textarchive.ru

Главная > Документ


Отношение государства к преподаванию знаний о религиозной культуре в государственных школах сильно изменилось со времен Жюля Ферри, министра образования Третьей Республики, заложившего основы светского принципа школьного образования во Франции и выразившего содержание этого принципа формулой: «Светскость – это конец безупречности любой религии и безупречности государства».

Сегодня, как говорится в докладе Р. Дебрэя, нельзя уже серьезно утверждать, что, например, ислам отсутствует в школьных программах, иначе это будет противоречить истине. Но когда речь идет об углублении изучения религиоведения, среди специалистов начинаются споры. Сложности и споры возникают вокруг преподавания специализированных учебных предметов, касающихся религии. Притом что в отличие от России, во Французской Республике под религиозное образование в светских образовательных учреждениях отведены учебные часы (в среднем один-два дня в неделю по два часа), идеи расширения религиозного образования, как преподавания самостоятельных учебных предметов религиозного образования, воспринимаются обществом и специалистами неоднозначно.

Р. Дебрэй пишет, что идея возвращения общинного духа в межобщинную школу вызывает страх, так как с этим процессом сопряжена цепочка определенных вопросов, которые раздражают атеистов. Результатом является реакция: «Мы здесь не для катехизации».

С другой стороны, Римская католическая церковь, протестантские и мусульманские религиозные объединения обличают запутанность и аморальный релятивизм, которые, «сопоставляя бесцветные, мертвые факты, размывают границы между невыразимыми и расхожими мыслями, между «настоящей» религией и «искаженными вероучениями». Как отделить изучение фактов от их интерпретаций, которые придают этим фактам определенный смысл? Можно ли человека, пережившего что-либо изнутри, заставить ограничиться набором внешних, холодных замечаний? Это все равно что музыку представить себе только последовательностью нот на разлинованной бумаге или заставить слепого говорить о цветах». По мнению Министерства образования Франции, эти возражения вполне обоснованны.

Однако зачастую непонимание между различными заинтересованными социальными группами по вопросам преподавания в светской школе учебных предметов, касающихся религии, вызвано идеологическими штампами, автоматическим смешением понятий. Как указывается в докладе Р. Дебрэя, не следует смешивать специализированное религиозное образование в светской школе и обеспечение культуросообразности национального образования, подразумевающее преподавание знаний и о религиозных составляющих национальной культуры.

Любые попытки изоляции традиционных для Франции религий от национальной системы образования приводят к ее деградации. Тот факт, что религиозный фактор оказался полностью выключенным из публично контролируемой системы рациональной передачи знаний, только усугубляет существующее ненормальное положение дел, пишет Р. Дебрэй. «Пресса и книжные издательства сами дают толчок волне эзотеризма и иррационализма. А разве республиканская школа не должна служить противовесом всяким шарлатанам и сектантским пристрастиям?» Объективное и обстоятельное знание священных текстов и их традиций, напротив, приводит учащихся к распознаванию невежества и экстремизма, навязываемого им извне.

Р. Дебрэй отмечает, что не нужно излишне противопоставлять, сталкивать два подхода – объективный и религиозный: «Подобно тому, как по отношению к какому-либо явлению можно занять позицию как ученого, так и простого наблюдателя, так и объективный и религиозный подходы не должны конкурировать между собой, лишь бы только они оба существовали и процветали одновременно (что и позволяет осуществить принцип свободы совести; например, существование разных богословских факультетов, некоторые из них принадлежат государству). То, что оба подхода могут мирно сосуществовать, доказывается тем фактом, что они оба могут совмещаться в одном человеке. Вера и знание не соревнуются между собой. У них разные цели. Знание делает различие между религиозным, как объектом культуры (среди задач народного образования стоит изучение вклада религии в становление человечества), и религиозного, как объекта культа (в рамках религиозных объединений; изучение этого пункта зависит от личной воли ответственных лиц). Светскость затрагивает лишь то, что является общим для всех нас, это и есть видимые и ощутимые следы различных коллективных верований в мире, которые разделяются человечеством. Здесь мы не говорим о личном, внутреннем опыте каждого, который остается неразделенным благодаря осторожности и целомудрию людей».

