textarchive.ru

Главная > Книга


Архипастыри и пастыри Русской Церкви страдали от власти большевиков, но те и не скрывали своих богоборческих стремлений. Украинские же раскольники почитали себя людьми верующими и церковными, но именно делом их рук были гонения на святого митрополита Владимира и выдача его на расправу безбожным палачам. От анархистской банды можно было ожидать любых зверств, но вдохновительницей святоубийства, совершенного в Киеве в январе 1918 года, являлась Украинская Церковная Рада.

Убийство святителя Владимира, совершенное при подстрекательстве националистов-автокефалистов, не заставило раскольников одуматься. Список их беззаконий оказался долог и начал пополняться в наши дни.

В июле 1918 года продолжил свою работу Всеукраинский Православный Собор, принявший решение о сохранении единства Украинской Церкви с Церковью Российской. Вскоре Поместный Собор Русской Церкви даровал Церкви Украины широкие права автономного самоуправления.

Однако в декабре 1913 года власть над Украиной получил национальный Союз во главе с С. Петлюрой. Первым «церковным» делом петлюровцев был арест законных православных архипастырей: митрополита Киевского Антония (Храповицкого) и архиепископа Волынского Евлогия (Георгиевского). Затем петлюровская Директория волевым решением объявила Украинскую Церковь не автономной, а автокефальной и создала самочинный «священный синод» под руководством архиепископа Екатеринославского Агапита. Это был вопиющий акт насилия мирской власти над Церковью Божией. (Впоследствии архиепископ Агапит, изгнанный самими же автокефалистами, горько каялся в своей раскольничьей деятельности.) Петлюровская Директория показала всему миру, кто были ее истинные хозяева, отдав по договору от 21 апреля 1920 года украинские земли Галичины, Волыни и часть Подолии папистской Польше.

Когда на смену петлюровцам явились большевики, Ленин приказал включить в состав РСФСР Малороссию под название Украинской Республики, которой Сталин затем придал статус союзной. Революция провоцировала в человеческих сердцах расцвет всех черных чувств, в том числе националистических амбиций. Нужно сказать, что большевики, придерживаясь древнего правила тиранических режимов «разделяй ивластвуй», поначалу спекулировали на национальных чувствах народов, однако затем, утвердившись, приступили к всеобщей уравниловке по принципу безбожного интернационализма – и начали казнить, заключать в лагеря или изгонять за рубеж деятелей национальных движений.

Но на первых порах после прихода большевиков украинские раскольники вновь активизировались. В октябре 1921 года они устроили самозванный «всеукраинский церковный собор», в котором не участвовал ни один епископ. Соборище провозгласило «автокефалию». Клирики-раскольники «рукоположили» запрещенного в служении женатого протоиерея Василия Липковского в «митрополиты Киевские»; тот, в свою очередь, «хиротонисал» десяток «посвятивших» его мятежных иереев во «епископский сан». Этот раскол по фамилии своего возглавителя получил название «липковщины». При помощи большевиков, провоцировавших и поддерживавших всякое разделение Церкви, самосвяты-«липковцы» захватили около 1500 православных храмов. (Церковное сознание народа отторгло самосвятов: их «священный синод» самораспустился в 1930 году.)

Деятельность раскольников заставила Святейшего Патриарха Тихона на время упразднить автономию Украинской Церкви и направить на Украину в качестве Патриаршего Экзарха митрополита Михаила (Ермакова). В тяжелейших условиях, в атмосфере большевицкой слежки и травли в печати, несколько раз подвергшись аресту, митрополит Киевский Михаил вел борьбу с самосвятами, обновленцами и другими раскольниками, пытавшимися учинить в Церкви Божией беззаконие.

Обновленческая ересь, замысел которой родился в ЧК, затронула и Украину. Войдя в союз с автокефалистами, украинские обновленцы во главе с епископом Подольским Пименом (Пеговым) провозгласили «вторую автокефалию», тут же «узаконенную» российскими еретиками – знаменитыми доносчиками Введенским, Красницким и прочей компанией.

