Главная > Исследование


Государственный университет – Высшая школа экономики

Исследовательский проект

Изменение масштабов и форм борьбы с контрафактной продукцией на российском рынке потребительских товаров

(Аналитический отчет)

Выполнено по заказу Содружества производителей фирменных торговых марок

(Русбренд)

Раздел 1. ХАРАКТЕР И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследовательский коллектив Государственного университета – Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ) по заказу Содружества производителей фирменных торговых марок (Русбренд) провел исследование на тему «Изменение масштабов и форм борьбы с контрафактной продукцией на российском рынке потребительских товаров».

В данном отчете представлены основные результаты исследования, а также краткое обобщение взглядов представителей компаний-правообладателей и экспертов по поводу общей динамики указанных явлений и действий, необходимых для их сокращения и предотвращения.

Постановка проблемы

Ассоциацией Русбренд уже проводились исследования ситуации в сфере контрафактной продукции в 1999 и 2002 гг. Были обнаружены некоторые позитивные тенденции, выявлены сохраняющиеся проблемы. За прошедшие пять лет с момента нашего последнего исследования произошли важные изменения. Наблюдается активизация таможенных и правоохранительных органов в сфере защиты прав интеллектуальной собственности. Произведено ужесточение законодательства по отношению к нарушителям. С 1 января 2008 г. введены новые элементы законодательного регулирования (4-я часть ГК РФ). Однако, множество проблем сохраняется, в том числе во взаимодействии между органами государственной власти и их взаимоотношениями с производителями фирменных торговых марок. Не вполне ясны новые тенденции и степень эффективности борьбы с контрафактом. Все это определило необходимость данного повторного исследования.

Специфика проекта по сравнению с исследованием 2002 г.

Основная задача проекта 2002 г. заключалась в привлечении внимания органов государственной власти к проблеме контрафакта и публичном обозначении позиции ведущих производителей фирменных торговых марок, входящих в Содружество Русбренд. Исследование концентрировалось на количественной оценке потерь от контрафактной продукции и параллельного ввоза, которые несут компании-правообладатели и государственный бюджет.

За последние пять лет произошли серьезные изменения. Проблема была осознана на государственном уровне (в том числе, в связи с планируемым вступлением России в ВТО), успешно велась борьба с указанными негативными явлениями как со стороны государственных контролирующих органов, так и со стороны ведущих производителей фирменных торговых марок. И результаты данного исследования, помимо органов государственной власти, в большей степени, чем раньше, обращены к компаниям-правообладателям, включая региональные представительства и руководство головных офисов. Оно призвано дать взвешенную оценку ситуации и проследить основные тенденции, которые проявились в течение первого десятилетия 2000-х годов.

Основные задачи исследования:

Основными задачами исследования являются:

  • Оценка основных тенденций контрафакта в сфере подделок и параллельного импорта на российских потребительских рынках в 2003-2007 гг.

  • Предоставление материалов для выработки согласованной и скоординированной позиции между производителями фирменных торговых марок в отношении борьбы с контрафактом на потребительских рынках.

  • Выработка предложений по повышению эффективности взаимодействия с представителями органов законодательной и исполнительной государственной власти в части защиты прав интеллекутальной собственности.

Методы сбора данных и источники информации

Основным методом сбора данных, как и в исследовании 2002 г., стала серия углубленных экспертных интервью. Но круг экспертов по сравнению с предыдущим исследованием был принципиально расширен. Вновь опрашивались представители компаний-членов Содружества «Русбренд», занимающиеся вопросами защиты прав интеллектуальной собственности. Они составили примерно половину опрошенных. Вторую же половину составили эксперты органов государственных власти и частных фирм, занимающихся проблемами контрафакта в области противодействия подделкам и параллельному импорту. Расширение круга опрашиваемых экспертов имело своей целью достижение более полного и разностороннего представления сложившейся ситуации, с учетом разных точек зрения и интересов.

Дополнительным источником данных послужили материалы российской официальной и бизнес-статистики, законодательных и нормативных актов, аналитических материалов СМИ.

