textarchive.ru

Главная > Документ

1

Смотреть полностью

1


Деревянко А. П., Шабельникова Н. А.

Д36 История России : учеб. пособие. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. - 560 с.

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

3

Глава 1. Первобытная эпоха человечества

16

Глава 2. Рабовладельческие цивилизации Закавказья, Средней Азии и Причерноморья. Древние славяне (I тыс. до н. э.—IV в. н. э.)

23

Глава 3. Восточные славяне на пороге образования государства (VI-IX вв.)

28

Глава 4. Древняя Русь в IX—XIII вв

35

4.1.Древнерусское государство (IX—XII вв.)

35

4.2. Русские земли и княжества в XI—первой половине XIII в

49

4.3. Борьба Руси за независимость в XIII в

56

Глава 5. Образование Русского централизованного государства (конец XIII—первая половина XVI в.)

65

Глава 6. Российское государство в XVI в. Иван Грозный

81

Глава 7. Россия в XVII в

97

7.1. Россия на рубеже XVI—XVII вв. Смутное время

98

7.2. Внутренняя и внешняя политика России в XVII в. «Бунташный век»

105

Глава 8. Русская империя в XVIII в

121

8.1. Рождение империи: время Петра Великого (конец XVII—первая четверть XVIII в.)

122

8.2. Россия в эпоху дворцовых переворотов, 1725—1762 гг

135

8.3. Российская империя во второй половине XVIII в

148

Глава 9. Россия в XIX в

164

9.1. Российская империя в первой половине XIX в

164

9.2. Российская империя во второй половине XIX в

191

Глава 10. Россия в конце XIX—начале XX в

210

10.1. Экономическое и социальное развитие

211

10.2. Политический строй России в начале XX в

223

10.3. Революционные кризисы в России в начале XX в

235

10.4. Внешняя политика России в начале XX в

257

Глава 11. Советская Россия в 1917—начале 20-х гг

263

Глава 12. Советское государство в первой половине 20-х гг. XX в

282

Глава 13. СССР во второй половине 20-х—30-е гг. XX

295

13.1. Общественно-политическая жизнь Советского государствав 20-30-е гг. XX в

295

13.2. Экономическое и социальное развитие СССРв 20-30-е гг

314

13.3. Внешняя политика советского государства(1921-1941 гг.)

325

Глава 14. СССР в годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.)

339

Глава 15. Послевоенное восстановление и развитие СССР

363

Глава 16. СССР в 1953—1964 гг. Десятилетие Хрущева

380

Глава 17. СССР в середине 60—середине 80-х гг

400

Глава 18. Перестройка в СССР (1985-1991)

422

Глава 19. Россия в 90-е гг. XX в,—начале XXI в

441

Глава 20. Культура России (IX—начала XXI в.)

472

20.1. Культура древнерусского государства и эпохи удельных княжеств (IX—XIII вв.)

473

20.2. Развитие культуры Московского государства

(XIV-XVII вв.)

478

20.3. Культурная эволюция Российской империи

(XVIII-XX вв.)

487

20.4. Советский период развития культуры России

511

20.5. Современная социокультурная ситуация в России

534

Правители

541

3

ПРЕДИСЛОВИЕ

Наша эпоха — время мучительной переоценки ценностей и радикальных экспериментов, время выбора социально-политических, экономических, нравственно-этических ориентиров для каждой семьи, каждого человека. Нам с вами выпало жить, учиться, работать в период смены веков, кардиналь­ных изменений в развитии общества, когда стремительно ускоряется темп перемен в жизни государств и народов и открываются новые, во многом еще не познанные перспективы в историческом развитии России и всего мира.

Известна истина — родителей не выбирают. В младенчестве и раннем дет­стве их любят за то, что они — родители. Потом их любят за заботу, ласку и помощь во всех делах. Если родители неласковы или жестоки, вряд ли ребе­нок ответит им чем-либо, кроме холодности. Взрослея, человек однажды пы­тается взглянуть на отца и мать как бы со стороны, глазами любопытствую­щего наблюдателя, оценить достоинства и недостатки их характера так же, как оценивает он других, неродных людей. Постепенно он определяет для себя, в чем родители хороши, а в чем — плохи, т. е. начинает относиться к ним осознанно, как к чему-то объясненному, ставшему понятным.