«Третья автокефалия» была провозглашена в 1924 году епископом Лубенским Феофилом (Булдовским) – этот раскол получил название лубенского, или булдовского. В поддержку «лубенцев» активно выступил бывший Екатеринославский архиепископ Иоанникий (Соколовский) – ярый противник Святейшего Патриарха Тихона и сторонник созданного при помощи большевиков самочинного Временного Высшего Церковного Управления (ВВЦУ), пытавшегося захватить власть над Русской Церковью.

В декабре 1924 года Собор украинских епископов лишил Феофила (Булдовского) всех степеней священства и отлучил от Церкви его и остальных «лубенцев». Однако раскольники продолжали свою деятельность, а затем встретили оккупировавших Украину в годы войны гитлеровцев как «освободителей». После разгрома фашистов верхушка «булдовцев» вместе с ними ушла за границу: от них происходит американская иерархия так называемой Украинской Автокефальной Церкви, которую до 1992 года возглавлял митрополит Мстислав (Скрипник).

Встреча лидера «перестройки» М. С. Горбачева с папой Римским Иоанном Павлом II в 1989 году послужила сигналом к выступлениям украинских униатов, начавших отнимать храмы у православных, изгонять их священников и учинять различные насилия. Папа Иоанн Павел II не преминул ободрить и украинских националистов в Америке. На встрече с ними в 1988 году этот римский первоиерарх, «высокой культурой» которого восхищается весь Запад, не постыдился фальсификации исторических фактов, назвав святого равноапостольного князя Владимира правителем мифической «Украинской державы».

На подмогу униатам в разрушении единства Православной Церкви выступили раскольники. В октябре 1989 года епископ Житомирский Иоанн (Бондарчук) вышел из повиновения Патриархии и заявил о восстановлении «Украинской Автокефальной Православной Церкви». Вскоре новый очаг раскола был разожжен бывшим митрополитом Киевским Филаретом (Денисенко).

При коммунистическом режиме митрополит Филарет (Денисенко) был известен как «ярко-красный архиерей». Усердствуя в угождении советской власти, он, украинец по национальности, в публичных выступлениях именовал автокефалистов «схизматической фашистской организацией». После кончины Святейшего Патриарха Пимена митрополит Филарет уже примерял патриарший омофор, не сомневаясь, что будет избран Первоиерархом, так как являлся кандидатурой коммунистического Совета по делам религий (СДР).

Однако в 1990 году Поместный Собор обретавшей свободу Русской Церкви отказался прислушиваться к рекомендациям СДР и избрал на Патриаршество Святейшего Алексия II. Одержимый бесом честолюбия, митрополит Филарет решил домогаться сана «Патриарха Киевского и всея Руси (Украины)». Он объединился с прежде проклинавшимися им деятелями УАПЦ и учинил свою «Украинскую Православную Церковь – Киевский Патриархат» (УПЦ-КП).

Домогательства Филарета рьяно поддержал бывший коммунистический лидер Л. Кравчук, ставший Президентом Украины. Кравчук объявил Денисенко «церковным представителем движения за независимость Украины и мучеником украинской национальной идеи» (в чем «мученичество», впрочем, непонятно), выделил ему гвардию чернорубашечников и всячески содействовал в захвате храмов и гонениях на духовенство, оставшееся верным церковному единству. Но большинство народа Украины не пошло за противоканоническими группировками: число приходов Московского Патриархата многократно превосходит численность раскольничьих общин, базирующихся в основном в западно-украинских областях, в течение нескольких веков подвергавшихся антирусской пропаганде.

Сейчас Филарет добился-таки сомнительной чести – звания раскольничьего «патриарха», не пожалев для этого своей бессмертной души. В феврале 1997 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви отлучил монаха Филарета (Михаила Антоновича Денисенко) от Церкви Христовой и провозгласил ему анафему перед всем народом.