Всего в ходе исследовании записано 20 интервью. Опрошены представители компаний, которые занимаются следующими товарными категориями:

  • алкогольная продукция,

  • бритвенные лезвия,

  • гигиенические прокладки,

  • лекарственные средства,

  • парфюмерия и косметика,

  • спортивная одежда и обувь,

  • табачные изделия,

  • чай, кофе,

  • чистящие и моющие средства,

  • элементы питания.

Таким образом, представлены почти все товарные категории, которые наиболее подвержены явлениям контрафакта, имитации и параллельного импорта, из числа тех, которыми занимаются компании, входящие в Содружество Русбренд. Каждая товарная категория в исследовании, как правило, была представлена представителями двух разных компаний.

В число других категорий опрошенных экспертов вошли:

  • представители органов государственной власти и правоохранительных органов Российской Федерации,

  • представители ведущих юридических фирм, обеспечивающие юридическое сопровождение дел по защите интеллектуальной собственности,

  • представители консалтинговых агентств, занимающихся мониторингом потребительских рынков и обеспечением экономической безопасности деятельности компаний,

  • представители деловых ассоциаций, занимающихся защитой интеллектуальных прав собственности.

Выражение благодарности

Мы благодарим всех представителей компаний и экспертов за плодотворное сотрудничество. Выражаем признательность экспертам, которые предоставили нам дополнительные фактические и аналитически материалы.

Особо благодарим А.Поповичева и К.Райнота за замечания и комментарии к первому варианту отчета.

Соблюдение конфиденциальности

Исследовательская группа соблюдает принятые правила конфиденциальности. Записи интервью и другие первичные материалы не подлежат передаче и распространению. Данные по отдельным компаниям, которые могут затрагивать коммерческие интересы, и фамилии респондентов в итоговых материалах не указываются.

Исполнители проекта

Исполнителем проекта является исследовательский коллектив сотрудников Государственного Университета - Высшей школы экономики в следующем составе: д.э.н. В.В.Радаев (руководитель проекта), д.с.н. С.Ю.Барсукова, З.В.Котельникова, Е.А.Артюхова, Е.И.Маслова (организационно-техническая поддержка).

Государственный университет – Высшая школа экономики основан в 1992 г. Правительством Российской Федерации. В настоящее время его учредителем является Министерство экономического развития и торговли РФ. ГУ-ВШЭ – один из ведущих российских университетов в сфере экономических и социальных наук, а также входит в число лидирующих аналитических центров в области институциональной экономики и анализа рынков.

Раздел 2. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В данном разделе после уточнения основных понятий анализируются основные изменения и сохраняющиеся пробелы в российском законодательстве и практиках правоприменения в сфере прав интеллектуальной собственности, процессы активизации таможенных и правоохранительных органов, эволюция позиции правообладателей, отношение конечных потребителей. Это позволяет определить новые тенденции на рынках контрафактной продукции и их связь с проводимой политикой. Наконец, формулируются общие выводы и некоторые рекомендации в отношении необходимых дальнейших мер по совершенствованию политики в данной области.

Основные понятия, используемые в исследовании

В российских правовых актах нет точного различения таких понятий как контрафакт, товар-имитатор и фальсификат. И в практике пока тоже не сложилось окончательных определений, что нередко вызывает неоднозначные толкования, когда разные участники рынка (законодатели, правообладатели и потребители) относят к контрафактным разные группы действий. На сегодняшний день понятие контрафактной продукции заложено в ст. 1515 ГК РФ в соответствии с которой: товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Общим для всех участников является отнесение к контрафакту практики подделок фирменных товарных знаков. Товарный знак – это средство индивидуализации с помощью обозначений (названий, логотипов, символов), закрепленных в собственности компании, функция которого состоит в различительной способности однородных (сходных / одной группы) товаров.

С этой точки зрения контрафактная продукция – это продукция, выпущенная с неправомочным размещением на ней (подделкой) товарных фирменных знаков в целях введения потребителей в заблуждение. Кроме того, по закону к контрафакту относится практика, связанная с нарушением авторских и смежных прав в виде незаконного тиражирования книг, программных продуктов, аудио и видео записей. Речь идет о «пиратских» дисках, нелицензированных программных продуктах, неучтенных тиражах книг и пр. За исключением отдельных ссылок, эти практики остаются за пределами данной работы.

