textarchive.ru

Главная > Книга


Чудеса, совершавшиеся по предстательству угодника Божия Иоасафа, были неисчислимы; множились и множились письменные свидетельства о его благодатной помощи верующим. В народе никогда не было и тени сомнения в святости Белгородского архипастыря. А. Платонова в стихотворении «Святителю Иоасафу» говорит:

Верила вся Русь, что в Горние селенья

За паству ты вознес молитвы фимиам,

И именем Христа росу благословенья

Ты будешь посылать истерзанным сердцам.

Однако официальное прославление святителя Иоасафа Белгородского состоялось лишь спустя полтора века после его кончины, всего за несколько лет до искалечившей жизнь России революционной катастрофы.

Перед началом Русско-японской войны благоверный царь Николай II спускался в склеп святителя Иоасафа и молился у его гроба. Война была для России неудачна, но множество офицеров и солдат, призывавших в минуты страшнейшей опасности имя святого Иоасафа, свидетельствовали о своем чудесном избавлении от смерти. Все больше становилось адресованных Святейшему Синоду прошений от архиереев, благочестивых дворян, духовенства и паствы о прославлении Белгородского архипастыря в лике святых Русской Православной Церкви.

Торжества прославления святителя Иоасафа начались в Белгороде 4 сентября 1911 года. Один из очевидцев этого всколыхнувшего всю Православную Русь пиршества веры, Г. Булгаков, вспоминает: Жажда и ревность подвига веры и благочестия во имя святителя Иоасафа особенно ярко выражалась массами паломников во время стояния в очереди у врат и в ограде Белгородского Свято-Троицкого монастыря. Кафедральный храм святителя Иоасафа не может вместить в себя более 500–600 человек. Пещерка святителя может вместить не более 40–50 человек. А в преддверии торжеств и в дни торжеств ежедневно прикладывались к мощам святителя Иоасафа по 16–20 тысяч паломников и даже более. Естественно, что паломники могли поклониться мощам святителя не иначе, как соблюдая строгую очередь. Еще задолго, за несколько недель до начала торжеств, установилась эта очередь. Накануне прославления святителя Иоасафа она разрослась до огромнейших размеров и благоговейно, безропотно сохранялась самими паломниками. Они, стоя попарно в монастырской ограде, трижды или четырежды опоясывали непрерывной лентой кафедральный собор святителя Иоасафа. А начало этой ленты выходило за ограду. Она тянулась по улицам почти до самых палаток и бараков. Сутки нужно было стоять в очереди без пищи и отдыха, чтобы припасть с мольбой к мощам святого угодника Божия. А ведь и в очередь попасть было трудно. В очередь допускались паломники крестных ходов дальних, потом ближних и затем уже частные лица. Неизбежный, но какой трудный подвиг. Как легко ослабеть под его бременем. Как легко потерять душевное равновесие. Но у громадного большинства паломников не было на устах ропота неудовольствия. Свой подвиг они несли в дар святителю-подвижнику. За оградой монастыря, по дороге к палаткам, в очереди совершалось с недолгими перерывами «неседальное пение». Передвигалась очередь – передвигался и аналой со святыми иконами, передвигались и священнослужители. Пел стройно народный импровизированный хор. Каждый Крестный ход в очереди вел и нес своих больных. Священники читали молитвы и Святое Евангелие над беснующимися. В ограде монастыря паломники, стоя в очереди, не только не шумели. Но даже не разговаривали громко. Близость святыни и сознание ценности религиозного подвига погружали всех в глубокую благоговейную тишину. Особенно трогательна была картина, развертывавшаяся в монастырской ограде ночью. В синем, темном, далеком небе ярко горят звезды. Ветер тихо шелестит в верхушках высоких деревьев. В окнах пещерки святителя – отблеск огней горящих светильников. Доносятся отголоски священных песнопений. А в ограде, медленно подвигаясь вперед, в глубокой благоговейной тишине идут, едва заметно, паломники. И как отблеск небесных звезд, горят у них в руках свечечки, как горят они в руках верующих в святую Пасхальную ночь. И тихо шепчут уста слова веры, хвалы, пламенной молитвы к угоднику Божию... Чуткий к правде, милосердый к горю людскому, близкий всем, кто понял и оценил высоту христианского жизненного подвига, великий подвижник святитель Иоасаф не отвернулся от собравшихся на его праздник потомков его паствы, детей родной ему Святой Руси. Он был среди них. От мощей святителя Иоасафа в дни торжества особенно обильно изливалась благодать чудесных исцелений, прозрели слепые, заговорили немые от рождения, поднялись с одра расслабленные, избавились от своих мучений бесноватые...

