textarchive.ru

Главная > Семинар


Московский государственный университет им. М.в. Ломоносова

факультет политологии

Безопасность человека в контексте международной политики:

вопросы теории и практики

(Материалы научного семинара)

Под редакцией П.А. Цыганкова

Москва – 2010

Безопасность человека в контексте международной политики: вопросы теории и практики. Материалы научного семинара/ Под. Ред. П.А. Цыганкова.- М.: изд. Московского университета. 2010.

ISBN

Рецензенты:

доктор философских наук, профессор Л.Н. Панкова,

доктор политических наук, профессор Ю.В. Косов

В последнее время на передний план не только теоретических, но и политических обсуждений, связанных с безопасностью, все более заметно выдвигаются гуманитарные вопросы и, в частности, проблематика безопасности человека. Каковы особенности трансформации механизмов взаимосвязи между безопасностью человека, общества и государства в эпоху глобализации? Как меняется главный референтный объект безопасности в условиях возрастания всеобщей взаимозависимости, бурного развития новейших технологий и транснационального терроризма? Возможно ли сегодня оценить, с точки зрения безопасности человека, риски нестабильности во многих регионах мира, не принимая во внимание дефицит природных ресурсов, деградацию окружающей среды и неудовлетворительное состояние международного сотрудничества с целью устойчивого развития? Какова иерархия интересов и целей, ценностей и культур, смыслов и идентичностей в обеспечении человеческой безопасности? Наконец, какое место она занимает / должна занимать во внешней политике нашей страны?

Указанные вопросы и проблемы стали предметом обсуждения в формате научного семинара, который состоялся на факультете политологии в марте 2010 года с участием ученых факультета политологии СПбГУ, Нижегородского и Казанского университетов, а также ряда ВУЗов Москвы и институтов РАН.

В ходе обсуждения выявились три основных "центра притяжения" исследовательских интересов: теоретические вопросы humansecurity; проблемы обеспечения безопасности человека в условиях глобализации международной политики; вопросы человеческой безопасности в контексте отечественных политических реалий. Они и легли в основу структуры предлагаемой вниманию читателя книги.

Для преподавателей и научных работников, а также для студентов и аспирантов, изучающих политическую социологию и международные отношения.

С о д е р ж а н и е

ВВЕДЕНИЕ ………………………..………………………………………………………….

Раздел I.

Вопросы теории

Цыганков П.А. Человеческая безопасность: теоретические споры и ответственность ученых ……………………………………………………………………………………………

Радиков И.В. Безопасность человека: реальность или фикция? ……………………..……….

Митева В.В. Есть ли будущее у концепции человеческой безопасности? …………………..

Терновая Л.О. Символы безопасности: к формированию интердискурса по вопросам безопасности человека …………………………………………………………………………

Мухарямов Н.М. Мотивы безопасности человека в дискурсах о языковой политике ……..

Раздел II.

Безопасность человека в глобальной политике

Худайкулова А.В. Human security в политическом дискурсе и международной практике …..

Задохин А.Г. Человеческая безопасность как составляющая стратегии устойчивого развития …………………………………………………………………………………………..

Ланцов С.А. Безопасность государства-общества-человека в контексте противодействия терроризму ………………………………………………………………………………………...

Квашнин Д.А., М.Г. Прозорова, М.И.Рыхтик. Безопасность человека в условиях развития биотехнологий: постановка проблемы ………………………………………………………….

Кочетков В.В., Е.В. Пак Человеческая безопасность в контексте дефицита водных ресурсов ……………………………………………………………. …………………………….

Рыжов И.В., Д.М.Золина Человеческая безопасность в свете соперничества между государствами Ближнего Востока за водные ресурсы …………………………………………

Раздел III.

Безопасность человека и Россия

Ачкасов В.А. Кризис национальной идентичности и проблемы безопасности России ……

Литвин А.Н. Безопасность человека, мировоззрение народа и жизнеспособность страны: к вопросу о защите «конституционного строя» России …………….………………………….