В точки зрения неправомочного использования товарных знаков, наряду с упомянутым выше определением контрафакта, применяется и его более широкое понимание, которое включает также товары, имитирующие фирменные знаки. Товар-имитатор– продукция, выпущенная с копированием или стилевым заимствованием отдельных элементов товарных фирменных знаков; товар, «сходный до степени смешения» с оригинальным продуктом. В отличие от прямой подделки, его контрафактный характер еще должен быть доказан, что зависит от установленной степени сходства.

Менее однозначно обстоят дела с квалификацией товаров, поступивших в страну посредством так называемого параллельного ввоза. Параллельный ввоз – импорт товаров, защищенных торговой маркой, без авторизации собственника торговой марки. Чаще всего, речь идет об оригинальном товаре, не предназначенном для сбыта в России. Его ввоз может сопровождаться нарушением условий таможенных правил, хранения, транспортировки и сроков годности товара, отсутствием полного набора потребительских сервисов. В отличие от подделок, конечными потребителями подобная оригинальная продукция, пусть и ввезенная с нарушением закона, не воспринимается как контрафактная. С точки же зрения правообладателей и правоохранительных органов она также включается в понятие контрафакта.

Подобное расширение понятия контрафакта за последние пять лет имеет объективные основания и связано с тем, что если в начале 2000-х годов внимание уделялось только явным подделкам, фальсификаторам и, в меньшей степени, товарам-имитаторам, то сегодня в область законодательной защиты и охраны попадают исключительные права на торговые знаки правообладателей. И параллельный импорт также отнесен к противоправным действиям.

Дополнительная неопределенность порождается отсутствием четкого разделения понятий контрафактной и фальсифицированной продукции. Фальсифицированная продукция – это продукция, натуральный состав которой не соответствует ее названию или отклоняется от установленных к нему требований (например, требований ГОСТов и СанПинов), информация о котором является неполной или недостоверной. Часто изготовление подделок действительно сопровождается фальсификацией. Но в принципе фальсификатом может быть не только контрафактная, но и оригинальная продукция.

И еще одна нестыковка в определениях. Нередко параллельный ввоз отождествляется с понятием «серого» импорта. И хотя он действительно часто сопряжен с серым или черным импортом товаров, эти понятия следует различать. Серый импорт – схема ввоза товаров с нарушениями порядка таможенного оформления, связанными с недостоверным декларированием, занижением стоимости и/или количества ввозимых товаров. Черный импорт – схема ввоза товаров с нарушениями порядка таможенного оформления, связанными с перекодировкой товаров, или без таможенного оформления (контрабанда). В данном исследовании мы не рассматриваем «серый» импорт в указанном значении, ограниваясь проблемами параллельного ввоза.

Изменения российского законодательства

В данной части мы кратко опишем структуру действующего законодательства, посмотрим как происходило его изменение, в первую очередь, в связи с последними нововведениями, обратим особое внимание на сохраняющиеся пробелы в законодательных нормах и практиках правоприменения, наконец, затронем вопрос о возможных последствиях введения нового законодательства.

Структура действующего законодательства. Российское законодательство в области интеллектуальной собственности представляет собой развитый корпус нормативно-правовых актов. По мнению экспертов, это законодательство преимущественно соответствует международному праву.

В Конституции РФ содержится ряд положений о том, что интеллектуальная собственность охраняется законом. Россия участвует в 18 международных соглашениях, регламентирующих вопросы интеллектуальной собственности, в том числе в наиболее значимых соглашениях в области защиты средств индивидуализации: Парижской конвенции об охране промышленной собственности; Мадридском соглашении о международной регистрации знаков.

Следующий уровень российского законодательства в области интеллектуальной собственности представлен Гражданским кодексом РФ (Часть 4-я); Кодексом РФ об Административных правонарушениях; Уголовным кодексом РФ и Уголовно-Процессуальным кодексом РФ. Таким образом, за нарушение прав интеллектуальной собственности в Российской Федерации предусмотрены уголовная, административная и гражданская формы ответственности.

Наконец, завершают иерархию правового регулирования интеллектуальной собственности специальные законы: Федеральный закон РФ «О защите конкуренции», Закон РФ «О защите прав потребителей», Закон РФ «О лекарственных средствах», Закон РФ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» и т.д.

