textarchive.ru

Главная > Книга


IV. Стояние святителя Новгородского Геннадия.

Святитель Геннадий (Гонзов) взошел на Новгородскую кафедру в разгар местных смут. Его предшественник, архиепископ Сергий, сумел продержаться в Новгороде меньше года, не выдержав тяжелой обстановки в епархии. Такой же враждебностью встретили новгородцы святого Геннадия, в котором видели очередного ставленника ненавистной Москвы. Но он был не из тех, кого можно сломить недоброжелательством и упрямством. Святитель Геннадий прошел закалку в суровых монастырях русской Северной Фиваиды: подвизался в Валаамской обители, а затем был учеником преподобного Савватия Соловецкого. Твердой рукою архипастырь-подвижник взял церковную власть над вверенной ему мятежной епархией.

Будучи одним из самых образованных русских архиереев своего времени, святитель Геннадий сочетал в себе глубокие знания с живой сердечной верой. По сохранившимся Посланиям святого Геннадия мы знаем, как пламенно было его архипастырское слово. Он умел пробуждать совесть тех, в ком святая вера затмевалась политическими страстями. Так и среди недружелюбных новгородцев святой архиепископ приобретал себе соратников.

В Новгороде политические смуты приводили к смутам духовным. Святитель Геннадий с возмущением отмечал развращенность и невежество значительной части новгородского духовенства. Стремясь дать народу Божию истинных пастырей, он не только отрешал от священного служения недостойных, но сам взялся за воспитание новых служителей алтаря. При этом святому Геннадию пришлось столкнуться с упрямым и грубым невежеством. Когда начну учить, то бывает за сие ропот из ставленников, и многие разбегаются, – сетовал святитель. Он понимал, что не в силах в одиночку просветить всю епархию, потому просил великого князя: Бил я челом государю великому князю, чтобы велел училища устроить, ведь я своему государю напоминаю для его же чести и спасения, а нам бы простор был... Это всей земле позор, будто нет в земле человека, кого бы можно в попы поставить!.. Для того-то я и бью челом государю, чтобы велел училища устроить: его разумом и грозою... это дело устроится.

Святой Геннадий явился хранителем чистоты Православия и защитником народа от лжеучений. Во время его святительства духовенство Пскова сумело дать должный отпор латинским «серым монахам», пытавшимся внедрить Флорентийскую унию. Богомудрому архипастырю выпало разоблачить еще более коварную, таившуюся, как змея в скважине, ересь жидовствующих.

Священный Геннадий поставлен был как светильник на свещнике судом Божиим, и как лев пущен на злодейственных еретиков, на которых устремился из чащи Божественных Писаний, как бы от высоких и красных гор греческих и апостольских учений, растерзав утробы, напившиеся яда жидовского, и подобно льву, сокрушая их зубами и разбивая о камень, – пишет о Новгородском архипастыре его великий соратник в борьбе с жидовствующими преподобный Иосиф Волоцкий.

Зоркость, с какою святитель Геннадий следил за нравами духовенства, помогла ему открыть зловещую тайную секту. Четверо жидовствующих из духовного сословия, напившись допьяна и разругавшись, стали при народе изобличать друг друга в чудовищных делах, творившихся на их тайных сходках. Об этом сообщили архиепископу. Святитель Геннадий ужаснулся, сразу понял все зло и опасность подобной секты и немедленно учинил розыск. Согласно лукавым правилам жидовствующих еретики не сознавались и клялись всевозможными клятвами, что ни в чем не виновны, «истинно православны». Однако, как нередко бывает при разоблачении тайных обществ сатанистского типа, в одном из еретиков проснулась совесть: священник Наум ощутил омерзение к делам своих совратителей, вспомнил о Христе Господе, пожелал вернуться к Нему – и покаялся перед архипастырем во всем. Указывая на скрытность и бесстыдное запирательство даже изобличенных еретиков, святитель Геннадий говорит: Токмо бы поп Наум не положил покаяния, да в христианство опять не захотел, ино како можно уведети?