Еще один очевидец, протоиерей Петр Скубачевский, рассказывает, с каким восторгом на белгородских торжествах встречал православный народ представительницу царствующего дома – свою «великую матушку», преподобную великую княгиню Елисавету Феодоровну: Трудно описать, что произошло, когда народ узнал о прибытии «княгинюшки». Весь стан заволновался и тесным кольцом окружил великую княгиню. Громовое ура не прекращалось, пока княгиня ходила по стану. Народ от умиления плакал, осенял «княгинюшку» крестным знамением, называл ее самыми трогательными именами: «Родимая, матушка... пришла проведать нас... храни тебя Бог и святой угодничек!» – слышалось среди восторженной и умиленной многотысячной толпы...

Но сквозь ликующий хор голосов православного народа, восхваляющего новопрославленного угодника Божия Иоасафа, уже прорывались ноты боли и тревоги за судьбу Святой Руси. Эта тревога звучала в речах духовенства, произносимых в честь Белгородского чудотворца. Святитель Владимир (Богоявленский), в то время – митрополит Московский, говорил: Все мы хорошо знаем, какой поход предприняло неверие против нашей Православной Церкви... Страшно становится за наш русский народ, который все глубже и глубже погружается в чувственность... О том же волновался протоиерей Философ Орнатский: Мы радуемся, поздравляем друг друга с праздником, усиливая себя на борьбу с темными силами, воюющими на нас в наше тяжелое, маловерное, развратное время. Безбожие торжествует, неверие усиливается, пороки растут и множатся. Союз церковный, религию люди силятся заменить другими сообществами ради земных целей. Отрицается и союз государственный и семейный. Люди нашего времени хотят наслаждаться, сбросили с себя обязанности и ищут только прав... Но «чем ночь темней, тем ярче звезды», – тем ярче блистают перед умственным взором нашим на небосклоне церковном звезды духовные – святые Божии человеки – и зовут нас к себе, а через подражание им – и к Богу... И в лице святителя Иоасафа мы приобрели, братие, путеводную звезду для многих.

Да, святитель Иоасаф Белгородский для многих стал путеводной звездой на дороге в Царство Небесное, только для новых русских святых этот путь пролег не через мирное духовное делание, а через казематы и каторгу, через поругания и пытки, через страдания и кровь за веру Христову.

Что сталось всего через несколько лет с зачинателями и участниками белгородских торжеств? Сам царь-страстотерпец Николай II с сыном-царевичем на руках пал под пулями палачей. Милосердная «матушка народа», святая преподобномученица княгиня Елисавета Феодоровна была брошена в каменную штольню и там, задыхаясь, воспела Херувимскую песнь. Первомученик Русской Церкви святитель Владимир (Богоявленский) был зверски умерщвлен анархистами, перед кончиной благословив своих убийц. Священномученик Философ Орнатский, расстрелянный чекистами, до самого смертного мига преподавал казнимым вместе с ним духовное утешение. Ревнитель памяти святого Иоасафа, создавший музей его имени, святитель Никодим (Кононов) запытан насмерть в белгородской тюрьме... И еще тысячи и тысячи паломников белгородских торжеств 1911 года пошли за родное Православие в большевистские тюрьмы и каторжные лагеря, на пытки и смерть... Но были в тогдашних ликующих толпах и такие, которые потом изменили, предали, сами пошли крушить святыни, – как в толпе, кричавшей Христу: Осанна! – при Входе Его в Иерусалим, таились будущие распинатели...

