textarchive.ru

Главная > Документ


17. Имеют ли граждане право требовать, чтобы образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях было культуросообразным?

Да, граждане вправе требовать, чтобы образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях было культуросообразным.

Культуросообразность образования – соответствие содержания образования современному уровню культурного развития, культурным и нравственным традициям, ценностям и особенностям российского общества, направленность образования на приобщение личности к ценностям российской и мировой культуры и на интеграцию личности в российскую национальную и мировую культуру, на сохранение и воспроизводство исторической преемственности поколений и связей образования с историческими и национально-культурными традициями и ценностями российской культуры, культурных традиций и наследия народов Российской Федерации.

Сама возможность такого требования следует из нормы части 1 статьи 3 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, осуществляющий, в соответствии с нормой части 2 статьи 3 Конституции Российской Федерации, свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления.

В пункте 6 статьи 2 Закона РФ «Об образовании» в качестве одного из принципов государственной политики в области образования установлен государственно-общественный характер управления образованием. То есть общество вправе оказывать влияние на содержание образования, в том числе требовать обеспечения его культуросообразности.

Пункт 1 статьи 52 Закона РФ «Об образовании» гарантирует право родителей (законных представителей) несовершеннолетних детей до получения последними основного общего образования принимать участие в управлении образовательным учреждением. В пункте 7 статьи 15 этого же Закона установлено, что родителям (законным представителям) несовершеннолетних обучающихся, воспитанников должна быть обеспечена возможность ознакомления с ходом и содержанием образовательного процесса.

Указанное право родителей учащихся закреплено также в ряде подзаконных актов, в том числе в пунктах 44 и 59 Типового положения об общеобразовательном учреждении: «Участниками образовательного процесса в общеобразовательном учреждении являются обучающиеся, педагогические работники общеобразовательного учреждения, родители (законные представители) обучающихся… Родители (законные представители) обучающихся имеют право… в) участвовать в управлении общеобразовательным учреждением в форме, определяемой уставом этого учреждения».

Право самих учащихся государственных и муниципальных образовательных учреждений на участие в управлении образовательным учреждением закреплено в пункте 4 статьи 50 Закона РФ «Об образовании», а также в ряде подзаконных актов, в том числе в Типового положения об общеобразовательном учреждении, устанавливающем, что обучающиеся в государственном и муниципальном общеобразовательных учреждениях имеют право на участие в управлении общеобразовательным учреждением в форме, определяемой уставом общеобразовательного учреждения (пункт 49).

Право граждан на получение культуросообразного образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях определяется правами на доступ к культурным ценностям, участие в культурной жизни и культурное развитие, так как все эти права реализуются и должны реализоваться, прежде всего, в сфере образования.

Часть 2 статьи 44 Конституции Российской Федерации закрепляет право каждого на «на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям».

В статье 2 Закона РФ «Об образовании» установлены следующие принципы государственной политики в области образования: защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства. А в пункте 2 статьи 14 Закона РФ «Об образовании» установлено, что содержание образования должно обеспечивать интеграцию личности в национальную и мировую культуру; формирование человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества.

Всеобщая декларация прав человека от 10.12.1948 г.: «Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам» (часть 2 статьи 26); «Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами» (часть 1 статьи 27); «Каждый человек как член общества, имеет право… на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях» (статья 22)117.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966 г.: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого они свободно… обеспечивают свое… культурное развитие» (часть 1 статьи 1); «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на образование. Они соглашаются, что образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и сознания ее достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам» (часть 1 статьи 13); «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на: a) участие в культурной жизни» (часть 1 статьи 15)118.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г.: «Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они… свободно обеспечивают свое… культурное развитие» (часть 1 статьи 1)119;

