textarchive.ru

Главная > Книга


Анания трепетно принял святыню и отправился на родину. Еще на пути его в Едессу начались чудеса. На плаще, в который Анания бережно завернул Нерукотворенный Образ, появилось точно такое же изображение Лика Господня. Затем, когда Едесский посланник остановился для отдыха у стен города Иераполя и спрятал Образ Христов в груде кирпичей, подальше от взоров любопытных, этот тайник обнаружил сам себя, среди ночи засверкав подобно высокому пламени. Сбежавшиеся к этому месту жители Иераполя обнаружили, что не грозящий пожаром огонь, а благодатный свет исходит от Божественного Лика, и святой Образ запечатлелся еще на одном из кирпичей, между которыми был скрыт. Это священное изображение Иерапольцы оставили себе, а Ананию, несшего Нерукотворенный Образ на Убрусе, отпустили с миром к его князю. (По свидетельству Константина Порфирородного, кирпич с чудесным изображением Лика Христова еще в X веке был самой чтимой святыней Иераполя.)

Наконец посланник Авгаря явился к своему князю и передал ему послание и дивный дар Спасителя – Нерукотворенный Образ Его. В великой радости и умилении, движимый любовью, Авгарь облобызал изображение Божественного Лика. И тотчас же Едесский князь почувствовал, что тело его стало свежим и бодрым, крепким и здоровым. Проклятая проказа, долгие годы терзавшая князя, оставила его. Первая в мире икона – Нерукотворенный Образ Спасителя – явила запечатлевшуюся в ней Божественную силу чудом исцеления. С той поры болезнь больше не причиняла Авгарю страданий, лишь на лице его остались пятна проказы: для полного очищения тела и просвещения души Едесскому князю еще предстояло исполнить всякую правду (Мф. 3, 15) – познать Учение Христово и принять Святое Крещение. Только после этого Авгарь мог воспринять обещанный ему Спасителем величайший дар: Жизнь Вечную.

Для просвещения Едесского князя и его города спасительной верой Христос благоволил послать святого Фаддея, Апостола из лика семидесяти. Едесса была родиной святого Фаддея, оттуда он ушел на Иордан, когда услышал о проповедующем там Предтече Господнем Иоанне, и стал одним из учеников Крестителя Христова. Увидев Самого Христа, святой Фаддей последовал за Ним и был принят Господом в число семидесяти «младших» Апостолов. После Распятия, Воскресения и Вознесения Спасителя, осененный Святым Духом в день Пятидесятницы, святой Фаддей возвращался в родные края в полноте благодатных дарований как возвеститель Истины Божией.

Придя в Едессу, Апостол Фаддей не сразу направился к князю: прежде этого благовестник обратился к народу. Возложением рук и призыванием имени Господа Иисуса Христа святой Апостол исцелил множество больных. Весть о чудотворном враче разнеслась по городу и достигла княжеского двора. Услышав, что благодатный пришелец творит чудеса именем Христовым, князь Авгарь понял: это тот ученик Господень, которого Спаситель обещал послать к нему. Когда святому Фаддею сказали, что его зовет князь Едесский, Апостол подтвердил: Воистину я послан к нему.

Князь Авгарь принимал посланца Господня торжественно, в присутствии знатнейших вельмож и советников. Когда святой Фаддей вошел в дворцовый зал, князь увидел, что лицо Апостола сияет благодатным светом. Правитель Едессы встал со своего места, поспешил к нему навстречу и поклонился в ноги святому Божию. Вельможи, не заметившие в вошедшем ничего необычного, недоумевали: почему князь так «унижается» перед каким-то простолюдином в бедной одежде. Но духовные очи князя Авгаря были зрячи: он созерцал величие пришельца и потому воздал ему должную честь. Князь спросил святого Фаддея:

– Ты ли ученик Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Который обещал послать мне одного из Своих учеником, дабы совершенно исцелить меня от недуга моего и даровать мне, равно как и всем близким моим, Жизнь Вечную?

