин): «О Шарипутра! Пустота – это материя и материя – это пустота. Материя неотлична от пустоты, пустота неотлична от материи»”. Если учесть, что, по мнению ряда ученых (например, Такасаки Дзикидо), теория Татхагатагарбхи явилась своеобразной реакцией на негативизм мадхьямаки (шуньявады} и праджня-парамитской литературы, то такая перекличка между двумя текстами весьма знаменательна.

46. См. коммент. 35.

47. Превосходнейший в мире (lokajyestha, utu цзунь) – один из эпитетов Будды. Близок по смыслу эпитету bhagavan – Блаженный, Благословенный.

48. С профанической точки зрения – т.е. с точки зрения истины опыта (samvrti satya, цзя ди), а не абсолютной истины (paramartha satya, чжэнъ ди).

49. Вместилище Так Приходящего (tathagatagorbha, жу лай цзан) – еще одно обозначение истинной реальности. Татхагатагарбха – зародыш состояния Будды в каждом существе, его подлинная природа как «природа Будды» (buddhatva, фо син), а также универсальное субстратное сознание, тождественное Дхармовому Телу. Иногда под татхагатагарбхой понимается аспект Дхармового Тела, соприкасающийся с эффективностью сансары. В таком случае она отождествляется с восьмым сознанием виджнянавады (алая-виджняна).

50. Дхармовое Тело Знания (jnanadharma kaya, фа шэнь чжи) – когнитивный аспект Абсолюта в отличие от его бытийного аспекта (svabhavika dharmakaya, фа шэнь цзы сын). Знание (jnana, чжи) образует собственную природу сознания – психики (citta, синь).

51. Пустотное Знание (sunyajnana, кун чжи) – Знание как недвойственное по природе; в нем совпадают познающий, объект познания и процесс познания.

52. Характерные метафоры, восходящие к «Сутре о Вместилище Так Приходящего» (tathagatagarbha sutra, жу лай цзан цзин), демонстрирующие акцидентальную аффектированность (загрязненность) сознания и его субстанциальную чистоту.

53. Исчерпание – имеется в виду нирвана.

54. Предельная сущность (bhutakoti, ши цзи) – еще одно обозначение Абсолюта как предельной границы познания.

55. Имеется в виду всесовершенное и полное пробуждение (anuttara samyak sambodhi, жу лай юань чжэн цзюэ \ аноудоло саньмао саньпути) как обретение состояния Будды.

56. Транслитерация санскритского «всесовершенное и полное пробуждение», транскрибируемого в данном месте китайского текста (см. коммент. 55).

57. Третья благородная истина буддизма, истина о нирване (nirodha satya, ку ме ди).

58. Здесь татхагатагарбха описывается как Дхармовое Тело, соединенное с аффектами, образующими основу сансарического существования (см. коммент. 49).

59. Слушающие голос (sravaka, шэн вэнь) и одиноко пробужденные, или «будды-для-себя» (pratyeka buddha, ду цзюэ), – последователи Хинаяны, которым недоступно обретение состояния Будды.

60. Единственная Колесница (ekayana, и чэн) – образ, восходящий к «Лотосовой сутре» (saddharma pundarika sutra, мяо фа лянь хуа цзин; фа хуа цзин}, одной из ранних и фундаментальных сутр махаянского буддизма. Обозначает или Колесницу бодхисаттв (путь махаянского совершенствования), или наивысшую Колесницу Будд, объединяющую все прочие пути и методы и превосходящую их как единственный Путь к обретению состояния Будды. В китайском буддизме (школа Тяньтай) велась оживленная полемика о природе Единой Колесницы, к которой эта школа относили и свое учение.

61. Равностность (samata, пин дэн) – важное понятие буддизма Махаяны, означающее единоприродность всех дхарм в их дхармовости» (dharmata, фа син) и их равной сводимости к абсолютному сознанию (в традиции татхагатагарбхи) или к пустотности (в шуньяваде).

62. В буддийских текстах, начиная с самых ранних, постоянно подчеркивается, что «вкус Учения Будд – это вкус освобождения».

