textarchive.ru

Главная > Документ


НАСЛЕДИЕ МУДРОСТИ

Тельман Алимханов,

судья Катон-Карагайского районного суда Восточно-Казахстанской области

Роль биев в жизни Великой Степи

Середину XIX века, когда жил и творил первый казахский ученый-просветитель, можно назвать переломным моментом в попытке реформирования общественно-политической жизни Великой Степи.

Одним из первых ученых, непосредственно участвовавший в реформах того времени и соответственно сделавшим первые научные выводы об их перспективах, был Ч. Валиханов. Нет необходимости писать о том, что основных концепцией мировоззрения Ч. Валиханова было глубокое понимание им необходимости сближения с русским народом, предвидение перспектив позитивного влияния России того времени на прилегающие страны Востока. Наверное, именно поэтому молодой ученый освещал вопросы политической истории, торговой и дипломатической связи России с Казахстаном, Средней Азией, Джунгарией и Китаем.

Наиболее четко общественно-политические взгляды Ч.Валиханова обозначились в одной из последних работ – «Записке о судебной реформе», где он делает анализ судебной реформы, проведенной царским правительством в Казахстане в 60–х годах XIX века. Для этой цели он специально приезжает в Омск, где шла разработка судебной реформы в степном крае.

Интересно то, что судебная реформа в глазах Ч. Валиханова предстает не только как изменение в какой-то строго определенной деятельности государства, а приобретает размах всего государственного обустройства. Так в предисловии к своим «Запискам» он пишет, что «преобразования в судебной части, вероятно, поведут к изменению прежнего административного строя нашей области, и, нет сомнения, что вместо сложного, обременительного бюрократического хаоса будет образовано в округах управление более рациональное». Из этого следует, что в государственном устройстве Российской империи того времени судебные органы играли громадную роль как институт государственной власти и как важнейшее звено в системе управления государством.

Как человек, получивший для своего времени прекрасное образование и имевший детальное представление о жизни как казахов так и русских, обладавший государственным умом Ч. Валиханов, исходя из общественно-политического, социального и экономического положения , а также обычаев и традиций казахского народа, рекомендует идеологам реформ свое видение предстоящих перемен. Касательно этого он пишет следующее «Россия в числе сыновей своих имеет немало народностей иноверческих и инородческих, которые ведут образ жизни диаметрально противоположный образу жизни коренного русского населения, имеют нравы и обычаи, диаметрально противоположные нравам и обычаям русских славянского племени. Понятно, что преобразования, проектированные для христианского и оседлого русского населения, по вышеизложенным причинам, не принесут никакой пользы и будут бессмысленны, если будут всецело применены к кочевым инородцам Европейской и Азиатской России». В связи с таким умозаключением первого казахского ученого приходят слова знаменитого философа и ученого Франции нового времени Л.Ш. Монтескье, который в своем капитальном труде «О духе законов» буквально писал следующее: «Необходимо, чтобы законы соответствовали природе и принципам установленного или установляемого правительства, соответствовать физическим свойствам страны: ее климату, образу жизни ее народов, степени свободы, допускаемой устройством государства, торговле, правам, обычаям».

Проведение реформы в первую очередь должно сказаться на интересах простого народа. В этом также нет сомнения поскольку ядром государства и носителем ценностей его является народ. Понимая данный постулат, Ч.Валиханов негативно относится к действиям царской администрации, которая через своих представителей пытается собрать сведения относительно готовящихся реформ у старшин, биев и султанов. На этот счет автор «Записок» пишет, что «мнение народа, не всегда может быть принято как выражение действительно народной потребности. На мнения же привилегированных классов общества следует смотреть не иначе, как на отрицательное выражение истинных народных нужд, ибо интересы знатных и богатых людей, даже в обществах высокоцивилизованных бывают, большею частью враждебны интересам массы, большинства».

Понимая, что любая реформа только тогда будет прогрессивной, когда она принесет блага всему обществу в целом, продвинет ее вперед и этим создаст новые условия для улучшения жизни Ч. Валиханов пишет «всякая реформа, имеющая целью общественное благосостояние, тогда только может достигнуть предположенной цели, не подвергаясь разным случайностям, когда известны общественные нужды и средства». Таким образом он считал, что для положительного проведения любой реформы необходимо прежде всего изучить настоящее положение общества во всех сферах его жизнедеятельности. Только в этом случае реформы подвигли бы общество вперед. Одним из важнейших условий положительного проведения реформ он считает восприятие простым народом общечеловеческого просвещения, т. е. готовности людей психологически и умственно воспринять нововведения. При этом он приводит пример введения в 1824 г. в казахской степи «Сибирского уложения», составленного Сперанским, По мнению автора статьи, Ч.Валиханов, являясь ученым и выходцем из знатной семьи, чингизидом, досконально знал как, в какой мере и с акцентом на какие моменты должны были проводиться реформы, указывая при этом, что «вопросы о реформах требуют большой осторожности и глубоких соображений, ибо от них зависит народное быть или не быть». Далее указывая на то, что казахи занимают первое место по многочисленности, богатству и, пожалуй, по надеждам на развитие в будущем отмечает, что «вся так называемая среднеазиатская торговля России есть неболее, не менее, как торговля наша». Приведя, таким образом общие выводы на которых должны быть проведены реформы в Казахской степи, Ч.Валиханов описывает как шла подготовка этих самых реформ.