Соловьев Э.Г. «Человеческая безопасность» и «мягкая сила» во внешней политике РФ ….

Чихарев И.А. Россия и США в пространстве глобальной безопасности: разделительные
линии и потенциал сотрудничества ……………………………………………………………..

ЗАКЛЮЧЕНИЕ …………………………………………………………………………………..

БИБЛИОГРАФИЯ ………………………………………………………………………………..

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ …………………..………………………………………………….

введение

В последнее время на передний план не только теоретических, но и политических дискуссий, связанных с проблематикой международной безопасности, все более заметно выдвигаются гуманитарные вопросы и, в частности, проблематика безопасности человека.

Разумеется, она не может считаться абсолютно новой. Уже в Х1Х и ХХ вв. серьезным вкладом в теорию и практику человеческой безопасности явились теоретическая разработка (здесь общепризнанными считаются заслуги российского юриста Ф. Мартенса) и становление международного гуманитарного права, в частности, Гаагские1, Женевские конвенции и Всеобщая декларация прав человека 1948 г.

Особое место в документах международных организаций проблематика безопасности человека получила после окончания холодной войны. Здесь следует указать, прежде всего, Доклад ПРООН о человеческом развитии 1994 г., в котором впервые появляется концепт человеческой безопасности (humansecurity). Провозгласив необходимость глубокого перехода в мышлении, авторы Доклада подчеркивают, что в отличие от традиционных представлений о безопасности, делающих акцент на защите территории от внешней агрессии, на отстаивании национальных интересов во внешней политике или же угрозе глобального ядерного холокоста, humansecurity основное внимание привлекает к частной жизни людей. Ключевыми проблемами, здесь названы благосостояние и качество жизни человека, его развитие, предупреждение и урегулирование внутригосударственных конфликтов. В этой связи в структуре humansecurity выделяется семь универсальных взаимозависимых элементов: экономический, продовольственный, санитарный, экологический, личностный, коммунитарный и политический2.

В последующем эта концепция развивалась, оставаясь постоянно в поле зрения не только ООН, но и ее институтов, а также региональных МПО. Уже в 2000-е годы состоялось несколько международных конференций по человеческой безопасности с участием ОБСЕ, АСЕАН, Африканского союза и Юнеско в Центральной и Юго-восточной Азии, в Африке и Европе.

Ряд стран, таких как Канада, Норвегия, Дания, Швеция и Япония, отчасти страны ЕС, провозгласили ориентацию своей внешней политики на приоритеты человеческой безопасности и выработку международным сообществом концептуального инструментария, необходимого для активного продвижения идеалов человеческой безопасности и легитимного "гуманитарного вмешательства" в случае реальных угроз или же прямых случаев ее нарушения, в развитие статей VI и VII Устава ООН.

В академическом сообществе на эту тему издано множество работ – в основном за рубежом3 и меньшей степени в нашей стране4. При этом концепция humansecurityвстретила как своих сторонников, с энтузиазмом отстаивающих и развивающих ее положения, так и скептиков, сдержанно и даже критически относящихся к некоторым из ее тезисов. Разногласия существуют как по вопросам эпистемологического характера, касающимся проработанности положений концепции, соотнесения ее с т.н. традиционными подходами, общезначимости ее выводов, так и по поводу рекомендаций практического характера, а особенно – отталкивающихся от нее международно-политических действий5. Эти разногласия не случайны, они свидетельствуют о сложности и неоднозначности вопросов, связанных с человеческой безопасностью.

В самом деле, каковы особенности трансформации механизмов взаимосвязи между безопасностью человека, общества и государства в эпоху глобализации? Как меняется главный референтный объект безопасности в условиях возрастания всеобщей взаимозависимости, бурного развития новейших технологий и транснационально терроризма? Возможно ли сегодня оценить, с точки зрения безопасности человека, риски нестабильности во многих регионах мира, не принимая во внимание дефицит природных ресурсов, деградацию окружающей среды и неудовлетворительное состояние международного сотрудничества с целью устойчивого развития? Какова иерархия интересов и целей, ценностей и культур, смыслов и идентичностей в обеспечении человеческой безопасности? Наконец, какое место она занимает/должна занимать во внешней политике нашей страны?