Материалы разыскного дела о ереси с записями допросов жидовствующих, приложив к ним попавшую в его руки иудаистскую книгу «Махазор», святитель Геннадий незамедлительно отослал тогдашнему митрополиту всея Руси Геронтию. (Эти материалы, названные в летописи подлинниками архиепископа Геннадия, потом таинственным образом исчезли, – об их содержании мы знаем только из косвенных свидетельств.) Новгородский архипастырь просил Первоиерарха покарать виновных и пресечь распространение на Руси чудовищного лжеучения. Однако митрополит Геронтий отнесся к делу о новооткрытой ереси прохладно: видимо, при дворе великокняжеском ему посоветовали этим не заниматься. О проявленном митрополитом небрежении преподобный Иосиф пишет: Сам убо христианская мудрствуя, о прочих же не мало попечеся, погибающим, о увы мне, Христовым овцам еретическим учением, или грубостью содержим, или нерадяше о сих, или бояшеся державного. Скорее всего, митрополит Геронтий действительно боялся великого князя, с которым уже имел несколько конфликтов, и не осмелился затронуть людей, которым покровительствовали государевы фавориты.

Не получая никакого ответа из Москвы, святитель Геннадий тем временем узнавал все больше о чудовищной деятельности жидовствующих. Терпеть такое ревностному архипастырю было невыносимо, и он обратился с посланием к собратьям святителям – епископам Нифонту Суздальскому, Прохору Сарскому и Филофею Пермскому, призывая их сообща ополчиться на злую ересь. Новгородский ревнитель писал епископу Нифонту: Яко же должно есть твоему святительству вспоминая государю князю да и господину нашему Геронтию митрополиту, чтобы потщался тому делу исправление учинити, занеже ныне како продлилось то дело, обыск ему не крепок чинится. Ино познают: еретикам ослаба пришла, уже ныне наругаютца христианству – вяжут кресты на вороны и воронья... Бесчинство чинится над Церковью Божиею, над кресты и над иконами и над христианством. А того толке не управит князь великий, а того на крепко не обыщет, ино будет последняя лесть горше первая. И ты бы о том митрополиту явил, чтобы митрополит печаловался государю великому князю, чтобы поочистил Церковь Божию от тое ереси. А тому бы есте не верили, что ся они зовут христиане, то они покрывают свою ересь тем; занеже то яз известно отведал.

Дело о ереси начинало приобретать огласку, которой очень опасались жидовствующие: ведь мрачные диавольские тайны более всего страшатся пролитого на них света. Видимо, главари секты решили пожертвовать тремя новгородскими «пешками» и больше не препятствовать расследованию по их поводу. Троих еретиков судили, отлучили от Церкви, подвергли казни по градскому закону – били кнутом на площади, а потом отослали в Новгород под присмотр святителя Геннадия. Четвертого обвиняемого, особенно неистового в кощунствах дьяка Гридю Клоча, все же выгородили под предлогом недостатка улик: не дошел еще по правилом градския казни, потому что на него один свидетель, поп Наум. Огласки дело о ереси не получило, в летописи оно представлено как маловажный случай, наказание каких-то пьяных хулиганов: Биша Новгородских попов кнутием, присла же их владыка Геннадий из Новгорода Великого, что поругалися иконам, пианы, и послана их к владыце опять.

Однако святитель Геннадий получил не только право, но и прямое указание продолжать борьбу с ересью, при этом ему было обещано содействие государственной власти в лице новгородских наместников. Митрополит Геронтий от имени государя писал Новгородскому архипастырю: Князь великий приказал с тобою того дела обыскивати наместником Якову да Юрью Захарьичем. И ты бы с ними того дела обыскивал вместе, и которые дойдут по правилом твоей святительские духовные казни, и ты их духовне казни, а которые дойдут градские казни, ино тех наместники великаго князя казнят градскою казнью. Да обыскивал бы еси, сыну, то дело прилежно, чтобы христианство в возмущении не было бы, а Церковь бы Божия безмятежна была. Откликнулся и сам государь Иоанн III, поручавший святому Геннадию: Того береги, чтобы то лихо в земли не распростерлося.