Ему, как человеку передовому, понимающему суть грядущих перемен претит то обстоятельство, что подготовка к проведению важнейших перемен строится только с учетом мнения султанов, биев и старшин. При обсуждении проекта участвовавшие на обсуждении бии хотели, чтобы их избирали на более продолжительный срок, предоставили право принятия и решения дел по личному усмотрению и право участвовать в исполнении решений, также чтобы их решения в известных случаях не подлежали обжалованию. Этому горячо противились волостные управители, видя в них прямое посягательство на их чиновническую власть. Как пишет далее Валиханов «после взаимных уступок дело при посредничестве старших султанов улаживалось таким образом, что бии не могли мешать управителям, управители – биям, а управители и бии – султанам». Таким образом, Ч. Валиханов делает вывод о том, что во время подготовки судебной реформы образовалось два направления – большинство народной массы желали оставить суд биев в древней народной форме, а личный интерес титулованных и богатых напротив, в том, чтобы изменить суд биев в его основе, внеся в него элементы мирового суда как-то избрание биев, невозможность обжалования некоторых решений и участие в исполнении принятого решения.

Для того чтобы найти наиболее приемлемый вариант, Ч.Валиханов далее исследует оба эти направления и дает такую характеристику суду биев в древней народной форме.

Возведение в звание бия не обусловливалось у киргиз (казахов) каким-либо формальным выбором со стороны народа и утверждением со стороны правящей народом власти, только глубокие познания в судебных обычаях, соединенные с ораторским искусством давали это почетное звание. Молва о таких людях быстро распространялась по всей степи и имя их делалось известным каждому. Таким образом, звание бия было как бы патентом на судебную и адвокатскую практику. Дети лиц, носивших звание биев, имея большую юридическую практику, обыкновенно наследовали знания и вместе с тем и звания своих отцов. Но это вовсе не означает, что звание бия было наследственным.

Закон родового быта приводил к тому, что бий – однородец в процессе своего сородича с представителем другого рода выступал только как адвокат, но никак не судьей. Именно эта особенность родового быта киргиз (казахов) послужила основанием права свободного выбора со стороны тяжущихся для разбора своего дела биев из всех лиц, носивших это звание на всем пространстве степи.

Так как тяжущиеся защищали свои интересы в частном порядке, то это привело к возникновению обычая вознаграждения бия, так называемое «бидiң билiгi» с виноватого.

Бии выступали как частные практиканты, так как они могли принять к своему производству решение дела не иначе как по просьбе тяжущихся или по сообщению административной власти.

Естественно такой свободный взгляд на суд и на судью не мог ограничивать право обжалования, и киргизы (казахи) пользовались этим правом в самых широких масштабах.

Но самую замечательную черту суда биев по наблюдению Ч. Валиханова составляет посредничество честных сородичей, которые присягой обвиняли или оправдывали подсудимого. Число этих «присяжных» и круг для их выбора обусловливались важностью рассматриваемого дела.

Отличительной стороной суда биев было то, что он производился словесно, публично и во всех случаях допускал адвокатуру. Он был в таком уважении у народа, что не требовал никаких дисциплинарных мер.

Далее он отмечает, что даже 40-летнее русское владычество, внесшее много совершенно новых элементов в общественную жизнь народа, не имело никакого влияния на древний киргизский суд биев, если суд этот мог устоять против неблагоприятных условий русского законодательства, ясно, что он вполне удовлетворял степной народ.

Так как русское правительство планировало, вопреки устоявшимся традициям разбирательства дел, ввести в Казахстане мировые суды, то Ч. Валиханов дает подробное сравнение суда биев и мировых судов, распределяя их по двум основополагающим принципам – судоустройству и судопроизводству.

По Ч. Валиханову разница заключается в судоустройстве:

1. Бии существуют в неопределенном числе, мировые же судьи полагаются по нескольку на каждый мировой округ.

2. Бии никем формально не избираются и формально никем не утверждаются. Значение их основано на частном авторитете. Для выбора в мировые судьи существует определенный порядок и ценз.

3. Бий тогда только судья, когда к нему обращаются тяжущиеся, обращаются же к нему – пока он пользуется авторитетом, только потеря авторитета лишает его бийского звания. Мировые судьи избираются на три года и, пока служат, пользуются постоянными правами и обязанностями.

4. Бии не получают никакого содержания ни от казны, ни от народа, но берут «бидiң билiгiн», а мировому судье полагается от земского сбора определенная сумма на содержание его самого и на расходы его по канцелярии.