Совершенствование законодательства. В течение 2000-х годов происходило постоянное совершенствование российского законодательства в исследуемой сфере. Так, в 2002 г. были внесены изменения в Закон «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», а также в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. В частности, совершение действий с контрафактными товарами было определено как самостоятельное нарушение прав интеллектуальной собственности. Была установлена административная ответственность за указанные нарушения.

Важным этапом в становлении системы защиты прав интеллектуальной собственности стало принятие в 2003 г. новой редакции Таможенного кодекса Российской Федерации, определившей защиту прав интеллектуальной собственности в качестве функции таможенных органов и предоставившей им необходимые полномочия для пресечения противоправных действий.

В течение последующих лет вносилось множество поправок. Сегодня основное внимание привлечено к действующему с1 января 2008 г.Федеральному закону «О введении в действие части четвертой ГК РФ». Он отменил все специальные законы, регулировавшие прежде отношения в области интеллектуальной собственности, которые вошли в состав четвертой части ГК РФ. Ее введение служит продолжением начатого в 1992 г. процесса кодификации гражданского права в России. Цель заключалась в том, чтобы собрать воедино разрозненное законодательство в области интеллектуальной собственности. В числе отмененных специальных норм: Закон об авторском праве и смежных правах, Закон о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров, Патентный закон, Закон о правовой охране программ для ЭВМ и баз данных, Закон о правовой охране топологий интегральных микросхем и Закон о селекционных достижениях.

В связи с нововведениями, среди экспертов доминирует общее заключение о том, что законодательство не претерпело сколь-либо существенных изменений, примерно на 90% сохранив свое содержание. Например, Закон «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» практически полностью вошел в четвертую часть ГК РФ. Отдельные важные изменения все же отмечаются. Приведем те из них, которые обращают на себя наибольшее внимание.

За последние годы произошло явное ужесточение ответственности за нарушения в сфере интеллектуальной собственности. Пять лет назад были распространены жалобы, что суды обычно выносят мягкие, неадекватные наказания правонарушителям в этой области. Сейчас во всех Кодексах увеличены меры наказания за незаконное использование торгового знака. В Уголовном кодексе нарушения в сфере интеллектуальной собственности, в частности нарушение исключительного права на товарный знак, переведено в разряд тяжелых (максимальное уголовное наказание увеличено до 6 лет со штрафом в размере до 500 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового). В Административном кодексе максимальный штраф для юридического лица составляет 40 000 руб. с конфискацией контрафактного товара (из Уголовного кодекса норма о конфискации изъята). В Гражданском кодексе – а) максимальный размер компенсации увеличен до 5 млн. руб., б) появилась возможность ликвидировать регистрацию юридического лица или приостановить деятельность индивидуального предпринимателя, в) конфисковать используемое оборудование и материалы.

Особо обратим внимание на введение такой меры как ответственность за неоднократное или грубое нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, как конфискация у нарушителя оборудования, прочих устройств и материалов, использованных или предназначенных для совершения нарушения. При этом повторность действия вменяется не только действиям, совершаемым во времени, но и приобретению одновременно нескольких партий товаров с нанесенными разными торговыми знаками.

Если в предыдущем Законе о товарных знаках было положение, что правообладатель вправе требовать вместо возмещения ущерба компенсацию в размере от 1000 до 50000 минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом, то в новом ГК размер компенсации составляет а) от 10 000 руб. до 5 000 000 руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; либо б) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака. Введение фиксированной компенсации объясняется тем, что оценка нанесенного ущерба в результате неправомерного использования товарного знака весьма сложна, и подобное упрощение правил призвано способствовать их более эффективной реализации.

В законах появились нормы, касающиеся коммерческого обозначения и права на доменное имя, а также нормы, касающиеся согласования таких институтов, как торговый знак, доменное имя, фирменное наименование, коммерческое обозначение.

Сохраняющиеся пробелы в законодательстве и правоприменении. В новом законодательстве сохраняются определенные несоответствия и пробелы. Порою они компенсируются на уровне практик правоприменения, но происходит это далеко не всегда.

Так, если в предыдущем Законе о товарных знаках содержался перечень действий, которые относятся к «незаконному использованию торгового знака», то в новой четвертой части ГК РФ зафиксированы права правообладателя на использование торгового знака, а само незаконное использование товарного знака четко не определено. Хотя в правоприменительной практике сложилось понимание того, что под незаконным использованием товарного знака понимается производство, ввоз товара на территорию РФ, хранение, перевозка товара, сбыт товара и его продажа, а также использование сходного обозначения для однородной группы товаров.