Несмотря на очевидную важность указанных вопросов, следует признать, что за исключением нескольких, все еще немногочисленных публикаций, они пока не стали предметом специального внимания в отечественной литературе. Целью предлагаемой книги является попытка заполнить данный пробел путем ознакомления читателя с результатами их обсуждения в формате научного семинара, который состоялся на факультете политологии. Семинар состоялся в марте 2010 года с участием ученых факультета политологии СПбГУ, Нижегородского и Казанского университетов, а также ряда ВУЗов Москвы и институтов РАН.

Семинар выявил три основных "центра притяжения" исследовательских интересов участников дискуссии: теоретические вопросы humansecurity; проблемы обеспечения безопасности человека в условиях глобализации международной политики; вопросы человеческой безопасности в контексте отечественных политических реалий. Они и легли в основу структуры предлагаемой вниманию читателя книги: в первом разделе рассматриваются вопросы теории, второй содержит анализ различных аспектов безопасности человека в условиях глобализации политики, наконец, третий раздел посвящен изучению проблематики человеческой безопасности применительно к внешней политике нашей страны.

П.А. Цыганков

РАЗДЕЛ I.

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ


Человеческая безопасность: теоретические споры

и ответственность ученых

П.А. Цыганков

Введение

Проблемы безопасности были и остаются центральными как для представителей науки, так и для всех уровней властных структур. При этом безопасность человека всегда трактовалась как неотъемлемая сторона безопасности государства, главной функцией которого считалась защита человека и социума от внутренних и внешних угроз. Исторически, внутренняя и внешняя безопасность обеспечивались разными средствами и представляли собой две разных сферы государственной деятельности. Поэтому традиционно они оставались предметами разных дисциплин. Изучение внутренней безопасности велось, прежде всего, в рамках криминологии и уголовного права, а в политическом плане его объектом выступали антигосударственные движения и силы, представляющие угрозу общественному строю. Исследования же внешней безопасности были направлены преимущественно на выявление военных угроз выживанию государства в анархической среде межгосударственных взаимодействий. Во многом подобная картина сохраняется и в наши дни.

Между тем, глобализация и рост взаимозависимости, размывающие традиционные границы между внутренней и внешней политикой, подрывающие монополию государства как международного актора и его возможности "единоличного" защитника человека и общества от новых угроз, усложняют ситуацию. Все большая часть современных вызовов безо­пас­но­сти носит транснациональный характер, тре­буя для сво­его ре­ше­ния невоенных подходов. Растущее значение приобретают вопросы, связанные с защитой прав человека, его благосостояния, общественного и индивидуального развития.

В таких условиях исторически сложившихся подходов к исследованию проблем безопасности оказалось недостаточно. Появляются новые подходы и теории, ставящие своей задачей освоение нетрадиционных вопросов и проблем, и предлагающие пути их решения. Заметное место среди них занимает теория человеческой безопасности, постулирующая новые подходы к анализу и обеспечению международной безопасности.

Задача предлагаемой статьи – выявить общие особенности различных версий теории человеческой безопасности, обратить внимание на возможные последствия ее практического воплощения и затронуть возникающие при этом этические коннотации. В данной связи в первой части прослеживается эволюция традиционных подходов к исследованию международной безопасности; во второй - рассматриваются основные постулаты и выводы теории человеческой безопасности; в третьей – последствия их практического применения на примере гуманитарной интервенции НАТО в бывшей Югославии; наконец, в четвертая часть посвящена проблеме моральной ответственности ученого.

1.