Святой Апостол отвечал:

– Так как ты явил великое упование ко Господу моему Иисусу Христу, то и послан Им к тебе, и если вера твоя увеличится еще более, то будет исполнено все, чего ты ни пожелаешь по вере своей.

– Я столь горячо веровал в него, что намеревался идти войной на иудеев, распявших Господа, дабы отомстить им за их жестокость и злобу и дабы окончательно истребить их, но мне воспрепятствовали в этом власти римские, – откликнулся Едесский князь.

Святой Фаддей отвечал на это:

– Господь и Бог наш Иисус Христос совершенно не нуждался в помощи человеческой во время Своего страдания от завистливых и жестокосердных иудеев, ибо Он Сам мог, если бы пожелал, явить легионы Ангелов, но, исполняя волю Отца, Господь наш пострадал ради спасения мира; исполнив же волю Отца Своего, Он восшел к Нему на Небеса со славою и воссел одесную Его. Господь наш не нуждается в том, чтобы кто-либо отомстил за Него врагам Его, ибо Сам имеет власть над всеми; Он Сам будет некогда судить живых и мертвых и воздаст каждому по делам его.

И святой благовестник начал повествовать о дивном Рождестве Спасителя мира, о Его чудесах и Божественном Учении, о Крестной Жертве Его ради спасения падшего человечества, о победе Сына Человеческого над грехом, смертью и адом, о Преславном Воскресении Христа и Его Вознесении к Небесному Отцу.

Семя апостольского слова упало на благодатную почву: с радостной готовностью воспринял князь Авгарь со всем домом своим сладчайшую весть Евангельскую. Апостол Фаддей крестил самого Авгаря, княжескую семью и всех приближенных правителя Едессы. Когда князь Авгарь вышел из купели Крещения, лицо его уже совершенно очистилось от проказы, а в душе воцарились великая радость и высокий покой.

На исцелении и просвещении князя деяния Апостола Фаддея в Едессе еще не закончились. Следующим утром князь Авгарь созвал жителей города на главной площади, вышел к своим подданным с просветленным, внутренним светом сиявшим лицом и призвал народ выслушать благовестника Христовой Истины. Проповедь Апостола Фаддея и здесь положила начало опасению человеческих душ: вдохновенно было апостольское слово, много чудес уже явил посланник Христов в этом городе, все были свидетелями чудесного очищения князя от проказы, да и пример мудрого правителя, принявшего Крещение, много значил для народа. Этому примеру последовали все: то был день Крещения Едессы, из языческого мрака выходившей к Божественному Свету, становившейся христианским городом.

Впоследствии Апостол Фаддей проповедовал в городах Сирии и по всей Месопотамии и собрал обильнейший урожай обращенных ко Христу душ. Облегчая Апостолу путь, князь Авгарь писал Ассирийскому царю Нерсесу, свидетельствуя перед ним праведность Апостола Фаддея и истинность творимых им чудес. Покровительство властей избавило Апостола Фаддея от преследований со стороны коварных иудеев и свирепых язычников: он спокойно свершил свой апостольский подвиг и мирно отошел ко Господу в городе Бейруте, в 44-м году по Рождеству Христову.

Князь Авгарь Черный после Крещения Едессы получил новое прозвание: благодарный народ, которому горячая вера правителя открыла путь к Вечной жизни, назвал его Великим. Так благочестивый, любвеобильный и мудрый государь становится духовным вождем, просветителем своего народа. (На Руси таков был святой равноапостольный Великий князь Владимир, в Грузии подобными деяниями просияла святая равноапостольная царица Тамара. Среди Едесских князей наименование Великого стяжал и один из потомков Авгаря (Абгара V), носивший то же имя, – Абгар IX, который распространил святую веру Христову по всей Сирии.)