Архипастырю-ревнителю не нужно было особых поощрений для того, чтобы ополчиться на богопротивников. Предпринятый им тщательный розыск выявлял все новые и новые преступления жидовствующих. Теснимые святителем Геннадием, еретики побежали из Новгорода в Литву и Польшу, даже дальше, в Немецкую землю. Но когда первый испуг прошел, новгородские жидовствующие обнаружили, что им не нужно бежать так далеко, поскольку в столице государства, в Москве, их ждали с распростертыми объятиями влиятельные соумышленники.

При начале борьбы с ересью в Новгороде в 1448 году в Москве были явлены грозные знамения гнева Божия. Некий галицкий монах во дворце великого князя пророчествовал смуты и бедствия государству. Вскоре разразился страшный пожар, при котором сгорело тридцать храмов, множество домов бояр, великокняжеский дворец и палаты митрополита. В следующем году скончался митрополит Геронтий, а на его место был поставлен тайный приверженец жидовствующих, еретик Зосима.

Тем временем святитель Геннадий узнал о московском змеином гнезде: один из новгородских еретиков, некий Самсонко, на допросе рассказал о сборищах у дьяка Феодора Курицына и назвал участников этого еретического кружка.

Зосима вздумал было напугать Новгородского архипастыря, запросив от него повторения архиерейской присяги: это был намек, будто бы святой Геннадий подозревается в неправославии. Но устранить ревнителя не удалось. В ответном послании святитель Геннадий указывал Зосиме на незаконность его требования: при хиротонии Новгородский архипастырь уже исповедовал свою веру в грамоте, хранящейся в митрополичьем архиве, и в святой вере остался неколебим. И тогда же, еще не зная о еретичестве Зосимы, святитель Геннадий потребовал от него как от Первоиерарха Церкви строгих мер против московских жидовствующих. При этом святой Геннадий прямо называл Феодора Курицына отъявленным еретиком: Стала беда с тех пор, как приехал Курицын из Венгрии, еретики из Новгорода перебежали в Москву, Курицын у еретиков главный заступник, а о государевой чести попечения не имеет.

Действительно: фавориты-еретики при великокняжеском дворе были так сильны, что могли обеспечить покровительство государя даже дальним своим сторонникам. Так, по их наущению Иоанн III вступился за Захара-чернеца, одного из главарей новгородских жидовствующих.

Захар-чернец был настоятелем монастыря в Немчинове, иноки этой обители жаловались святителю Геннадию, что Захар и сам не причащается Святых Христовых Таин, и всей братии запрещает причащаться. Будучи допрошен святым Геннадием по этому поводу, Захар-чернец дерзко отвечал: А у кого причащаться? Попы по мзде ставлены, архиереи по мзде ставлены. Из такого ответа святитель Геннадий познал, что Захар – стригольник. Стригольничество, состоявшее в хуле на православную иерархию и священство, входило составной частью в ересь жидовствующих: из дальнейшего выяснилась принадлежность Захара-чернеца именно к этой зловещей секте.

Новгородский архипастырь сослал еретика Захара в дальнюю пустынь. Однако вскоре святой Геннадий от самого великого князя получил приказ: вернуть Захара на настоятельство в Немчиново. Святитель повиновался самодержцу, но, отпуская Захара, взял с него письменную клятву иметь отца духовного, причащаться Животворящих Таин и приводить к Причастию иноков Немчиновской обители. Однако клятвопреступник Захар в свой монастырь не вернулся. Он уехал в Москву и там возвысился – вступил в ряды жидовствующих писателей-пропагандистов и стал рассылать по городам грамоты, в которых обвинял в «еретичестве» святителя Геннадия. Ревнитель Православия, святой Геннадий стал мишенью клеветы. В Новгороде жидовствующие, ощутив поддержку из Москвы, опять обнаглели. Стало известно еще одно чудовищное кощунство: еретик Алексий Костев, сняв с лавицы икону Пречистыя, на нее скверную воду пускал и иные иконы в верх ногами переворачивал. А все обращения Новгородского архипастыря к великому князю и митрополиту оставались без ответа.