Поскольку в правовых нормах РФ нет точного разведения таких понятий как контрафакт, товар-имитатор и фальсификат, наказание и ответственность за данные действия не дифференцированы. Отсутствует дифференциация наказания и в отношении нарушителей – импортеров, продавцов и производителей.

Использование сходного до степени смешения торгового знака (имитация) касается только сходных групп товаров. Если товарный знак помещен на другую категорию товаров, то формально такое действие может не считаться правонарушением. Хотя на практике в отдельных случаях задержание таких товаров все же производится.

Введенные в ГК РФ новые объекты охраны (право на коммерческое обозначение, право на фирменное наименование и т.д.) не регулируются уголовным и административным Кодексами. Последними регулируются только право на товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара.

Ряд вопросов вызывает ввод института «коммерческое обозначение». Поскольку оно не подлежит государственной регистрации или внесению в учредительные документы, не понятно, как устанавливать первое право возникновения. Кроме того, поскольку для индивидуализации одного предприятия не могут одновременно использоваться два и более коммерческих обозначения, в числе нарушителей оказываются, например, мультиформатные розничные сети, в то время как переход к мультиформатному развитию является с 2005 г. одной из выраженных тенденций для большинства ведущих ритейлеров.

Сомнительным считается введение солидарной ответственности лицензиата и лицензиара в отношении контроля над качеством товара в виду того, что правообладатель (например, иностранная фирма) не всегда в состоянии отвечать за качество товара, производимого в России.

Сохраняется неопределенность с измерением ущерба для правообладателя. Единая методика его измерения отсутствует. Чаще всего используется показатель стоимости задержанного товара. Однако, не всегда ясно, следует ли считать ущерб по цене аналогичной оригинальной продукции правообладателя или по цене контрафакта (разница может составлять от десятка до сотен процентов). Ставится вопрос о необходимости оценки ущерба, нанесенного бренду, имиджу компании. И хотя это весьма субъективный измеритель, с трудом поддающийся объективным замерам, решать данный вопрос необходимо, поскольку расчеты по стоимости контрафакта зачастую не позволяют доказать крупный размер ущерба (от 250 тыс.), и нарушители отделываются незначительными наказаниями.

Реализация нормы о конфискации оборудования у нарушителя наталкивается на серьезные препятствия. Большинство нарушителей не оформляют оборудование в собственность, а берут его в аренду (часто аренда является фиктивной и организуется через схемы с подставными фирмами). В связи с этим некоторыми правообладателями предлагается ввести норму о конфискации оборудования, на котором производилась поддельная продукция, в не зависимости от его формы собственности, что могло бы существенно усилить экономический вес применяемых санкций. Однако, введение данной нормы вызывает множество возражений, поскольку вопрос об ответственности фактического собственника в данном случае не является однозначным.

Принципиальным для правообладателей является вопрос об отсутствии законодательной нормы об уничтожении контрафактной продукции. На это правообладатели жаловались еще пять лет назад. И с правовой точки зрения ситуация не изменилась. А поскольку уничтожение продукции не значится в числе обязательных санкций, суды в своих решениях склонны ограничиваться мерой конфискации контрафакта и не предписывают его уничтожение. По оценкам, это происходит более чем в половине случаев. Отсутствуют также четко прописанные регламенты такого уничтожения. Не сложилась практика приглашения правообладателей, которые получают лишь письменные подтверждения о факте уничтожения (хотя формально их участие не запрещено). Отсутствует четкое определение, за чей счет должна уничтожаться контрафактная продукция (издержки могут быть достаточно велики, например, в случае с высокотехнологичной продукцией, одеждой и обувью), и что должно происходить, если правообладатель не в состоянии или отказывается нести эти издержки. В результате сохраняются опасения повторного ввода задержанного контрафакта на потребительский рынок, хотя, по общему признанию, подобные риски уменьшаются.