Нерукотворенный Образ Спаса, давший ему исцеление, князь Авгарь поместил на воротах Едессы, перед тем сбросив оттуда изваяние какого-то языческого божка. Попечением князя Образ Христов был обрамлен золотом и драгоценными камнями и установлен в приготовленной для него нише, а под ним золотыми буквами была выведена надпись: Христе Боже! Всякий уповающий на Тебя не постыдится. Входящие в город и исходящие из него воздавали честь великой святыне. Так продолжалось до 214 года по Рождеству Христову, когда Едесский престол занял нечестивый князь Север.

Славен был город Едесса, славно было и царство Осроина (Сирия), столицей которого он являлся. Могучая Римская империя один за другим покоряла народы, но Осроина на протяжении первых веков по Рождеству Спасителя сохраняла независимость. Вера Христова распространилась здесь быстрее и укоренилась глубже, чем в других странах; успеху апостольской проповеди здесь содействовал и пылкий дух народа, и общность языка: арамейский (сирийский) был разговорным языком и в Осроине, и в Палестине. Сам Господь Иисус Христос и Его Апостолы говорили не на классическом иврите, а по-арамейски, так что христианским проповедникам, обращавшимся к сирийскому народу, даже не нужен был благодатный дар знания чужих наречий, ниспосылаемый Духом Святым. Господь хранил в мире и процветании благочестивую Осроину. Христианство здесь являлось государственной религией, то была первая во всемирной истории христианская страна. Но после отпадения князя Севера в идолопоклонство пало и Осроинское царство.

Среди богоборческих замыслов князя Севера было поругание Нерукотворенного Образа Спаса, помещавшегося над воротами Едессы. Господь не допустил этого кощунства. Епископ Едесский Аггей, сподобившись видения и повелений от Всевышнего, поднялся ночью на городскую стену, возжег перед Нерукотворенным Образом лампадку, закрыл нишу глиняной доской и замуровал ее так , что это место стало неотличимо от поверхности остальной стены. Образ Христов как бы исчез, скрылся от человеческих глаз. Лишившись возможности сорвать снедавшую его злобу на священном изображении, князь Север с удвоенной яростью обрушился на своих подданных-христиан: начались массовые казни, одним из первых был зверски умерщвлен святитель Аггей. Жестокий князь Север правил менее двух лет: когда в страну вторглись римляне, сирийцы не нашли в себе воодушевления для защиты своего князя-тирана. Войска Римского императора Антонина Каракаллы в 216 году взяли Едессу и заняли всю Осроину, превратив ее в провинцию Римской империи.

В 545 году мощное войско Персидского шаха Хозроя I осадило Едессу. Сил у защитников города было мало, избавление от беды казалось невозможным. Язычники предавались отчаянию, христиане молились. Со времени исчезновения Нерукотворенного Образа Спаса прошло уже более трех столетий, и почти стерлось воспоминание о великой святыне, хранившей Едессу в первые века христианства. Но вот Едесский епископ, стоя на ночной молитве, узрел чудесное видение. Ему явилась некая пресветлая, блистающая великою славою Невеста – то был образ Христовой Церкви. Дивная гостья указала епископу на городские ворота, промолвив: Вверху этих ворот сокрыт Божественный Нерукотворенный Образ Спаса Христа. Хорошо сделаешь, когда вынешь его из заграждения.

Епископ поспешил выполнить таинственное веление: поднявшись на стену, он очистил штукатурку, вынул закрывавшую нишу глиняную доску и увидел Нерукотворенный Образ Господень. Перед Ликом Христа горела лампада, не угасшая за три века, прошедшие со дня сокрытия Образа. Нерукотворенное изображение Спасителя перешло и на доску, закрывавшую нишу (этот Образ получил название Спас на черепии (черепице) или Спас на керамике. Архипастырь Едессы благоговейно поднял Нерукотворенный Образ и понес его по стенам города: при виде его персидское воинство, охваченное непонятным страхом, бежало прочь. Так был вновь обретен Нерукотворенный Образ Христов, хранивший Едессу от врагов и напастей.