Видя тщетность переписки с московскими властями, святой Геннадий вновь обратился с Соборным посланием к собратьям архиереям: Пишу за тем, чтобы митрополит еретиков с вами моею братьею проклял, и тех кто их руку держит, кто печальник... Да не плошите, станьте крепко, чтобы гнев на нас не пришел, да не како человекоугодницы обрящемся и со Иудою Христа продающе: они иконы щеплют, режут, Христу поругаются, а мы их учрежаем, да их воле сходим. Архиереи, возмущенные описанными в этом послании злодействами жидовствующих, потребовали созвать Собор на еретиков.

Жидовствующий митрополит Зосима не мог противиться общему голосу Русской Церкви. Однако было сделано все возможное для того, чтобы вывести из-под удара главарей секты. Архиепископа Геннадия на Собор не допускали: указом великого князя под каким-то «пустым предлогом» ему был запрещен выезд из Новгорода, так как появление главного борца с ересью на Соборе означало бы разоблачение Феодора Курицына с его присными. Секта опять жертвовала только новгородскими «пешками», из московского кружка в число осужденных попал только ученик Схарии, протопоп-ересиарх Дионисий, на виду у православных учинивший дикую выходку: он плясал в алтаре Архангельского собора и ругался над Святым Крестом.

Собор на еретиков был созван в 1490 году, на нем прокляли всего девятерых уличенных в кощунстве жидовствующих с абстрактными единомышленниками. Не был выполнен призыв святителя Геннадия: Да пытали бы их на крепко о том, кого они прельстили, чтобы было вестно, занеже их искоренять, а уже отрасли есть. Лукавый Зосима был вынужден от лица Собора изречь анафему на собственную секту:

Речью глаголю вам, прелестником и отступником веры Христовой, тобе Захарие чернецю, и тобе Гаврилу протопопу Новгородскому, и тобе Максиму попу, и тобе Денису попу, и тобе Василью попу, и тобе Макару дьякону, и тобе Гриди дьяку, и тобе Васюку дьяку, и тобе Самухе дьяку, и всем вашим единомышленником, мудрствующим с вами злую вашу и окаянную и проклятую ересь, что есть чинили в Великом Новгороде злая и проклятая дела неподобная: мнози от вас ругалися образу Христову и Пречистые образу, а инии от вас на многие святыя иконы хульные речи глаголали, а инии от вас святые иконы щепляли и огнем сжигали, а инии от вас крест силолоен (крест из дерева алоэ) зубы искусали, а инии от вас святыми иконами и кресты о землю били и грязь на них метали, а инии от вас святые иконы в лоханю метали, да иного поругания есте много чинили над святыми образы написанны на иконех. А инии от вас на Самого Бога нашего Иисуса Христа Сына Божия и на Пречистую Его Богоматерь многия хулы изрекли... Ино все то чинили по обычаю жидовскому, противясь Божественному Закону и вере христианстей.

Осужденных еретиков отослали для наказания к святителю Геннадию: видимо, Зосима хотел таким образом успокоить архипастыря-ревнителя и усыпить его бдительность. Святой Геннадий вывел богопротивников на неслыханное на Руси дотоле позорище: их посадили задом наперед на лошадей, яко да зрят на запад в уготованный им огнь, на головы им надели шлемы берестяные острые, а еловцы мочальны, яко бесовскыя, и венцы соломены с сеном смешанные, а на шлемах мишени писаны: се есть сатанино воинство. В таком виде жидовствующих водили по городу, а православный народ плевал на них, восклицая: Вот Божии враги, христианские хульники. Эту казнь Новгородский ревнитель устроил по образцу аутодафе папской инквизиции в Испании, о чем сам он писал: Вон Фряги, смотри, крепость какую держат по своей вере, сказывал мне цезарский посол про Шпанского короля, как он свою землю-то очистил. Однако в отличие от инквизиции святой Геннадий велел сжечь не самих еретиков, а только их берестяные колпаки. Сия сотвори добрый пастырь, хотя устрашити нечестивыя и безбожныя еретики, – говорит преподобный Иосиф Волоцкий.

Сам Всевышний послал главарям жидовствующих за их злодеяния лютую смерть. Еще до Собора на еретиков при страшных обстоятельствах умер протопоп-ересиарх Алексий: сатанин сосуд и дьяволов вепрь изверг свою скверную душу в руки сатане. Неистовый кощунник дьяк Истома был поражен жестокой болезнью: скверное сердце адова пса, жилище семи бесов сгнило, и чрево его прогнило. Еще один ученик Схарии, протопоп Дионисий, лишился рассудка: предан бысть всельшемуся в него бесу хульному, и пребысть месячное время козлогласуя, скверный, гласы зверскими и скотии и всяких птиц и гадов и тако зле изверже скверную и еретическую душу свою.

