textarchive.ru

Главная > Учебное пособие

1

Смотреть полностью

Е.Каменцева, Н.Устюгов.

РУССКАЯ МЕТРОЛОГИЯ

Номер страницы после текста на ней.

Введение

Глава I. Меры и денежный счет Древней Руси (XI в. — начало XII в.)

Глава II. Меры и денежный счет периода феодальной раздробленности Руси (начало XII в.— конец XVв.)

Глава III. Меры и денежный счет Русского централизованного государства (конец XV в.— начало XVIII в.)

Глава IV.Меры и денежный счет периода Российской империи (XVIII в. — начало XX в.)

Глава V. Меры и денежный счет в СССР

Рецензент:

кафедра истории Вологодского педагогического института

Каменцева Е. И., Устюгов Н. В.

Русская метрология. Изд. 2-е. Учеб. пособие. М., «Ммсш. школа», 1975.

328 с.

Учебное пособие по русской метрологии дает представление о предмете метрологии как вспомогательной исторической дисциплине, освещает основные этапы складывания и развитии русских мер и денежного счета в связи с историей Русского госудирсти» и политикой правительства в области мер, шжиаыинст апачение данных метрологии для устшкшлепин подлинности, времени и места возникновения источников.

Е. И, Каменцевой написаны: введение, главы IV, V, § 0 главы I, § 2, 7 главы II.

Н. В. Устюговым написаны: главы I (кроме § 6), II (кроме § 2, 7) и III.

10604-069 001(01)—75

Издательство «Высшая школа», 1975

902.9

Введение

Современная метрология — наука о мерах (от греческих слов цетроу — мера и Хбуос, — учение, слово) — объединяет две дисциплины, которые различаются по своим задачам и назначению. С одной стороны, метрология — это наука о точных измерениях. Основной ее задачей является конкретное создание единиц измерения в виде точнейших образцов — эталонов. Для создания образцов измерения метрология разрабатывает специальную методику измерений, которая позволяет достигать точности, необходимой для научных и практических целей.

С другой стороны, метрология — это вспомогательная историческая дисциплина, изучающая историю сложения систем мер, названия единиц измерения, соотношение друг с другом различных мер прошлого, а также единицы налогового обложения и денежного счета, т. е. изучающая различные единицы измерения в историческом развитии.

Единицы измерения возникли в глубокой древности, поскольку человек сталкивался с ними в посведнев-ной жизни; круг их расширялся по мере роста производства. Раньше всего появилась потребность в определении длины, поверхности, объема, тяжести. Меры длины, поверхности, объема тесно связаны одна с другой. Система обложения, построенная на

фискальных единицах (единицах обложения), также взаимосвязана с мерами поверхности.

И, наконец, вопросы происхождения и развития денежного счета тесно связаны с мерами веса. Названия денежных единиц нельзя рассматривать в отрыве от их весового значения. Как правило, первоначальные весовые и денежные единицы совпадали. Это совпадение объясняется тем, что весовые единицы в древности применялись исключительно для взвешивания ценных металлов — серебра, золота и драгоценных камней. Чаще всего взвешивали серебро, которое использовалось и как средство денежного обращения. Отсюда вытекает связь весовых и денежных единиц. Это обстоятельство отмечал К. Маркс: «...при металлическом обращении готовые названия весового масштаба всегда образуют и первоначальные названия денежного масштаба...». Изучая вопрос о происхождении и функции денег, К. Маркс указал, что «как мера стоимостей и как масштаб цен деньги выполняют две совершенно различные функции. Мерой стоимостей они являются как общественное воплощение человеческого труда, масштабом цен — как фиксированный вес металла... Для масштаба цен определенный вес золота (или другого металла.— Авт.) должен быть фиксирован как единица измерения» '.

Древнейшей единицей веса и денежного счета, упоминаемой в русских источниках, является гривна, которая одновременно была весовой и денежной единицей.

С появлением чеканной монеты денежный счет стали вести на основе так называемой монетной стопы. Под монетной стопой разумеется отношение между весом монетного металла и количеством мо-

1 К. Марко и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 107—108.

I

нет, которые чеканили из слитка определенного веса. Монетную стопу можно или улучшить, т. е. чеканить из того же количества металла меньше денег, или ухудшить — чеканить большее число денег из того же количества металла.

Изучением всех вопросов, связанных с монетами, занимается вспомогательная историческая дисциплина — нумизматика (от греческого слова гоцлбца — монета). Монеты можно изучать:

в метрологическом отношении, когда устанавливается вес монет, их проба, т. е. количество драгоценного металла в определенной монетной единице, и денежный счет, или взаимоотношения между отдельными монетными единицами;

it пуми.чматнчоском отношении, т. е. по внешнему Виду, с, точки прения имеющихся на монетах изображений и надписей — легенд;

в историческом отношении, т. е. в зависимости от того значения, которое та или иная денежная единица имела в определенный период времени. Для метрологии денежные единицы интересны прежде всего с точки зрения денежного счета. В этом плане денежные единицы и рассматриваются в нашем пособии.

Сохранилось небольшое количество источников, на основании которых можно составить представление о древнейших мерах. В большинстве случаев известно лишь наименование тех или иных мер, иногда их отношение между собой. Часто бывает трудно установить реальные размеры древних мер, т. е. определить, в каком соотношении с современными мерами находится та или иная из них. В пределах одного и того же наименования реальное содержание мер неоднократно менялось. Задача метрологии — установить связь и преемственность между различными видами мер.

Изучение мер дает возможность более отчетливо представить себе состояние хозяйства определенного времени, потребности населения и способы их удовлетворения, выяснить размеры и стоимость отдельных работ, уяснить цены на продукты.

Например, В. О. Ключевский, определяя стоимость рубля на основании указаний источников о хлебных ценах, был вынужден прежде всего выяснить вопрос о единицах измерения хлеба. Поэтому значительную часть своей работы о русском рубле XVI—XVIII вв. и его отношении к стоимости рубля XIX в. он посвящает мерам сыпучих тел. Только после определения вместимости мер сыпучих тел В. О. Ключевский смог перейти к выяснению цен на хлеб и определению стоимости рубля XVI—XVIII вв.1

Изучение метрологии помогает понять экономику страны в целом. Не случайно С. Г. Струмилин начинает очерки по экономической истории России с рассмотрения истории русских мер2.

Метрология оказывает помощь в работе над важнейшими историческими источниками, раскрывающими экономическую историю. Она помогает понимать и истолковывать их. Интересным примером привлечения денежного счета к анализу содержания источника является рассмотрение И. П. Бауэром денежного счета в духовной знатного новгородца Климента (XIII в.) 3.

1 См.: В. О. Ключевский. Русский рубль XVI— XVIII вв. в его отношении к нынешнему. Соч., т. 7. М., 1959, стр. 170—236.

2 См.: С. Г. Струмилин. Очерки экономической истории России. М., 1960, стр. 7—28.

3 См.: Н. П. Бауэр. Денежный счет в духовной новгородца Климента и денежное обращение в Северо-Западной Руси XIII в. «Проблемы источниковедения», вып. III. M.—Л., 1940, стр. 175-203.

6

Меры находятся в полной зависимости от развития производительных сил и производственных отношений. Усложнение производственных отношений влечет за собой усложнение мер и изменения в их системе. Поэтому знакомство с историей мер помогает не только непосредственному изучению содержания исторических источников, но и определению времени их создания, а в некоторых случаях и решению вопроса о подложности тех или иных источников. О подложности источника можно говорить в том случае, если система мер, указанная в нем, не соответствует мерам, употреблявшимся в то время, которым датирован источник.

Сроди подложных документов известна грамота Андрея Боголюбского от 1159 г., якобы данная им Киеио-Печерскому монастырю. Грамота в самом деле была написана не в XII в., а в конце XVII в. с целью упрочения влияния Киево-Печерского монастыря на один из ранее подчиненных ему монастырей. Язык подделки — язык XVI—XVII вв. Среди терминов, которые встречаются в грамоте и доказывают ее подложность, основным является употребление денежных единиц — грошей польских. Гроши польские как денежная единица известны лишь с XV в. и не могли упоминаться в документах XII в.'

Метрология, таким образом, помогает изучению источников, особенно источников по социально-экономической истории. Иногда без знания метрологии невозможно разобраться в сущности экономических явлений, о которых идет речь в том или ином документе.

1 См.: А. А. Введенский. Фальсификация документов в Московском государстве XVI—XVII вв. В сб.: «Проблемы источниковедения», вып. I. M.—Л., 1933, стр. 107.

7

Рассмотрение вопросов, связанных с историей мер и денежного счета, имеет для историка и самостоятельное значение. Метрология, как и другие вспомогательные исторические дисциплины, обогащает историю новыми фактическими данными. Вопросы состояния мер, точности мер определяются в известной степени уровнем развития культуры и научных знаний.

Как только человек начал строить жилища, изготовлять орудия, посуду, он столкнулся с необходимостью применения мер. Потребность в измерениях стала особенно насущной с развитием обмена. Однако первоначально люди не знали точного определения размеров и количеств. Измерения были самыми примитивными, приблизительными, и касались они объема, тяжести, протяжения. Тяжесть измерялась мерами веса, вместимость — мерами объема, протяжение — мерами длины; в основе всех этих мер лежала прямая линия.

Единицами измерений протяжения на первых этапах развития человеческого общества служили локоть, пядь (расстояние между вытянутыми большим и указательным пальцами руки), иногда простейшие физические действия, например ходьба (измерение расстояния шагами). Большие расстояния измерялись днями пути — пешими и конными, а также днями «судового хода». Мерой объема и тяжести служили количества, которые человек может захватить или унести своими руками (горсть, ноша, охапка). В быту такие определения количеств сохранились до настоящего времени.

В период, когда основными мерами были размеры человеческой руки или расстояние, которое может

8

пройти человек за день, и т. д., конечно, еще не было точного определения размеров. Точные размеры появляются лишь с развитием и усложнением хозяйственной жизни, развитием торговли, ростом культуры. Так постепенно создаются единицы измерения, стоящие в точном математическом отношении друг к ДРУГУ- Когда меры веса, объема, длины дробятся, делятся на части в правильной соразмерности, тогда измерение приобретает математический характер и можно говорить о метрологии как о науке, как об определенной системе знаний.

Следовательно, метрология как система знаний сложилась в глубокой древности. Видимо, на этом этапе метрологические данные не были изложены в каких-то общих трактатах. Сведения о мерах периода Древней Руси, частично периода феодальной раздробленности приходится извлекать из различных источников общеисторического содержания. В период феодальной раздробленности Руси общепринятых мер для всего государства не было. Это было естественным следствием разобщенности, раздробленности, отсутствия политических связей. Лишь с развитием производительных сил, в период Русского централизованного государства, появляются меры, общие для всей страны, но местные меры как пережиток феодальной раздробленности еще долго будут существовать.

В XVI в. в связи с общим ростом экономики страны, следствием которого явилось успешное развитие внутреннего рынка, постепенно превращавшегося во всероссийский, появляются специальные трактаты, посвященные вопросам метрологии. Появлению трактатов о мерах способствовало также открытие Северного морского пути через Архангельск. Русское государство получило возможность вести интенсивную торговлю с Западной Европой.

Из специальных руководств — трактатов о мерах можно указать прежде всего на «Торговую книгу», имеющую полное название: «Книжка описательная, како молодым людям торг вести и знати всему цену, и отчасти в ней описаны всяких земель товары различные, их же привозят на Русь немцы и иных земель люди торговые». «Торговая книга» была составлена с целью дать руководство молодым людям, готовящим себя к торговой деятельности. В то же время «Торговая книга» являлась своего рода справочником о товарах и ценах на них. Разумеется, автор руководства не мог при этом обойти и вопросы о мерах. В первом разделе «Торговой книги», озаглавленном «Статья о мерах», дано подробное описание тех мер, которые в то время существовали на Руси, указываются не только названия мер, но и кратные отношения одних единиц измерения к другим. «Торговая книга», таким образом, представляет собой ценнейший источник для изучения русской метрологии XVI—XVII вв.

«Торговая книга» была составлепа во второй половине XVI в. в Москве, затем в первой половине XVII в. она была дополнена новыми сведениями. Авторами «Торговой книги» были, по всей вероятности, русские торговцы, посадские люди, активно участвовавшие в торговле, в частности в заграничной. Сохранилось значительное количество списков «Торговой книги».

«Торговая книга» может считаться одним из первых обобщающих трудов по русской метрологии.

«Статья о мерах» известна не только в составе «Торговой книги», но и в «Счетных мудростях». «Счетные мудрости» — это руководство по арифметике, специальные разделы которого рассматривают вопросы метрологии.

10

Такого же типа трудом является широко известная «Арифметика» Л. Ф. Магницкого, впервые изданная в 1703 г. Как и в «Счетных мудростях», в «Арифметике» Магницкого метрологии уделяется много внимания. В «Арифметике» содержится целый трактат о мерах древних народов — иудеев, греков, римлян. Здесь же дается детальное описание русских мер.

«Торговая книга» и «Счетные мудрости» — не единственные обобщающие работы о мерах XVI— XVII ив. В это время появляются и другие труды, имеющие практический характер. «Торговая книга», «Счетные мудрости», «Арифметика» Л. Ф. Магницкого данали общую систему русских мер, представле-нио об ;)тих мерах и целом. В XVI—XVII вв. создаются рукомодстна, характеризующие отдельные меры. Ото «Книга сошного письма»—руководство для писцов, которых посылали в города и уезды для составления писцовых книг. Писцовые книги представляли собой переписи населения и его хозяйственных ресурсов с целью обложения налогами. Поскольку на Руси до конца 70-х годов XVII в. существовало поземельное обложение, то писцы должны были измерить и описать земельные владения и обложить население налогом. «Книга сошного письма» содержит сведения о существовавших в XVII в. поземельных мерах и единицах обложения.

Подобное же руководство по описанию земельных владений существует и для более позднего периода — для начала XVIII в. — это «Роспись полевой меры 1709 г.».

Руководствами для производства измерения земли являются и межевые инструкции XVIII в., данные в 1754 и 1766 гг.

Некоторое обобщение материалов по истории мер было осуществлено в XVIII в. в связи с подготовкой

11

новых законов о мерах. Так, в конце XVIII в. была составлена «Выписка из законов о мерах и весах» ', в которой собран законодательный материал о мерах за 100 лет — с середины XVII до середины XVIII в. Неизвестный составитель «Выписки» не только сообщает сведения о том или ином указе, но и дает свои толкования законодательным распоряжениям, отмечает значение некоторых законов. Наблюдения над системой мер прошлого автор использует для подготовки проекта нового закона о привлечении к ответственности за злоупотребления в области пользования мерами.

Таким образом, с экономическим развитием страны, следствием которого явился рост торговли, стала ощутимой необходимость в создании специальных трактатов о мерах. Следует подчеркнуть практическую цель таких трактатов — дать руководство торговым людям, обучить молодых людей действиям с именованными числами, дать справочники при описании земель; путем обобщения существующих мер подготовить материал для издания нового закона о мерах. Появление работ по метрологии не практического, а уже научного характера связано с ростом в начале XIX в. общего интереса к истории, к вопросам источниковедения и к вспомогательным историческим дисциплинам.

Значительный толчок для изучения мер был дан Н. М. Карамзиным. В примечаниях к «Истории государства Российского» Карамзина содержится целый ряд сведений о мерах.

В первой половине XIX в. для изучения истории русских мер много сделал А. И. Ламберти. Его работа, посвященная происхождению и современному

1 Центральный государственный архив древних актов (ЦГАДА). Госархив, разряд 19, д. 358.

12

состоянию мер длины и веса, является первым научным исследованием в области истории метрологии. Однако работа Ламберти не нашла продолжателей в первой половине XIX в. Только с середины XIX в. появляется целый ряд специальных исследований в области метрологии.

В середине XIX в. складывается так называемая описательная метрология, которая занималась опи-сапием различного рода мер: длины, веса, поверхности, сыпучих и жидких тел, применявшихся в различных странах. Описательная метрология занималась также установлением соотношений между одимицпми измерений. Обширный сводный труд такого типа по метрологии появился в копце 40-х годов ХТХ в. Он принадлежит Ф. И. Петрушевскому. В этой работе речь идет не только о русских мерах, но и о западноевропейских. Ф. И. Петрушевский ставит перед собой задачу описать все применявшиеся в его время меры и дать представление о сложившейся к середине XIX в. системе мер.

В дальнейшем из описательной метрологии развилась метрология — Наука о точных измерениях, которая ставит своей задачей создание эталонов мер.

Метрология как вспомогательная историческая дисциплипа сложилась во второй половине XIX в., когда появился ряд специальных работ по истории мер. Для своего времени эти работы имели большое научное значение. Они положили начало изучению истории русских мер и в ряде случаев содержат ценный фактический материал. Среди этих исследований можно назвать статьи П. 'Г. Буткова, Д. И. Прозоровского, А. И. Никитского'.

1 В пособии отсутствует специальный раздел, посвященный характеристике литературы, все работы рассматриваются в ходе конкретной постановки метрологических вопросов.

13

Глава I

Меры и денежный счет Древней Руси

(XI в. — начало XII в.)

§ 1. Источники. От древнейшего периода истории СССР сохранилось очень мало источников, содержащих сведения о мерах. В подавляющем большинстве случаев мы находим в текстах лишь беглые упоминания о них.

Для изучения вопросов метрологии древнерусского государства можно использовать памятники письменности и материальной культуры. Среди письменных источников следует назвать «Русскую правду», древнерусские летописи, описания путешествий, сочинения иностранных авторов.

Ценнейшим источником для изучения мер и денежного счета Древней Руси является «Русская правда» — первый из дошедших до нашего времени сборников русских законов. Известно свыше ста списков «Русской правды», которые можно сгруппировать в две основные редакции — Краткую и Простран-

14

ную. Древнейшей редакцией «Русской правды» является Краткая, относящаяся к XI в. Составление Пространной редакции «Русской правды» исследователи датируют XII—XIII вв. «Русская правда» позволяет выяснить характер древнерусской кунной системы денежного счета, терминологию денежных единиц и их соотношение. Представление об особенностях денежного счета можно получить, изучая статьи, посвященные штрафам за всевозможные преступления. Один из списков Пространной редакции «Русской правды», называемый Карамзинским, включает статьи, где приводятся расчеты сельского хозяина, подсчитывавшего прибыль, которую принесет его хозяйство через определенный период времени. Эти статьи дают возможность установить взаимоотношение денежных единиц друг с другом.

Сведения о мерах и о системе денежного счета можно почерпнуть из древнерусских летописей, в которых встречаются указания на различные меры и денежные единицы. Иногда дается только наименование предмета, ставшего впоследствии единицей измерения, причем из текста летописи может быть неясно, является ли этот предмет определенной единицей измерения или же он употребляется только в бытовом обиходе. Показания летописей в таком случае нуждаются в проверке путем сопоставления их с данными других источников.

Например в начальной летописи под 997 г. рассказывается о набеге печенегов на Белгород. Не рассчитывая одолеть врага, белгородцы прибегли к хитрости: они приготовили так называемый цеж, т. е. кисельный раствор, налили его в кадки, закопанные в землю по края, потом пригласили нескольких печенегов, чтобы убедить их в том, что продолжительная осада не страшна городу, который получает пищу

15

прямо из земли. Летопись отмечает: «И приведоша я к кладязю, идеже цежь, и почерпоша ведром» '.

Из этого текста летописи можно узнать, что в Белгороде в 997 г. употреблялись ведра. Но являлось ведро единицей измерения жидкости или только предметом бытового обихода — это остается неясным. Необходимо привлечение других источников, которые подтвердили бы, что ведро служило единицей измерения.

Несмотря на отрывочный характер метрологических сведений, летописи зачастую являются единственным источником, на основании которого можно судить о метрологии древнейшей эпохи.

Разрешению вопросов, связанных с денежным счетом, помогают иногда иллюстрации (миниатюры) к летописям. Иллюстрации создавались позже текстов, при последующем редактировании их и переписке, но они дают возможность ставить вопрос о характере денежных знаков. В качестве примера можно привести миниатюры Никоновской летописи, создание которой относится к XVI в. На рисунках к летописи показаны металлические монеты и связки мехов2.

Ценные сведения для изучения мер длины древнерусского государства содержит «Хождение игумена Даниила в Святую землю» 3. Игумен Даниил в начале XII в. отправился в Палестину и описал свое путешествие. Это описание сохранилось в нескольких списках, правда не современных, а позднейших; самые древние из них относятся к XV в. Вниматель-

1 «Полное собрание русских летописей» (далее ПСРЛ), т. 1, вып. 1. Л., 1926, стр. 128—129.

2 См.: А. В. Арциховский. Древнерусские миниатюры как исторический источник. М., 1944, стр. 94.

3 См.: И. П. Сахаров. Сказания русского народа, т. 2, кн. 8. СПб., 1849.

16

ный наблюдатель, игумен Даниил, стремился дать ясное представление обо всем, что он видел. В частности, он указывает расстояния между теми пунктами, которые ему удалось посетить, и тем самым сообщает ряд сведений о мерах длины, какими пользовались на Руси в его время.

Материал о мерах и характере денежного обращения дают сочинения различных иностранных географов и путешественников, побывавших в Восточной Европе. Среди них следует указать сочинение араб-ско-испанского путешественника Абу Хамида ал-Гарнати, рукопись которого в 1953 г. была обнаружена в Мадриде. Ал-Гарнати жил в XII в. Он был богатым купцом и выступал, по-видимому, в качестве мусульманского миссионера. Ал-Гарнати два раза побывал на Нижней Волге, посетил Киев. Особое значение для интересующихся метрологией имеет сообщение ал-Гарнати, касающееся вопроса о денежном обращении на Руси. Он рассказывает об употреблении в качестве денег связок старых беличьих шкурок'.

Известную помощь при изучении метрологии оказывают переводные издания. С принятием христианства восточные славяне получили от греков ряд книг религиозного содержания, переведенных с греческого языка на славянский. В этих книгах встречаются метрологические понятия. При переводе книг на славянский язык, если переводчик встречал меры, не имеющие соответствующего им измерения в славянской практике, он оставлял эти меры без перевода, т. е. переносил в славянский текст те наименования, с какими встречался в греческом подлиннике. В дру-

1 См.: «Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати». Публикация О. Г. Большакова, А. Л. Монгайта. М., 1971, стр. 35—36.

17

 

 

гих случаях, когда греческая мера соответствовала мере, употреблявшейся у славян, ее название переводилось на славянский язык. Например, греческая мера длины «стадион» перенесена в славянский текст в форме «стадия». Другая мера длины — «оргиа» — переведена словом «сажень», так как по своему размеру соответствовала славянской сажени.

Таким образом, переводные книги при сравнении их с соответствующими оригиналами могут до некоторой степени служить источником для уяснения мер древнерусского государства.

В ряде случаев письменные источники нельзя правильно интерпретировать без привлечения археологического материала. Археологические находки — клады древних монет — дают историку весьма ценные сведения. На территории Восточной Европы зафиксировано свыше 400 кладов восточных монет, около 150 кладов и отдельных находок западноевропейских монет, а также клады римских монет. Сопоставляя письменные источники с данными археологии, можно получить представление о денежных единицах и денежном счете древнерусского государства и периода феодальной раздробленности Руси. Углублению этих представлений помогают данные этнографии и обмеры памятников архитектуры. Весьма любопытен в этом отношении один из памятников древней эпиграфики «Тмутараканский камень», найденный в конце XVIII в. на Таманском полуострове около древней Тмутаракани. Надпись, сделанная на камне в XI в., гласит, что в 1068 г. при тмутаракан-ском князе Глебе была измерена ширина Керченского пролива. Данные измерения можно использовать для суждения о древнерусских мерах длины.

Иногда для реконструкции мер древнерусского государства приходится использовать более поздние источники.

18

§ 2. Меры длины. Одним из основных источников для изучения мер длины древнерусского государства является «Хождение игумена Даниила в Святую землю».

Игумен Даниил называет следующие меры длины — локоть, пядь, сажень, версту, поприще. Иногда он прибегает к описательным выражениям, которые дают представление о расстояниях и, следовательно, о мерах длины, например «вержение камня», т. е. расстояние, которое пролетает брошенный камень; «перестрел», т. е. расстояние, которое пролетает стрела, пущенная из лука; «день пути» и т. д.

Локоть принадлежит к числу древнейших мер длины, применявшихся у разных народов. Локтем называлось расстояние от конца вытянутого среднего пальца руки или сжатого кулака до локтевого сгиба. Размер локтя колебался от 38 до 46 см. Некоторые основания для выведения'такого размера локтя содержатся в «Хождении игумена Даниила». Описывая различные достопримечательности Палестины, игумен останавливается, в частности, на так называемом гробе господнем и указывает его размеры — длину — 4 локтя и ширину — 2 локтя '. В середине XVII в. московский патриарх Никон построил недалеко от Москвы, на реке Истре, Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь, причем за образец для главного монастырского храма был взят Иерусалимский Воскресенский храм. В Ново-Иерусалимском храме было сделано подобие «гроба господня» с точным воспроизведением его размеров. Длина этого гроба составляет 2 позднейших аршина и 9 вершков, ширина — 1 аршин и 5 вершков. Если на основании этих данных попытаться определить размер локтя,

1 См.: И. П. С а х а р о в. Сказания русского народа, стр. 14. 19

19

упомянутого игуменом Даниилом, то окажется, что этот локоть имеет протяжение от 10,25 до 10,5 позднейших вершков (2 арш. 8 верш. : 4 = 10,25 верш, и 1 арш. 5 верш. : 2 = 10,5 верш.). Следовательно, длина древнерусского локтя была около 10,5 вершка, или около 46,6 см.

Указание на локоть как меру длины в древнерусском государстве имеется также в «Русской правде». Например, ст. 91 Троицкого списка указывает, что мостник (лицо, занимающееся постройкой мостов) получает плату за свою работу от 10 локтей, т. е. оплата производится сдельно, в зависимости от длины моста, причем эта длина измеряется локтями. Для указания более мелких измерений длины игумен Даниил пользуется пядью. Слово «пядь» обозначает кисть руки и произошло от корня «пять». Пядь — расстояние между вытянутым большим и указательным пальцами руки. Описывая камень, в котором был укреплен крест в Иерусалиме, игумен Даниил говорит: «Посреди того камни наверху высечена есть скважина, яко локтя глубину, в шире пяди, кругло» 1.

Игумен Даниил не дает достаточно материала для определения размера пяди. Но здесь могут прийти на помощь описания других путешествий, более поздних. Например, диакон Игнатий, путешествовавший в 1389 г. в Царьград и Иерусалим, также описывает «гроб господень» и дает его размеры, только не в локтях, а в пядях: длина 9 пядей, ширина 4 пяди2.

Сопоставление показаний этих двух источников позволяет прийти к заключению, что размер пяди колеблется приблизительно в пределах от 19 до 23 см.

1 И. П. Сахаров. Сказания русского народа, стр. 14. 2 См. там же, стр. 105.

20

Иными словами, пядь равна почти половине локтя. Некоторая разница в размерах объясняется тем, что оба путешественника давали лишь приблизительный размер гроба, и некоторая неточность в этом случае вполне понятна.

К таким же выводам приходит и Б. А. Рыбаков в своей работе, посвященной мерам длины XI—XV вв. и вопросу их образования. На основании изучения народной метрологии, сведения о которой дает этнография, Б. А. Рыбаков считает, что в употреблении были пяди в 19 см и в 22—23 см'. Первая пядь в 19 см, или малая пядь, определялась расстоянием от конца вытянутого большого пальца до конца вытянутого указательного пальца. Вторая пядь в 22—23 си, или великая пядь, определялась расстоянием от конца большого пальца до конца вытянутого мизинца.

По предположению Б. А. Рыбакова, существовала еще одна пядь, которая называлась пядью «с кувырком». К выводу о существовании пяди «с кувырком» Б. А. Рыбаков приходит на основании изучения размеров кирпичей XII в. Пядь «с кувырком» определялась путем добавления к малой пяди еще двух или трех суставов указательного пальца. В первом случае получалась пядь в 27 см, во втором случае — в 31 см2.

В документах периода древнерусского государства встречается упоминание о сажени как мере длины. Первое упоминание о сажени содержится в «Слове о зачале Киево-Печерского монастыря», приписываемом летописцу Нестору. В «Слове» рассказывается об иноке Иларионе, который около 1017 г. «ископа се-

1 См.: Б. А. Рыбаков. Русские системы мер длины XI—XV вв. «Советская этнография», 1949, № 1, стр. 69—71. 1 См. там же.

21

бе печерку малу — дву сажен», т. е. выкопал себе небольшую пещеру в 2 сажени '.

О сажени свидетельствует и Тмутараканский камень, надпись на котором гласит: «В лето 6576, индикта 6, Глеб князь мерил море по леду от Тмутороканя до Кърчева 10 000 и 4000 сажен», т. е. в 1068 г. по распоряжению Глеба, князя Тмутараканского, была измерена ширина Керченского пролива. Расстояние измерялось по льду, причем ширина пролива оказалась равной 14 000 сажен2.

Если обратиться к «Хождению игумена Даниила», то и в нем можно встретить неоднократное упоминание о сажени. Например, описывая так называемый Мамврийский дуб, около которого, по преданию, жил патриарх Авраам, игумен Даниил говорит: «В толще же есть дву сажен, моею рукою измерих около его» 3. .

Каков размер древнерусской сажени? Разными исследователями он определяется по-разному.

П. Г. Бутков еще в середине XIX в. в работе по истории мер длины первый определил размеры сажени на основании изучепия данных источников о ширине Керченского пролива. Таким же путем определили размер сажени в своих работах по метрологии Н. В. Устюгов4 и Л. В. Черепнин5.

П. Г. Бутков использовал сообщаемые «Тмутара-канским камнем» сведения о том, что ширина Керченского пролива в XI в. была равна 14 000 саженей.

1 См.: П. Г. Бутков. Объяснение старинных мер —линейной и путевой. «Журнал Министерства внутренних дел», 1844, ч. 8, № 11, стр. 252.

2 См.: А. А. С п и ц ы н. Тмутараканский камень. Пг., 1915, табл. 10 и 11.

3 И. П. Сахаров. Сказания русского народа, стр. 23.

4 См.: Н. В. Устюгов. Очерк древнерусской метрологии. «Исторические записки», кн. 19. М., 1946, стр. 302.

5 См.: Л. В. Черепнин. Русская метрология. М., 1944, стр. 23.

22

Сравнение данных «Тмутараканского камня» с данными XIX в. о ширине Керченского пролива приводит к заключению, что сажень в переводе на метрическую систему мер равна 142 см и в сажени 3 локтя — = 3. Против такого обычного для метрологиче-ской литературы вывода о сажени в древнерусском государстве категорически и убедительно возражает Б. А. Рыбаков. Во-первых, ширина Керченского пролива, по совершенно справедливому мнению Б. А. Рыбакова, за девять веков могла измениться. Во-вторых, в древности не встречается деление крупной единицы на 3 мелкие части. Особенностью древней метрологии является деление на 2, 4 и 8. Более мелкая единица получалась от последовательного деления пополам. Если измерение производилось веревкой, то складывание ее пополам давало точные доли сажени. В-третьих, величина древних единиц длины' определялась частями тела человека. Сажень в 142 см частями тела человека не может быть определена.

Б. А. Рыбаков высказывает предположение о других размерах сажени, в частности о размере сажени, которой измеряли Керченский пролив в 1068 г. Для определения размера тмутараканской сажени можно использовать не данные XIX в. о ширине Керченского пролива, а измерения, сделанные за 100 лет до князя Глеба. Сообщение о ширине Керченского пролива содержится в сочинении византийского императора X в. Константина Багрянородного «Как надо управлять империей». Константин Багрянородный указывает, что ширина Керченского пролива равна 18 милям. В переводе на метрическую систему мер это составляет, по вычислению Б. А. Рыбакова, 21199 м, или 2119 900 см. Если на основании этих данных определить размеры сажени, то получим;

23

2 119 900 : 14 000 = 151,42 = ок. 152 см.

Использование данных более поздних источников подтверждает возможность существования сажени, равной приблизительно 152 см. Например, Игнатий Смолянин, побывавший в Царьграде в 1389 г., в своих записках о путешествии дает подробное описание Софийского собора. Игнатий Смолянин пишет, что видел вверху Софийского собора 40 окон. Он измерил окно с простенком и оказалось, что размер их составляет 2 сажени. По современным чертежам Софийского собора в Константинополе ширина окна с простенком составляет 300 см. Следовательно, одна сажень, по данным Игнатия Смолянина (300/2), близка к 152 см.

Сажень в 152 еж соответствует расстоянию между размахом вытянутых рук человека от большого пальца одной руки до большого пальца другой. При последовательном делении сажени в 152 см пополам (на 2, 4 и 8) получался локоть в 38 см и пять в 19 см. Сажень в 152 см называлась простой, или прямой, саженью.

Кроме сажени в 152 см на основании данных памятников архитектуры можно предположить о существовании сажени, равной 176 см. Для древнего периода название этой сажени неизвестно; впоследствии сажень в 176 см называлась мерной, или маховой. Сажень в 176 см определялась размахом рук человека от конца пальцев и до конца пальцев.

Самой большой из всех саженей была косая сажень. Косой саженью иногда называлась сажень, образованная на основании пяди в 27 еж и равная 216 см. Сажень в 216 см определялась расстоянием от пальцев ноги до конца пальцев вытянутой руки до диагонали. Косой же саженью могла называться

24

наиболее крупная из всех саженей — сажень в 248 см. В сажени было 4 локтя, или 8 пядей, или 152 см. Помимо пядей, локтей и саженей источники содержат указания на более крупные единицы измерения, которые могли применяться для определения расстояний: это верста, или поприще.

Игумен Даниил в «Хождении» пользуется верстой для определения расстояний между отдельными пунктами. Но если проверить длину верст, встречающихся у игумена Даниила, то окажется, что его верста не имеет определенных размеров и колебание ее величины значительно. По-видимому, игумен Даниил определяет расстояние приблизительно, без точпых измерений. Например, по игумену Даниилу, селение Вифания отстоит от Иерусалима «вдалее дву версты», т. е. более двух верст'. Старец Арсений Суханов, ездивший в Иерусалим в середине XVII в., определяет расстояние от Иерусалима до Вифании в 3 версты2. Показания обоих путешественников совпадают: один говорит — более 2 верст, другой — 3 версты. Это совпадает и с современными данными. Но иногда расстояния, указанные игуменом Даниилом, не соответствуют современным. Например, он описывает Генисаретское озеро, или Галилейское море, и сообщает: «В длину есть море то 50 верст, а в ширину есть 20 верст» 3. В настоящее время длина Галилейского моря определяется в 21 км, ширина в наиболее широкой его части — в 12 км. Игумен Даниил определял расстояние на глаз и допустил значительную ошибку. Есть у игумена и другие определения расстояния, расходящиеся с современными. Так, он считает, что от горы Фавора до Назарета

1 См.: И. П. Сахаров. Сказания русского народа, стр. 17.

2 См. там же, стр. 211.

3 Там же, стр. 29.

25

5 верст, причем даже подробно указывает, что 2 версты идти по полю, а 3 — по горам1. В настоящее время от Фавора до Назарета насчитывается 9 км, т. е. около 8,5 версты, —почти вдвое больше, чем указал игумен Даниил.

Таким образом, вопрос о размере версты, упоминаемой игуменом Даниилом, остается открытым. Автор «Хождения» не указывает ни количества сажен в версте, ни размера сажени.

Иногда в источниках периода древнерусского государства вместо версты употребляется слово «поприще». Некоторые исследователи приравнивали поприще к древнегреческой стадии. Но это неверно. Стадия была в несколько раз меньше поприща.

Поприще в древнерусских памятниках употребляется в том же смысле, что и верста. Летописцы часто пользуются этими понятиями как равнозначащими. Например, в Воскресенском списке летописи под 1167 г. рассказывается о том, как жители Смоленска вышли встречать князя Ростислава за 300 поприщ2. По Ипатьевской летописи, которая также рассказывает об этом событии, смоляне встречали князя Ростислава за 300 верст3. Можно привести значительное количество других примеров, показывающих, что в разных текстах летописей одно и то же расстояние в одних случаях определяется поприщами, в других — верстами, причем количество тех и других в каждом случае совпадает. На основании этих данных можно сделать вывод, что поприще и верста — понятия тождественные. В поприще считалось 7,5 стадий (в стадии 100 сажен), или 750 сажен.

Наряду с более или менее точными определениями расстояний в источниках встречаются описательные 1 См.: И. П. С а х а р о в. Сказания русского народа, стр. 31. г ПСРЛ, т. 7, стр. 79. 3 ПСРЛ, т. 2, стр. 528.

26

выражения: «вержение камня», «перестрел», «день пути». Игумен Даниил довольно часто пользуется такими неточными определениями. Например, описывая отдельные части Иерусалима, в частности столп Давида и дом Урии, на вдове которого женился Давид, он говорит: «Близ бо бе и дом тот, яко довержет муж камением» '. т. е. дом так близко, что человек может добросить до него камень. С. К. Кузнецов находит возможным считать расстояние, определяемое «вержением камня», равным 20 саженям, т. е. около 42,5 м в среднем2.

Кроме «вержения камня», игумен Даниил употребляет такое определение расстояния, как «перестрел». Так, описывая гору Елеонскую и небольшую церковь, расположенную на ее склоне, он указывает: «А оттуда до гроба Иосафатова вдалее, яко же человек дострелит», т. е. дальше, чем человек может «дострелить» 3. Более значительные расстояния игумен Даниил считает несколькими «перестрелами». Отмечая, что река Иордан выходит двумя рукавами из Генисаретского озера, он говорит, что эти рукава «яко три перестрела меж себя имать» 4. Иногда при определении расстояния «перестрелами» игумен Даниил подчеркивает, что стрелок должен быть достаточно опытным и умелым. Например, он следующим образом описывает высоту горы Фавор: «Может с нее... добрый стрелец четырежды выстрелить, а, па земли стоя, горе осьмижды встрелит, коли добрый стрелец» 5. Другими словами, высота горы меньше, если считать от ее вершины, и больше, если считать

1 И. П. Сахаров. Сказания русского народа, стр. 15.

2 См.: С. К. Кузнецов. Древнерусская метрология. Малмыж-на-Вятке, 1913, стр. 91.

3 И. П. Сахаров. Сказания русского народа, стр. 17. *Там же, стр. 28.

'Там же, стр. 30.

27

от подножия. Здесь очень ярйо подчеркивается неопределенность расстояния, измеряемого «перестрелами». Высота горы, конечно, не изменяется от того, будет ли стрелок стоять на ее вершине или у ее подножия, а при измерении «перестрелами» получается разница, так как стрела, пущенная с горы вниз, пролетит большее расстояние.

На основании практики народов, еще употреблявших лук и стрелы, считается, что стрела, пущенная сильной рукой, может лететь до 100—105 м. Для стрельбы в цель считается нормальным расстояние в 50—55 м. В среднем «перестрел» можно признать

равным 60—70 м.

Иногда расстояние определяется днями пути. Например, игумен Даниил указывает, что от Палестины до Вавилона 40 дней пути Ч Счет расстояния днями пути был очень распространен у кочевых народов, так как в степи нет населенных пунктов, позволяющих точно определять расстояние. Днями пути определяют расстояние и моряки. День пути — тоже величина неопределенная. Пеший день пути едва ли может дать расстояние более 25 км, день конного пути — 50—75 км. Выводы.

Основными единицами мер длины в древнерусском государстве являлись: сажень, локоть и пядь. Сажень = 4 локтям = 8 пядям. Локоть = 2 пядям. Система мер длины, таким образом, представляется в следующем виде:

Верста, или поприще, = 750 сажен.

Сажень = 4 локтя = 8 пядей = 152, 176, 216,

248 см.

Локоть = 2 пяди == 38, 46 см. Пядь = 19, 23, 27 см.

1 См.: И. П. С а х а р о в. Сказания русского народа, стр. 24.

28

Большие расстояния определялись верстами, или поприщами, а также мерами, величина которых может колебаться,— неопределенными мерами: «вержение камня», «перестрел», «день пути».

§ 3. Меры поверхности. При изучении мер поверхности в древнерусском государстве исследователь встречается с большой неопределенностью показаний источников. На основании сведений, сообщаемых источниками, можно установить, что земля измерялась селами и плугами. Вопрос о том, равно ли село плугу или не равно, остается открытым.

В ст. 58 «Русской правды» по Карамзинскому списку, одному из вариантов Пространной редакции, имеются следующие данные: «А в селе сеяной ржи на 2 плуга 16 кадей ростовских» '. Этот текст можно истолковать в том смысле, что село равно только двум плугам. Здесь плуг выступает как земельная мера, но вопрос о его размерах остается открытым: указание на то, что на 2 плута высеивается 16 кадей ростовских, ничего не разъясняет. Отличалась ли ростовская кадь от кадей других городов, трудно скапать. Но кадь была общей мерой сыпучих тел в Древней Руси. В XVI—XVII вв. считалось, что для засева полдесятины земли требуется четверть кади ржи, причем эта четверть была вдвое больше четверти периода древнерусского государства. В свете этих данных можно определить размер плуга в 8 десятин. (Если половина кади высевалась на полдесятины, то на десятину высевалась кадь. Всего посеяно 16 ка-дой, следовательно, засеяно 16 десятин. Это количество земли названо двумя плугами, отсюда плуг равен 8 десятинам.)

1 «Русская правда», т. 1. М.—Л., 1940, стр. 353.

29

В том же тексте «Русской правды» указывается и урожай, ожидаемый от этого посева,— 100 копен ржи1. Какие размеры имела копна в древнерусском государстве, трудно сказать.

Выводы.

Сопоставление указаний источников о посеве кадей ржи позволяет считать, что размер плуга составлял примерно 8 десятин. Более точными данными мы не располагаем. Можно только констатировать факт, что в эпоху «Русской правды» землю измеряли селами и плугами.

§ 4. Меры сыпучих тел. Древнейшей мерой сыпучих тел, употреблявшейся в Киеве и других городах древнерусского государства, была кадь. Кадь делилась, по системе двух, на два половника, на четыре четверти, на восемь осьмин. Упоминаний о более мелких делениях кади в источниках не встречается.

Что кадь употребляется как. мера сыпучих тел, видно из ст. 58 «Русской правды» по Карамзинскому списку, где речь идет о посеве 16 ростовских кадей ржи. В том же смысле упоминает о кади и игумен Даниил. Описывая плодородие палестинской почвы, он говорит: «Родится пшеница и ячмень изрядно — одну кадь сеявши, паки вземлют 130 и 50 кадей» 2. Кадь здесь названа в качестве меры сыпучих тел.

«Русская правда», кроме кади, упоминает и половник как меру сыпучих тел. Например, в ст. 61— 62 Карамзинского списка урожай овса и ячменя измеряется половниками3. Половник равен 2 четвертям или 4 осьминам.

1 См.: «Русская правда», т. 1. М.—Л., 1940, стр. 353.

2 И. П. Сахаров. Сказания русского народа, стр. 18.

3 См.: «Русская правда», т. 1, стр. 354.

30

Весьма ценным исследованием по истории мер главным образом мер сыпучих тел, является больша статья А. И. Никитского «К вопросу о мерах в Древней Руси» 1, хотя советские исследователи внесл немало поправок в выводы автора.

В «Русской правде» упоминаются и такие меры сыпучих тел, как уборок и лукно. Точный объем уборка не известен. Очевидно, уборок был мерой небольшой. Такое заключение позволяет сделат ст. 7 «Русской правды» по Троицкому списку, указывающая размер содержания вирнику, т. е. лицу, взимавшему судебные штрафы: ему полагалось пше на и гороху по 7 уборков на неделю2.

Что касается лукна, то Д. И. Прозоровский по пытался на основании сопоставления отдельных статей «Русской правды» определить его вместимость ] статье о мерах жидкостей. Нет надобности подроби» останавливаться на рассуждениях Д. И. Прозоров ского, но едва ли они могут быть доказаны с мате матической точностью. В результате своего исследования Д. И. Прозоровский пришел к выводу, что лукно вмещало в себя 60 фунтов овса, т. е. окож 24—25 кг3. Это определение вместимости лукнг можно принять лишь как приблизительное. Для бо лее точного определения нет достаточных оснований в источниках.

Выводы.

Для периода древнерусского государства можнс указать следующие меры сыпучих тел:

1 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах в Древней Руеи. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4, стр. 373—420.

2 См.: «Русская правда», т. 1, стр. 105.

3 См.: Д. И. Прозоровский. Древнерусские меры жидкостей. «Журнал Министерства народного просвещения», 1854, № 3, стр. 233, 234.

31

Кадь = 2 половникам = 4 четвертям = 8 осьминам.

Половник = 2 четвертям = 4 осьминам.

Четверть = 2 осьминам.

Особо от кади и ее делений стоят уборок и лукно. Кадь и части ее употребляются и в период феодальной раздробленности. Уборок и лукно как меры в более позднее время не встречаются. Но слово «лукошко», несомненно, происходит от древнего лукна. Лукошко — круглая мера, вмещающая до 16 кг ржи.

§ 5. Меры жидких тел. Другим видом мер вместимости являются меры жидкостей. В источниках периода древнерусского государства встречаются упоминания о ведре. Например, в ст. 7 «Русской правды» по Троицкому списку определяется корм вирнику, причем указывается, что ему полагается по 7 ведер солода на неделю'. Ведро здесь рассматривается как определенная мера. Вместимость древнерусского ведра неизвестна. До последнего времени единственной работой, посвященной мерам жидкостей древнего периода, являлась статья Д. И. Прозоровского, опубликованная в XIX в. Она содержит интересные наблюдения. Д. И. Прозоровский путем сравнения различных упоминаний о ведре и лукне в «Русской правде» пришел к выводу, что древнее ведро вмещало около 24 фунтов, т. е. 9—10 кг воды2. Но расчеты Д. И. Прозоровского являются очень приблизительными, целиком основанными на разного рода допущениях, и поэтому гораздо правильнее принять, что точный объем древнерусского ведра неизвестен. Известно, что ведро употреблялось как единица измерения жидких, а иногда и сыпучих тел.

1 См.: «Русская правда», т. 1, стр. 105.

2 См.: Д. И. Прозоровский. Древнерусские меры жидкостей, стр. 230—268.

32

Встречается в летописях и бочка как мера жидких тел. Но бочка того времени известна лишь по названию. Ее реальное содержание как меры пока не поддается установлению.

Выводы.

В качестве мер жидких тел употреблялись ведро и бочка. Размеры их и отношение друг к другу для периода древнерусского государства не определены.

§ 6. Меры веса и денежный счет. Изучение особенностей мер веса и денежного счета Древней Руси представляет несомненные трудности, так как вопрос о денежном счете пока еще является дискуссионным: нет единого мнения ни о характере денежного обращения, ни о происхождении денежно-весовых единиц.

Трудность при решении этих вопросов состоит в том, что в денежных кладах встречаются различные иностранные монеты — римские и западноевропейские денарии, восточные диргемы, или дирхемы, и русские серебреники. Письменные источники содержат наименования: скот, куна, резана, веверица, векша, которые могут быть истолкованы как меховые ценности. Кроме того, сохранились свидетельства иностранцев (арабов) об обращении в Древней Руси мехов в качестве денег.

Вопрос о характере денежного обращения ставился еще в XVIII в. в дискуссии «меховистов» и «метал-листов».. Каждая из сторон стремилась определить характер основного материала денежпого обращении в Древней Руси.

Сторонниками «меховой» теории являлись в начале XIX в. Н.М.Карамзин, а позджнее В.К.Трутовский, доказывавший, что болышинство денежных

33

единиц, сведения о которых имеются в письменных источниках, представляло собой меховые ценности.

«Металлическую» теорию отстаивали Д. И. Прозоровский, П. Н. Мрочек-Дроздовский и др., утверждавшие, что основные единицы денежного счета Древней Руси были металлическими.

Сторонники «меховой» теории считали, что такие названия денежных единиц, как куна, ногата, векша, веверица, следует понимать в буквальном смысле слова и что эти названия подтверждают факт обращения меховых и кожаных денег. Сторонники «металлической» теории находили, что меховые и кожаные деньги — плод фантазии и плохого знакомства с историческими источниками. Денежную терминологию они рассматривали как пережиток глубокой древности, когда действительно обращались меха. По их мнению, под древними названиями денежных единиц следовало понимать металлические монеты.

В работах советских историков господствует точка зрения «металлистов», но встречаются высказывания и в пользу «меховой» теория. Сторонниками «металлического» характера денежного обращения являются археологи, нумизматы и историки В. Л. Япин, И. Г. Спасский и др., а также ряд экономистов, например М. Ф. Лучинский, который выступил с развернутой аргументацией против версии употребления «скота» в роли денежного эквивалента. Высказывания в пользу «меховой» теории имеются в статьях археолога А. Л. Монгайта и экономиста Ф. И. Михайловского.

В работах сторонников «металлической» теории основание для отказа от версии меховых денег дают сведения о высоком уровне развития производительных сил и производственных отношений, о системе общественного разделения труда, товарном обмене

34

и т. д., при котором меховые деньги не могли быть, по их мнению, средством обмена.

Сторонники «меховой» теории считают, что серебро, поступавшее в большом количестве в виде иностранной монеты, служило главным образом сырьем для русских ремесленников, а не потребностям внутреннего товарно-денежного обращения. Хотя серебром и определяли (мерили) цены, в товарно-денежном обращении могла участвовать лишь какая-то часть металлических монет. Поэтому наряду с серебром, возможно, существовали и товаро-деньги — меха. Эта гипотеза высказана А. Л. Монгайтом. Основана она на свидетельстве ряда письменных источников об употреблении «меховых» денег. Среди них следует выделить сочинение ал-Гарнати, посетившего земли восточных славян в середине XII в. Путешественник рассказывает об обращении у славян в качестве денег беличьих шкурок, связанных вместе по 18 штук и опломбированных свинцовыми пломбами.

Разработка вопроса происхождения денежных и весовых единиц также имеет длительную историю. Изучение этой проблемы было тесно связано с дискуссией норманистов и антинорманистов, потому что вопрос о происхождении денежных и весовых единиц давал материал для выводов об истоках образования русской государственности и культуры.

Норманисты старались доказать заимствование денежных систем и весовых единиц с варяжского Запада. Этой точке зрения противостоял антинормани-стский взгляд на происхождение русских весовых систем, который был» обоснован И. И. Кауфманом.

Кауфман разработал гипотезу восточного происхождения основной денежной и весовой единицы — гривны. По его мнению, русская денежно-весовая система была заимствована ив стран Арабского Востока. От арабов был заимствован вес гривны, который

35

сохранился и в позднейшее время под наименованием фунта. Гипотеза Кауфмана оказалась очень живуче й и надолго заняла прочное место в науке', что объясняется главным образом ее антинорманистской направленностью. По мнению И. И. Кауфмана, древнерусская гривна соответствовала весу 96 золотников (или 409,512 г по метрической системе). Однако данные археологии не подтверждают возможности употребления в древнерусском государстве гривны в 409 г. Наибольший вес гривны, на который есть указания, составляет около 204 г.

Следует далее отметить, что в арабской денежно-весовой системе действительно существовал вес, приближающийся к фунту. Но этот вес был у арабов не единственным. Арабы употребляли и другие фунты, или «ротли», как называлась у них основная единица веса. У арабов было огромное разнообразие весовых единиц, так как они принимали единицы веса, употреблявшиеся у покоренных ими народов. Фунт, равный 96 золотникам, или около 409 г, был известен и до арабов и явился основой многих европейских систем веса. Таким образом, проверка положений Кауфмана приводит к выводу, что его теория весового содержания гривны и теория восточного происхождения гривны не находят подтверждения в вещественных памятниках как русских, так и арабских. Следовательно, для выводов о происхождении мер совершенно недостаточно найти у того или иного народа подходящие единицы и сказать, что они были заимство-

1 Например, в учебном пособии Л. В. Черепнина «Русская метрология» (М., 1944) вопрос о происхождении денежно-весовых единиц изложен в соответствии с гипотезой И. И. Кауфмана. Эту же точку зрения разделял и один из авторов настоящей работы Н. В. Устюгов (см.: «Очерк древнерусской метрологии». «Исторические записки», кн. 19. М., 1946, стр. 308-311).

36

ваны Древней Русью. Несомненно, это еще йе доказательство.

Вопрос о происхождении денежно-весовых единиц привлекал и привлекает внимание ряда советских историков, особенно археологов и нумизматов. Этим вопросом занимались А. Л. Монгайт, В. Л. Янин, И. Г. Спасский. Значительный интерес представляет работа В. Л. Янина, поставившего своей целью пересмотреть вопрос о происхождении и складывании русских денежно-весовых единиц. В. Л. Янин выдвинул новую гипотезу происхождения денежно-весовых систем. Суть ее в следующем: на территории Восточной Европы встречаются клады древнеримских серебряных монет — денариев (относящихся к I—III вв.). В небольшом количестве эти монеты встречаются в кладах IV и даже V вв. Резкое падение качества серебра в монете во время политического и экономического кризиса Римской империи в III в. обусловило в дальнейшем постепенное прекращение притока серебра в Восточную Европу, ставшее особенно заметным в V в. К I—III вв., когда в Восточной Европе получила широкое распространение римская серебряная монета, по мнению В. Л. Янина, следует отнести зарождение наиболее ранних общеславянских денежно-весовых понятий и русских единиц взвешивания: о счете монет, их весе, а также некоторых терминов денежного счета. Римская монета принималась в соответствии с распространенным у восточных славян счетом в 20. Римский денарий весил 3,41 г. Из 20 денариев образовалась весовая единица — гривна, 'весившая приблизительно 68,22 г.

Последующее развитие денежно-весовых понятий могло иметь место при возобновлении притока серебра с конца VIII в. В конце VIII в. и особенно в начале IX в. по кладам прослеживается приток вос-

37

точных куфических серебряных монет ' — дирхемов. Эти монеты в течение двух веков обращались на огромной территории среди славянских племен, образовавших древнерусское государство. Дирхемы, попадавшие к славянам, чеканились во множестве городов Средней Азии, Ирана, Закавказья, Месопотамии, Малой Азии, на африканских берегах Средиземного моря и даже в арабской части Испании.

Вполне естественно, что при таком широком распространении чеканки дирхемы различались по весу. Дирхемы, поступавшие на территорию Руси на протяжении IX в., весили около 2,73 г. К гривне, бытующей в Восточной Европе, они относились как 1 : 25, т. е. в гривне было 25 монет. К этому времени относится начало образования денежного счета, нашедшего отражение в письменном источнике — Краткой редакции «Русской правды». Депежная единица стала называться куной. В гривне считалось 25 кун. В начале X в. появляется более тяжелый дирхем (3,41 г). Более тяжелая арабская монета относилась к гривне как 1: 20, т. е. в гривне насчитывалось 20 монет. Эта денежная единица стала называться ногатой, от арабского «нагд», означающего — хорошая, отборная монета.

С конца 30-х годов X в. в странах Арабского Востока начался серебряный кризис, вызванный оскудением серебряных рудников. Это сказалось на весе монет, который становится чрезвычайно неопределенным. Восточную монету началв принимать на вес в соответствии с русскими денежно-весовыми единицами, сложившимися ранее. Редко, однако, удава-

1 Куфические монеты получили свое название от куфической формы письма, употреблявшегося для надписей (легенд) на монетах. Куфическое письмо — древнейшая форма арабского письма, названного но городу Куфа (основан в VII в.), центру арабской учености.

38

лось воспроизвести русские денежные единицы целыми монетами, поэтому монеты стали резать. В кладах монет сохранились и гирьки, применявшиеся для взвешивания.

В X в. происходит дальнейшее усложнение денежной системы. Появляются денежные единицы — резана (1,36 г) и веверица. К гривне резана относилась как 1 : 50, т. е. в гривне насчитывалось 50 резан. Точно установить значение веверицы не удается. Возможно, она составляла шестую часть куны. Денежный счет приобретает следующий вид: гривна = 20 ногатам =25 кунам=50 резанам, —150 веверицам. Эта система денежного счета отражена в Краткой редакции «Русской правды».

В середине X в. общерусская денежно-весовая система как бы разделилась на две местные системы — северную и южную. В основу северной системы была положена норма веса, принятая в торговле с Западной Европой. Гривна этой системы равнялась 51,19 г серебра и являлась древнейшим элементом возникше-. го впоследствии русского фунта, состоявшего из 96 золотников (около 409 г). В основу южной системы был положен вес, связанный с византийскими мерами веса (литра).

К XI в. разработки наиболее богатых месторождений серебра истощились. Чеканка серебряной монеты в странах Востока почти прекратилась. Серебро стали заменять золотом и медью. Но золотые и медные монеты не имели хождения в Древней Руси, где единственным средством обращения оставалось серебро.

К этому периоду относится попытка создапия в Южной Руси собственной монеты за счет накопления привозного серебра. В концо X — начало XT в. был начат выпуск монет, илпостнмх и литературе под наименованном «сребреников» и «.матпикоа». Чо кйнка собственных русских монет относится ко вре-

39

мени княжения Владимира Святославича (988—' 1015 гг.), Святополка Владимировича (1015 —1018гг.) и Ярослава Владимировича (1019—1054 гг.). Чеканка русских монет имела эпизодический характер, что не могло способствовать укреплению монетного обращения.

Такова схема истории развития денежно-весовых систем, выдвинутая В. Л. Яниным. Важнейшим в этой схеме является вывод о возникновении местпых русских денежно-весовых систем в середине X в. Гипотеза В. Л. Янина отличается логичным построением, но еще недостаточно подтверждена фактическим материалом и вызвала серьезные возражения. Важнейшее из них относится к отправному моменту схемы: связь весовых систем древнерусского государства с весовыми системами племен первых веков новой эры, живших в Поднепровье и Поднестровье, среди которых могли быть и славянские племена, не доказана. Не изучены еще восточнославянские древности V—VIII вв., поэтому нельзя уверенно говорить о существовании в этот период единиц взвешивапия, появившихся на основе римского денария в I—III вв.

Какие же единвцы взвешивания упоминаются в источниках? В качестве весовой единицы употреблялась гривна либо полугривна, которая иногда называлась уменьшительно гривенка. Упоминание гривенки как весовой единицы встречается в Уставной грамоте Новгородского князя Всеволода Мстиславича церкви Ивана Предтечи на Опоках (1134—1135) '.

Из других весовых единиц в древнерусских источниках упоминается золотник. Но не. всегда удается установить, что это именно весовая единица, а не название золотой монеты.

1 См.: «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов». М.—Л., 1950, стр. 559.

40

Кромо гриппы, грипоики и золотника, в источниках дрсппсруггкпго гог.удирг.тпп гонорится о пуде. Так, в Уставе Владимира I о церкошгых судах отмечается обязанность епископа наблюдать за правильностью мер и веса: «Еже искони установлено есть и поручено снятым пискуньям городьскые и торговые всякая мерила и спуды, извесы и ставила» '. Упоминаемые здесь «спуды», возможно, обозначают вес, а возможно, и единицу измерения или же сам весовой снаряд, орудие взвешивания.

В другом, более позднем источнике — в Уставной грамоте Всеволода Мстиславича — сказано: «И даю святому великому Ивану, от своего великоимения, на строение церкви и в векы вес вощаной, а в Торжку пуд вощаной» 2, т. е. князь уступает взимание пошлин с продаваемого на вес воска.

Из приведенного текста тоже нельзя точно установить, разумеется ли здесь пуд как единица веса или как орудие взвешивания.

В договоре Александра Невского и новгородцев с немцами 1257—1259 гг. пуд упоминается как весовой снаряд. Договаривающиеся стороны устанавливают вес, которым они должны пользоваться при взаимных сношениях: «Пуд отложихом, а склави поставихом по своей воли и по любви»3. Скалы, или скальвы, — чашки коромысленных весов. Это указание свидетельствует о том, что пуд рассматривается как весовой снаряд, подобный, может быть, позднейшим безменам и контарям, так как он, очевидно, имел иной принцип устройства по сравнению с коромысленнымв весами,

1 Русская историческая библиотека (РИК), XXXVI, I. Пг., 1920, стр. 22.

2 «Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов», стр. 558-559.

3 «Грамоты, касающиеся до сношений Северо-Западной России с Ригою и Ганзейскими городами». СПб., 1857, 1а.

41

поскольку подчеркивается, что пуд заменен скаль-вами.

Но некоторые указания источников приводят к мысли, что пуд употреблялся не только как орудие взвешивания, но и как весовая единица. В Уставной грамоте Всеволода Мстиславича дается распоряжение, какие дары дать после его смерти, в частности, он указывает, что наместнику следует дать «20 пуд меду», дворецкому — «10 пуд меду», тиуну —«5 пуд меду» '. На основании этого можно сделать заключение, что пуд употреблялся и как весовая единица.

В качестве весовой единицы употреблялся и берковец. В той же Уставной грамоте Всеволода вес воска исчисляется берковцами.

Древние источники не дают возможности выяснить точное соотношение между этими весовыми единицами, т. е. гривной, гривенкой, пудом и берковцем.

В более позднее время пуд равнялся 40 большим или 80 малым гривенкам, а 10 пудов составляли берковец.

Выводы.

Возможно, что зарождение гривны как денежно-весового понятия относится к I—III вв., когда на территории Восточной Европы распространяется римская монета. В дальнейшем вес дирхема мог лечь в основу веса куны, которая упоминается в «Русской правде». Куной в разное время назывался и арабский дирхем, и западноевропейский денарий, и русский серебреник. Термин «куна» со временем сменил термин «серебру» и закрепился в общем значении «деньги».

1 См. Г. Е. К о ч и н. Памятники истории Великого Новгорода и Пскова. Л.-М., 1935, стр. 42, примечание «н».

42

Назвапио «ногата» порпопачальпо появилось как термин в связи с необходимостью отличать доброкачественные дирхемы от обращающихся рядом с ними дирхемами худшего качества.

Резана и веверица — части куны, но они могли быть и шкурками белки.

Гривна вначале была единым понятием в весовом отношении для серебра и монет и, как явствует из статей Краткой редакции «Русской правды», равнялась 20 ногатам, 25 кунам, или 50 резанам. Она упоминается в статьях об установлении норм денежного вознаграждения за кражу или умерщвление княжеского скота и о вознаграждении вирника — должностного лица, собиравшего штрафы.

В качестве мер веса в древнерусском государстве употреблялись гривна или гривенка, пуд и берковец.

Глава II

Меры и денежный счет периода феодальной раздробленности Руси (начало XII в.— конец XVв.)

§ 1. Источники. При рассмотрении мер периода феодальной раздробленности так же, как и для периода древнерусского государства, приходится использовать различные источники общеисторического содержания, например летописи. Среди них выделяется Псковская летопись, которая содержит обширный метрологический материал — о мерах длины, сыпучих и жидких тел, веса, сведения о единицах обложения, материал о псковской денежной системе.

Значительный интерес представляют и описания путешествий как русских, ездивших за границу и пытавшихся сравнивать русские меры с иностранными, так и иностранных путешественников, с разными целями посещавших Русское государство. Данные о соотношении русских мер с иностранными содержатся в «Дневнике путешествия Исидора в Западную Европу». Московский митропо-

44

лит Исидор был представителем Русского государства на Ферраро-Флорентийском соборе 1439 г., созванном для заключения упии между восточной и западной церковью. Возможным автором «Дневника» считается суздальский епископ Авраам, находившийся в числе свиты митрополита. «Дневник» представляет собой описание пути русского посольства от Москвы до Феррары и Флоренции и обратно от Флоренции до Будапешта. Среди прочих сведений автор «Дневника» указымает расстояния между городами и пытается установить соотношение между итальянскими и русскими мерами длины.