Конвенция о правах ребенка от 20.11.1989 г.: «…учитывая должным образом важность традиций и культурных ценностей каждого народа для защиты и гармоничного развития ребенка» (преамбула); «Государства-участники соглашаются в том, что образование ребенка должно быть направлено на… с) воспитание уважения к родителям ребенка, его культурной самобытности, языку, ценностям, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и к цивилизациям, отличным от его собственной» (пункт «с» части 1 статьи 29)120.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования от 14.12.1960 г.: «1. Государства, являющиеся сторонами настоящей Конвенции, считают, что: а) образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности… 2. Государства, являющиеся сторонами настоящей Конвенции, обязуются принять все необходимые меры, чтобы обеспечить применение принципов, изложенных в пункте 1 настоящей статьи» (статья 5)121.

18. Означает ли требование обеспечения светскости образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях необходимость обеспечения атеистического или антирелигиозного характера такого образования?

Толкование светскости образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации, ошибочно отождествляющее светскость с антирелигиозным (атеистическим) или внерелигиозным характером образования, является ложным стереотипом, ведущим к дискриминации верующих граждан, составляющих значительную часть общества.

В неюридической литературе закрепленная в части 1 статьи 14 Конституции норма о светском характере государства в Российской Федерации и нормы о светском характере образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, закрепленные в пункте 4 статьи 2 Закона РФ «Об образовании» и в пункте 2 статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», зачастую неверно интерпретируются и понимаются как требования обеспечить антирелигиозный или атеистический характер государства и образования в Российской Федерации. Так же ошибочным является толкование нормы части 1 статьи 14 Конституции Российской Федерации как нормы, требующей обеспечить «равноудаленность» государства от всех религиозных объединений122, изоляцию религиозных объединений в некоторой ограниченной сфере, где им надлежало бы действовать совершенно обособленно, изолированно от всех общественных и государственных учреждений. Однако в указанных правовых нормах понятие «светский характер» не тождественно понятиям «атеистический» или «антирелигиозный». Поэтому необоснованны утверждения, что требование изоляции религиозных объединений от государства и общества, в том числе от учреждений государственной системы образования, имеет какие-либо правовые основания, закрепленные в Конституции Российской Федерации или Федеральных законах.

Нигде в мире в настоящее время светскость государства не истолковывается официальными властями как требование проводить антирелигиозную или атеистическую государственную политику, направленную на изоляцию или разрушение национальных духовных традиций как части национальной культуры. Понятие «светский характер» государства или образования не тождественно понятиям «антирелигиозный» или «атеистический» характер и не содержит указания на «равноудаленность государства от всех религиозных объединений» или вообще какую бы то ни было удаленность. «Удаленность», «равноудаление» и т. п. – это неправовые термины, имеющие абстрактный характер и непригодные для корректного, развернутого и точного описания взаимоотношений между государством и религиозными объединениями.

Высказывание о том, что религиозные объединения должны быть «удалены» от государства, очень неопределенное и неясное по смыслу. Совершенно неясна степень, мера оптимальной «удаленности». Так, чтобы не было никакого соприкосновения? Но даже в годы гонений на религиозные объединения в период с 1917 по конец 1930-х гг. государство и религиозные объединения были изолированы друг от друга, однако тоталитарный режим старался быть как можно ближе к религиозным объединениям, чтобы максимально контролировать их деятельность и полностью лишить своих граждан свободы личного выбора в сфере религии и частной жизни.

Как отмечает председатель Конституционного Суда РФ, член-корр. РАН, доктор юридических наук, профессор М.В. Баглай: «Закрепление светского государства отнюдь не означает умаления или ущемления свободы вероисповедания… В равной степени государство не должно заниматься пропагандой атеизма, каким-либо способом препятствовать свободной деятельности религиозных объединений. Более того, нравственный долг требует, чтобы государство оказывало им содействие в их деятельности»123.