Святитель Иоасаф определяет подвиг христианский как добровольное мученичество: Всякий тот любит Бога от всей души, кто ради великой любви к Нему своей души, то есть жизни своей, не щадит... Этот вид любви к Богу воспримем от мучеников. Они так возлюбили Его, что и души за Него положили. Что же? Есть ли нужда воскрешать Нерона или Диоклетиана или предаваться Максимлиану, чтобы для любви Божией отрешили нас от жизни? Нет! Не о таком мученичестве говорю, но о подобном ему: речь не о лишении жизни, но о добровольном страдальчестве, о самоотвержении и умерщвлении живущих в нас страстей, которые, как душа в теле, живут и движутся в наших чувствах. Если их оставим живыми – погубим душу, если же предадим их погибели ради любви Божией – обретем свою душу в Вечной жизни. Нам не будет нужды искать мучителей, когда начнем худшее покорять лучшему. Например, если любезна нам слава человеческая – побежим от нее прочь. Вот вам и будет Нерон, отсекающий ноги. Если богатство любезно – расточим его в раздаянии милостыни. Вот и Диоклетиан, отнимающий руки и всего раздробляющий колесами на части. Если красота телесная веселит нас – отврати от нее очи. Вот наш Максимилиан, выкалывающий очи... Подумаем про себя, какие живут в нас страсти, – и что с ними за борьба, и что это за мучители, когда начнется попытка отстать от них и одолеть.

Но вот когда народ духовно расслабляется, когда пример богомудрых святителей и преподобных отцов уже не может вдохновить его на добровольное мученичество борьбы с собственными страстями и пороками, когда оскудевает вера и хладеет любовь к Богу: тогда-то и появляется нужда в мучителях внешних. Верхи российского общества заразились безбожным чужебесием, стали сеять в народе плевелы маловерия, революционных теорий – вот тогда-то на Руси воскресли нероны, диоклетианы и максимилианы: в образе богоборцев-большевиков, несравненно более свирепых, чем языческие императоры-изверги. Этим жгучим лекарством Господь Правосудный врачевал народ Свой от духовной спячки, от теплохладности в вере, от страстей и пороков, ведущих к вечной погибели. Уже не просто посещением богослужений и даже не тихим иноческим подвигом стало нужно свидетельствовать свое Небесное имя: христианин, а готовностью на мучения и смерть подтверждать свою верность Христу Спасителю, и многие тысячи доблестных новомучеников и исповедников Российских стали жертвой умилостивления за грехи родного народа.

Бог во гневе не щадит и святынь своих – по попущению Господню большевистские банды ринулись крушить храмы и монастыри, которые наши благочестивые предки на свои трудовые гроши веками строили и украшали, берегли и лелеяли. Но и этого мало показалось воинствующим безбожникам: свою ненависть к Вселюбящему Творцу они перенесли на святых Его угодников и предали поруганию их честные мощи. Кощунственные руки потянулись и к нетленному телу святителя Иоасафа Белгородского.

Уже в 1917 году состоялся первый «революционный натиск» на пещеру святого Иоасафа. Ватага матросов с винтовками, не снимая шапок, вломилась сначала в собор, а потом и в склеп святителя. Пришельцы начали задавать духовенству «вопросы сектантского характера». Выяснилось, что предводительствует ими некий сектантский «проповедник», штундо-баптист.

Вообще в первые послереволюционные годы сектанты разных мастей активно участвовали в большевистских гонениях на Православную Церковь: вместе с воинствующими безбожниками глумились над святынями, разрушали храмы, писали в ЧК доносы на православных как на «контрреволюционеров». Правда, по прошествии времени сектанты сами оказались в лагерной мясорубке: богоборческий режим не желал терпеть никакой религии, пусть даже искаженной, сектантской.

Матросня, ворвавшаяся в пещеру святителя Иоасафа, потребовала, чтобы им дали убедиться в нетленности его тела: такую возможность им предоставили. Предводительствовавший ватагой штундо-баптист начал кликушествовать: мол, Библия предупреждала о временах, когда «будут поклоняться золотым гробницам, в которых лежат кости и всякая мерзость»: Слышавший это священник Андрей Дятлов сказал: если найдете в Писании такие слова, можете снять с меня рясу и раздетым водить по городу. Баптист стал лихорадочно листать Библию, но, конечно, ничего подобного не нашел. А матросы, разочарованные в «пророчествах» своего главаря, начали слушать речи православного священника. Некоторые их них стали прикладываться к мощам угодника Божия, ставить у раки свечи. Один из очевидцев этого инцидента вспоминает: Многие матросы пожелали иметь жизнеописание святителя Иоасафа, и наместник монастыря раздал таковое в огромном количестве.