5. Сьезды биев бывают не периодичные, а случайные, на съезды же мировых судей назначается определенный срок.

6. Мировой судья решает дела единолично, а суд биев единоличен может быть только тогда , когда тяжущиеся принадлежат к одному роду с бием и сами пожелают одного судью.

Таковы основные различия между судом биев и мировыми судьями по вопросу судоустройства. Как видим, эти различия весьма существенны, и основное здесь, по мнению автора статьи, то, что суды биев по своему устройству и форме возникновения были более демократичны и во всей своей полноте отвечали действующему на тот момент социально-политическому обустройству общества, сложившимся обычаям и традициям. Возникновению именно такой формы судоустройства способствовало родовое построение казахского общества того времени – кочевое хозяйство.

Главное достоинство суда биев заключается в отсутствии формальностей и официальщины. Также несомненно и то, что бии занимаются своей профессией по призванию и имеют причины дорожить своей репутацией. По мнению Ч. Валиханова, избрание биев по новому положению приведет к тому, что «отправление правосудия в степи неминуемо перейдет к денежным сделкам и разным низким интригам». т. е. Ч. Валиханов, прекрасно понимая корысть степных воротил, старается убедить администрацию в недопустимости введения института выборности биев. При этом он пишет, что «сделавшиеся же выборными чиновниками они (т.е. бии) во всем будут походить на наших управителей, которые тянут со всех и всем сами платят. Тогда как при настоящем положении дел, неблагонамеренный судья без всяких скандалов может быть обойден: к нему никто не будет обращаться – и дело кончено».

Преимущество судов биев и в том, что он редко бывает единоличен, в нем допускается безграничная публичность, решения его подлежат обжалованию.

Резюмируя указанное, ученый делает следующий вывод:

1. Начала мирового суда, проектированные для русских губерний, во многих началах своих положительно не применимы в отношении киргизского народа.

2. Суд биев, действующий у киргиз теперь, при господствующем у них родовом быте и родовых отношениях, вполне удовлетворяет развитию народа, как продукт непосредственно выработанный самим народом и под влиянием особенностей их страны.

3. Суд биев имеет некоторые преимущества перед судом мировым, по крайней мере в отношении киргиз.

4. Мнение большинства народа по вопросу о судебной реформе было выражено в пользу древнего суда биев.

То политическое влияние, которое имели бии в народе их высший авторитет было замечено не одним Ч. Валихановым, но и многими царскими чиновниками того времени.

В наши дни мы должны признать историческую роль судебной власти биев в становлении казахской государственности, формировании судебной власти и развитии общечеловеческих ценностей. В той плеяде, несомненно, ярких представителей казахского народа наиболее уважаемыми представителями являлись и бесспорно остаются таковыми в народной памяти Казыбек би, Толе би, Айтеке би. Их талант, безмерное чувство справедливости и уважение к своему народу должны сегодня быть в сердце каждого, кто избрал непростой путь судьи.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Гумилёв Л. Древняя Русь и Великая степь ОГЛАВЛЕНИЕ Оправдание книги Постановка проблемы Часть первая

    Документ
    ... — финноуграми, а с востока — рассеянными кочевниками Великойстепи, — все эти суперэтнические целостности были ... с эмирами Иса-беком, Яглы-бием, Казанчи и другими нойонами». Поскольку ... группы процессов играет заметную роль в жизни всей планеты, с той ...
  2. Жизнь человека с самого начала складывалась так

    Документ
    ... Эти семейства играют роль, сравнимую с ролью периодической системы ... древнейшем китайском трактате «Чжоу-би суань цзинь» («Математический трактат ... слове». К сожалению, о жизнивеликого ученого известно не так ... внешней среды, среди степи или океана, ...
  3. Володимир мельниченко тарас шевченко «мій великий друг щепкін» москва

    Документ
    ... травня він виступить в ролі виборного Макогоненка у п’єсі ... широкий — море, Степ і степ, ревуть пороги, І ... Олексій ________________________ 1 Михаил Семёнович Щепкин. Жизнь и творчество. В 2-х томах. — ... , він не був бивеликим поетом уселюдської міри ...
  4. О тюркских племенах и народах азии и европы

    Книга
    ... смерть, «п» возможно сокращенное от «би»-в смысле господин ) и второе ... Тюрки в Италии играли главенствующую роль в возникновении и утверждении христианской ... Гумилев пологает высказывается, что в жизниВеликойстепи Тюрков имелись три переломные ( ...
  5. «утверждено» «рекомендовано»

    Учебно-методический комплекс
    ... «Сборник летописей» Кадыргали бия Косым-улы, «Родословная» ... интел­лигенции. В становлении археологической науки рес­публики великароль М. Е. Массона, С. П. Толстова, А. Н. Бернштама, М. ... дается подробное описание жизниВеликойСтепи с античных времен ...

Другие похожие документы..