Нет смысла возражать против национального самоназвания украинец, со времен революции утвердившегося в Киевской Руси. Нелепо не признавать украинского языка, на котором созданы прекрасные произведения культуры. Ныне Украинская Православная Церковь является автономной. Не вызовет нареканий и возможная ее автокефалия, если она будет достигнута в законном церковном порядке. Но страшен национализм, разжигающий в сердцах украинцев ненависть к единокровному русскому народу, заставляющий попирать священные каноны Церкви Христовой, ввергающий души своих фанатиков в вечную погибель.

От затравивших священномученика Владимира (Богоявленского) националистов-раскольников начала XX века до современного расколоучителя Филарета (Денисенко) тянется преступная нить: раздирается нешвенный Хитон Христов – одеяние Его Церкви, сеется смута и соблазн в народе Божием.

Спаситель мира Господь Иисус Христос был распят древнееврейскими националистами – за то, что не захотел спасать народ от римских оккупантов и создавать всемирную иудейскую империю, а звал людей в Вечное Царство не от мира сего. Вселенская Православная Церковь заклеймила поставление национальных интересов выше Правды Христовой как ересь – филетизм. Эта ересь подлежит анафеме, ее приверженцы – отлучению от церковного общения.

Исследователь процессов апостасии (то есть отступления от Христовой истины), архимандрит Константин (Зайцев) утверждает: «Ненависть “самостийников” к России, превосходящую даже ненависть западников-европейцев, невозможно объяснить ни исторически, ни экономически, ни социально. Это ненависть отступников от Православия, ненависть чисто религиозная. Рожденный в латинстве и не знающий Православия может относиться к нему вполне равнодушно, терпимо и даже благожелательно; отступник от Православия – только ненавидит и потому запечатлевается печатью грядущего антихриста. В этом смысле нет разницы между униатами, самосвятами и “автокефалистами” – это духовно родственные явления, имеющие одно антихристово качество».

Священномученик Владимир (Богоявленский), следуя своему архипастырскому долгу, боролся с антихристовым злом во всех его проявлениях: и под маской революционного безбожного «рая на земле», и в облачении лживой нецерковной духовности, и под личиной национализма. В 1918 году протоиерей Иоанн Восторгов, вслед за священномучеником Владимиром сподобившийся мученического венца, вопрошал о тайне его жития. Эта тайна при вдумчивом взгляде на деяния и творения святого митрополита Владимира обретает прозрачность и простоту: святитель-страстотерпец просиял неколебимой верностью заповедям Христовым и Церкви Его, стоянием за истину Божию, любовью к Небесному Отцу и к вверенной ему от Бога пастве.

В годину революционной смуты протоиерей Иоанн Восторгов прозревал высший смысл и непреходящее значение подвига священномученика Владимира: Народ наш совершил грех... А грех требует искупления и покаяния. А для искупления прегрешений народа и для побуждения его к покаянию всегда требуется жертва. А в жертву всегда приносится лучшее, а не худшее...

Смерть митрополита Владимира, как и вся его жизнь, без позы и фразы, не может пройти бесследно...

В Российской Империи в течение Синодального периода, когда Русская Церковь была лишена законного патриаршего возглавления, она выдвигала из своей среды архипастырей, первенствующих по силе духа и христианским добродетелям, – таких, как святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский, или святитель Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский. Святой митрополит Владимир был единственным в русской церковной истории иерархом, восходившим на все три величайшие архиерейские кафедры православной России: Московскую, Санкт-Петербургскую и Киевскую. Он носил высочайшее в то время церковное звание Первенствующего члена Святейшего Синода. Церковный историк М. Е. Губонин говорит о нем: «Поистине митрополит Всероссийский – как занимавший все главные митрополичьи престолы». Когда богоборцы воздвигли гонения на Русскую Церковь, святителю Владимиру надлежало стать первым и в ряду добропобедных мучеников за веру Христову, и этот архипастырский долг он выполнил с высочайшей честью и славой.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Сравнительно близко к нашим дням житие новомученика Русской Церкви святого митрополита Владимира, и уроки его жития драгоценны для нас. Увы! Тогдашняя «злоба дня» во многом остается актуальной и для нашего времени: мы видим бурление партийных страстей и национальных амбиций, видим и увлечение фальшивой духовностью вместо верности родному Православию. И ныне звучит для нас голос священномученика Владимира, который учит нас остерегаться всего этого: Ни для кого не тайна, что мы живем во время не только политической, но и религиозной борьбы... Но печальная действительность показывает, что многие спят, потому что забывают ту веру, в которой родились и крестились, и перестали в ней упражняться.