Как пишет американский исследователь У.К. Дурэм, пропагандирующий американскую модель отношений между государством и религиозными объединениями: «Нельзя просто полагать, что чем жестче церковь отделена от государства, тем более развита религиозная свобода. На опреде­ленной стадии агрессивный сепаратизм оборачивается враждебно­стью по отношению к религии. Стремление к механистическому от­делению любой ценой может незаметно подтолкнуть систему сна­чала к игнорированию религии, а затем и к открытому преследова­нию. Сталинская конституция предусматривала очень жесткое от­деление церкви от государства, но вряд ли из этого следует, что она обеспечила расцвет религиозной свободы. Напротив, она, по суще­ству, требовала, чтобы религия была исключена из любой сферы государственного присутствия. В реалиях тоталитарного государства это требование трансформировалось в практический запрет на ре­лигию. В других странах положение о том, что рели­гия должна ограничиваться рамками все сужающейся «личной сфе­ры», как правило, не столь экстремально, но, тем не менее, оно мо­жет иметь аналогичные результаты – оттеснение религии на самый край и уменьшение религиозной свободы»124.

Характеризуя категорию «светскость», следует говорить не только о принципиальных различиях целей, задач, функций, сфер деятельности, прав и обязанностей государства и религиозных объединений, но и иных существенных элементах принципа отделения религиозных объединений от государства, а также об иных существенных признаках собственно светскости.

Светский характер государства, закрепленный в части 1 статьи 14 Конституции Российской Федерации, не означает и не предполагает изоляции или «равноудаленности» религиозных объединений от государства, включая государственную систему образования, и изоляции религиозных объединений от общества, а также не налагает запрета на сотрудничество государства и традиционных религиозных организаций, к которым выражают свою принадлежность или предпочтительное отношение большинство граждан Российской Федерации, в различных сферах общественной жизни.

Понимание светского государства как государства, в котором полностью исключается всякое участие религиозных объединений в жизни общества и страны и ограничиваются права верующих граждан (относительно неверующих), было уместно лишь в СССР в учебниках социалистической эпохи воинствующего атеизма125.

В связи с этим приведем мнение Президента Российской академии наук, академика Ю.С. Осипова, президента Российской академии образования, академика Н.Д. Никандрова и ректора МГУ, председателя Российского союза ректоров, академика РАН В.А. Садовничего, изложенное в коллективном письме от 21 января 1999 г. на имя Министра общего и среднего образования Российской Федерации В.М. Филиппова: «Само по себе декларирование «светского» характера образования, так же, как и декрет об отделении школы от Церкви, по существу, означает лишь то, что государственная школа не находится ни в административной, ни в финансовой зависимости от какой-либо церковной организации и не ставит своей задачей подготовку клириков. «Светский» не означает «атеистический», ведь основная масса христиан живет «светской» жизнью, является тружениками со светскими специальностями, а конфессиональные, например православные, гимназии дают государственные аттестаты зрелости, готовят вполне светских выпускников. Ничем не оправданное расширительное толкование ленинского декрета, а также термина «светский характер» представляет закон как запрет на христианское знание. Отказываясь от сокровищ христианского наследия, мы сами загоняем свой народ в атеистическое гетто. Атеизм, даже не воинствующе агрессивный, не есть какое-то объективно-надрелигиозное прогрессивное знание. Это всего лишь одно из идеологических направлений, мировоззрений, выражающее взгляды отнюдь не большинства населения Земли, притом не имеющее какого-либо научного обоснования. В стране с тысячелетней православной культурой, где даже в конце XX века, ознаменовавшегося жесточайшими гонениями на веру, больше половины населения заявляет себя верующими, нет оснований для того, чтобы по-прежнему предоставлять атеистической идеологии господствующее положение в образовании и воспитании. А если учесть, что атеистическая идеология, отрицая онтологическое существование добра и зла, не способна логически непротиворечиво обосновать необходимость и обязательность морали, то тем более она не должна иметь господства в нашей гибнущей от безнравственности стране»126.