Но если простых людей, сбитых с толку агитаторами, можно было привести в здравый разум, то насилию богоборческой государственной машины Церковь не могла противопоставить ничего. В 1920 году «народный» комиссариат юстиции издал постановление «О ликвидации мощей». В этом глумливом документе говорилось: Золоченые гробницы с предполагаемыми в них нетленными телами старым правящим классам были необходимы как аппарат одурманивания на религиозной почве темных гипнотизируемых масс. Предписывались конфискация святых мощей как орудия эксплуатации масс церковными организациями и помещение их в антирелигиозные «музеи». Местным исполкомам приказывалось избегать всякой нерешительности и половинчатости при проведении таких мероприятий.

В том же году «комиссия научных атеистов» занялась конфискацией честных мощей святителя Иоасафа Белгородского. Входивший в состав комиссии медик сделал надрез на нетленном теле святителя, надеясь обнаружить там бальзамирующие вещества, но ничего подобного не оказалось. «Комиссия» вынесла лживое заключение: Труп находится в стадии мумификации (высыхания) и окаменения вследствие того, что при погребении был положен в сухую пористую песчаную почву, предотвращающую быстрое гниение. (Интересно, где они нашли сухую песчаную почву в каменном склепе, где честные мощи святого Иоасафа находились со дня погребения?) Епископа Белгородского Никона (Пурлевского), отказавшегося подписать протокол о том, что Церковь якобы «добровольно» отдает властям святыню, стукнули револьвером по голове, повалили на пол и били ногами.

«Секретный груз» – ящик с нетленным телом Белгородского архипастыря был сначала доставлен в Москву и выставлен в Медицинском музее. Рядом – «для обличения церковников, как другой пример естественной мумификации», – был выставлен труп некоего фальшивомонетчика, который был убит членами его шайки и зарыт в песке и действительно несколько лет сохранялся неповрежденным. Но здесь «научных атеистов» постиг конфуз: в музейном зале останки фальшивомонетчика начали издавать зловоние. Сотрудница Института имени Склифосовского потом рассказывала, как к ним привезли этот труп фальшивомонетчика и приказали срочно забальзамировать: «научные атеисты», обвиняющие Церковь в «обмане», сами намеревались обманывать людей злой фальшивкой. Но замысел не удался: при первых же манипуляциях над трупом фальшивомонетчика он рассыпался в зловонный прах. (Здесь уместно вспомнить, что целый научно-исследовательский институт трудился над бальзамированием останков «вождя пролетарской революции» В. И. Ленина, и каких трудов стоило ученым оберегать его мумию, выставленную в мавзолее, от полного разрушения.) А о выставленных в Медицинском музее честных мощах святителя Иоасафа А. Цветаева вспоминает: Епископов, мне сказали, хоронят с длинными волосами, как полагается православному священству, но теперь он лежал остриженный под первый номер еле серебристой головы... Я видела образ его и сразу узнала нос с горбинкой, строгие благородные черты. И стали мы с сыном-подростком ходить в музей, прикладываться к мощам, стараясь делать это незаметно. Думаю, мы не были единственными.

То, что подобных православных паломников, поклонявшихся святыням даже в антирелигиозных музеях, было действительно немало, выяснилось, когда нетленное тело святителя Иоасафа перевезли в превращенный в музей атеизма Санкт-Петербургский Казанский собор и «экспонировали» там. Православные петербуржцы во множестве стали стекаться к честным мощам угодника Божия и уже открыто поклоняться им. У Белгородского обкома возникла было идея просить о передаче этого «экспоната» в их краеведческий музей, но один из сотрудников обкома, видевший поток верующих в Казанском соборе-«музее», доложил, что появление мощей святителя в Белгородском музее крайне нежелательно, так как вызовет оживление культа Иоасафа Горленко на юге России и на Украине.

Выставляемые в целях поругания нетленные мощи Белгородского архипастыря вопреки злым намерениям атеистов по-прежнему свидетельствовали истину Святого Православия и укрепляли дух верующих. Устрашенные этим, руководители антирелигиозного музея убрали нетленные мощи святого Иоасафа в «запасники», а в 1970 году решили и вовсе избавиться от подобного «экспоната». Но двое рабочих, плотники Аркадий Соколов и Владимир Прудников, ослушались начальства, приказавшего им закопать «мумию» в подвале, и вместо этого с возможным благоговением скрыли святыню среди перекрытий на чердаке собора.