Одним из важных условий преподавания в светской школе учебных предметов, касающихся религии, указывает Р. Дебрэй, является то, что преподаватели не только обязаны соблюдать корректность, но и должны уметь объяснить без примитивизации, уметь дать почувствовать, не навязывая своего мнения. Комплекс филологических дисциплин уже давно учит уравновешивать, с одной стороны, стремление приблизиться к другому, чтобы его понять, и в то же время с другой – дистанцию, необходимую для критики; вдохновенность и сдержанность в преподавании как текстов, так и цивилизаций, а также в работе с конкретными учениками.

Недопустимо давать знания о религии с примитивных позиций атеистической идеологии. У религий есть история, но они не являются только лишь историей. Еще меньше они являются только лишь статистикой. Невозможно говорить об историческом контексте без духовности, которая от него неотъемлема, иначе мы рискуем лишить жизни этот контекст. С другой стороны, недопустимо говорить о мудрости без социального контекста, который дал ей жизнь, иначе мы рискуем мистифицировать эту мудрость. Как пишет Р. Дебрэй: «Воплощение первой абстракции – это энтомология, иначе говоря, музей Гревина. Второй – это гуру, иначе говоря, Храм Солнца. Мы говорим о третьем пути, но который не несет в себе ничего нового в нашей лучшей вековой школьной традиции – это информировать о фактах, чтобы затем понять их значение».

Именно нахождение оптимума в соотношении культуросообразности и светскости образования в государственных образовательных учреждениях может обеспечить воспроизводство культурного и образовательного пространства, минимизировать и исключить деградационные тенденции в национальной системе образования, исключить как дискриминацию верующих граждан относительно неверующих, так и не допустить развала единого национального образовательного пространства, единой национальной системы образования.

Сотрудник Министерства национального образования Франции Ж. Симон в беседе с автором настоящего исследования в апреле 2002 г. высказал мнение, что нахождение такого оптимума также поможет обеспечить учащимся государственных школ Франции возможность лучшей ориентации в мире и послужит профилактике экстремизма.

По словам Р. Дебрэя, религиозное бескультурье определяется именно уровнем обучения, а не религиозностью в семье учеников и не их семейной принадлежностью и затрагивает не только государственные школы, но по некоторым позициям и частные учреждения с конфессиональным уклоном.

Р. Дебрэй далее в своем докладе отмечает трудности в реализации преподавания в светской школе учебных предметов, касающихся религии. Одной из основных трудностей является и так уже имеющая место перегруженность школьной программы. Введение дополнительных дисциплин сегодня весьма затруднительно: «Школа не может одна взять на себя решение проблем, не решенных обществом. В период кризиса роста, который переживается обществом, у учителей слишком большая нагрузка, школьное расписание перегружено, программы громоздятся одна на другую, в тот час, когда говорится о сокращении и облегчении школьной программы, не было бы разумным говорить о том, чтобы добавить новую строку в перегруженное расписание, о тяжеловесности которого многие учителя уже сожалеют и думают о том, как сложно все это «пропустить» в своих разнородных классах. Пытаться внедрить историю религий в рамки среднего образования в качестве отдельного учебного предмета означало бы оказать ей медвежью услугу, так как этот предмет смог бы занять место (как декорация) лишь во внеклассные часы, то есть заменить урок музыки».

Есть проблемы и с подготовкой соответствующих кадров. По мнению Р. Дебрэя, необходимо делать ставку на изменение содержания преподавания и на соответствующую подготовку учителей, чтобы избегать в преподавании вульгаризации и примитивизации знаний. Вызванные недостаточным уровнем подготовки попытки отдельных преподавателей все упростить приводят к полной неразберихе во всем. Примером подобного упрощения являются следующие цитаты из школьных учебников, написанных под эгидой принципа светскости: «Авраам, папа еврейского народа» или «Иисус, основатель христианской религии». Как указывает Р. Дебрэй: «Любой исповедующий веру специалист XXI в. держался бы подальше от таких формулировок. Представляется необходимым воспротивиться этой мало демократичной сегрегации, мешающей и тем, и другим в выполнении их задач».