Еще наглее и изощреннее, чем в начале XX века, сделались ныне соблазны богоборческой мирской «учености», не умолкает пропаганда гнусных пороков, множество людей погрязает в бездуховности. И вновь слышатся нам слова святого митрополита Владимира: Братие христиане! Хорошо просвещение, приятны успехи гражданственности, коими гордится наш век, но страшно становится за русский народ наш, когда видим, как он все глубже и глубже погружается в жизнь чувственную... Наша земля отучнена костями святых, наша история полна великими деяниями угодников Божиих и знамениями благодати Божией. Наша народная сила возникла от святых корней. Дадим ли ложному просвещению и обаятельному влиянию чувственного мира обездушить нас?

Жизнь священномученика Владимира прошла в борьбе со вселенской злобой, но он отнюдь не был каким-то «железным борцом», полыхающим гневом и ненавистью к своим врагам. Нет! Этот смиренный и кроткий воин Христов поднимался на брань с темными силами, движимый великой любовью к людям – к своей пастве, которой грозила погибель духовная. В колыбели русского Православия, в древнем Киеве, святой архипастырь положил душу свою за други своя, чтобы жила святая вера и обретали вечное спасение люди на Русской земле, от края до края просвещенной равноапостольным князем Владимиром, Небесным покровителем митрополита-страстотерпца.

По завету святоотеческому: люби грешников, а ненавидь лишь дела их – святитель Владимир даже последние земные мгновения запечатлел высочайшей христианской любовью: простил своих палачей и молился о них Господу. Ныне, светло празднуя память священномученика и наставника нашего, воспоем же ему со Святою Церковью:

Образ Христова милосердия являя, покров и защищение пастве твоей был еси, святителю отче Владимире, в кротости страдания приемля, безбожных мучителей, благословляя, простил еси. Темже и нам испроси у Христа Бога дух мирен и велию милость. Аминь.

 

Слово

в день памяти святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси.

(12/25 февраля)

Поучайте, чтобы христиане имели между собою мир, любовь и правду. Смотрите, дети, какой мятеж восстал в наше время! Отчего нам все это приключается? От нашей неисправности пред Богом.

Из «Поучения смиренного Алексия»

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

Мудрость и кротость, смирение и любовь – этими добродетелями преодолевал святитель Алексий, митрополит Московский, бури и смуты XIV века русской истории. Это была пора борьбы за власть между удельными князьями, пора церковных раздоров и нестроений, грубого вмешательства иноземцев в дела государства. Не таковы ли и мутные волны нынешнего века, несущие нас неведомо куда? Но святитель Алексий не покорялся натиску времени, а подчинял его силой молитвы, любви и увещевания.

Святитель Алексий происходил из славного боярского рода. Его крестным отцом, восприемником от святой купели, был сам великий князь – собиратель Руси Иоанн I Калита. А впоследствии святитель Алексий стал воспитателем и духовным отцом продолжателя дела Калиты – благоверного великого князя Димитрия Донского. Путь святителя прям и прост – он начался с того дня, когда уставший на ловле птиц двенадцатилетний мальчик заснул и услышал во сне таинственный голос: Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом людей. Зов Божий коснулся сердца ребенка, и с того дня все его житие стало неустанным служением Господу. В ранней юности оставил он свой богатый дом и ушел в монастырь, где до сорока лет подвизался в трудах, посте и молитве. Инок Алексий действительно сделался ловцом людей – его кротость и мудрость привлекали к нему сердца и простого народа, и бояр, и князей. Господь наделил верного Своего служителя даром чудотворений, особенно славились совершавшиеся по его молитвам исцеления больных.