Данные о русских мерах содержатся в записках Сигизмунда Герберштейиа ', посланного к московскому князю Василию III императором Священной Римской империи. В начале XVI в. Герберштейн дважды побывал в Москве.

Ценные метрологические сведения, особенно для характеристики денежной системы, содержат разного рода акты. Для рассмотрения вопросов денежного счета особо следует выделить такие документы, как мирный договор Новгорода с Готским берегом (1189— 1199) 2 и договор Смоленска с Ригой и Готским берегом (1229) 3. Изучение денежного счета в текстах договоров и сопоставление его с денежным счетом Пространной редакции «Русской правды» позволяет установить переход на новую денежную систему. Новая серебряная гривна XII в. оказывается в четыре раза больше старой гривны кун.

1 См.: С. Герберштейн. Записки о московских делах. Введопио. Перевод и примечания А. И. Малеина. СПб., 1908, стр. 88—90, 95—96, 224—227.

2 См.: «Грамоты Великого Новгорода и Пскова». М.—Л., 1949, стр. Г.Г,-5Г).

3 См.: «Русско-ливонские акты». СПб., 1868, стр. 420—433.

45

Нельзя не упомянуть и берестяные грамоты как источник для изучения мер периода феодальной раздробленности и особенно для изучения сложных процессов развития новгородской денежной системы XIII—XIV вв.

Основной особенностью, характеризующей метрологию периода феодальной раздробленности, является разнообразие мер в различных областях Русского государства. Вся страна в этот период разбилась на ряд небольших княжеств, из которых каждое было самостоятельным (в рамках подчинения русской земли татарам) и устанавливало свои отношения с соседями, такими же княжествами, на основе взаимных договоров. Экономическая жизнь внутри каждого из княжеств развивалась до известной степени самостоятельно и имела свои особенности. Своеобразие экономики того или иного княжества обусловило известные различия и в метрологии. Эти различия всего больше сказываются в области мер сыпучих тел.

К сожалению, сохранилось очень мало источников XII—XV вв., которые позволили бы представить это метрологическое разнообразие с необходимой полнотой. Но в источниках периода Русского централизованного государства XVI—XVII вв. часто попадаются сведения о местных мерах, отличающихся от общегосударственных. Правительство с середины XVI в. ведет определенную политику в области метрологии, добиваясь установления единых мер и веса по всей стране. Но даже в XVII в. продолжали существовать местные меры, не совпадающие с общегосударственными. Возникнуть в период Русского централизованного государства эти меры не могли. Они, несомненно, являются пережитками периода феодальной раздробленности, например: новгородская коробья, псковская зобница, двинский пуз, пермская сапца, вятская

46

куница, тотемский й трубчевский четверики, отличающиеся от московских.

Остановимся на характеристике мер периода феодальной раздробленности. При этом обзор мер, существование которых подтверждается источниками периода феодальной раздробленности, рассмотрим в разделе, посвященном метрологии этого периода; о мерах же, сложившихся в период феодальной раздробленности, но употреблявшихся и в централизованном Русском государстве, расскажем в разделе, посвященном метрологии XVI—XVII вв.

§ 2. Меры длины. В период феодальной раздробленности наблюдается дальнейшее развитие мер, сложившихся в древнерусском государстве, и появление местных мер.

В различных источниках упоминаются пяди; в некоторых случаях пядь называлась ногой. Имеются указания на употребление локтей; .локоть иногда назывался стопой. Встречаются и сажени.

Сохраняется старое деление крупных единиц на мелкие: локоть или стопа = 2 пядям или ногам; сажень = 4 локтям = 8 пядям. Кроме того, продолжают употребляться разные по размерам сажени, локти и пяди, встречавшиеся еще в середине XI в.

В этот период постепенно складываются две системы мер длины. Существование двух систем мер длины прослеживает Б. А. Рыбаков по пропорциям памятников архитектуры. Первая система мер длины сложилась в Новгороде и Пскове, вторая употреблялась зодчими Москвы, Владимира и Чернигова.»

Ноигородско-псковская система опиралась на великую пядь в 22— 23см, которой соответствовал локоть в 44-46 см.и сажень в 174 см.

Московско-владимирско-черниговская система опиралась на ранее встречавшуюся малую пядь в 19 см.

47

Малой пяди в 19 см соответствовал локоть в 38 см й сажень в 152 см.

Помимо указанных размеров саженей, локтей и пядей в употреблении была и сажень в 216 см, образовавшаяся на основании пяди «с кувырком» в 27 см1.

Из крупных мер длины, которыми измерялись расстояния, встречается, как и раньше, верста, или по-дрище. По источникам периода феодальной раздробленности можно определить соотношение версты, или поприща, с саженью. Верста, или поприще, по ним равнялась 700 или 500 саженям. Учитывая выводы Б. А. Рыбакова о существовании различных по размерам саженей, можно предположить, что колебания количества саженей в версте объясняются тем, какая взята сажень. Если мы возьмем сажень в 152 см, то получим следующий размер версты:

152 X 700 = 106400 см = 1 064 м. Если же мы примем размер сажени около 216 см, то получим приблизительно ту же величину при количестве саженей в версте 500:

216 Х 500 = 108,000 см = 1 080 м.

Очевидно, верста периода феодальной раздробленности была несколько больше 1 км приблизительно соответствовала позднейшей версте, равной 1066 м.

Выводы.

В период феодальной раздробленности продолжают употребляться меры длины, встречавшиеся в древнерусском государстве. Сохраняется старое деление крупных единиц на мелкие: локоть = 2 пядям; сажень = 4 локтям = 8 пядям. Локоть иногда назывался стопой, пядь — ногой. Размеры их в разных феодальных центрах были различные. Складываются две

.

1 См.: Б. А. Рыбаков. Русские системы мер длины XI—XV вв. «Советская этнография», 1949, № 1, стр. 73, 74.

48

системы мер длины: новгородско-псковская и москов-ско-владимирско-черниговская. В новгородско-псков-ской системе пядь равнялась 22—23 см. В московско-владимирско-черниговской системе пядь приравнивалась к 19 см. Соответственно этим величинам разные размеры имели локоть и сажень. Крупной единицей измерения расстояний являлась верста, или поприще. Размеры версты были песколько более I км я приблизительно соответствовали позднейшей версте.

§ 3. Меры поверхности. От периода феодальной раздробленности сохранилось лишь несколько указаний на меры поверхности, из которых не всегда удается установить, является ли то или иное понятие единицей измерения или же это только фискальная единица, т. е. единица обложения налогами. Такова, например, новгородская обжа. Определение обжи имеется во второй Софийской летописи. Великий князь московский Иван III, намереваясь после победы над Новгородом завести в Новгородской области московские порядки, пожелал узнать размер новгородской сохи'. Летопись об этом рассказывает следующим образом: «И князь великий... велел въспросити, что их (новгородцев. — Авт.) соха. И они сказали: три обжи соха, а обжа — один человек на одной лошади орет; а кто на трех лошадях и сам третей орет, ино то и соха» 2. Некоторые исследователи считали обжу мерой поверхности, равной 5 десятинам.

В работе академика Б. Д. Грекова «Что такое «обжа»?3» доказывалось, что обжа — не поземельная мера, а единица обложения; ее площадь была различ-

1 Соха — фискальная единица. О сохе см.: гл. IV, § 5.

2 ПСРЛ, т. 6. Софийская вторая летопись. СПб., 1853, стр. 217.

3 См.: «Известия АН СССР», 1926, № 10—11 и 13—14.

49

ной в зависимости от качества облагаемых угодий.; Однако некоторые исследователи экономической жизни Новгорода, например Л. В. Данилова, высказали мнение, что обжа соответствовала определенной зо-мельной мере1. С развернутой аргументацией итого мнения убедительно выступил Г. В. Абрамович в исследовании о русской метрологии XV—XVI вв. Оп приходит к выводу, что «обжа была всегда более или менее определенной мерой земельной площади» 2, в состав которой входили пашни, сенокос, усадьба и огороды. До XVI в. ее размеры колебались во времени и в разных частях Новгородской земли. В трех полях в обже насчитывалось 5 десятин пашни. Вместе с другими угодьями — с сенокосом, усадьбой и огородами — в обже домосковского периода, по мнению Г. В. Абрамовича, могло быть в среднем около 9 десятин, причем в южных пятинах новгородской земли обжа была несколько больших размеров, а в северных — меньших 3.

В XVI в. обжа стала земельным участком, равным 15 десятинам4.

В Новгороде бытовала еще одна поземельная мера — коровья. Самое название «коробья» произошло от меры зерна, высеваемой на определенной площади земли, — коробьи хлеба. Коробья была мерой сыпучих тел. Название хлебной меры переносится и на площадь, на которую высевалось это количество хлеба. Реальный размер коробьи легко устанавливается

1 См.: Л. В. Данилова. Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле XIV—XVI вв. М.—Л., 1955, стр. 131.

2 Г. В. Абрамович. Русская метрология XV—XVI вв. В сб.: «Проблемы источниковедения». Сб. И. М., 1963, стр. 371.

3 См., там же, стр. 374.

4 См. там же, стр.383.

50

на основании источников XVI в. Один из них при описании монастырской пашни отмечает: «Пашни паханые монастырской и крестьянской 102 коробьи с по-лукоробьею, а четвертныя пашни 205 чети» 1. Этот пример показывает, что коробья была вдвое больше четверти. Четверть равнялась половине десятины; следовательно, коробья равна десятине.

Выводы.

В период феодальной раздробленности появляются новые меры поверхности. Такой мерой поверхности в Новгороде была коробья, равная десятине.

§ 4. Меры сыпучих тел. Для большей части территории Русского государства в период феодальной раздробленности основной мерой сыпучих тел, как и в древнерусском государстве, остается кадь с ее делением, по системе двух, на 2 половника, 4 четверти, 8 осьмин. Иногда кадь называется бочкой, иногда оковом. Происхождение названия «оков» связано с тем, что верх кади часто оковывали металлом — железом или медью, чтобы его нельзя было обрезать и тем самым уменьшить размер кади. В хронографе начала XVII в. содержится следующее объяснение названия «окова»: «Бочки или кадки и оковами зваху, оковаху бо по верху тоя кади железным обручем для того, чтобы нельзя ее урезати» 2.

Каков реальный объем кади в период феодальной раздробленности? Псковская летопись, рассказывая о голоде 1601 — 1602 гг. и о чрезвычайно высоких ценах на хлеб, приводит сравнение мер начала.,XVII в. со старыми мерами: «Во 110-м году купили ржи чет-

1 А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4, стр. 411.

2 «Русские достопамятности», т. 1, М., 1815, стр. 177.

51

верть по 2 рубли... а четверть была старая невелика, против нынешней вдвое менши, полумера» !. Московская четверть ржи, с которой сравниваются древние меры, весила 6 пудов, или 98,28 кг. Если древняя четверть была вдвое меньше московской, то ее вес равнялся 3 пудам. Отсюда вес кади, в которой было 4 четверти, определится в 12 пудов, или в 196,56 кг.

Но этот расчет не совсем точен. Псковская летопись, упоминая в другом месте о дороговизне хлеба, говорит: «А четвертина мала была, мало болыни ос-мака» 2. Если старая четверть была «мало болыпи ос-мака», т. е. несколько больше половины позднейшей четверти, то ее вес нельзя считать равным 3 пудам. А. И. Никитский определяет вес древней четверти в 3,5 пуда. Вес всей кади, по его расчетам, достигает 14 пудов3, или 229,32 кг.

Кроме общерусских мер, в отдельных княжествах появляются свои местные меры. Так, в новгородских документах середины XV в. встречается упоминание о мере сыпучих тел — коробье, причем эта коробья называется старой4. Коробья делилась на 4 четверти, или четки. Каждая четка в свою очередь делилась на 4 четверика 5.

Что касается вместимости коробьи, то в более позднее время считалось, что на одной десятине высева-

1 ПСРЛ, т. 4, стр. 321.

2 ПСРЛ, т. 4, стр. 330.

3 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения» 1894, № 4, стр. 377, 378.

4 См.: «Акты археографической экспедиции» (далее ААЭ), т. I, № 32. Грамота новгородцев великому князю Московскому Василию Васильевичу на черный бор по Новоторжским волостям: «А коневого корму 5 коробей овса в старую ко-робью».

6 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения» 1894 № 4, стр. 379, 380.

52

ётся коробья ржи. Некоторые источники московского периода позволяют произвести сравнение коробьи с московскими мерами и получить более точное представление о ее реальном размере. Так, в 1588 г. трое крестьян заняли у ключника Вяжицкого монастыря коробью овса в новую меру без роста. Новая мера — это единые меры, введенные московским правительством в середине XVI в. Один из заимщиков вскоре уплатил свою треть долга, и на заемной кабале сделана отметка об уплате: «По сей кабале Кузьма свою треть овса заплатил осмину с третником» 1. Следовательно, треть коробьи равняется осьмине с третником. Умножив осьмину с третником на три, получим четыре осьмины. Таким образом, четыре осьмины равны одной коробье; четыре осьмины — это две четверти, а одна коробья равна двум московским четвертям. Если коробья равна двум четвертям, т. е. половине кадй, то легко определить и ее вес. Если кадь вмещала 14 пудов ржи, то коробья — 7 пудов.

Помимо коробьи в XII—XIV вв. в» Новгороде употреблялась мера зерна — дежа. Об этой мере вместимости мы знаем по берестяным грамотам. В современных диалектах дежа — квашня, но писцы берестяных грамот дежами измеряют зерно. Вместимость дежи по берестяным грамотам цока установить не удается, а в других источниках более позднего времени такого термина нет2.

Можно отметить наличие особых мер сыпучих тел не только в Новгороде, но и на Двине. В двинских источниках уже с XIV в. встречается пуз как мера сыпучих тел, которой измеряется и зерно, и соль^Объ-ем пуза устанавливается на основании более поздних

1 «Акты юридические» (далее — АЮ), № 251.

2 См.: А. В. Арциховский. Новгородские грамоты на бересте. Из раскопок 1958—1961 годов. М., 1963, стр. 11.

3 См.: ААЭ, т. 1, № 13. Уставная Двинская грамота великого князя Василия Дмитриевича, 1398 г.

53

источников. Так, в духовной Максима Акинфиевй Рыкован Коняшева 1654 г. содержится распоряжение заплатить его кредитору Никите Артемьеву «четверть овса да 2 пуза овса». На обороте этого документа имеется расписка кредитора в получении долга: «Никита Артемьев у Ульяны, Терентьевы дочери, а у покойного Максима Акинфиева жены, 6 пузов овса взял»1. Максим Акинфиев завещал уплатить четверть и 2 пуза овса, а его жена уплатила 6 пузов. Отсюда 4 пуза равны четверти, следовательно, 1 пуз равен четвертой части четверти, т. е. полуосьмине. Если четверть в XVI—XVII вв. весила четыре-шесть пудов ржи, то ее четвертая часть, или пуз, составит полтора пуда ржи. Удельный вес соли вдвое больше, чем ржи. Следовательно, пуз соли будет весить три пуда.

Были свои меры сыпучих тел и в Пскове. Основной мерой являлась зобница, делившаяся на 2 позобенья, или на 4 четвертки.

Что четвертка действительно составляла четвертую часть зобницы, легко видеть из сравнения дешевых цен на хлеб в 1466 и 1476 гг., которое дано Псковской летописью2. В одном случае указывается цена целой зобницы — 18 денег, в другом — цена четвертки — 4,5 деньги. Это соотношение совершенно правильно — 4,5 является четвертой частью 18. Из правильного соотношения цен можно сделать вывод и о правильном соотношении объемов.

Упоминания зобницы встречаются с начала XIV в. В середине XV в. в Пскове произошло некоторое изменение мер. Название меры сохранилось, но объем ее был увеличен («прибавиша псковичи зобницы»). Отношение старой зобницы к новой показано А. И. Никитским. По его исследованию, зобница вто-

1 АЮ, № 426.

2 ПСРЛ, т. 4, стр. 250.

54

рой половины XV в. больше старой зобницы на одну треть. Эта разница устанавливается путем сравнения дешевых цен на хлеб в первой в во второй половине века. В 1434 г. в Пскове зобница ржи стоила 9 денег. * Для второй половины века имеются сведения для 1464, 1467 и 1476 гг. При сходных условиях, т. е. при большом урожае, зобница ржи ценилась в это время в 17—18 денег. Если взять цены 1434 г. — 9 денег и 1476 г. — 18 денег, то отношение старой зобницы к новой будет 1: 2. Новая зобница больше старой вдвое. Но едва ли такое заключение будет правильным. Летопись, рассказывая о дешевых ценах на хлеб в

#1434 г., подчеркивает исключительно благоприятные условия этого года и отмечает, что хлеб был дешев и его было много. Такого указания для второй половины века в летописи нет. Поэтому будет правильнее .взять средние дешевые цены на хлеб в Пскове в первой половине XV в. и сравнить их со средними дешевыми ценами второй половины века. Эти расчеты и делает А. И. Никитский. Для 1427 г. имеется указание на дешевизну хлеба: «По 7 зобниц на полтину». В 1434 г. зобница ржи продавалась по 9 денег. Псковские деньги были тождественны с новгородскими. В новгородском рубле было 216 денег, в полтине, следовательно, 108 денег. Цена 7 зобниц на полтину дает на одну зобницу 15,5 деньги. Дешевая цена на хлеб в Пскове в первой половине XV в. колебалась между 9 и 15,5 деньги. А. И. Никитский принимает для первой половины XV в. среднюю дешевую цену зобницы ржи* — 12 денег. Для второй половины века он определяет среднюю цену в 18 денег. Сопоставление этих данных приводит к заключению, что старая зобница составляет две трети новой 1.

1 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного проевещешш», 1894, JVs 4, стр. 387—389.

55

Какова же вместимость зобницы? Понятие о вместимости новой зобницы ржи дает сравнение цен новгородской коробьи и псковской зобницы ржи во второй половине XV в. В это время новгородская коробья ржи ценилась в 10 новгородских денег. В Пскове в том же году, для которого известна цена новгородской коробьи, зобница ржи продавалась по 20 псковских денег. Как уже упоминалось, новгородские и псковские деньги тождественны. Следовательно, зобница ценилась вдвое дороже коробьв. При прочих равных условиях можно сделать заключение, что зобница вдвое больше коробьи. Объем коробьи был уже определен в 7 пудов ржи. Таким образом, зобница вмещала 14 пудов ржи *. Другими словами, новая псковская зобница совпадает с общерусской кадью, является ее псковским названием. На основе этих данных можно определить объем и старой зобницы. Равная 2/3 новой зобницы, старая зобница вмещала 9'/з пуда ржи.

Выводы.

Основной общерусской мерой сыпучих тел в пери од феодальной раздробленности Руси является кадь = 2 половинкам = 4 четвертям = 8 осьминам. Считается, что кадь этого периода вмещала 14 пудов ржи, что составляет 229,32 кг.

Кадь иногда называлась бочкой, или оковом.

Кроме кади были в местные меры. В Новгороде употреблялась коробья = 4 четверткам = 16 четверикам. Новгородская коробья соответствовала половине общерусской кади и вмещала 7 пудов ржи.

На Двине встречается мера сыпучих тел — пуз. Пуз равен ¼ общерусской четверти, или полу осьмине.

В Пскове мера сыпучих тел называлась зобницей. Зобница = 2 позобеньям = 4 четверткам. Зобница в

1 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4. стр. 389.

56

первой половине XV в. составляла 2/3 общерусской кади, во второй же половине XV в. была увеличена и по объему совпадала с общерусской кадью.

§ 5. Меры жидких тел. Сохранившиеся источники не дают представления о большом разнообразии мер жидкостей в период феодальной раздробленности. Едва Л1И это объясняется отсутствием такого разнообразия. Скорее всего это зависит от недостатка до-Шедших до нас источников. Можно сделать некоторые наблюдения в отношении мер жидкостей Новгорода и Пскова. Среди новгородских мер жидкостей источники упоминают бочку, насадку, ведро. В Пскове жидкости измерялись бочками, ведрами, корцами.

Новгородские писцовые книги XV — начала XVI в. позволяют установить отношения между бочкой, насадкой и ведром. Так, одна бочка и 20 ведер пива уравнены с тремя бочками. Отсюда следует вывод, что одна новгородская бочка содержала 10 ведер. Тот же источник дает материал и для установления отношения между бочкой и насадкой, насадкой и ведром.

19 бочек, 1 насадка и 15,5 ведра пива уравниваются с

20 бочками и 8 ведрами.

Решим эту задачу: 19 бочек + 1 насадка + 15,5 ведер = 20 бочкам + 8 ведер;

1 насадка + 15,5 ведра — 8 ведер = 20 бочкам — — 19 бочек;

1 насадка + 7,5 ведра = 1 бочке, или 10 ведрам.

Отсюда насадка = 2,5 ведра 1. Следовательно, в бочке 4 насадки. Система новгородских мер жидкостей, таким образом, принимает следующий вид:

бочка = 4 насадкам = 10 ведрам;

насадка = 2,5 ведра.

1 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4, стр. 403.

57

Что касается объема ведра, то для рассматриваемого времени нет точных данных для ого определения. В Москве в XVII в. вышина ведра считались 8 вершков. В восьмивершковое ведро при в 5 вершкков могло вместиться около 30—33 фунтов воды.

В источниках встречаются упоминания и о псковских мерах жидкостей, но без указания отношения между отдельными мерами. Так, в ст. 115 Псковской судной грамоты содержится запрещение княжеским мужам держать корчмы в Пскове и его пригородах и «ни в ведро, ни в корец, ни бочкою меду не продавати» 1.

Выводы.

В Новгороде в период феодальной раздробленности Руси употреблялись в качестве мер жидкостей бочка, насадка и ведро. Бочка = 10 ведрам; насадка = 2,5 ведрам. В Пскове употреблялись бочка, ведро и корец.

§ 6. Меры веса. В период фоодлльпой раздробленности не наблюдается никаких серьезных изменений в тех весовых единицах, которые сложились в более раннее время. Правда, можно назвать одну весовую единицу — почку, которая как будто но встречается в памятниках древнерусского государства. Например, в описании путешествия тверского купца Афанасия Никитина в Индию рассказывается, что в Индии добывают алмазы и «продают почку до пяти рублев»2. На основании более поздних источпикоп, в частности «Торговой книги», удается установить, что почка составляла 1/25 часть золотника. Почка — очень мелкая весовая единица и употреблялась главным обра-

1 Г. Е. Кочин. Памятники истории Великого Новгорода и Пскова, стр. 160.

2 «Хождение за три моря Афанасия Никитина. 1466— 1472 гг.», иЗд, 2. Mt~4I., 1958, стр. 22.

58

зом при определении веса монет во время их чбкайкй. В переводе на современный вес почка равняется 0,17 г.

Кроме того, употреблялась еще более мелкая единица — пирог, равный ¼ почки, или около 0,04 г. К концу XV в. эта мелкая весовая единица почти выходит из употребления. «Торговая книга» о пироге не упоминает. Тем не менее пирог встречается в некоторых источниках даже середины XVII в.

От XIII в. сохранилось упоминание еще об одной весовой единице — капи. В договоре Великого Новгорода с немецкими городами и Готландом, заключенном в 1269 г., имеется такое условие: «Весы и гири для серебра и другого товара, который на весах взвешивается, держать ронио и правильно. В капи быть весу 8 ливонских фунтов» 1. Ливонский фунт, или лисфунт,— величина достаточно определенная. В некоторых русских источниках лисфунт называется пуд-ком и принимается равным половине русского пуда. Отсюда капь, равная 8 ливонским фунтам, весит 4 пуди, или 65,52 кг.

Выводы.

В период феодальной раздробленности в качестве мор иеса употребляются следующие единицы: берковец, капь, пуд, гривна или гривенка, почка, пирог.

§ 7. Денежный счет. Начиная с последнего десятилетия X в. и особенно в XI в. основными монетами, имевшими) хождение на территории Руси, как это подтверждается найденными кладами, были западноевропейские монеты — немецкие, англосаксонские, датские В письменных источниках этого времени встречаем такие искаженные названия западноевропейских монет, как «шеляг» — от английской монеты «шиллинг», «пенязь»—от латинского «пенязь»,

1 «Грамоты Великого Новгорода и Пскова», стр. 61.

59

итальянского «пенни», немецкого «пфеннинг». В первой четверти XII в. эти монеты исчезают.

Период между XII и XIV вв. получил название «безмонетного». В нумизматической и общеисторической литературе распространено мнение, что на смену монетам в XII—XIV вв. пришли серебряные слитки. Однако как крупные денежные единицы слитки могли использоваться для платежа лишь в крупных торговых операциях. Между тем, необходимость в мелкой монете в этот период не только не уменьшилась, но и увеличилась, так как именно в XII— XIV вв. в русском ремесле происходят значительные изменения, ремесленники от работы «по заказу» начинают переходить к изготовлению продукции на рынок 1. Естественно, что в связи с этим потребность в мелких денежных единицах могла только вырасти. Отказ от монеты был вызван не внутренним состоянием русской экономики, а значительным сокращением поступления серебра. Древпяя Русь не имела собственных источников серебра. Потребность в серебре удовлетворялась ввозом главным образом иностранной монеты — с Востока и из стран Западной Европы.

Встает вопрос, какова же была форма розничного денежного обращения в «безмонетный» период? Пока этот вопрос нельзя считать решенным. В. Л. Янин выдвигает гипотезу, согласно которой в Древней Руси в «безмонетный» период средством обращения являлись товаро-деньги. Он считает, что роль денег могли выполнять некоторые стандартные и широко распространенные изделия промышленного производства: бусы, стеклянные браслеты, шиферные пряслица2.

Другую гипотезу выдвигает А. Л. Монгайт, кото-

1 См.: Б. А. Рыбаков. Ремесло в Древней Руси. М., 1948, стр. 520, 521, 713.

2 См.: В. Л. Янин. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956, стр. 187—189.

60

рый высказывается за возможность употребления «меховых» денег наряду с металлическими. Он отвергает предположение В. Л. Янина о хождении товаро-денег 1 как средства обращения. Таким образом, гипотеза об обращении мехов в качестве денег распространяется в данном случае на «безмонетный» период (XII—XIV вв.).

По мнению В. Л. Янина, употребление мехов в качестве средства обращения экономически возможно, но мех не мог стать всеобщим эквивалентом, определяющим денежное обращение. Мех быстро стирался, следовательно, шкурка теряла свою ценность. Сохранение системы денежного счета, а следовательно, и постоянной оценки шкурки независимо от ее состояния превращало меха в кредитные деньги. Но в условиях феодализма кредит возможен в очень узких территориальных рамках. Только на очень небольших территориях можно предположить применение меховых шкурок в качестве средства обращения. Так, например, в области охотничьего промысла шкурками пушных зверей (главным образом белкой) могли выплачиваться подати и различные поборы.

Приходится признать, что пока нет окончательного решения о реальном содержании денежных единиц, упоминаемых в письменных источниках периода феодальной раздробленности в «безмонетный» период, — кун, резан, векш.

Следует лишь подчеркнуть, что и в «безмонетный» период всеобщим эквивалентом оставалось серебро, так как товаро-деньги или меха могли употребляться только в мелких торговых операциях. В сфере крупной торговли безраздельно господствовало серебро.

С конца XII в. понятие денег обозначается терми-

1 См.: А. Л. Монгайт. Рецензия на книгу В. Л. Янина «Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период», «Вопросы истории», 1958, № 3.

61

ном «серебро». Этот термин отражал суть денежной системы периода феодальной раздробленности.

В период феодальной раздробленности единственной реально существующей денежной серебряной единицей был гривна. Таким образом, гривна из счетной денежной единицы — гривны кун — превратилась в гривну серебра.

По источникам можно проследить, что стоимость гривны серебра была в четыре раза больше стоимости гривны кун. В Смоленской грамоте 1229 г. указано, что следует считать «за гривну серебра по 4 гривны кунами». Весовая гривна отрывается от гривны, которая образовалась из определенного числа денежных единиц.

Весовое содержание гривны серебра помогают установить археологические находки. Встречается два типа гривен. Первый тип — южный, или так называемый киевский; это гривна в виде ромбика, обрезанного сверху и снизу, весом около 140—160 г, встречается в кладах, относящихся ко времени не позже начала XIII в. Гривна второго типа — северного, или новгородского, напоминает по форме ладью, иногда с желобком в центре. Вес этой гривны 195—204,5 г. Существование гривен различного веса позволяет говорить о наличии в «безмонетный» период двух местных денежных систем — северной в южной1.

Существование двух систем денежного счета отразилось в местной терминологии денежного обращения. Так, в Смоленской грамоте 1229 г. встречаются смоленские куны и смоленские ногаты2.

1 В. Л. Янин относит возникновение двух местных систем к середине X в. (См.: «Денежно-весовые системы русского средневековья»).

2 См.: «Договор («Правда») Смоленска с Ригою и Готским берегом», ст. 27, 28, 29, 31. В кн.: «Русско-ливонские акты», стр. 434, 436,

62

Основные единицы (гривны) сеЬёрорусской и южнорусской денежных систем существовали в виде слитков. Фракциями гривны являлись куна, ногата, векша. По Пространной редакции «Русской правды», как уже упоммналось, можно установить следующее соотношение гривны, ногаты и куны: гривна — 20 ногатам = 50 кунам. Соотношение гривны и векши определяется предположительно: гривна = 150 векшам. Векша механически заменила веверицу. Исчезла резана, ее место заняла куна, уменьшившаяся вдвое.

Во время татаро-монгольского ига в середине XIV в. в Рязанском княжестве имеют хождение монеты Золотой Орды, так называемые джучидские монеты. Их находят в ряде кладов вместе с новгородскими слитками. Можно проследить официальное превращение джучидского диргема в русскую монету: диргем снаб- жается причеканкой русских букв или геральдвческо- го знака — рязанской тамги, или «мордки» 1.

Почти одновременно с обращением джучидских монет начинают употребляться пражские гроши.

Во второй половине XIV в. была возобновлена чеканка монеты. Раньше всех чеканку монеты возобновила Москва. Несколько позже свою монету стали чеканить Новгород, Тверь, Рязань, Псков и др. Появление оригинальной русской монеты сопровождается и появлением новой терминологии. На смену традиционным денежным терминам — куне ногате, резане, векше — приходят новые — деньга, алтын, рубль.

Деньга — монета, на основе которой сложился новый денежный счет. В русских письменных документах этот термин появляется в конце XIV в. Слово «деньга» татарского происхождения; деньгой назывались определенные монеты.

1 См.: В. Л. Янин, С. А. Янина. Начальный период рязанской монетной чеканки. В кн.: «Нумизматический сборник», ч. 1. М., 1955, стр. 109, 110.

63

Алтын — счетно-денежное понятие и сравнительно недолгое, во второй половине XVII в. и начале XVIII в. — название монеты. Слово «алтын» обычно производят от татарского «алты» — шесть. Но само слово «алтын» в татарском языке отсутствует. Оно могло быть создано в русском языке на основе татарского слова. Поэтому прямого заимствования алтына как счетного понятия от татар не могло быть. Счет на алтыны возник в Центральной и Восточной Руси в XIV в., когда в денежном обращении впервые появилась деньга. С XVI в. алтын стал общепринятой счетной единицей. Во второй половине XV и в XVI вв. алтын состоял из шести денег, но содержание алтына для конца XIV — начала XV в. неясно. Существуют различные точки зрения. По мнению И. Г. Спасского, равенство алтына шести московским деньгам было присуще алтыну уже в момент его возникновения и вполне соответствует смыслу термина «алтын», в основе которого лежит слово «шесть» 1. В. Л. Янин считает, что первоначально в алтыне считалось три московских деньги и лишь во время денежной реформы при Василии Темном алтын стал шестиденежным2. Рубль в источниках появляется во второй половине XIII в.3 Эта платежная единица явно относится к области обращения серебра. Слово «рубль» сменило гривну, которой называется слиток серебра определенного веса. После возобновления чеканки русских

1 См.: И. Г. Спасский. Алтын в русской денежной системе. В кн.: «Краткие сообщения ИИМК», вып. 66, 1956, стр. 18.

2 См.: В. Л. Янин. Алтын и его место в русских денежных системах XIV—XV вв. В кн.: «Краткие сообщения ИИМК», вып. 66, 1956, стр. 29, 30.

3 Самое раннее упоминание рубля содержится в берестяной грамоте, найденной в слое XIII в. при раскопках в Новгороде в 1952 г.

64

монет рубль превратился в меру определенного числа монет, т. е. стал счетным понятием.

Изменения, происшедшие в русской денежной системе в XIV в. в связи с возобновлением чеканки монет, неоднократно привлекали к себе внимание исследователей в породили различные мнения в решении вопроса происхождения и сложения денежного счета XIV—XV вв. Дискуссионной явилась прежде всего проблема — коренным ли образом изменилась структура русской денежной системы?

В основу концепции, выразителем которой был И. И. Кауфман, положена языковая разница в терминологии. Новые термины, появившиеся в системе денежного счета — деньга, алтын, — по этой концепции свидетельствуют о татарском влиянии, связаны с татарской денежной системой. Основанием для такого вывода послужило весовое равенство двух татарских монет трем московским, выпущенным Дмитрием Донским. Глубокого анализа татарских денежных норм Кауфман не производил. Источники изучены им весьма поверхностно.

Вторая концепция происхождения денежных систем XIV в. связывает новые системы чеканки с древними русскими системами денежного обращения и устанавливает прежде всего связь с древнерусской гривной. Основными признаками, указывающими на связь денежных систем, являются: 1) сохранение в новой системе денежного счета термина «гривна»; 2) рубль появился в обращении еще в «безмонетный» период. Первые упоминания в источниках о рубле относятся к XIII в.; 3) в ранний период обращения новой русской монеты — деньги — наряду с ней имеют хождение гривны — слитки серебра. Эти слитки даже клеймятся штемпелями денег. Хождение в одно и то же время деньги и гривны-слитка не порождает двойного денежного счета; 4) по-видимому, новая

65

терминология в денежном счете — деньга и алтын — ведет свое происхождение из Рязани, где деньгой был обозначен джучидский дирхгем, а алтыном — два дирхгема. Предполагается, что дврхгем равен рязанской резане, а алтын равен шести рязанским веверицам. По мнению В. Л. Янина, это существенное доказательство преемственности старой и новой систем денежного счета.

Таковы доказательства преемственности нового денежного счета от старых русских норм «безмонетного» периода. Эта концепция была высказана еще в XVIII в. В. Н. Татищевым и И. Н. Болтиным, а в XIX в. и начале XX в. аргументирована М. Заболоцким и Н. И. Булычевым, но окончательно она не была обоснована. Примерно до середины 40-х годов XX в. в трудах по нумизматике отражены как концепция татарского происхождения денежного счета, так и концепция преемственности новых денежных единиц от старых русских денежных норм.

В середине 40-х годов концепция татарского происхождения денежных единиц, сформулированная И. И. Кауфманом, подверглась серьезной критике в работах Г. Б. Федорова, И. Г. Спасского, В. Л. Янина, Н. Д. Мец. Ошибочность положения Кауфмана в настоящее время не вызывает сомнений, но ее пересмотр выдвинул новые спорные вопросы: вопрос о норме монетной чеканки в момент ее возобновления и изменения в норме чеканки монеты с конца XIV в. и в XV в. Эти вопросы не решены окончательно. Не решен прежде всего вопрос об исходной норме чеканки монеты. В нумизматической литературе высказано две точки зрения: первая — в рубле Дмитрия Донского считали 100 денег; рубль в 200 денег появился в начале XV в. в результате падения веса деньги в первой четверти XV в.; вторая — в рубле Дмитрия Донского сразу считали 200 денег. Измене-

66

ние веса монет не отразилось на особенностях денежно счета.

Один из ислледователей, Г. Б. Федоров, подвергнув , критике концепцию И. И. Кауфмана, развил и уточнил концепцию 100-денежного рубля 1. По этой концепции слово «рубль» толкуется прямолинейно, как происходящее от «рубить». Именно этой точки зрения придерживались еще в XVIII в. В. Н. Татищев и И. Н. Болтин.

Г. Б. Федоров основой московской монетной стопы считает слиток серебра весом около четверти фунта (102,378 г), т. е., по его мнению, московская система произошла от древнерусской весовой системы — от северной гривны весом около 204 г, которая имела хождение в «безмонетный» период. Таким образом, устанавливается, что никакой зависимости русской монетной стопы от татарской не было, что русская монетная система развивалась самостоятельно. Денежная система XIV—XV вв. была непосредственно связана с древнерусской денежной системой. Но установление происхождения московской монетной стопы еще не объясняет вопроса о дальнейшем развитии и сложении денежного счета.

По мнению Г. Б. Федорова, гривна серебра «переживает ту же эволюцию веса, что и» обычная монета, т. е. медленное и постепенное падение веса». Слиток серебра, весивший в XII в. около 204 е, постепенно потерял приблизительно 4,6% веса и к XIV в. стал равен 195 г. Потеря веса гривны объясняется Г. Б. Федоровым как обычный процесс, характерный для монетных единиц средневековой монетной системы. В конце XIII в. и в XIV в. встречаются слитки

1 В соответствии с концепцией Г. Б. Федорова изложен вопрос о возобновлении чеканки монет в «Очерках истории СССР. Период феодализма» (ч. 2. М., 1953, стр. 90, 91).

67

серебра половияного веса; они получались либо путем разруба слитков старого веса, либо специально отливались в половину веса гривны. Слитки нового веса распространяются в северо-восточных русских землях. . В Новгороде слитки половинного веса почти не встречаются. Очевидно, падение веса гривны явилось следствием татарского завоевания, которое всей своей тяжестью обрушилось на северо-восточные земли.

В связи с появлением новой гривны половинного веса возник термин «рубль». Новая гривна получалась от разруба старой гривны пополам. Гривна, разрубленная пополам, стала называться рублевой гривной, или рублем. В северо-западных областях (Новгород), не подвергшихся татарскому завоеванию, сохранилась старая гривна полного веса, но со временем (в XIV в.) и на нее из северо-восточных земель перешло название «рубль». Распространение на новгородскую гривну названия «рубль» объясняется политико-экономическим влиянием Москвы. В XV в. влияние Москвы было уже значительным, поэтому терминология, применяемая в Москве, стала распространяться и в других местах.

Гривной называлась, наряду с денежной единицей, весовая единица. Одно ш то же название денежной и весовой единицы было неудобно и вносило путаницу. Термин «гривна», как обозначающий денежную единицу, постепенно был вытеснен термином «рубль». С XIV в. термин «рубль» везде заменяет старый термин «гривна серебра». Он встречается во всех письменных источниках. Рублем с этого времени обозначается основная денежная единица.

До второй половины XIV в. рубль был слитком серебра в Новгороде весом в 195 г, на северо-востоке весом в 97,5 г. После возобновления чеканки монеты рубль московский и новгородский стал счетной денежной единицей. Поскольку у слитков-рублей

68

было два веса, то и счетных рублей стало два. Сложились две русские счетные денежные единицы: на основе слитка-рубля в 195 г и на основе слитка-рубля в 97,5 г; и та и другая счетная денежная единица на-* зывалась рублем. Для различия рублей добавлялось, по какой денежной системе указано то или другое количество рублей. Например, в купчих и других актах XV в. читаем: «пятьдесят рублев новгородская» или «полутора рубля московских», т. е. новгородских и московских рублей.

Слитки-рубли московские и новгородские легли в основу чеканки монеты. В Москве из рубленого слитка серебра весом в 97,5 г стали чеканить 100 монет - весом 0,92 г каждая. Счетный рубль, таким образом, стал равняться 92 г серебра. Остаток рублевого слитка (5,5 г) не подлежал чеканке и шел на вознаграждение чеканщику монеты и на пошлины за чеканку в пользу князя. Одновременно с чеканными монетами в употреблении были рублевые слитки серебра с клеймами. Вес клейменых слитков серебра отличался от веса неклейменых слитков и равнялся 92 г. Очевидно, часть неклейменого слитка весом в 97,5 г взималась как пошлина за наложение клейма.

Чеканная монета получила название деньги. Но вес деньги — 0,92 г — в Москве сохранялся недолго. Вскоре вес деньги стал понижаться. К началу XV в. он упал до 0,80 г, а в первой четверти XV в., вследствие различных причин экономического и политического порядка, — даже до 0,40 г. Московский рублевый слиток стал фактически соответствовать не 100, а 200 деньгам. Как архаическая денежная единица, рублевый слиток к середине XV в. вышел из употребления.

В Новгороде чеканить монету стали в начале XV в. К этому времени рублевая гривна, весившая 195 г,

69

уменьшилась в весе до 184 г. Основной вес монеты, взятый в Новгороде, был московский. В начале XV в. московская деньга весила 0,80 г. Из рублевой гривны таких монет чеканили 216 (0,80 гX216 = 172,8 г). В новгородском счетном рубле, таким образом, было 216 денег. Разница между рублевым слитком и весом 216 монет в 11,2 г (184—172,8 г), как и в Москве, шла в качестве вознаграждения за чеканку. Но вес деньги в Москве, как мы видели, установившийся в XV в. в 0,80 г, не сохранился, а продолжал падать. Особенно резко вес деньги упал в первой четверти XV в. с 0,80 г до 0,40 г. В Новгороде же вес деньги не изменялся и сохранился старый, т. е. 0,80 г.

Концепция Г. Б. Федорова стройна и предельно четко сформулирована. Однако в работах В. Л. Янина и И. Г. Спасского высказываются сомнения в ее правильности. Эти исследователи считают неверным положение Г. Б. Федорова об исходной норме московской чеканки. Во-первых, источники XII—XIV вв. показывают, что не было падения веса гривны. Гривна XII в. и XIV в. весила обычно ниже теоретической нормы. Отклонение веса объясняется техническими причинами, тем, что гривны выплавляли из серебра по весу, эквивалентному теоретическому весу слитка. Но при переплавке некоторое количество серебра уходило на угар. Поэтому вес гривны был более низкий, чем его теоретическая весовая норма. Во-вторых, падение веса слитков можно объяснить употреблением мелкой монеты, которая стирается в процессе обращения и которую легко фальсифицировать. Отклонение веса мелких монет в этом случае ведет к падению веса основных единиц денежной системы. Причин же для падения веса гривны не было, так как в XII—XIV вв. отсутствовала мелкая серебряная монета.

70

Ставится под сомнение, таким образом, правильность определения Г. Б. Федоровым исходного веса грввны и веса счетного рубля времени возобновления чеканки монеты при Дмитрии Донском.

По мнению В. Л. Янина и И. Г. Спасского, рубль до конца XIV в. был единым понятием для всей Руси, а возникновение местных рублей — явление более позднее, целиком зависящее от особенностей местной чеканки. Половинный слиток равен не рублю, а полтине.

Возникновение же термина «рубль» связано со слитком-гривной, весившим около 170 г. Такой слиток появляется в Новгороде в конце XIII в. и в дальнейшем он стал исходной весовой нормой новгородской монеты.

Неверным, считают В. Л. Янин и И. Г. Спасский, является и положение о превращении 100-денежного рубля в 200-денежный в связи с сильным уменьшением веса деньги. Уменьшение веса деньги имело место и в дальнейшем, на протяжении XVI и XVII вв., однако никакого изменения денежного счета это уменьшение веса за собой не повлекло.

И. Г. Спасский и В. Л. Янин обосновывают 200-де-нежное равенство московского рубля с момента начала чеканки монеты. По их мнению, если в домонетном рубле содержится 200 резан, так как гривна серебра равняется 4 гривнам кун, а гривна кун равняется 50 резанам, то и в московском рубле по возобновлении чеканки содержится 200 денег. Платежи второй половины XIV в. в близких по времени документах выражены одни резаной, а другие деньгой. Кроме того, половинный слиток рублем никогда не н-азывался, он являлся полтиной. Это также означает, что московский рубль всегда равнялся 200 деньгам.

Значительный интерес представляет гипотеза В. Л. Янина о происхождении новгородской денеж-

71

ной системы XV в.1 По его мнению, начало перестройки новгородской денежной системы происходит на рубеже XII—XIII вв., когда еще до появления рубля начинает применяться прослеживаемый по берестяным грамотам счет на 7. По этому счету в гривне считалось 7 ногат. Новый счет существовал наряду со старым счетом, по которому гривна = 20 ногатам = ==50 кунам. Оба счета опирались на одну и ту же разновидность слитка-гривны, весившего около 200 г.

Во второй половине XIII в. происходят дальнейшие изменения в денежной системе Новгорода. Ногату заменила денежная единица бела, следовательно, в гривне из ногат стало считаться 7 бел. Причем в XIV в. гривна и бела теоретически являлись частью слитка-рубля, который, как уже упоминалось, весил около НО г. В слитке-рубле считалось 13 гривен. Когда в 1420 г. в Новгороде начали чеканить монету — деньгу, то признали московскую деньгу половиной белы. Поскольку в гривне считалось 7 бел, то и получилось в гривне 14 денег. Вес московской деньги времени начала чеканки монеты в Новгороде составлял около 0,79 г. А так как в слитке-рубле было около 170 г, то в рубле оказалось 216 денег (170 : 0,79) и не получилось целого количества гривен (216: 14 = = 15 гривен 6 денег).

Состояние источников и степень изученности проблем происхождения и развития московской и новгородской систем денежного счета в настоящее время не дают возможности прийти к окончательному выводу.

Чеканили монету не только в Москве и Новгороде. Почти одновременно с Москвой начали чеканить мо-

1 См.: В. Л. Янин. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы XV в. «Вспомогательные исторические дисциплины», кн. III. Л., 1970, стр. 150—179.

72

нету Суздальско-Нижегородское и Рязанское княжества, а после 1400 г. — Тверское княжество. Кроме того, свою собственную чеканку имели уделы. В Московском княжестве чеканили монету князья Галича, Звенигорода, Серпухова, Малоярославца, Дмитрова. Одновременно с новгородцами в 20-х годах XV в. начали чеканить монету псковитяне на той же основе, что и в Новгороде.

Ко второй половине XV в. относится зарождение, системы денежного счета Русского государства. Чеканка собственной монеты в подчинявшихся Москве княжествах постепенно прекратилась, и ко второй половине XV в. сложилась «сборная» монетная система, которая обслуживала денежное обращение на территориях всех русских княжеств. Во всеобщем денежном обращении главное место заняли деньги московских князей и вдвое более тяжелые деньги Новгорода и Пскова, сохранивших чеканку монеты и после присоединения к Москве. Растущие политические и экономические связи Москвы и Новгорода отразились на дальнейшей истории русской денежной системы. В единую систему денежного счета вошли как составные части московская и новгородская единицы. Единая система денежного счета явилась серьезным оружием в руках централизованного государства в борьбе за преодоление феодальной раздробленности.

Иван III (1462—1505) распространил на все государство обращение монет двух типов: «московок» и «новгородок». «Московок» из малой гривенки (ок. . 204 г) чеканилось 520, а «новгородок» — 260. Вес московской деньги стал равен около 0,40 г, -а новгородской деньги — около 0,80 а. Монеты эти соответственно чеканились в Москве и на денежных дворах Новгорода, Пскова и Твери. Причем, только в Новгороде и Пскове чеканилась монета двойного веса. Схема денежного счета приобрела следующий вид:

73

Московский денежный счет

рубль = 200 деньгам

полтина = 100 деньгам

гривна = 20 деньгам

алтын = 6 деньгам

Новгородский денежный счет

рубль = 216 деньгам

полтина = 108 деньгам

гривна = 14 деньгам

Система денежного счета, сложившаяся к середине XV в., обслуживалась незначительным количеством монетных единиц, т. е. единиц, чеканившихся и существовавших реально. В XIV—XV вв. в Москве чеканилась серебряная деньга и полуденьга (полушка). В Новгороде чеканилась деньга и четверть деньги (четвертца). Кроме того, в XV в. чеканилась медная монета — пуло, или пул. Точное соотношение медных и серебряных монет неизвестно. Оно было непостоянно и в разных местах могло быть различным.

Выводы.

Период между XII и XIV вв. получил название «безмонетного». Средством платежа в крупных торговых сделках служили серебряные слитки — гривны, а в сфере розничной — товаро-деньги и меховые ценности. Гривна из счетной денежпой единицы — гривны кун — превратилась в гривну серебра. Стоимость гривны серебра была в четыре раза больше стоимости гривны кун. Фракциями гривны являлись: куна, ногата, векша. Гривна = 20 ногатам = 50 кунам. Предположительно 150 векш равно гривне.

Во второй половине XIV в. была возобновлена чеканка монеты. Первым княжеством, возобновившим чеканку монеты, было Московское. Чеканили монету и в других княжествах. Появляются новые денежные термины — деньга, алтын, рубль. К середине XV в. складывается единая система денежного счета Русского государства. В эту систему как составные части вошли московская денежная система и новгородская денежная система.

74

Глава III

Меры и денежный счет Русского централизованного государства (конец XV в.— начало XVIII в.)

§ 1. Источники. Количество источников, содержащих сведения о мерах периода Русского централизованного государства, значительно расширяется. Это и таможенные книги, и акты, и приходо-расходные книги, и летописи, и описания путешествий.

Таможенные книги — один из ценнейших источников по метрологии — составляли таможенные головы, т. е. лица, ведавшие сбором пошлины с продаваемых и покупаемых товаров. В таможенных книгах фиксировались не только суммы, взятые в качестве пошлины, но и количество и цена проданного или купленного товара. Следовательно, таможенные книги, дающие сведения о количестве товаров, являются ценнейшим источником для изучения мер в их повседневном применении. Ценность таможенных книг как источника для изучения метрологии заключается в том, что они позволяют проследить мест-

75

ные особенности мер, поскольку в Русском государстве до середины XVIII в. существовали не только внешние таможни, но и внутренние.

Наряду с таможенными книгами следует указать и такой источник, как таможенные уставные грамоты, содержащие законодательные нормы взимания таможенных пошлин.

Писцовые книги также являются источником для изучения метрологии. Они дают сведения о поземельных мерах и о мерах объема, так как указывают количество натурального оброка, взимаемого с населения.

В качестве источника для изучения метрологии можно использовать разного рода приходо-расходные книги, содержащие записи продаваемых и покупаемых товаров с указанием их количества.

Значительный метрологический материал исследователь находит в показаниях иностранцев. Наиболее интересно в этом отношении сочинение И. Кильбур-гера о русской торговле.

Большой материал для изучения русских мер со второй половины XVII в. содержится в «Полном собрании законов Российской империи».

Разнообразная переписка в известной мере служит источником для изучения метрологии. В деловой переписке между центральными и местными учреждениями очень часто встречаются указания на меры.

Ценным источником для изучения мер длины является «Книга Большому чертежу», в которой дано описание несохранившейся русской географической карты XVII в. В «Книге Большому чертежу» указаны расстояния между отдельными населенными пунктами. По этому источнику можно изучать древнерусскую версту.

Аналогичный материал дает Поверстная книга XVII в.

76

В период Русского централизованного государства появляются специальные труды по метрологии — это сочинения, посвященные описанию тех или иных мер и выяснению их отношения друг к другу. К ним относятся: «Торговая книга», «Счетные мудрости», «Книга сошного письма».

§ 2. Политика русского правительства по введению единой системы мер. В Русском централизованном государстве наметились тенденции к единообразию в области мер и веса. Если в период феодальной раздробленности можо было наблюдать различие в местных мерах, то в Русском централизованном государстве правительство стремится создать единые общегосударственные меры, обязательные к употреблению по всей стране. Это мероприятие диктовалось централизаторской политикой правительства. Центральная власть настойчиво и последовательно боролась с пережитками феодальной раздробленности. Местное метрологическое разнообразие было одним из таких нетерпимых в централизованном государстве пережитков. Необходимость введения единых мер и веса диктовалась и экономическими соображениями. С середины XVI в. прослеживаются предпосылки складывания всероссийского рынка. Торговые люди, разъезжая по разным городам государства со своими товарами, испытывали значительные неудобства от местного метрологического разнообразия. Устранение этих неудобств было очередной -задачей государства, и правительство Ивана IV становится на путь введения единых мер и веса. Сохранилась грамота Ивана IV на Двину от 21 декабря 1550 г. об отправке двинским старостам, сотским и целовальникам новой медной меры. Текст грамоты позволяет установить, что была послана медная осьмина. С этой меры нужно

77

было сделать деревянные спуски, т. е. копии, запятнать их, т. е. поставить печать, и пустить в употребление. Присланная медная мера должна была оставаться у старост для контроля. С присылкой новой все старые меры, не совпадающие с ней, изымались. За пользование старыми мерами назначался штраф. Грамота подчеркивает, что введение новых мер является общегосударственным мероприятием: «А таковы есми меры послал во все городы ровны» 1.

Названная грамота говорит лишь о мерах сыпучих тел. Несомненно, что аналогичные образцы других видов мер тоже рассылались на места. Неоднократные упоминания источников второй половины XVI — первой половины XVII в. о печатных, заорленых, ка- { зенных саженях и аршинах, о ведрах, о клейменых . гирях свидетельствуют о единстве метрологической политики русского правительства. В этом отношении любопытно свидетельство немца-опричника Генриха Штадепа. Характеризуя Русское государство при Иване IV, Штаден говорит: «Нынешний великий князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей его державе — одна вера, один вес, одна мера»2.

Указы из Москвы на места о введении единых мер, сопровождавшиеся присылкой образцов казенных мер, не устраняли полностью местного метрологического разнообразия. Время от времени московское правительство вновь рассылало образцы мер, общих для всего государства. Новые меры рассылались в определенные, если можно так выразиться, поворот-

1 «Дополнения к Актам историческим» (далее ДАИ), т. 1, № 45.

2 Г. Штаден. О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника. Пер. И. И. Полосина. М., 1925, стр. 113.

78

ные моменты политики Русского централизованного государства — и общей, и экономической. Не последнюю роль в этом случае играли и интересы фиска, интересы обеспечения исправного поступления разного рода сборов — денежных и натуральных.

Так, в 20-х годах XVII в., после возвращения из Польши митрополита Филарета Романова и избрания его патриархом, было проведено, по его непосредственному указанию, «обновление земли письмом», т. е. составлено новое описание всей территории Русского государства с целью выяснения платежеспособности населения и получения нового основания для обложения его налогами. В это же время рассылались на места и новые меры. В 1624 г. состоялось решение «во всех городах Московского государства учинити меры медные, ровно против нынешние московские меры, какова мера ныне на Москве сделана под гребло» '.

В силу этого решения на места были разосланы соответствующие грамоты. Сохранившаяся грамота но-воторжскому воеводе П. Г. Мусину от марта 1624 г. позволяет судить о том, что в качестве единой меры вновь рассылалась медная осьмина, снабженная железным греблом. По этому образцу на местах следовало сделать деревянные осьмины, полуосьмины и четверики под гребло. По верхнему краю этих деревянных мер нужно было набить железные обручи, чтобы от прикосновения гребла не обивались края. Каждая из таких мер должна была иметь железное гребло. С введением новых мер старые изымались из употребления. За пользование старыми .мерами назначался штраф 2.

Распоряжение о метрологическом единообразии содержится в Уложении царя Алексея Михайловича

1 ААЭ, т. 3, № 151.

2 См. там же.

79

1649 г.; ойо касается мер длины. Уложение подтверждает в законодательном порядке ранее существовавший размер сажени, равной трем аршинам.

Общее распоряжение о введении единообразия в области всех видов мер включено и в Таможенный устав 1653 г.'

Наконец, общее распоряжение о введении единых мер было отдано правительством Федора Алексеевича в 1679 г. Царствование Федора ознаменовалось крупной реформой в области прямого обложения. Мелкие четвертные доходы были упразднены и заменены едиными стрелецкими деньгами; также было принято решение и об упорядочении сбора стрелецкого хлеба. В связи с этим в 1679 г. правительство нашло необходимым разослать на места новые меры. На этот раз рассылались не осьмины, а медные четверики. Четверики должны были явиться контрольными мерами, а для практического употребления с них нужно было сделать деревянные спуски и заорлить, т. е. поставить на них государственную печать. Изменять контрольные меры категорически воспрещалось под угрозой смертной казни. Одновременно с этим было отдано распоряжение и о пользовании единой мерой жидкости — заорленым ведром 2.

Таким образом, русское правительство с середины XVI в. и в течение всего XVII в. вело определенную метрологическую политику, политику единых мер для всей территории страны. Но местные меры оказались очень живучими, и в источниках XVII в., а порой даже и XVIII в. мы обнаруживаем метрологическое разнообразие.

1 См.: ААЭ, т. 4, № 64, стр. 101, 102.

2 Т а м же, № 240. Царская грамота на Вологду от января 1680 г.

80

Для времени Русского Централизованного государства характерно стремление к единообразию в области мер и веса; можно отметить также изменение в это время видов мер. Иногда эти изменения касались лишь размеров той или иной метрологической единицы при сохранении прежнего названия, а иногда старые меры постепенно выходили из употребления, заменяясь новыми. Все виды мер получили более полное развитие именно в XVI—XVII вв. Система русских мер, дожившая до введения метрической системы в СССР, сложилась в основных своих чертах к концу XVII в.

§ 3. Меры длины. В период Русского централизованного государства продолжали употребляться пяди и локти. Так же, как и раньше, пяди и локти могли быть различными по размерам, но их территориальная приуроченность исчезает.

Наряду с древними мерами длины с конца XV в. начинает употребляться новая единица длины — аршин. Аршин — мера восточного происхождения, но точного прототипа аршина среди восточных мер нет.

В литературе вопрос о появлении аршина не изучен. Впервые поставила вопрос о постепенном распространении на Руси аршина как меры длины И. Н. Шмелева в своем исследовании лексики русской торговой книги XVI в.' И. Н. Шмелева приходит к выводу, что первоначально в конце XV в. аршин употреблялся для измерения тканей только восточного происхождения. В XVI в. аршин ^применялся для измерения тканей (сукно, тафта, бархат и пр.) преиму-

1 См.: И. Н. Шмелева. Лексика торговой книги XVI века. Из истории словарного состава русского языка. «Ученые записки Ленинградского университета», № 267. Серия филологических наук, вып. 52, стр. 87, 88.

81

щественно иностранного производства — восточного и западного. Ткани русского производства чаще измерялись локтями.

Таким образом, аршин появился в процессе торговых сношений с Востоком, первоначально он был известен в узкой торговой среде. Распространение аршина проходит от центра к окраинам. В центре, на рынках, например, Москвы в XVI в., господствовал аршин. На окраинах Русского государства сохранялся еще локоть. Окончательно законодательным путем аршин был введен в употребление в XVII в.

Аршин делился на 4 четверти, каждая четверть — на 4 вершка. Следует отметить, что четвертая часть аршина — четверть — принималась равной пяди. Пядь и четверть — идентичные понятия. Это очень легко устанавливается на основании сохранившихся источников. Так, осенью 1665 г. в Устюге Великом задержалось из-за малой воды на Нижней Сухоне судно, на котором сытник Степан Подгорский и стряпчий Кондратий Лунин везли в Москву купленные в Архангельске «про царский обиход» иностранные вина и разного рода пряности. Местный воевода Петр Степанович Потоцкий обратился к содействию экспертов-носнвков (лоцманов) — двинского Карпа Софонова Малетинского и сухонского Максима Никитина Щетинина. Носники измерили глубину воды в наиболее опасных местах — на порогах в нижнем течении Сухоны. На самом опасном из этих порогов — Опоцком — глубина воды оказалась «в пядь с вершком». Заключение носников было проверено расспросом сотского и крестьян Опоцкой волости, которые показали, что «воды де есть на Опоке на нуте вершков в 5, а больше нет». По мнению и носников и крестьян, судно не может идти по такой мелкой воде. С этим согласился воевода П. С. Потоцкий и известил правительство, что казенный товар должен зимовать

82

на Устюге Великом1. Таким образом, пядь с вершком равна 5 вершкам. Четверть аршина равна 4 вершкам. Следовательно, пядь равна 4 вершкам, т. е. четверти.

Аршин и его части, войдя в употребление, просуществовали в системе русских мер длины до введения метрической системы мер.

Кроме локтей, пядей и аршина с его частями в Русском централизованном государстве продолжала употребляться сажень. В источниках встречаются упоминания о саженях разной длины — от двух с половиной до трех аршин. Размер сажени в 3 аршина был официально утвержден Соборным уложением 1649 г., причем в одной из статей трехаршинная сажень названа новой2. Эти статьи Уложения дали основание некоторым исследователям, а также и практическим работникам XVIII в. считать, что трехаршинная сажень была введена лишь Соборным уложением. Например, в «Журнальной записке» Комиссии о весах и мерах 1736—1742 гг. под 13 декабря 1737 г. записано: «По 7157 (1649) год была сажень полтретья аршина (т. е. 2,5 аршина), ...а в 157 году определено быть в 3 аршина, о чем в Уложенье в шестой на десять главы в 46 пункте напечатано»3. Между тем это неверно. Казенная трехаршинная сажень употреблялась задолго до Уложения. Так, в 1610 г. братья Андрей и Петр Строгановы производили раздел между собою варниц и дворовых мест у Соли Вычегодской на посаде. При этом Петру Семеновичу досталось «двора мерою от речки до ворот, что против Гулыни (улица Соли Вычегодской. — Лег.) в длину 24 сажени печатных трехаршинных». Андрею Семеновичу,^ досталось двора

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 187, лл. 121-125.

2 См.: «Соборное уложение 1649 года», гл. 16, стр. 46.

3 ЦГАДА. Фонд Сената, кн. № 1655, ч. 1, л. 85.

83

«мерою в длину... 40 сажен печатных трехаршинных» *.

В этом документе речь идет об употреблении казенной трехаршинной сажени в самом начале XVII в. Возможно, что появление трехаршинной сажени относится ко второй половине XVI в., к тому времени, когда правительство Ивана IV вводило единые меры для всей страны.

Но, несмотря на наличие казенной трехаршинной сажени, в памятниках XVI—XVII вв., как уже было упомянуто, встречается сажень, отличающаяся по своим размерам от казенной. В рукописи конца XVI — начала XVII в., озаглавленной «Роспись, как зачать делать новая труба на новом месте» и посвященной описанию устройства прибора для извлечения соляного рассола из подземных соляных ключей, упоминается «трубная» сажень, длину которой этот источник определяет в «полтретья аршина 2 вершка», т. е. в 2,5 аршина плюс 2 вершка, а всего, следовательно, в 42 вершка, поскольку в двух с половиной аршинах 40 вершков. Таким образом, трубная сажень на 6 вершков короче казенной сажени, в которой было 48 вершков. На этой же рукописи имеется более поздняя приписка (1690 г.), дающая несколько иное протяжение «трубной» сажени: 3 аршина без четверти, т. е. 44 вершка. В конце XVII в. употреблялась «трубная» сажень на 2 вершка длиннее, чем в начале века 2. Однако в метрологической литературе нет единого мнения относительно размеров русского аршина и сажени.

1 ЦГАДА. Фонд Строгановых, новая опись, карт. 1, д. 18 (20), д. 1.

2 См.: Д. И. Прозоровский. Старинное описание солеваренного снаряда. «Известия императорского Археологического общества», т. 6, отд. 1, вып. 3. СПб., 1868, стр. 239, 255.

84

П. Г. Вутков еще в Середине XIX в. высказал мысль, что русский аршин всегда был равен 28 английским дюймам, что в переводе на метрическую систему мер составляет 71,12 см. Отсюда трехаршинная сажень должна равняться 7 английским футам, или 213,36 ел*1.

Такой же точки зрения придерживался и один из авторов настоящей работы 2.