Отождествление светского характера государства и образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях с его атеистической или антирелигиозной направленностью совершенно неверно как с точки зрения конституционно-правовой науки, так и с точки зрения анализа реального смыслового содержания слова «светский»127.

Французский исследователь Ж. Боберо, описывая взаимоотношения государства и религиозных объединений во Франции, раскрывает отношение к принципу светскости государства во Франции: «Прежде всего, светскость можно охарактеризовать как одновременный отказ от государственного атеизма (конституционное положение о том, что Республика уважает все вероисповедания) и от признания какой-либо религии в качестве официальной. Благодаря этому обеспечиваются полное равенство граждан в вопросах веры и полная свобода совести»128.

Давая оценку процессам секуляризации во Франции, член Государственного Совета Французской Республики Жан-Мишель Белоржей так же акцентировал внимание на том, что светское государство не подразумевает отторжения всего религиозного129, так как, в противном случае, такое государство не будет светским: «В законах 1905–1907 гг. об отделении Церкви от государства понятие «секуляризация» никак не подразумевало отторжения религии и всего религиозного, а также форм их публичного проявления. Речь шла о демонополизации прав Церкви и религии на государство и общество, с одной стороны, и отсутствии административного контроля государства над религией, с другой. Таким образом, секуляризация означает не терпимость, а, скорее, нейтральность государства по отношению к религии. Нейтральность, обусловливающую свободу совести, вероисповедания и религиозного выражения. А то, что называют воинствующей секуляризацией, по сути, ей не является вовсе, так как противоречит международному праву и французскому законодательству»130.

Россия – едва ли не единственная страна в мире, где до сих пор последователи атеизма продолжают обеспечивать атеистической идеологии практическое положение государственной идеологии либо «научной основы» политики государства в духовной и культурной сферах жизни общества.

Причем делается это под прикрытием смешения в общественном сознании атеистической идеологии, претендующей быть одной из основ устройства общества и государства, и неверия человека в Бога или иные сверхъестественные силы.

Следует разделять закрепленное статьей 28 Конституции Российской Федерации и пунктом 1 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» право человека не исповедовать никакой религии и ту идеологию марксистско-ленинского толка, чьим прямым следствием явились в XX в. массовые убийства верующих, чуть ли не поголовное истребление служителей культа самых разных религий нашей страны, огромное число оскверненных или разрушенных православных, лютеранских и католических храмов, мусульманских мечетей, объектов религиозного назначения иных религий. В XX в. идеология воинствующего атеизма – это уже не какое-то «вольнодумство» и не научная концепция, это – важнейший элемент, инструмент преступной идеологии геноцида русского и иных народов России, уничтожения огромного количества культурных ценностей. Сторонники этой идеологии истребили в XX в. в нашей и других странах больше людей, чем преступный режим нацистов гитлеровской Германии131.

Отметим также, что понимание светского государства как инструмента атеистической политики по отношению к гражданам и религиозным объединениям, по сути, противоречит норме статьи 28 Конституции Российской Федерации, гарантирующей свободу совести, свободу распространения религиозных убеждений, поскольку атеистическая политика государства по отношению к религиозным объединениям и верующим гражданам означала бы отрицание и непризнание самих оснований, исходных принципов свободы совести.

Сегодняшняя атеистическая идеология, значительно вобравшая в себя отдельные положения западного либерализма, навязывается в качестве своеобразной общеобязательной секулярной квазирелигии не только в СМИ, но и через учебники в сфере образования. Однако и сегодня отличие объединений приверженцев атеистической идеологии от тех российских граждан, которые позиционируют себя в качестве неверующих, состоит в крайне агрессивном характере таких объединений (достаточно посмотреть их сайты в интернете), основной своей целью и поныне ставящих преследование религии, вообще, и Русской Православной Церкви, прежде всего. Никто не мешает атеистическим объединениям осуществлять вместо нападок на Русскую Православную Церковь в средствах массовой информации социальную, общественно полезную деятельность, но это не входит в их интересы.