В четвертом разделе «Что входит в понятие «светскость»?» Р. Дебрэй с культурологической точки зрения приводит содержательный анализ принципа светскости образования в государственных школах. Отмечается, что, укрепляя светскость образования в государственных школах, нельзя отделять прин­цип светскости от изучения религиозной сферы: «Повышение светскости в образовании, с одной стороны, пред­полагает знакомство, в возможной мере, с тем, какое символиче­ское и экзистенциальное значение имеют для верующих обряды и догматы; с другой же стороны, самому принципу светскости должны быть поставлены совершенно определенные и четкие границы. Осуществляя принцип светскости в образовании, нельзя «целиться» в сердце живой веры, тем более недопустимо занимать место тех, для кого проповедь является призванием. Призывы к личному обращению или, наоборот, отречению не входят в задачи указанного принципа. В требовании подобного самоограничения для светскости нет ничего опасного. Как раз в силу самоограничения она и обретает свою подлинную силу».

Замыкают доклад Р. Дебрэя «Преподавание в светской школе предметов, касающихся религии» двенадцать конкретных предложений, разного масштаба и значения, которые в совокупности, по мнению Р. Дебрэя, могут вызвать новое оживление национальной системы образования, с точки зрения повышения ее культуросообразности, при сохранении ее светскости.

Очень важным в докладе Р. Дебрэя видится ясное понимание и аргументированное обоснование того, что светский характер образования в государственных образовательных учреждениях не тождествен его атеистическому или антирелигиозному характеру: «Подавление ре­лигии и закрепление за ней статуса «черной дыры Разума» сви­детельствовало, возможно, о том, что принцип светскости был отягощен негативными проявлениями своего младенческого со­стояния. Только в результате надежной светской деонтологии можно избе­жать смущения среди представителей духовной власти, ибо такой подход требует от учителей непредвзятости, нейтралитета и отказа от всего, что отдает «столкновением двух Франции». Собственно, принцип светскости с самого начала отмежевался от воинствен­ной антирелигиозной пропаганды».

Именно понимания того, что принцип светскости во всех демократических государствах мира с самого начала отмежевался от воинствен­ной антирелигиозной, атеистической идеологической пропаганды, так недостает тем, кто в Российском государстве сегодня реализует отношения между государством и религиозными объединениями. «Теперь пришло время перейти от некомпетентной светскости («религия нас не касается») к понимающей светскости («наш долг – ее понять»)».

Вместе с тем доклад Р. Дебрэй предостерегает от того, чтобы реализация религиозного образования не послужила замкнутости исключительно только лишь на собственной культуре, а также от нарушения принципов добровольности при выборе целевых учебных предметов религиозного образования в государственных школах.

По мнению Р. Дебрэя, про­свещение должно заключаться в том, чтобы раскрыть молодые умы навстречу всем типам культуры и образа жизни, помогая молодым понять мир, в котором они живут, и то культурное на­следство, за которое они ответственны. Только нахождение «золотой середины», оптимума, понимание недопустимости ухода в крайности поможет оживить национальную систему образования Франции: «Нам нужно пробивать себе путь в зависимости от обстоятельств настоящего дня, не впадая ни в какие крайности».

Вопрос о том, вообще нужно ли и можно ли преподавать знания о религии в светской школе, постепенно уходит в прошлое (разумеется, при соблюдении добровольности выбора). Необходимость интеграции школьников в национальную и мировую культуру уже не оспаривается. В Докладе «Образование: сокрытое сокровище» Международной комиссии по образованию для XXI века особо акцентируется важность преподавания в школе знаний о религии как залога будущей социальной гармонии: «Именно в школе следует разъяснять молодежи историческую, культурную и религиозную основу различных идеологий, с которыми они сталкиваются в обществе, в местах проживания или в классе. Эта разъяснительная работа, которую, возможно, следует вести с привлечением внешних специалистов, является весьма деликатной, поскольку она не должна оскорблять чувства учащихся…»57.

Ныне обсуждается вопрос, как и в каких формах может быть реализовано преподавания знаний о религии в школе. И здесь вышеописанный опыт достоин того, чтобы быть учтенным.