После торжеств обретения мощей преподобного Серафима Саровского А. Соколов вспомнил, что в свое время укрывал нетленное тело неведомого ему угодника Божия, и приблизительно припомнил место, где должна находиться святыня. Во время поисков дочь А. Соколова Людмила вдруг почувствовала, что в груди у нее возникло золотое сияние и в середине его три раза появлялся лик Христа. И через десятилетия большевистских поруганий Господь пронес нетленными честные мощи угодника своего, святителя Иоасафа Белгородского, найденные на чердаке Казанского собора-«музея» 28 февраля 1991 года.

О чудесном обретении мощей святителя Иоасафа Белгородского было извещено Священноначалие Русской Православной Церкви. Началось триумфальное шествие новообретенной святыни по городам и весям. Честные мощи Белгородского архипастыря первоначально были выставлены в Санкт-Петербургском Спасо-Преображенском соборе, и первыми сподобились поклониться им жители имперской столицы, в которой он некогда был посвящен в сан архипастырский. Затем святые мощи Белгородского чудотворца встречала Первопрестольная Москва. Мне лично посчастливилось присутствовать на этих торжествах, вместе с собратьями архиереями нести на руках раку с чудотворной святыней и вместе с ними сослужить Патриарху Московскому и всея Руси Алексию в совершении праздничной Божественной литургии пред новообретенными мощами святителя Божия Иоасафа в Московском Богоявленском соборе. Многие тысячи верующих, теснившихся в соборе, заполнивших Елоховскую площадь и окрестные улицы, их благоговейное поклонение святыне, их глаза, горящие радостным воодушевлением и умилением, – это зрелище, напомнившее старинные белгородские торжества, вселяло надежду.

Как два с половиной столетия назад Белгородский архипастырь объезжал вверенную ему епархию, так и ныне шествием нетленных своих мощей освящал святой Иоасаф города и веси Белгородчины.

17 сентября 1991 года, после семидесяти одного года разлуки, честные мощи святителя Иоасафа были крестным ходом внесены в его кафедральный Белгород и положены в Преображенском соборе. Этот день определен и на будущее днем празднования второго обретения мощей святителя Иоасафа. Вновь Белгородский чудотворец въяве предстал земле, на которой так мудро, справедливо и милосердно вершил архипастырское служение, народу которой оказал столько благодеяний и благодатной помощи.

Святейший Патриарх Алексий II в Слове на торжествах нового обретения мощей святителя Белгородского сказал о духовном смысле этого события: Обретение мощей – еще одна милость Божия, которую Господь подает нам для укрепления в скорбях, а их так много в наше трудное для России время... Святые подвижники веры и благочестия, подвизавшиеся до нас, примером своей жизни наставляют нас. Подобно святителю Иоасафу, которого мы называем в тропаре «правилом веры и образом милосердия», они наставляют нас в вере и милосердии. Своими молитвами они укрепляют нас в подвиге духовного совершенствования, в делании и умножении правды и любви Божией... Господь напоминает нам о житии святого Иоасафа несомненно для того, чтобы поддержать нас, чтобы дать нам всем духовные силы пережить сложное время, преодолеть противостояние, нетерпимость – все те трудности, которые переживает сегодня наше Отечество и Церковь Христова.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Святитель Иоасаф Белгородский учит нас спасительной строгости – прежде всего в отношении к самим себе, к исполнению нами священных христианских обязанностей. Ныне развеялся мираж большевистского «рая на земле», уже не насилует совесть народа богоборческий режим, но за десятилетия под ярмом безбожной власти наш народ утратил навыки православного духовного делания, которые помогали нашим благочестивым предкам хранить чистоту сердец, противостоять нападкам и соблазнам мирской злобы, сохранять мир душевный в любых обстоятельствах, спасать свои души для Царства Небесного. Уроки святителя Иоасафа должны возвратить нам это непобедимое оружие – оружие поста и молитвы, благоговейного отношения к святыне, неукоснительного соблюдения церковных установлений, отвращения к греховной нечистоте, любви к Богу Спасителю и сострадания к ближним.