Существует и другая точка зрения, по которой русский аршин лишь при Петре I был уравнен с 28 английскими дюймами с таким расчетом, чтобы 3 аршина, или сажень, стали равны 7 английским футам (213,36 см). Впервые эта точка зрения была высказана в начале XIX в. А. И. Ламберти. В настоящее время ее придерживается Б. А. Рыбаков. Он считает, что сажень XVI—XVII вв. была искусственно укорочена Петром I для того, чтобы она точно совпадала с 7 английскими футами. Лишь после этого казенная трехаршинная сажень стала .равняться 213,36 см. До начала же XVIII в. казенная трехаршинная сажень в переводе на метрическую систему мер составляла около 216 см (215,4 см), т. е. казенная сажень XVIIв. совпадала с саженью, которая называлась когда-то косой.

К этим выводам В. А. Рыбаков пришел на основе анализа сведений о русских мерах, сообщенных в сочинении шведа Иоганна Кильбургера, входившего в состав шведского посольства, прибывшего в Русское государство в 1674 г.3

1 См.: П. Г. Б у т к о в. Объяснение русских старинных мер — линейной и путевой. «Журнал Министерства внутренних дел», 1894, ч. VIII, № И, стр. 251.

2 См.: Н. В. У с т ю г о в. Очерк древнерусской метрологии. «Исторические записки», кн. 19. М., 1946, стр. 320—322.

3 См.: И. К и л ь б у р г е р. Краткое известие о русской торговле, как она производилась в 1674 г. вывозными и при-

85

..ж.

Выводы Б. А. Рыбакова требуют существенной поправки. Он прав, когда утверждает, что русская сажень XVI—XVII вв. не совпадала с позднейшей русской саженью XIX—XX вв., равной 7 английским футам, или 213,36 см метрической меры, а имела протяженность в 216 см и делилась на 3 аршина по 72 см каждый, или на 48 вершков по 4,5 см. Но он неправ, когда приписывает Петру I сокращение длины сажени. Позднейшие исследования показали, что в течение всего XVIII в. в России бытовала сажень в 216 см, и лишь в начале XIX в. русская сажень была приравнена к 7 английским футам, т. е. сокращена на 1 дюйм, и получила размер в 213,36 см *.

Итак, саженью, равной 216 см, пользовались и в XVI в в XVII вв. В XVII в. размеры этой сажени были признаны общими для всего государства, и она стала называться казенной саженью. Наряду с казенной саженью существовало еще песколько официальных слжепеи, эталоны которых хранились в приказах. 1)ти сажени бытовали в XVII и даже в XVIII в., дожив до XIX в. Свое происхождение он» ведут от периода феодальной раздробленности и периода древнерусского государства. В источниках встречаются мерная, или маховая сажень в 176 см, косая сажень, простая, или прямая сажень. Косой саженью, видимо, стала называться сажень в 248 см, т. е. сажень значительно больших размеров. Простая сажень приближалась по размерам к известной по более ранним периодам сажени в 152 см.

возными товарами по всей России. В кн.: Б. Г. Курц. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, стр. 156; Б. А. Рыбаков. Русские системы мер длины XI—XV вв., стр. 73.

1 См Е И Каменцева. Меры длины в первой половине XVIII в. «История СССР», 1962, № 4, стр. 127—132.

86

Более крупной мерой длины в XVI—XVII вв. продолжала оставаться верста. Различалось две версты— путевая, равная 500 саженям, и межевая, равная 1000 саженям. На существование межевой версты указывает «Книга сошного письма». Но по «Книге сошного письма» нельзя судить, о каких саженях идет речь — в 2,5 аршина или в 3 аршина. По данным XVIII в., до 1649 г. межевая верста равнялась 1000 саженям по 2,5 аршина '. Впоследствии сажень в 2,5 аршина сменилась саженью в 3 аршина. Официально это было признано Уложением 1649 г. Межевая верста в 1000 саженей употреблялась при межевании земель. По-видимому, верстой в 1000 сажен пользовались не только при межевании земель, но и для измерения расстояний между отдельными пунктами. Причем верста в 1000 сажен как путевая верста упоминается в источниках и конца XVI в конца XVII вв. Так, в грамоте от 17 декабря 1588 г. из чети дьяка Андрея Щелкалова (будущей Новгородской четверти) Орловскому (Орел-городка на Каме) голове Андрею Михайловичу Акинфову о том, чтобы не привлекать к отбыванию разных повинностей Пыскорский монастырь и его крестьян, указаны следующие расстояния между ближайшими к монастырю населенными пунктами: «От Орла вверх по Каме до монастыря 15 верст, а от монастыря вверх по Каме ж до Усолья Камские Соли 15 же верст» 2.

В настоящее время от села Пыскорского, находящегося на месте б. Пыскорского монастыря, до устья Усолки около 25 верст, а в 12 верстах вверх по Усол-ке расположен Соликамск (Соль Камская), т.е. в общей сложности получается более 30 верст. Следова-

1 ЦГАДА. Фонд Сената, кн. 1656, л. 646.

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской,

87

тельно, в упомянутой грамоте копца XVI в. названы версты не по 500, а по 1000 сажен.

А вот свидетельство конца XVII в. По делу 1695— 1696 гг. о спорных башкирских землях в Зауралье указано расстояние от Окуневской слободы до митрополичьего Воскресенского городка 16 верст 100 сажен. От той же Окуневской слободы до Верхне-Миясской или Чумляцкой слободы — 47 верст 500 сажен '. Цифры 47 верст 500 сажен свидетельствуют о том, что в версте более 500 сажен, иначе было бы указано 48 верст.

П. И. Рычков в середине XVIII в. тоже отмечает расстояния между этими пунктами, причем Чумляцкая слобода находится от Окуневской слободы в 10 верстах, а село (городок) Воскресенское — в 35 перстах 2.

Сопоставление показаний этих двух источников не оставляет сомнения и том, что в первом из них упомянуты версты в 1000 сажен, во втором — в 500 сажен.

Но в то же время в источниках XVII в. постоянно встречаются укамаиия па путевую версту в 500 са-жои. Такой верстой пользуются «Книга Большому чертежу» и дорожные книги XVII в. Немало свидетельств об этом и в документах текущего делопроизводства. Так, в приказной выписке, составленной в марте 1677 г. в Новгородском приказе по тяжбе о земле между крестьянами Обвенского, Инвенского и Косьвенского поречий Соликамского уезда, с одной стороны, и Агафьей Тимофеевной Строгановой, вдовой Данила Ивановича Строганова, с другой, упо-

1 См.: «Материалы по истории Башкирской АССР», ч. 1. М.—Л., 1936, док. № 15, стр. 87.

2 См.: П. И. Рычков. Топография Оренбургская, т. е. обстоятельное описание Оренбургской губернии, ч. 2. СПб., 1762, стр. 175, 177.

88 .

минается о вызове к суду свидетелей из Ярославля. По Соборному уложению 1649 г. для вызова свидетелей к суду давался поверстный срок — на каждые 100 верст по неделе. В названном деле срок был дан более двух с половиной недель, потому что от Москвы до Ярославля 270 верст'.

В настоящее время от Москвы до Ярославля 282 км. Если это расстояние перевести в 500-саженные версты, то получится около 270 верст.

Следовательно, во второй половине XVII в. пользовались путевой верстой в 500 и в 1000 сажен.

Выводы.

В период Русского централизованного государства пользовались следующими мерами длины: пядь, локоть, аршин, сажень, путевая и межевая верста, причем пядь и локоть почти исчезают из официальных документов, оставаясь мерами бытовыми.

Система мер длины, сложившаяся в Русском государстве к концу XVII в., таким образом, представляется в следующем виде:

Верста межевая = 2 верстам путевым = 1000 саженям = 2,160 км.

Верста путевая = 500 саженям =1,080 км.

Сажень = 3 аршинам = 12 четвертям = 48 вершкам = 216 см.

Аршин = 4 четвертям = 16 вершкам = 72 см.

Четверть (пядь) = 4 вершкам = 18 см.

Вершок = 4,5 см.

§ 4. Меры поверхности. При изучении мер поверхности исследователь неизбежно встречается с так называемым сошным письмом, т. е. с переписью населения и его земельных угодий с целью обложения налогами. Когда появилось сошное письмо, точно не

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1676 г., д. 163, л. 134.

89

известно. Некоторые ученые связывает происхождение сошного письма с теми переписями населения, которые производились монголами во время их владычества для выяснения количества налогоспособного населения. Во всяком случае в документах конца XV в. система сошного письма выступает как вполне сложившаяся. Более точные сведения о системе сошного письма имеются только для второй половины

XVI и для XVII в. В терминологии сошного письма следует различать два вида понятий: с одной стороны, наименования фискальных единиц, т. е. единиц обложения, с другой — названия земельных мер, на которых основываются фискальные единицы. Рассмотрим вначале земельные меры, а затем обратимся к сошному письму, основанному на этих мерах.

Наиболее крупной земельной мерой была десятина. Официальный размер казенной десятины определился и 2400 кнадратпых сажен — 80 сажеп длины и 30 сажан ширины. Например, в «Книге сошного письма 7137 (1029) года» дается следующее определение десятины: «В десятине 80 сажен длинник, а поперечник 30 сажен, а дробных (т. е. квадратных.— Авт.) сажеп в десятине 2400» '. Наряду с казенной десятиной на частновладельческих землях встречалась десятина и большей площади — 80 сажен длины и 40 ширины, т. е. 3200 квадратных сажен. Попадалась десятина и в 2500 квадратных сажен, по 50 сажен в длину и ширину. Наиболее распространенным был официальный размер казенной десятины—80X30, но встречалась казенная десятина длиной в 60 и шириной в 40 сажен. Иногда упоминается «круглая» десятина, стороны которой были по 55 сажен, а площадь составляла 3025 квад-

1 «Временник Московского общества истории и древностей российских», кн. 17. «Смесь», стр. 56.

90

ратных сажен. «Книга сошного письма 7137 года» следующим образом говорит о круглой десятине: «Десятина в длину 80 сажен, а поперег 30 сажен, итого НО сажен, и ты раздели надвое пополам по 55 сажен, длиннику и поперег равно, и то станет круглая десятина»1. В переводе на метрическую систему казенная десятина XVII в. в 2400 квадратных сажен равнялась 11 197,44 кв. м, или 1 га и 1197,44 кв. м. Если же считать площадь десятины в укороченных саженях XIX—XX вв., то площадь десятины составит 10 925 кв. м, или 1 га я 925 кв. м.

Десятина — единица счетная. Она довольно редко упоминается в документах. Гораздо чаще встречается другая земельная мера — четверть, или четь. Предполагают, что четверть как земельная мера получила свое наименование оттого, что на такую земельную площадь высевалась четверть ржи. Мера сыпучих тел дала название земельной площади. Четверть, или четь, равнялась половине десятины. Ее площадь была 1200 или 1600 квадратных сажен, в зависимости от того, как определялась площадь десятины — в 2400 или в 3200 квадратных сажен, но в десятине всегда считалось 2 четверти.

Четверть делилась на более мелкие части либо по системе двух, либо по системе трех. По системе двух четверть делилась на две осьмины. Происхождение названия «осьмина» ведет к мерам сыпучих тел. Осьминой называлась земельная площадь, на которую высевалась осьмина зерна. Осьмина делилась на 2 полосьмины, или на 4 четверика. В полосьмине было 2 четверика. На более мелкие части делился и четверик. В нем было 2 полчетверика, 4 пол-полчетверика, 8 пол-пол-полчетвериков и т. д. Кроме того, четверть

1 «Временник Московского общества истории и древностей российских», кн. 17. «Смесь», стр. 56—57.

91

делилась по системе трех на 3 третника, 6 полтретнй-ков, 12 пол-полтретников и т. д.

Следует обратить внимание на два понятия: «малый третник» и «малый четверик», смысл которых выяснен А. И. Никитским. Ссылаясь на один документ 1678 г. о сборе стрелецкого хлеба, А. И. Никитский обращает внимание на то, что в этом документе осьмина, четверик и полосьмина без малого третника уравнены с четвертью без полосьмины и с полтретни-ком. Таким образом, получается уравнение: 1 осьмина + 1 четверик + 1 полосьмипа — 1 малый третник = 1 четверти — 1 полосьмина + 1 пол-полтрет-ник. Приведя все эти понятия, кроме малого третника, к одному виду — четверику, А. И. Никитский получает: 4 чк. + 1 чк. + 2 чк.— 1 мал. трети. = = 8 чк.+ 2/з чк., или 7 чк. — 1 мал. трети. = 62/з чк. Отсюда 1 малый третник равен 7з четверика, или 7г4 четверти, поскольку в четверти 8 четвериков. Аналогичным образом А. И. Никитский выводит размер и малого четверика, или 1/б4 четверти '.

Как уже упоминалось, реальной поземельной мерой являлась четверть. Например, поместное жалованье служилым людям исчислялось в четвертях. По Уложению 1649 г., определившему поместный оклад служилых людей в Московском уезде, должно быть земли «за бояры по 200 четвертей за человеком, за окольничими, и за думными дьяки по сту по пятидесят четвертей за человеком» и т. д.

В Русском государстве господствовала трехпольная система полеводства. Количество четвертей поместного оклада, указанное в Уложении, определено только для одного поля. В трех полях земли было втрое боль-

1 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4, стр. 395—397.

92

ше. Боярский оклад в трех полях будет равен 600 четвертям, или 300 десятинам.

Помимо общепринятых мер поверхности, в XVII в. встречаются и другие единицы измерения, например сажень — мера, распространенная на русском Севере. Участок земли мог быть обозначен следующим образом: «сто сажен», «три четверти ста сажен», «полета сажен», «четверть ста сажен». На основании данных XVIII в. выясняется, что это не квадратная сажень, а величины равные:

100 сажен = 2 десятинам.

Три четверти ста сажен (75) = 1,5 десятинам.

Полета сажен (50) = 1 десятине.

Четверть ста сажен (25) = 1 четверти.

Осьмина ста сажен 25,5 = 0,5 четверти '.

Указанными поземельными мерами измерялась пашня. Количество сенокосных угодий измерялось копнами сена, которое можно снять с той или иной площади. Считалось, что е десятины собирают 10 копен сена. Это количество указывается и в официальных документах. Так, в докладе Поместного приказа о составлении наказа писцам в 1682—1683 гг. прямо говорится: «Где сенные покосы писаны копнами, а не десятинами, и в тех местах отмеривать на 10 копен по десятине» 2.

По-видимому, для русских людей XVI—XVII вв. копна была привычным понятием, и они не находили нужным на нем подробно останавливаться. Копны могли быть трех размеров: «мерные двухсаженные», «волоковые», «мелкие копны», или «малые

1 См.: 3. А. О г р и з к о. К вопросу об единицах измерения вемельных площадей в XVII в. В сб.: «Проблемы источниковедения», вып. IX. М., 1961, стр. 258—261.

2 С. Б. Веселовский. Материалы по истории общего описания всех земель Русского государства в конце XVII в. «Исторический архив», т. 7. М., 1951, стр. 316.

93

волоковые копны», которые сметывались сразу после просушки сена, а затем свозились волоком в одно место для сметывания более крупных «мерных» копен1. Определение размера копен встречается в источниках очень редко.
Так 28 ноября 1644 г. Федор Петрович Строганов в своей челобитной о вызове к суду приказчиков Чусовской вотчины его двоюродного брата Дмитрия Андреевича, вспоминая о разделе земли между своим отцом и дядей, писал: «И по розделу досталось отцу моему Петру и мне... сена ставить на Симакину лугу по вся годы по сту копен. А копнам мера — вверх через копну 2 сажени с аршином, а кругом 3 сажени» . Эти данные послужили Г. В. Абрамовичу основанием для определения веса «мерной» копны в 240 кг, или 15 пудов. «Волоковая копна», равнялась /3 «мерной» и весила, следовательно, 10 пудов. «Малая волоковая копна» весила 5 пудов. Эти мелкие копны и служили, по мнению Г. В. Абрамовича, писцам для определения сенокосной площади в описываемом ими хозяйстве. Как четверть и коробья, копна превратилась из меры объема в меру площади, равную 0,1 десятины. Выводы.
Итак, система поземельных мер Русского государства представляется в следующем виде:
Десятина = 2 четвертям = 4 осьминам = 8 полось-минам = 16 четверикам.
1 См.: Г. В. Абрамович. Несколько изысканий из области русской метрологии XV—XVI вв. (коробья, копна, обжа) В сб.: «Проблемы источниковедения», вып. XL M.,
1963, стр. 365.
2 ЦГАДА. Фонд Строгановых, старая опись, карт. 8, д.
1640 г., л. 77.
94

Четверть = 2 осьминам = 4 полосьминам = 8 четверикам = 3 третникам.

Осьмина = 2 полосьминам = 4 четверикам.

Далее идут более мелкие деления путем присоединения «пол» либо к третнику, либо к четверику.

§ 5. Сошное письмо. Основной единицей обложения в Русском государстве XVI—XVII вв. была соха. В соху полагалось определенное количество четвертей земли. Следует сказать, что в Русском государстве различалось три основные категории земель: во-первых, частновладельческие служилые земли, т. е. земли, принадлежавшие служилым людям по отечеству,— вотчины и поместья; во-вторых, тоже частновладельческие земли, но принадлежавшие духовным лицам и корпорациям, — земли церковные, монастырские, собственность отдельных епископских и митрополичьих кафедр или патриарха; наконец, в-третьих, земли дворцовые и черные, которые обрабатывали черносошные крестьяне.

Каждая из этих категорий земель имела свой размер сохи. Земля по своему качеству разделялась на добрую, середнюю (среднюю) и худую. Для служилых земель в соху полагалось 800 четвертей доброй (т. е. хорошей, плодородной) земли в поле. В трех полях это составляло 2400 четвертей, или 1200 десятин. Средней земли в соху полагалось на служилых землях 1000 четвертей в поле, худой — 1200 четвертей в поле. В трех полях сере дней земли считалось 3000 и худой — 3600 четвертей, или 1500 и 1800 десятин.

Для земель монастырских, церковных, епископских в соху в одном поле полагалось 600 четвертей доброй земли, 700 середней, 800 худой и 900 «добре худой». «Книга сошного письма 7137 года» о пос-

95

следнем виде земель говорит: «А которая земля добре худа, бесплодна — 900 четвертей»1.

На черных землях соха имела еще меньший размер. Доброй земли полагалось 500, середней 600, худой 700 четвертей в поле.

В основе неравенства сохи лежит классовое неравенство, осложненное борьбой внутри класса феодалов. Борьба служилых людей, в первую очередь дворянства, с ростом церковного и монастырского землевладения отразилась и на размерах сохи. Служилые Люди по отечеству, т. е. правящий класс, облагались налогами наиболее легко, среднее место занимало монастырское землевладение, а наиболее тяжелым являлось обложение черных земель, т. е. крестьян. На служилых землях применялось еще так называемое одабривание, или приравнивание средней и худой земли к доброй путем увеличения количества средней и худой земли на соху. Средней земли в соху полагалось 1000 четвертей. Но писец имел право при производстве обложения, т. е. при определении количества сох, накинуть на каждые 100 четвертей середней земли еще по 25 четвертей такой же земли, или на всю соху 250 четвертей. Тогда он мог эту соху, увеличенную до 1250 четвертей в поле, посчитать за 800 четвертей доброй земли. Точно такое же одабривание производилось и на худых землях, только наддача, или прибавка, в этом случае была больше: на каждые 100 четвертей прибавлялось по 50 четвертей, а на всю соху худой земли, состоявшую из 1200 четвертей, наддача составляла 600 четвертей, и в сохе считалось 1800 четвертей, равных 800 четвертям доброй земли. Такое одабривание производилось только на служилых землях,

1 «Временник Московского общества истории и древностей российских», кн. 17. «Смесь», стр. 35.

96

т. е. известное преимущество оказывалось правящему классу. Ни монастырские, ни черные земли «не добрились*.

Соха, как и четверть, делилась на части по системе двух и трех. Она равнялась 2 полусохам, 4 четвертям сохи, 8 полчетвертям сохи, 16 пол-полчетвер-тям и т. д. По системе трех соха делилась на 3 трети, 6 полтретей, 12 пол-полтретей и т. д.

Но соха не всегда имела размер в 800 четвертей доброй земли в поле. Этот размер сложился на рубеже XVI и XVII вв. В более ранний период можно встретить иной размер сохи. Например, в Новгороде в XV—XVI вв. употреблялись фискальные единицы — обжа и сошка. Последняя иногда называлась малой сохой. Новгородская сошка, или малая соха, равнялась трем обжам. Среднее количество земли, входившее в обжу, составляло около 10 четвертей в поле, т. е. около 5 десятин, следовательно, в малой сошке было 15 десятин, или 30 четвертей в поле. Когда в Новгородской области стали заводить московские порядки, московскую соху посчитали равной 10 новгородским сошкам, т. е. в конце XV в. московская соха считалась равной 300 четвертям в поле. Она была значительно меньше позднейшей московской сохи. Следует отметить, что даже в начале XVII в. московская большая соха как мера не была повсеместна. Яренские писцы и дозорщики 1608 г. Василий Ларионов и подьячий Андрей Горохов положили в соху в Яренском уезде или по 125 четвертей в поле середней земли, или по 150 худой'.

В бывших новгородских землях;- которые затем вошли в состав Русского государства, в частности иа русском Севере, встречается другая, более мелкая

1 См.: А. М. Гневушев. Акты времени правления царя Василия Шуйского. М., 1915, стр. 291.

97

единица — вытъ. Выть применялась главами образом на черных землях. По «Книге сошного письма 7137 года» в выть полагается 12 четвертей доброй вемли в поле, или 14 четвертей середней, или 16 четвертей худой. Выть, как и соха, делилась на части по системе двух и трех: полвыти, четверть выти и т. д.; треть выти, полтрети выти и т. д. На Севере иногда пользовались фискальной единицей — плугом, употребляемой в том же значении, что и выть. Плуг также делился на части по системе двух и трех. Русское правительство в течение XVII в. стремилось привести все многообразие фискальных единиц к одной определенной единице обложения. Такой общей единицей была признана большая московская соха в 800 четвертей доброй земли в поле. В течение XVII в. делались попытки распространить эту большую соху на все категории земель.

Сошному письму и обложению на его основе подлежало не только сельское паселение, но и посадские люди, т. е. городское население. В документах XVII в. встречается упоминание о так называемой подворной сохе, которая применялась главным образом при обложении посадских людей. Посадское население занималось и земледелием, но основными его занятиями официально признавались ремесла и торговля. По своему экономическому положению посадские люди делились на лучших, середних, молодших и худых (иногда на самых молодших и самых худых). Единообразия в этой терминологии не было. Писцы, производя обложение посада налогами, считали в сохе определенное количество посадских дворов, причем для лучших посадских людей это количество было меньше, для беднейшей части посада количество дворов в сохе увеличивалось. Например, устюжские писцы 1623—1626 гг. Никита Васильевич Вышеславцев и подьячий Аггей Федоров положили

98

в Устюге Великом на посаде в соху или по 13 дворов лучших людей, или по 30 дворов середних, или по 70 дворов молодших, или по 100 дворов худых людей1. Сольвычегодские писцы Парфений Никифо-рович Мансуров и подьячий Василий Архипов положили в соху по 20 дворов лучших людей, или по 30 середних, или по 114 молодших2.

Если население одновременно занималось земледелием и торговлей, писцы комбинировали поземельную соху с подворной. Так, уже упоминавшиеся яренские писцы 1608 г. В. Ларионов и А. Горохов в Плесовской волости по р. Вычегде положили в соху по 125 четвертей середней земли и по 150 худой, кроме того, «из середних дворов положено в сошное письмо 5 дворов (из общего количества 67.— Авт.), а достальные середине и молотчих людей дворы (250 дворов.—Авт.) в сошные письмо не положены, потому что у них торговых людей нет, а положено в сошное письмо пашня» 3.

С сохи взималась определенная сумма, раскладка которой между плательщиками производилась самим посадским или волостным миром в соответствии с экономическим положением каждого плательщика.

Сохой и вытью население облагалось в XVII в. Кроме этих единиц обложения в XVII в. существовали окладные единицы в вотчинах, по которым крестьяне облагались владельческими повинностями. Терминология владельческих окладных единиц многообразна: выть, третник, четь, осъмак, шестуха, кость, доля, полоса, участок, обжа, вытка, сиг, десятина, сажень, алтын, грош, копейка, деньга, полуш-

1 ЦГАДА. Писцовые и переписные книги, № 506.

2 Т а м ж е, № 446.

3 А. М. Г н е в у ш е в. Акты времени правления царя Василия Шуйского, стр. 308.

99

ка, мортка, двор, дым, пуд, корова и т. д. 1 Некоторыми из этих единиц пользовались при сборе определенных повинностей. Например, с коровы собирали масло. Часть же этих повинностей являлась долей других единиц, более крупных. Долей выти могли быть все указанные единицы, кроме дыма, двора, коровы, пуда. Алтын, копейка, деньга, полушка являлись долями крупной окладной единицы — рубля. При раскладке повинностей пашенных крестьян они могли быть долями выти.

Соотношение между окладными единицами в вотчинах не было устойчивым. Кость могла быть долею осьминки, и наоборот. В начале XVIII в. кость была мелкой единицей (на некоторые дворы приходилось по 5—8 костей), а несколько позже — крупной окладной единицей (на двор приходилось '/и кости).

Выть и ее доли служили окладной единицей при', обложении разнообразными владельческими повинностями: работы па боярской и монастырской пашне, натуральный и денежный оброк. В выти в светских и монастырских вотчинах XVII в. не полагается унифицированного количества земли — в разных вотчинах отводилось на выть различное количество земли. Даже в разных вотчинах, принадлежавших одним и тем же владельцам, существовали выти разной величины. В выть могло идти от 6—8 четвертей до 20—30 четвертей пашни. Важнейшей особенностью вытной системы обложения явилось то, что она не распространялась на бобылей и непашенных крестьян. В XVIII в. государственной окладной единицей стала ревизская душа.

1 См.: А. Л. Шапиро. Переход от повытной к повенеч-ной системе обложения крестьян владельческими повинностями. В кн.: «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы». Киев, 1962, стр. 207.

100

Постепенно и в вотчинах старая условная окладная единица — выть — ликвидируется, и ее заменяют новые окладные единицы — тягло, венец, пара и душа. Под тяглом обычно понимали взрослых мужчину и женщину, аналогичное значение имел и венец. Но известны случаи, когда тягло включало одного мужчину и двух женщин, двух мужчин и двух женщин и более. Повытная система обложения владельческих крестьян повинностями уступает место пове-нечной и подушной системам. Эти новые единицы обложения стали преобладающими в помещичьих, монастырских и дворцовых вотчинах.

Главной причиной изменения вотчинниками окладной системы, по мнению А. Л. Шапиро, исследовавшего вопрос о переходе от повытной системы к по-венечной, является стремление сократить число крепостных, пользующихся льготами при отбывании владельческих повинностей. Вспомним, что повыт-пая система не распространялась на бобылей и непашенных крестьян. В нельготное тягло вовлекались все работоспособные крестьяне. Выводы.

Основной единицей обложения в XVI—XVII вв. была соха. Количество земли, которое полагалось в соху, зависело от принадлежности земли и от ее качества. В основе неравенства сохи лежит классовое неравенство. В самых выгодных условиях находился класс светских феодалов, облагавшийся более легко, самым тяжелым было обложепие черносошных ! крестьян. Привилегией служилых людей являлось и | «одабриваиие», т. е. приравнивание земель худшего качества к земле лучшего качества по определенной ¦ пропорции.

Помимо сохи единицей обложения являлась выть. |]$ыть — единица более мелкая и встречается главным (образом на черных землях.

101

Дворы посадских Людей также облагали по сохам. Ё сохе посадских людей считали определенное количество посадских дворов. Количество посадских дворов в сохе зависело от их состоятельности; чем беднее дворы, тем большее их количество входило в соху.

Специальные единицы обложения существовали в вотчинах.

§ 6. Меры сыпучих тел. Для XVI—XVII вв. имеется достаточное количество источников, на основании которых можно составить четкое представление о мерах сыпучих тел. В частности, «Торговая книга» говорит об этом виде мер следующим образом: «Коли меряют хлеб, ино мерятв оковами и четвертями. В окове 4 четверти; в четверти 2 осьмины или 8 мер; в полчетверти 4 меры; на ино: в четверти 2 осьмины, а четвериков, или мер, в осьмине — 4 четверика» '. Это те же самые меры сыпучих тел, которые можно наблюдать и в период феодальной раздробленности. Новой мерой является только четверик, или четвертая часть осьмины, который не встречается в более ранних источниках. В одном из хронографов начала XVII в. появление четверика как хлебной меры связывается с голодом 1601 г. Дороговизна лишала возможности отдельных покупателей приобретать большое количество хлеба и вызвала стремление к уменьшению меры2.

В XVII в. оков, или кадь, как мера сыпучих тел выходит из употребления. Наиболее крупной хлебной

1 «Записки Отделения русской и славянской археологии Петербургского археологического общества», т. 1. СПб., 1851. с. 115.

2 «И от того времени начаща на Москве и во всех горо-дех, русьских всякое жито четвериками покупати, а четверик имянуется осмая доля четверти, а четвертая доля осми-ны, теми же четвериками торговати и мерити навыкоша» («Русские достопамятности», т. 1, стр. 176—177).

102

мерой становится четверть, которая делилась, по системе двух, на 2 осьмины, 4 полосьмины, 8 четвериков, 16 полчетвериков и т. д. Кроме того, четверть делилась и по системе трех — на 3 трети, 6 полтретей, 12 пол-полтретей и т. д.

Соотношение мер сыпучих тел между собою предельно ясно. Гораздо сложнее вопрос об их объеме. Наиболее удобный путь определения объема — это проверка при помощи веса. К сожалению, в источниках указывается различное весовое содержание четверти — 4, 6, 8 пудов ржи. Некоторый разнобой в источниках создал почву для разного рода предположений об объеме русской четверти XVI—XVII вв.

В. О. Ключевский, опираясь главным образом на источники, касающиеся Сибири, и сопоставляя их показания с материалами по другим местностям, пришел к выводу, что в первой половине XVII в. в центральных и южных областях Русского государства бытовала четырехпудная четверть, в северных — новгородская, объем которой был в полтора раза больше. Во второй половине XVII в. везде господствовала восьмипудная четверть. Удвоение объема четверти В. О. Ключевский относил к середине XVII в.»

В. О. Ключевский не придавал своим наблюдениям и выводам решающего значения. Он писал: «Изложенный опыт есть не более как материал, черновая работа, в которой наверное окажутся крупные пробелы и еще более крупные промахи, могут показаться подозрительными или неудачными не только выводы, но и самые приемы исследования. Предпринимая этот опыт, автор ставил себе целью не добиться

1 См.: В. О. Ключевский. Русский рубль XVI— XVIII вв. в его отношении к нынешнему. В кн.: В. О. Клю-ч о в с к и й. Опыты и исследования. Первый сборник статей. Пг., 1919, стр. 112-126, 182-183-

103

окончательных, надежных результатов, а только поставить несколько проблематических положений, которые могли бы быть пополнены и исправлены знающими людьми, при помощи новых данпых, какие наверное найдутся при более широком изучении источников» '.

Цитированная работа В. О. Ключевского была впервые опубликована в 1884 г. Через 10 лет появилось новое исследование по русской метрологии А. И. Никитского, пересмотревшего свидетельства источников о вместимости русской четверти XVII в. и пришедшего к выводу, что четверть XVII в. была больше старой четверти и вмещала в себя до 6 пудов ржи, или 5 пудов ржаной муки 2. Этот вывод А. И. Никитского поддержал и дополнил новой аргументацией один из авторов настоящей работы3.

С возражением против существования шестипуд-ной четверти выступил С. Г. Струмилин. По его мнению, среди четвертей различной вместимости, бытовавших на Руси в XVI—XVII вв., могла быть и ше-стипудная четверть, по она не была узаконенной, официальной. Казенная четверть, как полагает С. Г. Струмилин, уже во второй половине XVI и в XVII вв. вмещала в себя 8 пудов ржи4.

Это мнение С. Г. Струмилина не может быть принято. Оно легко опровергается фактическим материалом, приведенным в работах дореволюционных и со-

1 В. О. Ключевский. Русский рубль XVI—XVIII вв. в его отношении к нынешнему. В кн.: В. О. Ключевский. Опыты и исследования. Первый сборник статей, стр. 182.

2 См.: А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4, стр. 373—420.

3 См.: Н. В. У с т ю г о в. Очерк древнерусской метрологии. «Исторические записки», кн. 19. М., 1946, стр. 328—331.

4 См.: С. Г. Струмилин. О мерах феодальной России. «Очерки экономической истории России». М., I960, стр. 22.

104

ветских исследователей, в частности и в настоящем пособии.

Интересные данные об объеме русской четверти XVII в. приведены в работе В. И. Шункова о мерах сыпучих тел в Сибири1. Изучая метрологическую практику в Сибири, В. И. Шунков пришел к выводу о широком распространении в Сибири четырехпуд-нрй четверти. Причем в сибирских условиях не проводилось, по существу, разницы между приимочной и раздаточной четвертями: пользовались единой че-тырехпудной четвертью как при сборе хлеба в казну, так и при выдаче хлебного жалованья сибирским служилым людям. Правда, встречались упоминания и о шестипудной четверти, которая бытовала в Тобольске и Верхотурье под влиянием практики европейской части государства. В источниках встречаются указания и на четверти других размеров. Но в конце XVII в. четырехпудная четверть как казенная мера исчезает и заменяется «московской осьми-пудной четвертью».

Во всем этом необходимо разобраться. Едва ли есть основание сомневаться в том, что в конце XVI и начале XVII в. па Руси бытовала четырехпудная четверть как официальная мера. Возможно, что это та единая мера, которая рассылалась в середине XVI в. и о которой сохранились сведения в уже упоминавшейся грамоте на Двину, отправленной правительством Ивана IV 21 декабря 1550 г. Правда, текст грамоты позволяет установить, что рассылалась осьмина, но она могла быть половиной любой четверти, в том числе и четырехпудной2.

1 См.: В. Й. Шунков. Меры сыпучих тел в Сибири

XVII в. В кн.: «Академику В. Д. Грекову ко дню семидесятилетия». Сборник статей. М., 1952, стр. 166—171.

» ДАИ, т. 1, № 45. ,

105

В 1624 г. были вновь разосланы новые образцы мер — медная осьмина и при ней железное гребло. Хлеб рекомендовалось насыпать с верхом, а затем уравнивать греблом с краями. В указе 1624 г. подчеркнуто, что рассылаются новые меры, следовательно, отличающиеся от ранее употреблявшихся 1.

Есть основание полагать, что именно в это время был увеличен размер казенной четверти до 6 пудов ржи. Вскоре после 1624 г. в грамоте от 14 ноября 1641 г. Чердынскому воеводе Г. А. Загряжскому дается весовое содержание казенной четверти: «На Верхотурье поморские сошные хлебные запасы таможенные головы в наши житницы принимают и в Тобо-леск отпускают в вес — четверть муки ржаные по 5 пуд с четью, а ржи четверть по шти пуд с четвертью, и с мехами», т. е. в этот вес входила и тара — мешки2. Вес тары принимался равным четверти пуда, т. е. 10 фунтам. Следовательно, здесь речь идет о шестипудной четверти для ржи и пятипудной для ржаной муки.

Объем казенной четверти не изменился и к 60-м годам XVII в. 13 января 1666 г. группа крестьян разных станов Хлыновского уезда дала поручную запись целовальнику Великорецкого оброчного стана Петру Иванову Вилягжанину о крестьянине Бритовского стана Леонтии Афонасьеве Пикове в том, что он по зимнему пути 1665—1666 гг. отвезет с Вятки на Верхотурье «на своих на четырех лошадех государева сибирского хлебново запасу — своего готового хлеба, доброво, ядреново, чистово, сухово, безо всяково подмесу — муки ржаной — 10 четвертей, да ржи 2 четверти, весом ржаная мука — всякая четверть в 5 пуд с четвертью пуда, а рожь весом всякая четверть в

1 ААЭ, т. 3, № 151, стр. 217—218. Грамота новоторжскому воеводе Пятому Григорьевичу Мусину от марта 1624 г. 2 См.: «Акты исторические» (далее — АИ), т. 3, № 219.

106

б с четвертью пуда. И, приехав на Верхотурье, тот государев хлебной запас отдать вятцкому запасному приемному целовальнику (здесь оставлено место для имени.— Авт.) с того Великорецкого оброчного стану сполна в государеву сибирскую верчую четверть в верхотурские гири»1. Следовательно, в середине (50-х годов XVII в., как и в первой половине столетия, в русских- и сибирских городах — на Вятке и в Верхотурье — пользовались шестипудной четвертью и проверяли ее вес.

Что четверть середины XVII в. была больше старой, доказывается и тем, что, несмотря на рассылку новых мер, на местах продолжали пользоваться старыми и порой требовали их замены. Так, 30 апреля 1664 г. каргопольский таможенный голова Семен Егупьев обратился в Приказ Новгородской четверти с просьбой о выдаче ему невой заорленой меры — медного четверика. При этом таможенный голова указал, что мера, которой пользуются в Каргополе, прислана еще в царствование Федора Ивановича, т. е. в конце XVI в. «И та мера,— писал голова,— мала, против московской и иных мер не сходитца гораздо — у чети полосьмины нет, против московские торговые меры и иных городов». Голова просил указа о замене меры; сам он без царского указа не смеет этого сделать. Просьба С. Егупьева была удовлетворена, и в Каргополь был отправлен новый медный заорленый четверик 2.

Существование в XVII в. казенной шестипудной четверти подтверждается и источниками XVIII в. В Комиссию весов и мер 17-36—-1742 гг. поступило сообщение из Вологды о том, что в местной ратуше

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1666 г., д. 99, лл. 12, 13 об.

2 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1664 г., д. 105, лл. 1, 2.

107

имеются заорленыё «от прошлых лет», т. е. старые, меры в три четверика 1. О такой же трехчетвериковой заорленой, т. е. казенной, мере сообщалось и из Нижнего Новгорода2. Следует отметить, что ни в XVII в., ни в XVIII в. не рассылались меры вместимостью в три четверика.

Четверик в XVIII в. содержал около 1 пуда ржи. Следовательно, речь идет о мере, вмещавшей около 3 пудов ржи. Но этот объем как раз соответствует половине четверти в 6 пудов. Таким образом, обнаруженная в XVIII в. трехчетвериковая мера является не чем иным, как осьминой, которая рассылалась в XVII в. Сохранилась она в XVIII в. только потому, что имела определенное и точное отношение к наиболее распространенной мере XVIII в.—четверику.

Таким образом, существование казенной шестипуд-ной четверти в середине XVII в. можно считать доказанным.

Когда же совершился переход к восьмипудной четверти? После 1624 г. вопрос об общем упорядочении мер и веса был затронут в Таможенном уставе 1653 г. В этом акте нет упоминания о введении в 1653 г. новой четверти. В отношении мер сыпучих тел там есть только одна рекомендация: по указу 1624 г. хлеб следовало насыпать в меру (в осьмину или четверик) под гребло, т. е. вровень с краями. Таможенный устав 1653 г. рекомендует насыпать хлеб «с верхом»3:

Следующее общее мероприятие о рассылке новых мер сыпучих тел относится к осени 1679 г. В это время правительство царя Федора Алексеевича готовило переход к новой системе обложения — замене сошного письма дворовым числом, т. е. переход к

1 ЦГАДА. Фонд Сената, кн. 1/1655, л. 62.

2 Т а м же, кн. 2/1656, л. 748 об.

3 ААЭ, т. 4, № 64/11, стр. 101, 102.

108

подворному обложению. При этом стрелецкий хлеб и стрелецкие деньги становились основным прямым налогом в стране. Посадское население и черносошные, или государственные, крестьяне Поморья должны были платить этот налог в денежной форме (стрелецкие деньги), население частновладельческих вотчин и поместий — в натуральной форме (стрелецкий хлеб).

Правительство до 1679 г. несколько раз увеличивало оклады стрелецкого хлеба и стрелецких денег. Наиболее крупные мероприятия приходятся на 1663 г., когда были удвоены оклады стрелецкого хлеба и стрелецких денег, и на 1673 г., когда был еще раз удвоен оклад стрелецкого хлеба 1. При переходе к подворному обложению правительство не повысило оклада стрелецкого хлеба, но за три дня до общего указа об изменении основания для обложения налогами приняло решение о введении новых мер. 2 сентября 1679 г. был издан царский указ с боярским приговором о том, чтобы с 1 сентября 1679 г. стрелецкий хлеб собирать «в торговую таможенную орле-пую меру и с верхи под гребло. И для приему и отдачи стрелецкого хлеба учипить меры все равны и с верхи под гребло и, заорля, послать во все приказы из Приказу большого приходу» 2. Формулировка указа в том тексте, который помещен в Полном Собрании Законов Российской империи под соответствующей датой, очень скромна. Меры, которые должен разослать Приказ большого приходу, даже не названы новыми. Новым в указ,е является лишь возвращение к насыпке хлеба под гребло.

Тем не менее есть все основания считать, что именно в силу указа от 2 сентября 1679 г. был изменен

1 См.: С. Б. Веселовский. Сошное письмо, т. 1. М., 1915, стр. 162—185, 415-417.

2 ПСЗ, т. 2, № 770, стр. 215.

109

объем хлебной четверти, шестипудная четверть заменена восьмипудной.

Указы, данные на основании и в развитие общего распоряжения от 2 сентября 1679 г., отличаются большей подробностью и проливают свет на сущность мероприятия, проведенного 2 сентября 1679 г. Сохранилась грамота, отправленная из Новгородского приказа в январе 1680 г. вологодскому воеводе Ивану Михайловичу Колычеву при посылке ему нового медного за-орленого четверика и железного гребла. В основном эта грамота излагает содержание указа от 2 сентября 1679 г. Но в ней есть существенные дополнительные черты. Прежде всего в грамоте указано, что рассылаются новые меры: «учинить меры вновь», «а новые меры для приему и отдачи стрелецкого хлеба велено учинить в Приказе большого приходу». Посылая в Вологду новый четверик, Новгородский приказ распорядился, чтоб «всякий хлеб продавали и покупали, и отдавали в те новые осьмины и четверики, а никто б тех мер нигде не переменял».

Есть в грамоте специальный пункт, дающий ответ на вопрос, как выдавать стрельцам хлебное жалованье. Несмотря на то что присланы новые меры, хлебное жалованье следовало давать «по прежним окладом против отдаточной меры по росчету» !. Следовательно, нужно было заново определить отношение отдаточной меры к новым мерам. Разумеется, грамота содержит строжайшее запрещение «переменять» меры и грозит смертной казнью тем, кто это будет делать.

Самое существенное в этой грамоте — это указание, что рассылаемые меры являются новыми, по своему размеру отличающимися от прежних. Иначе не было бы необходимости говорить о приведении

1 ААЭ, т. 4, № 240, стр. 231-233,

110

прежних окладов стрелецкого хлебного жалованья в соответствие с новыми мерами.

В источниках конца XVII в. встречаются прямые указания на «московскую осьмипудную четверть», причем иногда эта четверть называется «новой»1.

В Сибирь новые меры — заорленые осьмина и четверик — как части восьмипудной четверти были отправлены в 1686 г.2

В первой половине XVIII в. бытовала восьмипуд-ная четверть. К середине столетия оказалось, что на местах не везде пользуются едиными мерами. Правительство Елизаветы Петровны Сенатским указом от 9 декабря 1748 г. строжайше подтвердило необходимость пользоваться единой четвертью, вмещающей в себя 8 четвериков. Любопытны ссылки на более раннее законодательство о мерах, сделанные в указе 9 декабря 1748 г. Сенат вспомнил прежде всего Таможенный устав 1653 г., по которому велено «хлебным мерам на Москве и в городах быть равным, и учинити хлебные меры в одно кружало с железными обручьями, и мерить всякий хлеб с верхом». Следовательно, из Таможенного устава 1653 г. Сенат взял только указание на единообразие мер и распоряжение насыпать хлеб в меру «с верхом».

Гораздо подробнее Сенат остановился на указе от 2 сентября 1679 г., которым предписывалось «сделать осьмин, четвериков и гребл, сколько потребно, и те меры и гребла заорлить во многих местах, чтобы прибавить и убавить никому никоторыми делы не можно, и во все приказы и городы из Приказу боль-

1 См.: В. И. Ш у н к о в. Меры сыпучих тел в Сибири XVII в., стр. 170.

2 См.: О. Н. В и л к о в. К вопросу об унификации мер сыпучих тел Сибири XVII в. «Известия Сибирского отделения Академии наук СССР». Серия общественных наук, вып. 2. Новосибирск, 1963, стр. 115, 116.

111

того приходу разослать; и указ о том учинить на* крепко под смертною казнию, чтоб всякий хлеб продавали б и покупали, и принимали, и отдавали в те новые осьмины и четверики, и никто б таких мер пище не переменял» 1.

Никакого иного закона о введении новых мер между 1679 и 1748 гг. в Сенатском указе не упомянуто. Сенат категорически требует пользоваться мерами, установленными в 1679 г. Комиссия 1736—1742 гг., производившая уточнение существующих мер, имела дело с четвериком, вмещающим около 1 пуда ржи, как официальной мерой сыпучих тел, т. е. Vs частью восьмипудной четверти.

Сопоставляя приведенные данные, легко прийти к выводу, что замена шестипудной четверти восьмипудной была проведена по указу 2 сентября 1679 г.

Попытки ввести в употребление четверть больших размеров, чем 6 пудов ржи, правительство предпринимало и до 1679 г. Еще в начале 70-х годов в связи с мероприятиями по укреплению южной границы в низовья Дона было отправлено значительное количество стрельцов и казаков. Для обеспечения их продовольствием правительство предписало собрать с населения 16 южных городов хлебные запасы. Для сбора этого хлеба из Москвы были отправлены новые меры более крупного объема по сравнению с прежними казенными мерами. По подсчетам исследователя этого вопроса В. М. Важинского, новая четверть вмещала до 9—10 пудов ржи. Сбор хлеба в такую увеличенную меру встретил протест со стороны населения, и правительство должно было пойти на уступку — несколько уменьшить меру. Это совпало с мероприятием 1679 г., когда правительство ввело новую четверть, вмещавшую 8 пудов ржи.

1 ПСЗ, т. 12, № 9559, стр. 946-947.

112

Четверть — основная единица хлебной меры—была только счетной единицей. Вмещая в себя шесть, а с 1679 г. восемь пудов ржи, она была слишком велика и не могла служить фактической мерой. В XVI в., когда объем четверти был меньше, в качестве фактической меры рассылалась осьмина. С увеличением объема четверти в первой половине XVII в. на места тоже были посланы осьмины, но тут же рекомендовалось сделать более мелкие меры — пол-осьмины и четверики — для фактического употребления. Присланную медную осьмину рекомендовалось считать лишь контрольной мерой х. В качестве фактической меры она тоже была велика. В хозяйственной практике применялись главным образом полосьмины и четверики. А во второй половине века, и особенно после указа 2 сентября 1679 г., из Москвы рассылаются уже четверики.

Тот объем четверти, который был указан, т. е, шесть, а затем восемь пудов ржи, имела таможенная, или торговая, четверть. Московская хозяйственная практика различала еще казенную приимочную и казенную раздаточную, или отдаточную, меру. При-имочная мера — та, которой измерялся хлеб, поступавший в казну в порядке разного рода натуральных сборов; раздаточная — та, которой пользовались при выдаче хлебного жалованья служилым людям по прибору. Объемы таможенной и казенной приимоч-' пой меры, как правило, совпадали. Что касается раздаточной меры, то она была меньше. Источники XVII в. позволяют утверждать, что отношение между приимочной и раздаточной мерами не было строго определенным. Обычно считалось, что раздаточная мера вдвое меньше приимочной. Это подтверждается

1 ААЭ, т. 3, № 151.

113

соответствующими документами'. Но иногда раздаточная мера была меньше половины торговой или казенной приимочной меры, достигая только 0,43 или даже 0,37 торговой меры. В 50-х годах XVII в. в Новгороде казенная раздаточная четверть равнялась 3,5 четверикам торговой меры, т. е. составляла 43%. В 1659 г. новгородский воевода князь Г. С. Куракин отдал распоряжение об увеличении торговой четверти. После проведения этого мероприятия казенная раздаточная четверть стала равняться трем четверикам, или 37% торговой четверти2. Так было в Новгороде. А в Кольском остроге отношение между приимочной и раздаточной четвертью было иным: раздаточная четверть составляла 0,75 приимочной3. Быть может, это объясняется тем, что в Кольском остроге своего хлеба не сеяли, а доставка его из Архангельска была сопряжена со значительными трудностями.

Получая хлебное жалованье в такую уменьшенную меру, служилые люди по прибору, в частности стрельцы, ревниво следили за тем, чтобы мера не уменьшалась даже от чисто случайных причин. В этом отношении любопытна челобитная, поданная стрельцами Кольского острога в Приказ Новгородской четверти 15 сентября 1664 г. Стрельцы просили

0 присылке новой раздаточной меры, так как старая от продолжительного употребления стала, по их мнению, меньше, чем она была раньше. Стрельцы сообщают вес этой меры — не хлеба, который в нее входил, а самой тары. Медная мера, присланная в Кольский острог еще в 7138 (1629—1630) г., весила

1 пуд 16 фунтов. Эта мера к 1664 г., по мнению

1 ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, № 13 лл. 48—48 об.

2 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1660 г., д. 15, л. 11.

3 Там же, 1652 г., д. 107, ч. 1, л. 202.

114

стрельцов, пришла в негодность: «Та медная эаорле-ная раздаточная мера сысподи побилась и со сторон помялась, а сверху стерлось до колец, и згребать нельзя. А ныне, государь, та мера стала весом в пуд 12 фунт меди. А утерлось, государь, тое меди 4 фунта». Думный дьяк Приказа Новгородской четверти Алмаз Иванов не признал основательности жалобы ' и отказался переменить меру, порекомендовав стрельцам обойтись собственными средствами. Отметив, что такие же меры разосланы по всем городам и ниоткуда нет жалоб, он вынес решение: «Медные меры переменять не доведетца... А что помялось и те места выправить мочно» 1.

Однако полного единообразия в отношении» мер на местах не было. Иногда население пыталось проверять меры объема весом. Порой на такую же точку зрения становилось и московское правительство. Это особенно следует сказать об отпуске хлебных запасов в Сибирь. Так, 11 февраля 1637 г. чердынский воевода Б. М. Камынин получил предписание из Приказа Новгородской четверти сообщить в Москву, «какова мера, в которую рожь купят, весом» 1.

Но иногда правительство отрицательно относилось к таким попыткам контролировать хлебные меры весом. Например, в апреле 1661 г. в Приказ Новгородской четверти поступила челобитная из Кольского острога от земского старосты Семена Нечаева и всех посадских людей о необходимости устранить несоответствие между отдельными мерами. Осенью 1660 г. в Кольский острог было привезено с Двины 4485 четвертей с осьминою ржи на хлебное жалованье Кольским стрельцам. Вместе с хлебом была прислана

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1664 г., д. 213, ч. 1, лл. 225—227.

2 АИ, т. 3, № 197.

115

«полмера», очевидно полосьмина. Кольские приимоч-ные целовальники, т. е. лица, избранные посадским миром для приема присланного хлеба,— Данило Ки-приянов в Потап Федоров — установили, что «при-сыльная двинская полмера с прежними двинскими присыльными мерами не сойдетца — меныни тремя фунты». Сообщая об этом несоответствии мер, Кольский посадский мир запрашивал указаний, как в таком случае поступить. Ответ приказа был краток и вразумителен. В помете думского дьяка Приказа Новгородской четверти Алмаза Иванова содержится следующее решение: «Какова мера прислана, в та-кову меру и принять. А весом хлеба против меры знать не мошно: хлеб хлеба суши — сырой хлеб тяже л е, а сухой лехче» 1. /¦

Несмотря на объединительную метрологическую политику русского правительства, на местах в течение всего XVII в. продолжали существовать свои местные меры, главным образом меры сыпучих тел. Их отличие от общегосударственных простиралось так далеко, что на местах меры были иные и по названию, и по содержанию. Порой при одинаковом названии меры имели разный объем. Иногда кратные отношения между отдельными видами мер были различными. Например, четверть содержала иное количество четвериков по сравнению с московской казенной мерой.

Нет возможности дать исчерпывающий перечень всех местных мер. Этот материал еще не собран. Можно ограничиться только некоторыми примерами.

В Устюге Великом, по существу, меры сыпучих тел не отличались от московских. Но была -разница в названиях. На Устюге хлеб — зерно и муку — из-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1660 г., д. 129, лл. 538—539.

116

меряли мерами. В сохранившихся таможенных книгах XVII в. по этому городу четверть встречается очень редко. Сопоставление показаний различных источников, в первую очередь таможенных книг, позволяет прийти к совершенно твердому выводу, что устюжская мера равнялась половине московской четверти, т. е. была не чем иным, как московской осьминой, и в середине XVII в. вмещала в себя 3 пуда ржи или 2 с половиной пуда ржаной муки К

На Вятке отличие местных мер от московских не ограничивалось названием. Здесь была своя мера сыпучих тел, называвшаяся куницей. В 1662 г., во время голода в Москве, было решено купить хлеб в Вятской земле. Хлеб был доставлен из разных вятских городов и при получении вновь перемерен. При этом оказалось, что в Котельниче было куплено «ржи 442 куницы 2 четверика, да примерено сверх покупки 6 куниц, обоего ржи и с примером 448 куниц 2 четверика». Одновременно с проверкой количества хлеба был сделан и перевод с вятских мер на московские. 448 куниц 2 четверика в переводе на московские меры дают 1345 четвертей и 1 осьмину. В Котельниче вместе с рожью был куплен и овес. Овса привезли 460 куниц 3 четверика. В переводе на московские меры это дает 1382 четверти с полосьвиною. На основании этих данных можно установить взаимоотношение между московскими и вятскими мерами. Если предположить, что в вятской кунице 4 вятских четверика, то 448 куниц и 2 четверика можно представить в виде 448,5.„куниц. Точно так же и 1345 четвертей и 1 осьмину можно представить

1 См.: А. Ц. М е р з о н, Ю. А. Тихонов. Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII век). М., 1960, стр. 508, прим. 20.

117

в виде 1345,5 четвертей. Деление 1345,5 на 448,5 дает в частном 3. Следовательно, вятская куница равна трем московским четвертям.

Тот же источник дает возможность установить точное отношение между вятской куницей и вятским четвериком. В одном из вятских городов — Слободском — было куплено 500 куниц и 3 четверика овса. Когда в Москве стали проверять этот хлеб, то оказалось лишнего овса 3 куницы 2 четверика. Если сложить эти цифры, то в итоге будет 503 куницы и 5 четвериков. Источник дает свой итог: «Обоего овса и с примером — 504 куницы с четвериком» 1. Из сопоставления этих данных легко убедиться, что в вятской кунице было 4 вятских четверика2.

Таким образом, вятская куница делилась на 4 вятских четверика и была втрое больше московской четверти. Вятский четверик был равен 6 московским четверикам (8X3 = 24; 24:4 = 6).

Отношение вятской куницы к московской четверти как 1 : 3 официально принималось, но тем не менее оно было не вполне точным. Голова вятской хлебной покупки 1662 г. Иван Матвеев и целовальники в Приказе тайных дел объясняли недомер, получившийся при проверке хлеба, доставленного с Вятки в Москву, несоответствием между вятскими и московскими мерами и неточностью перевода с одних мер на другие: «Недомер в московскую таможенную меру учинился для того, что отпущен с нами покупной хлеб в вятцкую меру, а в той вятцкой мере кладено и с куницы по три четверти московских; а в той кунице трех четвертей не будет». Одновременно голова и целовальники указывали, что с ними

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1662 г., д. 118,

лл. 1—5.

2 500 куниц 3 чк. + 3 куницы 2 чк. = 503 куниц 5 чк. =

504 куниц 1 чк.

118

«прислана вятцкой меры четвертая доля, называетца четвериком, заорленая и за железным кружалом. И против тое вятцкие меры вятцкой покупной хлеб сойдетца». Для устранения этого недоразумения голова Иван Матвеев подал челобитпую о том, чтобы «тое вятцкую меру с московскою таможенною четвертью примерить». Просьба была удовлетворена, и 11 июня 1663 г. голова Московской померной избы, находившейся в ведении Приказа большого приходу, Иван Смолин сообщил результат проверки: «В вятцкой кунице московских таможенных две чети пять четвериков с получетвериком с верхи в торговую меру в восемь четвериков» 1.

Вятский воевода Иванис Михайлович Кайсаров в своей отписке, полученной в Приказе Новгородской четверти 28 декабря 1662 г., давал несколько иное отношение между вятской и московской мерами: «А из вятцкие куницы будет московских полтретьи четверти» 2. Другой вятский воевода, князь Григорий Афанасьевич Козловский, весной 1664 г. давал новое отношение между вятскими и московскими мерами: «И я, холоп твой, велел при себе тот московской медной заорленой четверик с вятцкою куницею против гороху рожью и овсом припустить. И по припуску, государь, из вятцкой куницы три четверти московских без дву четвериков» 3.

Таким образом, получаются три различных отношения между вятскими и московскими мерами: вятская куница равна 2 четвертям 5 с половиной четверикам, либо 2 четвертям и 4 четверикам, либо 2 четвертям 6 четверикам. Коломенские и московские приказные люди, принимавшие вятский хлеб, считали

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1662 г., д. 118, лл. 282—283, 185.

2 Там же, л. 289.

3 Там же, 1652 г., д. 107, ч. 2, л. 383.

119

в вятской кунице три московские четверти и были правы. Вятская куница равна 2 четвертям 5 с половиной четверикам московским «с верхи», а обычно хлеб принимался «под гребло». Мера «под гребло» как раз и даст это отношение, потому что при перемерке хлеба, купленного «с верхи», в меру «под гребло» «примеру», т. е. излишка, оказывалось полуосьмина на каждую четверть 1.

Были свои меры сыпучих тел и в Пермском крае. Источники XVI—XVII вв. позволяют установить, что основной мерой сыпучих тел в Соли Камской и ее уезде являлась сапца. Так, 1 ноября 1593 г. была составлена мировая запись между посадскими людьми Соли Камской и Преображенским Пыскорским монастырем о совместном владении мельницей на р. Та-лице. При этом договаривавшиеся стороны заключили соглашение о плате, взимаемой за размол зерна. В качестве меры, которой измерялся хлеб, поступавший на мельницу, названа сапца. В мировой записи подчеркнуто, что сапца делится на четыре более мелкие части2. В документах XVII в., особенно в первой половине века, часто встречается упоминание о сапце как о хлебной мере3.

Но сапца не только хлебная мера, ею измерялась и соль. 8 ноября 1636 г. Иван Максимович Строганов и сын его Данило Иванович запродали гостю Григорию Леонтьеву Никитиникову 12 000 сапец соли4. Соль часто продавали не сапцами, а на вес. Тот же И. М. Строганов 14 июля 1635 г. запродал гостиной сотни торговым людям Василию Григорье-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1662 г., д. 118,

лл. 287—289.

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской,

№ 11146/14, л. 2.

3 Т а м же, № 11216/84, л. 1.

4 ЦГАДА. Фонд Строгановых, новая опись, карт. 1, д. 41 (45), лл. 1-4.

120

ву Шорину и Якиму Сергееву Патокину 14 000 пудов соли выварки своих Ливийских варниц и 12 000 пудов Чусовских варниц 1. В источниках второй половины XVII в. дается точное отношение сапцы к основной весовой единице — пуду. Так, в приходо-расходной книге Пыскорского монастыря за 1688— 1689 гг. указывается годовая выварка соли в монастырских соляных варницах: «Во 197 году в Пыскор-ском Преображенском Спаском монастыре в соляных в Рождественском и Березовском промыслах в 10 варницах выварено соли во весь год 41 868 сапец, а во всякой сапце по шти пуд» 2.

Таким образом, сапца соли по весу равнялась шести пудам. Это дает возможность установить реальный объем сапцы и как хлебной меры. Если удельный вес соли вдвое больше удельного веса ржи, то в сапцу должно помещаться 3 пуда ржи. Как уже было установлено для первых трех четвертей XVII в., московская четверть ржи весила 6 пудов, вес сапцы — вес половины четверти, т. е. осьмины. Следовательно, сапца как хлебная мера равна осьмине. В пермских источниках второй половины XVII и начала XVIII в. сапца как хлебная мера не встречается; она заменяется общегосударственными мерами. Но здесь можно отметить одно любопытное явление. При покупке хлеба на Соликамском рынке крупными покупателями, например Пыскорским монастырем, или при продаже хлеба приезжими продавцами из других уездов счет продаваемого и покупаемого хлеба ведется в четвертях. Но если продавцом является житель Соликамского уезда, хлеб считается осьминами. Например, по данным соликам-

1 ЦГАДА. Фонд Строгановых, старая опись, д. 1636, лл. 37—42. карт. 3,

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, л. 1.

121

ской таможенной книги 1707 г., 20 декабря этого года «продали кунгурцы Василий Ерохов с товарыщи привозного хлеба своей пахоты 8 четей пшеницы, 4 чети муки овсяной, 4 чети ячменя, 2 чети толокна» *. В тот же день «продал обвенец (т. е. житель Обвен-ского поречья, Соликамского уезда.— Лег.) Тимофей Конев привозного хлеба своей пахоты 8 осьмин ячменя» 2. Подобные примеры можно значительно умножить. Ими наполнены записи Соликамских таможенных книг начала XVIII в. Если продается не хлеб, а другой сыпучий товар, например поташ, счет тоже ведется в осьминах, даже для продавцов, прибывших не из Соликамского уезда. Отсюда можно сделать вывод, что, привыкнув к сапце как к мере сыпучих тел, население продолжало пользоваться ею и после официальной отмены местных мер, хотя и под новым названием.

Сапца, очевидно, делилась на части. Мировая запись 1593 г. посада Соли Камской с Пыскорским монастырем содержит указание: «Сапца розделити в меру на четверо» 3. Это как раз совпадает с делением московской осьмины, которая содержала в себе 4 четверика. Но в источниках конца XVI в. упоминается другое деление сапцы. В духовной соликам-ца Ивана Дмитриева Волынцева от 30 мая 1600 г. при перечислении остающегося после завещателя имущества указано: «Да сияно пшеницы — сапца без шти позмогов4. Вопрос о количестве позмогов, содержащихся в сапце, остается открытым.

Вышедшая из употребления как мера сыпучих тел во второй половине XVII в. и замененная московской

1 ЦГАДА. Фонд Сибирского приказа, кн. № 1477, л. 86, об.

2 Т а м же, л. 92.

3 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, X» 11146/14, л. 2.

• Т а м ж е, № 11153/21, л. 2. .

122

Осьминой сапца продолжала употребляться в Пермском крае как весовая единица, более крупная, чем пуд. Всего чаще сапца употреблялась при взвешивании соли. В уже цитированной приходо-расходной книге Пыскорского монастыря за 1688—1689 гг. сообщены сведения о продаже и об остатке соли, причем эти цифры свидетельствуют, что сапца и пуд — весовые единицы, кратные по отношению друг к другу: «И всего по вышеописанным разным статьям соли продано 40 784 сапцы 4 пуда... А в остатках тое соли осталось налицо запродажею ко 198 году 1083 сапцы 2 пуда» 1. Итог продажи и остатка дает сумму в 41 868 сапец, т. е. как раз общую сумму годовой выварки соли в данном году 2.