* * *

Цзун-ми. О началах человека

Вступительная статья, перевод с древнекитайского и комментарий
Е.А. Торчинова

Цзун-ми. О началах человека

Вступительная статья

Танский период истории китайского буддизма (VII – IX вв.) часто называют его золотым веком. И действительно, именно в это время завершается формирование буддийской традиции в Китае, появляются и переживают свой расцвет такие школы, как Хуаянь, Фасян, Чжэнь янь, окончательно формируется школа Чань. В это время трудами таких переводчиков, как Сюань-цзан и И-цзин завершается в целом формирование китайского буддийского канона. Таким образом, к концу IX в. буддийская традиция в Китае сложилась окончательно и пережила свой расцвет, после которого постепенно начала клониться к упадку (начало этому процессу положили антибуддийские гонения императора У-цзуна в 845 г., после которых была подорвана экономическая мощь сангхи). Буддийская мысль конца танского периода отражает максимально зрелый этап эволюции китайского буддизма и поэтому представляет особый интерес для исследования духовной культуры традиционного Китая.

Цзун-ми (Гуйфэн Цзун-ми, 780 – 841) является одной из центральных фигур в истории буддизма в Китае и чрезвычайно интересным мыслителем китайского средневековья. Цзун-ми был патриархом школы Хуаянь (санскр. Аватамсака), основавшей свое учение на одноименной индийской сутре. В учении "Аватамсака сутры" сочетаются положения двух ведущих школ буддизма Махаяны – Мадхъямики и Виджнянавады. Основные виджнянавадинские положения дополнены в данной сутре учением о реальности, существующей в качестве объективного внерефлективного бытия (кит. жу, санскр. татхата). Отсутствие четкой дифференциации между концепциями двух философских учений Махаяны, характерное для индийского буддизма до IX в., привело к формированию доктрины Татхагатагарбхи (кит. жулай цзан, дословно: "лоно Татхагаты"; Татхагата – один из эпитетов Будды) как абсолютного и единого субстратного сознания.

На основе данной доктрины китайские мыслители школы Хуаянь разработали своеобразное холистическое учение, рассматривающее мир как единый универсум (кит. фа цзе; санскр. дхармадхату), все элементы которого образуют единое целое, полностью присутствующее, в свою очередь, в каждом из них. Идеология хуаяньского буддизма и определила все мировоззрение Цзун-ми.

[307]

Одновременно Цзун-ми был и наставником буддизма школы Чань ветви Хэцзэ, которая восходит к одному из учеников знаменитого шестого патриарха Чань Хуэй-нэна (ум. в 712 г.) по имени Хэцзэ Шэнь-хуэй.

Цзун-ми принадлежат многочисленные сочинения как по хуаяньскому учению, так и по специфическим чаньским приемам достижения определенных измененных состояний сознания (психотехника), оцениваемых как высшие, совершенные с позиций буддийского учения. В подобных сочинениях Цзун-ми рассматривает чаньскую медитацию как практическую сторону хуаяньского учения, что видно из его выделения в буддизме двух аспектов: учения (школа Хуаянь) и медитации (школа Чань).

Вместе с тем сочинения Цзун-ми ценны не только как источники для изучения философии школы Хуаянь, но и как своеобразные историко-философские сочинения, поскольку им был разработан оригинальный метод рассмотрения китайских (конфуцианство, даосизм) и различных буддийских религиозно-философских учений, содержащий значительный историко-философский элемент.

Причиной, породившей эту традиционную историко-философскую концепцию, была апологетическая задача, стоявшая перед Цзун-ми, как и перед подавляющим большинством средневековых мыслителей, – показать преимущество и совершенство своей школы (в данном случае – хуаяньского варианта буддизма). Подобная задача приобретала тем не менее большую актуальность в условиях острой конкуренции между различными школами, каждая из которых стремилась поэтому доказать не только свою древность, но и свое исключительное совершенство как носителя истинного понимания сущности учения самого Будды. Отсюда и установка на демонстрацию того, что учения остальных школ являются лишь частным случаем, одним из аспектов "истинной" доктрины.

Из исторического контекста становится понятна представленная Цзун-ми самооценка хуаяньской традиции как совершенного и целостного буддийского учения, содержащего в себе все иерархически соотнесенные буддийские и небуддийские учения. Это доктринальное положение Цзун-ми обосновывает средствами философского дискурса в трактате "О началах человека", используя разработанный им метод. Следует также отметить, что трактат "О началах человека" весьма интересен также и как своеобразная экспозиция самого хуаяньского учения. В нем сжато и доходчиво изложены все основные положения этой школы на зрелом этапе ее развития. Трактат проясняет оценку хуаяньской традицией всех основных школ классического буддизма, а также конфуцианства и даосизма и содержит материал, позволяющий судить о восприятии и особенностях понимания классической буддийской философии в Китае.