В начале VII века Сирия была подчинена Арабским халифатом. Мусульмане, главенствовавшие в халифате, терпимо относились к христианам и даже нередко покровительствовали им. Но в православной Византии возникла тревога за судьбу христианских святынь, оказавшихся в мусульманских пределах. Византийский император Роман Багрянородный возгорелся желанием перенести Нерукотворенный Образ Спаса из Едессы в свою столицу; ради этой цели он даже затеял войну с управлявшим Едессой эмиром и осадил город. Эмир согласился передать императору христианскую святыню, но за это потребовал огромную сумму денег (двенадцать тысяч сребреников), освобождения из византийского плена двухсот знатных арабов и заключения выгодного для халифата мирного договора. Царь Роман, ценивший сокровища святости выше земных богатств, выполнил все эти условия. 16 августа 944 года Нерукотворенный Образ Спаса на Убрусе был торжественно внесен в Константинополь. В этот день от Иконы икон совершилось множество чудесных исцелений; один из излечившихся, который при взгляде на Образ Христов избавился от беснования, громогласно восклицал:

– Восприми, Константинополь, твою славу и веселие, а ты, Порфирородный, честь твоего царства.

Нерукотворенный Образ Спаса хранился в цареградском храме Пресвятой Богородицы Фаросской до 1204 года. Коварно захватившие столицу православной Византии латинские крестоносцы начали расхищать и земные богатства, и святыни великого города. Папские грабители похитили и Нерукотворенный Образ Спасителя на Убрусе, но корабль, везший его и другие священные предметы из цареградских храмов в Европу, затонул в Мраморном море. Так Икона икон сокрылась от человеческих глаз, но память о Лике Господа Иисуса, первоисточником которой явился Нерукотворенный Образ, была уже запечатлена на несметном множестве православных икон.

В городе Турине со средних веков хранилась священная Плащаница – пелена, в которую перед погребением было завернуто Тело Распятого Христа. В нынешнем столетии на Плащанице был проявлен Образ Спасителя – новый Нерукотворенный Образ Господень дарован в наши дни христианам. Недоверчивый современный мир занялся исследованием Плащаницы научными методами: было установлено, что на ткани отпечатался облик Человека, умершего именно так, как умирал Христос на Кресте: раны на руках и ногах, на груди (от удара копьем), на лбу (от тернового венца); смерть наступила от удушья (такова мучительная кончина распятых).

Один из скептически настроенных ученых, несмотря на свои сомнения, назвал запечатленный на Плащанице Образ Божественно Прекрасным. Как отпечаталось на ткани изображение Тела и Лика Распятого – науке неизвестно (сила Божия не поддается определению материальными средствами). Тело Воскресшего Господа прошло сквозь свернутую пелену также неведомым науке образом. Это есть еще одно свидетельство истинности Христова Воскресения. В настоящее время для ученых очевидна как подлинность Туринской Плащаницы, так и неразрешимость ее тайны научными способами. По нынешней терминологии, Туринскую Плащаницу можно назвать фотографией Христа Спасителя. Но, когда земная премудрость: химия и физика, медицина и биология – трудилась, силясь доказать или опровергнуть чудо Плащаницы Господней, для православных христиан уже была совершенно ясна истинность этого Образа: верные сразу узнали Лик Спасителя своего, любимый и близкий, знакомый им всем по бесчисленному множеству святых икон.

И это поистине чудо, явленное Православной Церковью и ее иконописью. Поразительна бережность, с которой Святое Православие пронесло через два тысячелетия память об облике вочеловечившегося Сына Божия. При всем огромном многообразии православных изображений Христа Спасителя на каждой из честных икон Лик Спасителя узнаваем: любой верующий при виде Его безошибочно воскликнет: Господь мой и Бог мой. Православная иконопись подобна прекрасной могучей реке, имеющей своим чистым первоисточником – Нерукотворенный Образ Спаса. Преподобный Иоанн Дамаскин утверждал:

Кто может изобразить Лицо Бога невидимого, бесплотного, неописуемого, не поддающегося изображению? Безумным безбожием было бы желание изобразить Божество так, как Оно существует Само по Себе. По этой причине в Ветхом Завете иконы не были в употреблении.