Но сапца являлась весовой единицей не только при операциях с солью. Сапцой пользовались при определении количества и других товаров, приобретаемых на вес. Так, в течение 7205 (1696—1697) г. Пыскорским монастырем для его Рождественского (Дедюхинского) соляного промысла «куплено с Ре-дийского городища у Федьки Роганова мочал 109 сапец» 3. Сапца как единица измерения мочала могла быть только весовой. Такие товары, как мочало, пенька, покупались в Русском государстве на вес. Отсюда можно сделать вывод, что к концу XVII в. сапца из меры сыпучих тел превратилась в меру веса.

Была своя мера сыпучих тел и на Двине — пуз. Ее реальное содержание выяснено в предыдущем разделе. Пуз как мера сыпучих тел по своему объему соответствовал московской полуосьмине и вмещал в себя 1,5 пуда ржи иди 3 пуда соли.

1 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, лл. 3-3 об.

2 Там же, л. 1.

3 Там же, л. 489.

123

Вятские, пермские и двинские меры сыпучих тел имеют названия и содержание, отличные от основных московских мер. Иногда при тождестве названий меры не совпадали в объеме. Московские власти это знали, и когда казенный хлеб пересылался из одного города в другой, то обычно вместе с хлебом посылалась и мера, которой покупался хлеб. Эта мера помещалась в мешок, а на завязку ставилась печать, чтобы нельзя было в дороге меру подменить. Если бы четверти везде были одинаковы, не было бы надобности в такой посылке мер. Есть прямые свидетельства о несовпадении даже официальных образцов мер в разных городах. Так, в июне 1663 г. двинский воевода князь Осип Иванович Щербатов и дьяк Андрей Богданов принимали хлебные запасы, присланные для Кольского острога из Вологды и Вятки. Вместе с хлебом были присланы и спуски, т. е. копии мер. Прежде чем принять хлеб, лица двинского воеводского управления решили проверить меры. При этом оказалось, что вологодская мера совпала с двинской таможенной медной заор-леной осьминой. Вятская же мера оказалась меньше, и пришлось досыпать две пивных кружки1.

Но имеются сведения и о различии в разных местах самих четвертей. В книге о русской торговле швед Иоганн Кильбургер говорит и о мерах сыпучих тел. При этом он сравнивает московскую меру с мерами других городов. Кильбургер считает, что три московских четверти равны двум новгородским, псковская четверть немного больше новгородской, а четверть на Печоре, в свою очередь, больше псковской. Таким образом, Кильбургер дает четыре размера четверти для разных районов Русского государ-

124

ства. Сведения, сообщаемые Кильбургером, ценны в том отношении, что они отражают разнообразие мер в различных местностях. Возможно, что соотношения, указываемые Кильбургером, не точны. Но на точности сообщения Кильбургера можно и не настаивать. Важно, что Кильбургер не сочинил это разнообразие мер, что это разнообразие он имел возможность наблюдать в современной ему русской действительности.

Некоторые документы XVII в. как раз и подтверждают эти наблюдения Кильбургера. Так, по свидетельству псковского воеводы князя Федора Ромода-новского, относящемуся к марту 1665 г., в Пскове торговая четверть равнялась 16 четверикам и была вчетверо больше казенной раздаточной четверти1. Еще больше была четверть в Романове. Но в отличие от псковской, она делилась не на 16, а на 8 четвериков, из которых каждый равнялся московской осьмине. Эти сведения сообщили романовские земские старосты Фёдор Ефимов Ласкин и Григорий Данилов Трусов в апреле 1666 г. сыну боярскому Григорию Федорову Айгустову, приехавшему в Романов править таможенный и кабацкий недобор на откупщике Федоре Сидорове2.

Таким образом, псковская торговая мера была вчетверо больше казенной раздаточной меры и вдвое больше приимочной, поскольку раздаточная равнялась, как правило, половине приимочной. Она отличалась от московской приимочной меры и своими делениями — в ней было 16 четвериков. Псковский четверик равнялся московскому. Романовская четверть, как и московская, делилась на 8 четвериков, но романовский четверик равнялся московской ось-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1652 г., д. 107, ч. 2, лл. 286—287.

124

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 25, л. 194.

2 См. т а м ж е, д. 62, л. 93.

125

мине, следовательно, был вчетверо больше московского четверика, и четверть, состоявшая из восьми таких четвериков, была вчетверо больше московской.

Объемы четвертей в Пскове и Романове значительно отличались от вместимости московской четверти. Но иногда разница между четвертями была невелика. Так, в 1661 г. в Устюг Великий поступил казенный хлеб с Ваги «940 четвертей ржи в меру, какова прислана с Ваги с тем хлебом». По распоряжению Приказа большого дворца, в ведении которого находились Важская земля, устюжские власти отпустили из этого хлеба взаймы вологодским целовальникам Степану Плюгину с товарищами на жалованье стрельцам Кольского острога «940 четвертей ржы в московскую торговую меру. А в остатке того хлеба в онбаре по перемеру 238 четвертей с осьминою, потому что важская мера московской таможенной меры болыни» Ч

Сопоставление этих цифр показывает, что важская четверть была больше московской примерно на одну четвертую долю, т. е. на полосьмину.

В некоторых местностях можно наблюдать различные соотношения между четвертью и ее частями. Московская четверть делилась на 2 осьмины, или 4 полосьмины, или 8 четверикам. Но не везде четверть была равна 8 четверикам. Так, в тотемской четверти было только 4 четверика. Это обнаружилось, например, в 1674 г., во время отчета головы (т. е. управляющего) тотемского казенного соляного промысла Василия Кожина. Когда голова представил в Приказ Устюжской четверти отчетные документы — свои приходо-расходные книги и ценовную

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 166, лл. 24—25.

126

(оценочную) роспись, по которой он сДавал казённое имущество своему преемнику, то обнаружилось несоответствие в цифрах. При промысле велось и сельское хозяйство — была приписана полудеревня Федотовская, где сеялся хлеб. Когда проверялись данные об урожае ржи, то оказалось, что по приходо-расходным книгам головы урожай, за вычетом семян, составлял 19 четвертей без четверика, а в ценовной росписи было указано 18 четвертей 3 четверика. В Приказе отметили это несоответствие. Приказ считал, что, по сведениям ценовной росписи, не хватает осьмины. По этому поводу был допрошен голова Василий Кожин. В записной книге Приказа Устюжской четверти об этом рассказывается следующим образом: «А голова Васька Кожин сказал: На Тотьме де у них пишут, и он, Васька, в книгах писал по тотемской мере по 4 четверика в четь, а московской меры в тотемском четверике 2 четверика, потому де по счетной выписке и не объявилось осьмины. И будет, по скаске головы Васьки Кожина, мера той ржи положить по 4 четверика в четь, и по ценовной ржи мера против книг Васьки Кожина сойдетца» '. Таким образом, 19 четвертей без четверика равно 18 четвертям 3 четверикам, так как то-темский четверик являлся четвертой частью четверти, а не осьмины, как московский.

Во время подготовки к русско-польской войне 1632—1634 гг. русское правительство проверяло наличие войска, вооружения и продовольствия в городах, расположенных в местности, прилегающей к польской границе. В частности, в Трубческом уезде было «сыскано всякого хлеба 1200 четвериков в труб-чевскую меру. А по допросу на Москве трубчан Да-

1 ЦГАДА. Городовые книги по Устюгу Великому, № 204, лл. 151 об. - 152.

127

нилка Тегинева да Иеиосиелка Григорьева, трубчев-ской четверик против московской меры осьмина» х. Таким образом, трубчевский четверик по своему объему равнялся половине московской четверти. Возможно, что трубчевский четверик является четвертой частью другой, более крупной меры, заимствованной из соседней Литвы, так как объем литовской бочки составлял около полутора московских четвертей. А может быть, это четвертая часть древней кади, которая, по исследованию А. И. Никитского, вмещала около 14 пудов ржи? Во всяком случае, для 30-х годов XVII в. в Трубчевске отмечается наличие своей особой меры, не сходной с московской.

Четвертью и ее частями измерялся главным образом хлеб — зерно и мука. В XVII в., особенно при отправке хлебных запасов в Сибирь, делаются попытки проверять хлебные меры весом. Это в более позднее время, в XVIII—XIX вв., приводит к исчез-повению специальных хлебных мер в Зауралье и Сибири и замене их весовыми единицами. Что касается других районов государства, то зерно обычно измерялось мерами сыпучих тел, а для муки допускался вес. Так, во время голода 1662—1663 гг. коль-ский воевода стольник Я. М. Стрешнев вынужден был занимать хлеб у окрестного населения на жалованье Кольским стрельцам. В росписи его кредиторов количество зерна указано в четвертях, а количество муки — в пудах2.

Для других видов сыпучих тел, в частности для соли, были свои меры. О сапце как соляной мере Пермского края, объемной и весовой, а также о двинском пузе говорилось достаточно подробно. Собст-

1 «Книги разрядные по официальным спискам», т. 2. СПб., 1855, стр. 465.

2 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1652 г., д. 107, ч. 2, л. 335.

128

венно соляную меру можно отметить для Старой Руссы — это луб. Объем луба устанавливается на основании одного дола Приказа Устюжской четверти, возникшего и 10.48—1639 гг. по челобитью тотемских солеваром гостиной сотни торговых людей И. П. Хар-ламоил с, братьями. Братья Харламовы жаловались, что и Тотьмо с них берут лишние пошлины. Приказ Устюжской четверти решил собрать сведения о том, как ллимается соляная пошлина во всех тех городах, гдо ость солеварни. Между прочим, 16 февраля ПУМ) г. из Приказа Новгородской четверти, в ведении которого находилась Старая Русса, поступило сообщение, что старорусские солевары платят луб-цичпую пошлину «с луба по 2 деньги, сколько в которой варнице лубов сваритца. А в лубе соли весом 5 пуд» 1. Таким образом, луб — соляная мера, вмещающая 5 пудов соли.
Л. П. Никитский в своем исследовании о мерах Древней Руси назвал ряд соляных мер — рогожу, или рогояину, мех и пошев. Последняя из этих мер-тоже относится к Старой Руссе. Недостаток источников не позволил А. И. Никитскому установить ее точный размер. На основании косвенных указаний документов, говорящих об измерении пошевами такого товара, как икра, он приходит к выводу, что пошев соли весил около 15 пудов. Что касается рогожи, то на основании источников, указывающих одновременно и количество рогож и их вес, А. И. Никитский пришел к выводу, что вес рогожи колебался от 24 до 18 пудов. Идя таким же путем, он определил вес меха в 7 пудов 2.

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1639 г., д. 12, л. 155.

2 См., А. И. Никитский. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4, стр. 383—385.

129

Эти выводы А. И. Никитского представляются малоубедительными. Едва ли рогожу можно рассматривать как меру соли — слишком велико колебание ее веса. Не была ли рогожа просто тарой, рогожным кулем, в котором перевозилась соль? Ведь в тех источниках, на которые ссылается А. И. Никитский, следом за указанием количества рогож идет вес соли. Если бы рогожа была точной мерой соли, подобной, например, пузу, то указания на вес не потребовалось бы. Думается, что будет правильнее признать рогожу, или рогозину, только тарой.

То же следует сказать и о мехе. Можно указать источники, по которым вес меха соли вчетверо превосходит тот, который нашел А. И. Никитский. Во время Соловецкого восстания 1668—1676 гг. правительство конфисковало соляные промыслы Соловецкого монастыря на южном и юго-западном побережье Белого моря. Вместе с тем был конфискован и вологодский соляной двор Соловецкого монастыря, куда привозилась соль для продажи на вологодском рынке. Правительство организовало работу промыслов под наблюдением своих представителей, а продажу вываренной соли поручило вологодским выборным целовальникам. Сохранились книги соляной продажи этих целовальников, которые дают возможность установить, что учет соли велся и в мехах, и в пудах, т. е. на вес. Сопоставление цифр, записанных в книгах целовальника 7179 (1670—1671 г.,) вологодского посадского человека Бориса Оконичникова, позволяет определить вес меха соли в 28—29 пудов 1. Таким образом, мех — тоже только тара. Косвенным подтверждением этого служат материалы приходо-

1 ЦГАДА. Городовые № 86, лл. 37—37 об.

130

И
расходных, книг соляных промыслов Пыскорского монастыря. Учитывая вываренную и продаваемую соль в сапцах и пудах, монастырь ежегодно расходует определеные суммы для приобретения холста на соляные мешки.

Но в XVII н. местные соляные меры постепенно выходят ии употребления — соль стала продаваться на вес.

Приведенные данные о местных мерах сыпучих тел, конечно, не исчерпывают всего их многообразия. Б источниках постоянно встречаются местные отклонения от общегосударственных мер. Необходимо проделать очень большую работу по собиранию этих конкретных данных, которые должны представить все метрологическое разнообразие отдельных местностей Русского государства.

Заканчивая рассмотрение мер сыпучих тел XVI— XVII вв., следует попытаться ответить на вопрос: почему на протяжении немногим более 100 лет казенная четверть удвоилась в своих размерах — с 4-х до 8 пудов? Причины, приведшие к изменению объема четверти, могли быть разные. Так, можно отметить политику правительства по введению единообразных мер в стране и отыскапию в связи с этим наиболее удобных объемов, которые бы совпали с местными мерами или оказались бы с ними в кратных отношениях, вытеснив их тем самым из употребления.

Не вызывает сомнений, что главная причина увеличения объема казенной четверти в XVII в. связана с налоговой политикой правительства, существованием сложной системы взаимоотношений отда-точных и приимочных мер. Помимо прямого увеличения натуральных и денежных окладов правительство увеличивало меры, которыми собирало налоги натурой — хлебом.

131

И наконец, одна из причин последнего изменения объема четверти — введение восьмипудной четверти несомненно состоит в ее удобном соотношении с мерами веса. В У8 части четверти — четверике содержится примерно пуд ржи зерном. Таким образом, четверть легко делилась по системе двух, содержа в каждом подразделении целое количество пудов (осьмина, полосьмины и четверик).

Выводы.

В Русском централизованном государстве употреблялись следующие меры сыпучих тел: четверть — = 2 осьминам = 8 четверикам. Новой мерой, по сравнению с предыдущим периодом, является четверик, появившийся в начале XVII в. В XVII в. вышел из употребления оков. Основная мера сыпучих тел — четверть до начала XVII в. вмещала 4 пуда ржи, со второй четверти XVII в. объем ее увеличился до 6 пудов. В 1679 г. объем казенной четверти был увеличен до 8 пудов ржи. Эта четверть считалась казенной приимочнои мерой. Такой же объем имела и таможенная, или торговая, мера. Помимо казенной приимочнои меры существовала казенная раздаточная, или отдаточная, мера. Размер раздаточной меры колебался от 0,75 до 0,37 казенной приимочнои меры. Чаще всего она была в два раза меньше приимочнои. Кроме этих мер на местах в XVII в. продолжали существовать свои меры, отличающиеся от общегосударственных и по названию, и по содержанию. Употребление этих мер явилось наследием периода феодальной раздробленности. Все перечисленные меры употреблялись для измерения хлеба. Другие виды сыпучих тел, в частности соль, измерялись своими мерами. В XVII в. меры сыпучих тел для соли постепенно выходят из употребления, соль начинают продавать на вес.

132

§ 7. Меры жидких тел. Основной мерой жидких тел в Русском централизованном государстве, как и в предшествующие периоды, было ведро. Точный объем его неизвестен. Известна только его вышина — 8 вершков. Указания на восьмивершковое, или полуаршинное, ведро встречаются почти в каждом документе, говорящем о казенной продаже вина.

Архидиакон Павел Алеппский, сын антиохийского патриарха Макария, приезжавший в Москву вместе со своим отцом в 1655—1656 гг. и описавший свое путешествие, дает объем московского ведра. По его словам, «ведро содержит около 8 стамбульских ок» 1. Павел Алеппский устанавливает взаимоотношение между основной русской весовой единицей — пудом и константинопольским оком: в пуде 13 ок2. Константинопольское око обычно принимается равным 37s русским фунтам. Отсюда вес жидкости, вмещающейся в русское ведро, определяется в 25 фунтов. Но это тоже объем приблизительный, и Павел Алеппский отмечает это.

А. И. Никитский предполагает, что восьмивершковое ведро должно иметь диаметр в 5 вершков. На этом основании он определяет вес воды, входящей в такое ведро, в 33 фунта 66 золотников, т. е. от 33 до 34 фунтов. Конечно, это лишь предположение, основанное на допущении, что диаметр восьми-вершкового ведра равен 5 вершкам.

Что касается более крупных мер жидкостей — бочек и насадок, то в документах XVI—XVII вв. упоминание о них встречается редко. В XVII в. бочка как мера жидкостей, потвидимому, выходит из упо-

1 Павел Алеппский. Путешествие антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века. Пер. с арабского Г. А. Муркоса. Вып. 4. М., 1898 («Чтения в Обществе истории и древностей российских», 1898, кн. 4), стр. 13.

2 См. там же, стр. 56—57; вып. 3, кн. 3, стр. 70.

133

требления. Это доказывается подрядами на поставку крупных партий вина. В договорных документах вино указывается в ведрах, вне зависимости от его количества Ч Довольно часто в документах XVII в. встречается упоминание о бочках, но не как о мерах жидкостей, а как о таре. Например, тотемский таможенный и кружечных дворов голова 7168 (1659—-1660 г.) Анисим Нератов жаловался на своего предшественника — таможенного голову 7167 г. Степана Малевинского, что последний при сдаче дел утаил бочку в 27 с половиною ведер2. Едва ли такая бочка служила мерой жидкостей, скорее всего это была только тара. Это предположение еще убедительнее доказывается другим примером. Кружечные дворы Кольского острога часто получали готовое вино, привозимое в Колу из Архангельска. Летом 1659 г. двинский воевода Иван Богданович Милославский отправил в Кольский острог 2000 ведер вина в 57 бочках3. Аналогичная посылка вина была отправлена в следующем году. Осенью 1660 г. подьячий Кольской съезжей избы Гавриил Иванов уведомлял Приказ Новгородской четверти о получении 2000 ведер, доставленных в 60 бочках4. Следовательно, если одно и то же количество вина помещается в разном числе

1 Так, в 1630 г. московский торговый человек тяглец Дмитровской сотни Иван Андреевич Рубец подрядился в Новгородской четверти на поставку 2500 ведер вина на двинские кабаки (ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1630 г., д. 64, л. 1). В 1652 г. тяглец Казенной слободы Федор Федоров Ростовец подрядился в Посольском приказе на поставку 2000 ведер вина в Касимов (там же, 1652 г., д. 92, лл. 59, 60).

2 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1660 г., д. 28,

лл. 27-31.

3 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1652 г., д. 107, ч. 1,

л. 273.

4 Там же, л. 328.

134

бочек, то бочка не является точной единицей измерения.

Основной мерой жидкостей, как уже было сказа-зо, являлось ведро. Ведро делилось на более мелкие гасти — кружки, ковши, чарки. Соотношение между этдельными частями ведра не было одинаковым в (течение всего XVII в. Например, для 1621 г. имеется указание, что в ведре было 12 кружек. В этом году сибирскому архиепископу было дано царское жалованье — 100 ведер вина ежегодно. Для выдачи этого вина на Верхотурье был отправлен спуск с дворцового ведра «в 12 кружек, заорлен сверху в трех местах, да внизу в ведре орел» 1.

Для второй половины XVII в. источники позволяют установить другое количество кружек в ведре. В 1673 г. киевский воевода князь Юрий Петрович Трубецкой давал на праздники кормы киевским служилым людям по прибору — драгунам, стрельцам и т. д. В состав кормов, между прочим, входил ко-вардак — особый вид черного пива. В отписке, которую Трубецкой отправил в Москву, было указано 7 случаев выдачи кормов. В первый раз было дано ковардака 65 ведер 4 кружки, во второй — 63 ведра 7 кружек, в третий — 63 ведра 8 кружек, в четвертый — 63 ведра 2 кружки, в пятый — 59 ведер 4 кружки, в шестой — 56 ведер 2 кружки, в седьмой — 55 ведер ровно. Если сложить все эти количества, то получится 424 ведра 27 кружек. Источник указывает итог: 426 ведер 7 кружек. Отсюда в ведре 10 кружек, так как 27 кружек превращено в 2 ведра и 7 кружек2.

Кроме деления на кружки, ведро делилось еще на чарки. Отписка Ю. П. Трубецкого дает материал и

1 АИ, т. 3, № 96.

2 См.: «Синбирский сборник», т. 1. М., 1844, стр. 70.

135

для решения вопроса о количестве чарок, входивших в состав кружки. Кроме пива, в кормы служилых / людей входило и вино, которое исчислялось ведрами, кружками и чарками. Сопоставление разовых дач й общего итога приводит к заключению, что в каждой^ кружке было по 10 чарок \ следовательно, в ведре —| 100 чарок.

Вопрос о том, было ли количество чарок в кружке постоянным на протяжении всего XVII в., остается открытым. Имеются данные, указывающие на то, что размер чарки менялся. 11 августа 1652 г. был издан указ, упразднявший старые кабаки и вводивший вместо них кружечные дворы. Указ изменил и порядок продажи вина. Продавать вино в старые чарки было запрещено, а велено сделать «чарки в три чарки», т. е. увеличить размер чарки втрое. Эта увеличенная чарка называлась в то же время и ковшом. «Вино указал государь продавать в ковши, что по 3 чарки, и в кружки» 2.

Следует попробовать разобраться в том, какие чарки — старые или новые — упоминаются в приведенной выше отписке Ю. П. Трубецкого. Поскольку отписка датирована 1670 г., есть все основания полагать, что речь идет о новых чарках. Следовательно, новых чарок в ведре — 100. По указу 1652 г., новая чарка была сделана втрое больше старой. Отсюда вполне возможен вывод, что старых чарок в ведро входило 300, поскольку объем ведра в 1652 г. не был изменен. Старое ведро, по данным 20-х годов XVII в., делилось на 12 кружек. Таким образом, старое деление ведра представляется в следующем виде:

Ведро = 12 кружкам = 300 чаркам.

1 См.: «Синбирский сборник», т. 1. М., 1844, стр. 70.

2 ААЭ, т. 4, № 59, 1, № 63; ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1656 г., д. 32, лл. 7—8, 56.

136

Кружка = 25 чаркам (300 : 12 = 25).

Новое деление ведра будет иным. В основе его лежит десятичный принцип:

Ведро = 10 кружкам = 100 чаркам, или ковшам.

Кружка = 10 чаркам, или ковшам.

Наряду с делением ведра на кружки и чарки, в источниках встречается деление ведра и по системе двух и трех — на 2 полведра, 4 четверти, 8 пол-четвертей и т. д.; на 3 трети, 6 полтретей и т. д.

К концу 70-х годов XVII в. относится попытка уменьшить как количество кружек в ведре, так и размер чарки. В мае 1679 г. в Новгородский приказ поступила отписка от кайгородского таможенного и кружечных дворов головы Степана Коколева, жаловавшегося на то, что у них «на кружечном дворе медная чарка худа, а иных медных чарок и четвертей у них нет, и питухов мало, потому что кайго-родцы в государевых доходех стоят по вся дни на правеже. И по прежней де- цене, как наперед сего продавано в ведра — по рублю, в крушки по рублю по 20 алтын, а в чарки по 2 рубли ведро, по той же де цене вина купят мало» 1.

В ответ на эту жалобу, по просьбе Новгородского приказа, «в Приказе Новые чети зделаны крушка да чарка медные и с медным заорленым ведром припущены и заорлены. А мерою тех кружек 8 в ведре, а копеечных чарок в кружке 25 против продажные цены — дву рублев ведра вина». Эти новые кружка и чарка были отправлены в Кайгородок2.

Новое деление ведра совпадало в некоторой своей части с делением по системе двух — кружка составляла 7в часть ведра. Тем не менее новая чарка не

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1680 г., д. 166, л. 102.

2 Т а м же, л. 103.

137

пользовалась популярностью. Преемник Степана Коколева на посту кайгородского таможенного головы Федот Зязев отмечал в апреле 1680 г., что в Кай-городке «вино покупают в ведра и в кружки, а в чарки покупают мало, для того что де чарка прислана против дву рублев ведра. И та де чарка мала». Для увеличения продажи вина кайгородский голова рекомендовал понизить цену ведра в розничной продаже с двух до полутора рублей 1.

Источники не дают ответа на вопрос, получило ли в конце XVII в. всеобщее распространение новое деление ведра на 8 кружек и 200 чарок (25X8 = 200). Возможно, что такое деление продолжало существовать параллельно с делением ведра на 10 кружек и 100 чарок.

Следует отметить, что деление ведра на кружки и чарки применялось главным образом при продаже вина и пива. При продаже других жидких товаров, например смолы, дегтя, в качестве меры пользовались либо ведром, либо его делениями по системе двух или трех2.

Выводы.

В Русском централизованном государстве основной мерой жидких тел было ведро. Объем его для этого периода точно не установлен. Ведро делилось на кружки, ковши и чарки. Соотношения между частями ведра не были одинаковыми. В первой половине XVII в. оно было следующим:

Ведро = 12 кружкам = 300 чаркам.

Кружка = 25 чаркам.

Во второй половине XVII в.:

Ведро = 10 кружкам = 100 чаркам, или ковшам.

1 ЦГАДА. Приказные дела старых' лет, 1680 г., д. 166, лл. 96—100.

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, лл. 389 об., 483 об., 489.

138

Кружка = 10 чаркам, или ковшам.

В конце XVII в. была сделана попытка еще раз изменить деление ведра на кружки и чарки:

Ведро = 8 кружкам = 200 чаркам.

Кружка = 25 чаркам.

Это деление употреблялось при продаже вина. При продаже других жидких товаров использовалось деление ведра по системе двух или трех на полведра, четверть ведра, полчетверти ведра, треть ведра, полтрети ведра и т. д.

§ 8. Меры веса. О мерах веса Русского централизованного государства имеются подробные сведения в «Торговой книге». Основной весовой единицей, с которой сравниваются все другие, по «Торговой книге» является пуд. Более крупными единицами служат ласт, равный 72 пудам, вощаная четверть, равная 12 пудам, и берковец, равный 10 пудам. Следует сказать, что две последние единицы употреблялись довольно редко. Вощаная четверть — весовая единица специального назначения, употреблялась для взвешивания воска. Берковец чаще всего употреблялся при взвешивании пеньки.

Вес железа и соли, как правило, определялся в пудах, независимо от их количества.

В XVI—XVII вв. сохраняются и старые весовые единицы — гривенка и золотник. «Торговая книга» различает большую гривенку, равную 96 золотникам, и малую, или скаловую, гривенку в 48 золотников. В пуде было 40 больших гривенок, или 80 малых. Как особая весовая единица, в «Торговой книге» называется полугривенка малая, равная 24 золотникам. Вместе с тем «Торговая книга» называет и другие весовые единицы — ансыръ, или фунт: «Ансырь досюда был бухарский, весил полтретьи гривенки малых и 8 золотников, а всего в ансыре 128 золот-

139

ников» 1. Но тут же «Торговая книга» добавляет, что этот ансырь почти забыт и заменен нынешним ансы-рем в 96 золотников. Легко видеть, что нынешний ансырь есть не что иное, как большая гривенка. Упоминает «Торговая книга» и фунт, который равен 96 золотникам, или большой гривенке. Золотник делился на 25 почек.

«Торговая книга», называет еще одну весовую единицу — безмен, равный 2,5 фунта. В других источниках упоминается о такой весовой единице, как контаръ. Ее вес определяется в 2,5 пуда.

В документах XVI—XVII вв. часто встречается деление пуда и фунта по системе двух и трех, т. е. полпуда, четверть пуда, полчетверти пуда и т. д.; треть пуда, полтрети пуда и т. д.; полгривенки, четверть гривенки и т. д.; треть гривенки, полтрети гривенки и т. д.

В течение XVII в. можно наблюдать некоторое изменение в весовых единицах — не в их содержании, а в номенклатуре. По свидетельству памятников конца XVI в., наиболее распространенной весовой единицей для мелкого веса служила большая гривенка, иногда малая. Например, в расходной книге Казенного двора 1584—1585 гг. отпуск ладана церквам учитывается в больших гривенках2 и лишь изредка в фунтах3. В первой половине XVII в. большая гривенка встречается довольно часто, но с середины XVII в. ее начинает заменять фунт. В Таможенном уставе 1653 г. подчеркнута необходимость «учинити бы вес против фунтов» 4. И действительно, в документах второй половины XVII века он совер-

1 «Записки Отделения русской и славянской археологии Петербургского археологического общества», т. 1, стр. 114.

2 ДАИ, т. 1, № 131, стр. 200, 208 и др.

3 Т а м же, стр. 208.

4 ААЭ, т. 4, № 64/П, стр. 102.

140

шенно заменяет гривенку. Такую замену можно наблюдать и в Москве, и в делах Архангельской таможни, и на пограничном с Сибирью Соликамском рынке, и в далеком Кольском остроге 1.

Выходят из употребления и такие крупные весовые единицы, как ласт и вощаная четверть. Упоминания о ласте встречаются очень редко, главным образом только в торговых сделках на западной границе. Вощаная четверть почти не встречается; вес крупных партий воска обычно выражается в пудах. Так, по записи Архангельской таможни на 7171 (1662—1663 г.) сольвычегодец Владимир Александров Гробов «явил именитого человека Дмитрия Строганова вещего товару 100 пуд 3 фунта воску обышнего» 2.

Для драгоценных металлов, когда требуется небольшой, но точный вес, наиболее распространенной весовой единицей служил золотник. Иногда при расходе серебра, превышающем по весу 96 золотников, т. е. фунт, количество серебра указывается в золотниках. Так, в 7205 (1696—1697 г.) в Пыскорском монастыре делали новые серебряные оклады и венцы на иконы. На эту работу израсходовано серебра «489 золотников с полузолотником» 3.

Выводы.

Система русского веса, сложившаяся в основных своих чертах к концу XVI в., представляется в следующем виде:

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1652 г., д. 107, ч. 2, лл. 335—336; 1654 г., д. 76, лл. 1, 34 и др.; Фонд Строгановых, старая опись, карт. 6, л. 4; 1671 г., лл. 3, 4; Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, лл. 148 об., 149.

2 ЦГАДА. Фонд Строгановых, старая опись, карт. 6, 1671 г., д. 4, лл. 3—4.

3 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, л. 364.

141

Ласт = 72 пудам.

Вощаная четверть = 12 пудам. . Берковец = 10 пудам.

Контарь = 2,5 пуда.

Пуд = 16 безменам = 40 большим гривенкам, или фунтам = 80 малым гривенкам.

Большая гривенка = 2 малым гривенкам = 4 полугривенкам малым = 96 золотникам.

Малая гривенка = 2 полугривенкам малым = 48 золотникам.

Полугривенка малая = 24 золотникам.

Большая гривенка как мера веса постепенно выходит из употребления и заменяется фунтом, малая гривенка — полфунтом, полугривенка малая — четвертью фунта.

Выходят из употребления и более крупные меры. Основными мерами веса являлись: для более крупного веса пуд, для более мелкого веса фунт с его частями. Драгоценные металлы и камни взвешивались золотниками и почками.

В переводе на десятичную систему мер пуд весил 16,38 кг, фунт —409,512 г, золотник — 4,267 г.

§ 9. Орудия взвешивания и поверка мер. В источниках XVI—XVII вв. как орудия взвешивания упоминаются терези, контарь и безмен. Контарем и безменом назывались не только весовые единицы, но и самые весы. Грузоподъемность всех этих орудий взвешивания была различной. Терези — коромыслен-ные весы, контарь — весы с неподвижной точкой опоры и подвижной гирей, безмен — весы с подвижной точкой опоры и неподвижной гирей. Принцип его устройства обратен принципу устройства конта-ря. Для взвешивания на этих весах пользовались гирями разного веса. Терези и контари употреблялись и для крупного и для мелкого веса. Поэтому

142


источники различают терези большие и терези малые, контарь большой и контарь малый. Безмен употреблялся для взвешивания небольшого груза при покупке и продаже в розницу.

Как конкретный пример употребления различных орудий взвешивания можно привести дело о замене старых весов в Устюжне Железопольской. 1 января 1645 г. устюжненский таможенный голова Никита Семенов Быков прислал в Приказ Устюжской четверти отписку с жалобой на неисправность таможенных весов в его городе. «На Устюжне, — писал Быков, — таможенные контари — большой и меньшой ветхи, и в весу они не сойдутца: большой контарь гораздо скуп, а меньшой сыт», т. е. при взвешивании на большом контаре получается значительный недовес, малый же контарь показывает больше действительного веса. Кроме.того, на Устюжне не было ни терезей, ни гирь, «и в разновес соли по пуду и по полупуду весить нечем». Сознавая неудобство такого положения, голова просил о замене старых весов новыми. Приказ Устюжской четверти решил заменить контари. Но устюжненский голова не сообщил, какой грузоподъемности ему нужны новые контари. На соответствующий запрос Приказа голова ответил: «Старые, государь, контари — большой контарь весом подымает 40 пуд, а новой большой контарь надобен столь же велик — в 40 пуд. А меньшой, государь, контарь весом подымает 6 пуд, а новой меньшой контарь надобен в 10 пуд. А терези, государь, на Устюжну надобны малые для соляные мелкие продажи в разновес весить по пуду и по полупуда, для того что на Устюжне твоих государевых орленых безменов нет. И гирь, государь, надобно для припуску весом одна гиря — пуд, другая гиря — весом полпуда, а третья — четверть пуда, а четвертая — 5 гривенок».

143

Просьба устюженского головы была удовлетворена. Был «зделан контарь большой — в голове весу 10 пуд, а во всем контаре 41 пуд 3 четверти, а в гире полпуда. А в меньшом контаре в голове весу 3 пуда, а во всем 12 пудов 3 четверти, а в гире весу четверть пуда. Да терези деревянные малые, да врозне зде-лана гиря — пуд, гиря — полпуда, гиря — четверть пуда, гиря — 5 гривенок». Мастера, делавшие весы, не сумели добиться заказанной грузоподъемности: у новых контарей она оказалась несколько больше, чем требовалось. Беды в этом не было, и контари отправили на Устюжну К

На основании этого дела можно установить наличие весов разной грузоподъемности: большой контарь, поднимающий 40 пудов и даже выше, малые контари грузоподъемностью в 6, 10 и 12 пудов, малые терези — весы для мелкого веса с гирями в пуд, полпуда, четверть пуда и 5 гривенок или фунтов (7в пуда), наконец, безмен — орудие взвешивания при малом весе.

В Устюжне Железопольской весы были заменены по требованию выборного должностного лица — таможенного головы. Иногда такие требования исходили от торговых людей, непосредственно заинтересованных в правильности веса. Так, 11 марта 1665 г. торговые люди — москвичи и вологжане жаловались в Приказе Новгородской четверти на то, что у товаров, взвешенных на вологодском контаре и отправленных в Москву, «чинитца увесу много, потому, государь, что тот вологодцкой контарь перед московским контарем гораздо меныни...» и «от того лехкого вологодцкого контаря чинятца изъяны и убытки ве-ликия». Торговые люди просили дать новый контарь

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1644 г., д. 17, лл. 435—444.

144

на Вологду, а старый взять в Москву. Правительство удовлетворило эту просьбу, но с одной любопытной подробностью. В Устюжне замены орудий взвешивания требовал таможенный голова, и эта замена была произведена за счет казны. От вологодского таможенного головы такого требования не поступало, потому стоимость нового контаря должны были оплатить челобитчики. На их челобитной думный дьяк Новгородской четверти Алмаз Иванов сделал следующую помету: «Послать память о контаре в Большой Приход (т. е. в Приказ большого прихода.— Авт.), чтоб по челобитью контарь и гири прислали и о цене отписали. И те деньги возмут на челобитчиках и пришлют» (т. е. пришлют из Новгородской четверти в Приказ большого прихода.— Авт.) 1.

Оба рассмотренных примера свидетельствуют о слабости организации поверочного дела. Меры и вес проверялись тогда, когда обнаруживалось явное несоответствие установленным образцам. Инициатива такой проверки исходила и с мест и из центра. Так, 3 июля 1654 г. думный дьяк Новгородской четверти Алмаз Иванов записал царский указ о том, чтобы «послать к Архангельскому городу 50 пуд гирь железных — пудовых и двухпудовых, а взять те гири в Приказе Большие Казны заорленых. И те гири у Города (т. е. в Архангельске.— Авт.) с старыми гирями изверить — которые старые гири легче или тя-желе, и те отставить, или, буде мошно, против тех московских гирь изровнять» 2.

В Архангельске русские торговые люди встречались с иноземцами чаще, чем в каком-либо другом городе. Вопрос о точности мер и веса имел здесь осо-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 25, лл. 211-211 об.

2 Т а м ж е, 1656 г., д. 65, ч. II, л. 359.

145

бое винчение, и правительство должно было заботиться об этом. Иногда требования о проверке гирь исходили от иноземцев.

Примерно через десять лет после отправки новых гирь в Архангельск в 7173 (1664/65 г.) голландский посол Якуб Борель, беседуя в Посольском приказе с русскими думными людьми, просил, чтобы «у Архангельского города весы учинить железные или медные, от которых бы хитрости отнять». Во исполнение этой просьбы было отдано распоряжение гостю Киприяну Климшину, ведавшему в том году таможенным сбором на Архангельской ярмарке, и холмогорскому таможенному голове Федору Шапошникову с «товарищи» «весы всякие у Архангельсково города, будет в чем перед прежним облегчены ... против прежнево исправить, чтобы было во всем справно, и спору б меж русскими людьми и иноземцы ни у ко-во ни в чем том не было». Выполняя это распоряжение, К. Климшин и Ф. Шапошников с товарищами «у Архангельсково города в таможенных важнях весы и железные гири, которые перед прежними были облегчены и обтяжелены, против прежнево исправили» К

В конце XVII в. иноземцы вновь обратились с просьбой о поверке таможенного веса в Архангельске. От 1696 г. сохранилось дело по челобитью иноземцев торговых людей о поверке гирь в Архангельской таможне 2.

Проверка мер и веса, хотя и эпизодическая, свидетельствует о направлении метрологической политики русского правительства.

Правительство следило за состоянием мер и веса на местах и время от времени рассылало по городам

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 177, лл. 83—84.

2 Там же, 1696 г., д. 629, лл. 1—31. .

146

заорленые, т. е. заклейменные государственной печатью, меры и орудия взвешивания. Присланные из Москвы гири должны были не только служить для взвешивания товаров, но и явиться контрольными гирями, средством поверки тех гирь, которые есть на местах. Такое же значение имели и другие меры, присылаемые из столицы.

Рассылка мер, весов и гирь была совершенно необходима, так как на местах иногда обнаруживалось отсутствие орудий взвешивания и местные представители центральной власти были лишены возможности ответить на вопрос о весе тех или иных предметов. Например, в описи городов 1678 г. отмечено, что в Лихвине на башне был вестовой колокол, «а сколько весом пудов, того неведомо, весить нечим, потому что в Лихвине контаря и терезей нет» 1.

§ 10. Торговые мерные единицы. В торговой практике, кроме рассмотренных мер объема и веса, использовался ряд других мерных единиц. Разумеется, нет возможности остановиться на всех этих единицах, попробуем дать представление лишь о важнейших.

Дрова как при заготовке, так и при продаже измерялись саженями, так называемыми погонными саженями. Погонная сажень — это поленница дров длиной и вышиной в сажень. Обычно в вышину поленницу укладывали в 0,5 сажени и в длину — в 2 сажени. Длина поленьев, заготовляемых для соляных промыслов, считалась обычно в аршин или в четыре с половиной четверти аршина; для комнатных печей дрова заготовлялись длиной в три четверти аршина2.

1 ДАИ, т. 9, № 89, стр. 247.

2 См.: Н. В. Устюгов. Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII в. М., 1957, стр. 247—257.

147

Строительный материал — бревна, тес, драницы, скалы' — приобретались поштучно, хотя счет их достигал иногда нескольких тысяч. Так, Пыскорский монастырь Соликамского уезда, намереваясь в 1689— 1690 гг. расширять свой соляный промысел, закупал строительный материал. По данным монастырских приходо-расходных книг, в этом году было куплено «3000 оследед (бревен) сосновых добрых семерику», т. е. имевших диаметр в верхнем отрубе в 7 вершков, «1000 оследей сосновых же середних», 20 тыс. драниц длиною по 5 аршин каждая, 30 тыс. березовых скал, 120 варнишных перекладов (брусьев), «4000 дерев тесу». Поштучно покупали строительные материалы и другие солевары 2.

Трудно дать исчерпывающий перечень предметов, приобретаемых поштучно: строительный материал — дерево и железо; предметы одежды, бытового, обихода, продовольствия и т. д. Не все здесь удавалось подвести под категорию «весчих» товаров, т. е. продаваемых на вес. Например, на рынке Устюга Великого северная рыба, поступавшая с побережья Белого моря и Ледовитого океана, учитывалась по-разному: сырые треска, палтус, семга продана лис г» поштучно; сушеные треска и палтус — на вес; соленая рыба — бочками разной вместимости. Вялопая, как и сушеная, рыба покупалась па вое 3.

Как правило, железо и уклад (сталь), продлиллттсь на вес. Тем не менее в производственном и торго-

1 Скалы, или скальвы, — береста, специально приготовленная для кровли под дранку («шитые скалы»).

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Кам-*ской, № 11440/308, лл. 42 об.— 43; Фонд Поместного приняла. Приказные дела, кн. 23/5047, лл. 395, 398.

3 См., например: «Таможенные книги Московского государства XVII века» (в дальнейшем: «Таможенные книги Московского государства»), т. 1. М.—Л., 1950, стр. 03, 04, (57, 72, 77—85 и др.

148

вой терминологии встречались такие наименования для отдельных видов железного полуфабриката, как «крицы» и «связки», «доски», «полицы», иногда «цренные полицы», иногда «цренное железо в поли-цах». Причем железо этих наименований продавалось поштучно, и не всегда удается установить вес отдельной штуки.

К. Н. Сербина, собравшая большой материал о железоделательной промышленности Тихвина и прилегающих к нему уездов в XVII в., определяет вес «крицы», т. е. железного полуфабриката, в 24— 36 фунтов каждая. Причем вес крицы зависел от размеров горна. Крицы продавались поштучно, по цене от 5 до 10 копеек за крицу. Преобладающая цена — 8 копеек1. На Тихвинском рынке кричное железо продавалось главным образом поштучно2, на рынке Устюга Великого — исключительно на вес 3.

Укладом, т. е. низкосортной сталью, торговали главным образом на вес и лишь как исключение поштучно. По материалам Тихвинского посада, уклад представлял собой небольшие стальные пластинки, употреблявшиеся для наваривания железных изделий, причем 1000 укладов весили 5 пудов, следовательно, на фунт приходилось 5 укладов и вес одного из них составлял немногим более 19 золотников.

Поштучно продавались и «цренные полицы», порой просто «полицы», иногда «цренное железо в по-лицах». Полицы — составные части црена, важнейшей части соляной варницы, квадратного железного ящика площадью 16 квадратных сажен (4X4) и глу-

1 См.: К. Н. Сербина. Очерки из социально-экономической истории русского города. Тихвинский посад в XVI— XVIII вв. М.—Л., 1951, стр. 94—97, 108, 229, примеч. 1.

2 См. там же, стр. 213—227, табл. 37—44.

3 См., например: «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 68, 78, 86, 88, 89, 91—99 и др.

149

биной до 10 воршков. Полицы делались и;) толстого листового железа. Длина полиц обычно достигала от 6,5 до 7 вершкои (2(.)—31,5 см), ширина — 5 моршкон (22,5 см), толщина — 0,5 см. Весила такая полица от 6 до 7,5 фунтов, т. о. от 2,4 до 3 кг1. Поличное железо продавалось поштучно. Приходо-расходные книги по соляным промыслам Пыскорского монастыря за конец XVII в. содержат интересные данные о штучной покупке поличного железа и на местном Соликамском рынке, и на Макарьонской ярмарке под Нижним Новгородом. Так, в КИЛ —1092 гг. Пыскор-ским монастырем было куплено на Соликамском рынке «цренного железа 11050 полиц, но шти рублев — сто, 990 полиц, по 5 рублей с полтиною — сто», в 1693—1694 гг. на том же рынке было куплено «5200 цыренных полиц, дано за сто по 5 рублев по 2 гриппы», а в 1694—1695 гг. у Соли Камской на посаде было куплено «10 000 цыренного полишного железа олопского, 1476 полиц цыренного железа Соли Галицкой». В 1695—1696 гг. на Макарьевской ярмарке старцы приобрели «железа олонского 3800 полиц — цена 136 рублев 8 гривен, галицкого железа за 6200 полиц —цена 266 рублев». В 1696—1697 гг. на Макарьевской же ярмарке было куплено «полишного цыренного железа 47 597 полиц, денег дано 2001 рубль 26 алтын 2 деньги»2.

Приведенные материалы подтверждают, что продажа поличного железа велась поштучно, причем цена определялась либо за сотню, либо общей суммой за то или иное количество штук. На Соликам-

1 См.: Н. В. Устюгов. Солопарспппя промышленность Соли Камской в XVII в., стр. 37—38.

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, лл. 88 об. —89, 157—157 об., 183 об., 208 об.-209, 244 об.

150

ском рынке цена была от 5 руб. 20 коп. до 6 рублей за сотню, на Макарьевской ярмарке — от 3 руб. 60 коп. по 4 руб. 20 коп. за сотню. Разница в цене вполне понятная, так как железо, купленное на Макарьевской ярмарке, нужно было еще доставить к Соли Камской, и транспортные расходы несколько увеличивали его рыночную цену. Покупая железо на месте по повышенной цене, монастырь оплачивал транспортные расходы.

Хорошо известен счет парами. Он употреблялся не только в производстве и торговле, но и при определении оклада стрелецкого хлеба и при выдаче хлебного жалованья служилым людям. Причем существовали и специальные термины для обозначения понятия «пара». На некоторых из них стоит остановиться. Это прежде всего юфть. По определению .С. Б. Веселовского, «слово юфть употреблялось в смысле пары или соединения нескольких предметов, составлявших вместе одно целое» '. Юфтями определялся оклад стрелецкого хлеба. Юфть в этом случае означала две четверти хлеба, из которых одна четверть ржи, другая — овса. Оклад стрелецкого хлеба, более или менее точно определившийся в 1619 г. в 100 юфтей хлеба с сохи, постепенно увеличивался и к середине 70-х годов XVII в. возрос до 2875 юфтей хлеба с сохи2.

Индивидуальный оклад хлебного жалованья служилым людям по прибору также исчислялся в юф-тях, включавших в себя по четверти ржи и овса. Счет юфтями велся даже и в том случае, когда натуральный оклад хлебного жалованья переводился в деньги. Так, в расходной книге Новгородского при-

1 С. Б. Веселовский. Сошное письмо, т. 1, стр. 169, примеч. 3.

2 См. там же, стр. 174—179.

151

каза за 1693—1694 гг. под 15 мартп 1П94 г. тшоотол следующая запись: «По указу великих государей ис Посольского приказу за приписью дьяка Ипсилон Посникова (дано) великих государей жалованья Посольского приказу переводчику Степану Чижоискому да золотописцом Карпу Эолотареву, с товары щи трем челевеком на нынешней на 202-й (т. е. 1693—КИМ.— Авт.) год за хлеб деньгами — Степану Чижевскому — за 30 за 5 юфтей — 18 рублев 6 алтын 4 деньги, Карпу Золотареву за 40 юфтей 25 рублев 26 алтын 5 деньги, Матвею Андрееву, Дмитрею Квачевскому за 30 юфтей по 7 рублев по двадцати по шти алтын по 4 деньги человеку; всего 54 рубли 20 алтын» 1.

Юфтью иногда называлась пара жерновов — верхний и нижний2.

Понятие «юфть-пара» широко применялось в кожевенном деле — в выделке кож и в торговле выделанными кожами. Сохранилась интересная подрядная запись, данная 8 июня 1665 г. калужским посадским человеком, кожевником Семеном Владимировым по прозвищу Котельником, взявшим подряд на кожевенную работу у калужского помещика Софрона Алферьевича Хитрово. Котельник обязался сделать «в ево, Софронове, товаре сырых кож 5 юфтей яло-вичьих кож в красной товар доброй; да 5 юфтей ко-нинных в подошевной и в дубляной товар, в что при-годитца». Мастер обязался уплатить неустойку 40 рублей, если он «10-ти юфтей в ево, Софронове,

1 ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, кн. 139, лл. 54—54 об. Оклад М. Андреева и Д. Квачевского был по 15 юфтей хлеба каждому. 30 юфтей — оклад их обоих (там же, кн. 136, л. 72).

2 См.: С. Б. В е с е л о в с к и й. Сошное письмо, т. 1, стр. 169, примеч. 3.

152

товаре по уговору» не сделает в назначенный срок — 25 декабря 1665 г.1.

Запись Котельника свидетельствует о том, что юфть кож вовсе не сорт кожи, не способ ее выделки, а счет кож. Иначе какой бы смысл был складывать 5 юфтей яловичных кож и 5 юфтей кониных кож и получать итог — 10 юфтей. В результате выделки должны получиться разные сорта выделанной кожи — «красной товар доброй», который обычно шел на головки и голенища сапог, и «подошевной товар».

Что юфть кож — пара кож, в этом легко убедиться из записей таможенных книг. Например, в таможенную книгу по Устюгу Великому 1633—1634 гг. занесено несколько явок ярославца торгового человека Харитона Туруносова и его племянника Ивана Федотова, привозивших в Устюг Великий разное количество кож, которые считаются юфтями, — 3 юфти кож полубелых, 5 юфтей кож красных, 15 юфтей кож красных. Это трафаретные записи, которые постоянно встречаются в таможенных книгах. Но одна явка Ивана Федотова, зарегистрированная 1 января 1634 г., обращает на себя внимание. В этот день племянник Харитона Туруносова явил 16 юфтей с кожею кож красных2. Сопоставление этой записи с другими позволяет прийти к твердому выводу, что кожа, как правило, продавалась парами — юфтями, а 1 января было привезено 16 с половиной пар кож.

Юфтью стали иногда называть и самую кожу, имеющую определенное качество выделки. Но это не точно: сапожная кожа русской выделки на чистом дегте называлась юхотным товаром, или юхтью,—

1 ЦГАДА. Приказные' дела старых лет, 1668 гч д. 69 а, л. 5.

2 См.: «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 29.

153

наименованием, близким к юфти-паре. Отсюда и происходила некоторая путаница понятий.

Сырые, т. е. невыделанные, кожи, как правило, продавались поштучно.

Из кожевенных изделий юфтями, или парами, продавались рукавицы — голицы. Так, в 1695—1690 гг. власти Пыскорского монастыря купили для своих соляных промыслов «500 юфтей рукавиц — голиц, цена 26 рублев 8 алтын 2 деньги» 1.

Иногда юфтями, или парами, продавались шапки. Например, в марте 1640 г. уроженец Костромы Богдан Трофимов предъявил сольвычегодскому таможенному голове Алексею Москвину товар, привезенный на продажу на рынок, и среди этого товара оказалось «пол-третьи юфти шапок женских атласных и камчатых», т. е. 2,5 пары, или 5 шапок, имевших шелковый верх. В апреле того же года устюжанин Федор Дрягин предъявил сольвычегодскому голове Алексею Москвину «19 юфтей шапок киндяшных», т. е. 19 пар шапок, крытых хлопчатобумажной материей2.

Естественно было бы ожидать, что парами должна продаваться обувь — сапоги, поршни и т. д. Между тем при продаже обуви не употребляются понятия «пара» и «юфть». Для этого есть свое обозначение пары — «обувь». «Обувь» в данном случае употребляется в значении «пара». Так, 11 октября 1633 г. племянник вологжанина Фалелея Чернышева Осип Осипов привез в Устюг Великий на продажу из Вологды «50 обувей сапогов». В феврале 1634 г. к тому же Осипу Осипову было привезено в Устюг Великий

1 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, л. 209 об.

2 ЦГАДА. Городовые книги по Соли Вычегодской, № 10, лл. 41 об. 52.

154

из Ярославля «29 обувей сапогов больших, да малья (т. е. малых, небольшого размера. —Авт.) 18 обувей сапогов» 1. Аналогичный учет ведется и в отношении другой обуви. Среди товара, привезенного устюжанином Иваном Захарьевым Розницыным 3 октября 1633 г. из погоста Туглима Яренского уезда в Устюг Великий, было «40 обувей поршней»2. Счет сапог «обувями» постоянно встречается на страницах таможенных книг Устюга Великого3.

Нужно отметить еще одно обозначение понятия «пара» в приложении к определенному виду товара — ведрам. Ведра употреблялись главным образом деревянные, продавались они «коромыслами». Коромысло в данном случае имеет переносный смысл — пара ведер. Так, 6 января 1686 г. было куплено для соляного промысла Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря в Соликамском уезде «2 коромысла ведр, дано 2 алтына», 11 марта того же года — еще «7 коромысл ведр, дано 7 алтын», 16 марта — еще «полдесята коромысла (т. е. 9 с половиной коромысл, или 19 ведер.— Авт.) ведр, дано 10 алтын 2 дн.», 25 января 1687 г. «куплено 21 коромысл водоносных ведр, денег дано 21 алтын4.

В 1696—1697 гг. властями Пыскорского монастыря было куплено для монастырских соляных промыслов «ведр водоносных у Митьки Коробейникова с товарыщи 147 коромысл, дано денег 4 рубли 15 алтын 4 деньги» 5.

1 «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 22—23.

2 Там же, стр. 70.

3 См. т а м же, стр. 12—13, 29, 42—43, 47, 67, 70 и др.

4 ЦГАДА. Фонд Поместного приказа. Приказные дела, кн. 23/5047, лл. 338, 340—340 об., 429 об.

5 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, л. 488.

155

Цена в 1 алтын коромысло свидетельствует о том, что во всех приведенных случаях речь идет о деревянных ведрах.

Таким образом, пара как метрологическая единица употреблялась главным образом в следующих случаях:

1. Пара-юфть: юфть хлеба, т. е. четверть ржи и четверть овса при определении общего оклада стрелецкого хлеба и при выдаче хлебного жалованья служилым людям по прибору; юфть жерновов — пара жерновов на мельнице; юфть кож — счет кож, главным образом выделанных, при их производстве, продаже и покупке; юфть рукавиц-голиц — счет рукавиц при их производстве, продаже и покупке; юфть шапок — счет шапок при их производстве, продаже и покупке.

2. Пара-обувь — счет при производстве, продаже и покупке сапог, поршней и другой обуви.

3. Пара-коромысло — счет ведер при их производстве, продаже и покупке.

«Торговая книга» XVI в. знает счет дюжинами: «А чего дюжина, ино 12 в большом и малом счете» К Дюжинами продавались зеркала, главным образом ярославского производства2, замки, игральные карты 3.

Чтобы закончить с цифровыми измерительными единицами, при помощи которых определялось количество производимого или продаваемого и покупаемого товара, необходимо остановиться на учете мехов. Как правило, меха продавались поштучно, некоторые из них сороками, т. е. связками по 40 шкурок.

1 «Записки Отделения русской и славянской археологии Петербургского археологического общества», т. 1, стр. 114.

2 «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 12, 42, 66, 69, 159, 206, 218, 222, 299 и др.

3 См. т а м же, стр. 16, 22, 54, 66, 77, 78, 299, 301 и др.

156

Особенно это касается соболей. Считались сороками и некоторые другие меха. Крупные партии белки считались не сороками, а тысячами. Гость Аверкий Степанович Кириллов, посланный в 1667 г. в Архангельск для руководства таможенным сбором на летней ярмарке, сообщал в Москву 20 сентября 1667 г. о ценах на меха в Архангельске в этом году. Причем соболя и куницы продавались сороками, белки — тысячами, горностаи — штуками1.

Аналогичные данные содержатся и в таможенных книгах по Устюгу Великому и Соли Вычегодской. Как правило, мех соболя считался сороками. В отдельных случаях, когда привозилась небольшая партия соболя — 50—70 соболей, допускалась продажа и покупка поштучно, без счета сороками2.

При обработке соболя, т. е. выделке меха, он тоже учитывался сороками, и оплата труда проводилась «с сорока». Так, в 1678 г. холмогорцы посадские люди Виктор и Роман Павловы порядились в Москве «у заморского кизылбажского купчины» обработать 62 сорока соболей, с оплатой труда «с сорока по 10-ти алтын» 3.

Беличий мех считался при покупке-продаже тысячами. Например, в 1628—1629 гг. яренский воевода по распоряжению из Москвы купил для казны 18 565 беличьих шкурок. Мех приобретался у местных торговцев-скупщиков довольно крупными партиями - по 5400, 3200, 3000, 2960, 2480, 1500 штук,

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1667 г., д. 64, л. 319.

2 «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 13 19—21, 25-28, 37, 54-61, 71-74, 77, 93, 109, 111, 301-304, 313-319, 321, 322 и др.

3 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1678 г., д. 130, лл. 1—2.

157

и только у одного было куплено 25 белок. Платила казна по 20 руб. за тысячу шкурок1.

Кроме цифровых измерительных единиц, представляющих собой разновидности штучного счета при производстве, продаже и покупке тех или иных вещей, существовали еще особые мерные торговые единицы, которые следует сопоставлять соответственно или с мерами длины, или с мерами объема, или с мерами веса.

Иностранные ткани продавались кипами, поставами, косяками, половинками. При проведении в жизнь нового Торгового устава 1667 г. русское правительство стремилось полностью пресечь розничную торговлю иностранцев. В наказной памяти, выданной 9 мая 1667 г. гостю А. С. Кириллову, на которого было возложено проведение в жизнь Торгового устава в первый год его существования, рекомендовалось допускать только оптовую продажу иностранных тканей: «Сукна — кипами и поставами, а бархаты и камки и атласы и тафты косяками, а не в розмер» 2. Нужно сказать, что в практике оптовой торговли тканями постоянно встречалась «половинка» как мера ткани.

Попытаемся разобраться во всех этих мерах.

В «Торговой книге» XVI в. дано два размера кип для разных сортов сукна: для новоесского — 57 половинок, для рословского — 25 половинок, причем из половинки рословского сукна «мерою выходит 25 аршин». В половинке новоесского сукна было 30 аршин3. Из этого следует, что ни кипа сукна, ни поло-

1 ЦГАДА. Городовые книги по Новгороду Великому, кн. 18, лл. 1178 об. — 1180; «Очерки по истории Коми АССР», т. 1, Сыктывкар, 1955, стр. 112, ИЗ.

2 ДАИ, т. 5, № 40, стр. 195.

3 «Записки Отделения русской и славянской археологии Петербургского археологического общества», т. 1, разд. 3, стр. 118, 119.

158

винка не были величинами постоянными. В этом легко убедиться, если обратиться к комментариям исследователей, изучавших источники по истории русской торговли, и к самим источникам.

Б. Г. Курц, издавший работу И. Кильбургера «Краткое известие о русской торговле» со своими комментариями, дает следующие размеры половинки сукна: 17, 20, 22, 27 аршин и т. д.1 А. Ц. Мерзон, изучавший рынок Устюга Великого во второй четверти XVII в., пришел к выводу, что половинка сукна «составляла примерно 20—25 аршин» 2. В источниках XVII в. встречаются и более крупные размеры половинок сукна. Так, в сметной росписи 1674 г. о покупке иностранных товаров в Архангельске для нужд казны указаны размеры половинок — около 40 аршин (38,4; 40; 40; 43,7 аршин для разных - сортов сукон) 3.

Что касается размеров кип, то в таможенных книгах по Устюгу Великому счет сукна кипами встречается редко. В тех немногих случаях, когда записи поддаются толкованию, кипы сукон весьма невелики, они значительно меньше размеров, указанных в «Торговой книге». Например, осенью 1633 г. вятча-нин торговый человек Сидор Васильев Слободин привез из Архангельска на Устюг Великий «4 кипки сукон». Его отец Василий Григорьев Слободин развязал три из этих кипок, в них оказалось «сукон лятчин (сорт сукна.— Авт.) 14 половинок, да 2 по-

1 См.: Б. Г. Курц. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев, 1915, стр. 338—339.

2 А. Ц. М е р з о н, Ю. А. Ти х о н о в. Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII век). М., 1960, стр. 288, примеч. 122.

3 См.: Б. Г. К у р ц. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича, стр. 589.

159

ловинки аглинских да 3 половинки кострыпгу серого (сорт сукна.— Авт.)» 1. В трех кипах было всего только 19 половинок сукон.

Кроме кип и половинок, сукна покупались еще поставами. Постав, по В. И. Далю, ткацкий стаи и в то же время трубка ткани, в том виде, как она снята со стана2. Такое определение постава не предполагает его постоянной, раз навсегда установленной длины. Действительно, изучение конкретного материала источников позволяет установить, что встречались поставы сукон различной длины. По подсчетам А. Ц. Мерзона, постав был равен примерно 20— 40 аршинам3.

Следовательно, постав, как кипа и половинка, не имел определенной длины. Возможно, что отношение между поставом и половинкой было отношением 1 : 2.

Именно такое отношение между поставом и половинкой заставляет предполагать одна из записей в таможенной книге Устюга Великого за 1633/34 г. 8 октября 1633 г. гостиной сотни торговый человек Никифор Федоров Ревякин вместе со своим племянником Калиной Исаковым Ревякиным приплыли из Архангельска в Устюг Великий и явили привезенный товар, среди которого оказался «31 постав с половинкою сукон аглинских»4.

Шелковые ткани в оптовой продаже измерялись косяками и аршинами. Косяк как постав и половинка представлял собой кусок ткани разной длины.

1 «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 16.

2 См.: В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка, изд. 2, т. 3. СПб. — М., 1882, стр. 342.

3 См.: А. Ц. М е р з о н, Ю. А. Т и х о н о в. Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII век), стр. 288, примеч. 124.

4 «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 56.

160

На это указывают записи таможенных книг, где кусок шелковой ткани называется то косяк, то косячок 1. Есть в источниках и более точное указание на длину косяка ткани. Гостиной сотни торговый человек Кирилл Алексеев Босой послал зимой 1633/34 г. в Сибирь разные импортные товары, в том числе «косяк камки куфтерю (сорт шелковой ткани — камки.— Авт.) мерою 82 аршина 2 чети»2. В сметной росписи 1674 г. о казенной закупке товаров в Архангельске упомянуто «8 косяков камок, а в них будет 800 аршин». Отсюда средняя длина косяка 100 аршин3.

Изучение материалов таможенных книг показывает, что внутри страны и при оптовой торговле преобладал счет шелковых тканей аршинами, даже в тех случаях, когда отпускались большие партии тканей — / в 100, 200 и 500 аршин4.

Аршин как мера тканей, господствовавший в роз-« .ничной торговле, постепенно занимает прочные позиции и в оптовой торговле.

Косяками измерялись не только ткани. Понятие «косяк» употреблялось при торговле варовыми снастями и мылом.

Косяк, которым измеряли варовые снасти, т. е. канаты, тоже был разных размеров, и эти размеры постоянно проверяли весом. Весной 1672 г. нижегородские посадские люди Петр Туманин с товарищами производили оценку варовых снастей, взятых в нижегородской прядильне гостиной сотни торгового человека Ивана Болотова боярином Иваном Богда-

1 См.: «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 22, 54.

2 Там же, стр. 54—55.

3 См.: Б. Г. Курц. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алексея Михайловича, стр. 588.

4 См.: «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 14, 22, 53-56, 60, 73, 75 и др.

161

новичем Милославским. Оказалось, что у И. Болотова было взято «7 косяков варовых снастей, весом во всяком косяке по 13-ти пуд с лишком». Определили посадские люди и цену варовых снастей: «Цена тем снастям за пуд по 13-ти алтын по 2 деньги», т. е. по 40 копеек. Сам И. Болотов считал в каждом косяке вес в 13 с половиной пудов *.