Страна, в которой человек рождается, как мать и отец, может быть забот­лива или неласкова. Настает время, когда приходится определять свое отно­шение к ней, сознательно избирая любовь или равнодушие. Чтобы не сделать ошибки,"следует знать историю своего отечества. Не только холодный пере­чень событий и действующих лиц, но и саму сущность истории нашей стра­ны, ее родословность. Необходимо попытаться понять, что представляет со­бой родина, как она стала такой и какая судьба ее ожидает.

Мы получили от прошлых поколений духовное наследие, которое попол­няем с учетом собственного опыта. Это — знание законов развития природы и общества (наука), эмоциональное восприятие окружающего (культура), свод правил общения (нравственность), идеалы и мотивы деятельности (идеология, религия), способы и формы передачи духовного наследия от поколения к поколению (образование).

В переломные эпохи происходит переоценка духовного наследия: смена научных парадигм, обновление культурных и этнических ценностей, разру­шение прежних и становление новых идеалов, перемены в образовании. Это мучительный, болезненный, длительный процесс. Он связан с разрушением

4

привычных стереотипов мышления и поведения, с появлением множества альтернативных позиций, с внезапным вторжением давно забытых и отбро­шенных взглядов.

Как же выбрать верный путь в будущее, не допустить роковой ошибки, отличить истину в этой пестрой палитре заманчивых идей? В этом может по­мочь история, которая содержит не просто увлекательное или скучное (в за­висимости от литературного дара летописца) описание прошедших событий, деяний исторических личностей и народов. Знание истории предполагает обобщение, осмысление прошлого опыта, каждая крупица которого оплаче­на дорогой ценой. При всей кажущейся уникальности происходящих ныне событий в них всегда можно обнаружить сходство, и немалое, с тем, что уже пережили в прошлом народы, нашедшие выход из подобных кризисов. Необ­ходимо усваивать уроки истории, периодически пополняя полученные зна­ния на основе собственного опыта. В этом смысле каждый из нас — ученик истории, прилежный или легкомысленный.

История (от греч. historia — рассказ о прошедшем, об узнанном) рассмат­ривается в двух значениях: во-первых, как процесс развития природы и чело­вечества, и, во-вторых, как система наук, изучающих прошлое природы и об­щества.

Обобщение и обработка накопленного человеческого опыта — первейшая задача истории. Historia est magistra vitae (история — наставница жизни), гово­рили древние. И действительно, люди всегда, особенно в переломные перио­ды жизни человечества, в мировом историческом опыте пытаются найти от­веты на многие вопросы. На исторических примерах люди воспитываются в уважении к вечным человеческим ценностям: миру, добру, справедливости, красоте, свободе. Историческая наука пытается дать целостное видение исто­рического процесса в единстве всех его характеристик. История как единый процесс эволюции природы и общества изучается совокупностью обществен­ных наук с привлечением данных естественных и технических наук.

Еще со времен античности наука о прошлом становится самостоятельной областью человеческого познания. Но сама наука история сложилась значи­тельно позже (в России — примерно с начала XVIII в.). В XVIII—первой по­ловине XIX в. произошло уточнение предмета истории в связи с обращением к изучению экономики, культуры и социальных отношений.

Для истории объектом изучения является вся совокупность фактов, ха­рактеризующих жизнь общества и в прошлом, и в настоящем. Предметом истории является изучение человеческого общества как единого противоре­чивого процесса. Историческая наука включает в себя всеобщую (всемирную) историю, в рамках которой изучается происхождение человека (его этноге­нез), а также историю отдельных стран, народов и цивилизаций (отечествен­ная история) с древнейших времен до наших дней. При этом учитывается ее деление на историю первобытного общества, древнюю, средневековую, новую и новейшие.

История — наука многоотраслевая, она слагается из целого ряда самостоя­тельных отраслей исторического знания, а именно: истории экономической,

5

политической, социальной, гражданской, военной, государства и права, религии и пр. К историческим наукам относятся этнография (изучает быт и культуру народов), археология (изучает историю происхождения народов по веществен­ным источникам древности — орудиям труда, домашней утвари, украшениям и др., а также целым комплексам — поселениям, могильникам, кладам).