Но потом, когда Благосердый Бог, по Своей милостив устрояя наше спасение, явился в образе Истинного Человека, ходя по земле, живя с людьми, творя чудеса, пострадав, распявшись на Кресте, быв погребен, потом воскрес и вознесся на Небеса, – тогда все то, что было в действительности, все то, что видели люди, но то, чего не видели мы, не жившие в то время, – все сие тогда и записано было в наше назидание и напоминание, дабы мы, не видя то, как бы слышали то и, уверовав, получили блаженство вечное...

Святые отцы единогласно рассудили изобразить все сие на иконах для быстрейшего воспоминания, как славные победоносные знамения...

Припав, мы поклоняемся не вещи, но Тому, Коего изображение мы видим перед собою, ибо мы поклоняемся не тому материалу, из которого составлено Евангелие, но написанному в нем слову Божию, точно так же мы поклоняемся не тому материалу, из которого сделан крест, но изображаемому крестом Распятию Христову...

Мы не поклоняемся веществу, но Творцу вещества, соделавшемуся веществом ради нас, соблаговолившему вселиться в вещество и через посредство вещества соделавшемуся нашим спасением...

Если ты узрел, что Бестелесный стал Человеком ради тебя, тогда, конечно, ты можешь воспроизвести Его человеческий образ. Если Невидимый, воплотившись, стал видимым, ты можешь изобразить подобие Того, Которого видели, – утверждает преподобный Иоанн Дамаскин.

В древности создание иконы считалось подвигом благочестия, – и изограф подходил к этому деянию как подвижник: во всеоружии молитвы, поста, добродетельного жития. Господь слышал моления благочестивых мастеров и для написания святых икон ниспослал им вдохновение свыше. Из богодухновенных образов, созданных праведными художниками, составился иконописный канон Православной Церкви – как бы свод наглядных законов, образцов, следуя которым надлежало писать честные иконы. Конечно, каждый изограф, следуя складу своей души и особенностям своего таланта, вносил в создаваемый образ собственное понимание, но Облик Христа неисчерпаем, в Нем – все лучшее, что есть в душах человеческих, и потому каждая православная икона Спасителя запечатлевалась особой формой святости, а вкупе иконопись составляла дивное священное единство. По слову преподобного Феодора Студита, Христос, будучи изображенным, остается непостижимым, и множество святых икон восполняет наше представление о Спасителе нашем.

В этом падшем мире святость есть драгоценнейшее и редчайшее сокровище, и столь же редки вдохновленные Богом праведные художнические таланты. А храмов на земле несметное множество, словно звезд небесных, и каждый дом Господень должен быть украшен честными иконами. Более того, каждый христианин желает и должен иметь святые иконы в своем жилище, чтобы и здесь, поклоняясь перед ними Всевышнему, возноситься душою в молитве. Благ и щедр Господь: не только вдохновенным образцам иконописного канона, но и бесчисленным копиям, спискам с них даровал Господь святость, способность просвещать сердца верующих. Известны также благодатные явления «намоленности» образов, перед которыми взывали к Богу праведники или же поколении верующих: молитвенный порыв их, как бы проникая в икону, делает ее чудотворной.

Чудом был запечатлен Лик Христа на Убрусе, чудесны были отпечатки Нерукотворенного Образа на плаще, на керамике (на черепице). Нерукотворенный Образ Спаса явил чудесную силу в исцелении князя Авгаря. Это было знамение и того, что Божественная благодать почивает на честных иконах и с верой притекающих к ним избавляет от земных напастей и ниспосылает дары Небесные. Воплотившийся Сын Божий освятил материю, и цельбоносным дыханием Божества овеяны священные предметы. Во все века вершились и в современном мире совершаются дивные чудеса от образов Христа Бога нашего, Пречистой Его Матери и святых угодников Господних.