Власти Пыскорского монастыря в конце XVII в. покупали варовые снасти в том же Нижегородском крае, на Макарьевской ярмарке, косяками более крупного веса и по более дешевой цене. Так, летом 1693 г. было куплено снастей варовых 15 косяков, весом 361 пуд, дано 94 рубли 28 алтын 4 деньги. Да от провозу тех снастей дано Ивану Истомину .14 рублев 15 алтын 2 деньги2. Средний вес косяка варовых снастей при этой покупке оказался в 24 пуда, вся партия варовых снастей вместе с доставкой обошлась монастырю в 109 рублей 10 алтын и 4 деньги, следовательно, на один пуд приходится только 10 алтын, или 30 копеек.

Неравномерность веса отдельных косяков варовых снастей заставляла проверять их размеры весом, что порою приводило к торговле варовыми снастями просто на вес, без упоминания о косяках. Летом 1697 г. властями того же Пыскорского монастыря было куплено на Макарьевской ярмарке «снастей варовых на дровяную хватку, 84 пуда, дано денег 27 рублев 8 алтын 2 деньги» 3. На этот раз за пуд варовых снастей было заплачено несколько более 32 коиеек.

Кроме варовых снастей, косяками считалось мыло. К сожалению, до сих пор не удается установить точ-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1673 г., д. 78,

лл. 4, 5.

2 ЦГАДА. Грамоты Коллегии Экономии по Соли Камской, № 11440/308, л. 283 об.

3 Там же, л. 491.

162

ное весовое содержание косяка мыла. Несомненно, что косяк имел значительный вес. Об этом можно судить по цене, по которой продавался косяк местного, костромского и ярославского мыла на рынке Устюга Великого. Средняя цена косяка мыла — 1 рубль Ч Причем такой была цена не только при продаже, но и при производстве мыла. Так, в 1635— 1636 гг. устюжский посадский человек Семен Данилов Мыльник «сварил мыла 7 варь по 50 косяков в варе, итого 350 косяков, цена 350 рублев» 2.

Кипами считались не только ткани. Очень часто кипами продавался хмель. Кипа хмеля не имела постоянного весового содержания. По подсчетам исследователя рынка Устюга Великого Ю. А. Тихонова, вес кипы хмеля колебался от 2 до 20 и более пудов. Конкретный материал таможенных книг по Устюгу Великому свидетельствует, что наиболее часто встречались кипы хмеля весом 7, 8, 8 с половиной, 9 и 11 пудов 4.

Таким образом, кипы, косяки, поставы, половинки не были мерами с вполне определенным содержанием. Как меры тканей они требовали проверки мерами длины, в частности аршином; как меры варовых снастей, мыла и хмеля они нуждались в проверке мерами веса.

Необходимо теперь остановиться на таких мерах объема, которые несколько отличаются от обычных мер сыпучих и жидких тел.

1 «Таможенные книги Московского государства», т. 1, отр. 16, 23, 37, 65, 97, 183 и др.

2 Там же, стр. 227—228.

3 См.: А. Ц. Мерз он, Ю. А. Тихонов. Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII век), стр. 552.

4 См.: «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 68, 85, 88 и др.

163

В первую очередь следует назвать мерную бочку для извести, размеры которой достаточно точно определены источниками.

Во время строительства нового гостиного двора в Архангельске в 70-х годах XVII в. местный воевода Афанасий Иванович Нестеров обратился в Москву с просьбой прислать «известную мерную бочку» для приема подрядной извести. Просьба была выполнена, и в царской грамоте, при которой была послана бочка, содержится описание ее размеров: «А та известная деревяная мера ото дна вверх — аршин 3 вершка, внутри изо дна на край на искось — аршин 9 вершков, поперег с краю на край аршин без вершка. Кругом внизу и вверху обручи железные .и заорлена по бокам и по обручам». Присланной мерой рекомендовалось пользоваться как контрольной, а для практического употребления следовало с нее сделать точные копии — «спуски слово в слово» 1.

Описание известной бочки довольно полно, к сожалению, этого нельзя сказать о «мерной сальной бочке», иногда упоминаемой в источниках. Как уже говорилось в связи с поверкой мер веса, в 1664—¦ 1665 гг. голландский посол Якуб Борель предъявил претензии к точности мер веса в Архангельске. Русское правительство прислушалось к этой претензии и дало указание гостю Киприяну Климшину и холмогорскому таможенному голове Федору Шапошникову произвести необходимые уточнения мер. Вопрос касался и бочки, которой отпускалось сало: «И сальная мерная бочка, буде ныне чем меньше прежней, против прежнево исправить, чтоб было во всем справно и спору б меж рускими людьми и иноземцы ни у ково ни в чем том не было». Исполняя это распоря-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1670 г., д. 570, лл. 7-8.

164

жение, ti. Климшин и Ф. Шапошников с товарищами «сальную мерную бочку зделали новую медную заор-леную против прежней мерной заорленой бочки» 1.

К сожалению, этим исчерпываются известные нам данные о заорленой сальной бочке.

Наконец, нужно сказать о мерах бумаги. Бумага в XVII в. продавалась и покупалась стопами и дестями.

Приведенные к настоящему времени в известность краткие указания источников XVII в. о торговле бумагой дают основание полагать, что позднейший русский счет бумаги: стопа = 20 дестям, десть = 24 листам своими корнями уходит в XVII в.

В таможенных книгах северных городов, особенно Устюга Великого и Соли Вычегодской, постоянно учитывается привоз бумаги из Архангельска в ее дальнейшие пути по русским рынкам. Бумага записывается целыми стопами, а цена обычно указывается вместе с другими товарами2.

В опубликованных таможенных книгах по Устюгу Великому приводится только одна запись привоза бумаги с указанием общей стоимости этого товара, следовательно, есть возможность определить, по какой цене писчая бумага продавалась на устюжском рынке. Среди товаров, которые были записаны гостиной сотни торговым человеком Н. Ф. Ревякиным для продажи на Устюге Великом в 1655—1656 гг., значилось «бумаги писчие 58 стоп, цена 46 рублев 13 алтын 2 деньги»3. Сопоставление количества и общейстои-мости бумаги позволяет определить цену,стопы бума-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 177, лл. 83—84.

2 См.: «Таможенные книги Московского государства», т. 1, стр. 16, 22, 34, 53, 54, 56, 57, 60, 61, 66, 75, 77, 527-529, 532, 591, 592 и др.

3 Т а м же, т. 2. М., 1951, стр. 339.

165

ги: 46 рублей 13 алтын 2 деньги, деленные на 5&, дают 26 алтын 4 деньги, или 80 коп. Следовательно, оптовая цена бумаги на устюжском рынке была 80 копеек за стопу.

В источниках говорится и о более высокой цене стопы бумаги в зависимости от ее качества. Осенью 1665 г. двинский воевода князь Осип Иванович Щербатов покупал в Архангельске для казны иноземные товары, причем он уплатил «галанцу (т. е. голландцу.—Лег.) Мартыну Быхлину за 50 стоп бумаги» книжные, за 250 стоп бумаги писчие по рублю стопа, итого 300 рублев1, В росписи товаров, приобретенных для казны в 1674 г., указаны две цены стопы бумаги: «200 стоп добрые бумаги по 43 алтына 2 деньги, итого 260 рублев, 400 стоп бумаги другие руки по 1 рублю — 400 рублев»2. Все это оптовые покупки бумаги. В розницу бумага продавалась не только по 1—3 стопам, но и дестями как частями стопы. В этом отношении интересны материалы о покупке бумаги на рынке Устюга Великого в 1666—1668 гг. мирскими целовальниками Вотложемской волости Устюжского уезда. В их расходных книгах имеются следующие записи покупок с указанием количества и цены: десть бумаги — цена 10 денег, 2 дести — 3 алтына, 2 дести — 6 алтын, полдести — 6 денег, 2 дести — 4 алтына, 2 дести — 4 алтына 2 деньги, 3 дести — 8 алтын 3. Если исходить из предположения, что в стопе 20 дестей, как это было в более позднее время, то цена стопы в розничной продаже на Устюжском рынке колебалась от 90 копеек до 1 рубля 80 копеек (90 копеек, 1 рубль, 1 рубль 20 копеек, 1 рубль 30 копеек, 1 рубль

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1665 г., д. 177, л. 13.

2 Б. Г. Курц. Сочинение Кильбургера о русской торговле в царствование Алекоея Михайловича, стр. 589.

3 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1666 г., д. 253, лл. 5, 20, 26, 28, 30, 40, 42, 44, 51, 53.

166

60 копеек, 1 рубль 80 копеек.). Интересно сопоставить эти цены с розничными ценами на бумагу в Тоть-ме. Тотемские таможенные головы, в отличие от устюжских и сольвычегодских, заносили в свои расходные книги; точное количество купленной ими для своих нужд бумаги с точным указанием цены. Так, в 1634— 1635 гг. они приобрели 2 с половиной стопы бумаги за 3 рубля 16 алтын 4 деньги, т. е. по 1 рублю 40 копеек за стопу; в 1635—1636 гг. —полторы стопы за 1 рубль 26 алтын 4 деньги (1 рубль 20 копеек за стопу); в 1653—1654 гг. — 3 стопы за 3 рубля 20 алтын (по 1 рублю 20 копеек за стопу); в 1655—1656 гг. — 2 стопы за 2 рубля (по 1 рублю стопа); в 1675—1676 гг.— 3 стопы за 2 рубля 23 алтына 2 деньги (90 копеек за 1 стопу); в 1676—1677 гг. — 2 стопы 3 дести за 2 рубля 17 алтын 3 деньги (1 рубль 18 копеек стопа) '. В Тотьме в 30—70-х годах XVII в. розничная цена за бумагу колебалась примерно в тех же пределах, что и на Устюге Великом в 6Q-x годах XVII в. — от 90 копеек до 1 рубля 40 копеек (90 копеек, 1 рубль,

1 рубль 18 копеек, 1 рубль 20 копеек, 1 рубль 40 копеек) .

Следует отметить, что цены за стопу на Устюжском рынке выведены на основании мелких покупок дестями, из расчета, что в стопе 20 дестей, а в тотемских книгах указаны цены за то или иное количество стоп, и эти цены в основном совпали. Есть, следовательно, основание признать, что в стопе 20 дестей. Что десть является частью стопы, прямо отмечено в тотемских таможенных книгах, когда было куплено бумаги

2 стопы 3 дести.

Источники XVII в. не дают прямого ответа на вопрос о количестве листов в дести. Тем не менее не

1 См.: «Таможенные книги Московского государства», т. 3, . 624

167

лишено основания предположение, что в XVII в., как и в более позднее время, в дести считалось 24 листа.

Выводы.

Кроме распространенных мер объема и веса, широко применялись в производстве и торговле штучный счет производимых и продаваемых товаров, а также особые мерные торговые единицы, не укладывавшиеся в общие меры.

Существовала специальная дровяная Мера — погонная сажень. Деревянный строительный материал продавался поштучно.

Металлы, как правило, продавались на вес. Но были некоторые специальные мерные единицы для штучной торговли железными полуфабрикатами — крица, уклад, цренная полица.

Широко был распространен счет парами, имевшими иногда и специальные наименования — юфть, обувь, коромысло: юфть хлеба, юфть жерновов, юфть кож, юфть рукавиц-голиц, юфть шапок, обувь — пара сапог или другой обуви, коромысло — пара ведер.

Некоторые предметы продавались дюжинами — зеркала, замки, игральные карты.

Меха, особенно дорогие, считались сороками. Иностранные ткани продавались кипами, включавшими различное количество кусков ткани, поставами, половинками и косяками разной длины.

Косяками, кроме того, продавались варовые снасти, т. е. канаты, а кипами — хмель. Нередко наряду с количеством косяков варовых снастей и кип хмеля указывался вес каждого косяка и кипы, причем вес этот оказывался различным.

Существовали особые, отличные от общих мер сыпучих и жидких тел, мерные бочки для извести и сала.

Свое измерение имела и бумага — стопами, дестями и листами. Стопа — 20 дестей, десть — 24 листа.

168

§ 11. Денежный счет. К концу XV в. из элементов новгородского и московского денежных счетов сложились основные черты русского денежного счета.

До 30-х годов XVI в. в источниках нередко проводится различие между новгородским и московским денежными счетами. Это различие имеет достаточно оснований. Новгородский рубль сохранял свое деление на части, которое сложилось еще в период феодальной раздробленности. В новгородском рубле считалось 216 новгородских денег. 14 новгородских денег составляли новгородскую гривну. В рубле, таким образом, было 15 гривен и 6 денег (216:14=15 и 6 в остатке).

В московском рубле считалось 200 денег. 20 московских денег составляли гривну. В рубле было 10 гривен. В московском денежном счете участвовала еще одна денежная единица — алтын, равный, как и раньше, 6 деньгам. Рубль, алтын и деньга являлись основными, официальными единицами московского денежного счета. Таким образом, в московском рубле было 33 алтына 2 деньги (200 : 6 = 33 и 2 в остатке) .

Московская деньга была вдвое легче новгородской деньги. Следовательно, в новгородской деньге было 2 московские деньги, в новгородской гривне — 28 московских денег и в новгородском рубле — 432 московские деньги. И обратно: московская деньга составляла половину новгородской деньги, в московском алтыне было 3 новгородские деньги, в московской гривне — 10 новгородских денег и в московском рубле — 100 новгородских денег.

Таковы были счетные единицы обоих денежных счетов. Монетной единицей в обоих счетах была только деньга. Новгородская деньга чеканилась по стопе: 260 денег из малой гривенки чистого серебра, т. е. из 48 золотников, или 204 г. Московских денег чекани-

169

лось из малой гривенки 520, или на 2,6 рубля. При указанной стопе средний вес новгородской деньги был около 0,78 г, московской — около 0,39—0,40 г. Правительство малолетнего Ивана IV, точнее его матери» — великой княгини Елены Васильевны Глинской, в 1534—1535 гг. провело денежную реформу, сущность которой заключалась в отмене старых денег, многие из которых были подвергнуты порче (обрезались), и в чекавке новых по новой трехрублевой стопе: деньги было велено делать «из гривенки из скаловые 300 денег новгородских, а в московское дело три рубли московская равно». В этом распоряжении напоминалось, что раньше, при Василии III, «из тоя же гривенки делали полтретьяста денег новгородских и десять, а в московское число полтретья рубля з гривной», т. е. 260 новгородских денег, или два с половиной рубля с гривной московских. Софийская летопись, откуда взяты эти сведения, дает и внешнее отличие новых монет от старых: «При великом князе Василье Ивановиче бысть знамя на деньгах — князь великий на коне, а имея мечь в руце; а князь великий Иван Васильевич учини знамя на деньгах — князь великий на коне, а имел копье в руце, и оттоле про-зваша деньги копейныя» х.

И. Г. Спасский, изучавший вопрос о русской денежной реформе 30-х годов XVI в., на основании сохранившихся монет пришел к выводу, что сначала выпускались безымянные монеты, на лицевой стороне которых было изображение всадника, а на оборотной надпись: «Князь великий и государь всея Руси». Так было на копейках и деньгах, а на обороте полушки помещалось лишь одно слово «государь» 2.

1 ПСРЛ, т. 4, стр. 296.

2 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение в Московском государстве с 1533 по 1617 г. Историко-нумизматиче-

170

По материалам, исследованным И. Г. Спасским, денежная реформа распадается на следующие этапы: выпуск безымянных монет — денег, копеек и полушек в Москве в апреле 1534 г. — и выпуск копеек в Новгороде с 20 июля того же года; запрещение обрезанных монет — в Москве в январе — феврале 1535 г., в Новгороде — с 24 февраля 1535 г.; полное запрещение старых денег в начале 1535 г.; выпуск именных монет Ивана IV без изъятия ранее выпущенных его же безымянных монет — в Москве с марта 1535 г.1

После реформы на Руси получили хождение серебряные монеты трех достоинств: новгородка — копейка, московка — деньга и полушка — полуденьга.

Судя по сохранившимся монетам, средний вес копейки был 0,66 г, деньги — 0,32—0,33 г и полушки — 0,16 г. Этот средний вес несколько расходится с законным, так сказать, идеальным весом монет. При чеканке 300 копеек, или 600 денег, или 1200 полушек из малой гривенки должны были бы получиться монеты такого веса: копейка — 0,68 г, деньга — 0,34 г и полушка — 0,17 г. Однако столь небольшое отклонение от законного веса вполне допустимо.

Изучение нумизматического материала, хранящегося в различных коллекциях СССР, и в первую очередь в коллекциях Государственного Эрмитажа, позволило И. Г. Спасскому прийти к выводу о том, что основной монетой Русского государства XVI — начала XVII в. являлась копейка. При Федоре Ивановиче еще чеканили деньгу, хотя и в ограниченном количестве; от времени Бориса Федоровича Годунова и его ближайших преемников — Федора Борисовича, Лже-дмитрия I и Василия Ивановича Шуйского — сохра-

ское исследование. В кн.: «Материалы и исследования по археологии СССР», вып. 44, М., 1955, стр. 263.

1 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение..., стр. 279.

171

нились только копейки. При Федоре Ивановиче на монетах появляется не только имя, но в отчество царя; сама же монетная стопа остается неизменной, трехрублевой: из малой гривенки чеканили 300 копеек на сумму 3 рубля.

Серебряная копейка, таким образом, была основной монетой Русского государства XVI — начала XVII в. Правда, в 1610 г. при В. И. Шуйском чекайили золотые монеты — новгородки и московки, равные по весу серебряным, но ценившиеся в 10 раз дороже. Они превосходно укладывались в существующую систему денежного обращения, так как полностью соответствовали рыночному отношению цен золота и серебра. Это мероприятие было вызвано чрезвычайными обстоятельствами времени В. И. Шуйского; после его низложения чеканка золотой монеты прекратилась 1.

После реформы 30-х годов XVI в. оформился рус ский государственный (московский) денежный счет, который состоял из следующих элементов: рубль = 200 деньгам, или 33 алтынам 2 деньгам; алтын = 6 деньгам; деньга = 2 полушкам.

Это, так сказать, официальный счет.

Параллельно ему в источниках встречается другой счет, исходящий из деления рубля по системе двух с некоторыми дополнениями: рубль = 2 полтинам = = 4 полуполтинам (четвертинам) =10 гривнам = = 200 деньгам; полтина = 2 полуполтииам = 5 гривнам = 100 деньгам; полуполтина = 2,5 гривнам = = 50 деньгам; гривна = 20 деньгам.

Этот денежный счет не менялся до конца XVII в. Но в течение XVII в. несколько раз менялась денежная стопа — увеличивалось количество монет, кото-

1 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение..., стр. 320—324.

172

рые чеканились из малой гривенки, и, следовательно, понижался вес отдельных монет. Деньги «портились», т. е. падал процент чистого серебра в монете при сохранении ее номинала.

Анализ большого нумизматического материала позволил И. Г. Спасскому установить, что «в конце 1610 — начале 1611 гг. в Москве и, вероятно, около этого же времени в Новгороде возникает весьма определенная монетная стопа, близкая к З ½-рублевой, которую вскоре вытесняет четырехрублевая стопа, причем по последней чеканились не только монеты Михаила Федоровича, но еще и монеты трех групп» 1. Копейки по этой облегченной стопе с именем Владислава чеканили польские интервенты в Москве. Такие же копейки чеканили в Новгороде шведские интервенты, воспользовавшиеся штемпелем с именем В. И. Шуйского. Наконец, копейки по 37г—4-рублевой стопе чеканило временное правительство князя Дмитрия Михайловича Пожарского в Ярославле с именем последнего представителя угасшей династии Рюриковичей — Федора Ивановича 2. По этой же стопе стало чеканить монету правительство вновь избранного Михаила Федоровича. Никакой монетной реформы в это время не проводилось. В стране были распространены деньги старого чекана более тяжелого веса и нового чекана более легкого веса. Металла было мало, и правительство, естественно, склонилось к чеканке более легкой монеты. Были восстановлены и старые номиналы серебряных монет — копейка, деньга и полушка. Вес копейки определился в 0,49 г3.

1 И. Г. Спасский. Денежное обращение... В кн.: «Материалы и исследования по археологии СССР», вып. 44. М., 1955, стр. 334.

2 См. там же, стр. 336—350.

3 См. там же, стр. 350—354.

173

Эти наблюдения и выводы И. Г. Спасского нашли подтверждение в исследовании А. С. Мельниковой 1.

Правительство Михаила Федоровича не остановилось на чеканке монеты по четырехрублевой стопе. С. Б. Веселовскому удалось обнаружить документы, свидетельствующие о том, что в 1626 г. правительство вновь понизило вес копейки до 0,46—0,48 г, т. е. перешло к чеканке монеты по стопе в 4 рубля 25 копеек, иными словами, стало чеканить из малой гривенки мелкой монеты — 425 копеек. Эти, как и более ранние монеты, чеканились из серебра высокой пробы 2.

К концу царствования Михаила Федоровича отмечается новое изменение в русском денежном счете. Вес копейки стал всего 0,45 г, т. е. из малой гривенки стали чеканить 450 копеек. Монетная стопа понизилась до четырех с половиной рублей. Одновременно с этим было изменено качество монеты. Раньше, ис-польвуя в качестве сырья иностранную монету, ее тщательно очищали от посторонних примесей и получали серебро весьма высокой пробы — «чистое серебро». Теперь отказались от очистки, и проба серебра понизилась по современным данным с 950 до 916 г.

Пока еще не удалось установить точной даты перехода к стопе в четыре с половиной рубля и отказа от очистки серебра. А. С. Мельникова полагает, что это произошло после русско-польской войны 1632—

1 См.: А. С. Мельникова. Систематизация монет Михаила Федоровича. В кн.: «Археографический ежегодник за 1958 г.». М., 1960, стр. 66—90.

2 См.: С. Б. Веселовский. Семь сборов запросных и пятинных денег..., стр. 16—17; А. С. Мельникова. Систематизация монет Михаила Федоровича, стр. 81; И. Г. Спасский. Денежное хозяйство Русского государства в середине XVII в. и реформы 1654—1663 гг. В кн.: «Археографический ежегодник за 1959 г.». М., 1960, стр. 113.

174

1634 гг. И. Г. Спасский, опираясь на то соображение, что всякого рода перемены внутри страны происходят во время смены лиц царствующей династжи, относит это мероприятие к концу 40-х годов и связывает его с начинаниями фискального характера, которые проводило правительство боярина Бориса Ивановича Морозова в первые годы царствования Алексея Михайловича. Во всяком случае он полагает, что это произошло в течение десятилетия — с 1640 по 1650 г. 2

Так или иначе, к середине XVII в. русское правительство перешло к монетной стопе в четыре с половиной рубля, или стало чеканить из фунта серебра мелкой монеты на сумму 9 рублей. Причем продолжали чеканиться только мелкие монеты — копейка, деньга и полушка. В этом отношении интересно свидетельство Григория Карповича Котошихина, подьячего Посольского приказа, бежавшего в начале 60-х годов XVII в. в Швецию. «А делают, — пишет Г. К. Котошихин, — деньги серебряные мелкие: копейки — на одной стороне царь на коне, а на другой стороне подпись: «Царь и великий князь» — имя царское и титла самая короткая; деньги — половина копеек — на одной стороне человек на коне с саблею, на другой подпись царская, такая же, что и на копейках; полушки — четвертая доля копейки — денег половина — на одной стороне — голубь, а на другой написано «царь» 3.

1 См.: А. С. Мельникова. Систематизация монет Михаила Федоровича. В кн.: «Археологический ежегодник за 1958 г.». М., 1960, стр. 81.

2 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение... — В кн.: «Материалы и исследования по археологии СССР», вып. 44. М., 1955, стр. 114—119.

3 Г. К. Котошихин. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб.. 1840, стр. 77.

175

Материалом, из которого чеканились русские серебряные деньги, были так называемые ефимки — иностранные серебряные монеты. Название «ефимок» происходит от города Иохимсталь в Богемии. В этом городе в начале XVI в. приступили к чеканке крупных серебряных монет из лигатурного серебра. Различались ефимки более тяжелого веса, которые на Руси назывались «любскими» по имени немецкого города Любека. Но это вовсе не значит, что все они чеканились в Любеке. Так называлась полноценная немецкая серебряная монета. Любский ефимок весил от 28,5 до 29 г и содержал до 26 г чистого серебра. На Руси их принимали поштучно, считали 14 ефимков фунт и платили за каждый ефимок по полтине 1.

В XVII в. голландские купцы привозили на Русь серебряные монеты, которые с конца XVI в. начали чеканиться во Фландрии и Брабанте. Они были такого же высокого качества, как и любские, но на 1— 1,5 г легче. Русские их легко узнавали по изображению — косому брабантскому кресту — и прозвали их крестовыми, или крыжовыми. Крыжовый ефимок принимался в царскую казну по цене 16 алтын, или 48 копеек за штуку2.

Перечеканка западноевропейских ефимков в русскую мелкую монету была небезвыгодна для казны. Приобретая ефимок по полтине, казна чеканила из него мелкой серебряной монеты на 21 алтын 2 деньги, т. е. на 64 копейки3. Следовательно, на этой операции казна получала 28% чистой прибыли,

В 1654 г. началась война Русского государства с Польшей.

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1678 г., д. 2, лл. 1—7.

2 ДАИ, т. 3, № 55, стр. 189-190.

3 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1678 г., д. 2, л. 2.

176

Нередко русское правительство, начиная войну, обращалось к системе чрезвычайных налогов — сбору пятой, десятой, пятнадцатой деньги, т. е. той или иной доли движимого имущества налогоплательщика. Война с Польшей не явилась исключением в этом отношении. Еще до начала активных военных действий, в марте 1654 г., был произведен первый сбор десятой деньги. Этот сбор был повторен осенью этого же года1. Но для обеспечения финансовой стороны русско-польской войны правительство не ограничилось сбором чрезвычайных налогов: оно произвело и денежную реформу.

Сущность разновременных мероприятий, составляющих совокупность денежной реформы середины 50-х годов XVII в., хорошо изложена в грамоте от 8 апреля 1657 г. воеводе Илимского острога Бунако-ву. Воеводе сообщается, что в 7162 г., т. е. в 1653— 1654 гг., «сделаны серебряные ефимки рублевые, да ефимки же с признаками и четвертины — полуполтинники и медные полтинники, а алтынники и гроше-вики, медные копейки и деньги. На рублевиках подпись — наше имя, а в письме человек на коне, а на другой стороне орел двоеглавой в клейме, над головою подпись — лета 7162, а в подножии подпись — рубль; да серебряные же ефимки, на них начеканено копеечным чеканом да цифирными словами, цена им против нашего указу по 20-ти по 1 алтыну по 2 деньги ефимок; серебряные же четвертины полуполтинные, на них человек на коне, по сторонам подпись — полполтины, а на другой стороне подпись — наше имя. На медных полтинниках подпись — наше имя, а в письме человек на коне, а на другой стороне орел двоегла-

1 См.: К. В. Б а з и л е в и ч. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г. М.—Л., 1936, стр. 8.

177

вый в клейме, наверху Подпись — лета 7162, а в подножии подпись — полтинник; на медных алтынниках и грошевиках — человек на коне да подпись — алтын-ник, да на грошевиках же под конем подпись — четыре деньги, а на другой стороне — наше имя; на медных копейках и деньгах признака та же, что и на серебряных копейках и деньгах» 1.

Создается впечатление, что денежная реформа была осуществлена единым актом в 1653—1654 г. На самом деле это не так. Исследования советских ученых К. В. Базилевича и И. Г. Спасского позволили проследить этапы денежной реформы и ее судьбу.

К. В. Базилевич совершенно точно установил, что первый указ о выпуске новых серебряных денег последовал 8 мая 1654 г.2 Из серебряных денег на основании этого указа были выпущены серебряные рублевики, равные по размеру и весу ефимкам, и полуполтины, являвшиеся четвертью ефимка и ценившиеся в четверть рубля — 8 алтын 2 деньги, т. е. 25 копеек. С ефимков сбивали «наглатко» имевшиеся на них изображения и надписи и вместо них помещали на одной стороне изображение царя на скачущем коне со скипетром в руке и надпись по краю монеты: «Божиею милостию великий государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всея Великия и Малыя России». Царское изображение, таким образом, оказывалось в круге из надписи. На обороте в узорном клейме помещался двуглавый орел, увенчанный короной, над короной дата: «Лета 7162», внизу надпись: «рубль». Для получения полуполтины ефимок рассекался на четыре части. На одной стороне каждого из таких треугольников изображалась фигура царя

1 ПСЗ, т. 1, № 204, стр. 406.

2 См.: К. В. Базилевич. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г., стр. 9.

178

на коне и надпись: «полполтина», на обороте надпись: «Царь и великий князь Алексей Михайлович всея Руси» и дата: «7162».

Новые серебряные деньги были пущены в оборот наряду со старыми мелкими серебряными деньгами, хотя было ясно, что старые и новые деньги имеют разный курс: из ефимка чеканилось мелких денег на 64 копейки. Помещение на новых деньгах надписей: «рубль» и «полполтина» искусственно повышало их нарицательную ценность на 56,25% и, разумеется, на тот же процент понижало их курс.

Одновременно с новыми серебряными деньгами были выпущены медные: полтины, полуполтины, гривны и гроши. Определенно можно говорить о внешнем виде полтин. Сохранившиеся немногие их экземпляры позволяют установить, что их внешний вид в точности соответствует тому описанию, которое дано в грамоте воеводе Илимского острога. Медные монеты достоинством ниже полтины и выше копейки не сохранились. Приходится полагаться на их описание, содержащееся в той же грамоте.

И. Г. Спасский, тщательно собиравший нумизматический материал о серебряных и медных монетах чеканки 1654 г., пришел к выводу, что в этом году начала складываться новая монетная система, основанная на рубле сильно пониженного веса с использованием медных денег в качестве разменной монеты 1.

Но новой системы не сложилось. Возможно, что правительство смотрело на это мероприятие как на попытку выйти ив временных финансовых затруднений, связанных с войной. К. В. Базилевич приводит

1 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение... В кн.: «Материалы и исследования по археологии СССР», вып. 44. М., 1955, стр. 124—127.

179

весьма интересный указ, относящийся к августу 1654 г. и рекомендующий беспрепятственно принимать деньги новой чеканки. В черновике этого указа есть зачеркнутая фраза, которая позволяет сделать вывод, что чеканка новых денег — мера временная: «...а как государева служба минется», т. е. после войны, население должно приносить новые деньги в царскую казну, «а им из государевы казны учнуть выдавать мелкие деньги» 1.

1655 г. наступил новый этап денежной реформы. Правительство отказалось от перечеканки ефимков в рубли, вместо этого стали вручную набивать копеечным чеканом на ефимках царское изображение и ставить дату арабскими цифрами: «1655». Такие ефимки получили название «ефимки с признаком», или «ефимки с признаки», и были пущены в оборот по цене 21 алтын 2 деньги, или 64 копейки, т. е. по той самой цене, на которую чеканилось из ефимка мелкой серебряной монеты старого курса.

Выпуск «ефимков с признаки» ставил под сомнение целесообразность дальнейшей чеканки рублевых ефимков. Основываясь на нумизматическом материале, в частности на количестве сохранившихся до настоящего времени рублевых ефимков и «ефимков с признаки» (40 экземпляров рублевых ефимков и 1300 «ефимков с признаки»), И. Г. Спасский полагает, что с переходом к выпуску «ефимков с признаки» была прекращена чеканка рублевых ефимков, а ранее выпущенные рублевики ходили по цене «ефимков с признаки», т. е. по 64 копейки. Начало выпуска «ефимков с признаки», по его мнению, приходится на вторую четверть 1655 г. Таким образом, в первой по-

1 К. В. Б а з и л е в и ч. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г., стр. 21—22.

180

ловине 1655 г. правительство возвратилось к старому серебряному рублю 1.

Теперь остается только сказать о начале выпуска мелкой медной монеты, наводнившей русский денежный рынок, что привело страну к тяжелому хозяйственному кризису.

Исследователь денежной реформы К. В. Базилевич не указывает точной даты начала чеканки мелких медных денег. Приведенные им материалы позволяют считать, что с осени 1655 г. началась чеканка мелкой медной монеты на денежных дворах в Москве, Новгороде и Пскове2. При выпуске медной монеты всех видов правительство приняло решение чеканить из фунта меди медной монеты на 10 рублей. Это не соответствовало действительному отношению цены серебра и меди: рыночная цена медю в то время была около 12 копеек за фунт. Следовательно, рубль медных монет стоил 1,2% своей рыночной цены3. Московские финансисты считали, что достаточно царского указа, чтобы медные деньги могли ходить наравне с серебряными. Однако, несмотря на принудительный курс, медные монеты ходили наравне с серебряными только в течение первых четырех лет после начала реформы.

Неумеренный выпуск медной монеты должен был привести и привел к падению курса медных денег по сравнению с серебряными и к исчезновению серебряной монеты из обращения. Этому последнему процессу содействовали и специальные мероприятия самого правительства. При выпуске медных денег были

1 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение... В кн.: «Материалы и исследования по археологии СССР», вып. 44. М., 1955, стр. 129-139.

2 См.: К. В. Базилевич. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г., стр. 24.

3 См. там же, стр. 14.

181

установлены некоторые ограничения для их хождения. Торговые операции с иностранцами велись только на серебряные деньги, так как правительство было заинтересовано в притоке серебра из-за границы. Запрещалось хождение медных денег и в Сибири, поскольку правительство не было заинтересовано в массовой скупке пушнины.

Постепенно правительство стало принимать меры к выкачиванию серебряных денег у населения. Недоимки, накопившиеся до издания указа о медных деньгах, подлежали взысканию только серебряными деньгами. Таможенные пошлины следовало взимать на 2/з серебряными деньгами. Далее последовали указы о принудительном обмене новых серебряных денег на медные по их номинальной стоимости1. Все это подорвало доверие населения к медным деньгам и привело к падению их курса. С конца 1658 г. появилась разница в ценах на медные и серебряные деньги. Если в сентябре 1658 — марте 1659 г. рубль серебра в Москве стоил 1 рубль 4 копейки медью, то разрыв этот начал неуклонно расти и к июню 1663 г. — времени отмены медных денег — разница в курсе достигла 15 рублей: за рубль серебра просили 15 рублей медью 2.

К началу 1662 г., когда курс медных денег достиг четырех рублей за рубль серебра, правительству стала ясна необходимость возврата к серебряному денежному обращению. После совещания с московскими торговыми людьми в конце января — начале февраля 1662 г. правительство объявило казенную монополию на торговлю пенькой, поташем, смольчутой (сорт поташа), салом говяжьим, юхотным товаром (выделан-

1 См.: К. В. Б а зиле вич. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г., стр. 28—31.

2 См. там же, стр. 45.

182

ными сапожными кожами) и соболями, т. е. теми товарами, на которые был большой спрос у иностранцев. Частная торговля этими товарами была запрещена. Правительственные агенты закупали товары, называвшиеся «указными», на медные деньги. Затем казна их продавала, главным образом в Архангельске, иностранцам и только на серебряные деньги.

Введение монополии на «указные» товары расстроило внутренний товарооборот, привело к дальнейшему повышению цен и падению курса медных денег: 1 сентября 1662 г. 1 рубль серебра стоил уже 9 рублей медью, но положительную роль эта мера все же сыграла. На Архангельской ярмарке летом 1662 г. правительственные агенты продали «указных» товаров на 233 392 рубля 13 алтын 3 деньги и получили / щ эту сумму серебряными деньгами. С 1 сентября 1662 г. правительство отменило монополию на «указные» товары. Но гораздо важнее другой результат этой торговой операции: получив крупную сумму серебром, правительство смогло вернуться к серебряному денежному обращению х. С 15 июня 1663 г. медные деньги были отменены, и страна вернулась к серебряному денежному обращению. Серебряный рубль в это время стоил 15 рублей медью. Медные деньги выкупались у населения из расчета две серебряные день-ти (1 копейка) за 1 рубль медью, что составляло 1%. Это было близко к соотношению рыночных цен серебра и меди2.

В литературе нередко можно встретить указание, что Московское восстание 25 июля 1662 г., так называемый «медный бунт», явившийся проявлением нарастания общего недовольства угнетенных слоев на-

1 См.: К. В. Базилевич. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г., стр. 52—67.

2 См. там же, стр. 71.

183

селения, заставило правительство отменить медные деньги. Однако предшествующее изложение показывает, что вопрос о возвращении к серебряному обращению был уже решен в феврале 1662 г., т. е. за полгода до восстания. Восстание могло заставить правительство поспешить с выполнением принятого решения. В этом смысле оно, безусловно, имело значение. Но правительство могло вернуться к серебряпому денежному обращению только после того, как был создан запас иностранной монеты и начеканены новые деньги. Чеканка возобновилась по старой стопе 4 рубля 50 копеек из полфунта, или 9 рублей мелких денег из фунта серебра. Об этом свидетельствуют материалы Архангельской таможни, через которую главным образом поступали иностранные монеты, и Приказа большой казны, ведавшего чеканкой монеты. В конце 70-х годов XVII в., как и до денежной реформы 50-х годов, на фунт считалось 14 ефимков, а из ефимка чеканили мелкой серебряной монеты на 21 алтын 2 деньги, т. е. на 64 копейки *.

Денежная реформа 50-х годов XVII в. обычно признается неудачным мероприятием, приведшим к расстройству хозяйства страны и дороговизне на предметы первой необходимости, поставившим в тяжелое положение прежде всего низшие слои посадского населения. Все это так. Но в то же время выпуск медных денег в известной мере оправдал возлагавшиеся на него надежды: он позволил правительству в течение восьми лет не прибегать к чрезвычайным налогам, несмотря на трудности военного времени и огромные расходы на военные нужды.

Интересен и еще один аспект рассмотрения причин и некоторых результатов денежной реформы, предло-

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1678 г., д. 2, лл. 1—9.

184

женный И. Г. Спасским. И. Г. Спасский рассматривает вопрос о денежной реформе в связи с воссоединением Украины с Русским государством. В частности, в превращении рублевого ефимка и «ефимка с признаки» в ходячую монету он видит стремление приблизить русское денежное обращение к денежному обращению Украины. Мысль интересная и, думается, в основе своей верная. На Украине имела место большая монетная пестрота. В частности, иностранные талеры, которые на Руси назывались ефимками, там были ходячей монетой. И вообще на Украине население привыкло к монете более крупного достоинства.

Мысль И. Г. Спасского о том, что «ефимки с признаки» предназначались главным образом для Украины, находит подтверждение в том, что большинство кладов, содержащих «ефимки с признаки», было обнаружено на Украине 1.

К сожалению, И. Г. Спасский не обратил внимания еще на одно обстоятельство, подкрепляющее его мысль: на «ефимках с признаки» была дата арабскими цифрами: «1655». В Русском государстве XVII в. пользовались буквенными цифрами, а счет времени вели по византийской эре от сотворения мира. На Украине же, как и на всей территории Речи Посполитой, в состав которой входила Украина до своего воссоединения с Русским государством, были распространены арабские цифры и счет времени велся по современной эре, от рождества Христова. Выпуская «ефимки с признаки» с датой «1655», русское правительство рассчитывало на хождение их прежде всего на территории Украины, что и подтверждается найденными кладами.

1 См.: И. Г. Спасский. Денежное обращение... В кн.: «Материалы и исследования по археологии СССР», вып. 44. М., 1955, стр. 143-149.

185

Отказавшись от денежной реформы 50-х годов XVII в., правительство Алексея Михайловича, как уже было сказано, восстановило серебряное денежное обращение и стало чеканить мелкую серебряную монету по старой стопе: 4 рубля 50 копеек из малой гривенки, или 9 рублей из фунта ефимочного серебра. В 80-х годах XVII в. правительство царевны Софьи Алексеевны вновь понизило монетную стопу: из фунта ефимочного серебра стали чеканить мелкой серебряной монеты на 9 рублей с полтиной'. Вес серебряной копейки с 0,45 г понизился примерно до 0,39— 0,40 г. Из ефимка стали чеканить мелкой серебряной монеты уже не на 21 алтын 2 деньги, т. е. не на 64 копейки, а на 24 алтына, т. е. на 72 копейки. Об этом есть указания в источниках конца 80-х годов. Так, в декабре 1688 г. из Новгородского приказа было отправлено в Приказ большой казны для передела в мелкие серебряные деньги «61 690 ефимков с получетвертью ефимка, весом 110 пуд 6 фунтов 42 золотника с полузолотником», полученных в качестве таможенных доходов в Архангельске. Приказ произвел и оценку направляемой партии ефимков: «...а в ефимках, как по переделу выходит — по 20-ти по 4 алтына из ефимка — цены 43 336 рублев 28 алтын полпяты деньги (т. е. 4 с половиной деньги.— Авт.)» 2.

Понижение веса серебряной копейки, по-видимому, отразилось и на приемной цене ефимка: неперечека-ненный ефимок стали ценить не в полтину (50 копеек) , а в 20 алтын, т. е. в 60 копеек. Так, летом 1689 г. для Посольского приказа было куплено у переводчика ' „того же приказа Андрея Крефта 340 листов пергамена. За них следовало уплатить мелкими серебряными

1 См.: «Очерки истории СССР. XVII в.». М., 1955, стр. 431.

2 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1668 г., д. 128, л. 292.

186

деньгами t87 рублей. Расчет был произведен следуьб-щим образом: русскими деньгами было выдано только 300 рублей, а «вместо достальных за те ж пергамп-ны мелких денег 487-ми рублев ефимками из Новго-родцкого приказу, считая ефимок по 20-ти алтын». По этому расчету Крефт получил 811 ефимков и в додачу 4 гримы (40 копеек) мелкими деньгами К

Если ефимок принимался в казну по 60 копеек, а монет из него чеканилось на 72 копейки, то доход казны от перечеканки понизился с 28 до 20 %.

Материал по изменению русской монетной стопы за последнее двадцатилетие XVII в. не только не изучен, но и почти не собран. То немногое, что удалось обнаружить в неопубликованных источниках, включено в настоящую работу. Но русский денежный счет последнего двадцатилетия XVII в. еще ждет своего исследователя.

Последнее изменение монетной стопы в XVII в. было произведено правительством Петра I в 1698 г., когда из фунта серебра стали чеканить серебряных копеек на 14 рублей с полтиной2.

Копейка в XVII в. сделалась основной монетной единицей, что предопределило ее место в системе русского денежного счета. Новый русский денежный счет, сложившийся на рубеже XVII—XVIII вв., имел уже только две основные счетные единицы — рубль и копейку, причем в рубле считалось 100 копеек. Денежный счет приобрел простоту, ясность и точность.

1 ЦГАДА. Приказные дела старых лет, 1668 г., д. 128, лл. 413-413 об.

2 См.: П. Н. Милюков. Государственное хозяйство России в первой четверти XVII столетия и реформа Петра Велжкого, изд. 2. СПб., 1905, стр. 148—154; «Очерки истории СССР. XVII в.», стр. 431-432.

187

Выводы.

Денежный счет Русского централизованного государства сложился на рубеже XV—XVI вв. Он включал в себя три основные счетные единицы — рубль, алтын и деньгу. Встречалась и четвертая единица — полушка, равная половине деньги:

Рубль = 33 алтынам 2 деньгам = 200 деньгам. Алтын = 6 деньгам. Деньга = 2 полушкам.

Это официальный счет. Но наряду с ним встречалось и другое деление рубля:

1 рубль = 2 полтинам = 4 полуполтинам (четвертинам) = 10 гривнам = 200 деньгам.

Полтина = 2 полуполтинам = 5 гривнам =100 деньгам.

Полуполтина = 2,5 гривнам = 50 деньгам. Гривна = 20 деньгам.

Все названные единицы были счетными. Монетных же было всего три: Копейка = 2 деньгам. Деньга = 2 полушкам. Полушка = 0,5 деньги.

В период денежной реформы 1654—1662 гг. выпускались монеты — серебряные и медные более крупного достоинства, но они не удержались в денежном обращении.

Монетная стопа, т. е. отношение веса монетного металла к количеству чеканимых из него монет, постепенно менялась. Монета ухудшалась, т. е. чеканилась меньшего веса при сохранении номинала.

В начале XVI в. из малой гривенки, т. е. из полуфунта серебра, чеканилось 260 серебряных копеек на сумму 2 рубля 60 копеек. По реформе 30-х годов XVI в. была принята трехрублевая стопа: из малой гривенки стали чеканить 300 копеек, или 600 денег, или 1200

188

полушек. В сумме монеты каждого номинала, взятые в отдельности, давали 3 рубля.

В период интервенции и борьбы против нее монетная стопа была понижена до 3,5—4 рублей.

После избрания Михаила Романова сначала сохранялась четырехрублевая стопа, затем в 20-х годах XVII в. она была понижена до 4 рублей 25 копеек, в 40-х годах — до 4 рублей 50 копеек, или до чеканки мелкой монеты из фунта серебра на сумму 9 рублей.

Эта девятирублевая стопа держалась до 80-х годов «XVII в., когда она была понижена до 9 рублей с полтиной. Последнее крупное понижение монетной стопы приходится на 1698 г., когда из фунта серебра стали чеканить мелкой серебряной монеты на 14 рублей с полтиной.

Из монетных единиц основной являлась серебряная копейка. С ухудшением монетной стопы все труднее становилось чеканить серебряные монеты достоинством в деньгу и полушку. Копейка естественно становилась основной разменной» монетой. Это предопределило ее место в системе русского денежного счета.

На рубеже XVII и XVIII вв. сложился новый денежный счет, состоявший из элементов старого. Основной денежной единицей сделался рубль, равный 100 копейкам.

Глава IV

Меры и денежный счет периода Российской империи (XVIII в. — начало XX в.)

§ 1. Источники. Среди источников изучения мер XVIII — начала XX в. можно назвать таможенные книги первой половины XVIII в., дорожники XVIII в., различные законодательные акты, подлинные образцы единиц измерения, хранящиеся в музеях и поверочных учреждениях, материалы комиссий, образованных в XVIII и XIX вв. для выбора образцов мер и разработки приемов организации поверочного дела. Остановимся на некоторых из них.

Большую ценность для изучения истории русских мер XVIII в. представляют материалы Комиссии весов и мер, образованной в 1736 г. Комиссия должна была определить исходные размеры образцов мер, создать эталоны и разработать мероприятия по организации поверочного дела. Устанавливая исходные образцы мер, Комиссия собрала большой законода-

Тельный материал, сведения о мерах, действовавших в стране, сличила и определила их размеры. Среди присланных из разных городов и учреждений мер Комиссия выбрала, с ее точки зрения, наиболее приемлемые, установила соотношение мер друг с другом и разработала детальный проект системы мер и организации поверочного дела в стране.

Материалы Комиссии достаточно полно сохранились в составе фондов Сената'. Они не только дают представление о деятельности Комиссии, но являются ценными источниками для изучения мер XVIII в., так как содержат сведения о мерах с конца XVII в. до середины 30-х годов XVIII в.

Для первой половины XIX в. не менее ценными источниками являются материалы правительственной Комиссии образцовых мер и весов 1827 г., проработавшей на протяжении года, и Комиссии для приведения в единообразие российских мер и веса, образованной в 1832 г.

Из законодательного материала следует особо выделить три закона о мерах и весах: 1797 г., 1835 г. и 1899 г.

Закон 1797 г. «Об учреждении повсеместно в Российской империи верных весов, питейных и хлебных мер» 2 явился лишь толчком к проведению большой работы по созданию точных мер в первые три десятилетия XIX в. Поэтому использовать закон 1797 г. как источник по истории русских мер следует крайне осторожно. Он не дает представления о системе мер конца XVIII в., а лишь формулирует задачи на будущее.

Работа, проведенная в области мер после указа 1797 г., завершилась созданием научно построенной

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, 1/1655-7/1661.

2 ПСЗ, т. XXIV, № 17938.

191

системы основных российских мер и прототипов русских мер. Эта система и прототипы мер были узаконены указом «О системе Российских мер и весов» от 11 октября 1835 г.'.

Во второй половине XIX в. бурное развитие хозяйства, техники, увеличение числа измерительных приборов, применяемых в промышленности, рост торговли с использованием мер и весов ставили дальнейшие задачи в области упорядочения мер и весов в России. Действующее законодательство не могло уже отвечать требованиям в области измерительного дела, поэтому в 1899 г. был принят новый закон о мерах и весах. Этот закон был направлен на улучшение государственной службы мер и весов в стране, в частности поверочного дела, определял точные отношения русских прототипов мер к мерам метрической системы. Закон впервые разрешал применение, наряду с российскими мерами, международных метрических мер метра и килограмма.

Законодательные материалы о мерах конца XVIII— XIX вв. являются ценным источником для изучения мер, однако использовать их надо, сопоставляя с другими видами источников: материалами комиссий XVIII и XIX вв., материалами, отражающими деятельность поверочных учреждений XIX в., а также подлинными образцами мер.

§ 2. Создание образцовых мер и организация поверочного дела в XVIII в. В XVIII в. в связи с экономическим развитием страны встал вопрос не только о единообразии мер и единой для всей страны системе мер, как это было в XVI и XVII вв., но и об их точ-

1 Второе ПСЗ, т. X, № 8459.

192

ности, создании эталонов, на основе которых можно было бы организовать поверочное дело. Вопрос об основных эталонах оказался непростым, так как было неясно, какие образцы мер следует взять за основу. Предстояло прежде всего найти основания для установления величин той или иной меры, а затем разработать принципы организации поверочного дела.

В середине 30-х годов XVIII в. этими вопросами занималось Монетное правление, испытывавшее значительные затруднения из-за отсутствия единообразия и достаточной точности мер веса. Иностранная монета и драгоценные металлы взвешивались в таможнях при поступлении, а затем неоднократно перевешивались на монетных дворах; при этом вес получался различным.

К середине 30-х годов сложилось мнение, что наиболее точный вес дает взвешивание на весах Петербургской таможни (на этих весах взвешивалось принимаемое золото и серебро, которое затем отсылалось на денежные дворы). Эти весы было решено признать наиболее совершенными из всех известных в то время орудий взвешивания. Решено было также сделать образцовые весы с таможных весов, поместить их при Сенате и по ним производить поверку прочих весов. В конце 1736 г. Сенат принял решение об образовании Комиссии весов и мер во главе с главным директором Монетного правления графом Михаилом Гавриловичем Головкиным. В состав Комиссии входили придворный архитектор полковник Петр Михайлович Еропкин и асессор Юстиц-коллегии И. фон Гагемейс-тер. К выполнению работ Комиссия привлекла обер-кригскомиссара Петра Никифоровича Крекшина, известного механика-изобретателя Андрея Константиновича Нартова, а из Академии наук — профессора высшей математики Леонарда Эйлера, астронома и географа Иосифа (Жозефа)-Николая Делиля, мате-

193

матика й физика Георга-Вольфганга Крафта, астронома Христиана-Николая Винсгейма.

Перед Комиссией стояло несколько задач. Она должна была создать образцовые меры — эталоны, затем установить отношение различных мер друг к другу и, наконец, разработать проект организации поверочного дела в стране.

Созданию образцовых мер должен был предшествовать либо выбор меры, которая могла бы явиться отправной, либо создание на основе каких-то данных новой единицы. Комиссия отдавала себе отчет, что, прежде чем реформировать меры в целом, необходимо найти твердые основания для определения величины той или другой единицы измерения и затем установить связь отдельных метрологических величин друг с другом. Это делало возможным восстановление тех или иных мер в случае их утраты, а также их поверку.

В начале своей деятельности Комиссия предполагала осуществить коренную реформу всей системы мер. Для этого необходимо было сажень привести в соответствие с градусными измерениями земной поверхности. Такая единица длины, как считала Комиссия, может быть восстановлена в случаях ее утраты. Меры длины должны были явиться связью между другими единицами измерения. Предполагалось также принять десятичный принцип деления единиц измерения, нашедший применение через 60 лет в метрической системе, как наиболее простой и удобный'. Проект о десятичном построении мер был внесен Га-берманом — шведом, состоявшим на русской службе и выполнявшим поручения Комиссии.

Следует отметить, что Россия больше, чем какая-либо другая страна, была подготовлена к введению

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 1/1656, л. 587, и об.

194

десятичной системы мер, поскольку система русского денежного счета была построена по десятичному принципу.

Осуществляя поставленные задачи, Комиссия весов и мер решила собрать сведения об употреблявшихся в стране мерах. Для этого были посланы запросы о мерах в центральные учреждения — в Коммерц-колле-гию, Камер-коллегию, канцелярию Монетного правления, Петербургскую таможню, Московскую большую таможню, а также в ряд городов (Казань, Киев, Смоленск, Архангельск, Вологду и т. д.1). Комиссия требовала присылки всех сохранившихся старинных мер и копий с указов о мерах.

Однако в самом начале своей деятельности Комиссия столкнулась с непреодолимыми трудностями2. Одной из них явилась необходимость установления системы мер длины, которой Комиссия придавала особое значение.

Данные должна была представить Академия наук: ей вменялось связать систему мер длины с градусами земной поверхности.

Академия наук эту работу не выполнила, а Комиссия самостоятельно не могла измерить градус, так как не располагала не только необходимыми денежными средствами, но и соответствующими специалистами. Не мог быть проведен и десятичный принцип деления, поскольку для этого нужно было русскую систему измерений подвергнуть существенной ломке. Осложнилось проведение десятичного построения мер и тем, что с инициатором его, шведом И. Г-аберманом, не была осуществлена договоренность о продолжении его службы в России, и в октябре 1737 г., т. е. еще в

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 1/1655, л. 69.

2 Там же, кн. 2/1656, л. 588, об.

195

начале деятельности Комиссии, он «от российской службы был уволен» 1.

Комиссии пришлось отказаться от первоначального проекта реформы мер, и она стала усиленно искать образцы мер длины, наиболее удобные для принятия за основу. Такой отправной мерой послужила линейка, найденная среди вещей, принадлежавших Петру I и хранившихся в «Императорском кабинете» Кунсткамеры. На линейке был обозначен полуаршин2. Ее-то Комиссия и решила взять за основу при определении величины аршина и сажени3. По этой полуаршинной мере были изготовлены образцы мер длины — медный аршин и деревянная сажень 4. Затем эти меры длины послужили основанием для определения размеров единиц измерения сыпучих и жидких тел и единиц веса.

Среди поступивших в Комиссию мер сыпучих тел был выбран четверик Московской большой таможни, по которому осуществлялась поверка мер сыпучих тел других городов: его выбор не вносил особых нарушений в установившуюся систему мер сыпучих тел, т. е. Комиссия руководствовалась здесь практическим соображением. Такими же соображениями она руководствовалась и при выборе образцовых мер жидких тел. За основу мер жидкости было принято ведро, присланное из Каменномостского питейного двора в Москве5.

Большую работу осуществила Комиссия по выбору образцовых мер веса.

Известный деятель петровских времен П. Н. Крек-шин подал в Комиссию проект, согласно которому

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 3/1657, л. 156.

2 Т а м же, кн. 2/1656, л. 578.

3 Т а м ж е, лл. 432—469, 586.

4 Т ам же, кн. 2/1656, л. 580. «Там же, кн. 3/1657, л. 363, об.

196

Среди мер веса, бывших в употреблений, не следует искать образец, так как от употребления вес их мог уменьшиться, и они могли быть сделаны с гирь, бывших в употреблении и также потерявших в весе. П. Н. Крекшин предлагал использовать для определения единиц веса старые монеты из чистого серебра и их описание. Из описаний, по мнению П. Н. Крекши-на, следовало выяснить, сколько таких монет делалось из фунта, а по монетам установить вес фунта. Определить вес фунта можно и по древним золотым вещам, на которых указан вес. П. Н. Крекшин выдвигал в этом проекте довольно характерные для него положения: «А для непогрешности удобнее считать вес малым пополней (т. е. несколько больше.— Авт.), с сего государственная и народная прибыль может быть»1. ' ;

Проект П. Н. Крекшина вряд ли можно считать удачным. Серебряные и золотые монеты и вещи так же, как и гири, могли от употребления потерять в весе. Еще менее удачным является предложение для верности несколько увеличить вес. Безусловно, если бы приняли проект П. Н. Крекшина, то это было бы преднамеренное изменение принятого веса фунта.

В Комиссию поступил еще один проект от И. Га-бермана, считавшего возможным взять за основу при создании образцовых мер веса петербургские таможенные весы 2.

Предложение П. Н. Крекшина Комиссии осуществить не удалось. Указа, в котором были бы необходимые сведения, не нашли, поэтому Комиссия решила выбрать из имеющихся гирь наиболее точные и удобные и взять их за основу мер _веса. Выбор, по предложению А. К. Нартова, пал на медную гирю Мо-

1 ЦГАДА. Сенат., ф. 248, кн. 3/1657, лл. 213 об. —214.

2 Т а м ж е, кн. 1/1655, л. 14 об.

197

нетной канцелярии. Это решение А. К. Йартов мотивировал прежде всего практическими соображениями.

A. К. Нартов указывал, что на гирю Монетной канцелярии принято на монетных дворах много серебра и золота и в соответствии с этими гирями производился чекан монеты. «...Ежели,— писал А. К. Нартов,— переменить вышеозначенную медную гирю... и от того переменения воспоследует немалый убыток» 1. Несомненно, выбор этот объясняется и тем, что среди других гирь, поступивших в Комиссию, гири Монетной канцелярии оказались лучше изготовленными: пудовая гиря и мелкие развесы были довольно точными.

Доводы А. К. Нартова и сравнение гирь Монетной канцелярии с мерами веса, присланными из других мест (Портовой таможни Архангельска и др.), оказали решающее влияние на выводы Комиссии о мерах веса. Комиссия полностью согласилась с соображениями А. К. Нартова и официально заявила о принятии за основу мер веса гири Монетной канцелярии.

Гиря Монетной канцелярии была сделана в 1727 г.

B. Н. Татищевым в соответствии с весом «чугунного пудовика», который находился на Монетном дворе для проверки гирь.

Комиссия в выборе образцовых мер веса, безусловно, пошла по наиболее легкому пути. Решив выбрать образец веса из числа употреблявшихся, она искала не столько точную единицу русского веса, сколько единицу веса, которая оказалась бы наиболее удобной в сложившихся условиях. Такое решение можно признать совершенно правильным, потому что точность единиц измерения в тот или иной период времени определяется уровнем развития науки и техники. Комиссия выбрала в качестве образца гири, выполненные лучше других, и к тому же принятие их за

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 3/1655, л. 115.

198

основу не нарушало сложившейся денежной системы.

Приняв решение об отправных единицах мер, Комиссия приступила к установлению связи между различными единицами измерения при помощи мер длины. Работу эту, по просьбе Комиссии, выполняли профессора Академии наук И.-Н. Делиль и Х.-Н. Вине-гейм '. Они определили объем ведра и четверика. Объем ведра, по их определению, составил 136,297 кубических вершков, а четверика — 286,421 кубических вершков. Для установления связи мер веса с мерами длины были изготовлены квадратные пуд и фунт из «зеленой меди». Идея установления связи мер веса, объемных мер и мер длины сама по себе вполне осуществима 2, но Комиссия не учитывала, что удельный вес «зеленой меди», из которой были изготовлены образцы пуда и фунта,— величина непостоянная. «Зеленой медью» называлась латунь — сплав меди и цинка. Соотношение меди и цинка в латуни колебалось. Меди в ней могло быть от 50 до 90%, цинка — от 10 до 40%. Удельный вес в зависимости от этого колебался от 8,9 до 8,43 г/см3. Помимо удельного веса «зеленой меди»; следовало учитывать и температуру, действие воздуха и т. д. Таким образом на основе протяжения стороны куба из «зеленой меди» нельзя было создать проверяемую и восстанавливаемую единицу веса.

Итогом работы Комиссии явился «Регламент, или инструкция, по которой имеет поступь [№№]3 в смотрении в Российском государстве над весами и мерами»4. Регламент был составлен и подан на утверж-

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, лл. 543, 546, 701.

2 См., например, определение грамма в метрической системе.

3 Так обозначено учреждение, обязанностью которого будет организация поверочного дела.

4 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 3/1657, лл. 432-469.

199

дение в Сенат в 1738 г., но до ликвидации Ком в 1742 г. он не был утвержден. /

В Регламенте нашли отражение система рекомендуемых Комиссией мер длины, поверхности, веса, сыпучих и жидких тел. Хотя Регламент в целом утвержден не был, его рекомендации были учтены в дальнейшей работе по созданию образцовых мер и организации поверочного дела. По аршину, величина которого была определена Комиссией 1736—1742 гг., рекомендовалось в 1745 г. изготовлять «во всем Российском государстве аршины» 1. Решающее значение имели постановления Комиссии для определения объемов мер сыпучих тел. В соответствии с объемом четверика, принятым Комиссией, во второй половине XVIII в. были изготовлены четверики, полуосьмины и осьмины. И, наконец, решения Комиссии 1736— 1742 гг. были учтены Комиссиями 1827 г. и 1832 г. и указом 1835 г.

Итак, решения Комиссии весов и мер 1736— 1742 гг. отразились почти на всех главных единицах измерения русской системы мер.

Комиссия установила связь различных единиц измерения друг с другом и определила принципы организации поверочного дела в стране. Вместе с тем Комиссии не удалось связать основную меру длины с градусом земного шара, а также провести последовательно десятичный принцип деления крупных единиц на мелкие.

На протяжении второй половины XVIII в. неоднократно издавались указы, предписывающие употребление точных мер и наблюдение за верностью весов и мер. Назовем некоторые из них.

В 1775 г. «Учреждением для управления губерний Российской Империи» наблюдение за мерами и веса-

1 ЦГИАЛ. Сенат, оп. № XI—39, 1745, л. 22.

200

ми в уездах возлагалось на нижний земский суд, а в городах — на городничего вместе с городовым магистратом 1. Уставом благочиния, или полицейским (1782 г.), вменялось в обязанность Управе благочиния и частным приставам наблюдение за верностью мер и весов 2.

Однако несмотря на мероприятия правительства, состояние мер и весов в стране было неудовлетворительно. Оно не соответствовало ее экономическому положению. Не лучше дело обстояло и в странах Эапад-ной Европы. Большое число и разнообразие применявшихся мер в различных государствах и даже в одной стране стесняло торговые, экономические и культурные связи между странами и вызывало недоразумения и злоупотребления внутри отдельных государств. В связи с этим появляется идея создания единой системы мер, общей для всех стран мира.

В конце XVIII в., в период буржуазной революции во Франции приступили к упорядочению мер, приведшему к созданию метрической системы, которой суждено было стать международной системой мер.

§ 3. Создание метрической системы и введение ее во Франции. Постепенное развитие единиц измерения, особых у каждого народа, в каждой стране и даже в различных областях одной и той же страны, создало огромное разнообразие мер. В XVIII в. насчитывалось до 400 различных по величине единиц, имеющих одинаковое название и употребляемых в различных странах. Разнообразие мер значительно затрудняло торговые операции. Поэтому каждое государство стремилось установить единообразные меры для своей страны.

1 ПСЗ, т. XX, № 14392, п. 228, 259.

2 ПСЗ, т. XXI, № 15379, п. 34, 114, 115, 273.

201

В XVII и XVIII вв. французские ученые выдвинули принцип установления системы мер, приемлемой для всех народов. Они полагали, что можно найти в природе такие основные единицы мер, которые послужат неизменными образцами «на все времена и для всех народов».