Существуют вспомогательные исторические дисциплины, имеющие срав­нительно узкий предмет исследования, изучающие его детально и таким об­разом способствующие более глубокому пониманию исторического процесса в целом. К их числу относятся: генеалогия (наука о происхождении и род­ственных связях отдельных лиц и семейств), геральдика (наука о гербах), ну­мизматика (наука о монетах и их чеканке), хронология (наука, изучающая си­стемы летосчисления и календари), палеография (наука, изучающая рукопис­ные памятники и старинное письмо) и др.

К наиболее значительным вспомогательным историческим дисциплинам относятся источниковедение, исследующее исторические источники, и исто­риография (история исторической науки), задача которой — описание и ана­лиз взглядов, идей и концепций историков и изучение закономерностей в развитии исторической науки.

История — наука конкретная, требующая точного знания хронологии (дат) фактов, событий. Она тесно связана с другими науками, но в отличие от них рассматривает процесс развития общества в целом, анализирует всю со­вокупность явлений общественной жизни, все ее стороны (экономику, поли­тику, культуру, быт и т. д.), их взаимосвязи и взаимообусловленности. В то же время каждая из существующих наук (общественных, экономических, техни­ческих) за время развития человеческого общества прошла свою историю. И на современном этапе все науки и виды искусства обязательно включают исторический раздел, например история музыки, история кино и т. д. На стыке исторических и других наук создаются междисциплинарные науки, такие как историческая география, историческая геология и др.

По обширности объекта изучения история может подразделяться на следую­щие группы:

  • история мира в целом;

  • история какого-либо континента, региона (история Европы, африка­нистика, балканистика);

  • народа (китаеведение, японоведение);

  • группы народов (славяноведение).

История России — научная дисциплина, изучающая процесс развития на­шего Отечества, его многонационального народа, формирование основных государственных и общественных институтов.

Любой грамотный человек должен знать историю своего Отечества. Нельзя жить на родной земле и не знать, кто жил здесь до нас, не знать и не помнить об их трудах, славе, заблуждениях и ошибках. Мы получили от них не только материальное, но и духовное наследство и пользуемся всем как само собой разумеющимся. Но всегда ли мы умеем быть благодарными своим отцам и дедам? На наших глазах меняется Россия, отмирает старое, рождается

6

новое. Не всегда оно может быть оценено однозначно, не всегда оно — на благо России. Разобраться в современных процессах, определить свой соб­ственный взгляд на происходящее вокруг и внутри России, не растеряться в многообразии мнений — в этом нам поможет история.

Наше прошлое — эта наша интеллектуальная собственность, с которой нужно обращаться так же бережно, как и с материальной. У России была своя сложная, противоречивая, героическая и драматическая, самобытная, непо­хожая на другие страны история. И, несмотря ни на что, Россия внесла до­стойный вклад в мировую культуру и цивилизацию. Изучение истории России приводит к убеждению, что вся она создана силою русского духовного характе­ра. Верно заметил выдающийся мыслитель XX в. Иван Александрович Ильин: «От Феодосия Печерского до Сергия, Гермогена и Серафима Саровского; от Мономаха до Петра Великого, и до Суворова, Столыпина и Врангеля; от Ломо­носова до Менделеева — вся история России есть победа русского духовного характера над трудностями, соблазнами, опасностями и врагами».

Интересы современного общества, основные направления развития исто­рической науки и последовательное изучение истории в школе и высшем учебном заведении совпадают в некоторых принципах:

    1. уважение ко всем без исключения народам и культурам. Необходимо при­знание значимости всех эпох и обществ, стремление понять внутренние мо­тивы и законы их функционирования. При этом, изучая данный процесс, не­обходимо помнить о специфике каждого явления, об исторической дистан­ции. В этом видится смысл цивилизационного подхода;

    2. осторожность в подходе к факторам преобразования мира и общества. История призвана показать, насколько хрупким бывает равновесие обще­ственных сил, соотношение человека с природой, как трудно дается их вос­становление. Осознанию этого способствует понятие цены прогресса;

    3. рассмотрение человека как части социального организма, сложной обще­ственной системы. Человек должен занять место в центре исторического ис­следования и исторического повествования. Ведь именно он реализует зако­номерности истории, придает вещам смысл, мыслит и совершает ошибки под воздействием своих и чужих идей;