Нерукотворенный Образ Спаса на Убрусе, исцеливший Едесского князя Авгаря, стал преимущественно достоянием Восточной Церкви. У Церкви Запада был свой особо чтимый Нерукотворенный Образ Христов. Согласно западному преданию, когда Спаситель. изнемогая под тяжестью Креста, шел на Голгофу, сострадательная женщина по имени Вероника протянула ему свой платок, чтобы Иисус мог отереть пот и кровь с Лица Своего. На этом платке так же нерукотворно запечатлелся Образ Господень.

Но, к великому несчастью, в западной церковной живописи не сохранилась память об истинном Облике Господа Иисуса Христа. Это было одним из многих плачевных следствий отпадения Запада от Православной Церкви Востока, римские епископы – папы, возомнившие себя земными богами, потянулись не только к церковной, но и к мирской власти, вместе со своим клиром пали в роскошество и разнузданность. В изобразительном искусстве начался так называемый Ренессанс. Не одухотворенность произведений, а умение создавать изящные внешние формы сделалось критерием мастерства художника. Не благочестие, не постижение Священного Писания, не порыв к Всевышнему, а знание человеческой анатомии, законов светотени и перспективы было положено в основу искусства живописи. Об изографах-подвижниках не стало и речи: знаменитые мастера зачастую вели распущенную, скандальную жизнь. Та же рука, которая писала языческих божков, картины сладострастия, прямую порнографию, дерзала изобразить Христа Спасителя и Пречистую Его Матерь; и такие картины помещались в храмах как иконы, им должны были поклоняться верующие. При этом требовалось, чтобы художник писал «с натуры», и для изображения священных лиц живописцы подбирали натурщиков и натурщиц, внешность которых казалась им подходящей. Память об истинном Образе Христа растворилась среди множества кощунственных подделок. Недаром, когда поветрие западного «живоподобия» проникло в Россию, православный народ стал жаловаться, что на новомодных «образах» вместо Спасителя нарисован то толстый немчин, то лукавый жидовин. В византийской в древнерусской иконописи было выработано особое изобразительное мастерство, при котором подчеркивалось духовное начало и отступало на второй план отягощающее его начало плотское. Взирающий на икону угодника Божия понимал, что перед ним земной Ангел и Небесный человек. Это мастерство высокомерные западные живописцы объявили наивным, примитивным, невежественным и объясняли незнанием анатомии и перспективы – того, что казалось им главным в их приземленном «творчестве». Подобный пренебрежительный взгляд на вершины духовного искусства переняла с Запада и русская интеллигенция, только в начале нынешнего века у мира открылись глаза на Божественную красоту православных икон.

На Западе реакцией на неправды римо-католицизма, протестом против него стал протестантизм. Но вместо того, чтобы вернуться к чистому истоку Христова Православия, протестанты усугубили отступление от него: в пылу борьбы с папизмом они отвергли и то ценное, что еще сохранилось в Римской Церкви, – «выплеснули с водой и ребенка» – и стали громоздить ересь за ересью. В частности, законное возмущение кощунственным характером некоторых латинских «икон» у протестантов выродилось в иконоборчество.

Иконоборчество и поныне остается общей чертой всего множества еретических сект, на которые распался протестантизм. Узкий протестантский рассудок не может вместить в себя простейшее понимание того, что христианин поклоняется в иконе не доскам и краскам, а сокрытым за ними Божественным первообразам, возноситься душой к которым помогает святой образ. Маловерное протестантское сердце, не признающее ничего чудесного, не может постичь таинственной природы честных икон, являющихся для нас окнами в Небесное Царство и проводниками благодати Божией. Хула на святые иконы есть хула на вочеловечение Сына Божия, благоволившего стать зримым и осязаемым, близким к людям, освятившего материальный мир. Иконоборчество есть как бы попытка ослепить верующих, лишить их счастья лицезреть своего Спасителя и святых Его. Так протестанты уводят своих последователей в молельни с пустыми и холодными стенами, в мирок приземленной рассудочности или демонических экстазов, искаженный и безблагодатный.