В дореволюционной Франции существовало чрезвычайное разнообразие мер. Этого разнообразия не могла ликвидировать и абсолютная монархия XVI— XVIII вв. Буржуазная Франция, противопоставляя свое стремление к государственному единству феодальной раздробленности предшествовавшей эпохи, поставила вопрос и о единстве мер. Стремление к единству в области мер и веса не было новым во Франции. Многие французские короли пытались сделать парижские меры (туаз и фунт) 1 едиными мерами для всей страны, но им это не удалось. Феодалы всеми силами стремились сохранить свои права в области мер, поскольку право феодалов употреблять свои меры позволяло им значительно увеличивать нормы поставки крестьянами продуктов. Это вызывало неоднократные протесты крестьян. Крестьяне в наказах депутатам своих округов в Генеральные Штаты требовали, чтобы были введены единые меры во всем королевстве. Однако многообразие мер дожило до Французской буржуазной революции 1789 г.

Таким образом, постановка вопроса о единообразии в области мер и веса в период Французской революции была не новой. Не был принципиально новым и способ проведения в жизнь единства в области мер. Создатели новой системы мер ставили цель построить ее заново на основе данных науки и соображений «чистого разума». Один из членов Международной

1 Туаз — мера длины протяжением около 2 м, парижский фунт весил около 500 г.

202 .

Комиссий d.799 г., утвердившей прототипы метрической системы, Фан-Свинден писал, что «для создания истинно философской системы мер, которая была бы достойна просвещенного века, нельзя допустить ничего, что не покоилось бы на новых основаниях, что не связано теснейшим образом с предметами неизменными, ничто, что могло бы в последствии времени зависеть от людей и от событий. Надо обратиться к самой природе, почерпнув основу системы мер в ее недрах, и суметь найти в ней же способ проверки» 1.

XVIII век — век господства разума во французской науке и литературе, и создатели системы мер также ищут разумных оснований для своей работы. Но о системе мер на новых основаниях впервые заговорили еще в XVII в., когда ученые обсуждали вопрос о системе мер и искали средства к ее улучшению. Исходными в этих поисках были следующие положения: новые единицы мер должны быть взяты из природы. Необходимо, чтобы новые эталоны были неизменны и их можно было бы восстановить в случае утери, чтобы единицы мер были связаны между собой и в основе их отношений друг к другу лежал десятичный принцип. Во второй половине XVII в. французский астроном Жан Пикар и датский астроном Оле Крис-тенсен Ремер предлагали принять за единицу длины длину маятника, отбивающего секунды. Однако вскоре было открыто, что длина секундного маятника зависит от широты места, в котором производится опыт. Поэтому в дальнейшем это предложение было несколько уточнено оговоркой о широте. Аналогичное предложение было высказано несколько раньше польскими учеными Станиславом Пудловским и Титом Буратини.

1 Л. Д. И с а к о в. На все времена, для всех народов. Очерки по истории метрической системы. Пг., 1923, стр. 7.

203

Ё то же время астроном Мутон выдвинул предложение взять в качестве единицы длины величину, равную длине дуги в одну минуту (1/) земного меридиана, соответствующую длине морской мили. Мутону принадлежит и ид»я построения системы мер на десятичной основе.

Имели место и попытки осуществления реформы мер в соответствии с выдвигаемыми наукой требованиями и предложениями. Такая, правда, неудавшаяся попытка была сделана в России в конце 30-х годов XVIII в., т. е. на 60 лет раньше введения десятичной системы во Франции.

В 1789 г. в Генеральные Штаты поступило большое количество проектов реформы мер. Один из этих проектов явился предметом обсуждения в Национальном собрании. В 1790 г. епископ отенский Талейран, впоследствии знаменитый дипломат и министр иностранных дел Директории, Наполеона и Людовика XVIII, выступил в Национальном собрании с докладом о необходимости единства в области мер и представил проект метрической реформы. Талейран предлагал принять за единицу длины длину секундного маятника на широте 45°. При этом Талейран считал необходимым просить английский парламент принять участие в создании новой системы мер. В проекте Талейрана вопрос о системе мер получил международный характер. Национальное собрание 8 мая 1790 г. приняло декрет о реформе мер, утвержденный королем 22 августа. Декрет в основных чертах воспроизводил проект Талейрана и поручал Парижской Академии наук выполнение подготовительных работ, необходимых для проведения реформы. Одна из комиссий Академии наук занялась вопросом о выборе естественных мер и предложила в качестве единицы длины взять одну сорокамиллионную долю четверти дуги парижского меридиана. Другая комис-

204

сия Академии рекомендовала десятичную систему деления этой естественной единицы измерения.

Доклад Академии наук был представлен Национальному собранию, которое в декрете от 26 марта 1791 г. утвердило все положения доклада. Итак, декрет утвердил основы метрической системы. Но для проведения в жизнь намеченных решений нужно было выполнить предварительную работу, в частности по геодезическому измерению дуги парижского меридиана между Дюнкерком и Барселоной. Оба города лежат на парижском меридиане и находятся на уровне моря. Измерение было поручено двум академикам-астрономам Мешену и Деламбру. Мешен должен был измерить южную часть — от Барселоны до Родеза на Пиренеях. Деламбру досталась большая часть — от Родеза до Дюнкерка. В июне 1792 г. Мешен и Де-ламбр приступили к работе. Но 1792 год был бурным годом в ходе революции. На этот год падает бегство Людовика XVI из Парижа и обострение политической борьбы. Население, не понимая смысла и цели работы астрономов, подозрительно относилось к деятельности Деламбра, который работал на территории Франции. Мешену также пришлось испытывать трудности. В марте 1793 г. Конвент, т. е. верховный правительственный орган революционной Франции, объявил войну Испании, и Мешен стал испанским пленником, поскольку он проводил свою работу на территории Испании.

Геодезическое измерение дуги парижского меридиана было рассчитано на несколько лет, но уже с весны 1792 г. Законодательное собрание начало торопить Академию, указывая, что работа ведется слишком медленно. Поэтому было решено не ожидать окончания работ по измерению дуги меридиана, а использовать последнее дореволюционное измерение, которое проводилось в 1739 г. Кассини и Лакайлем.

205

Результаты этого измерения временно, т. е. до окончания работ Мешена и Деламбра, были положены в основу создания метра — исходной меры длины и в то же время основной единицы метрической системы. По этому измерению одна десятимиллионная часть четверти дуги меридиана равнялась 3 парижским футам и 11,44 линиям. Система мер, созданная на этой основе, была утверждена Конвентом 1 августа 1793 г. Изготовление мер должно было проходить под наблюдением специального комиссара, избранного, с одной стороны, Академией, а с другой стороны, Комитетом народного просвещения. На следующий день после этого декрета Академия была упразднена. Но упразднение Академии не повлияло на ход реформы. 2 сентября 1793 г. Конвент создал Временную комиссию мер и весов под председательством академика Борда. В Комиссию вошли все, кто занимался реформой по поручению Академии наук. Деламбр и Мешен продолжали свои измерения четверти дуги земного меридиана, а известный физик Лавуазье вместе с физиком Гаюи подготовил материалы для определения веса воды, т. е. основу для измерения тяжести. Измерения дали вес 0,1 части литра дистиллированной воды, взятой при наибольшей плотности ( + 4° С) и взвешенной в вакууме.

С декабря 1793 г. в связи с обострением классовой и политической борьбы работа по введению метрической системы временно замерла. Лишь в 1795 г. она была возобновлена. 1 марта 1795 г. член Законодательного собрания инженер Приёр-Дювернуа внес в Конвент доклад о новой организации реформы мер, по которому Конвент принял закон 7 апреля 1795 г. о новых мерах и весах. Закон предписывал возобновить работу по измерению дуги меридиана и вместе с тем вводил новую систему мер и веса. В качестве основной единицы длины устанавливался метр, на-

206

§ванный временным, так как в основу размера были положены результаты измерения дуги меридиана, произведенного Кассини и Лайкалем в 1739 г. Название «метр» происходит от греческого слова «мет-рон» — мера. Основная единица длины — метр — должна была соответствовать одной десятимиллионной части четверти парижского меридиана.

Новые меры были названы республиканскими. Срок их введения ставился в зависимость от времени изготовления достаточного количества образцов мер. Длина временного метра определялась в 3 парижских фута 11,44 линий. Эти размеры были нанесены на основной эталон — платиновую линейку. В соответствии с основным эталоном были изготовлены латунные эталоны временного метра.

Главным деятелем по проведению временного закона о метрической системе явился Приёр-Дювернуа. Он дал и окончательную редакцию системы названий новых мер.

Статья 5-я закона устанавливала следующую номенклатуру мер. Мера длины — метр, равная одной десятимиллионной части четверти дуги земного меридиана. Мера поверхности — ар, равен квадрату, стороны которого равны 10 метрам каждая. Название меры «ар» происходит от греческого «арос» — пахота.

Кубическая мера — стер — предназначалась для дров и равнялась кубическому метру. Мерой емкости как для жидких, так и для сыпучих тел был принят литр, равный кубу одной десятой части метра. Название «литр» происходит от греческого слова «литра» — весовой фунт. Основной единицей,меры веса был принят грамм — абсолютный вес чистой воды, равной по объему кубу 0,01 части метра при температуре таяния льда, т. е. при 0°. Название «грамм» происходит от греческого слова «грамма» — надпись, обозначение.

207

Таким образом, были определены основные единицы измерения — метр, ар, стер, литр и грамм.

Система деления этих основных единиц была принята десятичная, т. е. каждая более крупная единица была равна десяти более мелким, и наоборот, более мелкая единица составляет одну десятую часть более крупной. Для обозначения единиц измерения более крупных, чем основные единицы, к наименованиям этих единиц присоединялись греческие числительные, обозначающие нужное количество: дека — десять, ге-кто — сто, кило — тысяча, мирна — десять тысяч.

Для обозначения десятичных делений основных измерительных единиц были приняты приставки, взятые от латинских числительных, точно так же обозначающие соответствующие количества: деци — десять, санти — сто, милли — тысяча. Приставки для образования производных однородных единиц метрической системы были приняты по предложению Фан-Свин-дена. Таким образом, получилась следующая система мер:

Меры длины

(основная единица: метр = одной десятимиллионной четверти дуги земного меридиана) Мириаметр = 10 километрам = 10 000 метрам. Километр = 10 гектометрам = 1000 метрам. Гектометр = 10 декаметрам = 100 метрам. Декаметр =10 метрам. Метр= 10 дециметрам = 100 сантиметрам. Дециметр = 10 сантиметрам. Сантиметр = 10 миллиметрам.

Меры поверхности

(основная единица: ар = квадрату, каждая из сторон которого имеет 10 метров длины) Мириар = 10 киларам. Килар = 10 гектарам.

208

Гектар=10 декарам. . Декар=10 арам. Ар = 10 дециарам. Дециар = 10 сантиарам. Сантиар = 10 миллиарам.

Кубические меры (дров)

(основная единица: стер = кубическому метру)

Мириастер = 10 килостерам.

Килостер = 10 гектостерам.

Гектостер = 10 декастерам.

Декастер = 10 стерам.

Стер = 10 децистерам.

Децистер=Ю сантистерам.

Сантистер = 10 миллистерам.

Меры емкости (жидких и сыпучих тел)

(основная единица: литр=кубу одной десятой метра)

Мириалитр= 10 килолитрам.

Килолитр = 10 гектолитрам.

Гектолитр = 10 декалитрам.

Декалитр = 10 литрам.

Литр =10 сантилитрам.

Сантилитр = 10 миллилитрам.

Меры веса

(основная единица: грамм = абсолютному весу чистой воды при температуре 0° в объеме одной сотой кубического метра) Мириаграмм = 10 килограммам. Гектограмм = 10 декаграммам. Декаграмм = 10 граммам. Грамм = 10 дециграммам. Дециграмм = 10 сантиграммам. Сантиграмм = 10 миллиграммам.

209

Таким образом, была установлена не только обной-ная единица длины, взятая из природы, но были приняты такие положения, по которым единицы длины, поверхности, объема и веса находились в простой математической связи с основной мерой. Все производные единицы и их подразделения были согласованы с десятичным счетом. Десятичный принцип построения метрической системы является одним из важнейших ее преимуществ.

Осуществление закона 7 апреля 1795 г. было возложено на особых комиссаров, избираемых из числа людей, занимавшихся разработкой новой системы мер. Составить список ученых должен был Комитет народного просвещения. В этот список вошли известные ученые того времени, в частности Бертолле, Борда, Гаюи, Лаплас и академики Мешен и Деламбр.

После издания закона 1795 г. Мешен и Деламбр продолжили свои измерения. Между тем меры, основанные на временном метре, начали проводиться в жизнь. К осени 1798 г., т. е. через три года, измерительные работы были закончены. Комиссары Национального института — учреждения, сменившего Академию, по инициативе министра иностранных дел Директории Талейрана разослали приглашения в ряд стран с просьбой прислать делегатов для участия в Международной комиссии, которая должна была окончательно утвердить метрическую систему. Таким образом, создатели метрической системы пытались придать делу международный характер, считая, что измерения, которые были проведены, и результаты, которые были достигнуты, более совершенны, чем все измерения, принятые к тому времени во всех странах.

Но революционная Франция была в состоянии войны почти со всеми наиболее крупными странами Ев-

210

ропы, поэтому делегатов на Международную конференцию явилось немного. Приехали делегаты из республик: Батавской, Цизальпинской, Гельветической, Лигурийской, Римской, Тосканской. Кроме того, были представители Дании и Сардинии.

Делегаты съехались в сентябре 1798 г. 25 мая 1799 г. Международный конгресс заявил об окончании работ по проверке определения длины основных эталонов. Работа Конгресса закончилась 22 июня 1799 г. Прототипы метра и килограмма были сдела- ны на основе новых измерений из платины и сданы на хранение в Архив республики. Эти эталоны получили название архивных. Железные копии метра и ки- лограмма были розданы всем членам конференции.

Через полгода, 10 декабря 1799 г., уже при новом французском правительстве — консульстве, во главе которого стоял Бонапарт, законом были подтверждены основные принципы закона от 7 апреля 1795 г. и отменен временный метр. Вместо него единицей длины был признан архивный метр, размеры которого определили измерения, проведенные Деламбром и Мешеном. Длина метра была определена в 3 фута 11,296 линий вместо 3 футов 11,44 линий, т. е. новый метр стал несколько короче.

Статья 4-я закона 10 декабря 1799 г. гласила: «Из- готовить медаль, на лицевой стороне которой должна быть надпись: «На все времена для всех народов», а внизу вторая надпись: «Французская республика, VIII год». В законе говорилось, что медаль изготовляется, «чтобы предать памяти потомства время, когда система мер была доведена до совершенства, и операцию, которая послужила ей основой». Однако медаль так и осталась невыбитой.

Таким образом, 10 декабря 1799 г. метрическая си- стема мер была окончательно утверждена, но проведена в жизнь она была не сразу, изготовление самих

211

мер требовало времени. Еще закон 23 сентября 1795 г. предписывал постепенно приступить к замене старых мер новыми. В Париже и во всем департаменте Сены, т. е. в Центральной Франции, новые меры должны были стать обязательными с 22 декабря 1795 г., а полную замену мер собирались закончить через 2 года, т. е. к 1797 г. Но среди населения новые меры прививались с трудом; они не соответствовали вековым привычкам, названия их были не понятны.

В конце 1800 г., т. е. после окончательного утверждения метрической системы, можно было констатировать, что за 4 года, которые прошли после принятия новой системы мер, удалось ввести только меры длины и объема, да и то лишь в 12 из 83 департаментов. Объясняется это, главным образом, тем, что власть в 1799 г. перешла в руки крупной буржуазии, которая стремилась к соглашению с остатками феодальной знати и церковью во всем, в том числе и в проведении реформы мер.

В то время когда окончательно был утвержден закон о метрической системе и когда эта система стала проводиться в жизнь, во главе Франции стоял Наполеон. Наполеон не был сторонником метрической системы. Он считал, что не следует искоренять привычные меры. Не нравилось ему и десятичное деление, он предпочитал старое деление на 12, унаследованное еще от римской эпохи. Наполеон не отменил метрической системы, но и не принимал решительных шагов для ее введения.

12 февраля 1812 г. Наполеон издал декрет, имевший целью «облегчить и ускорить установление единообразия мер и весов» в империи». В первой статье декрета подчеркивалось, что «не будет сделано никаких изменений в единицах мер и весов Франции», установленных законом 10 декабря 1799 г. Но вместе с тем этот декрет предписывал министру иностран-

212

ных дел «принять Меры к изготовлению дли применения в торговле приборов для измерения и взвешивания, представляющих либо подразделения, либо кратные вышеупомянутых единиц, наиболее употребительные в торговле и приспособленные к потребностям народа».

Постановлением министра иностранных дел от 28 марта 1812 г. были введены «обиходные» меры, специально предназначенные для нужд торговли и непосредственно связанные с метрической системой. ' На «обиходных» мерах была обозначена их величина в метрических единицах. Население на практике пользовалось лишь «обиходными» мерами, которые по существу явились серьезным препятствием для проведения в жизнь метрической системы. Новые «обиходные» меры представляли собой комбинацию метрической системы и старых французских мер. Так, появилась мера длины туаз (т. е. сохранено было старое название), очень близкая по размеру к старому дореволюционному туазу. Этот туаз был принят равным 2 метрам, или 6 футам (фут равен 12 дюймам, дюйм равен 12 линиям). Таким образом, туаз был приравнен к единице метрической системы, т. е. был признан равным двум метрам, и было сохранено старое деление туаза на футы, дюймы и линии.

Одновременно с туазом был сохранен и локоть, признанный равным 12 дециметрам, т. е. немного больше метра. Локоть делился по системе двух: поллоктя, четверть, одна восьмая, одна шестнадцатая локтя.

Закон требовал, чтобы на другой стороне этих мер были нанесены деления десятичной системы, но фактически этим законом десятичная система была почти упразднена.

Для мер объема также была создана особая мера — буассо, равная одной восьмой гектолитра и делив-

213

шаяся по системе двух на: полбуассо, четверть буас-со. Наряду с буассо остался и литр, который также делился по системе двух: поллитра, четверть литра, одна восьмая литра и т. д.

Изменения коснулись и мер веса. Так, полкилограмма получило название фунта. Фунт делился на 16 унций, унция = 8 драхмам, драхма = 72 гранам.

Эти меры, представлявшие собой комбинацию старых французских мер и мер десятичной системы, действовали в течение 25 лет. Только законом 4 августа 1837 г. были восстановлены права метрической системы, и с 1 января 1840 г. (срок введения в действие этого закона) метрическая система во Франции стала единой и была признана общеобязательной.

§ 4. Состояние мер и поверочного дела в конце XVIII в.—первой половине XIX в. В России развитие производства, науки, культуры, торговли внутри страны и рост торговых и культурных связей со странами Западной Европы поставили на очередь вопрос об упорядочении системы мер. Однако имевшие место в XVIII в. попытки не привели к созданию строго разработанной и научно обоснованной, а самое главное, имеющей регулярный надзор, системы измерений. В целом положение измерительного хозяйства к концу века не отвечало современным требованиям. О тяжелом состоянии мер и весов сообщал в 1800 г. Сенату бывший генерал-прокурор Петр Хрисанфович Обольянияов. Он писал, что из поступающих по Провиантскому департаменту донесений известно, «что в некоторых губерниях весы содержатся в такой неисправности, что гири, заклейменные еще в 1754 г. в бывшей Гарнизонной канцелярии и в 1761 г. в Канцелярии губернской, с того времени доселе оставались без проверки. Отчего и произошла в них против настоящего весу разность, так что при приеме запа-

214

сов в магазине является великий недовес» !. В связи со сложившимся положением при Павле I указом от 29 апреля 1797 г. об «Учреждении повсеместно в Российской империи верных весов, питейных и хлебных мер» 2 была начата большая работа по упорядочению мер и весов. Завершение ее относится к 30-м годам XIX в. Указ 1797 г. был составлен в форме желательных рекомендаций. Указ касался четырех вопросов измерения: орудий взвешивания, мер веса, мер жидких и сыпучих тел. Как орудия взвешивания, так и все меры подлежали замене, для чего предполагалось отлить чугунные меры. Следует отметить, что русских мер длины закон не касался; он исходил из английского дюйма.

Таким образом, указ 1797 г. был несколько ограничен, он затрагивал лишь некоторые единицы измерения и не ставил вопросов организации надзора за мерами в дальнейшем.

Работа по осуществлению указа 1797 г. затянулась на долгие годы. Весы и меры отливались по чертежам директора казенного Александровского пушечного завода шотландца Карла Карловича Гаскония. Отливка производилась на казенных заводах: Александровском пушечном и Луганском — для севера и центра России и на Сибирских — для Сибири 3. Новые меры, отлитые из чугуна, должны были покупаться губернскими правлениями, но продавались они по довольно высокой цене, а средствами на их покупку местные учреждения не располагали. Поэтому губернские правления в основном ограничивались перепиской по поводу покупки мер. Кроме того, употреблявшиеся

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, д. 878, л. 10.

2 ПСЗ, т. XXIV, № 17938.

3 ЦГИА СССР, ф. 1285, оп. 5, 1802 г., X, д. № 1, л. 178 06.-179.

215

медные меры были значительно прочнее чугунных. Хотя указ 1797 г. не касался мер длины, однако он сыграл решающую роль в их истории. Меры вместимости сыпучих и жидких тел были определены в соответствии с английским дюймом. Поэтому, когда пришлось заняться мерами длины, стало ясно, что необходимо установить твердую связь их с английскин ми мерами, поскольку остальные меры были уже определены по английским образцам. Работу эту выполнил в начале XIX в. придворный часовой мастер англичанин Гайнам.

Министерство внутренних дел, в ведении которого в начале XIX в. перешли метрологичеекие вопросы, в 1803 г. поручило Гайнаму разработать основания для расчетов, принятых Гасконием при создании образцовых мер. Гайнам, ознакомившись с состоянием дел, пришел к выводу о необходимости создания точных мер длины. Предполагалось, что работа будет состоять из трех этапов: создание эталонов мер длины; создание образцов мер длины для рассылки в губернские города России, по которым должны проверяться меры длины, употреблявшиеся при измерениях; изготовление «обыкновенных» аршинов для употребления в народе.

К 1807 г. Гайнам изготовил три эталона аршина для хранения в Петербурге: хрустальный, стальной и медный. Основанием при определении их величины послужили английские меры — в сажени 7 английских футов, в аршине 28 английских дюймов. Эталоны были утверждены Александром I и переданы на хранение в Министерство внутренних дел 1.

Затем Гайнам перешел к осуществлению второго этапа работы — к созданию образцовых мер длины, предназначенных для рассылки по губерниям. Для

1 ЦГИА СССР, ф. 1285, оп. 5, 1802 г., д. 1.

216

отправки в каждую губернию Гайнам сделал 52 медных четырехгранных аршина.

Теперь можно было перейти к реализации третьего этапа — к производству «обыкновенных» или «общенародных» аршинов, предназначенных для общего употребления.

С 1810 г. Гайнам вел переговоры о создании в Петербурге специальной фабрики по производству аршинов. Такая казенная фабрика была учреждена в 1811 г. под управлением Гайнама. Но производство аршинов очень затянулось. Лишь к 1821 г. работа была закончена. К этому времени было изготовлено свыше 1 млн. аршинов.

По мере изготовления аршины должны были поступать в Министерство финансов для клеймения и рассылки по губерниям. Однако распространение их шло . плохо. Понадобился указ Сената «О введении в употребление новых аршинов», принятый в феврале 1824 г., который устанавливал окончательный срок замены старых аршинов новыми во всех губерниях, исключая Сибирь, к октябрю 1824 г. и запрещал производство и» продажу других аршинов, кроме изготовленных Петербургской фабрикой 1.

Несомненно, работа по изготовлению аршинов дополнила указ о мерах 1797 г., но в целом этот указ оказался ограниченным и незавершенным. В результате Россия так и не получила научно обоснованной системы мер. Феодально-крепостническое государство оказалось не в состоянии создать систему мер, которая отвечала бы требованиям формирующегося капиталистического уклада. Такое положение не могло долго сохраняться, поскольку с начала XIX в. требования к точности мер начинают возрастать. Если до появления машинной техники! потребность в мерах

1 ПСЗ, т. XXXIX, № 29760.

217

прежде всего ощущалась при изготовлении средств потребления в процессе их производства и в торговле, то с появлением машинного производства существенно изменяется сфера применения мер. Меры теперь применяются при производстве средств производства. Поэтому повышаются требования к их точности. Определенную точность мер, потребную для этих целей, уже нельзя достигнуть без новых принципов их организации. Революция в технике производства привела к необходимости создания научно обоснованной системы мер.

Обострение потребности в точной системе мер вызывалась и тем обстоятельством, что в первой четверти XIX в. Академия наук перестает быть единственным научным центром. Возникает ряд университетов, в которых не только велась педагогическая работа, но осуществлялись значительные научные исследования. Научная работа в ряде центров вызывала потребность в единой системе мер, имеющей достаточную точность и, следовательно, регулярную поверку.

Для политического и экономического единства России в связи с расширением ее территории было важно введение единой системы мер во всем государстве. Но для того чтобы ее ввести, необходимо было иметь такую систему мер, которая превосходила бы по своим качествам употреблявшиеся ранее системы.

К вопросу о необходимости новых принципов организации наблюдения за мерами можно подойти и со стороны попытки усовершенствования государственного аппарата. Оживление работ в области метрологии совпадает по времени с попыткой обсуждения вопроса о реформах в Секретном Комитете 6 декабря 1826 г. Одной из задач Комитета являлось рассмотрение вопроса о возможных преобразованиях государственного аппарата. Николай I рассчитывал сделать

218

государственцый аппарат более гибким в условиях развивающихся капиталистических отношений.

Нельзя не учитывать, наконец, и влияние западноевропейских стран. С конца XVIII в. в ряде стран были осуществлены крупные метрологические работы. Особое влияние на метрологию России имела Англия, которая вслед за Францией усовершенствовала свою систему мер.

Для поддержания системы мер на должном уровне во многих странах создавались специальные поверочные учреждения, в обязанность которых входило наблюдение за точностью мер, употребляемых в стране.

Незавершенность указа 1797 г. и новые требования, предъявляемые к точности мер, явились толчком к началу работы по точному определению мер веса, жидких и сыпучих тел.

В 1826 г. министр внутренних дел представил в Кабинет министров записку, в которой указывал на необходимость образования Комиссии образцовых мер и весов для изготовления постоянных образцов мер К

Работа по созданию научно обоснованной системы мер была начата в 1827 г. В этом году при Министерстве внутренних дел была создана Комиссия образцовых мер. В состав Комиссии вошли профессора А. И. Ламберти и П. Г. Соболевский. Комиссия сочла необходимым прежде всего установить взаимную связь единиц измерения. Поэтому свою главную задачу Комиссия видела в определении веса воды в заданном объеме. Исходной величиной для мер объема был принят английский кубический дюйм. Отправной мерой веса принимается фунт Петербургского монетного двора 1771 г. Комиссия закончила работу весной

1 См.: «100 лет государственной службы мер и весов» М.-Л., 1949, стр. 29.

219

1828 г. По определению Комиссии фунт воды помещался в 24,99912 куб. дюймах.

Поскольку предполагалось выразить зависимость между кубическим дюймом и фунтом в целых числах, то Комиссия сделала следующий вывод: «Для составления целого числа 25 куб. дюймов не достает только 0,00088 куб. дюймов» К Поэтому фунт, принятый при расчетах за основную единицу веса, следует увеличить на 7з девяносто шестой части золотника. С таким прибавлением один фунт должен был составить 25 куб. дюймов воды. Увеличение веса фунта Комиссия находила незначительным. Оно могло быть осуществлено без специального объявления и воспринято как более точный вес.

Установление связи в целых числах между мерами веса и объемом давало возможность установить зависимость между мерами веса и существующими мерами сыпучих и жидких тел.

По определению Комиссии объем ведра равен 750 куб. дюймам, а объем четверика — 1600 куб. дюймам. Отсюда следовало, что ведро должно вмещать 30 фунтов воды, четверик — 64 фунта воды.

Произведя указанные расчеты, Комиссия пришла к выводу: можно обойтись без образцовых мер вместимости, т. е. без эталонов. Достаточно составить практические правила, по которым можно будет «во всякое время и во всяком месте государства поверять весы и меры» 2.

Выводы Комиссии рассматривал особый Комитет Академии наук, в состав которого вошли академики В. К. Вишневский и Э.-А. Коллинс. Подход к решению проблемы установления связи мер был ими одобрен. Однако результат определения веса кубического

1 ЦГИА СССР, ф. 1285, оп. 5, д. 3, л. 185 об.

2 Т а м ж е, л. 254 об.

220

дюйма воды вызвал у них сомнение. Следует отметить, что заключение о неточности взвешиваний впоследствии полностью подтвердилось.

В. К. Вишневский и Э.-А. Коллинс предлагали также произвести сравнение русских мер веса с английскими. Сравнение дало бы возможность использовать результаты взвешиваний воды, произведенные в Англии.

Работу Комиссии в целом нельзя признать успешной. Ее решения не были оформлены законодательным актом. Были намечены лишь пути дальнейшей работы по вопросам научного обоснования системы русских мер. Такой очередной работой могло быть сопоставление русских мер с иностранными мерами.

Однако получение иностранных мер очень затянулось. Английские меры были получены в 1832 г. Предполагалось, что сличение мер произведет новая Комиссия. Первоначально она образовывалась, как и первая, при Министерстве внутренних дел, но в 1833 г. перешла в ведение Министерства финансов. В ее состав вошли П. Г. Соболевский и представители от разных ведомств: Министерства финансов, Министерства внутренних дел, Монетного двора. Главным исполнителем всех работ Комиссии явился академик А. Я. Купфер. Комиссия образовывалась без заранее определенных сроков работы и именовалась: «Комиссия для приведения в единообразие российских мер и веса».

Перед Комиссией стояли задачи сравнения русских мер и иностранных, составление таблиц перевода мер русских на иностранные и обоснование размеров образцовых мер.

Начала Комиссия свою работу с определения веса кубического дюйма воды. В основу своей работы Комиссия взяла фунт Петербургского монетного двора 1771 г. Причем, А. Я. Купфер и другие члены Комис-

221

сии считали, что вес этого фунта менять нельзя, так как он является основанием русской монетной системы. По определению А. Я. Купфера фунт воды оказался равен 25,019 куб. дюймам. Эти данные легли в основу всей русской системы мер, получившей законодательное оформление. Закон «О системе российских мер и весов» от 11 октября 1835 г.1 окончательно определил русскую систему мер, просуществовавшую до введения в СССР метрической системы в 1927 г.

Закон 1835 г. формулировал положения об основных единицах измерения.

Основанием российской линейной меры закон 1835 г. признавал «сажень в 7 настоящих английских футов с разделением на 3 аршина, каждый в 28 дюймов или 16 вершков». За основную единицу веса закон определял принять фунт, равный весу воды в объеме — 25,019 куб. дюймов при температуре 13 1/3° Реомюра в безвоздушном пространстве. Мерой жидких тел является ведро «в 30 фунтов перегнанной воды» при той же температуре или 750,57 куб. дюймов, а сыпучих тел — «четверик в 64 фунта перегнанной воды или в 1601,22 куб. дюйма». Меры жидких тел определялись, таким образом, по мерам веса и линейным мерам.

После принятия закона Комиссия приступила к созданию так называемых «нормальных мер» или эталонов мер. К 1842 г. они были сделаны и утверждены «Положением о мерах и весах 1842 г.»2. Русская система мер вводилась в употребление с 1 января 1845 г. «во всех частях империи».

Вопрос о введении единообразных мер в России не был новым. Этот вопрос поднимался еще в конце

1 ПСЗ, 2-е собр., т. X, № 8459.

2 ПСЗ, т. XVII, № 15718.

222

— начале Xl3t в. Однако многоукладность и неравномерность развития экономики на огромных просторах России, многонациональный состав населения — все это оказало большое влияние на развитие мер и весов, задержало введение общерусских единиц измерения. Комиссия разработала план введения во всем государстве русских мер и весов.

Значительное внимание «Положение 1842 г.» уделило вопросам организации наблюдения за мерами. Оно определяло принципы организации в стране поверочного дела, содержащие элементы действующей в настоящее время в СССР государственной службы мер и весов.

В соответствии с «Положением 1842 г.» во все губернии были разосланы медные образцовые меры, проверенные по эталонам. Хранить их должны были казенные палаты и экспедиции, где предполагалось производить поверку и клеймение вновь изготовляемых мер и весов. В уездных городах поверку должны были осуществлять городские думы или магистраты. Надзор за исполнением Положения о весах и мерах возлагался на городскую, земскую и сельскую полицию. Повторных периодических поверок мер и весов Положение не предусматривало. Их заменяли внезапные поверки на местах, производимые представителями от купцов и местных городских властей. Проверенные, т. е. признанные верными, и заклейменные меры и весы допускались к дальнейшему употреблению, а неверные и незаклейменные отбирались, а их владельцы предавались суду.

После принятия «Положения 1842 rV» Комиссия прекратила свою деятельность. Все материалы Комиссии были переданы во вновь учреждаемое постоянно действующее «Депо образцовых мер и весов», в обязанности которого входило хранение эталонов мер и организация их поверки, а также изготовление новых

223

эталонов. Первыми учеными хранителями «Депо образцовых мер и весов» были академик Адольф Яковлевич Купфер и профессор Владимир Семенович Глухов.

Трудами Комиссии 1827 г. и главным образом Комиссии 1832—1842 гг. русская система мер получила научное обоснование. Новая система мер в какой-то степени отвечала не только торгово-промышленным требованиям, но и научным требованиям середины XIX в.

Русская система мер, принятая Законом 1835 г. и Положением 1842 г., находилась в тесной связи с английскими мерами.

Русская метрология еще с конца XVIII в. могла пойти по одному из следующих путей: по пути самобытного развития русских мер, по пути установления связи русской системы мер с английскими мерами. И наконец, могла быть введена французская метрическая система. Возможность введения в России метрической системы можно рассматривать только как революцию в области мер. Весь приспособленческий характер развития феодально-крепостнического строя к новым условиям буржуазных отношений противоречил возможности революционной замены одних мер другими. Это обстоятельство усугублялось еще тем, что носителем новой метрической системы была революционная Франция. Нельзя не учитывать и политическую обстановку, сложившуюся в Европе в начале XIX в. Участвуя в коалициях, направленных против наполеоновской Франции, Россия не могла воспользоваться системой мер, которая не была поддер-жена в странах, ее союзницах. Не было условий для введения метрической системы и в 30-х годах XIX в. Правительство Николая I также шло по пути приспособления феодально-крепостнического государства к новым стихийно происходящим изменениям в эконо-

224

кике. Безусловно, введение метрической системы ё начале XIX в. в России значительно облегчило бы метрологическую работу в дальнейшем. Деятели в области метрологии начала XIX в. и Комиссии конца 20— 30-х годов были прекрасно осведомлены о работах создателей метрической десятичной системы. Но на революционную ломку мер они в сложившихся условиях не могли» пойти. Оставалось два пути — самобытное развитие русской метрологии или установление связи русской системы мер с английской. Россия фактически еще в XVIII в. отказалась от пути самобытного развития метрологии. В русскую систему мер уже в XVIII в. начали проникать иностранные меры и в первую очередь английские. Следовательно, объективный процесс развития шел по линии установления связи русской системы мер с английской. Завершился этот процесс в 30-х годах XIX в.

Принятие системы мер, связанной с английской, облегчало торговые связи России и Англии, а главное, облегчало использование в России английского оборудования. Обстоятельство это в условиях введения машинной техники имело первостепенное значение, так как по своему техническому развитию Англия занимала первое место среди стран Европы.

§ 5. Превращение метрической системы в международную систему мер и весов. В середине XIX в. метрическая система была введена или допущена к употреблению не только во Франции, но и в некоторых других странах: в Испании (1849), в Португалии (1852).

Новые меры в отдельных государствах первоначально вводились без каких-либо международных соглашений. Для того чтобы метрическая система оказалась единой для всех народов на все времена, необходимо было международное соглашение. Начиная с

225

середины XIX в. передовые ученые ряда стран высказываются за введение метрической системы в качестве международной.

Так, русские ученые уже в начале XIX в. поняли значение метрической системы и пытались ее ввести в употребление. В 1823 г. Н. И. Лобачевский в своем руководстве по геометрии ввел элементы метрической системы. Д. М. Перевощиков в «Ручной математической энциклопедии» дал очерк метрических мер. В середине XIX в. Ф. И. Петрушевский в «Общей метрологии» пишет, что переходу на общую систему мер мешают: «...привычка, политические расчеты (мнимые или действительные), страсти, невежество, со множеством других дельных и недельных причин...» 1.

Русские ученые явились первыми пропагандистами не только метрической системы, но установления ее прочной международной основы. Академик А. Я. Купфер в 1855—1865 гг. был деятельным членом Международного общества для установления единой системы мер, весов и монет. Общество выполняло большую агитационную работу по распространению метрической системы. Академик Б. С. Якоби в 1869 г. явился инициатором проекта создания новых международных прототипов метра и килограмма. Горячим сторонником введения метрической системы в России был Д. И. Менделеев. Еще в 1868 г. на I съезде русских естествоиспытателей и врачей он выступил с заявлением в пользу введения метрической системы, прежде всего в научных работах и преподавании. Д. И. Менделеев считал, что «выведенная научно-метрическая система отличается единообразием всех соотношений, простотою и легкостью приложения к наукам и искусствам, к промыслам и торговле, а

1 Ф. И. Петрушевский. Общая метрология, СПб., 1849, стр. 4.

226

потому она наиболее пригодна к всеобщему распространению, ...несомненно, что когда-нибудь и мы примем метрическую систему» '.

Содействовали оформлению мысли о необходимости введения метрической системы всемирные выставки. На выставках в 1851 г. в Лондоне и в 1855 г. в Париже члены жюри сделали заявления о необходимости принять, по соглашению между различными) странами, единообразную систему мер. Такое же мнение высказывали статистики, так как они испытывали особенно большие неудобства из-за разнообразия мер.

Во время Международного статистического конгресса в Париже в 1855 г. было принято решение учредить Международную ассоциацию для содействия установлению единой десятичной системы мер, весов и монет. Ассоциация признала, что лишь метрическая • система может стать международной. Крымская вой-' на, в которой Франция выступала союзником Турции, исключала возможность участия России в работе Международной ассоциации. Но Ассоциация не мыслила своей деятельности без готовности России примкнуть к международному соглашению о введении единообразной системы мер весов и монет и без участия Российской Академии наук в разработке возникающих в связи с этим научных проблем. В 1859 г. Международная ассоциация обратилась с соответствующими предложениями к Российской Академии наук2.

Физико-математическое отделение Академии наук признало полезной цель, которую поставила себе

1 Д. И. Менделеев. Соч., т. XXII. Метрологические работы. М.—Л., 1950, стр. 26.

2 См.: М. И. Радовский. К участию русских ученых в международных соглашениях. «Исторический архив», 1958, № 2, стр. 122-123.

227

Ассоциация. В докладе специальной комиссии, назначенной физико-математическим отделением Академии наук, были сформулированы основные направления, по которым следовало вести работу в связи с предложением Международной ассоциации. Комиссия признала французскую метрическую систему пригодной для рекомендации в качестве международной и сочла необходимым ввести метрическую систему и в России. Комиссия в своем докладе писала: «Введение в России французских мер и весов было бы большим благодеянием не только для России, но и для всей Европы. Французская метрическая система лучше всего отвечает всем требованиям науки,» промышленности и торговли: науки — своей строгостью и логикой; промышленности — своей простотой; торговли — тем, что она принята во многих других государствах Европы. Если бы Россия и Англия приняли метрическую систему, то можно было бы сказать, что вся Европа имеет одни в те же меры и веса»

Особенно большое значение для признания метрической системы в качестве международной имела всемирная выставка в Париже в 1867 г. На выставке была устроена витрина с образцами мер всех стран. Она иллюстрировала преимущества метрической системы. Международный комитет мер, весов и монет, организованный на выставке, сформулировал в своем докладе, составленном русским академиком Борисом Семеновичем Якоби, преимущества метрической системы и поставил вопрос об установлении международного единства мер как средства, способствующего культурному сближению и укреплению экономических связей между народами. «Десятичная система,— говорилось в докладе, — согласованная с применяв-

1 См.: М. И. Радовский. К участию русских ученых в международных соглашениях, стр. 126.

228

мой Во всем мире системой счисления, наиболее удобна для выражения кратных величин и подразделений в мерах, весе и монетах» К

В результате метрическая система была введена в Германии в 1868 г. как обязательная и допущена к употреблению в Англии в 1864 г. и в США в 1866 г. Но для того чтобы метрическая система действительно могла стать международной, необходимо было пересмотреть ее основания, так как со времени ее создания в конце XVIII в. наука сделала значительные успехи.

Еще в первой половине XIX в. немецкий астроном Бессель обнаружил ошибку, допущенную при обработке результатов измерения дуги парижского меридиана. Оказалось, что парижский меридиан содержит не 40000000 м, а несколько больше. У метрологов в связи с этим возник вопрос: следует ли изготовлять ' новые эталоны, которые бы по величине точнее соответствовали теоретически установленным единицам? Кроме того, стало совершенно ясно, что все последующие измерения всегда будут отличаться от предыдущих вследствие непрерывных усовершенствований геодезической измерительной аппаратуры и прогресса в области методов геофизических измерений.

В 1869 г. к ученым всего мира обратилась Российская Академия наук. В докладе специальной комиссии из академиков Отто Васильевича Струве, Бориса Семеновича Якоби, Генриха Ивановича Вильде говорилось: «Ввиду успешного распространения метрической системы за последние годы и в предвидении того, что принятие этой системы учеными всех стран не преминет осуществиться в ближайшем будущем, необходимо теперь же рассмотреть те основы, на ко-

1 Л. Д. И с а к о в. На все времена, для всех народов. Очерки по истории метрической системы, стр. 59.

229

торых должна быть установлена окончательно единая международная единица мер и весов». В обращении отмечалось, что достижения науки привели к необходимости отказаться от определения метра как десятимиллионной доли четверти меридиана: «Доказано, что эталон метра, хранящийся в архивах Франции, не составляет десятимиллионной части четверти меридиана». Последующие измерения показали, что каждый раз получаются другие данные «Архивный метр не совпал ни с одним из измерений четверти меридиана». «Следовательно, эталон о котором идет речь, должен был утратить характер естественной меры, который ему приписывался при его изготовлении, и в настоящее время он является просто произвольной и условной мерой». Академия наук предлагала «эталоны, хранимые в архивах Франции, считать прототипами» международной системы мер и изготовить с них образцы для других стран.

Предложение Российской Академии наук было поддержано научными учреждениями других стран. В 1870 г. Французская Академия наук разослала приглашения всем государствам для участия в Международной комиссии по изготовлению образцов метрической системы для всех народов. 24 государства прислали делегатов, представлявших почти все страны Европы и Америки. Комиссия собралась в Париже и приступила к работе 8 августа 1870 г., через три недели после начала франко-прусской войны, поэтому в ней не принимали участия представители Германии; отсутствовали также представители Бельгии и Голландии.

В основу своей работы Комиссия положила принципы, высказанные в обращении Российской Академии наук. Однако время, выбранное для работы Комиссии, оказалось весьма неудачным. Осада Парижа прервала работу Комиссии. По предложению русского

230

делегата, директора Пулковской обсерватории О. В. Струве, работа Комиссии была отложена и возобновлена лишь осенью 1872 г. Теперь Комиссия объединила представителей 30 государств. Комиссия наметила основы изготовления новых международных прототипов метра и килограмма. Было зафиксировано, что длина земного меридиана не является неизменной величиной, следовательно, погоня за естественной единицей меры не имеет смысла. Комиссия ознакомилась с состоянием архивного метра и признала, что нет оснований считать, что длина архивного метра сколько-нибудь заметно изменилась со времени его изготовления. Таким образом, основой метрической системы были признаны меры, изготовленные в 1799 г. По этим образцам было решено сделать новые прототипы.

Международная комиссия 1872 г. избрала постоянный комитет, который должен был находиться в Париже и заниматься изготовлением новых прототипов метра и килограмма. Один из эталонов метра и кило-, грамма следовало признать международным, а остальные по жребию распределить между государствами как национальные прототипы.

Практическому осуществлению постановлений Комиссии 1872 г., по мнению постоянного комитета, мешало отсутствие официального оформления обязательств государств по принятию соглашения о мерах. 1 марта 1875 г. в Париже собралась дипломатическая конференция в составе представителей 20 государств. Работа конференции оформилась подписанием 17 государствами метрической конвенции по метру «для обеспечения международного единства и усовершенствования метрической системы». В число 17 государств входила в Россия. Метрическая система была принята под покровительство договаривающихся государств, и ее развитие стало международным делом.

231

Подписавшие конвенцию страны обязались «основать и содержать на общие средства Международное бюро мер и весов — постоянное учреждение, находящееся в Париже». «Международное бюро мер и весов будет действовать, — говорилось в конвенции, — под исключительным наблюдением и руководством Международного комитета мер и весов, который в свою очередь подчиняется Международной конференции» мер и весов, состоящей из представителей всех договаривающихся сторон». Бюро следовало выбрать материал для прототипов, изготовить соответствующие образцы по числу стран — участниц конференции, сверить их с архивным метром и килограммом, т. е. с мерами, изготовленными в 1799 г., и раздать их всем заинтересованным странам.

Материалом для изготовления эталонов послужила иридиевая платина — сплав, состоящий из 90% платины и 10% иридия и отличающийся особенно большим удельным весом, твердостью и способностью противостоять всяким химическим влияниям. Эталон метра представлял собой стержень, поперечный разрез которого напоминал букву «х». Эталон воспроизводил длину архивного метра с точностью до 0,001 мм. За величину килограмма был принят архивный килограмм, т. е. масса 1,000 028 куб. дециметра воды при = 4°С, а не уточненный вес кубического дециметра воды.

К 1889 г. работы по созданию прототипов были закончены и в Париже собралась первая Международная конференция мер и весов, которая утвердила международные прототипы метра и килограмма и распределила их по жребию между странами, подписавшими метрическую конвенцию. России достались •эталоны метра № 28 и килограмма № 12.

Международные прототипы метра и килограмма вместе с двумя контрольными к каждому прототипу

232

образцами 28 сентября 1889 г. были помещены на хранение в специальное здание — Бретейльский павильон. С этого момента кончалась роль архивного метра и килограмма, а метр и килограмм стали определяться как длина и вес международных эталонов.

§ 6. Состояние мер и поверочного дела во второй половине XIX — начале XX в. и вопрос о введении в России метрической системы измерений. Положение о весах и мерах 1842 г. имело большое значение для установления единообразия мер и весов в России, хотя и после его издания не было установлено периодической поверки мер и единой системы поверочных органов. Функции «Депо образцовых мер и весов» оставались очень узкими. Поэтому организация работы по поверке мер продолжала оставаться нерешенной проблемой. В 80—90-е годы XIX в. вследствие успешного развития крупной промышленности, техники, роста товарооборота все ощутимее становится потребность в точных измерениях^ в усовершенствовании организации поверочного дела в стране.

В 1892 г. ученым хранителем «Депо образцовых мер и весов» был назначен гениальный русский химик Дмитрий Иванович Менделеев. Уже в начале своей деятельности по руководству «Депо» Д. И. Менделеев поставил перед собой три задачи, разрешение которых, по его мнению, должно было коренным образом изменить существующее положение дел в области и мер и весов: возобновление русских прототипов длины и массы; создание центрального метрологического учреждения с хорошо оборудованными для научных работ лабораториями; организация поверочного дела на новых началах.

Первым результатом деятельности Д. И. Менделеева было преобразование «Депо образцовых мер и весов» в 1893 г. в «Главную палату мер и весов», уп-

233

равляющим которой был назначен Д. И. Менделеев. По Положению о «Главной палате мер и весов» на нее возлагалось: а) хранение основных образцов (прототипов) единиц веса и мер, принятых в России; б) хранение копий и образцов иностранных единиц веса и мер; в) изготовление точных копий с основных образцов для поверки торговых мер и весов и периодическая поверка этих копий; г) поверка всякого рода мер и измерительных приборов; д) составление сравнительных таблиц русских и иностранных мер и инструкций, определяющих производство поверки мер и весов в местных поверочных учреждениях; е) рассмотрение всех вопросов, касающихся мер и весов как по предложению правительственных органов, так и возникающих при работах, производящихся в Главной палате 1.

«Главная палата мер и весов» возобновила основные прототипы русских мер. В 1899 г. были созданы три платино-иридиевых эталона аршина и три плати-но-иридиевых эталона фунта, а также специальный эталон — платино-иридиевая полусажень.

Итоги первых лет научной работы «Главной палаты мер и весов» были подведены в законе 4 июня 1899 г. об утверждении Положения о мерах и весах2. Закон устанавливал порядок хранения эталонов мер, расширял функции «Главной палаты мер и весов» по поверке мер и вносил крупные нововведения в организацию поверочного дела в стране. Общее наблюдение за единообразием мер, весов и всякого рода измерительных приборов, подлежащих поверке и клеймению, было возложено на «Главную палату мер и весов».

1 Третье ПСЗ, т. XIX, 17056, гл. II.

2 Там же.

234

Положение 1899 г. значительно повышало роль «Главной палаты мер и весов» в организации государственной службы мер и весов.

Законом 1899 г. было предусмотрено создание специальных поверочных учреждений — «Поверочных палаток». Предполагалось, что в разных пунктах страны будет образовано 150 «Поверочных палаток». В их обязанности входила поверка и клеймение мер и весов, находящихся в употреблении, а с 1905 г. им был поручен надзор за правильным применением мер и весов, подлежащих поверке и клеймению. Эти местные поверочные учреждения находились в подчинении «Главной палаты мер и весов».

Однако полностью закон 1899 г. об организации сети поверочных учреждений осуществлен не был. К 1917 г. на территории России действовало только 22 местных учреждения, осуществлявших поверку приборов торгового назначения: весов, гирь, торговых мер объема; мер сыпучих тел, торговых мер длины 1.

Закон 1899 г. устанавливал связь русских мер не только с английскими мерами, но и с метрической системой. Новая система мер отличалась от ранее действующей тем, что за основную единицу длины вместо сажени был принят аршин, кроме того аршин, а также фунт были связаны с международным метром и килограммом. Впервые разрешалось употребление наравне с российскими мерами международных метрических мер.

Д. И. Менделеев при работе по возобновлению прототипов русских мер установил трчнейшие отношения их с основными метрическими мерами. Русское техническое общество начиная с 1872 г. и до 1896 г.

1 См.: К. Н. Кацман. Прикладная метрология в Советском Союзе за 40 лет. «Труды Всесоюзного научно-исследовательского института метрологии», вып. 33 (93). М.—Л., 1958, стр. 159—160.

235

проводило эйергичную кампанию за введение метрй> ческой системы в России. Специальной комиссии оно поручило разработать вопрос о введении метрических мер в стране.

В комиссию поступило много предложений от ученых и технических организаций, поддерживающих переход на метрическую систему. В России метрическая и десятичная системы прививались сравнительно легко, так как население привыкло к десятичному счету благодаря делению рубля, ведра и сажени на сотые доли. Кроме того, основные единицы русской системы мер и метрической системы близки по размерам — верста и километр, десятина и гектар, полсажени и метр.

Но метрическая система в России не была признана обязательной. Законом 4 июня 1899 г. метрическая система была лишь допущена к употреблению наравне с русскими мерами. В законе говорилось: «Международные метр и килограмм, их подразделения, а равно и метрические меры дозволяется применять в империи, наравне с основными российскими мерами в торговых и иных сделках, контрактах, сметах, подрядах и тому подобных — по взаимному соглашению договаривающихся сторон, а также в пределах деятельности отдельных казенных ведомств... с разрешения или по распоряжению подлежащих министров...» 1.

Таким образом, фактически вопрос о введении единой международной метрической системы в дореволюционной России не получил практического разрешения. Метрические меры постепенно входили в употребление как бы само собой, и в первую очередь в новых областях науки и техники. Так, метрическая система сразу вошла в употребление в электротехни^

1 Третье ПСЗ, т. XIX, № 17056, гл. I, ст. 11.

236

ке. Сравнительно широко она применялась в машиностроении. С 1907 г. метрическая система была введена в военно-медицинском ведомстве вместо старого аптекарского веса. К 1914 г. в общем количестве поверяемых мер метрические меры составляли 9%. Это свидетельствует о значительном росте применения метрической системы. Но правительство не оказывало активной поддержки метрической системе, поэтому в решающих отраслях промышленности и особенно в торговле, сельском хозяйстве и в обиходе оставались старые русские меры.

Закон 1899 г. допускал существование двух систем мер в России. Это объяснялось тем, что старая русская система мер, складывавшаяся веками, упрочилась в быту и особенно на частном рынке. Частный капитал использовал ее сложности и неудобства для всякого рода сделок и расчетов, нередко приводивших к обмеру и обсчету. Отмена старой системы мер могла вызвать некоторые трудности для частного капитала.

Правительство пугал вопрос изготовления большого количества гирь и весов для новой системы. В силу этих причин правительство поддерживало старую систему мер. Но, с другой стороны, промышленный и технический рост в стране, развитие культурных и научных связей, рост внешней торговли и очевидные преимущества метрической системы вынудили допустить ее к употреблению наряду с русскими мерами.

§ 7. Основные единицы измерения в XVIII — начале XX в. Меры длины. До последнего времени исследователи мер длины считали, что в XVIII в. русские меры имели точное кратное совпадение с английским дюймом и футом. Аршин = 28 английским дюймам; сажень = 7 английским футам, или, 213,36 см в

237

переводе на метрическую систему. К такому выводу пришли и те историки, которые считали, что аршин всегда был равен 28 английским дюймам \ и те, по мнению которых русский аршин лишь при Петре был уравнен с 28 английскими дюймами с таким расчетом, чтобы сажень соответствовала 7 английским футам2.

Материалы Комиссии мер и весов 1736—1742 гг., образованной для разработки мероприятий по уточнению мер и организации поверочного дела, а также обмеры подлинной линейки начала XVIII в., которой пользовался Петр I, свидетельствуют, что меры длины в первой половине XVIII в. не были кратными английским мерам. Сажень в переводе на метрическую систему мер составляла около 216 см, т. е. была сохранена старая сажень3.

Сажень уменьшили в начале XIX в., когда была осуществлена большая работа по уточнению русских мер длины Гайнамом. Изготовленные Гайнамом аршины соответствовали 28 английским дюймам. Следовательно, 3 аршина, или сажень, образованная на основе этого аршина, должны были составить 7 футов, или 213,36 см в переводе на метрическую систему.

Комиссия образцовых мер и весов 1827 г. и Комиссия 1832—1842 гг. в своей деятельности исходили из равенства аршина 28 английским дюймам и сажени

1 См.: П. Г. Б у т к о в. Объяснение русских старинных мер линейной и путевой. «Журнал Министерства внутренних дел», 1899, ч. 8, кн. 11, стр. 251; Н. В. Устюг о в. Очерк древнерусской метрологии. «Исторические записки», 1946, т. 19, стр. 320—321.

2 См.: А. И. Ламберти. О первоначальном происхождении и нынешнем состоянии Российской линейной системы мер и веса. СПб., 1827, стр. 2—3; М. Н. Младенцев. Учреждение Главной палаты мер и весов и ее деятельность. «Временник Главной палаты мер и весов», ч. 8. СПб., 1907, стр. 179, и др.

3 См.: Е. И. К а м е н ц е в а. Меры длины в первой половине XVIII в. «История СССР», 1962, № 4, стр. 127-132.

238

7 английским футам. На оснований этих соотношений в 1833 г. были изготовлены прототипы линейных мер. Изготовлял прототипы сажени английский метролог Кэтер.

После тщательного сравнения сделанной им сажени с английскими эталонами длины образец меры в одну сажень был доставлен в Петербург, и по ней механик Академии наук Гиргенсон под руководством академика А. Я. Купфера изготовил прототипы сажени — платиновую и железную. Первая сажень получила название платиновой сажени Купфера, или главной государственной образцовой сажени, вторая — железной сажени Комиссии 1833 г. Образцы были узаконены в 1835 г. Указ 1835 г. определял: «Основанием российской линейной меры оставить навсегда сажень в 7 настоящих английских футов с разделением на 3 аршина, каждый в 28 дюймов или 16 вершков» 1.

Главная государственная образцовая сажень представляла собой латунный полый цилиндр, к которому были прикреплены шесть латунных и шесть платиновых полос. На концах платиновых полос нарезались поперечные черточки — штрихи, расстояние между которыми равнялось одной сажени.

Сажени, как правило, изготовлялись из железа. Вследствие технических затруднений с приведением длины платиновой и железной сажени к одной температуре, а также по причине крайне сложного ее устройства платиновая сажень никогда не применялась для поверки саженей. Железная сажень Комиссии 1833 г. имела прямоугольное сечение и практически служила основной мерой длины вплоть до 1899 г.

В 1894 г. Д. И. Менделеев приступил к созданию нового русского государственного прототипа длины, так как при росте требований науки, техники и про-

1 Второе ПСЗ, т. X, ст. 8459.

239

мышленности к точности измере ний основывать государственную службу мер на железной сажени было нельзя. Было признано за основание линейной меры принять аршин, а не сажень. В качестве материала для новых прототипов послужила иридиевая платина, принятая Международной метрической комиссией для изготовления метрических прототипов. Форма для них была выбрана аналогичная форме метра-прототипа, т. е. х-образная. Всего было изготовлено три аршина и одна полусажень. Полусажень должна была играть особую метрологическую роль, так как она была близка по размерам к ярду, метру и аршину. Она предназначалась для связи между тремя главнейшими единицами длины: английским ярдом, русским аршином и международным метром. Один из прототипов аршина был признан в качестве основного эталона и узаконен в 1899 г. как государственный прототип аршина. Местом хранения государственного прототипа являлась «Главная палата мер и весов».

Помимо аршина и сажени, в XVIII, XIX вв. и в начале XX в. продолжали употребляться части аршина: четверть и вершок. Аршин = 4 четвертям; четверть^ 4 вершкам.

Расстояния продолжали измеряться верстами. В XVIII в. употреблялись две версты: путевая = 500 саженям и межевая = 1000 саженям. На употребление межевой версты=1000 саженям по три аршина указывает Инструкция межевщикам 1754 г.1 Межевыми верстами-обычно определяются выгоны вокруг крупных городов. В Инструкции межевщикам 1766 г. делается шаг по пути замены межевой версты путевой верстой2, а именно межевые версты переводятся на путевые и указывается, что вокруг городов выгоны

1 ПСЗ, т. 17, № 12570.

2 См. т а м ж е, № 12659.

240

Следует измерять в верстах «пятисотных», т. e. межевать земли стали верстой, равной 500 саженям.

В XVIII в. межевая верста постепенно вытесняется путевой, и единственной верстой в XIX в. остается верста путевая, равная 500 саженям. В переводе на метрическую систему мер она равна: 213,36X500 = = 1066,8 м, т. е. несколько больше одного километра.

В XVIII в. верста и вершок делятся на более мелкие единицы: верста — на цепь и шест, а вершок — на части и линии.

Верста = 10 цепям = 50 шестам.

Цепь = 5 шестам.

Шест = 10 саженям.

Вершок = 10 частям = 100 линиям.

Часть = 10 линиям.

Подразделения версты со временем перестали употребляться, а подразделения вершка в связи с приведением аршина и сажени к кратному отношению с английскими мерами были заменены мелкими английскими мерами: дюймом, линией и точкой.

После указа 1835 г. и до введения метрической системы в употреблении были следующие меры длины:

Верста = 500 саженям = 1,0668 км.

Сажень = 3 аршинам = 7 футам = 213,36 см.

Аршин=4 четвертям = 16 вершкам = 28 дюймам = = 71,12 еж.

Четверть = 4 вершкам = 17,77 см.

Вершок = 4,44 еж.

Фут = 12 дюймам=30,48 см.

Дюйм =10 линиям = 2,54 еж. «_

Линия = 10 точкам = 2,54 мм.

Установленное законом деление на линии и точки применялось сравнительно мало. В линиях выражались размеры ламповых стекол и калибры ружей (например, 20- или 10-линейное стекло хорошо известно в обиходе). Точки применялись только для определе-

241

нйя размеров золотой и серебряной монеты. В механике и машиностроении дюйм делили на 4, 8, 16, 32 и 64 части. В строительном и инженерном деле широко применялось деление сажени на 100 частей. Фут и дюйм, которыми пользовались в России, точно совпадают с английскими мерами.

Таким образом, параллельно применялось несколько систем мер длины, не находящихся в соотношениях друг с другом, выраженных целыми числами. Например, фут = 66/7 вершка, а вершок = 13/4 дюйма. Это создавало неудобства, так как одни размеры считались исключительно в вершках, а другие — в футах и дюймах.

Выводы.

Система мер длины на протяжении XVIII и XIX вв. подвергалась изменениям. Указ 1835 г. определил соотношение русских мер с английскими. Сажень = 7 футам, а аршин = 28 дюймам. Исчезает ряд единиц измерения (подразделения версты), и входят в употребление новые меры длины: дюйм, линия, точка, заимствованные из английских мер.

Меры поверхности. Поземельные меры в XVIII и XIX вв. не претерпели существенных изменений, не изменились они и по сравнению с XVII в. Об этом свидетельствует «Роспись полевой меры 1709 г.» \ которая почти буквально воспроизводит текст «Книги сошного письма 7137 г.» (1625) 2.

В середине XVIII в. было произведено общее межевание всех земель Российской империи. Межевщики получили специальные инструкции. Если обратимся к Инструкции межевщикам, датированной 1754 г., то видим, что § 1 главы 5 предписывает: «Всю пашен-

1 См.: «Временник ОИДР», кн. 17. М., 1853, Смесь, стр. 66—90.

2 См. там же, стр. 35—65.

242

ную землю мерить в десятине полагать в длину по 80 сажен, а поперег по 30 сажен трехаршинных» 1. Четверть принималась равной полдесятине. Сенные покосы, которые измерялись копнами, полагать по 10 копен на десятину. Следует отметить, что основной поземельной единицей являлась десятина. Четверть упоминается, но она не являлась мерой, которой производились измерения.

Инструкция межевщикам 1754 г. сохраняет и старую межевую версту, равную 1000 саженям. В § 1 главы 6 Инструкции межевщикам о межевании лесов рекомендовано «те леса, которые раньше измерялись десятинами, продолжать мерить десятинами, а те, которые измерялись верстами, мерить верстами, а в версту считать по 1000 саженей трехаршинных».

Нет существенных изменений в поземельных мерах в Инструкции землемерам к генеральному всей империи размежеванию, данной в 1766 г.2, т. е. через 12 лет после первой Инструкции межевщикам. В § 96 этой Инструкции предписано «все угодья мерить в десятины, а десятину считать в длину по 80, а в ширину по 30 сажен трехаршинных». В Инструкции 1766 г. четверть выпала совсем (как земельная мера она не упомянута). Таким образом, источники позволяют проследить постепенное исчезновение четверти. Основная единица измерения земли в XVIII в.— десятина с ее делением по системе двух.

В быту воспоминание о старых поземельных мерах, т. е. о четверти как полудесятине и осьмине как половине четверти, сохранилось до введения десятичных мер. Участок в четверть десятины обычно называли осьминником.

1 ПСЗ, т. XIV, № 10237.

2 ПСЗ, т. XVII, № 12570.

243

Размеры десятины, как и в XVII в., могли быть разные. Помимо десятины в 2400 квадратных сажен, в XVIII, XIX и XX вв. известна десятина, называемая хозяйственной, общей площадью в 3200 квадратных сажен, имевшая 80 сажен длины и 40 сажен ширины.