Осуждение ереси заставило жидовствующих присмиреть, хотя и ненадолго. Тайный еретик, митрополит Зосима, согласно правилам секты, поначалу всячески выказывал свою «православность». Среди антицерковных аргументов еретиков было высмеивание бытовавшего среди части греческого и русского духовенства мнения о том, что будто бы в 7000 году от сотворения мира (1492 год по Рождеству Христову) должен наступить конец света и Страшный Суд. Истек без всяких катаклизмов этот срок, якобы предсказанный святыми отцами, и еретики использовали это для нападок на Православие. Они говорили: семь тысяч лет прошло, и Пасхалия закончилась, а Второго Пришествия Христова нет, – значит, творения отцов Церкви ложны и следует их сжечь. Лицемер Зосима вызвался сам опровергнуть такие домыслы еретиков, начал составлять Пасхалию (исчисление дат празднования Пасхи и преходящих церковных праздников) на новое тысячелетие, а далее Пасхалию на восьмую тысячу поручил составить святителю Геннадию. Новгородский архипастырь ревностно взялся за это важное дело, а в опровержение ложных слухов о близкой кончине мира писал: Мнится мне по Еноху: век работает человечеству... По Богослову же, нам на всяк час должно ждать скончания. Суетным попыткам суемудров узнать времена и сроки святой Геннадий противопоставил православное утверждение о том, что век работает человеку, а не человек веку, то есть время создано для людей, а не люди для времени, долг же христианина – не рассуждать о сроках Страшного Суда, а бодрствовать в благочестии, быть готову в любой миг предстать перед Всевышним Судией. На основании великого миротворного круга – периода, по истечении которого даты Пасхи Христовой начинают повторяться, – святитель Геннадий составил Пасхалию на семьдесят лет восьмой тысячи, изложил принципы последующих исчислений и разослал Пасхалию по епархиям. В пастырском слове, сопровождавшем это Послание, святой Геннадий писал: Понеже не вемы скончания своего, в кии час приидем от мира сего в он век, да того ради велено на всяк час готовы быти, а не пытати яже выше себе...

Да и о сем явленно сотворим, яко Пасхалия не новоестественна бысть, ниже имать сконьчатися, донеле же благоволит Бог и миру скончание приняти. Понеже и крузи солнечные, и луны, от нихже високосии и Пасхалия объходит, сие установлено есть коловратно, а коньца не имать того ради, что сконьчание миру будет безвестно.

Темже сиа предложихом православным христианам, понеже не всякому ведомы крузи солнечны и лунныи, что от них исходит Пасхалия. Господь да вразумит сердца их, отвергъше всяко сумнение о летном обхождении, и потщавшеся покаянием угодить Христу, ждуще Страшного Второго Его Пришествия, молящеся Пречистой Его Матере, Владычицы нашей Богородицы, славяще Христа Бога нашего с Отцом и Святым Духом и ныне, и присно, и в век веков, аминь.

Святитель Геннадий понимал, что для пресечения ереси недостаточно одних карательных и запретительных мер. В посланиях архипастыря Новгородского звучит не только праведный гнев против богохульников, но и жалость к «глупым», которых еретики могут «съесть», обречь на вечную гибель.

Перед лукавой и изощренной идеологией жидовствующих люди малопросвещенные оказывались духовно беззащитными. Еретики имели свои «издательства»: и в Новгороде, и в Москве они занимались перепиской книг, а затем распространяли их по Русской земле. У жидовствующих были свои писатели: Семен Кленов, Иван Черный, Захар-чернец, чьи измышления также размножались и сеяли повсюду соблазн. Для ниспровержения еретической лжи необходимо было глубокое знание Божественной истины Православия. И святитель Геннадий вознамерился дать православным духовное оружие для борьбы с ересью.