Во всех фальшивых доводах иконоборчества, поныне повторяемых протестантами, нет ничего нового. Еще в VIII веке по Рождеству Христову на Седьмом Вселенском Соборе была анафемствована иконоборческая ересь и утвеждено почитание честных икон. Постановление (орос), принятое святыми отцами Собора, гласило:

...Мы храним ненововводно все церковные предания, установленные для нас письменно или без писания. Одно из них есть изображение иконной живописью, как согласное с рассказом о Евангельской проповеди, служащее нам удостоверением подлинного, а не призрачного воплощения Бога Слова; ибо вещи, которые указывают друг на друга, без сомнения, и уясняют друг друга.

Поэтому мы, шествуя как бы царским путем и следуя благоглаголивому учению святых отцов преданию Вселенской Церкви и Духу Святому, в ней живущему, со всяким тщанием и осмотрительностью определяем:

подобно изображению Честного и Животворящего Креста, полагать во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях честные и святые иконы, написанные красками и сделанные из мозаики и из другого пригодного к этому вещества, иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Непорочной Владычицы, также и честных Ангелов и всех святых и преподобных мужей.

Ибо, чем чаще через изображение на иконах они бывают видимы, тем более взирающие на них побуждаются к воспоминаниям о самих первообразах и к любви к ним и к тому, чтобы чествовать их лобызанием и почитательным поклонением...

Ибо честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней.

На Руси благочестивый народ всегда усердствовал в почитании святых образов, потому Всевышний благоволил явить на Русской земле множество чудотворных икон, избавляющих верных от бед и болезней, дарующих победы над врагами видимыми и невидимыми. Образ «Спас Нерукотворенный» являлся одним из любимейших: изображенный на хоругвях, он предшествовал русскому воинству в походах и битвах; предводил крестными ходами благочестивых богомольцев. В честь Всемилостивого Спаса и Нерукотворенного Его Образа один из славнейших предстоятелей Русской Церкви, святитель Московский Алексий, воздвиг храм и монастырь в первопрестольном граде Москве. Когда святитель Алексий возвращался из поездки в Константинополь, где был посвящен в сан митрополита всея Руси, на море разыгралась жестокая буря, грозившая затопить корабль, на котором он плыл. По молитве святителя стихия утихла. В благодарность Всевышнему за чудесное спасение святой митрополит дал обет: создать монашескую обитель в честь угодника Божия, память которого будет праздноваться тот день, когда корабль достигнет берега. Святитель ступил на берег 16 августа – Сам Всемилостивый Спас оказал ему покровительство в пути. В постройке обетного монастыря святителю Алексию помогал ученик Преподобного Сергия Радонежского преподобный Андроник, ставший в этой обители первым игуменом: поэтому монастырь получил название Спасо-Андроникова. В монастырском храме святитель Алексий поставил привезенный им из Константинополя образ «Спас Нерукотворенный».

В стенах Спасо-Андроникова монастыря окончил свое земное житие и был здесь похоронен преподобный Андрей (Рублев) – духоносный русский изограф, сочетавший великий талант с иноческими подвигами, обогативший иконописный канон Русской Церкви своими благодатными творениями. Среди образов, созданных кистью преподобного Андрея, – икона Христа Спасителя из Звенигородского чина. Об этом образе искусствовед И. К. Языкова пишет: «Духовный и художественный гений преподобного Андрея (Рублева) здесь достигает невероятных вершин... Лик Спаса написан тончайшей плавью, света положены так, что письмо кажется нерукотворным. И во всем этом господствует Свет, но свет неяркий, не бьющий в глаза, а тихий, ласковый, достигающий сердца. Он струится из глаз Спаса – с силой, но без насилия, нелицеприятно, но без тени осуждения, ласково, но без потакания. Поистине Бог есть Свет, и нет в Нем никакой тьмы (Ин. 1, 5).