Кроме хозяйственной, встречалась так называемая сотенная, или сотельная, десятина, т. е. земельная площадь, имевшая 100 сажен длины и 40 сажен ширины, равная 4000 квадратных сажен. Такие десятины употреблялись главным образом в многоземельных местностях на Среднем и Нижнем Поволжье, в Сибири и Зауралье. В Поволжье, в Самарской и Оренбургской губерниях употреблялась еще одна земельная мера — так называемый круг, длина и ширина сторон которого были по 100 сажен и площадь, следовательно, составляла 10 000 квадратных сажен.

Выводы.

Основной мерой поверхности становится десятина. Десятина = 2 полдесятинам = 4 четверть десятины = = 8 восьмых десятины. Четверть в XVIII в. постепенно выходит из употребления и со второй половины XVIII в. больше не встречается. Десятина = 2400 квадратным саженям (80X30 сажен). Встречаются десятины и других размеров.

Меры сыпучих тел. В XVIII в., несмотря на тенденцию к замене мер сыпучих тел мерам веса, значение мер сыпучих тел было еще очень велико.

В первой половине XVIII в. продолжали пользоваться мерами, которые были разосланы по городам в 1679 г.,— медной осьминой и медным четвериком. В таможнях с них изготовлялись деревянные копии, используемые для измерения. Меры эти имелись во всех городах центра России, а также в крупных торговых пунктах: Орле, Туле, Коломне, Переяславле-Залесском, Ростове, Серпухове, Кашире, Воронеже, Архангельске, Вологде, Нижнем Новгороде. Во всех

244

Этих городах старых районов европейской России применялись меры сыпучих тел. Иное положение было в Среднем и Нижнем Поволжье, Урале и Сибири. З'десь употреблялись меры веса. Так, например, в Царицын, Черный Яр и Астрахань не посылались меры сыпучих тел. В эти города хлеб привозили по Волге сверху, молотый, «и по привозом оные хлебные припасы в купечестве продаются кулями, кто, что видит и на вес, и не в меры» '. Следовательно, хлеб в этих городах продавался на вес и кулями. Куль соответствовал четверти, т. е. основной мере сыпучих тел.

Еще в XVII в. для измерения молотого хлеба постепенно начинает входить в употребление взвешивание. Зерно же продолжали измерять мерами сыпучих тел. Процесс замены мер сыпучих тел мерами веса затянулся, и в XVIII в. меры сыпучих тел продолжали достаточно широко применять для измерения хлеба. Об этом свидетельствуют данные употребления мер сыпучих тел в таможнях. Мерами сыпучих тел пользовались в первую очередь в таможнях городов, расположенных в районах производства зерна и крупных торговых пунктах. Хлеб в зерне здесь измеряли мерами сыпучих тел, муку и крупу — мерами веса, но могли быть и отступления. Помимо муки и крупы, мерами веса в XVIII в. измеряли соль, для этого у «соляной продажи» существовали специальные весы.

Отсутствие каких-либо норм употребления мер сыпучих тел и мер взвешивания в первой четверти XVIII в. вызвало к жизни указ 1725 г. о мерах веса. Указ «купецким и всякого чина, людям» предписывал продавать в вес «муку, крупу, солод и толокно и всякой молотой и толченой хлеб»2. В дальнейшем этот указ нарушался и вообще не коснулся хлеба в

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 1/1655, ч. 1, лл. 106—106 об.

2 Там же, л. 152 об.

245

зерне. За мерами сыпучих тол иногда (кик и в XVII в.) признавалось даже прелмущостио пород мерами веса. Поскольку вес одного и того ж<> но объему количества зерна зависит от степени иго нлижпости и качества, в XVIII в. имели место лини, отдельные высказывания в пользу замены мер сыпучих тел весом. О такой замене говорил П. Н. Крекшип: «Л удобнее мерам четвертичным всех хлебов по опробации положить в вес, то будет непогрешительпан морд. Которой хлеб плоше, того в вес пойдет больше и тем излишком наградит недостаток доброты. Только смотреть купцам надлежит, чтоб всякой хлеб был сух и не было бы в нем для лишнего весу мокроты» !.

Для XVIII в. представляется возможным определить со сравнительно большой точностью объем мер сыпучих тел.

Комиссия мер и весов 1736—1742 гг., стремясь найти основание для выбора мер сыпучих тел, собрала сведения об объемах мер из разных мест. По поручению Комиссии А. К. Нартов сопоставил местные меры сыпучих тел, а в Академии наук был определен точный объем выбранного Комиссией четверика — основной меры сыпучих тел.

Сравнение мер сыпучих тел позволило А. К. Нар-тову выбрать из всех присланных мер четверик Московской большой таможни. А. К. Нартов взял его за основание потому, что признал его «древнейшим», и потому, что по нему «Камер-коллегия всех городов меры свидетельствовала и против оных уравняла»2. (Точный год изготовления этого четверика ннеизвестен, видимо, он относится к началу XVIII в.)

Таким образом, четверик использовался как основной образец мер сыпучих тел, и выбор ого ни ппосил

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 3/1057, л. 220.

2 Т а м же, кн. 2/1656, л. 586.

246

коренных изменений в установившуюся систему мер сыпучих тел. В Академии наук, куда Комиссия обратилась с просьбой определить вместимость четверика, эту работу выполняли профессора И.-Н. Делиль и Х.-Н. Винсгейм. Результат их измерения был таков: четверик содержит в себе 286,42 кубических вершка *.

Несмотря на точность сообщаемых данных о размере четверика, эти данные довольно трудно сопоставить с другими сведениями о размере четверика, а отсюда и четверти. И.-Н. Делиль и Х.-Н. Винсгейм производили измерение с помощью полуаршина, который был принят Комиссией за исходную единицу мер длины. Поэтому приходится учитывать размеры этого полуаршина, а также некоторую условность веса зерна в определенной мере сыпучих тел.

Вершок на основании полуаршина, взятого Комиссией, составлял в переводе на метрическую систему 4,5 см2. Один кубический вершок, следовательно, равен 91,125 см3, а объем четверика составит: 286,421 X Х91Д25 см3 = 26 100,113625 см3. Отбросив дробь, можно считать, что четверик = 26 100 см3, а четверть — 26 100X8 = 208 800 см3, или четверть вмещала 208 800 г чистой воды при t —4°С, или 208 кг 800 г. Учитывая, что рожь не превышает по весу 63% веса воды и в том же объеме 3, получаем вес четверти тки* 208 800 х 63 V V

100

= 131 544 г, или 131,544 кг. Один пуд =

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, л. 586.

2 См.: Е. И. Каменце в а. Меры длины в первой половине XVIII в. «История СССР», 1962, № 4, стр. 130—132.

3 См.: «Коммерческая энциклопедия», т. II, СПб., 1889, стр. 468—469. Взяты данные XIX в., а не современные, так как натура современной сортовой ржи значительно выше — 685—730 г (натура зерна — вес единицы объема (литра) зерна. Служит показателем качества зерна).

247

16,38 кг. Отсюда вес четверти ржи в пудах составит почти точно 131,544:16,38 = 8 пудов.

Итак, в первой половине XVIII в. употреблялась четверть, вмещавшая 8 пудов.

Такие же данные о весовом содержании четверти сообщила Комиссии мер и весов 1736—1742 гг. Адмиралтейская коллегия. Указывая на невозможность установления точного веса, вмещавшегося в четверть зерна, Адмиралтейская коллегия сообщала, что «мука принимается... весом, счисляя в каждом куле по семи пуд, по десяти фунтов, чистой, кроме куля. А крупа, счисляя по осьми пуд в четверти чистой же кроме куля» ', т. е. без тары. Четверть, таким образом, вмещала 8 пудов крупы, или 7 пудов 10 фунтов муки, так как куль и четверть здесь отождествлены. Непосредственное измерение производили осьминами и четвериками, меры четверти не было, но фактически четверти соответствовала тара — куль, вмещавший 8 пудов.

Об употреблении восьмипудной четверти свидетельствуют и источники второй половины XVIII в. Так, при доставке провианта в крепости Оренбургской линии в 70-х годах XVIII в. пользовались четвертью, или кулем, вместимостью 7 пудов 10 фунтов ржаной муки, или 8 пудов овсяной крупы2. Следовательно, употреблялась восьмипудная четверть. Но в то же время во второй половине XVIII в. в некоторых официальных бумагах вес четверти ржи принимался равным 9 пудам. Архангельский губернатор Е. Голов-цын в своем докладе Екатерине II о возможности вывоза хлеба за границу через Архангельский порт

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, л. 562.

2 ЦГАДА, ф. Исетской провинциальной канцелярии, вязка № 1, д. 12, л. 61 об.

248

пользовался девятипудной четвертью1. Вывод об употреблении здесь четверти большего объема будет неверным. Очевидно, четверть вмещала 8 пудов ржи определенного качества и определенной влажности. Та же четверть ржи другого качества вмещала 9 пудов. Достичь безусловной точности при переводе мер объема в весовые единицы нельзя. Всегда будут известные допуски в сторону повышения или понижения.

Комиссия мер и весов 1736—1742 гг. решила объем четверика несколько изменить, приняв его за 288 кубических вершков. Такая величина четверика позволяла при условии изготовления четырехугольных четвериков считать четверик равным в высоту 8 вершкам, «а широты во все стороны по шести вершков» 2 (6X6 = 36X8 = 288 кубических вершков). Четырехугольная форма мер вместимости в дальнейшем принята не была, но объем четверика, взятый Комиссией, лег в основу мер вместимости. Так, Комиссия 1832—1842 гг. сохранила объем четверика, принятый Комиссией 1736—1742 гг. По указу 1835 г., окончательно установившему систему русских мер, четверик равен объему 64 фунтов воды при г = 13'/з° Реомюра, или 1601,22 кубических дюймов. Этот объем четверика почти полностью совпадает с объемом, принятым Комиссией 1736—1742 гг.: 288X91,125 см3 = 26 244 000 см3, или 26 244 г = 26 кг 244 г, при условии, если удельный вес воды примем за единицу. Вес воды, входящей в четверик, по определению Комиссии XIX в., и принятый в указе 1835 г., составлял: 64X409,512 = 26 209 г = 26 кг 209 г. При этом объеме четверика вместимость четверти ржи зерна составит

1 ЦГАДА. Государственный архив, разр. XVI, д. 595 л. 42 и др.

2 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, л. 612 об.

249

около 8 пудов. Приняв вместимость зерна за 03% по отношению к воде, получим:

(64 х 63):100= 40,32 ф., 40,32 ф. X 8 = 322,56;

322,85 : 40 = 8 п. 26 ф.

Работая с четвериком, метрологи всегда считали, что четверик=1/8 четверти. Кроме четверти и четверика, употреблялся гарнец — 1/8 четверика.

Меры сыпучих тел сохранились до введения метрических мер. Они употреблялись в XIX—начале XX в. для определения количества сыпучих тел — муки, зерна, овощей, каменного угля и т. п. наряду с отпуском по весу.

Выводы.

В XVIII — начале XX в. основной единицей мер объема сыпучих тел являлся четверик, вмещавший 64 фунта воды при t=13 1/3° Реомюра, что составляет в четверти 8 пудов ржи зерна. Некоторые колебания количества вмещавшегося зерна можно объяснить колебаниями влажности и качества зерна. Система мер сыпучих тел в целом была следующая:

Четверть = 8 четверикам.

Четверик = 8 гарнцам.

Иногда применялось деление четверти по системе Двух:

Четверть=2 осьминам (полчетвертям).

Осьмина = 2 полуосьминам.

Полуосьмина = 2 четверикам.

Меры жидких тел. Для XVIII в. следует отметить значительное разнообразие мер жидких тел. Это объясняется тем, что они употреблялись для измерения жидкостей разного назначения; кроме того, вина иностранного происхождения поступали в Россию в таре, которая была одновременно и их мерой.

250

Вино мерилось мерником и десятней. Мерник — это мера в 40 ведер. При оптовой продаже вино измерялось крупной единицей — десятней. Десятня — это бочонок вместимостью в 10 ведер. Итак, если для XVII в. мы не знаем меры жидкостей более крупной, чем ведро, то в XVIII в. такие меры появляются — это мерник и десятня.

Особыми мерами, связанными с мерами веса, изме-рялабь водка, т. е. настойка, для приготовления которой употреблялось хлебное вино и разные травы и ягоды. В числе немногих жидкостей водка продавалась мерами, определенными по весу.

Вино, пиво и мед измерялись одинаковыми мерами: «Особливые пивные и медовые меры не имеются, но все равны, как винные, так и пивные, и медовые» 1.

Растительное масло и уксус также измерялись мерами жидкостей. В основе эти меры исходили из ведра, но употреблялись разные его деления. Наибольшее применение имели: ведро, полведра, кружка и чарка.

Для XVIII в. представляется возможность определить вместимость мер жидких тел. Работа по определению вместимости основной меры жидких тел — ведра была осуществлена по заданию Комиссии мер и весов 1736—1742 гг. Из поступивших в Комиссию мер жидких тел было взято в качестве основного образца ведро Каменномостского питейного двора в Москве.

Материалы Комиссии 1736—1742 гг. содержат сведения об объеме ведра и, следовательно, дают возможность судить о диаметре ведра и весе воды, входившей в него. Определяли объем ведра, так же как и объем четверика, профессора Академии наук И.-Н. Делиль и Х.-Н. Винсгейм. Они сообщили Ко-

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, л. 297 об.

251

миссии, что «тоб содержание мы привели в кубические вершки, следуя мере полуаршина», т. о. объем ведра был определен в соответствии с примятой Комиссией за образец полуаршинной мерой, которой пользовался Петр I1. По определению Делиля и Винсгейма оказалось, что ведро содержит 136,297 кубических вершков. На основе этих данных и сведений о высоте ведра в 8 вершков нетрудно определить диаметр ведра и вес воды, входящей в него:

U = irR2H; 136,297 = 3,14 х R2 X 8;

136,297 = 25,12R2

136,297 25,12

= 5,43; Rj5,43 «2,33.

Отсюда диаметр = 2,33X2 = 4,66 вершка.

Следовательно, диаметр ведра при его высоте 8 вершков и объеме 136,297 кубических вершков должен быть равен 4,66 вершка. Причем вершок равен 4,5 см, а не 4,44 см. В переводе на метрическую систему мер диаметр ведра будет равен 20,97 см (4,66X4,5).

Зная объем ведра, можно определить и вес воды, вмещавшейся в ведре. Если 1 вершок = 4,5 еж, то 1 кубический вершок = 91,125 см3. В переводе на метрическую систему мер объем ведра равен: 136,297 X Х91,125 = 12 420,064125 см3; удельный вес воды 1 г/см3; следовательно, вес воды в ведре составит 12 420,064 125 X1 = 12 420,064 125 г, или около 12,5 кг. Переведя на русские меры веса, получим 12 400, 064 125 : 409,512 = 30,537 фунта.

Таким образом, диаметр и обт.см ведра, а также вес воды, входящей в ведро, для XVIII в. определяются совершенно точно.

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, л. 546.

252

Ведро было основной мерой жидкостей. Меры меньше ведра являлись определенной частью ведра: ½, ¼, 1/6, 1/8, 1/10, 1/16. Особо следует выделить деление ведра по системе двух. Деление на два наиболее простое и широко применялось в русской метрологии не только для мер жидкостей. Это деление давало меру, равную 7в ведра, которая, помимо названия по соответствующей части ведра, называлась кружкой. Кружка, равная 7s ведра, появилась, видимо, в конце XVII в. lib» окончательно вопрос о времени появления деления ведра на 8 кружек не выяснен.

В XVIII в. деление ведра на 12 кружек, встречающееся в начале XVII в., исчезает. Сохраняется деление на 10 и 8. Так делили ведро и в XIX в. и в начале XX в.

В указе 1835 г. «О системе Российских мер и весов» упомянуто два деления ведра. Кружка, равная 7ю ведра, должна вмещать перегнанной воды при t=1373°P 3 фунта, а объем должен составлять 75,06 кубических дюймов. Объем же «при осмеричном разделении (ведра) по соразмерности» 1, т. е. в указе допущено два деления ведра, но предпочтение отдано десятичному делению.

В XVIII в. помимо русских мер в торговой практике употреблялись меры иностранного происхождения: канна, анкерок, оксофт, галенок, или галенка. Анкерок, канна и оксофт — меры жидкостей, которыми пользовались преимущественно в северных странах — Швеции, Финляндии и др. Оксофт употреблялся и в Англии. Оксофт (оксгофт) и канна были известны также в Риге и Ревеле еще в XVI в.2 Меры

1 Второе ПСЗ, т. X, 8459.

2 См.: Я. К. Земзарис. Метрология Латвии в период феодальной раздробленности и развитого феодализма (XIII— XVI вв.). «Проблемы источниковедения», кн. IV. М., 1955, стр. 206.

253

эти иногда употреблялись при измерении вин иностранного производства.

Наиболее часто в XVIII в. из мер иностранного происхождения встречается галенок, или галеика. Га-ленками измерялись только вина. Мера эта английского происхождения, что позволяет установить «Известие о весах и мерах, употребляемых в Англии и Ирландии», присланное в Комиссию мер и весов 1736—1742 гг. русским посланником в Англии Антио-хом Дмитриевичем Кантемиром 1. Среди мер вместимости, которые указаны в «Известии», встречаются два тождественных наименования английской меры галлон — галун и галенок. Эти два термина механически заменяют друг друга. А. Д. Кантемир сообщал, что галлон равен двум бутылкам. Эта мера употреблялась в Апглии как для измерения жидкостей, так и для «сухих» и «дробных вещей». Ею мерили вино, пиво, рыбу, масло. Вместимость галлона была связана с характером измеряемых товаров. Различалось два галлона: галлон винный, равный 231 кубическому дюйму и галлон пивной, равный 282 кубическим дюймам. В Россию галлон под наименованием галенок, или галенка, проник как мера випа и, следовательно, вмещал 231 кубический дюйм. В переводе на метрические меры это составит 4209,375 еж3, т. е. приблизительно 4 л, или около 10 фунтов воды.

В XVIII в. все употребляемые меры жидких тел в зависимости от характера и происхождения измеряемых жидкостей можно подразделить на три группы: меры уксусные; меры винные, пивные, медовые и водочные, т. е. для измерения спиртных напитков русского происхождения; меры для вин «чужестранных». При измерении уксуса пользовались ведром, полуведром, каннами, кружками, полукружками. Для изме-

1 ЦГАДА. Сенат, ф. 248, кн. 2/1656, лл. 239—243.

254

рения вина, пива и меда употреблялись ведра, полуведра, канны, кружки, полукружки, четверики, винные чарки. Водка измерялась фунтовиками, полуфунтовиками и водочными чарками. Это меры вместимости, образовавшиеся на основе мер веса. Входя в систему мер жидкостей, водочные меры были связаны с мерами веса. Для измерения вин «чужестранных» употреблялись анкерки, полуанкерки, ведра, полуведра, четвертные, штофы, бутылки, полубутылки, четверть бутылки.

Таким образом, все жидкости измерялись ведрами.

Меры жидкостей для измерения масла в XVIII в. выходят из употребления. Масло стали измерять весовыми единицами.

В XVIII в. меры жидкостей русского и иностранного происхождения переплетаются друг с другом и складывается единая система мер жидких тел, зафиксированная в указе 1835 г. и просуществовавшая до введения метрической системы. Основная единица —• ведро, вмещавшее 30 фунтов чистой воды. Кружка = 7в ведра; штоф, или кружка = 1/ю ведра; полуштоф, или водочная, или пивная бутылка=1/2о ведра; винная бутылка = х1\ъ ведра; чарка = 1/ю0 ведра; шкалик, или получарка = V200 ведра. Наиболее употребительны ведро и бутылка. Применяется еще 7г, 7-4, а иногда 7в ведра. Молочная кружка —7го ведра. Бочка не является узаконенной единицей.

Выводы.

В XVIII в. имело место некоторое различие в употреблении мер жидкостей в зависимости от их характера. Различали меры жидкостей для продажи уксуса, вина, пива и меда, т. е. русских спиртных напитков, и меры жидкостей для спиртных напитков иностранного происхождения.

Вся система мер жидкостей в XVIII в. может быть представлена следующим образом:

255

Русские меры жидкостей

Мерник, или бочка = 40 ведрам = 4 десятням.

Десятня = 10 ведрам.

Ведро = 2 полуведрам = 4 четвертям ведра = 6 шестерикам.

Ведро = 8 кружкам = 16 полукружкам = 32 четвертям кружки.

Ведро = 10 кружкам.

Кружка = 10 чаркам.

Ведро —около 12,5 кг воды.

Кружка = около 1,5 кг воды.

Фунтовик = 2 полуфунтовикам.

Полуфунтовик = 5 водочным копеечникам.

Меры жидкостей иностранного происхождения

Оксофт (оксгофт) =180 штофам = 60 галенкам.

Анкерок = 3 ведрам.

Галенок = 3 кружкам.

Канна = 2 штофам.

Штоф = 2 бутылкам.

Бутылка = 2 полубутылкам.

Кружка и штоф были основными мерами в розничной продаже вина, причем кружка — для спиртных напитков русского происхождения, а штоф — для спиртных напитков иностранного происхождения.

В указе 1835 г. зафиксировано образование единой системы мер жидких тел. Основной единицей в этой системе продолжает оставаться ведро, вмещающее 30 фунтов чистой воды.

Меры жидкостей XIX — начала XX в.

Ведро = 4 четвертям = 10 штофам, или кружкам = = 20 водочным бутылкам = 40 полубутылкам, или со-роковкам = 100 соткам = 200 шкаликам.

256

Четверть = 5 водочным бутылкам = 10 полубутылкам, или сороковкам = 25 соткам = 50 шкаликам.

Водочная бутылка = 2 полубутылкам = 5 соткам = = 10 шкаликам.

Полубутылка (сороковка) =2,5 соткам = 5 шкаликам.

Сотка = 2 шкаликам.

Ведро = 4 четвертям = 16 винным бутылкам = 32 полубутылкам.

Четверть = 4 винным бутылкам = 8 полубутылкам.

Винная бутылка = 2 полубутылкам.

Наиболее употребительны в этой системе мер были ведра и бутылки. Часто применялись и доли ведра: 72» 74 и 78- Широко употребляемая молочная кружка составляла 7го ведра и совпадала с водочной бутылкой.

Меры веса. Меры веса на протяжении XVIII— начала XX в. претерпевают некоторые изменения. Рассмотрим систему русских мер веса в XVIII в. и в XIX — начале XX в.

В XVIII в. встречаются следующие меры веса: берковец, пуд, фунт, золотник, грен, крата и доля.

Берковец = 10 пудам.

Пуд=40 фунтам.

Фунт = 96 золотникам.

Золотник = 6 гренам = 20 кратам = 96 долям.

Основной единицей в этой системе мер является фунт.

На основе этой системы единиц измерения веса складываются наиболее употребительные наборы гирь. Пудовые — в 10 пудов, 5 пудов, 3 пуда, 2 пуда, 1 пуд и полпуда; фунтовые — в 10 фунтов, 5 фунтов, 3 фунта и 1 фунт. Употреблялись также и части фунта (полфунта, четверть фунта, восьмая часть фунта или осьмуха) и фунтовые разновесы. Гиря фунтового разновеса весом в фунт состояла из чашечек, входя-

257

щих одна в другую. Каждая чашечка соответственно весила 48 золотников, 24 золотника, 12 золотников, 6 золотников, 3 золотника, 2 золотника и 1 золотник. Употреблялись разновесы и меньше золотника.

Во второй половине XVIII в. в систему русских мер веса вошел лот — немецкая мера веса, которая составляла 32 часть фуата или равнялась 3 золотникам.

Определенным этапом в истории мер веса явился Указ о мерах и весах 1797 г. Указ предписывал отливать чугунные гири новой формы — сферической или шаровидной, чтобы они меньше стирались, весом в 1 и 2 пуда, в 1, 3, 9 и 27 фунтов и в 1, 3, 9, 27 и 81 золотник. В качестве приложения к Указу 1797 г. давалась таблица для взвешивания товаров от 1 до 40 фунтов при помощи гирь в 1, 3, 9 и 27 фунтов и для взвешивания товаров от 1 до 96 золотников при помощи гирь в 1, 3, 9, 27 и 81 золотник. Эту таблицу купцы должны были иметь при себе.

Таблица была составлена К. К. Госкоиным по троичной системе. Это наиболее экономичная система; она позволяет одним набором гирь взвесить любое количество — от 1 фунта до 1 пуда и от 1 золотника до 1 фунта.

Однако эта система большого практического значения не получила. К. К. Госкоин, обладая исключительным правом отливки гирь на Олонецких заводах, директором которых он являлся, отливал обычные наборы гирь в 2 и 1 пуд, в 10, 5, 3, 2 и 1 фунт.

Введение новой шаровидной формы гирь, определенной Указом 1797 г.Л связано с новой техникой отливки гирь, введенной Госкоиным. Уточнение веса в гирях шаровидной формы осуществлялось не надбавками, которые раньше наваривались к ручке гири, а высверливанием лишнего количества металла в нижней части гири. Для этого гиря отливалась несколько большего веса.

258

Изменения в системе мер веса, произошедшие к концу XVIII в., оказались зафиксированными в Законе 1835 г. По нему устанавливалась следующая система мер веса:

Меры торгового веса

Берковец = 10 пудам.

Пуд = 40 фунтам.

Фунт = 32 лотам или 96 золотникам.

Лот = 3 золотникам.

Золотник = 96 долям.

В этой системе единиц официально принято употребление, наряду с русскими единицами веса, немецкого лота, который употреблялся уже во второй половине XVIII в. Однако в XIX в. лот, как единица веса, применяется довольно редко, да и то только для взвешивания цветочных семян и духов. Редко употреблялся и берковец. Им пользовались, например, в сахарной промышленности.

Помимо единиц торгового веса Закон 1835 г. устанавливал единицы аптекарского веса, которые после того, как было разрешено в России в 1899 г. применение метрической системы, выходят из употребления.

Меры аптекарского веса

Фунт = 12 унциям.

Унция = 8 драхмам.

Драхма = 3 скрупулам.

Скрупула = 20 аптекарским гранам.

Аптекарский гран = 1,4 доли, или 1/5760 аптекарского фунта.

Аптекарский вес находился в определенном отношении к торговому весу. Согласно Торговому уставу 1893 г. аптекарский фунт = 7/8, или 0,875 русского фунта.

259

Мы рассмотрели систему построения единиц веса. Далее следует остановиться на вопросе о весовом содержании мер веса. На протяжении XVIII в. и в начале XIX в. меры веса не подвергались каким-либо значительным изменениям. Гири могли быть неточными, но для определения их веса существовали координирующие центры — монетные дворы в Москве и Петербурге, где создавались и хранились эталоны мер веса.

Начало созданию образцовых мер веса, или эталонов, было положено в первой половине XVIII в. В 1727 г. В. Н. Татищев приехал в Москву с инструкцией об осмотре и освидетельствовании на Московском монетном дворе весов. С собой он привез пудовую, чугунную гирю. На основе этой гири в 1727 г. были изготовлены новые гири в 20 и 10 пудов и в 5, 3, 2, 1 фунт, мелкие гири от 48 золотников до 1 золотника и части золотника.

Следующий этап в создании образцовых мер веса связан с отливкой в Москве в 1738 г. (для возобновившего свою деятельность Петербургского монетного двора) новых гирь. При отливке гирь 1738 г. использовались гири, отлитые по гире В. Н. Татищева в 1727 г.

Вновь образцовые гири были отлиты только в 1753 г. Гири 1753 г. отличались от других по своей форме — они были четвероугольные. Гири 1753 г. отливались по оригинальным гирям 1738 г., хранящимся в Петербурге. Было отлито два набора гирь для Москвы и Петербурга. Через некоторое время выяснилось, что гири 1753 г. не сходны с гирями 1738 г. Тогда последовало указание отлить новые образцовые гири. Их отлили в 1771 г. от 2 пудов до 1 золотника — всего 15 гирь. Новые гири были выверены по гирям 1738 г. и позолочены. Гири 1771 г. хранились на Петербургском Монетном дворе в качестве образцо-

260

вых. С 1771 г. по ним осуществляли поверку всех гирь Монетного двора. Золоченый фунт с датой 1771 г. явился основанием для определения веса гирь в конце XVIII и в начале XIX в. Указ 1797 г. рекомендовал за основание принять «примерный фунт Монетного двора», т. е. фунтовую позолоченную гирю 1771 г.

Комиссия образцовых мер и весов 1827 г. также работала с фунтом Монетного двора 1771 г. Причем, стремясь установить связь мер протяжения и мер веса, Комиссия предложила несколько уменьшить вес фунта с тем, чтобы фунт точно совпадал с весом 25 кубических дюймов воды. Для этого примерный фунт Монетного двора 1771 г. предлагалось уменьшить на 7з доли. Однако предложение это не прошло. Следующая Комиссия 1832—1842 гг. признала невозможным изменить вес фунта 1771 г., поскольку он являлся основанием русской монетной системы.

По фунту 1771 г. Комиссия 1832—1842 гг. сделала «нормальный фунт», служивший эталоном мер веса в XIX — начале XX в. Этот фунт совпадал с весом 25,019 кубических дюймов воды при температуре 131/3° Реомюра и был официально утвержден Законом 1835 г.1

Таким образом, можно говорить об определенной преемственности при создании образцовых мер веса, или их эталонов, на протяжении XVIII — начала XX в.

Выводы.

Система мер веса на протяжении XVIII — начала XX в. изменялась незначительно. Употреблялись меры торгового веса и меры аптекарского веса.

1 Следует иметь в виду, что в Законе 1835 г. ошибочно указан год изготовления прототипа фунта 1747 г., а не 1771 г. Никакого «золоченого фунта Монетного двора, сделанного в 1747 г.» не существовало, а был фунт 1771 г.

261

В меры торгового вёс входили: берковец, пуд, фунт, золотник, доля. В XVIII в. употреблялись еще крата и грена.

Во второй половине XVIII в. в систему русских мер веса вошла немецкая мера веса — лот. В XIX в. из употребления вышли крата и грена и остались берковец, пуд, фунт, лот, золотник и доля. Берковец и лот во взвешиваниях употреблялись редко.

В мерах аптекарского веса фунт составлял 7/8 русского фунта торгового веса. В мерах аптекарского веса помимо фунта употреблялись унция, драхма, скрупула, аптекарский гран. Эти меры встречаются до начала XX в. В начале XX в. в аптекарском деле входит в употребление метрическая система, допущенная к применению в России как необязательная в 1899 г.

§ 8. Денежный счет. Рассматривать особенности денежного счета XVIII в. невозможно без уяснения сути денежной реформы, проведенной в правление Петра I. Петр I ввел новые номиналы монет, т. е. новый вид монетных единиц. При предшественниках Петра I чеканились только копейка, деньга и полушка. Серебряная копейка к концу XVII в. в результате неоднократных снижений веса превратилась в очень маленькую монету. Она весила V15 часть золотника, и пользоваться ею стало неудобно. Копейка не отвечала также требованиям рынка. Осуществлять крупные платежи было трудно, поскольку подсчет копеек занимал много времени. Для мелкой рыночной торговли серебряная копейка была слишком дорога. Поэтому нередко для нужд мелкой рыночной торговли копейку резали на части — «сеченые деньги». Появились и выпускаемые по частной инициативе клейменые кусочки кожи— «кожаные жеребьи»1; Кроме того, на

1 ПСЗ. т. И, № 825, i IV, № 1776.

262

некоторых территориях России (например, на Украине) имели хождение иностранные монеты, что мешало установлению единства денежной системы Русского государства.

Назревала потребность в реформе денежного обращения. Начало подготовки денежной реформы относится ко второй половине 90-х годов XVII в. В основе ее лежала замена серебряной монеты в Vis золотника серебряными деньгами более крупного достоинства и разменной монетой из меди. Медные деньги, полушки и полуполушки были выпущены в 1700 г. Правительство Петра I при чеканке монет исходило из сравнительной ценности меди и серебра; мелкие медные деньги имели реальную ценность как соответствующие части более крупных серебряных денежных единиц. Медные монеты должны были вытеснить «сеченые деньги». В указе о медных монетах говорилось, что выпущены они исключительно для облегчения мелкой торговли. Через год, т. е. в 1701 г., начался выпуск крупных серебряных монет — полтин, полуполтин, гривенников (гривна) и полугривен (десять денег).

До 1704 г. продолжали чеканить копейку из серебра, и лишь в 1704 г. появилась медная копейка. В этом же году был начат выпуск серебряных рублевиков и алтынов. Параллельно с новыми денежными единицами продолжали чеканить и старые серебряные монеты с указанием года чеканки.

Выпуск медных монет удовлетворял потребность в мелкой разменной монете. Серебро шло на чеканку крупной монеты. Следует отметить, что одновременное обращение серебряных и медных Монет не привело к образованию разных курсов для серебра и меди, так как медную монету при Петре I чеканили умеренно, в том количестве, которое было необходимо для обеспечения населения разменной монетой.

263

В то же время чеканка медной монеты открывала перед государством значительные финансовые возможности. Доходной и вполне безопасной статьей стала чеканка неполноценной медной монеты. В течение многих лет постепенно подбирался наиболее выгодный для казны вес медных монет. В 1700 г. из пуда меди чеканили монет на 12,8 рублей. В 1702 г. это количество было доведено до 15,4 рублей; в 1704 г. чеканили уже 20 рублей, а с 1718 г. — 40 руб1. Чеканка проволочных серебряных копеек прекращается в 1718 г. Одновременно прекращается и чеканка медных копеек. Ликвидация серебряных копеек старого образца как бы замаскировывалась ликвидацией самого номинала — копейки. Чекан медной копейки был возобновлен в 1724 г. Самой мелкой серебряной монетой стал пятачок. Итак, в 1718 г. прекращает существование древняя русская денежная система. В обиход входит новая система, основанная на десятичном принципе соотношения денежных единиц друг с другом. Она является как бы упрощением старой системы.

В новой системе из старых денег остались рубль, гривна и копейка. Монетная единица — копейка приобрела значение счетной единицы. Рубль = 10 гривенникам; гривенник = 10 копейкам. В рубле, как и в XVII в., считалось 100 копеек. С введением десятичной системы денежного счета постепенно исчезает счет на деньги и алтыны, а в 1721 г. Петр I запретил государственным учреждениям употреблять алтыны 2.

С чеканкой новых монет появились и новые названия для них. Рубль из счетного понятия превратился в монету. В XVIII в. наиболее крупную серебряную

1 См.: И. Г. Спасский. Русская монетная система. Л., 1970, стр. 142-147.

2 См. там же, стр. 150

264

монету стали называть в народе «целковый», «целковик», рубль — целковый, т. е. рубль целый, не счетный, а в одной монете. Для монет в 10 и 5 копеек в XVIII в. появилось название «гривенник» и «полу-гривник», тогда же возникло название «двухгривен-ный». Все эти названия произошли от слова «гривна». К слову «алтын» восходят названия «алтынник» (3 копейки) и «пятиалтынный» (15 копеек). Название «полтинник» впервые появилось в 1654 г. на медной монете Алексея Михайловича. Оно встречается и в XVIII в. Полуполтинник получил народное название «четвертак».

Рубль стал самой крупной серебряной монетой. Монеты высшего достоинства чеканились из золота. Ходячая золотая монета появилась при Петре I. Выпускаемые до Петра золотые монеты имели наградное значение. Номинал, обозначенный на золотых монетах, был обычно условным из-за неустойчивости цен драгоценных металлов на мировом рынке. При Петре I наиболее распространенной золотой монетой был червонец без обозначения цены, соответствовавший золотому дукату, и двухрублевик, весом близкий к золотнику, т. е. 7эб фунта. При Елизавете Петровне выпускались червонцы и двойные червонцы.

Во второй половине XVIII в. пытались чеканить монеты и из платины, но в основном пользовались, да и то весьма редко, золотыми десятирублевыми и пятирублевыми монетами, называвшимися империалами и полуимпериалами. До 1885 г. чеканился только полуимпериал. С середины второй четверти XIX в. выпускается трехрублевик. С 1886 г. снова чеканился не только полуимпериал, но и империал.

В первой половине XIX в. чеканилась платиновая монета в 3, 6, 12 рублей. Но в целом значение золота, а тем более платины в денежном обращении России было невелико. Основным драгоценным метал-

265

лом, из которого чеканили монету до конца XIX в., продолжало оставаться серебро.

Следует отметить еще одно мероприятие Петра I в области монетного дела: установление пробы на серебряных деньгах; старые деньги — деньги XVI— XVII вв. — не имели пробы.

После 1711 г. была установлена 70-я проба для серебряных денег. Это означает, что в фунте монетного серебра было 70 золотников чистого металла и 26 золотников примеси, лигатуры, главным образом меди. Это мероприятие в конце концов было оформлено указом 14 февраля 1718 г., по которому «рублевики, полтинники и гривенники» надо было «делать из серебра против 70-й пробы; алтынники и копейки делать с медью против 38-й пробы, а двухрублевики делать из золота против 75-й пробы, и чтобы не было в серебряных деньгах серебра выше и ниже у фунта одного золотника» (т. е. чтобы серебро точно соответствовало этой пробе. — Авт.), а в золотой материи против пробы у фунта не ниже или выше полузолотника»1. Другими словами, Петр I установил пробу как для серебряных, так и для золотых монет. Для серебряных монет более крупного достоинства устанавливалась 70-я проба; для мелких монет — 38-я, а для золотых монет — 75-я. Эта проба была ниже, чем в XVII в. и в первые годы XVIII в.

Проба проволочных копеек составляла 85—80 (по современным данным 950—916), так как из низкопробного серебра проволока плохо тянулась и обрывалась. На чеканку старых копеек приходилось употреблять высокопробное серебро. Следовательно, Петр I, установив пробу, тем самым понизил количество чистого серебра в монете, что явилось одним из путей получения дополнительных доходов казны.

1 ПСЗ, т. V, № 3164.

266

Новая монетная стопа, установленная для чеканки меди в 1718 г., составляла 40 рублей при цене пуда меди около 5 рублей. Чеканилась в период до 1723 г. только полушка. С 1723 г. начали чеканить более выгодную для казны монету — медные пятаки. Монетная стопа для чеканки меди просуществовала до 1730 г, Она оказалась неприемлемой, хотя и выгодной для казны. Вскоре появилось огромное количество поддельной монеты, так как металл, из которого они делались, был крайне дешев. В 1730 г. вес медной монеты был увеличен в 4 раза. Из пуда меди стали чеканить монеты на 10 рублей.

В дальнейшем вес медных монет неоднократно менялся. Наиболее значительные изменения произошли в 50-х — начале 60-х годов XVIII в. Подготовка России к Семилетней войне, а затем и сама война потребовали от казны новых источников дохода. Правительство выходит из затруднений путем «порчи» монеты. В 1756 г. правительство, приняв проект П. И. Шувалова, стало чеканить из пуда меди денег на 16 рублей, а в 1760 г. — на 32 рубля. За короткий срок было выпущено медной монеты на 11,5 млн. руб.

Чеканка в короткий срок огромного количества медной мопеты при росте цен легла дополнительным налогом на трудящиеся массы.

Такие же последствия имели мероприятия по уменьшению серебра в серебряном рубле при Екатерине II. Монетная стопа серебряного рубля Екатерины II по сравнению с рублем ее предшественников оказалась пониженной. Снизилось количество серебра в рубле. Рубль Петра 1718 г. и Анны Иоанновны содержал около 5 золотников чистого серебра (4 31/зе золотника); рубль Екатерины II — 4 7/32 золотника или 4 золотника 21 долю. Этот вес серебряного рубля сохранился до революции и был возобновлен в советском рубле 1922 г.

267

С 1769 г. начинается история бумажных денег в России. Потребность в средствах для покрытия военных расходов заставила правительство думать о выпуске бумажных денег, так называемых ассигнаций (от французского слова assignat — знак, обозначение).

Манифестом от 29 декабря 1768 г. указывалось с 1 января 1769 г. пустить в обращение государственные ассигнации и учредить в Петербурге и Москве банки для обмена ассигнаций на звонкую монету. Ассигнации, т. е. бумажные денежные знаки, должны были заготовляться в Сенате, подписываться двумя сенаторами, затем главным директором ассигнационного банка, после этого они поступали в банки и подписывались директором того банка, который выпускал данную ассигнацию в обращение. Первоначально ассигнации были выпущены достоинством в 25, 50, 75 и 100 рублей.

Мысль о выпуске ассигнаций была не новой. Еще при Елизавете фельдмаршал Миних предложил Сенату ввести бумажные деньги для покрытия военных расходов. Но Сенат отверг это предложение.

Более решительно на путь введения бумажных денег встали в 1762 г. при Петре III. Этот император издал указ об учреждении Государственного ассигнационного банка, который должен был выпустить на 5 млн. рублей банковских билетов достоинством в 10, 50, 100, 500 и 1000 рублей. Государственный переворот 28 июня 1762 г. помешал осуществлению этого мероприятия.

К мысли о выпуске ассигнаций вернулись только через шесть с половиной лет, в конце 1768 г., а в 1769 г. ассигнации были пущены в обращение.

Первоначально ассигнации имели успех; они свободно обменивались на звонкую монету, а практически были удобнее металлических денег, поскольку

268

большие суммы металлических денег имели значительный вес и были неудобны при крупных расчетах. Но уже через два года после выпуска ассигнаций наметилась тенденция к понижению их курса: звонкая монета стала цениться дороже ассигнаций. Поэтому в 1774 г. был издан указ о прекращении дальнейшего выпуска ассигнаций с тем, чтобы сумма всех выпущенных ассигнаций составляла не более 20 млн. рублей.

Но потребность в больших средствах для покрытия военных расходов не позволила остановиться на этой сумме, и выпуск ассигнаций продолжался. Появилось много поддельных ассигнаций. Подделывать екатерининские ассигнации было очень легко. В 1786 г. был дан новый, более сложный образец ассигнаций, выполненный на бумаге с водяными знаками замысловатого рисунка. Это несколько затрудняло подделку, но подделывать ассигнации начали с первых дней их появления. Сразу же из обращения была изъята 75-рублевая ассигнация, поскольку ее легко подделывали из 25-рублевой. В дальнейшем ассигнации в 75 рублей не выпускались.

В 1786 г. были выпущены ассигнации нового образца, причем прибавились более мелкие купюры: в 5 и 10 рублей и сохранились 3 старых вида: в 25, 50 и 100 рублей.

Неумеренный выпуск ассигнаций привел к понижению их курса по сравнению с серебряной монетой, т. е. ассигнационный рубль ценился дешевле серебряного рубля. Одновременно с этим пал курс и медной монеты. Медные и ассигнационные деньги ходили в одной цене, а серебряные деньги ценились дороже.

Вначале разница в курсе была не очень значительна. В 1786 г. ассигнационный рубль на серебро стоил 98 копеек, затем 97, 93, 92. 87, 81 копейку, а к концу царствования Екатерины II он понизился до 68,5 ко-

269

пейки. За все царствование Екатерины II, по одним данным, было выпущено ассигнаций на сумму около 138 млн. рублей, по другим данным — на сумму 158 млн. рублей 1.

Перед Отечественной войной 1812 г. русское правительство было вынуждено официально пойти на признание понижения курса ассигнаций. Манифестом 9 апреля 1812 г. была установлена сравнительная ценность серебряного и ассигнационного рубля; рубль серебром стоит 4 рубля ассигнациями, или 1 ассигнационный рубль приравнивался к 25 копейкам серебром.

Этому манифесту предшествовал манифест 20 июня 1810 г. о реформе монетной системы. Основной единицей денежного обращения был признан серебряный рубль, равный 4 золотникам 21 доле. Александр I подтвердил то количество серебра в рубле, которое было установлено в XVIII в. Екатериной II. Проба была принята 83 V3, т. е. в золотнике монетпо-го серебра было 83 V3 доли чистого металла, а остальное составляла лигатура. К серебряному рублю был приравнен ассигнационный рубль как его четверть2.

Отечественная война 1812 г. не расстроила денежного счета, который сложился сам собой и только потом был официально признан. Правительство, имея твердый курс ассигнаций по отношению к серебряному рублю, могло пойти на девальвацию3, т. е. офи-

1 См.: М. К. Р о ж к о в а. Экономическая политика правительства. «Очерки экономической истории России первой половины XIX века». Сборник статей под ред. М. К. Рожковой. М., 1959, стр. 367.

2 См.: И. И. К а у ф м а н. Из истории бумажных денег и России. СПб., 1909, стр. 31—41.

3 Девальвация — официальное признание понизившегося курса той или иной денежной единицы и замена денежных знаков, потерявших значительную часть своей цены по этому пониженному курсу.

270

цйально признать, что рубль ассигнационный в четыре раза дешевле серебряного рубля, и выкупить этот рубль по цене в 25 копеек серебром. Это означало бы отмену ассигнационного рубля и замену его серебряным рублем по цене 25 копеек за каждый ассигнационный рубль. Однако вместо девальвации правительство пыталось повысить цену ассигнационного рубля путем изъятия некоторого количества ассигнаций из обращения и уничтожения их. Сокращение количества пущенных в обращение ассигнаций должно было повысить их курс. Большого успеха эта мера не имела. Ценность ассигнационного рубля поднялась сначала до 26 копеек, а затем до 27 копеек.

Единственным путем ликвидации двойного счета на ассигнационный и серебряный рубль была денежная реформа по принципу девальвации, или, как тогда выражались, фиксации денежного курса. Правительство было вынуждено пойти- на девальвацию, которая была осуществлена в 1839 г. и известна под названием «реформы Канкрина». По указу 1 июня 1839 г. хождение ассигнаций было отменено. Было решено выкупить их на серебряные деньги — по цене 3 рубля 50 копеек ассигнациями за рубль серебра. По этому курсу ассигнационные рубли и были выкуплены. Серебряный рубль был признан единственной монетной единицей. Взамен ассигнаций были выпущены, по манифесту 1 июля 1843 г., кредитные билеты, которые оплачивались государственным банком серебряной монетой по номиналу, т. е. по той нарицательной стоимости, которая указана в том или другом кредитном билете.

В то же время был установлен другой курс для золотой монеты, которая продолжала обращаться на территории России. Эа золотой полуимпериал в это время платили не 5 рублей серебром, а 5 рублей

271

15 копеек, а за империал — вдвое больше, т. е. 10 рублей 30 копеек.

Операция уничтожения ассигнаций и замены их серебряными рублями и кредитными билетами должна была закончиться в 1843 г. По закону 1 июля 1843 г. кредитные билеты были выпущены достоинством в 100 руб., 50 руб., 25 руб., 10 руб., 5 руб., 3 руб., 1 руб., причем считалось, что кредитный рубль равен серебряному рублю, а в серебряном рубле считалось 4 золотника 21 доля серебра.

Таким образом, в 40-х годах XIX в. металлическое денежное обращение было восстановлено, ассигнации изъяты из обращения и заменены кредитными билетами. Однако с первого года выпуска кредитных билетов кредитный рубль стоил меньше серебряного. Вексельный курс колебался: с 1843 по 1857 г. кредитный рубль в среднем в год стоил от 93 до 99,5 копейки. Наивысший курс падает на 1853 г. — канун Крымской войны. Наиболее низкий курс был в 1855 г.

Крымская война потребовала чрезмерных расходов и повлекла за собой выпуск кредитных билетов в таком количестве, что разменять их на серебро уже не было возможности. Серебряных денег было гораздо меньше, чем кредитных билетов, выросла сумма внешнего и внутреннего долга, расшаталось народное хозяйство страны. Размен кредитных билетов прекратился в 1854 г. В конце 50-х — начале 60-х годов курс рубля упал на 15—20%.

Война с Турцией 1877—1878 гг. повлекла за собой новый неумеренный выпуск кредитных билетов. В результате серебряные монеты почти полностью ушли за границу, а в России остались кредитные билеты, разменять которые на звонкую монету государственное казначейство не имело возможности. Поскольку хождение имели только медь и кредитные билеты, встал вопрос о необходимости укрепления денежного

272

обращения и восстановления хождения звонкой монеты. Устойчивая металлическая валюта была необходима для укрепления кредита, размещения займов за границей и привлечения иностранных капиталов.

Во второй половине XIX в. занялись выбором металла для восстановления металлического обращения: серебра или золота. В XIX в. рост добычи золота значительно превышал рост добычи серебра, причем Россия одно время занимала первое место по добыче золота (до обнаружения золота в Австралии, Калифорнии и Южной Америке). Серебра добывалось в России и других государствах сравнительно мало, меньше, чем золота. Поэтому естественно было прийти к мысли о необходимости обратиться к золоту как металлу, при помощи которого можно было восстановить металлическое денежное обращение в России, .тем более что некоторые из европейских государств начали вводить у себя золотую валюту, т. е. считать основным монетным металлом золото. Первой на золотую валюту перешла Англия, где реформа была проведена в 1816 г. Во всех других государствах Западной Европы основным монетным металлом продолжало оставаться серебро, но и они склонялись к мысли о необходимости замены серебра золотом. К этому пришли и русские финансисты. Министерство финансов должно было позаботиться о накоплении соответствующего золотого запаса, а для этого было необходимо ликвидировать пассивность внешнеторгового баланса.

На путь такого накопления золотого запаса стал ученый-экономист, профессор Харьковского университета Николай Христианович Бунге, назначенный в в 1881 г. министром финансов.

Правительство сократило ввоз фабрично-заводских изделий и увеличило вывоз сельскохозяйственных продуктов. Было осуществлено также повышение

273

Косвенных налогов от винной монополии, йо решающую роль в накоплении золотого запаса сыграли внешние займы. За шестилетнее управление Министерством финансов Н. X. Бунге в Государственном банке было накоплено некоторое количество золота, но недостаточное для того, чтобы приступить к размену кредитных билетов на золотую монету.

Преемник Н. X. Бунге Иван Алексеевич Вышне-градский, вступивший в управление Министерством финансов в 1887 г., продолжал эту же линию. При нем запас золота в государственном казначействе значительно увеличился. Но суммы в 600 млн. рублей, необходимой для выкупа золотыми монетами тех кредитных билетов, которые имели хождение в России, еще не было. Задача введения в России золотой валюты выпала на долю преемника И. А. Вышнеградского Сергея Юльевича Витте, который вступил в управление Министерством финансов в 1893 г. Денежная реформа была проведена в 1897 г. (указы 3 января, 29 августа и 14 ноября 1897 г.).

Золотой империал, который со времени реформы Канкрина в 1839 г. официально стоил 10 рублей

30 копеек, к моменту проведения денежной реформы С. Ю. Витте поднялся в цене, потому что кредитные деньги несколько понизились в курсе по сравнению с серебряной монетой. Золотой империал ценился кредитными билетами в 15 рублей, а полуимпериал — в 7 рублей 50 копеек. При проведении денежной реформы это отношение и решили положить в ее основание и не заботиться о восстановлении курса кредитного рубля по отношению к серебряному. Решили этот понизившийся кредитный рубль сделать золотым рублем, т. е. выкупить кредитные билеты золотой монетой по тому курсу, который они фактически имели. Золотой империал, таким образом, был признан равным 15 рублям кредитными билетами,

274

а полуимпериал — 7 рублям 50 копейкам. Теперь золотой империал был признан равным 15 золотым рублям, а полуимпериал — 7,5 рубля золотом. Таким образом, кредитный рубль был уравнен с золотым.

Такие номиналы, как 15 рублей и 7,5 рубля, были не очень удобны для обращения. Население привыкло к золотым монетам другого достоинства: раньше полуимпериал был равен 5 рублям, а империал — 10 рублям. Поэтому при проведении реформы было решено выпускать 4 золотые монеты: империал достоинством в 15 рублей, 2/з империала достоинством в 10 рублей, полуимпериал достоинством в 7 рублей 50 копеек и одну треть империала достоинством в 5 рублей. Чеканка золотых империалов в 15 рублей и полуимпериалов в 7 рублей 50 копеек быстро прекратилась. Хождение получали две золотые монеты — достоинством в 10 и 5 рублей. В золотом 15-рублевом империале было признано чистого золота 261,36 доли. В золотом рубле считалось 17,424 доли чистого золота, но поскольку рублевой золотой монеты не было, это являлось счетной величиной.

Серебряные и медные монеты были пущены в обращение одновременно с золотой монетой, но они играли только вспомогательную роль. Серебряный рубль из основной единицы денежной системы превратился в разменные деньги при золотой валюте, т. е. занял то место, которое в свое время занимали медные деньги при серебряном рубле.

Сохранилась и медная монета. Мелкие разменные монеты чеканились из меди.

Кредитные билеты были размёнены на золото. Выкуп кредитных билетов был произведен на основе равенства золотого рубля 17,424 долей чистого золота. Эта операция была закончена к 1900 г.

Для удобства населения были выпущены новые кредитные билеты крупного достоинства, свободно об-

275

менивавшиеся по своей нарицательной стоимости — в 1, 3, 5,10, 25, 50, 100 и 500 рублей.

Денежная реформа — введение золотой валюты — была произведена без всякого расстройства привычного денежного обращения. Русские и западноевропейские современники оценивали ее как удачную, оздоровившую финансы. Россия получила устойчивую валюту. Но успех денежной реформы 1897 г. был обманчивым, так как внешние долги превышали запас золота, хранящегося в Государственном банке. Денежная реформа была проведена в интересах русских и иностранных капиталистов. Колебания вексельного курса до реформы затрудняли перевод прибылей за границу, мешали обеспечению устойчивых прибылей. Правительство па основе устойчивого курса рубля могло получать кредит за границей и финансировать развитие промышленности.

Денежная система, установившаяся после реформы 1897 г., расстраивается в начале первой мировой войны 1914 г. Экономика царской России оказалась не в состоянии справиться с трудностями военного времени. Не хватало сырья, топлива, рабочей силы. В тяжелом положении находились финансы. Сокращались доходные статьи экономики, а расходы на войну росли.

Правительство пыталось выйти из создавшегося положения путем повышения цен на предметы первой необходимости и займов. Тяготы войны перекладывались на трудящихся. В то же время с введением подоходного налога и обложением военных прибылей правительство не торопилось. Займы в годы первой мировой войны составили 36 млрд. рублей.

В начале войны 1914 г. прекратился размен кредитных билетов на золотую монету. Царское правительство пыталось изъять золото из обращения. Однако это не удалось. В 1914—1916 гг. было изъято около

276

58 млн. рублей золотой монеты. Ёа рукйх у наСблб-ния оставалось золота на 436 млн. рублей '.

Непосредственным следствием запрещения размена кредитных билетов было исчезновение золота из обращения. Постепенно из оборота исчезает разменная серебряная и медная монета, хотя чеканка мелкой низкопробной биллоновой монеты даже возрастает. Она шла на выплату жалованья огромной армии и на закупку хлопка-сырья для пороховой промышленности в Средней Азии2.

Для покрытия бюджетного дефицита правительство прибегло к испытанному способу — выпуску бумажных денег. В 1915 г. правительство начало эмиссию суррогатов. К 1916 г. в стране ходили только бумажные деньги: 1, 2, 3, 5, 10, 25, 50, 100 и 500 рублей. Вместо серебряной и медной разменной монеты в обращение вошли казначейские знаки достоинством в 1, 2, 3, 5, 10, 20 и 50 копеек. Кроме того, использовались знаки почтовой оплаты с надпечаткой на обороте: «Имеет хождение наравне с медной монетой» — марки в 1, 2 и 3 копейки и «Имеет хождение наравне с серебряной монетой» — марки в 10 и 15 копеек.

Бумажные деньги выпускались почти без обеспечения в возрастающем количестве.

Уменьшение производства товаров широкого потребления, вызванное войной, способствовало оседанию денег в деревне, которая продавала сельскохозяйственные продукты по повышенным ценам. Поэтому, несмотря на громадное количество выпущенных бумажных денег, их не хватало. Это обстоятельство

1 См.: С. П. Фортинский. Описание советских монет за период с 1921 по 1952 гг. «Нумизматический сборник». М., 1955, стр. 132.

2 См.: И. Г. Спасский. Несколько замечаний по поводу русской монетной чеканки 1914—1917 гг. «Нумизматика и эпиграфика», в. 3. Киев, 1968, стр. 146.

277

вело к дальнейшему выпуску бумажных денег, влекло за собой дальнейшее понижение их ценности. Это понижение шло прогрессивно. Падение денег продолжалось в течение всего периода войны. К февралю 1917 г. покупательная способность рубля составляла 27 копеек.

В феврале 1917 г. произошла революция. Народные массы под руководством большевиков свергли самодержавие. Однако трудящиеся не смогли воспользоваться плодами своей победы. Власть при содействии меньшевиков и эсеров захватила буржуазия с Временным правительством во главе.

Временное правительство вело страну к национальной катастрофе. Экономическое положение в стране ухудшалось. Надеясь выйти из финансовых затруднений, Временное правительство продолжало политику царского правительства, обращаясь к внешним и внутренним займам. Государственный долг вырос до 49 млрд. рублей. Из них долг зарубежным государствам составлял 14,8 млрд. рублен. В марте 1917 г. Временное правительство объявило о выпуске внутреннего займа — так называемого «Займа свободы». Однако заем не дал желаемого результата. Трудящиеся не подписывались на него.

Не изменилась государственная политика и в области денежного обращения. Временное правительство превратило эмиссию бумажных денег в почти единственный источник государственного дохода. Продолжали свободно обращаться старые царские деньги и новые, выпущенные Временпым правительством. Были выпущены государственные кредитные билеты с датой 1917 г. достоинством в 250 и 1000 рублей. Разменными деньгами Временного правительства были казначейские знаки достоинством в 20 и 40 рублей. Народ называл их «керенками». За восемь месяцев существования Временного правительства количество

278

денег, находившееся в обращении, удвоилось. Покупная способность рубля упала до 6—7 копеек.

Выводы.

В начале XVIII в. окончательно складывается десятичный принцип денежного счета: 1 рубль —100 копейкам.

Постепенно исчезает счет на деньги и алтыны. Счетное значение приобретает копейка. Денежные суммы стали выражаться только в рублях и копейках.

В связи с выпуском крупных номиналов монет рубль из счетного понятия превратился в монету, которую стали иногда называть целковым, т. е. рублем в одной монете.

С начала XVIII в. стали чеканить монету крупного достоинства из золота — империалы.

С 1769 г. начинается выпуск бумажных денег — ассигнаций. В связи со значительным падением курса ассигнаций в 1839 г. была произведена девальвация. Ассигнации были выкуплены по цене 1 серебряный рубль = 3,5 рубля ассигнациями. Взамен ассигнаций были выпущены свободно размениваемые на серебро кредитные билеты. Неумеренный выпуск кредитных билетов на покрытие расходов в связи с войнами во второй половине XIX в. привел к исчезновению из обращения серебряной монеты.

В 1897 г. была проведена денежная реформа. Рубль был переведен на золотую валюту. Основным монетным металлом стало золото. Серебряные, как и медные, деньги превратились в разменные деньги при золотой валюте. Чеканили: золотой империал = = 15 рублям, монету в 2/з империала =10 рублям, полуимпериал — 1 рублям 50 копейкам и V3 империала =5 рублям. Чеканка золотых империалов в 15 рублей и полуимпериалов в 7 рублей 50 копеек быстро прекратилась. Хождение получили две золо-

279

тые монеты достоинством в 10 и 5 рублей. Денежная система, установившаяся по реформе 1897 г., расстроилась в начале войны 1914 г. Золото, серебро и медь исчезли из обращения, и с 1916 г. денежное обращение полностью обслуживалось бумажными денежными знаками. Усиленный выпуск бумажных денег и уменьшение производства предметов широкого потребления в годы первой империалистической войны вызвали понижение ценности денег, которое продолжалось весь период войны. После Февральской революции Временное правительство оказалось неспособным справиться с разрухой, восстановить нормальное денежное обращение и продолжало выпуск бумажных денег.

Глава V

Меры и денежный счет в СССР

§ 1. Введение метрической системы и принятие нового определения эталона метра. Совет Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики по указанию В. И. Ленина 11 сентября 1918 г. принял декрет «О введении международной метрической десятичной системы мер и весов» '. Декрет определял «положить в основание всех измерений, производимых в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике, международную метрическую систему мер и весов с десятичными подразделениями и производ-

1 См.: «Декреты Советской власти», т. HI. М., 1957, № 183, стр. 306. В метрологической литературе и некоторых источниках, ссылающихся на декрет, можно встретить дату —14 сентября 1918 г. Но это дата опубликования декрета в «Известиях ЦИК». Поэтому правильной датой принятия декрета «О введении международной метрической десятичной системы мер и весов» следует считать И сентября 1918 г.

281

ными» и «принять за основу единицы длипы метр, а за основу единицы веса (массы) килограмм. За образцы основных единиц метрической системы принять копию международного метра, носящую знак № 28, и копию международного килограмма, носящую знак №12».

Все учреждения РСФСР обязаны были ввести метрическую систему с 1 января 1919 г. В случаях, когда в силу технических затруднений инсдотшо метрической системы было невозможно, разрешалось применение старой системы с условием, что «окончательный переход к метрической системе должен быть закончен к 1 января 1922 г.». Народному комиссариату по просвещению следовало принять меры к наиболее широкой теоретической и практической постановке в школах всех типов ознакомления учащихся с метрической системой. Следовало также осуществить популяризацию новой системы мер среди населения. Декрет определял, что с 1 января 1922 г. должно быть прекращено изготовление мер и гирь русской системы, а с января 1923 г. — их продажа. С 1 января 1924 г. декрет запрещал применение всяких других мер, кроме метрических. «Для решения всех вопросов, касающихся введения и применения метрической системы, для общего технического руководства деятельностью всех заинтересованных учреждений и согласования их интересов» декрет определял создание при Народном комиссариате торговли и промышленности Междуведомственной метрической комиссии. В Комиссию были включены представители Высшего совета народного хозяйства и комиссариатов: финансов, по военным делам, путей сообщения, просвещению, земледелию, продовольствию, почт и телеграфов. В обязанности Междуведомственной метрической комиссии входило проведение реформы. Комиссия создавалась как орган, руководящий всеми заин-

282

Тёрбсованнымй учреждениями. Йаркомату торговли и промышленности поручалось «при техническом содействии Главной палаты принять меры к обеспечению населения в возможно скорейшем времени достаточным количеством метрических гирь и мер»1.

Однако Междуведомственная метрическая комиссия, подчиненная Наркомату торговли и промышленности, не стала достаточно компетентным органом. Поэтому декретом Совнаркома от 19 октября 1920 г., подписанным В. И. Лениным. Комиссия была передана в Научно-технический отдел ВСНХ \ Научно-техническому отделу ВСНХ в 1920 г. была подчинена и Главная палата мер и весов.

Повсеместно ввести метрическую систему 1 января 1922 г. Комиссия не смогла из-за хозяйственной разрухи в стране, вызванной гражданской войной и военной интервенцией. Реформа требовала затраты значительных денежных и материальных средств. Так, например, только снабжение достаточным количеством метрических гирь требовало около 4,5 млн. пудов чугуна.

С окончанием гражданской войны и военной интервенции и переходом к мирному строительству появилась реальная возможность ввести в стране метрическую систему измерений. К началу 1922 г. стало ясно, что Междуведомственная метрическая комиссия не в состоянии справиться со всеми задачами, поставленными перед ней. Необходимо было создание такого органа, который мог бы практически решить вопрос изготовления и снабжения метрическими приборами народного хозяйства страны. В апреле 1922 г. для этих целей была образована Государственная контора по заготовке и продаже метрических мер и

1 «Декреты Советской власти», т. III, № 183, стр. 307.

2 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1920, № 85, ст. 424.