  

Понкин И.В.

Правовые основания преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях: в вопросах и ответах.58

Развернувшаяся в октябре 2002 – марте 2003 г. в российских СМИ дискуссия вокруг письма Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации от 22.10.2002 № 14-52-876ин/16, сопроводившего материал, предназначенный для оказания методической помощи работникам органов управления образованием, руководителям образовательных учреждений, методических центров, разработчикам учебно-методического обеспечения учебных курсов православной культуры, как лакмусовая бумажка выявила существующую и по сей день в нашей стране идеологическую предвзятость и безграмотность в области образования и религиозной культуры многих работников СМИ и чиновников, в ряде случаев отягощенные еще и нетерпимостью к православному христианству. Практически одновременно в ряде СМИ была начата пропагандистская кампания, направленная против самой возможности получения российскими школьниками знаний по учебному предмету «Православная культура» на основе добровольного выбора ими этого учебного курса.

Большинство подобных публикаций вводили читателей в заблуждение, преподнося и комментируя указанное письмо Министерства образования Российской Федерации как введение нового общеобязательного предмета, представляющего, по сути, «Закон Божий», хотя ничего подобного в указанном письме не содержалось. Более того, в ряде СМИ ставилось под сомнение само право российских граждан изучать основы своей традиционной религиозной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. О недобросовестном и неконструктивном отношении некоторых журналистов свидетельствует и почти полное молчание СМИ по поводу письма Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации от 13.02.2003 № 01-51-013ин, в котором содержались дополнительные разъяснения к письму Министерства образования Российской Федерации от 22.10.2002 № 14-52-876ин/16 и был уточнен порядок реализации учебного курса «Православная культура».

На самом деле, цель указанного письма Министерства образования Российской Федерации была в том, чтобы способствовать упорядочению содержания уже преподаваемых в школах в различных субъектах Российской Федерации учебных предметов, основным содержанием которых являются знания о православной культуре. Будь то всего лишь пятнадцатиминутный экскурс в основы православной культуры в течение годового курса истории или преподавание отдельного учебного предмета «Православная культура», реализуемого как факультативный предмет вне сетки часов либо как предмет школьного компонента общеобразовательной школьной программы из числа предметов по выбору – строго на основе добровольного выбора, а также уважения и соблюдения свободы совести учащихся и их родителей (законных представителей).

Показательно, что критика в адрес Министерства образования была основана не на какой-либо серьезной и квалифицированной правовой или научно-педагогической аргументации, а исключительно на введении в заблуждение, искажениях и эмоциональном комментировании этих искажений. Практически все критики ограничивались лишь высказыванием голословных обвинений, никак их не аргументируя, или же аргументация была весьма надуманной, характеризовалась отсутствием правдивости и ясности изложения ситуации.

Один из противников преподавания православной культуры
А. Адамский заявлял: «После того как осенью прошлого года Министерство образования спровоцировало волну религиозной экспансии в школы, общественность выступила резко против»59.

Правда, однако, состоит в том, что никаких «протестов общественности» не было. Была кампания в СМИ, развернутая тремя десятками людей (частично консолидированных в несколько объединений), изучение публикаций которых ясно свидетельствует об их ненависти и нетерпимости (в той или иной мере) к православному христианству и основанной именно на этом их мотивации к выступлениям против возможности получения школьниками знаний о православной религиозной культуре в государственных и муниципальных образовательных учреждениях даже на основе добровольности выбора.

Анализ публикаций и сообщений по рассматриваемой проблеме в средствах массовой информации, в том числе – электронных СМИ, показывает, что резко против преподавания учебного предмета «Православная культура» в государственных и муниципальных образовательных учреждениях выступили только несколько государственных служащих, выступления которых были широко распространены, а фактически – разрекламированы некоторыми средствами массовой информации. Кроме того, было несколько десятков авторских публикаций журналистов, посвященных вопросу правомерности, возможности и обеспеченности преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Из этих публикаций часть (в основном в изданиях либеральной направленности) была негативной оценочной направленности, а часть – в поддержку материала Министерства образования Российской Федерации.