В каждом храме, в каждом христианском доме видим мы священные изображения Господа и Спаса нашего. Это Сам Иисус Сладчайший приближается к нам, всегда рядом с нами. Господь соизволит почивать в наших душах, если мы очистимся покаянием и благочестивой жизнью. Икона, зримый знак присутствия Спасителя, находится перед нами во время исповеди, когда мы при свидетеле-священнике признаемся Всевышнему в своих грехах и обещаем больше не повторять их. Святые иконы открывают перед нами иной мир – Небесное Царство праведности, чистоты и любви. Словно путеводные маяки, излучают святые образа благодатный свет, указывая нам путь в Вечную жизнь.

Дорогие во Христе братья и сестры!

Сын Божий, приходивший на землю ради нашего спасения, оставил нам память о Своем облике. Созерцая Его Пречистый Лик, мы прикасаемся ко всей полноте Вселюбящей Пресвятой Троицы. Видевший Меня видел Отца (Ин. 14, 9), – говорит Господь Иисус Христос. Божественный Спаситель ниспосылает верным благодать Святого Духа Утешителя, ведет нас в объятия Отца Небесного.

Взирая на красоту святых образом, мы должны вспомнить, что Бог сотворил человека по образу Своему, по подобию Своему (Быт. 1, 26). Каждый из нас несет в своей душе бесценное сокровище – святой образ Божий. Но увы! Как небрежем мы об этом драгоценнейшем своем достоянии, как часто омрачаем и скверним внутреннюю свою святыню грехами. Божественно прекрасен становится человек, если находит в себе силы освободиться от греховной нечистоты и встать на путь правды: тогда начинает сиять в нем образ Господень, освещая и освящая мир вокруг него.

Образ Бога Всевышнего – в каждом человеке; потому христиане должны относиться к людям, как к живым святыням. Внешняя память об этом сохранилась в наших взаимных приветствиях, когда мы при встрече кланяемся друг другу. Так же священник или диакон, обходя храм с кадилом, кланяются и святым иконам, и прихожанам – не грехам человеческим поклоняется, а образу Божию в людях. С бережной любовью, как к живым иконам, должны мы относится к ближним своим: так мы возвысим и их души, и души собственные. Если кто помышляет о брате доброе, что любит его Господь, и особенно, если ты помышляешь, что в душе его живет Святый Дух, то ты близок к Любви Божией, – говорит преподобный Силуан Афонский.

Мы призваны хранить святыни в собственных сердцах и исповедовать свою спасительную веру перед лицом окружающего мира. Когда в Византии царствовали нечестивые императоры-иконоборцы, православные христиане шли на смерть за святые иконы с пением тропаря Нерукотворенному Образу Спаса, Иконе икон, дарованной нам Христом в память о Его Пришествии. Ныне вспоминая дивное явление и чудеса от Нерукотворенного Господня Образа, воспоем перед ним священное песнопение Православной Церкви:

Пречистому Твоему Образу покланяемся, Благий, просяще прощения прегрешений наших, Христе Боже: волею бо благоволил еси плотию взыти на Крест, да избавиши, яже создал еси, от работы вражия. Тем благодарственно вопием Ти: радости исполнил еси вся, Спасе наш, пришедый спасти мир. Аминь.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (4)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Земля потомков патриарха Тюрка. Духовное ... многочисленными межнациональными и межрелигиозными конфликтами. Митрополит Бишкекский и СреднеазиатскийВладимир глубоко изучил и обобщил историю ...
  2. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (3)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  3. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (7)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  4. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (1)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни ... из славных имен в истории Ташкентско-Среднеазиатской епархии. Еще до революции он ... Главный храм нашей отдаленной Среднеазиатской епархии – Ташкентский кафедральный собор создан в ...
  5. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слово, растворённое любовью. Святейший Патриарх ... архипастырском служении Церкви и народу. Архиепископ Ташкентский и СреднеазиатскийВЛАДИМИР. Восстанет из пепла и бездны греховной ...
  6. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (2)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в ... а не угрозой гонений. В Ташкентской и Среднеазиатской епархии помнят подвизавшихся здесь несколько ... во главе с замечательным среднеазиатским подвижником архимандритом Серафимом ( ...

Другие похожие документы..