Жидовствующие имели в своих библиотеках не только собственную пропагандистскую литературу, но и книги отцов Православной Церкви – используя их для хитрых перетолкований, обращая мед чистой веры в еретический яд. А у православных часто не оказывалось святоотеческих творений. Святитель Геннадий взывал к другим архиереям и настоятелям монастырей, прося прислать ему книги преподобного Ефрема Сирина, святителей Афанасия Александрийского, Сильвестра Римского, Дионисия Ареопагита и других. Все эти книги были у еретиков, а у новгородских православных их не было. Более того, выяснилось, что, благодушествуя в «православном заповеднике», Русская Церковь утратила полный свод книг Ветхого Завета. Славянский перевод как Нового, так и Ветхого Завета был выполнен учителями славянства святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием: полная Библия в их переводе распространялась на Руси и была известна до второй половины XI века. Однако впоследствии стали переписываться прежде всего необходимые для богослужения Евангелие, Апостол и Псалтирь, а большинство ветхозаветных книг переписывали от случая к случаю и произвольно включали в различные духовные сборники. Святитель Геннадий предпринял великий труд: собрал воедино сохранившееся на славянском ветхозаветные книги, организовал перевод недостающих. Так Русь вновь обрела полный свод Священного Писания Ветхого и Нового Завета, вошедший в историю под наименованием «Геннадиевой Библии». Списки Библии разошлись по епархиям и монастырям (один из них был отправлен в Иосифову Волоколамскую обитель) – этот труд святителя Геннадия стал сильнейшим толчком для развития русского духовного просвещения.

В просветительских трудах и стоянии против ереси Новгородский архипастырь искал и находил себе соратников. В своей епархии он отыскал знающих священников, приблизил к себе и привлек к переводу библейских книг. Смиренномудрый святитель желал совета и помощи от знаменитых старцев-подвижников Нила Сорского и Паисия Ярославова; архиепископу Иоасафу Ростовскому святой Геннадий писал: Ты бы о том (о еретических мудрованиях) с Паисием да с Нилом накрепко поговорил, и напишите ко мне о том. Также отпиши мне, можно ли у меня побывать Паисию да Нилу? О ересях тех хорошо бы с ними поговорить. Однако важнейшим, внушенным Всевышним деянием святителя Геннадия было призвание на битву с ересью богомудрого игумена Волоцкого преподобного Иосифа. В те времена Волок Ламский относился к Новгородской епархии; между Новгородским архипастырем и Волоцким духоносцем установилось духовное братство: преподобного Иосифа Геннадие любяше и зело и часто к нему посылаше. Архипастырь поставил святого Иосифа начальствующим над храмами (по современной терминологии – благочинным) всей Волоколамской области, поручил ему сбор церковных доходов. Но несравненно более, чем административными талантами, Волоцкий игумен послужил Церкви своим богопросвещенным разумом и пламенной ревностью. Благословив его писать против жидовствующих, святитель Геннадий вывел на брань с диавольским соблазном сильнейшего себя воина Христова.

Жидовствующие не ограничивались пропагандой антихристианства; паутиной зловещих интриг оплетали они Русскую Церковь и Русскую державу. В том же 1493 году, когда святой Геннадий завершил труд над Библией, «вышел из подполья» злочестивый Зосима. Из-под облачения первоиерарха, из-под митрополичьего клобука блеснули волчьи зубы. Зосима начал почти открыто высказывать еретические взгляды, порицать апостольские творения, хулить Самого Христа Спасителя. Преподобный Иосиф утверждал, что еретики волхвованием подошли Иоанна III. Действительно, великий князь казался околдованным. По наущению Зосимы, Феодора Курицына и других своих любимцев – жидовствующих – самодержец начал жестоко расправляться с православными: Такое возникло смятение среди христиан, какого не бывало с той поры, как воссияло в Русской земле солнце благочестия. Многие из иноческого чина, в монастырях и в пустынях живущие, а также благородные и христолюбивые мирские люди сокрушались сердцем. Не терпя гибельной бури богохульства, они с горькими слезами молили Бога, чтобы Он прекратил эту погибельную зиму жидовства, согрел сердца памятью о Единородной Троице, просветил истиной и возжег солнце благочестия... Зосима же начал против них жестокую войну: одних лишил Божественного Причастия, священников и диаконов отлучил от сана... Митрополит (Зосима) оклеветал их перед великим князем. Вскоре князь сослал невиновных в изгнание, и они претерпели многие преследования: оковы, тюрьмы, разграбление имущества, – свидетельствует преподобный Иосиф.