Этот ярко горящий светильник не укрылся от взора блаженного митрополита Феогноста, который приблизил к себе Алексия, возвел в епископский сан и приобщил к делам церковного управления, видя в нем будущего своего преемника. Так и произошло: после кончины блаженного Феогноста святитель Алексий стал митрополитом всея Руси.

Благодать Божия сопутствовала святителю Алексию во всех его делах и начинаниях.

Благодеянием для всей Руси, означавшим мир с Ордой, явилось чудо исцеления по его молитвам супруги хана Джанибека – ханши Тайдулы.

Повелитель Золотой Орды, могущественный хан Джанибек чувствовал себя глубоко несчастным человеком. Вот уже три года его жена Тайдула лежала в своем шатре больная и ослепшая – и вся власть хана, все его богатство не могли вернуть радость и свет очей любимой им женщине. Врачи и заклинатели оказались бессильными. Хан был близок к отчаянию, но вот однажды он услышал рассказ о появившемся где-то на Севере, в подвластных ему землях Руси, человеке Божием, чудотворце и целителе. Горе продиктовало Джанибеку строки письма к князю Иоанну II, дышавшие надеждой и угрозой: Мы слышали, что есть у вас служитель Божий Алексий, которого Бог слушает когда он о чем попросит. Отпустите его к нам; если его молитвами исцелеет моя царица, то дарую вам мир; если же не отпустите его, пойду опустошать вашу землю.

Смысл этого послания был страшен: Руси грозило возвращение времен Батыевых – сожженные города и селения, потоки крови и слез. И князь с ближними боярами пошел молить святителя Алексия: спаси Землю Русскую! Великий святитель смутился: нет, не боялся он Орды, но считал себя недостойным и неспособным на возлагавшийся на него подвиг. Как все истинные праведники, святитель почитал себя худшим из грешников, послания свои он подписывал: смиренный грешник Алексий. Но отказаться ехать в Орду – это значило обречь родину на опустошение, а Церковь – на поругание. И святитель Алексий отвечал князю: Прошение и дело превышают меру сил моих, но я верю Тому, Который даровал прозрение слепому. Он не презрит моления веры.

И Господь не посрамил смиренного служителя Своего. Накануне отъезда в Орду святитель Алексий совершил молебен перед чудотворной иконой Пресвятой Богородицы. Во время молебна на виду у всего народа сама собою зажглась свеча при раке святителя Петра. Это было явное знамение, благословение Божие святителю Алексию на путь, на подвиг, на свершение чуда. Эту свечу святитель раздробил на малые части и раздал присутствовавшим, а из оставшейся у него части сделал маленькую свечку и взял ее с собой в Орду.

Какие чувства испытывал святитель Алексий в пути? Страх за свою жизнь? Если бы исцеление не совершилось, хан казнил бы его. Но для угодника Божия положить жизнь за отечество и Церковь представлялось не карой, а счастьем. Страх за судьбу русского народа? Но явленное ему перед отъездом знамение Божие делало упование и веру святителя Алексия твердыми как скала: он знал, что Господь слышит его.

Однако всей крепости веры и надежды не хватило бы святителю Алексию для совершения чуда исцеления, если бы в его сердце была хоть капля даже не ненависти, а недоброжелательства к хану и его народу. Но сердце святителя согревала любовь, он ехал, чтобы помочь страдающим людям в беде. Угодник Божий Алексий никого не осуждал, не порицал он и хана за угрозу, исторгнутую из его сердца порывом горя. И еще одно обстоятельство укрепляло приязнь русского святителя к властителю Орды: хан никогда не был врагом Русской земли, более того – он являлся другом и покровителем Руси. Оказать помощь хану было долгом благодарности.