Как две капли воды оказалась похожа на кампанию 2002–2003 гг. развязанная летом-осенью 2006 г. в СМИ кампания «общественных протестов» (так же продуцируемых малочисленной группой лиц60) против преподавания православной культуры. Основным объектом нападок здесь явился белгородский областной закон «Об установлении регионального компонента государственных образовательных стандартов общего образования в Белгородской области» от 03.07.2006 № 57, который был совершенно безосновательно выдан за якобы антидемократический (см. ниже).

В настоящем материале на основе мониторинга материалов в СМИ о возможности преподавания православной культуры в государственных и муниципальных образовательных учреждениях приведены ответы на наиболее типичные вопросы по указанной проблеме, в том числе по поводу письма Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации от 22.10.2002 № 14-52-876ин/16 и сопровожденному им материалу, а также письма Министерства образования Российской Федерации органам управления образованием субъектов Российской Федерации от 13.02.2003 № 01-51-013ин, содержавшего дополнительные разъяснения к письму Министерства образования Российской Федерации от 22.10.2002 № 14-52-87ин/16, по поводу иных инициатив, связанных с преподаванием религиозной культуры в светской школе.

1. Что понимается в законодательстве Российской Федерации под светским образованием?

Правовые нормы о светском характере образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации закреплены в законодательстве Российской Федерации, прежде всего – частью 1 статьи 14 Конституции Российской Федерации, закрепляющей, что Российская Федерация – светское государство, а также пунктом 4 статьи 2 Закона Российской Федерации «Об образовании» от 10.07.1992 г. № 3266-1 (с послед. изменениями)61, устанавливающим в качестве одного из принципов государственной политики в области образования «светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях». В пункте 2 статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» эта норма продублирована: «в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства, государство… обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях».

Светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях Российской Федерации закреплен также в ряде подзаконных актов, в том числе в пункте 4 Типового положения об общеобразовательном учреждении, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.03.2001 г. № 19662: «Деятельность общеобразовательного учреждения основывается на принципах демократии, гуманизма, общедоступности, приоритета общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, гражданственности, свободного развития личности, автономности и светского характера образования».

Можно предложить следующие разработанные нами определения63:

Светскость образования – характеристика образования, отражающая независимость образования от религиозного санкционирования или давления, от подчинения образовательной деятельности религиозным объединениям, ненаправленность образования на профессиональную религиозную (духовную) подготовку служителей религиозного культа, на обучение или навязывание какой-либо религии, на катехизацию («воцерковление») либо осуществление аналогичных, свойственных для нехристианских религиозных объединений форм привлечения обучаемых в религиозное объединение. Соответственно, светское образование (гражданское, общегражданское, общесоциальное) – образование, независимое от религиозного санкционирования или давления, от подчинения образовательной деятельности религиозным объединениям, не направленное на профессиональную религиозную (духовную) подготовку служителей религиозного культа, на обучение или навязывание какой-либо религии, на катехизацию («воцерковление») либо осуществление аналогичных, свойственных для нехристианских религиозных объединений форм привлечения обучаемых в религиозное объединение.

В обобщенном смысле, светская школа – совокупность образовательных учреждений, реализующих в соответствии с государственными образовательными стандартами образование различного уровня, независимое от религиозного санкционирования или давления, от подчинения образовательной деятельности религиозным объединениям, не направленное на профессиональную религиозную (духовную) подготовку служителей религиозного культа, на обучение или навязывание какой-либо религии, на катехизацию («воцерковление») либо осуществление аналогичных, свойственных для нехристианских религиозных объединений форм привлечения обучаемых в религиозное объединение, а также совокупность соответствующих преемственных образовательных программ и научно-методического обеспечения.

Требования (существенные признаки) светскости государственных и муниципальных образовательных учреждений:

1. Гарантии свободы мировоззренческого выбора:

• недопустимость установления в государственных и муниципальных образовательных учреждениях общеобязательной религии;

• равенство прав каждого на поступление в образовательные учреждения и получение образования независимо от убеждений или отношения к религии;

• обеспечение прав учащихся и преподавателей на свободу убеждений; обеспечение добровольности при обучении религии или изучении религиозной культуры, а также при вступлении в какое-либо объединение или пребывании в нем; недопустимость принуждения к определению своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию в религиозных обрядах и праздниках, участию в деятельности и мероприятиях религиозных объединений.