Конечно, радостно видеть, как в наши дни Русская Православная Церковь восстает из руин, восстанавливает храмы и монастыри, влечет паству в свои материнские объятия. Отрадно видеть и толпы народа, которые сейчас заполняют православные храмы. Но восстановить разрушенные храмы гораздо легче, чем преодолеть разруху духовную. Прискорбно знать, как много сейчас среди называющих себя православными таких, которые посещают дом Божий только на Пасху и Рожество, а во все остальное время редко вспоминают о Боге, не молятся, да и не знают молитв, даже не ведают, что для вхождения в Жизнь Вечную необходимо постоянно поддерживать свои духовные силы причащением Святых Христовых Таин. Скорбно думать о подобных людях, убежденных, что они смогут прийти в Вечную жизнь по такому «прохладному пути», тогда как святые отцы предупреждают: Путь прохладный знаем, где оканчивается – в геенне огненной. Подобно тому, как святителю Иоасафу пришлось учить невежественную паству азбуке Православия, так и ныне долг пастырей и всех просвещенных христиан с должной деликатностью и кротостью наставлять своих малосведущих братьев и сестер в основах церковной жизни, спасительных требованиях благочестия.

Большевизм с его материалистическими, земными устремлениями умер и рассыпался в прах. Но пагубным наследством бездуховной жизни в СССР осталась «оземлененность» душ, расслабление воли к христианскому деланию, некое подобие духовного паралича. В стране, где, по слову Священного Писания, ни постов, ни праздников нет для нечестивых, где долгие десятилетия ели и пили что хотели, ни разбирая ни дней, ни дат, теперь кажется тягостным элементарное воздержание в пище, предписанное Церковью на время постов. Привыкшим бегать веселыми ногами по гулянкам и пирушкам кажется трудным даже дойти до храма, и от людей в цветущем возрасте, полных сил, приходится слышать жалобы: мол, богослужения «слишком долгие», «устают ноги». Для православных предков наших Божественные службы были высочайшей радостью, благочестивые люди наслаждались каждым мгновением молитвенного общения с Всевышним. Но чтобы обрести такую высокую и чистую радость духовную, надо сделать усилие над собой, приложить труд к приобретению навыка благочестия, ибо Царствие Небесное силою нудится, и употребляющий усилие восхищает его. Но те, кто готов всячески суетиться и даже до седьмого пота трудиться ради преходящих и смертных земных благ, зачастую отказываются и от малых трудов ради сокровища Вечной жизни.

Святые новомученики Российские указывали как на главную причину постигшей наше Отечество революционной катастрофы на чуждые учения и обаяние чувственного мира. Большевиков уже нет, но в сегодняшней России с неслыханной никогда прежде громогласностью и бесстыдством звучат призывы к нечистым чувственным услаждениям. Смертные грехи блудодеяния и прелюбодеяния, корыстолюбия и роскошества объявляются уже чуть ли не доблестью, рекламируется торговля женским телом, в культ возводится насилие, «на законном основании» продолжается вакханалия детоубийств – абортов, мерзости содомские и гоморрские провозглашаются дозволенными и выставляются напоказ. Под напором этой диавольской пропаганды многие слабодушные позволяют себе душепагубные поблажки, даже блуд грехом не считают, заявляя в оправдание себе: мол, все так делают. Но эта круговая порука, это состряпанное развратными и продажными деятелями средств массовой информации «общественное мнение» не избавит от возмездия никого из тех, кто оскорбляет Пречистого Бога Создателя своими непотребствами. Святые отцы говорят: В аду хватит места для всех идущих на совет нечестивых. Лукавая же отговорка  «все так делают» – это внушенная бесами ложь, ибо и сейчас немало сынов и дочерей Русской Церкви, не обращая внимания на зазывания лежащего во зле мира, ведут истинно благочестивую жизнь. Мы знаем, что есть и сейчас на Русской земле праведники и молитвенники: только ради них еще терпит Правосудный Господь беззакония падшего мира, медлит со Своим Вторым Пришествием во славе для Страшного Суда. Мы, желающие любить Бога, станем помышлять, как долготерпит к нам, достойным вечной муки, Праведный Судия, как нам, кои сами обрекают себя скрежету зубовному, червю неусыпающему, вечному плачу, прощает лютые согрешения, ожидая покаяния. Обратимся же, наконец, к исправлению и, созерцая как бы сущим пред очами грозного Судию, восплачем, по решимости станем исправлять день за днем развращенную жизнь, – призывает святитель Иоасаф Белгородский.