Атеистическую идеологию (а следовательно, и атеистическую интерпретацию светскости государства) ряд исследователей рассматривали как специфическое верование, как мировоззрение, обладающее элементами религиозного характера, стремящееся к вытеснению традиционных религиозных объединений из жизни общества. Так, С. Булгаков132 называл атеистическую идеологию «псевдо­религией», А.Ф. Лосев в ранних работах характеризовал материализм «как особого рода мифологию и как некое специальное догматическое богословие»133. По мнению американского исследователя Г.Дж. Берри, ате­исти­ческий светский гуманизм быстро становится – если уже не стал – неофициальной государственной религией Соединенных Штатов, поскольку его пропагандируют через систему общественного образования на всех ее уровнях – от детского сада до университета134.

В настоящее время в России активисты атеистической идеологии заявляют, что представляют миллионы граждан нашей страны, но это не соответствует действительности. Реальная численность людей, разделяющих их категоричные взгляды, мала. Доктор философских наук Э.Ф. Володин писал: «А сколь велика социальная группа приверженцев вульгарного атеизма – воинствующих борцов с религией, ненавистников Православия? И почему корпоративные интересы этой группы должны приниматься во внимание Российским обществом и государством? Только потому, что они по инерции сидят на кафедрах вузов, маскируя свою ненависть к религии, и прежде всего – к Православию, болтовней о свободомыслии? Какое они имеют отношение к свободомыслию?»135.

Нигде в мире на официальном уровне светскость государства не признается тождественной его атеистичности или антирелигиозности. Даже в США атеистическая идеология никогда не приветствовалась общественностью, лидерами политических партий и руководителями государства. К примеру, является фактом, что шансов на избрание президентом США у кандидата, открыто позиционирующего себя в качестве неверующего, гораздо меньше, чем у верующего кандидата.

В докладе Р. Дебрэя «Преподавание в светской школе предметов, касающихся религии»136, содержавшем обстоятельный анализ необходимой меры соотношения светского характера и культуросообразности образования в государственных школах Франции, негативно оценивалась возможность построения национальной системы образования на основе атеистическо-антирелигиозной или внерелигиозной парадигмы, отрицающей цивилизационный подход к религии. Высказанная в этом докладе официальная позиция Министерства образования Франции по проблеме экспансии атеистической идеологии в обществе и вопросу соотношения национально-культурной и религиозной идентичности вполне определенная: «Подавление ре­лигии и закрепление за ней статуса «черной дыры Разума» сви­детельствовало, возможно, о том, что принцип светскости был отягощен негативными проявлениями своего младенческого со­стояния. Только в результате надежной светской деонтологии можно избе­жать смущения среди представителей духовной власти, ибо такой подход требует от учителей непредвзятости, нейтралитета и отказа от всего, что отдает «столкновением двух Франций». Собственно, принцип светскости с самого начала отмежевался от воинствен­ной антирелигиозной пропаганды… Теперь пришло время перейти от некомпетентной светскости («религия нас не касается») к понимающей светскости («наш долг – ее понять»)».

В споре о тождественности светского государства атеистическому основанием для ответа выступает правовая норма части 2 статьи 13 Конституции Российской Федерации, согласно которой никакая идеология не может устанавливаться в Российской Федерации в качестве государственной или обязательной. Никакая – значит, и атеистическая.

19. Что означает «конструктивная светскость»?

Ответить здесь можно словами из двух государственных официальных докладов Французской Республики.