283

весов — «Госмёр». «Госмер» на основе Принципов коммерческого расчета должен был заниматься делом реального введения метрической системы в стране.

В 1922 г. обязанности метрических учреждений строго разграничиваются. Междуведомственная метрическая комиссия становится руководящим органом по введению метрической системы. «Госмер» занимается производственно-коммерческой деятельностью. Главная палата мер и весов обеспечивает научную и поверочную сторону дела введения метрической системы.

Организационная работа, осуществленная в начале 1922 г., позволила решить вопрос о новых сроках введения метрической системы. Сроки были определены декретом СНК РСФСР от 29 мая 1922 г. Декрет «Об отдалении срока введения метрической системы» установил срок — 1 января 1927 г.1 К этой дате, говорилось в декрете, метрическая система «должна быть введена полностью во всех отраслях как обязательная». Введение метрической системы должно было осуществляться постепенно, в соответствии с планом, разработанным Междуведомственной метрической комиссией и утвержденным Советом труда и обороны 17 ноября 1923 г.2 План предусматривал закончить подготовительную работу по введению метрической системы к 1 января 1925 г. Подготовительная работа, которую следовало закончить в 1923—1924 гг., возлагалась на Наркомпрос. Она включала пропаганду метрической системы среди трудящихся масс — издание плакатов, таблиц, обучение новой системе.

Согласно плану следовало осуществить переход па метрическую систему с 1 октября 1923 г. во всех проектных работах, а с 1 октября 1925 г. — в строитель-

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений крестьянского правительства», 1922, № 35, ст. 417.

2 См. там же, 1924, № 13, стр. 212.

284

ном деле. С 1 октября 1924 г. было запрещено изготовление новых гирь и мер старой русской системы и разрешалась только повторительная их поверка и клеймение.

Переломным моментом в проведении реформы явилось 1 января 1925 г., когда ведомства начали вводить метрическую систему.

На некоторых железных дорогах уже в 1925 г. были переделаны весы на метрическую систему и грузовые операции осуществлялись в килограммах. В текстильной промышленности и торговле отпуск материи также производили по метрической системе. Чай, кофе, табак продавался в упаковках, соответствующих весу в граммах. В некоторых городах была переведена на метрическую систему продажа молока

В течение 1925—1926 гг. Наркомпросу следовало окончательно ввести метрическую систему в научном и учебном деле.

С образованием в 1922 г. СССР встали задачи введения метрической системы измерений на территории всех союзных республик. Возникает необходимость создания такого органа, который смог бы обеспечить общее руководство проведением реформы мер на территории всего Союза ССР. В этих целях 26 мая 1925 г. ЦИК принимает постановление «Об учреждении Центральной комиссии по введению метрической системы мер и весов при Совете труда и обороны» («Цекометр»). На местах, в некоторых городах, образовывались Метрические комиссии при поверочных палатах2. Одновременно .упразднялась Междуведомственная метрическая комиссия. На Главную палату мер и весов возлагалось распространение правил

1 См.: Л. Д. Исаков. Международная метрическая система, стр. 27.

2 См.: «Собрание законов СССР», 1925, № 36, ст. 270, 27J.

285

для изготовления метрических мер, их поверка и применение в торговле и промышленности, установление размеров разного рода метрических измерителей.

Большая задача по пропаганде и популяризации метрической системы стояла перед организациями и учреждениями, проводившими ее в жизнь. Нарком-прос РСФСР и Главная палата мер и весов издавали брошюры, плакаты, таблицы по метрическим мерам. В школах было введено обязательное изучение метрической системы.

При некоторых поверочных палатах были открыты мастерские по ремонту и переделке русских мер и весов в метрические. Так как производство новых мер и весов старых видов было прекращено, а в стране в результате войны и вызванной ею разрухи значительно сократилось количество измерительных приборов, находившихся в употреблении, то метрическая система вводилась сравнительно быстро.

Внедрение метрической системы наиболее успешно проходило в торговой сети по РСФСР, УССР и Закавказской Федерации. Менее успешно оно проходило в Узбекской, Туркменской и Киргизской республиках, так как весь измерительный инвентарь на их территориях был в чрезвычайно запущенном состоянии1.

Технически наиболее трудным оказалось проведение реформы в тех отраслях промышленности, где приходилось, вследствие изменения единиц меры и веса, менять хотя бы частично оборудование предприятии, размеры пли стандарты выпускаемого продукта. Тлкио затруднении имели место, например, в металллоО|>абатынающсй, отчасти в лесной промыш-леипости:-

Реформа проводилась за счет отпускаемых государственных кредитов, если учреждение или пред-

1 См.: «100 лот государстпсшюй службы мер и весов в СССР», стр. 61.

286 .

Приятие находилось на госбюджете, или за счёт средств предприятия, если предприятие находилось на хозяйственном расчете. Введение метрической системы рассматривалось как одно из звеньев переустройства хозяйства на новых началах для блага всех трудящихся и как мероприятие, которое должно способствовать сближению народов разных стран, оживлению товарооборота между ними.

В 1922—1927 гг. основные мероприятия по введению метрической системы были успешно осуществлены. В повседневной практике в этот период обычно пользовались старыми и новыми мерами, т. е. брали русскую меру и одновременно указывали ее отношение к метрической мере, или наоборот, брали метрическую меру и тут же обозначали то или иное количество в старых единицах измерения. Циркуляром от 16 апреля 1927 г. запрещалось такое параллельное обозначение, и все единицы измерения, все количества было приказано обозначать исключительно в единицах метрической системы. Поскольку метрическая реформа в СССР была закончена, дальнейшее существование Центральной метрической комиссии, на обязанности которой лежало осуществление реформы, было признано нецелесообразным. Комиссия была упразднена постановлением СНК от 15 марта 1928 г. и прекратила свою деятельность к 1 октября 1928 г.1 Вместо Центральной комиссии при Совете труда и обороны учреждалась должность инспектора по наблюдению за осуществлением плана завершения введения метрической системы.

В 1930 г. был организован Всесоюзный комитет по стандартизации (ВКС) при СТО2, на который было возложено руководство завершением метрической ре-

1 См.: «Собрание законов СССР», 1928, № 20, ст. 179.

2 См.: «Собрание законов СССР, 1930, № 41, стр. 430 и 431.

287

формы. В дальнейшем, с 1936 г., надзор за внедрением метрической системы был возложен на Главное управление мер и весов, а позже — на Комитет по делам мер и измерительных приборов.

При переходе к метрической системе требовалось выражать размеры и вес изделий в метрических мерах, причем перевод прежних размеров был неудобен, так как давал не целые числа. Пришлось проводить работу по унификации размеров и веса промышленных изделий и тары для них, работу по установлению стандартов. Таким образом, мероприятия по метрической реформе были связаны с разработкой новых метрических стандартов.

В годы предвоенных пятилеток — период бурного роста социалистической промышленности — в производство было внедрено громадное количество различных мер и приборов, основанных на метрической системе 1. «-

В настоящее время метрическая система прочно вошла в жизнь и быт народа и является едигтственно действующей и узаконенной системой на всей территории Советского Союза. Однако отдельные отрасли промышленности — автомобильная, автотракторная, часовая, типографская (шрифты), трубопрокатное производство, промышленность, удовлетворяющая некоторые бытовые нужды населения, например в керосиновых горелках и ламповых стеклах, нитках, обуви, таре для вина и консервов, — долгое время применяли, а в некоторых отраслях применяют, неметрические меры и производят измерения в неметрических единицах2. Объясняется это частичным

1 См.: К. Н. К а ц м а н. Прикладная метрология в Советском Союзе эа 40 лет. Метрологические работы ;ta 40 лет. «Труды ВНИИМ», вып. 33 (93). М.-Л., 1958, стр. МИ.

2 См.: «100 лет государственной службы мер и весов в СССР», стр. 62.

288

сохранением на предприятиях оборудования старых образцов, оставленного до полного износа, а также тем, что в ряде стран, с которыми СССР имеет торговые связи, не введена еще в качестве обязательной и единой метрическая система. В связи с этим в СССР поступают оборудование и промышленные изделия в неметрических измерениях.

Иногда в газетах количество зерна, овощей, мяса, рыбы и другие показатели развития сельского хозяйства указываются в пудах. Здесь отдается некоторая дань старым бытовым представлениям, так как пудовые гири вышли из употребления и взвешивание производится только с помощью метрических мер '.

Метрическая реформа прошла в СССР успешно. Но в ряде стран еще и сейчас метрическая система не является основной, хотя и допущена к употреблению (например, США). Это положение объясняется тем, что системы мер, употребляемые в этих странах, не поддаются точному переводу на метрическую систему. Отношение друг к другу отдельных единиц этих систем и метрических не может быть выражено никаким не только целым, но иногда и дробным числом. Уровень же современной науки и техники требует больших точностей и не допускает приближенного перевода.

Работа по совершенствованию метрической системы продолжается и в последние десятилетия. В 1927 г. VII Генеральная конференция по мерам и весам для уточнения решений I Генеральной конференции по этому вопросу приняла новое определение метра, действовавшее до 1960 г. По решению VII Генеральной конференции, «единица длины — метр -~ определяется расстоянием при 0°С между осями двух сред-

1 См.: П. М. Т и х о д е е в. Очерки об исходных измерениях. М.—Л., 1954.

289

них штрихов, нанесенных на платино-иридиевом -бруске, хранящемся в Международном бюро мер и весов и принятом в качестве прототипа метра первой Генеральной конференцией по мерам и весам, при условии, что эта линейка находится при нормальном -атмосферном давлении и поддерживается двумя роликами, диаметром не менее 1 см, расположенными .симметрично в одной горизонтальной плоскости на расстоянии 571 мм один от другого»1.

По штрихам, нанесенным на платино-иридиевом прототипе метра, сличение эталонов можно производить с точностью от одной до двух десятых микрона. Для научных целей такая точность в настоящее время недостаточна. В лабораториях ряда стран установили, что эталон длины в виде метра более точно может быть выражен в длине световых волн (светового метра). Предлагалось принять в качестве эталона излучения желтую линию натрия, веленую линию ртути, красную линию кадмия. Поэтому на VII Генеральной конференции было принято решение об установлении соотношения между метром и длиной волны красной линии кадмия. Метр был признан равным 1553164,13 длины волны красной линии паров кадмия, излучаемых при определенных условиях.

В дальнейшем были выполнены новые работы по -созданию эталонных источников излучения с применением изотопов.

В 1952 г. Международный комитет мер и весов создал Консультативный комитет по определению метра. Консультативный комитет, изучив работы крупных метрологических лабораторий по световому метру, осуществленные в разных странах, рассмотрел новое определение метра, основанное на длине световой

1 Г. Д. Б у р д у н. 1962, стр. 58.

290

Единицы физических величин. М.,

волны. По мнению Консультативного комитета, «пришло время рассмотреть благоприятно новое определение метра, основанное на длине волны светового излучения, с целью придания основной единице длины одновременно более высокой точности и бесспорного характера универсальности и нетленности»1.

В 1956 г. на сессии Международного комитета мер и весов после рассмотрения работ по использованию монохроматических источников света для воспроизведения единицы длины через длину световой волны было принято, что оранжевая линия Кг86 является пока наилучшим претендентом на выбор ее как основной при определении единицы длины.

14 октября 1960 г. XI Генеральная конференция па мерам и весам приняла решение о новом определении метра как длины, равной 1650 763,73 длины волны излучения в вакууме, соответствующего оранжевой линии спектра изотопа криптона с атомным весом 86. Новое определение метра повысило примерно в 100 раз точность эталона длины. Такая точность необходима при современном уровне развития науки, В то же время решение о метре является крупным событием в истории метрической системы. Эталон метра вновь получил характер естественной, неуничтожаемой меры, вновь вернулись к естественной основе метрической системы.

Международный прототип метра, утвержденный I Генеральной конференцией по мерам и весам в 1889 г., по решению XI конференции, так же, как и раньше, храниться в Международном бюро мер и весов в тех же условиях, которые были установлены в 1889 г.

Международное бюро мер и весов определяет, как и в прошлом, эначение национальных прототипов»

1 Г. Д. Б у р д у ц. Единицы физических величин, стр. 60. V: 10*

291

В Международном бюро мер и весов и в крупных национальных метрологических лабораториях созданы установки для воспроизведения метра в длинах световых волн с помощью излучения лампы, наполненной изотопом криптона 86'.

§ 2. Метрические единицы измерения, принятые в

СССР. Меры линейные. Основная единица — метр. Метр есть длина, равная 1 650 763,73 длины волн в вакууме, излучения, соответствующего оранжевой линии спектра изотопа криптона с атомным весом 86.

Название

Километр . Гектометр Декаметр . Метр . . Дециметр Сантиметр Миллиметр Микрон

Отношение к основной единице

1000 м 100 м 10 м 1 ж 0,1 м 0,01 м 0,001 м 0,001 мм

Сокращенное обозначение

км гм дкм м

дм см

м

Меры площадей

Основной единицей поверхности является квадратный метр. Квадратный метр есть площадь квадрата, сторона которого имеет длину, равную одному метру.

1 См.: Г. Д. Б у р д у и. Единицы физических величин, стр. 64.

292 ,

Название Отношение к основной единице Сокращенное обозначение

Квадратный километр . . Гектар ......... Ар ........... Квадратный метр .... Квадратный дециметр . . Квадратный сантиметр Квадратный миллиметр . 1000 000 ж2 10 000 ж2 100 ж2 1 At2 0,01 ж* 0,(001 л2 0,000001 ж2 RJH3 (Кв. Км) га а Л12 (Кв. м) дм2 (кв.дм) см2(кв. см) жжа (кв.мм)

Мерыобъема

Основной единицей объема является кубический метр. Кубический метр есть объем куба, ребро которого имеет длину, равную одному метру: 1 ле3== 999,972 м.

Название Отношение к основной единице Сокращенное обозначение

Кубический метр . . . . Кубический дециметр . . Кубический сантиметр Кубический миллиметр 1 ж3 0,001 ж8 0,000 001 ж3 0,000000 001 ж3 мъ(куб. м) дм3(куб. дм) см3(куб. см) мм9(куб.мм)

Меры вместимости

Основная единица вместимости — литр. Литр есть объем одного килограмма воды при наибольшей ее плотности и при нормальном атмосферном давлении: 1 л= 1,000027 дм3.

293

Название


1000 л100 л10 л1 л0,1 л0,01 л0,001 л

кл
гл
дкл
л
дл
ел
мл

Килолитр .
Гектолитр
Декалитр ,
Литр   . . ,
Децилитр
Сантилитр
Миллилитр
Меры массы (веса)
Основная единица веса — грамм. 1 грамм есть вес 1 кубического сантиметра воды при температуре 4° С на широте Парижа. За эталон мер веса принят кило1 грамм, определяемый прототипом. Для СССР за ос­новной эталон килограмма принята платино-иридие-вая копия международного прототипа килограмма, имеющая обозначение «12» и хранящаяся во Всесоюз­ном институте метрологии в Ленинграде.

Название

Отношение и основ­ной единице

Сокращенное обозначение

Тонна .....................................
Центнер .................................
Килограмм..............................
Грамм ....................................
Дециграмм .............................
Сантиграмм ...........................
Миллиграмм    .......................

1000 кг100 кг1 кг0,01 кг0,001 кг0,0001 кг0,00001 кг0,000001  кг

т
Ч кг дкг г дг сг мг

294

Последовательное применение названной десятич­ной системы нарушается немногими исключениями, центнер (в некоторых странах называется квинта­лом) =100 килограммам, тонна = 1000 килограммам, микрон = 1/1000 миллиметра.

Не все метрические единицы, которые указаны в таблицах, фактически употребляются в быту, напри­мер декаметр, декаграмм, ар, килолитр, децилитр и т. д.
В то же время помимо десятичного принципа деле­ния единиц измерения в быту употребляется деление метрических мер по системе двух — полкилометра, полкилограмма, поллитра и т. д.

§ 3. Денежный счет. Главной политической задачей социалистической революции явился слом старой, буржуазно-помещичьей государственной машины и строительство Советского государства. Выполняя эту задачу, отряд вооруженных матросов 25 октября (7 ноября) 1917 г. занял здание Государственного банка. Однако занять здание Государственного банка оказалось легче, чем наладить контроль за его рабо­той. Рабоче-крестьянское правительство столкнулось с саботажем банковских чиновников. Выпуск денег продолжался, но управляющий банка отказывался выдавать их Советскому правительству, ссужая частные банки и предприятия. В стране продолжали функционировать частные банки. Советское правительство подготовило декрет о национализации их, принятый в декабре 1917 г. Банковское дело объявлялось государственной монополией. В январе 1918 г. на основе слияния Государственного и частных банков был создан Народный банк РСФСР. Финансовая деятельность, таким образом, была централизована, а эмиссия поставлена под контроль Советского государства.

295

Советское государство с первых дней своего существования принимало меры к ликвидации последствий финансовой политики царского и Временного правительств и стремилось осуществить стабилизацию рубля. Трудность заключалась в том, что государственный бюджет сводился с дефицитом, который покрывался эмиссией бумажных денег, а это влекло к дальнейшему обесцениванию денег.

Количество бумажных денег, находящихся в обращении, увеличивалось из-за того, что местные отделения банков, особенно отдаленные от центра, из-за отсутствия денежных знаков и перебоев с их доставкой выпускали различные суррогаты денег: боны, чеки, временные обязательства. Декрет Совета Народных Комиссаров от 16 февраля 1918 г. и постановление Народного комиссариата финансов от 30 мая 1918 г.2 узаконили хождение денежных суррогатов: облигаций «Займа свободы», купонов государственных процентных бумаг, серий государственного казначейства и краткосрочных его обязательств. Кроме того, на протяжении 1917 и 1918 гг. продолжали печататься деньги старых образцов.

Для приведения в нормальное состояние денежного хозяйства страны, создания устойчивой валюты необходимо было осуществить денежную реформу. Подготовка к денежной реформе началась весной 1918 г., к обмену денег предполагалось приступить осенью 1918 г. Проект денежной реформы был разработан В. И. Лениным. В докладе на I Всероссийском съезде представителей финансовых отделов Советов 18 мая 4918 г. В. И. Ленин сформулировал основы реформы: «Мы назначим самый короткий срок, — говорил

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений крестьянского правительства», 1918, № 24, ст. 331.

2 См. т а м ж е, № 39, ст. 509.

296

он, — в течение которого каждый должен будет сделать декларацию о количестве имеющихся у него денег и получить взамен их новые; если сумма окажется небольшой, он получит рубль за рубль; если же она превысит норму, он получит лишь часть» 1.

В июле 1918 г. В. И. Ленин снова ставит вопрос о реформе. На заседании Совета Народных Комиссаров 11 июля 1918 г. он пишет записку народному комиссару финансов И. Э. Гуковскому с предложением дать задания по подготовке образца новых советских денежных знаков и составляет проект постановления по подготовке их выпуска 2. Предполагалось провести реформу с учетом классовых различий владельцев денег. В. И. Ленин предлагал произвести обмен старых денег на новые следующим образом: первые 10 тыс. рублей обменивались полностью, рубль на рубль, а последующие 10 тыс.— на 5 тыс. рублей и т. д.

Однако обстановка, сложившаяся в стране, — иностранная интервенция и гражданская война — помешали осуществлению намеченных мероприятий по проведению денежной реформы. Советское правительство, продолжая эмиссию, начало выпуск бумажных денег с 1919 г. Декретом Совета Народных Комиссаров от 4 февраля 1919 г.3 было объявлено о выпуске от имени Народного банка мелких расчетных знаков в 1, 2, 3 рубля, а декретом от 15 мая 1919 г.4 были выпущены кредитные билеты образца 1918 г. достоинством в 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 250, 500, 1000 рублей, т. е. того же достоинства, что и кредитные билеты довоенного образца, е. прибавлением купюр в 1000 рублей. Несколько позднее, декретом от

1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 354.

2 Та м же, стр. 724.

3 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1919, № 10—11, ст. 102.

4 См. там же, № 16, ст. 179.

297

21 октября 1919 г.1, был установлен выпуск Купюр кредитных билетов достоинством в 5 и 10 тыс. рублей, а также объявлено о выпуске мелких расчетных знаков новых достоинств в 15, 30 и 60 рублей. Таким образом, Советское правительство, помимо кредитных билетов, начало выпуск расчетных знаков.

Декретом от 4 марта 1920 г.2 название «расчетные знаки РСФСР» стало применяться к бумажным деньгам всех достоинств. На основании этого декрета расчетные знаки РСФСР были выпущены достоинством в 100, 250, 500, 1000, 5000 и 10 000 рублей. На протяжении 1920 г. и в 1921 г. выпуск бумажных денег . продолжался. Появились мелкие расчетные знаки достоинством от 1 до 50 рублей и крупные достоинством в 100, 250, 500, 1000, 5000, 10 000, 25 000, 50 000 и
100000 рублей3.

В стране, кроме советских денежных знаков, продолжали обращаться царские деньги (получившие название «николаевских»), деньги Временного правительства и суррогаты денег в виде облигаций займов и ценных бумаг. В большом количестве появились боны — временные бумажные денежные знаки. Их выпускали республики, области, города, заводы. Ценность всех этих денежных знаков катастрофически падала.

Выпуск бумажных денежных знаков не ограничивался. Декретом от 15 мая 1919 г. были отменены формальные ограничения эмиссии.

Эмиссия денег в годы интервенции и гражданской войны использовалась главным образом для покрытия дефицита в государственном бюджете в связи с
1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1919, № 52, ст. 506.
2 Там же, 1920, № 15, ст. 89.
3 См. т а м ж е, № 92, ст. 496; 1921, № 51, ст. 286.
4 См. т а м ж е, 1919, № 16, ст. 179.

298

ростом расходов на оборону. Эмиссия оказала известную помощь в деле разгрома интервентов и победы на фронтах гражданской войны. Она обесценивала запасы денег, накопленные капиталистическими элементами города и деревни, и тем самым ослабляла их экономическое, а следовательно, и политическое значение. При помощи эмиссии Советское государство получало дополнительные ресурсы для снабжения армии. Рабочие, беднейшее крестьянство и служащие также несли некоторые потери из-за эмиссии. Советская власть старалась уменьшить эти потери путем натурального распределения. Вместо денег выдавались продукты.
Ослабление торгового оборота влекло за собой оседание денег главным образом в деревне. Поскольку правительство испытывало нужду в денежных единицах, оно выпускало все новые деньги, которые продолжали падать в цене.

Эмиссия бумажных денег была вынужденной, временной мерой. С переходом к новой экономической политике встали новые задачи в области денежного хозяйства страны. С целью стабилизации рубля в начале 20-х годов правительство дважды прибегало к деноминации. Деноминацией называется замена старых денежных знаков новыми со списыванием нулей. Первый раз на основании декрета Совета Народпых Комиссаров от 3 ноября 1921 г.1 был выпущен особый знак — рубль 1922 г., который был приравнен к 10 000 рублей старого образца. В результате первой деноминации находившиеся в обращении денежные знаки различных образцов были заменены денежными знаками одного образца. По второй деноминации, проведенной на основании декрета от 24 октября

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1921, № 77, ст. 643,
11»

299

1922 г. был выпущен новый дензнак 1923 г. Сто рублей 1922 г. были приравнены к одному рублю

1923 г., следовательно, рубль 1923 г. равнялся 1 млн. старых рублей до проведения деноминаций. Вновь выпущенные в обращение деньги стали именоваться «денежные знаки».

Экономического значения деноминации, по существу, не имели. Деноминация только облегчала расчеты, давала возможность оперировать более мелкими цифрами. В результате двух деноминаций денежная масса в обращении номинально сократилась в миллион раз. Проведением деноминаций стремились внешне упорядочить денежное обращение, но новая денежная единица не становилась более устойчивой, рубль продолжал обесцениваться.

Деноминации имели значение подготовительных мероприятий к денежной реформе. Трудность на пути создания устойчивой валюты состояла в том, что бюджет и после перехода к новой экономической политике некоторое время оставался дефицитным и дефицит покрывался эмиссией денежных знаков. Деноминация служила укреплению рубля, но стабилизации ею достигнуто еще не было.

Для создания устойчивой валюты нужно было эмиссию бумажных денег обеспечить реальными ценностями и в первую очередь золотом. В ноябре 1921 г. была опубликована статья В. И. Ленина «О значении золота теперь и после полной победы социализма». В статье ставилась задача накопления золота и его концентрации в руках социалистического государства 2. Советским правительством принимались меры к восстановлению и развитию золотопромышленности в стране. В апреле 1922 г. Совнарком отменил обяза-

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1922, № 66, стр. 867.

2 См.: В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 44, стр. 226,

300

тельную Сдачу драгоценных металлов государству, установленную декретами и постановлениями 1917— 1921 гг., а с конца июля 1922 г. золотые монеты дореволюционной чеканки стали приниматься государственными учреждениями как средство платежа.

Начало денежной реформе было положено декретом Совнаркома от 11 октября 1922 г.'. Государственному банку представлялось право выпуска банковских билетов. Банковские билеты выпускались в новой денежной единице — в червонце, поскольку денежная единица — рубль — была связана с крайне обесценивающимися денежными знаками. Червонцы получили строго определенное золотое содержание, установленное в 1 золотник 78,24 доли (7,74234 г) чистого золота, т. е. такое же, как в дореволюционной 10-рублевой золотой монете. Червонцы обеспечивались на 25% золотом и другими драгоценными металлами, а также устойчивой иностранной валютой. На 75% червонцы обеспечивались легко реализуемыми товарами, краткосрочными векселями и другими ценностями. Выпускались билеты Государственного банка в купюрах по 1, 3, 5, 10 и 25 червонцев.

К лету 1923 г. червонец вошел в обращение в качестве твердой валюты и к концу 1923 г. вытеснил из обращения иностранную валюту и золото. Выпуск червонца был первым опытом восстановления твердой валюты.

Почти одновременно с выпуском бумажных червонцев Советское правительство приступило к чеканке червонцев в золоте весом в.. 1 золотник 78,24 доли. Декрет о чеканке золотых червонцев был принят Совнаркомом 26 октября 1922 г.2. По весу и содержанию

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1922, № 64, ст. 827.

2 См. т а м ж е, № 60, ст. 858.

301

золота монета приравнивалась к золотым десятирублевым империалам дореволюционного образца. Золотые червонцы датированы 1923 г.

Выпуск золотых монет в обращение предусматривался на некоторый срок. Основной целью их выпуска являлось укрепление уверенности народных масс в устойчивости бумажного червонца. Бумажный червонец не упал в цене и надобность ввода в обращение золотой монеты отпала.

Выпуском червонцев отмечается первый этап денежной реформы, направленной на создание твердой валюты.

Одновременно с червонцами продолжали иметь хождение дензнаки, за которыми закрепилась роль разменных денег.

Отсутствие мелкой разменной твердой валюты и стремление избавить рабочих и служащих от обесценивания получаемой ими заработной платы привело к выпуску рядом фабрик и предприятий металлических бон, исчисляемых в долях червонца. 3 декабря 1923 г. постановлением Совета труда и обороны были выпущены так называемые транспортные сертификаты достоинством в 5 рублей по курсу червонца !. Первоначально они были выпущены в качестве квитанций, обязательных к приему лишь для касс железнодорожного и водного транспорта. В январе 1924 г. транспортные сертификаты приравняли к деньгам. Они приобрели хождение в качестве твердой валюты.

Заключительный этап денежной реформы приходится на 1924 г. Он включает следующие мероприятия: изъятие из обращения денежных знаков, замену их казначейскими билетами, выпуск разменной монеты. По декрету от 5 февраля 1924 г.2 были выпущены

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1923, № 87, ст. 842.

2 См. там же, 1924, № 32, ст. 288.

302

разменные казначейские билеты достоинством в 5, 3 и 1 рубль золотом. Один червонец приравнивался к \10 рублям казначейскими билетами. Таким образом, как денежная единица червонец просуществовал недолго. После завершения денежной реформы вернулись опять к рублевому исчислению. Но термином «червонец» и после этого (до денежной реформы 1947 г.) обозначали банковские билеты. Кроме того, термин «червонец» иногда употреблялся для обозначения самого понятия денег.

Декретом от 15 февраля 1924 г.* была прекращена эмиссия «совзнаков», т. е. выпуск дензнаков старого образца был прекращен, а запасы их предполагалось уничтожить. Денежные знаки подлежали изъятию из обращения путем их выкупа. Декрет Совета Народных Комиссаров от 7 марта 1924 г.2 о порядке выкупа денежных знаков, стоимость которых не обозначена в твердой валюте, фиксировал их выкупной курс. Один рубль казначейскими билетами был приравнен к 50 тыс. руб. дензнаками 1923 г., или 50 млрд. руб. старыми знаками. Население усвоило этот курс как 500 млн. рублей за копейку. Таким образом, декрет устанавливал официальный курс, и по этому твердому курсу советские денежные знаки подлежали выкупу к 30 апреля 1924 г.

Третий декрет от 22 февраля 1924 г.3 объявлял о чеканке разменной серебряной монеты советского образца достоинством в 1 рубль, 50 копеек, 20 копеек, 15 копеек и 10 копеек и медной монеты достоинством в 5 копеек, 3 копейки, 2 копейки и 1 копейку. Чеканка серебряной монеты началась 'еще в 1921 г. и про-

1 См.: «Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства», 1924, № 34, ст. 308.

2 См. там ж е, № 45, ст. 433. 8 См. т а м ж е, № 34, ст. 325.

303

должалась в 1922 г. Но в обращение монеты не выпускались, их запасы накапливались на Монетном дворе. Выпущены в обращение они были только в/ 1924 г. Поскольку разменной монеты, запасенной Монетным двором, не хватало, то декрет от 22 февраля 1924 г. предусматривал значительное увеличение чеканки разменной серебряной монеты и чеканку разменной медной монеты.

Советское правительство, приступая к чеканке серебряных монет, сохранило старое, дореволюционное, весовое содержание серебра в рубле. Советский рубль с датой 1921 год и 1922 год имел чистого серебра 4 золотника 21 долю. Серебряный рубль 1924 г. имел то же количество серебра, но оно было выражено в весовых единицах метрической системы — 18 г.

Ввиду технических затруднений с выпуском большого количества металлической монеты временно были выпущены мелкие купюры бумажных казначейских бон до 50 копеек, они подлежали в дальнейшем обмену на серебряную и медную монету.

Серебряные рубли чеканились до 1925 г., полтинники — до 1928 г. В 1925—1928 гг. помимо копеек чеканилась еще полкопейка. До 1926 г. мелкая разменная монета чеканилась из красной меди. Но вскоре выявилась непрактичность этих монет: они были тяжелы, громоздки, быстро изнашивались. Поэтому было предложено чеканить монеты из сплава бронзы (950 частей меди и 50 частей алюминия). Монеты из бронзы меньше изнашивались, поэтому не требовали частого возобновления. О выпуске новой мелкой монеты из бронзы было объявлено постановлением СНК СССР от 6 января 1926 г. Тип бронзовой монеты, установленный постановлением 1926 г., остался без изменения до 1935 г. В 1935 г. был изменен рисунок

304

лицевой стороны К С 1931 г. вместо серебряной монеты стали чеканить никелевую.

Благодаря денежной реформе, завершенной в 1924 г., в Советском Союзе была восстановлена твердая валюта. Рубль этой денежной системы обеспечивался не только запасом золота, но и массой товаров, производимых государственными предприятиями.

В дальнейшем, в процессе социалистической реконструкции страны, в денежной системе Советского Союза произошли существенные изменения. Получили развитие такие принципиально новые ее элементы, как планомерное определение уровня цен и покупательной способности денежной единицы2.

В годы первой пятилетки покупательная способность денежной единицы упала, повысился уровень цен. Произошло это по ряду причин. Количество денег, находящихся в обращении, увеличилось. Это явление было следствием «нарушения прежних пропорций в народном хозяйстве, которое выразилось в росте заработной платы и других денежных доходов большими темпами, чем был возможен рост потребления» 3.

В годы социалистической индустриализации вырос национальный доход, но значительная его часть направлялась в тяжелую промышленность, которая не давала быстрого прироста продукции. Увеличилось число занятых рабочих и служащих, возрос фонд заработной платы. Розничный товарооборот увеличился,

1 См.: С. П. Фортинский. Описание советских монет за период с 1921 по 1952 год. Нумизматический сборник ч. 1. М., 1955, стр. 139—142.

2 См.: В. М. Б а ты ре в. Денежное обращение в СССР. М., 1959, стр. 108.

3 Там же, стр. 117.

305

но он отставал от быстро возрастающего платежеспособного спроса населения. Особенно ощущался недостаток в сельскохозяйственных товарах. Тенденция к повышению цен наметилась уже в 1927 г., но обстановка, сложившаяся в этом году, не вызвала повышения цен, следовательно, обесценивания рубля. Были осуществлены меры регулирования цен, выразившиеся в снижении розничных цен в государственной и кооперативной торговле. В результате значительно вырос разрыв этих цен с ценами частной торговли. Но поскольку значение частника в торговле сокращалось, то снижалось и его влияние на уровень цен. Покупательная способность рубля 1928—1929 гг. оставалась примерно на уровне 1925—1926 гг.

Недостаток в товарах вызвал необходимость установления в 1929 г. карточной системы снабжения. Карточное снабжение и заготовка ряда основных видов сельскохозяйственной продукции производились по твердым ценам, оставшимся на прежнем уровне.

После отмены карточной системы в 1935 г. на продукты и в 1936 г. на промышленные товары цены на них были установлены выше, чем цены по карточкам. Эти цены соответствовали возможностям спроса и предложения и уровню денежных доходов и расходов населения. В связи с происшедшими изменениями в ценности рубля было установлено в 1936 г. новое, пониженное содержание золота в рубле. Рубль был определен в 0,167 674 г золота, а с 1937 г. курс рубля был установлен на базе доллара — 1 доллар приравнивался к 5 рублям 30 копейкам. Такое соотношение просуществовало до 1950 г.

В предвоенный период необходимость укрепления обороноспособности страны в связи с нарастанием угрозы нападения вызвала ряд мер, направленных на увеличение ресурсов государства. Поэтому в 1939—•

306

1940 гг. было осуществлено повышение цен на некоторые товары. Были повышены также оптовые цены на продукцию тяжелой промышленности, что было вызвано повышением заработной платы и ростом себестоимости товаров. Все это создавало тенденцию к падению покупательной способности рубля внутри страны.

В период Великой Отечественной войны произошли сдвиги в пропорциях производства, разрыв между денежными доходами и расходами населения. Военные расходы ограничивали возможности увеличения потребления. Резко сократилось количество товаров для населения. В обращении находились излишние деньги, которые задерживались у населения.

Первые два года войны расход в государственном бюджете превышал доход. Дефицит в бюджете вызвал необходимость эмиссии. Эмиссия продолжалась и в 1944 г. Потребность в ней в этом году вызывалась нуждами восстановления хозяйства в освобожденных районах. В результате покупательная способность рубля во время войны снизилась, а денежная масса, находящаяся в обращении, выросла в 4 раза 1.

Для успешного восстановления народного хозяйства по четвертому пятилетнему плану нужно было ликвидировать последствия войны и в области денежного обращения. Необходимо было поднять покупательную способность рубля. За годы войны произошло повышение средней заработной платы, поэтому не удалось сохранить довоенный уровень цен. Некоторое повышение твердых цен произошло в сентябре 1946 г.

1 См.: В. М. Батыр ев. Денежное обращение в СССР, стр. 138.

307

Но упорядочения денежного обращения можно было достигнуть только путем изъятия излишних денег. Эту задачу разрешила денежная реформа, проведенная в декабре 1947 г. Она была направлена на то, чтобы выпустить в обращение новые, полноценные деньги и изъять неполноценные. Все находящиеся в обороте банковские и казначейские билеты были обменены на новые деньги в течение недели с 16 по 22 декабря 1947 г. Деньги обменивались из расчета 10 рублей денежных знаков старого образца на 1 рубль новыми деньгами. Ставки заработной платы были оставлены на прежнем номинальном уровне. Реформа 1947 г. осуществила изъятие излишних денег, укрепив рубль. Денежная система Советского Союза, созданная реформой 1922—1924 гг., не изменилась. Структура денежного обращения была сохранена. На банковских билетах лишь слово «червонец» заменялось словом «рубль», потому что фактически денежный счет велся в рублях, а не в червонцах. Так устранялась некоторая двойственность денежной единицы. С 1947 г. банковские и казначейские билеты стали выпускаться в единой денежной единице—рублях. Золотое содержание рубля в 1947 г. составляло 0,167 155 г.

- В целом денежная система социалистического государства, установленная в 1922—1924 гг., выдержала все трудности, связанные с перестройкой народного хозяйства не только в годы индустриализации страны, но и в годы Великой Отечественной войны советского народа. Последствия войны в денежном обращении были ликвидированы, и денежная система при этом не претерпела существенных изменений.

С 1 марта 1950 г. определение курса рубля по отношению к иностранной валюте на базе доллара было переведено на золотую основу, так как валюты капи-

308

талистических стран, в том числе и доллар США, постоянно обесценивались. Золотое содержание рубля устанавливалось с учетом среднего уровня оптовых и розничных цен и определялось в 0,222 168 г. Курс рубля по отношению к доллару в это время составлял 4:1, т. е. 1 доллар США приравнивался к 4 рублям. Потребительские цены еще в довоенное время сложились более высокими, чем уровень цен на средства производства. Поэтому наряду с официальным курсом рубля по отношению к иностранной валюте, основанной на золотом содержании, были введены туристские боны, а впоследствии расчеты для облегчения туристских связей стали производиться по более льготному соотношению — 10 рублей за 1 доллар.

Мощный подъем экономики СССР в послевоенные годы, увеличение производства и национального дохода, рост розничного товарооборота привели к тому, что валовая продукция промышленности, объем розничной торговли стали выражаться в колоссальных цифрах. Так, например, платежный оборот Государственного банка за 1959 г. выражался в астрономической цифре — 3 триллиона 250 млрд. рублей. Масштаб цен явно устарел и не соответствовал возросшему уровню экономики. В связи с этим пятая сессия Верховного Совета СССР, происходившая в мае

1960 г., приняла решение об изменении с 1 января

1961 г. масштаба цен и замене старых денег новыми из расчета 10 рублей старых = 1 рублю новых денег. Выпускались банковские билеты крупного достоинства и разменные казначейские билеты.

Обмен старых денег на новые осуществлялся с 1 января по 1 апреля 1961 г., он не сопровождался какими-либо потерями ни для государственных и кооперативных организаций, ни для населения. В отличие от денежной реформы 1947 г., при проведении денеж-

309 '

ной реформы 1961 г. номинал заработной платы был в 10 раз сокращен, так как изменялся масштаб цен. Денежная реформа 1961 г. способствовала облегчению учета денежного оборота, создавала более удобные денежные купюры и позволила увеличить роль разменной монеты в розничной торговле. Удельный вес монет во всей денежной массе увеличился в 4—5 раз.

Изменение масштаба цен повлекло и изменение золотого содержания рубля и курсов иностранных валют по отношению к рублю. С 1 января 1961 г. золотое содержание рубля определено в 0,987 412 г l, a курс рубля по отношению к доллару США выразился в 90 копейках за 1 доллар. Денежная реформа 1961 г., таким образом, укрепила денежную единицу, повысила ее покупательную способность.

Советский рубль на базе золотого содержания — самая устойчивая в мире единица денежного счета, поэтому рубль после Великой Отечественной войны стал валютой международных расчетов. Покупательная же способность рубля внутри страны на потребительские товары устанавливается планомерно и зависит от их количества, уровня производительности труда и т. д. В этом сказывается регулирующая роль Советского государства в деле организации денежной системы. Все изменения ценности рубля как меры стоимости и масштаба цен, имевшие место после 1924 г., не затрагивали принципов организации денежной системы, установленных в 1922— 1924 гг.

Выводы.

Советское государство унаследовало расстроенную денежную систему. В первые годы после революции продолжалось обесценивание рубля, так как государ-

1 В рубле, установленном по реформе 1897 г., весовое количество золота в переводе на метрическую систему составляло 0,774234 г.

310

Ствбнный бюджет сводился с дефицитом й покрывался за счет эмиссии бумажных денег. Эмиссия сыграла свою роль в годы иностранной интервенции и гражданской войны — благодаря эмиссии Советское государство получало дополнительные ресурсы для снабжения армии. Эмиссия бумажных денег была временной и вынужденной мерой. К концу гражданской войны Советское правительство справилось с задачей унификации денежной системы. Советские денежные знаки вытеснили из обращения суррогаты денег. Завершение унификации приходится на 1922— 1924 гг. В эти годы была восстановлена твердая валюта. В 1922 г. начался выпуск банковских билетов — червонцев — с установленным золотым содержанием в 1 золотник 78,24 доли (7,74 234 г), т. е. равных довоенной 10-рублевой золотой монете и имеющих твердое хождение. Одновременно с червонцами некоторое время имели хождение и денежные знаки, которые продолжали падать в цене. Период одновременного обращения денежных знаков и червонцев закончился денежной реформой 1924 г. Реформа состояла в прекращении эмиссии денежных знаков, выкупе денежных знаков, находящихся в обращении, в выпуске помимо банковских билетов в червонцах казначейских билетов в рублях. Червонец приравнивался к 10 казначейским рублям. В результате денежной реформы в Советском Союзе восстанавливалась твердая валюта. Рубль этой денежной системы обеспечивался запасом золота и всей массой товаров, производимой государственными предприятиями.

В дальнейшем в денежной системе Советского Союза произошли существенные изменения, не затронувшие, однако, принципов ее построения. Получили развитие такие ее новые элементы, как планомерное определение уровня цен и покупательной способности денежной единицы.

311

В годи первой пятилетки, вследствие нарушения прежних пропорций в народном хозяйстве, увеличения фонда заработной платы и отставания от его роста производства товаров потребления, упала покупательная способность денежной единицы. Повышение уровня цен на потребительские товары в 1930— 1935 гг. не оказало влияния на курс рубля во внешнеторговых операциях благодаря установлению валютной монополии.

Новый уровень цен 1935—1936 гг. оказался выше, чем до начала проведения индустриализации, поскольку за 1930—1935 гг. вырос уровень денежных доходов населения. В связи с изменениями в покупательной способности рубля было установлено в 1936 г. новое пониженное золотое содержание

рубля.

Во время Великой Отечественной войны денежная масса, находившаяся в обращении, в результате сокращения производства потребительских товаров и эмиссии выросла в 4 раза. Покупательная способность рубля снизилась.

После окончания войны в связи с повышением среднего уровня заработной платы не удалось сохранить довоенный уровень цен. Задачу ликвидации последствий войны в денежном обращении выполнила денежная реформа 1947 г. Осуществлялось изъятие излишних денег путем выпуска новых денег и обмена на них старых из расчета 1 = 10. Ставки заработной платы сохранялись на прежнем уровне.

В 1961 г. в связи со значительным увеличением производства и национального дохода в Советском Союзе осуществлено изменение масштаба цен. В результате проведения денежной реформы 1961 г. денежные единицы 1947 г. были заменены новыми из расчета 10=1. Одновременно сокращался в 10 раз но-

312

мйнал зарплаты рабочих и служащих. Золотое содержание рубля было повышено до 0,987 412 г. Денежная реформа 1961 г. способствовала облегчению учета денежного оборота, создала более удобные денежные купюры и увеличила роль разменной монеты в розничной торговле.

Литература

К. Маркс. Ё критике политической экономии. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 13.

К. Маркс. Хронологические таблицы. «Архив Маркса и Энгельса», т. VIII.

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36.

А б а е в В. И. Из истории слов. Русское 1ривенка, персидское grwanka. «Вопросы языкознания», 1958, № 4.

Абрамов Н. Минц-кабинеты в Сибири. «Записки Русского археологического общества», т. 3, 1851.

Абрамович Г. В. Несколько изысканий из области русской метрологии XV— XVI вв. «Проблемы источниковедения», вып. XI. М., 1963.

Авербах И. Л. Библиографический указатель по вопросам денежного обращения 1918—1925 гг. «Наше денежное обращение». Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914—1925 гг. под ред. проф. Л. Н. Юровского. М., 1926.

Афанасьев К. Н. Замечания к статье Б. А. Рыбакова «Русские системы мер длины XI—XV вв.». «Сообщения института истории искусств», кн. 7. М., 1956.

Б а з и л е в и ч К. В. Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г. М.-Л., 1936.

Б.а т ы р е в В. М. Денежное обращение в СССР. М., 1959.

Б а у е р Н. П. Денежный счет в духовной новгородца Климента и денежное обращение в Северо-Западной Руси XIII в. «Проблемы источниковедения», вып. III. М.—Л., 1940.

Б а у е р Н. П. Денежный счет «Русской правды». Сб. «Вспомогательные исторические дисциплины». М.—Л., 1937.

Беклемишев А. В. Меры и единицы физических величин. М., 1954.

Большаков А. М. Вспомогательные исторические дисциплины. Изд. 4. Раздел «Метрология». П., 1924.

Большаков О. Г., Монгайт А. Л.

314

Путешествие абу-Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131—1153 г.). М., 1971.

Б у т к о в П. Г. Объяснение русских старинных мер — линейной и путевой. «Журнал Министерства внутренних дел», 1844, ч. VIII, № И.

Быковский С. Н. Методика исторического исследования. Разделы: «Меры веса, поверхности и пр.», «Обозначения денег». «Общеобразовательная библиотека ГАИМК», N° 2. Л.,

1931.

Вершинин А. Русские монеты со времени их появления до наших дней. (Опыт историко-нумизматического обзора.) «Библиотека нумизмата», вып. I. M., 1926.

Веселовский С. Б. Понижение веса копеек при царе Василии Шуйском. «Нумизматический сборник», т. II. М.,

1913.

Веселовский СБ. Семь сборов запросных денег в первые годы царствования Михаила Федоровича. М., 1909.

Веселовский С. Б. Сошное письмо, т. I—II. М.,

1915-1916.

Вилков О. Н. К вопросу об унификации мер сыпучих тел Сибири XVII в. «Известия Сибирского отделения Академии наук СССР». Серия общественных наук, вып. 2. Новосибирск, 1963.

Власенко В. Е. Денежная реформа в России. 1895—

1898. Киев, 1949.

Воробьева Ю. П. Псковская летопись как источник по истории русских мер и весов. «Труды Московского государственного историко-архивного института», т. 10. М., 1957.

Г н е в у ш е в А. М. Новгородская выть на землях дворцовых в XVII в. «Киевские университетские известия», 1912, № 8, И.

Г л у х о в В. С. Сажень Комиссии 1833 г. «Временник Главной палаты мер и весов», ч. I. СПб., 1894.

Греков Б. Д., Что такое «обжа»? «Известия Академии наук СССР», 1926, № 10-11, 13—14.

Гусаков А. Д. Денежное обращение в дореволюционной России. М., 1954.

Гусаков А. Д. О некоторых явлениях в денежном обращении Руси. «Известия Академии наук СССР». Отделение экономики и права», № 3. М., 1946.

Гусаков А. Д. и др. Денежное обращение и кредит в СССР. М., 1960.

Данилевич В. Значение нумизматики в изучении русской истории. «Записки Харьковского университета», 1903, «N° 4.

315

«Денежное обращение и кредит в СССР». Авторский коллектив под рук. проф. 3. В. Атласа. М., 1957.

«Денежное обращение и кредит в СССР». Коллектив авторов под рук. проф. В. Иконникова. М., 1962.

Депман И. Меры и метрическая система. М.—Л., 1953.

Доброхотов А. Измерение вместимости винных бочек по их линейным размерам. «Временник Главной палаты мер и весов», ч. 4. СПб., 1899.

Друян А. Д. Очерки по истории денежного обращения в России в XIX в. М., 1941.

Дьяченко В. П. Советские финансы в первой фазе развития социалистического государства. М., 1947.

Заболоцкий М. О ценностях Древней Руси. СПб., 1854.

3 а к А. Н. Денежное обращение и эмиссионная операция в России (1917—1918 гг.). Пг., 1918.

Зубков В. К вопросу о древних рязанских монетах. «Краеведческие записки». Рязань, 1959.

Ильин А. А. Классификация русских удельных монет, вып. L Л., 1940.

Исаков Л. Д. Международная метрическая система. Конспект основных данных для лекторов и пропагандистов. М.-Л., 1925.

Исаков Л. Д. На все времена, для всех народов. Очерки по истории метрической системы. Пг., 1923.

Исаков Л. Д. Отчет о деятельности Главной палаты мер и весов. М.—Л., 1926.

Исаков Л. Д. Простые соотношения между русскими и метрическими мерами. Пг., 1920.

Каменцева Е. И. К истории создания образцовых мер веса в первой половине XVIII в. «Археографический ежегодник за 1958 г.». М., 1960.

Каменцева Е. И. К истории создания образцовых мер сыпучих тел в первой половине XVIII века. «Труды Московского государственного историко-архивного института», т. 17. » М., 1963.

Каменцева Е. И. Метрологические комиссии 20—30-х годов XIX в. и их роль в организации системы мер и поверочного дела в России. «Археографический ежегодник за 1966 г.». М., 1968.

Каменцева Е. И. Меры длины первой половины XVIII в. «История СССР», 1962, № 4.

Каменцева Е. И. Меры жидкостей в первой половине XVIII в. «Археографический ежегодник за 1960 г.». М., 1962.

Каменцева Е. И. Меры; жидких тел в России во второй половине XVIII — начале XIX вв, «Труды Московского

государственного историко-архивного института», т. 24, вып. 2. М., 1966.

Каменцева Е. И. Меры и их поверка в Архангельске в конце XVII в. Сб. «Аграрная история Европейского Севера». Вологда, 1970.

Каменцева Е. И. Роль Петербурга в снабжении городов России мерами длины. (Первая четверть XIX в.) «Города феодальной России». М., 1966.

Каменцева Е. И. и Шостьин Н. А. Метрология. «Советская историческая энциклопедия», т. 9. М., 1966.

Кауфман И. И. Русский вес, его развитие и происхождение, изд. 2. СПб., 1911.

Кауфман И. И. Серебряный рубль в России от его возникновения до конца XIX в. СПб., 1910.

Каценеленбаум 3. С. Денежное обращение России 1914—1924 гг. М.—Л., 1924.

К а ц м а н К. Н. Прикладная метрология в Советском Союзе за 40 лет. «Труды Всесоюзного научно-исследовательского института метрологии», вып. 33 (93). М., 1958.

Клейненберг И. Э. Новгородский вощаной берковец XV в. «Советская археология»., 1968, №4.

Клейненберг И. Э. Унификация вощаного веса в нов-городско-ливонской торговле XV в. «Археографический ежегодник за 1965 год». М., 1966.

Ключевский В. О. Русский рубль XVI—XVIII вв. и его отношение к нынешнему. Соч., т. 7. М., 1959.

Конрад А. Я. Деньги в социалистическом обществе. М., 1954.

К о р з у х и н а Г. Ф. Русские клады IX—XIII вв. М.—Л., 1954.

Кузнецов С. К. Древнерусская метрология. Малмыж-на-Вятке, 1913.

Кур сель К. П. и Лукасюк А. А. Денежное обращение на русском Дальнем Востоке с 1918 по 1924 г. Чита 1924.

Л а м б е р т и А. И. О неизменном определении веса российского фунта и о гидрометрической системе российских мер объятности. СПб., 1828.

Ламберти А. И. О первоначальном происхождении и нынешнем состоянии российской линейной меры и веса. СПб., 1827.

Лаппо-Данилевский А. С. Организация прямого обложения в Московском государстве. СПб., 1890.

Леонов Б. М. Сто лет государственной службы мер и весов в СССР. М.-Л., 1945.

317

Лучинский М.Ф. Деньги на Руси IX—XII вв. Против одного ошибочного представления. Казань, 1958.

Лучинский М. Ф. Против неправильного освещения вопросов денежного обращения Древней Руси. «Научные записки финансово-экономического института», вып. 9. Казань, 1955.

Маликов М. Ф. Основы метрологии. М., 1949.

М а н ь к о в А. Г. Цены и их движение в Русском государстве XVI в. М.—Л., 1951.

«Материалы по денежной реформе 1893—1895 гг.». Под ред. проф. А. И. Буховецкого, вып. I. Пг.— М., 1922.

Медведев А. Ф. О новгородских гривнах серебра. «Советская археология», 1963, № 2.

Мельникова А. С. Особенности русского денежного обращения в XVII в. «История СССР», 1966, № 5.

Мельникова А. С. Псковские монеты XV в. «Нумизматика и эпиграфика», вып. IV, 1963.

Мельникова А. С. Систематизация монет Алексея Михайловича. (1645—1676). «Вспомогательные исторические дисциплины», вып. III. Л., 1970.

Мельникова А. С. Систематизация монет Михаила Федоровича. «Археографический ежегодник за 1958 г.», М.< 1960.

Мельникова А. С. Тврдые деньги. М., 1971.

Менделеев Д. И. Метрологические работы. Соч., т. XXII. Л.—М., 1950.

«Меры и весы». Сборник законов, инструкций и циркуляров. СПб., 1902.

«Метрическая система мер» (к декрету о введении метрической системы в России)». Пг., 1918.

М е ц Н. Д. Наш рубль. М., 1960.

Мешен П.-Ф. А. и Де л а м б р Ж.-Б. Ж. Основы метрической десятичной системы. М.—Л., 1926.

Милюков П. Н. Государственное хозяйство в России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого, изд. 2. СПб., 1905.

Михайловский Ф. И. Очерки истории денег и денежного обращения, т. I. Деньги в феодальном хозяйстве, 1948.

Младенцев М. Н. Краткий исторический очерк русских мер. «Временник Главной палаты мер и весов», ч. 8. СПб., 1907.

Младенцев М. Н. Учреждение Главной палаты мер и весов и ее деятельность. «Временник Главной палаты мер и весов», ч. 8. СПб., 1907.

318

Монгайт А. Л. Абу Хамид ал-Гарнати и его путешествие в Русские земли 1150—1153 гг. «История СССР», 1959, № 1.

Монгайт А. Л. Рецензия на книгу В. Л. Янина «Денежно-весовые системы русского средневековья». «Вопросы истории», 1958, № 3.

Монгайт А. Л. Рязанские гирьки. «Краткие сообщения ИИМК», вып. XIV. М.—Л., 1947.

Мрочек-Дроздовский П. Опыт исследования источников по вопросу о деньгах «Русской правды». М., 1881. Никитский А. И. К вопросу о мерах Древней Руси. «Журнал Министерства народного просвещения», 1894, № 4. О г р и з к о 3. А. К вопросу об единицах измерения земельных площадей в XVII в. «Проблемы источниковедения», кн. IX. М., 1961.

Огризко 3. А. К вопросу об условном изображении именованных чисел в XVII в. «Проблемы источниковедения», кн. VII. М., 1959.

Петрушевский Ф. Общая метрология. СПб., 1849. Погребецкий А. И. Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции. Харбин, 1924.

Потин В. М. Древняя Русь и европейские государства в X—XIII вв. Историко-нумизматический очерк. Л., 1968.

Преображенский Е. Причины падения курса нашего рубля. М., 1922.

Прозоровский Д. И. Древние греко-римские меры првтяжения и их отношение к древним и новым русским мерам. «Известия Русского археологического общества», т. 9. Вып. 5. СПб., 1877.

Прозоровский Д. И. Древнерусские меры жидкостей. «Журнал Министерства народного просвещения», 1854, № 3.

Прозоровский Д. И. Монета и вес в России до конца XVIII столетия. СПб., 1865.

Прозоровский Д. И. Древний русский вес. «Журнал Министерства народного просвещения», 1855, № 5, 6.

Прозоровский Д. И. Древний русский вес в сравнении с римско-византийским и нынешним русским. «Известия Русского археологического общества», т. 7, вып. 3, 1872. Прозоровский Д. И. Древняя русская метрология. СПб., 1888.

Прозоровский Д. И. О размерах Большого чертежа. «Известия Русского археологического общества», т. 10, вып. 2. СПб., 1882.

319

Прозоровский Д. И. О старинных русских мерах протяжения. «Известия Русского археологического общества», т. 7, вып. 3. СПб., 1872.

Рогальский М. Н. Денежное обращение Советской России. Саратов, 1924.

Радовский М. И. К участию русских ученых в международных соглашениях о единстве мер и весов. «Исторический архив», 1958, № 2.

Р а з д ы м а х а Г. С. Установление длины метра. М., 1951.

Романов Б. А. Деньги и денежное обращение. «История культуры Древней Руси», т. I. M.—Л., 1948.

Рыбаков Б. А. Архитектурная математика древнерусских зодчих. «Советская археология», 1957, № 1.

Рыбаков Б. А. Русские системы мер длины XI—XV вв. «Советская этнография», 1949, № 1.

Р я д ч е н к о Н. Г. Из истории слов «рубль» и «копейка». «Труды Одесского государственного университета», т. 150. Филологические науки, вып. 4, 1960.

Савваитинов П. Русский денежный счет в XVI и XVII столетиях. «Записки Археологического общества», т. XI, 1865.

Сапожников В. Р. Из истории денежного обращения времен войны. «Ежемесячный бюллетень Южного объединенного объединения советской филателистической ассоциации». Харьков, 1928, № 8.

Сапожников В. Р. Монеты советского чекана. «Советский филателист», 1928, № 2.

Сапожников В. А. О мерах периода революциии. «Советский коллекционер», 1928, № 3.

Сидоров А. Л. Финансовое положение России в годы первой мировой войны. М., 1960.

С л о в ц о в И. Сапца и позмог, две древние единицы веса сыпучих тел, существовавших в Соликамском крае. «Пермский сборник», кн. I. M., 1859.

Смирнов И. И. К вопросу о мерах в Московском государстве XVI в. «Ученые записки Ленинградского государственного университета». Серия исторических наук, вып. 5. Л., 1939.

Сотникова М. П. Из истории обращения русских серебряных платежных слитков в XIV—XV вв. (дело Федора Жеребца, 1447 г.). «Советская археология», 1957, № 3.

Сотникова М. П. «Петровы» гривны (Русские платежные слитки XIII—XIV вв.) «Сообщения Государственного Эрмитажа», 1956, N° 10.

f Спасский И. Г. Алтын в русской денежной системе. «Краткие сообщения ИИМК», вып. 66, 1956.

320 §

Спасский И. Г. Денежное обращение в Русском государстве с 1533 по 1617 г. «Материалы и исследования по археологии СССР», № 44. М., 1955.

Спасский И. Г. Денежное обращение на территории Поволжья в первой половине XVI в. и так называемые мордовки. «Советская археология», XXI, 1954.

Спасский И. Г. Денежное хозяйство Русского государства в середине XVII й и реформы 1654—1663 гг. «Археографический ежегодник за 1959 г.». М., 1960.

Спасский И. Г. Из истории древнерусского товароведения. «Краткие сообщения ИИМК», вып. 62, 1956.

Спасский И. Г. Несколько замечаний по поводу русской монетной чеканки 1914—1917 гг. «Нумизматика и сфрагистика», вып. 3. Киев, 1968.

Спасский И. Г. Происхождение и история русских счетов. Сб. «Историко-математические исследования» вып. 5. М., 1952.

Спасский И. Г. Русская монетная система, изд. 4. М., 1970.

Спасский И. Г. Счетные жетоны. Сб. «Исторический памятник арктического мореплавания XVII в.». М.—Л., 1951.

Спасский И. Г., Я н и н В. Л. Советская нумизматика. Библиографический указатель, 1917—1958 гг. «Нумизматика и эпиграфика», т. П. М.3 1960.

Спасский И. Г., Я н и н В. Л. Советская нумизматика. Библиографический указатель, 1959—1960 гг. Дополнения к указателю за 1917—1958 гг. «Нумизматика и эпиграфика», т. III. M., 1962.

«100 лет государственной службы мер и весов в СССР», М.-Л., 1945.

Струмилин С. Г., О мерах феодальной России. «Вопросы истории народного хозяйства СССР»,. М., 1957. См. там же. Очерки экономической истории России. М., 1960.

Судейкин В. Т. Восстановление металлического обращения (1839-1943). М., 1891.

Т и х о д е е в П. М. Очерки об исходных измерениях. М.-Л., 1954.

Троицкий С. М. Из истории русского рубля. «Вопросы истории», 1961, № 1.

Троицкий СМ. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М., 1966.

Троицкий СМ. Финансовая политика русского абсолютизма во второй половине XVII и XVIII вв. «Абсолютизм в России». М., 1964.

Трутовский В. К. Алтын, его происхождение, исто- *

321

рия, эволюция. «Труды секции археологии Института археологии и искусствоведения Р АНИОН», т. П. М., 1928.

Трутовский В. К. Векша, веверица и бела. «Труды Этнографо-археологического музея», М., 1926.

Трутовский В. К. Ногата, ее происхождение и ее место среди ценностей Древней Руси. «Древности восточные», т. I. М., 1913.

Трутовский В. К. Старинные названия некоторых денежных знаков. «Нумизматический сборник», т. I. M., 1911.

Тхоржевский СИ. Государственное земледелие на южной окраине Московского государства в XVII в. «Архив истории труда в России», кн. 8. Пг., 1923.

Тюрин Н. И. Единицы измерения, принятые в СССР. М., 1947.

Тюрин Н. И. В поисках точности. М., 1960.

Устюгов Н. В. Очерк древнерусской метрологии. «Исторические записки», кн. 19. М., 1946.

Федоров Г. Б. Происхождение московской монетной системы. «Краткие сообщения ИИМК», вып. XVI. М.—Л., 1947.

Федоров Г. Б. Русские монеты удельного периода. «Краткие сообщения ИИМК», вып. XVII. М.—Л., 1947.

Федоров Г. Б. Унификация русской монетной системы и указ 1535 г. «Известия Академии наук СССР». Серия истории и философии», т. VIII, № 6, 1950.

Черепнин А. И. О гривенной денежной системе по древним кладам. «Труды Московского нумизматического общества», т. II. М., 1901.

Черепнин А. И. О киевских денежных гривнах. «Труды XI археологического съезда в Киеве». М., 1902.

Черепнин Л. В. Русская метрология. М., 1944.

Чертов А. Г. Международная система единиц измерения. М., 1963.

Ч и ж о в С. И. К истории денежного производства на Руси за царский период. «Сборник статей в честь П. С. Уваровой». М., 1916.

Ч и ж о в С. И. О весе копеек царя Василия Шуйского. «Нумизматический сборник», т. II. М., 1913.

Шапиро А. Л. Переход от повытной к повенечной системе обложения крестьян владельческими повинностями. «Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы, 1960 г.». Киев, 1962.

Шмелева И. А. Лексика торговой книги XVI в. Очерки истории языка. «Ученые записки ЛГУ», № 267, вып. 52. Л., 1960.

322

Шунков В. И. Меры сыпучих тел в Сибири XVII в. Сб. «Академику Борису Дмитриевичу Грекову ко дню семидесятилетия». М., 1952.

Энгеев Т. К. иКуперман Я. М. Очерк развития денежного обращения от начала мировой, войны до 1925 г. «Наше денежное обращение». Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914—1925 гг. под ред. проф. Л. Н. Юровского. М., 1926.

Юровский И. С. Систематический перечень законоположений по денежному обращению (с 25 октября 1917 г. по 1 сентября 1925 г.). «Наше денежное обращение». Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914— 1925 гг. под ред. проф. Юровского Л. Н. М., 1926.

Юровский Л. Н. На путях к денежной реформе. М., 1924.

Янин В. Л. Алтын и его место в русских денежных системах XIV—XV вв. «Краткие сообщения ИИМК», вып. 66, 1956.

Янин В. Л. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы XV в. «Вспомогательные исторические дисциплины», вып. III. Л., 1970.

Янин В. Л. Денежно-весовые системы русско