Многими путями стремится Господь Милующий вразумить заблудших: и те беды, которые вызывают у нас ропот, являются Его отеческим наказанием, наставляющим нас на спасительный путь. Святитель Иоасаф предлагает христианам подвиг добровольного мученичества: внутреннюю борьбу с нашими греховными помыслами, победу над нашими страстями и пороками. Но если мы коснеем в нечестии, Господь попускает нам внешних мучителей – болезни, нужду, скорби, чтобы ими привести нас к смирению под руку Отца Небесного. Так милосердно наказует Бог каждого, кто еще способен покаяться и спастись для вечности, те же посланные для вразумления кары Божии видим мы ныне на всей забывшей путь в Небеса «оземленевшей» России, где миллионы людей впадают в нищету, голодают, мерзнут, болезнуют, доходят до отчаяния. Эти беды минуют, и воспрянет Россия во славе и благоденствии – если у русского народа хватит духовных сил для того, чтобы внимать не кликушеству пропагандистов греха, а зову Бога Спасителя; если хватит у народа мудрости на то, чтобы вспомнить заветы Святой Руси и просиявших на ней великих угодников Божиих; если хватит у народа воли и мужества на то, чтобы вернуться в лоно родной Православной Церкви и впредь исполнять святые заветы Христовы.

С состраданием взирает на нас с Небес сонм святых Господних, коим славна Земля Русская. Среди них ярко сияет святитель Иоасаф, чудотворец Белгородский, готовый оказать милосердие и дивную помощь каждому, кто внимает его учению, следует его наставлениям, обращается к нему с теплой молитвой. Дивно предстоит он и православным нашей Среднеазиатской епархии: в Ташкентском Свято-Успенском кафедральном соборе хранится чтимая икона святого Иоасафа. Да сбудется же и для нас пожелание священномученика Философа Орнатского, чтобы святой архипастырь Белгородский Иоасаф стал путеводной звездой для многих; да умножатся среди нас следующие его примеру ревнители веры и благочестия, исполненные любви к Богу и творящие милость ближним. Светло празднуя память Небесного заступника, святителя Иоасафа, обратимся же к нему с самим православным народом сложенною молитвою: От младенчества Богом предызбранный, во отрочестве Покровом Божией Матери приосененный, святителю отче Иоасафе, всего себя вдал еси на служение Церкви Христовой, словом, делом, житием своим. Довлела же Царице Неба и земли, Пресвятой Богородице, молитва твоя, и яко солнце сие ясно, тако светло предстал еси в смертный час Престолу Божию. Молися убо за ны, святителю, да управим себе ко Господу Богу. Аминь.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (4)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Земля потомков патриарха Тюрка. Духовное ... многочисленными межнациональными и межрелигиозными конфликтами. Митрополит Бишкекский и СреднеазиатскийВладимир глубоко изучил и обобщил историю ...
  2. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (3)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  3. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (7)

    Книга
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни памяти особо чтимых ... (близ Шаша – Ташкента), первоначально к Среднеазиатской Церкви относилась и митрополия Шины (Китая), позднее в Чуйской ...
  4. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (1)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в дни ... из славных имен в истории Ташкентско-Среднеазиатской епархии. Еще до революции он ... Главный храм нашей отдаленной Среднеазиатской епархии – Ташкентский кафедральный собор создан в ...
  5. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слово, растворённое любовью. Святейший Патриарх ... архипастырском служении Церкви и народу. Архиепископ Ташкентский и СреднеазиатскийВЛАДИМИР. Восстанет из пепла и бездны греховной ...
  6. Митрополит ташкентский и среднеазиатский владимир (иким) (2)

    Документ
    МитрополитТашкентский и СреднеазиатскийВладимир (Иким). Слова в ... а не угрозой гонений. В Ташкентской и Среднеазиатской епархии помнят подвизавшихся здесь несколько ... во главе с замечательным среднеазиатским подвижником архимандритом Серафимом ( ...

Другие похожие документы..