Сохраняются межстрановые различия в законодательстве России и стран СНГ. Например, в законодательстве Казахстана не регулируется категория параллельного импорта. В условиях интенсивных трансграничных потоков отмечается необходимость создания единого пространства борьбы с контрафактом (наподобие того, что создано в рамках Евросоюза), что предполагает приведение к общим стандартам национального законодательства в странах СНГ, сближение процедур правоприменения, сотрудничество правоохранительных органов, использование единых баз данных (прежде всего, речь идет о России, Беларуси и Казахстане, готовящихся к заключению таможенного союза).

Возможные последствия принятия нового законодательства. В связи с введением в действие 4-й части ГК РФ экспертами высказывается ряд опасений. Во-первых, некоторые считают эти меры несвоевременными. Поскольку в большинстве развитых стран интеллектуальная собственность регламентируется специальным законодательством, изменения могут поставить под угрозу вступление России в ВТО.

Во-вторых, ГК РФ, в отличие от специальных правовых норм, менее мобилен. И оперативно отреагировать на происходящие трансформации рынка на законодательном уровне в будущем будет значительно сложнее.

В-третьих, есть опасения, что изменение законодательных норм разрушит сложившиеся за последние период практики правоприменения, и потребуется значительное время, чтобы, например, суды освоили их в полной мере.

Высказываются также сомнения в целесообразности перевода споров, касающихся исключительных прав и средств индивидуализации, в ведение гражданского права. Указывается, что в сфере гражданско-правовых отношений будет устанавливаться лишь ущерб, нанесенный правообладателю, а ущерб для потребителя и государства учитываться не будет. При этом если правообладатели на захотят нести соответствующие издержки, особенно при нарушении прав в отдаленных регионах, то многие нарушители могут оставаться безнаказанными.

Существует мнение о том, что снижение роли уголовных (т.е. персонифицированных) наказаний снижает риски для нелегального бизнеса. Если для представителей законного бизнеса, совершивших недобросовестные действия, часто достаточно предупреждений и штрафов, то теневые дельцы всегда могут возобновить свою деятельность, открыв другое предприятие.

В целом, отмечено, что в связи с введением в действие 4-ой части ГК, каких-то кардинальных изменений в отечественное законодательство в сфере защиты средств индивидуализации и исключительных прав внесено не было. Предсказывать, как будет складываться правоприменительная практика в решении некоторых спорных вопросов, эксперты в точности не берутся, т.к. с начала 2008 г. прошло слишком мало времени, чтобы говорить о какой-либо тенденции. Но преобладает точка зрения, что общие установки в отношении нарушений прав интеллектуальной собственности успели измениться. И, несмотря на неизбежные трудности, связанные с введением новых норм, существенным образом на практику правоприменения это не повлияет.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Барнаул 2007 ббк 32 81+75 81я7 ш 32

    Учебное пособие
    ... Потребительские характеристики. Согласно статистическим исследованиям, большинство российских ... контрафактных экземпляров ... напродукцию и ее конкурентоспособность; ежемесячные мониторинговые обзоры динамики изменениярынка определенного вида товара ...
  2. Проблемы постсоветских стран

    Автореферат диссертации
    ... товаров, ставших неконкурентоспособными нароссийскомрынке ... изменения в структуре белорусской экономики за счет снижения доли и масштаба ... продукции, а также потребительскихтоваров и продукции, изготавливаемой на ... аналого ... продукцию от контрафактной ... борьбе ...
  3. Молодежь и наука (4)

    Документ
    ... особенностями (сырьевые товары, готовая машино-техническая продукция) и организационными формами торговли на мировом рынке, а ... Борьба с терроризмом приобрела сегодня глобальные масштабы, став важнейшим условием обеспечения безопасности, как Российской ...
  4. Галяшина книга судьи

    Книга
    ... Российской Федерации В Российской ... товаров, банков данных, экспертных баз данных; совершенствованию форм и методов экспертной деятельности по борьбе ... нарынке ... аналого ... изменения функциональных (потребительских ... контрафактнойпродукциина ... определение масштабов, ...
  5. Lap lambert academic publishing

    Документ
    ... сегмента теневой деятельности нарынкепотребительскихтоваровконтрафактнойпродукции. Реализация данной продукции происходит в основном ... нароссийских предприятиях, работающих в различных отраслях экономики и имеющие различные масштабы ...

Другие похожие документы..