Историки часто освещают период ордынского господства над Русской землей прямолинейно и односторонне – набеги, опустошения, взимание дани. На самом деле эти отношения были гораздо более сложными. Между Ордой и Русью были не только кровь и пожарища, были и светлые страницы – воинские союзы, счастливые браки, крепкая дружба и братство. Яркий светоч Русской Церкви, святой благоверный князь Александр Невский завещал своим преемникам держать оборону на Западе и искать друзей на Востоке. Сам благоверный князь Александр был верным побратимом царевича-чингизида Сартака. Подобные отношения продолжались вплоть до начала смут и междоусобиц в самой Орде. Некоторые современные исследователи русской истории утверждают, что ордынское завоевание спасло Русь от несравненно худшего ига папизма, ведь всего за полтора века господства Литвы и Польши была почти полностью подавлена культура Волыни, Галиции, древнего Киева – разрушены храмы, сожжены летописи, уничтожены иконы и рукописные книги. Что еще страшнее, силой навязывалась уния, уничтожалось Православие.

Не подобное ли западное порабощение в новых лукавых обличьях сейчас угрожающе нависло над нами? Орды иноземных проповедников, начиная с ордена иезуитов вплоть до сект иеговистов и мормонов, вооружившись валютой для подкупа, наводнили наше отечество, стремясь ввергнуть русский народ в духовное рабство. Святейший Патриарх Алексий II говорит: Мое глубокое убеждение, что не задача проповеди Христа ставится этими проповедниками. Задача ставится иная – разделить. Мы достаточно сегодня разделены по политическим, социальным, национальным убеждениям и взглядам, но им нужно разделить нас еще и по религиозным взглядам. Причем приезжают они как будто в пустыню. Как будто здесь никогда не было Церкви. Так не лучше ли этих нынешних западных поработителей было древнее господство Орды, бравшей дань, но не затрагивавшей веру и святыни русского народа?

Та же сердечная приязнь, что соединяла благоверного князя Александра Невского и царевича Сартака, связала хана Джанибека и великого князя Симеона Гордого. Люди разных вер и разных характеров, хан и князь черпали радость в долгих беседах, и не было в Орде гостя желаннее, чем Симеон. Ради этой дружбы хан Джанибек пренебрегал политическими интересами Орды, старым правилом «разделяй и властвуй» – хан помогал возвышению Москвы, объединявшей Русь. Великий князь Симеон Гордый в свое время покровительствовал святителю Алексию, и тот не мог не знать обо всем этом. И вот теперь русский святитель ехал помочь ордынскому хану с радостью, как к брату и другу.

С радостью и надеждой ждали святителя Алексия и в Орде. Незадолго до его прибытия слепая ханша Тайдула во сне узрела его в прекрасных ризах, в сопровождении священников. По ее описанию хан повелел изготовить драгоценные одежды для гостей – они оказались точным воспроизведением облачений православного архиерея и иереев. Хан Джанибек в сопровождении своих вельмож сам выехал навстречу чудотворцу Божию святителю Алексию.

У одра больной ханши Тайдулы угодник Божий велел возжечь привезенную им из Москвы чудесную свечу. С пламенной верой молился святитель Алексий ко Господу об исцелении ханши. И вот, когда после молебна он окропил Тайдулу святой водой, – страдалица прозрела, поднялась с одра болезни.

Неописуемой радостью наполнилось сердце хана Джанибека, его исцеленной жены и народа. Как на Ангела Божия смотрели в Орде на святителя Алексия. Хан осыпал его дарами – среди них был драгоценный перстень, до новейших времен хранившийся как святыня в ризнице Московского Успенского собора. А прозревшая Тайдула подарила чудотворцу принадлежавший ей в Москве участок земли, на котором святитель Алексий основал Чудов монастырь. (Эта святая обитель была разрушена большевиками.)