2. Светскость внутреннего устройства и деятельности государственных и муниципальных образовательных учреждений и органов управления образованием:

• независимость управления государственными и муниципальными образовательными учреждениями от религиозного санкционирования или давления, от вмешательства религиозных объединений, недопустимость передачи им полномочий администрации указанных образовательных учреждений;

• недопустимость проведения в государственных и муниципальных образовательных учреждениях религиозных обрядов в рамках образовательных программ, реализуемых в соответствии с государственными стандартами;

• недопустимость профессиональной религиозной (духовной) подготовки служителей религиозного культа государственными или муниципальными образовательными учреждениями;

• недопустимость со­здания и деятельности в государственных и муниципальных органах управления образованием и образовательных учреждениях подразделений религиозных объединений, что не исключает осуществления ими образовательной, культурно-просветительской и благотворительной деятельности в соответствии с законодательством.

3. Требования светскости к выполнению служебных обязанностей работниками государственных и муниципальных образовательных учреждений и органов управления образованием:

• запрет открытого ношения элементов религиозной одежды и знаков религиозной принадлежности преподавательским и административным составом государственных и муниципальных образовательных учреждений, что не исключает ношения нательных знаков религиозной принадлежности в той мере, в какой это обосновано свободой совести и выражения религиозных убеждений;

• светскость профессиональной этики.

4. Религиозная нейтральность используемых учебных программ и учебной литературы:

• светскость государственных образовательных стандартов;

• ненаправленность преподавания образовательными учреждениями знаний о религии на вовлечение учащихся в религиозное объединение;

• осуществление государственного контроля за недопущением в используемых учебных программах и учебной литературе положений, возбуждающих ненависть либо вражду, унижающих достоинство или пропагандирующих неполноценность человека либо группы лиц по признаку отношения к религии.

В любом случае, светскость образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях не препятствует преподаванию ими учащимся знаний о религии и религиозной культуре.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Религиозная культура в светской школе сборник материалов москва

    Документ
    ... -КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ПРАВА Религиознаякультура в светскойшколеСборникматериаловМосква 2007 УДК 321.01 ... ………………………………………………………….. 202 Научно-практическое издание РЕЛИГИОЗНАЯКУЛЬТУРА В СВЕТСКОЙШКОЛЕСборникматериалов Отв. ред. и сост. ...
  2. Сборник планов и протоколов заседаний общественного Консультативного совета «Образование как механизм формирования духовно-нравственной культуры общества» при Департаменте образования города Москвы (Московском комитете образования)

    Документ
    ... Регламент: авторы кратко представляют издания. 9.1. Религиознаякультура в светскойшколе: Сборникматериалов / Отв. ред. и сост. Л.С. Гармаш и ... методическое обеспечение содержания образования в Москве»сборниковматериалов по тематике работы Совета. ...
  3. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе ложь подмены

    Документ
    ... представления о ничтожной численности сторонников преподавания религиознойкультуры в светскойшколе, что не соответствует действительности. 1.3.8. ... Федерации по г. Москве. 179 Подробнее см.: «Новая Жизнь» в России: Сборникматериалов / Сост. иерей ...
  4. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе ложь подмены (1)

    Документ
    ... представления о ничтожной численности сторонников преподавания религиознойкультуры в светскойшколе, что не соответствует действительности. 1.3.8. ... Федерации по г. Москве. 179 Подробнее см.: «Новая Жизнь» в России: Сборникматериалов / Сост. иерей ...
  5. Бесчестная дискуссия о религиозном образовании в светской школе ложь подмены (2)

    Документ
    ... представления о ничтожной численности сторонников преподавания религиознойкультуры в светскойшколе, что не соответствует действительности. 1.3.8. ... Федерации по г. Москве. 179 Подробнее см.: «Новая Жизнь» в России: Сборникматериалов / Сост. иерей ...

Другие похожие документы..