Как относительно самостоятельное направление политической науки исследования проблемы безопасности получают наиболее широкое распространение в период холодной войны6. Их традиционный объект – военно-политические отношения между государствами. В условиях биполярного противостояния эти исследования были призваны способствовать выстраиванию по возможности максимально тесных взаимодействий между политической и военной сферами государства. С 1960-х гг., в связи с революцией в военном деле (РВД) и опасностью ядерного столкновения сверхдержав, одним из приоритетных направлений в исследованиях безопасности становятся поиски оптимизации военно-технологических и организационных систем. В целом же для традиционных исследований этого периода характерна концентрация на государстве, как на главном и по сути единственном референтном объекте безопасности, и на изыскании эффективных средств его защиты от внешних угроз.

По мнению западных специалистов (D'Aoust, Grondin, Mc Leod), после 1945 года и до окончания биполярного противостояния исследования безопасности характеризовались доминированием политического реализма и прошли четыре фазы в своем развитии7. Первая из них продолжалась до 1955 г. Одним из достижений этих лет считается сформулированная в 1950 году дилемма безопасности (John H. Herz). Согласно этой дилемме, в анархической среде международных отношений безопасность для одного государства – это источник опасения для другого. Государство, которое наращивает свои вооружения, даже для собственной обороны, воспринимается другими как угроза, требующая ответа. В свою очередь, этот ответ вызывает беспокойство первого государства и т.д.

Другим важным вкладом первой фазы стало предложенное в 1952 А. Уолферсом определение, на которое и сегодня опираются многие эксперты и аналитики: "Безопасность в объективном смысле означает отсутствие угроз центральным ценностям, а в субъективном смысле она характеризуется отсутствием страха, что эти центральные ценности станут объектом нападения"8.

Вторая фаза (1955-65 гг.) отмечена доминированием исследований, предметом которых выступает гипотетическая возможность ядерной войны. Основное внимание аналитиков концентрируется на разработке теории игр, концепциях устрашения и сдерживания, на контроле вооружений и т.п. При этом объективно преуменьшается значение других стратегических проблем, в частности, связанных с американской войной во Въетнаме. Иначе говоря, исследования безопасности в данный период концентрируются на хотя и важном, но наименее вероятном виде вооруженных кнфликтов. Это стало причиной их стагнации в ходе третьей фазы (1965-1979 гг).

С окончанием вьетнамской войны, вводом советских войск в Афганистан и новым витком биполярной конфронтации, инициированной президентом США Р.Рейганом, исследования в области безопасности получают новый стимул. Новая, четвертая их фаза, отмечена возникновением неореализма, основы которого были изложены в книге К. Уолца "Теория международной политики". Другие характерные отличия этой фазы – появление множества исследовательских центров, специализированных журналов, вокруг которых формируется сообщество профессионалов в области стратегических исследований. Предметное поле безопасности еще в большей мере, чем раньше, заполняется именно стратегическими исследованиями, в которых внутренняя и внешняя безопасность максимально разводятся, а сама безопасность рассматривается через призму войны и обеспечение неугрожаемого состояния государства.

Завершение холодной войны и распад СССР знаменуют переход исследований проблем безопасности новую – пятую – фазу. Несмотря на то, что распространение ядерных технологий продолжает влиять на международное равновесие, угроза "большой войны" между великими державами с применением ядерного оружия минимизируется. Военно-стратегическое соперничество заметно переходит на региональные уровни. Возникают новые типы конфликтов, не вписывающиеся в традиционные подходы исследований проблем безопасности. Утрачивает свою идентичность военный союз НАТО, перед которым остро встает проблема самосохранения, ибо исчезновение советской империи лишает его противника, вокруг которого все было задумано и организовано. Формируются благоприятные условия для углубления евроинтеграции и расширения Евросоюза.Традиционные стратегические исследования, концентрирующиеся на безопасности государства и отражении военных угроз, не только теряют роль главного аналитического приоритета, но и подвергаются сомнению, как не отвечающие новым международным реалиям.