Создался чудовищный парадокс: в Православной Руси державная власть обрушила репрессии на ревнителей Христовой веры, сделавшись в этом орудием жидовствующих. Среди многих пострадавших – архиереи, которым писал святитель Геннадий; деятельные участники Собора на еретиков 1490 года епископы Иоасаф Ростовский и Прохор Сарский были сведены с кафедры, та же участь готовилась епископу Нифонту Суздальскому. Самого Новгородского архипастыря лишить престола не решились, поскольку при открытом гонении на него всем стало бы ясно, кто и за что его преследует. Однако по проискам жидовствующих святому Геннадию чинились всяческие досаждения и утеснения, деятельность его против ереси была парализована. Великокняжеские фавориты посеяли в душе Иоанна III неприязнь к Новгородскому архипастырю, представив его человеком беспокойным и суетным. Обращения святителя Геннадия к московским властям оставались без ответа, вменялись ни во что. Влиятельнейшие бояре Патрикеевы подстрекали Иоанна III на новые «экспроприации» церковных владений в Новгородской епархии; святой Геннадий был вынужден отстаивать достояние Церкви от посягательств. (Патрикеевы были главарями заговора Елены Волошанки, и то, что они организовывали притеснения ревнителя Православия, есть еще одно доказательство принадлежности Патрикеевых к секте жидовствующих.) Более того, с помощью государственной власти жидовствующие восстановили деятельность своей секты в Новгороде; из Москвы «на укрепление» ослабленной противоборством святого Геннадия ереси в качестве архимандрита Новгородского Юрьева монастыря был направлен еретик Кассиан. Он превратил святую обитель в «вертеп разбойников»: Юрьев монастырь стал местом сборищ жидовствующих, где они поучались на православных, хулили Сына Божия и Пресвятую Богородицу, ругались над христианскими святынями. Святитель Геннадий знал обо всем, но не мог ничего поделать с этим змеиным гнездом, поскольку оно находилось под опекой великокняжеских фаворитов. Каково было архипастырю-ревнителю терпеть такую мерзость в центре собственной епархии?

Влияние жидовствующих не ослабело даже после низвержения Зосимы, зарвавшегося в скандально-развратных делах, с митрополичьего престола. Еретики почти без сопротивления уступили казавшуюся им «маловажной» церковную власть, поскольку все крепче прибирали к рукам власть государственную. Могла ли ересь ослабеть, когда невестка великого князя Елена была на ее стороне, а на стороне Елены самые могущественные вельможи, которые достигли наконец того, что Иоанн III торжественно объявил сына Еленина, Димитрия, наследником стола великокняжеского, – замечает С. М. Соловьев.

К счастью для России, заговор Елены Волошанки был раскрыт, и с падением заговорщиков рухнули планы жидовствующих по захвату Русской державы. Но уже на излете своего могущества, сектанты сумели-таки отомстить святителю Геннадию.