Вестником желанного мира возвратился великий угодник Божий на родину. Но вскоре святитель Алексий должен был вновь ехать в Орду. Джанибек умер. Ханом стал Бердибек – человек жестокий, ради власти убивший двенадцать своих братьев. Бердибек стал угрожать Руси новым нашествием – и казалось бы: что могло смягчить его властолюбивое сердце? Но сопутствуемый благодатью Божией, святитель Алексий сумел кротким словом любви умягчить воинственного хана Бердибека.

Спасителя отечества с торжеством встречала вся Русь. В числе первых вышедших навстречу святителю Алексию в стольном городе был восьмилетний княжич Димитрий, сказавший ему: Владыко! Чем заплатим тебе за труды твои? Ты даришь нас жизнью мирною!

Через два года умер великий князь Иоанн II, и святитель Алексий заменил отца Димитрию, малолетнему наследнику Московского княжения. Тем временем в Орде вновь сменилась власть, и суздальский князь выпросил у хана Навруза ярлык на великое княжение, по праву принадлежавшее князьям московским. Святитель Алексий не противился этому, благословил суздальца на правление Русью, но наотрез отказал тому в просьбе перенести митрополичью кафедру во Владимир. Святитель Алексий остался в Москве – повинуясь пророческому слову чудотворца митрополита Петра о величии этого города, а также движимый любовью к юному князю Димитрию.

Духовный сын святителя Алексия, благоверный великий князь Димитрий Донской просиял святостью на тяжком поприще воина и молитвенника. Волжский темник Мамай, не происходивший из ханского рода, но подчинивший себе Орду и правивший именем хана, не удовлетворялся ни данью, ни дарами, ни честью – он шел на Русь грабить, жечь, убивать. И только тогда воспитанник святителя-миротворца поднялся на бранный подвиг.

Среди деяний любви, совершенных святителем Алексием, и примирение благоверного великого князя Димитрия с бывшим яростным противником Москвы – князем Михаилом Тверским. Но кроткий святитель Алексий был тверд, когда мирская власть пыталась вмешиваться в управление Церковью. Так, на закате дней своих он воспротивился любимому духовному сыну великому князю Димитрию, когда тот пытался утвердить на митрополичьем престоле архимандрита Михаила (Митяя). Видя недостоинство княжеского любимца, святитель Алексий сказал: Не могу благословить его. Пусть будет митрополитом тот, кого изволит Бог и Пресвятая Богородица и изберет Патриарх с Собором.

Трудным периодом истории нашего отечества был XIV век, но он знаменовал начало возрождения Руси в славе и могуществе. Чудное созвездие угодников Божиих воссияло в то время на Русской земле. Объединенные великой любовью, родные по духу, они словно бы дополняли друг друга: всероссийский молитвенник, зиждитель иночества – Преподобный Сергий Радонежский, просветитель народов – преподобный Стефан Пермский, мудрый устроитель Церкви и опора государства – святитель Алексий.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

В нынешнее смутное время как нужны нашему истерзанному отечеству подобные молитвенники, просветители, миротворцы! Как нужны мужи, молитва которых, по слову святителя Григория Паламы, восходит к Небесам на крылах Божественной любви! Всем нам нужно молить Господа Милующего, чтобы выслал Он делателей на ниву Земли Российской. Но нужно нам и понимать, как иссушена и осквернена ныне духовная почва нашего отечества, как тяжек ныне жребий служителей Божиих, силящихся преодолеть наследие страшного века – развращенность, невежество и беспамятство народное.