Изменение иерархии рисков и угроз неизбежно сужает традиционное исследовательское поле проблем безопасности: утрачивает свою актуальность часть проблем, связанных с изучением ядерной стратегии, биполярного противостояния и т.п. Острота угроз, связанных с гибелью людей в ходе вооруженных столкновений смещается в сторону этнополитических, межклановых, межгрупповых и иных конфликтов, участники которых зачастую апеллируют к религиозным или культурным ценностям. Подобные конфликты отличаются не только от традиционных межгосударственных войн; они имеют чаще характер гражданских столкновений, не затрагивающих напрямую отношения между странами. При этом, показывают специалисты, преобладающим типом современных конфликтовстановятся конфликты, связанные с угрозами гуманитарной безопасности9.

Одновременно все более ощутимыми становятся вызовы, затрагивающие сами основы человеческого социума: критические пределы загрязнения окружающей среды, учащающиеся природные катастрофы, исчерпаемость энерго- и биоресурсов, новые виды болезней и т.п. Указанные вызовы опять-таки не связаны непосредственно с дилеммой безопасности в ее вышеописанном понимании, их осмысление и выработка адекватного ответа на них требуют новых подходов.

Подчеркнем при этом, что новые угрозы и вызовы не отменяют прежние, известные с глубоких времен проблемы международной безопасности: государства не перестают вооружаться, ведущую роль по-прежнему играют великие державы, соперничество и/или сотрудничество которых определяет характер мирополитического устройства, регулирующая роль права продолжает определяться соотношением сил… Иначе говоря, проблемы межгосударственных взаимодействий никуда не делись, хотя значительно усложнились во всех своих аспектах и приобрели неизвестные ранее стороны.

Сохраняют свою актуальность и указанные выше направления в изучении проблем безопасности. Хотя, разумеется, здесь наблюдаются существенные изменения, касающиеся их тематики, исследовательских целей и подходов. Изменения происходят и в самой структуре изучения проблем безопасности. В частности, сужается область традиционных стратегических исследований. Распространение в разных регионах мира зон напряженности и этнополитических столкновений смещает центр аналитических интересов: сравнительно большее распространение получает полемология – область исследования вооруженных конфликтов и войн, основы которой были заложены работами группы ученых под руководством Куинси Райта еще во второй половине 20-х годов прошлого века. Новое дыхание получает и иренология – изучение способов недопущения вооруженных конфликтов, их регламентации и путей достижения мира.

Как известно, традиционная полемология, ставит своей целью объяснить феномен войны через выявление их причин, динамики, участников, функций и последствий для общества. Для этого она стремится объединить достижения всех социальных наук по проблемам безопасности – от антропологии, биологии, психологии и социологии до теологии – а также использовать методы точных наук: накопление максимально возможного количества эмпирических данных о вооруженных конфликтах; выдвижение верифицируемых гипотез; их проверка путем сравнения с имеющимися статистическими данными и данными дальнейшего мониторинга; формулирование предварительных выводов о сути изучаемого предмета и.д. Резкий всплеск внутригосударственных и ассиметричных конфликтов, наблюдавшийся в 1990-е годы, возродил интерес к изучению причин, динамики и типов гражданских войн, герильи, подрывных действий, что придало определенный стимул обращению к опыту и методам полемологии.

Одновременно новый виток внутригосударственных конфликтов, квазирелигиозных и этнических столкновений в "Третьем мире", массовизация миграционных потоков и связанные с этим гуманитарные проблемы, привели к востребованности классической иренологии, проблематика которой связана с вопросами моральных и правовых основ вооруженных конфликтов, их урегулирования, поиска путей решения противоречий и, наконец, прекращения противоборства и принуждения к миру.