Трактат Цзун-ми состоит из предисловия и четырех глав, причем в его композиции заметно влияние индийской традиции написания философских текстов. В предисловии формулируется цель написания текста и характеризуется его композиция. Цель Цзун-ми имеет антропологический характер: каковы истоки и начала человека и в чем причины его телесного существования.

В первой главе излагаются и подвергаются критике конфуцианство и даосизм. Во второй главе, наибольшей по объему, дается изложение

[308]

и критика основных, не хуаяньских направлений буддизма:

  1. доктрина небожителей – популярные формы буддизма, связанные только с верой в карму и новые рождения,

  2. учение Хинаяны и две махаянские школы –

  3. Виджнянавада, или Дхармалакшана, и

  4. Шуньявада (Мадхъямика), названная Цзун-ми учением о разрушении свойств.

Третья глава посвящена изложению существа хуаяньского учения. Четвертая – демонстрация того, что в этом учении содержатся в качестве его составляющих все ранее рассмотренные концепции. Каждая из них оказывается "корректной" в определенных границах в качестве одного из моментов хуаяньской философии. Претензии же этих направлений на полноту истины лишь демонстрируют, согласно Цзун-ми, ущербность иных не хуаяньских школ, их неспособность решить основную проблему, вынесенную Цзун-ми в название своего трактата.

Таким образом, необходимо выделить два основных принципа, использовавшихся Цзун-ми в построении своей концепции: 1) принцип движения от наименее содержательного (и менее правильного) к наиболее содержательному и правильному и 2) принцип соответствия хронологической последовательности становления буддийских учений и возрастания их истинности и содержательности.

Итак, Цзун-ми отождествляет логику изложения и реальную историческую последовательность рассматриваемых им учений, причем логический аспект выступает у Цзун-ми как основной, а логика изложения определяет историческую последовательность школ и направлений.

Различные теории и школы религиозной философии буддизма воспринимаются, следовательно, Цзун-ми не в качестве независимых и самодостаточных направлений, а в их взаимосвязи, как соподчиненных моментов единого целого.

Ниже вниманию читателей предлагается полный перевод трактата Цзун-ми "О началах человека". Перевод выполнен по изданию: Тайсё синсю дайдзокё (Трипитака годов Тайсё). Т. 45, № 1881. Токио, 1968. С. 707 – 710.

Е.А. Торчинов

[309]

Перевод

Цзун-ми. О началах человека



Скачать документ

Похожие документы:

  1. – психологические аспекты буддизма

    Книга
    ... способ спасения (см. [9, гл. 5]). В текстахкитайскогобуддизма махаяны неоднократно подчеркивалось, что "Будда ... В данной статье использовался вариант перевода, выполненного Парамартхой [4]. Этот текст имеется также в китайской Трипитаке, изданной ...
  2. БУДДИЗМ КАК КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

    Документ
    ... время главным образом в китайскихпереводах, была первоисточни­ком, по которому ... ром начался расцвет буддизма в Индии (см. вводную статью, История буддизма. Буддизм в Индии}. ... его работы по буд­дизму и переводы канонич. текс­тов составили сборник « ...
  3. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (1)

    Сборник статей
    ... и выступать на китайском языке. При переводетекстовкитайского языка необходимо регулярно ... Степанов, Ю. Язык-система. Язык-текст. Язык-способность. Сб. статей [Текст] / Ю.С. Степанов. – ... карьеры – начинает исповедовать буддизм и берет себе второе имя ...
  4. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (2)

    Сборник статей
    ... и выступать на китайском языке. При переводетекстовкитайского языка необходимо регулярно ... Степанов, Ю. Язык-система. Язык-текст. Язык-способность. Сб. статей [Текст] / Ю.С. Степанов. – ... карьеры – начинает исповедовать буддизм и берет себе второе имя ...
  5. Китайская книга книг [cхемы к статье]

    Книга
    ... до этого монографию "Китайская классическая "Книга перемен". Исследование, переводтекста и приложения", официальный ... 1) ПРОИЗВЕДЕНИЯ Ю.К.ЩУЦКОГО а) Монографии, учебники, статьи, рецензии 1. Даос в буддизме. – Записки Коллегии востоковедов. Т.1. Л., ...

Другие похожие документы..