В многообразном арсенале жидовствующих были не только ложь и клевета, но и критика реальных недостатков Русской Церкви того времени – невежества и нечистоты нравов части духовенства и некоторых других злоупотреблений. Бог Промыслитель обратил такие нападки во благо: православное Священноначалие приняло меры к искоренению этих недостатков. В частности, Захар-чернец (которого святой Геннадий определил как стригольника) кликушествовал о мздоимстве при поставлении духовенства не совсем на пустом месте. Хотя платы собственно за посвящение в сан в Русской Церкви не брали, но с Византии на Русь перешла порочная практика взыскивать со ставленников некий налог, которым должны были оплачиваться протори (издержки) при поставлении: выдача грамот с печатями и прочее. Устранением такой практики занялся Собор 1503 года, постановивший: От сего времени впредь всем нам, святителям, – митрополиту, архиепископам и епископам, и нашим преемникам, от поставления архиепископов и епископов, архимандритов и игуменов, попов и диаконов и от всего священнического чина ничего никому не брать и поминков (подарков) никаких не брать, пошлин никаких не брать... но каждого поставлять без мзды и без всякого дара и отпускать на его место. Святитель Геннадий, допущенный наконец в Москву, участвовал в Соборе и горячо ратовал за очищение Священноначалия от подозрений в корыстолюбии. Однако первым, кто был обвинен в мздоимстве по проискам врагов Новгородского архиепископа, оказался он сам. Некоторые позднейшие исследователи заявляют, будто бы святой Геннадий был действительно виновен, на основании записи в Московской летописи: что это дело якобы расследовали великий князь и митрополит Симон. Однако известно, что святой Геннадий из Москвы в свою епархию уже не вернулся – так где и с кого мог брать мзду святитель-подвижник? В Новгороде, где у ревностного архипастыря были недоброжелатели не только среди сектантов, но и среди приверженцев новгородских свобод, тем не менее не нашлось никого, кто упрекнул бы его в мздоимстве: Новгородская летопись лишь бегло отмечает, что в 1503 году архиепископ Геннадий сошел с кафедры. Догадываются, что свержение святителя Геннадия было делом рук еретиков, – говорит С. М. Соловьев. Думается, что это не просто догадка, а очевидность: кружок жидовствующих, сохранявший тайную силу и влияние, был единственным источником, откуда могла излиться ядовитая клевета на святого архипастыря.

Очевидно, святитель Геннадий, изнуренный многолетним служением на труднейшей епархии, истерзанный кознями еретиков, недоброжелательством властей, нападками новгородских «вольнолюбцев», при столкновении с новой клеветой и связанными с нею разбирательствами почувствовал, что у него нет больше сил для борьбы, – и почел за благо удалиться от архиерейского поприща. До нас дошла отреченная грамота святителя Геннадия, где нет никаких покаяний в мнимых винах – свершив свой великий подвиг стояния за святую веру, смиренный архипастырь удалился в монастырь по немощи:Господину Преосвященному Симону, митрополиту Всея Руси, нищий богомолец Ваш Геннадий, архиепископ Великого Новгорода и Пскова, челом бью. Ради своей немощи, Владыко, оставил я свою архиепископию и степень своего святительства в Великом Новгороде и Пскове... Я уже не архиепископ, ибо все дела святительские оставил и сим моим писанием отрекся от всего; определил же себя жить в монастыре в иноческом житии, пребывая в покорении и в совершенном повиновении даже до последнего издыхания, сохраняя свою душу от сетей неприязненных и духов лукавствия, по реченному Господом нашим Иисусом Христом слову: «Некто же бо, рече, возлож руку на рало и зря вспять управлен есть в Царстве Небесном» (Лк. 9, 62), яко того есть слава и держава во веки веков, аминь. Святой Геннадий окончил свой путь в своей любимой Московской Чудовой обители, в которой некогда настоятельствовал и которую украсил своими руками. Господь прославил память этого доблестного воина Своего нетлением честных его мощей и исшедшими от них чудесами. А продолжение битвы с лукавой ересью жидовствующих святитель Геннадий завещал духовному своему брату, могучему в разуме и слове преподобному Иосифу Волоцкому.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (4)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Земля потомков патриарха Тюрка. Духовное ... многочисленными межнациональными и межрелигиозными конфликтами. Митрополит Бишкекский и СреднеазиатскийВладимир глубоко изучил и обобщил историю ...
  2. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (3)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  3. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (7)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  4. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (1)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни ... из славных имен в истории Ташкентско-Среднеазиатской епархии. Еще до революции он ... Главный храм нашей отдаленной Среднеазиатской епархии – Ташкентский кафедральный собор создан в ...
  5. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слово, растворённое любовью. Святейший Патриарх ... архипастырском служении Церкви и народу. Архиепископ Ташкентский и СреднеазиатскийВЛАДИМИР. Восстанет из пепла и бездны греховной ...
  6. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (2)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в ... а не угрозой гонений. В Ташкентской и Среднеазиатской епархии помнят подвизавшихся здесь несколько ... во главе с замечательным среднеазиатским подвижником архимандритом Серафимом ( ...

Другие похожие документы..