Святитель-миротворец Московский Алексий – Небесный покровитель нынешнего Предстоятеля Церкви Российской Патриарха Алексия II. За кроткими посланиями и выступлениями Патриарха мы не можем, а порой и не хотим видеть, как трудно ему нести крест первосвятительства в стране, где полузабыты устои святой веры, разрушена приходская жизнь, в условиях вопиющей нищеты, церковных расколов и нашествия западных еретиков-сектантов, разгула порнографии и культа денег. По злобе или недомыслию многие органы печати выискивают сучки в глазу Патриарха. В его адрес звучат хула и клевета. Между тем церковные установления строжайше запрещают мирянам осуждать духовное лицо, тем паче – особу Предстоятеля Церкви. Осмеливающимся на подобное следует задуматься и над тем, каковы плоды Патриаршества Алексия II. Корабль Церкви Российской, минуя грозные рифы современности, неуклонно движется в грядущее. С каждым днем множится число людей, ступающих на путь спасения, обращающихся к Святому Православию. По всей стране восстанавливаются храмы, возрождаются иноческие обители, возобновлены богослужения в самом сердце православной России – Успенском соборе Московского Кремля. Нельзя не видеть и явственных знамений Господних, забывать о том, что Патриаршество Алексия II освящено новым обретением мощей великих угодников Божиих, Небесных предстателей России: преподобного Серафима Саровского, благоверного князя Александра Невского, святого Патриарха Тихона, святителя Иоасафа Белгородского.

На каждом богослужении, совершаемом Русской Православной Церковью, возносится молитва ко Господу о Святейшем Патриархе Московском и всея Руси. Угодны ли Господу прошения тех, кто не присоединится к соборной молитве Церкви? Нет, не рассуждать лукаво о действиях нашего Первосвятителя должны мы, а всем сердцем, с сыновней любовью молиться о нем и тем облегчать ему тяжелое бремя предстояния перед престолом Господним за многогрешное отечество наше.

Житие подвижника старинных времен – святителя Московского Алексия несет в себе много благодатных уроков. Особенно драгоценны эти уроки для нас, живущих на Востоке. Хан Джанибек, сердцу которого святитель Алексий принес мир и радость, был сыном хана Узбека, считающегося родоначальником узбекского народа. Если в сердце каждого из нас по отношению к народам Средней Азии возгорится искра той святой любви, которую некогда нес святитель Алексий хану Джанибеку и супруге его Тайдуле, Господь дарует нам мир и покой в этом благодатном краю, приязнь сынов этой доброй земли.

Знаменательно, что самый большой храм нашей епархии, недавно возвращенный Церкви, имеет своим Небесным покровителем святителя Алексия, митрополита Московского. В этом году прихожане восстанавливающегося Свято-Алексиевского собора в древнем городе Самарканде впервые по прошествии семи десятилетий торжественно встречают свой храмовый праздник, и в этом видится доброе предзнаменование для всех нас.

Да умудрит нас в это трудное время и да наставит во любви и смирении, терпении и кротости святитель-миротворец Алексий, имже благодать приемлем, всю бо страну сию и вся ны чудесы и добротою обогатил еси, действом благодати, да поем: о радуйся, отче, светило России. Аминь.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (4)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Земля потомков патриарха Тюрка. Духовное ... многочисленными межнациональными и межрелигиозными конфликтами. Митрополит Бишкекский и СреднеазиатскийВладимир глубоко изучил и обобщил историю ...
  2. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (3)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  3. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (1)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни ... из славных имен в истории Ташкентско-Среднеазиатской епархии. Еще до революции он ... Главный храм нашей отдаленной Среднеазиатской епархии – Ташкентский кафедральный собор создан в ...
  4. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слово, растворённое любовью. Святейший Патриарх ... архипастырском служении Церкви и народу. Архиепископ Ташкентский и СреднеазиатскийВЛАДИМИР. Восстанет из пепла и бездны греховной ...
  5. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (2)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в ... а не угрозой гонений. В Ташкентской и Среднеазиатской епархии помнят подвизавшихся здесь несколько ... во главе с замечательным среднеазиатским подвижником архимандритом Серафимом ( ...

Другие похожие документы..