Доклад от 11 декабря 2003 г. созданной президентом Франции летом 2003 г. Комиссии по светскости государства под руководством Бернара Стази утверждает, что светскость государства не враждебна и не оппозиционна традиционным духовно-нравственным и культурным ценностям страны, что светскость «спокойная, понимающая и мыслящая» уже давно пришла на смену детищу эпохи революционных потрясений. Принцип светскости государства, совмещающий в себе как предоставление прав, так и императивное требование исполнения обязанностей, сегодня является действенным инструментом раннего предотвращения межрелигиозных и межнациональных конфликтов. Но, как показывает опыт Франции, жесткие требования светскости должны дополняться «разумными приспособлениями», направленными на обеспечение достойной совместной жизни всех жителей137. И очень важно отметить, что появляющиеся во французском обществе серьезные проблемы дезинтеграции и социальных конфликтов устраняются не одними лишь запретами и «завинчиванием гаек», а комплексным правовым подходом, основанным на этом демократическом принципе. «Сохранить светскость государства и образования в государственных школах, но при этом видеть в мусульманской девочке в платке девочку-подростка, а не религиозную фанатичку» – вот, по сути, девиз французского подхода к осмыслению и пониманию светскости. Гордящаяся своими традициями светскости государства Франция призывает не ставить под сомнение историческое значение, которое в обществе имеют христианские ценности и культура138.

Доклад Государственного Совета Французской Республики за 2003 год, который был представлен и обнародован 5 февраля 2004 г., в части второй «Век светскости» гласил: «Не стоит преувеличивать значение проблем, связанных с тем, что светскость во Франции – это светскость «на христианском фоне»: поскольку совершенно невозможно пренебречь вековой историей и считать неправильным, что нерабочие дни и официальные праздники связаны напрямую или почти исключительно с воспоминаниями о событиях христианской жизни… С трудом можно себе представить, на каком основании можно было бы пересматривать вопрос о предоставлении отдыха в воскресенье, поскольку этот день помимо того, что позволяет людям, исповедующим христианскую религию, отправлять свой культ, соответствует социальной необходимости предоставлять подавляющему большинству работающих общий день отдыха один раз в неделю. С другой стороны, это не исключает возможности поиска решения, которое позволило бы на практике сторонникам религиозных меньшинств совмещать свою религиозную принадлежность с календарём и ритмом жизни французского общества»139.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Религиозная культура в светской школе сборник материалов москва

    Документ
    ... -КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ПРАВА Религиознаякультура в светскойшколеСборникматериаловМосква 2007 УДК 321.01 ... ………………………………………………………….. 202 Научно-практическое издание РЕЛИГИОЗНАЯКУЛЬТУРА В СВЕТСКОЙШКОЛЕСборникматериалов Отв. ред. и сост. ...
  2. Сборник планов и протоколов заседаний общественного Консультативного совета «Образование как механизм формирования духовно-нравственной культуры общества» при Департаменте образования города Москвы (Московском комитете образования)

    Документ
    ... Регламент: авторы кратко представляют издания. 9.1. Религиознаякультура в светскойшколе: Сборникматериалов / Отв. ред. и сост. Л.С. Гармаш и ... методическое обеспечение содержания образования в Москве»сборниковматериалов по тематике работы Совета. ...
  3. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе ложь подмены

    Документ
    ... представления о ничтожной численности сторонников преподавания религиознойкультуры в светскойшколе, что не соответствует действительности. 1.3.8. ... Федерации по г. Москве. 179 Подробнее см.: «Новая Жизнь» в России: Сборникматериалов / Сост. иерей ...
  4. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе ложь подмены (1)

    Документ
    ... представления о ничтожной численности сторонников преподавания религиознойкультуры в светскойшколе, что не соответствует действительности. 1.3.8. ... Федерации по г. Москве. 179 Подробнее см.: «Новая Жизнь» в России: Сборникматериалов / Сост. иерей ...
  5. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе ложь подмены (2)

    Документ
    ... представления о ничтожной численности сторонников преподавания религиознойкультуры в светскойшколе, что не соответствует действительности. 1.3.8. ... Федерации по г. Москве. 179 Подробнее см.: «Новая Жизнь» в России: Сборникматериалов / Сост. иерей ...

Другие похожие документы..