Вместе с тем, новая фаза в развитии исследований безопасности отличается и все более заметным стремлением адаптировать методы, используемые указанными направлениями, к изучению новых конфликтов. Более того, в конечном итоге, речь идет о стремлении к выходу за пределы всех трех классических направлений в исследовании безопасности и о попытках формирования нового исследовательского поля. Это связано, в частности, с тем, что традиционная полемология и классическая иренология, во многом, так же как и стратегические исследования, делают упор на государство и национальные интересы, на разделение внутренней и внешней политики, и потому зачастую оказываются не в состоянии полностью адекватно осмыслить стремительно меняющиеся реалии.

Между тем, новые условия формируют качественно иную среду безопасности. Возникает потребность обратить взор на проблемы, связанные с невоенными угрозами – экологическими, экономическими, энергетическими… – а также необходимость выйти за пределы отождествления национальной и международной безопасности. Последнее, в свою очередь, ведет к стремлению преодолеть государственно-центричное видение проблем безопасности, разделение их на внутренние и внешние, а также к попыткам более широкого – панорамного, общемирового взгляда на вопросы, связанные с угрозами безопасности, наконец – к переосмыслению в этой связи места и роли личности.

2

В этом контексте появляются критические теории, которых объединяет расширенная интерпретация безопасности. Государство перестает оставаться единственным референтным объектом безопасности. Проблемы безопасности переосмысливаются с учетом анализа рисков, вызовов и угроз, которые затрагивают не только государства и межгосударственные отношения, но также общество и человека, касаясь тем самым не только внешнего, но внутреннего поля безопасности и более того – размывая грани между ними. Теоретические основы подобного переосмысления создаются уже в 1980-гг. трудами постструктуралистов (Р. Эшли, Р. Уокер, Дж. Дер Дериан), идеи которых были восприняты и развиты, в том числе применительно к человеческой безопасности, в работах Р.Ульмана, Дж. Мэтьюз, Б.Бузана10. А в 1991 г. публикуется основанная на этих идеях новая работа Б. Бузана11, в которой традиционное понимание национальной безопасности, не исчезая, становится лишь одним из элементов более широкого поля безопасности, включающего помимо военной, безопасность политическую, экономическую, социетальную и экологическую. Эти элементы не отделены друг от друга непроницаемыми границами, а находятся в постоянном и непрерывном взаимодействии.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Безопасность человека в контексте международной политики вопросы теории и практики

    Документ
    ... Безопасностьчеловека в контекстемеждународнойполитики: вопросытеории и практики (Материалы научного семинара) Под редакцией П.А. Цыганкова Москва – 2010 Безопасностьчеловека в контекстемеждународнойполитики: вопросытеории и практики ...
  2. Мировая экономика Международные экономические отношения 6

    Библиографический указатель
    ... . – 151 с. 118 327 В74 Вопросытеориимеждународных отношений: региональное и глобальное измерения : сб ... (UNIDIR. 2010/1). 139 327 Б40 Безопасностьчеловека в контекстемеждународнойполитики: вопросытеории и практики : материалы науч. семинара / под ...
  3. Внешняя политика вопросы теории и практики

    Документ
    ... факультет Внешняя политика: вопросытеории и практики Под редакцией ... безопасности и развития. Международнаяполитика не есть арена борьбы за права человека ... политика России в меняющемся международномконтексте Дробот Г.А. Экономическая безопасность ...
  4. Международное инвестиционное право теория и практика применения www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Документ
    ... идет о международной защите прав человека. Так ... политики, охраны здоровья и интересов безопасности ... указание, что контекстмеждународного договора включает ... Разумов К.Л. Международное частное право (некоторые вопросытеории и практики)//Материалы секции ...
  5. Международное инвестиционное право теория и практика применения www optimum - site ru – создание и оптимизация сайтов Курсы по созданию сайтов

    Документ
    ... идет о международной защите прав человека. Так ... политики, охраны здоровья и интересов безопасности ... указание, что контекстмеждународного договора включает ... Разумов К.Л. Международное частное право (некоторые вопросытеории и практики)//Материалы секции ...

Другие похожие документы..