    4. самоценность индивидуального и свобода мысли. Люди требуют к себе столь же уважительного отношения, как и цивилизации. История должна быть насе­лена людьми, людьми живыми, конкретными, неповторимыми личностями. Цари, мудрецы, злодеи, художники были наделены не только социальной, но и индивидуальной психологией, не только были отражением своей эпохи, но и воздействовали на реальность. За ними должно признаваться право на свободу воли, на возможность значительно изменить ход истории. Тем самым за исто­рией признается право на случайность, альтернативность, а за историками — право размышлять о нереализованных возможностях;

    5. принцип соразмерности и сопричастности. Этот принцип находит про­явление в исследовании образа жизни людей. Биографии вносят в историю соразмерность. Эта форма постижения истории доказала свою эффектив­ность. История лучше всего воспринимается сквозь призму сопричастно-

7

сти — как история своей семьи, своего города, своей земли, включенная в контекст более масштабной истории;

6) принцип единства. История должна внушать понимание синхронности событий, понимание того, например, что Шекспир был современником Лжедмитрия. Интересно исследовать взаимодействие истории с географи­ческим пространством, изучить динамику взаимодействия человека и среды. История должна быть повествовательной, яркой, конкретной. Как кумуля­тивная наука, история должна интегрировать достижения предшественни­ков — не только их позитивный вклад, но и их концепции. Надо иметь в виду возможность существования разных подходов и точек зрения на проблемы.

Многие факты, события, явления нашей истории с открытием новых ис­точников, с расширением нашего кругозора, с совершенствованием теорети­ческих знаний сегодня оцениваются иначе, чем несколько лет назад. Совре­менная российская историческая наука переживает особый период, когда новые подходы к истории только начинают вырабатываться. Так, в современ­ной отечественной историографии широко используются традиционные системообразующие категории: первобытное общество, рабовладельческий строй, феодальная раздробленность и т. д. При этом многие ученые крити­чески, а то и вовсе негативно оценивают фундаментальное в прошлом поня­тие «социально-экономическая формация».

Сложность исторического развития человечества, многообразие миро­воззренческих позиций ученых привели к разработке широкой совокупности философских подходов к истории, среди которых выделяют следующие:

1) религиозный (теологический, провиденциальный): Е. Н. Трубецкой — объяс­нение происхождения человечества, его развития божественной волей; В. С. Со­ловьев — постановка проблемы единства истории; Н. Н. Филолетов — попытка постижения смысла истории и ее назначения с божественной точки зрения;

      1. естественно-научный (натуралистический): а) географический детерми­низм. Ш. Монтескье считал, что климат, почва и состояние земной поверхно­сти являются решающими факторами, которые определяют дух народов, формы государственного устройства и законодательства, характер истори­ческого развития; Л. И. Мечников особое значение придавал гидросфере. С нею связано его деление истории человечества на три периода: речные ци­вилизации (цивилизации, сложившиеся в бассейнах великих рек, — Египет, Китай, Индия и пр.), морские (Древняя Греция и др.), океанические (с от­крытием Америки); б) демографический: Т. Мальтус — решающее значение в истории имеет народонаселение. Прирост населения идет в геометрической, а производство средств к жизни — в арифметической прогрессии. Необуздан­ное размножение народа ведет к нищете и бедности, к болезням и голоду, войнам и революциям; в) этногенетический: Л. Н. Гумилев различает со­циальную и этническую историю. Субъектом последней выступает этнос — «географическое явление». Решающей причиной возникновения и развития этноса является пассионарность;

      2. социально-экономический (формационный): К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ле­нин и историки советского периода — человеческое общество в процессе

8

своего развития проходит ряд стадий (формаций): первобытно-общинную, ра­бовладельческую, феодальную, капиталистическую, коммунистическую. Фор­мации различаются между собой способом материального производства, осо­бенностями социально-политической организации общества. Недостатки этой теории заключаются в следующем: во-первых, преобладающее значение отдается экономическому фактору развития, во-вторых, не учитывается спе­цифика развития (каждая страна должна пройти все стадии развития);

      1. культурно-исторический (культурно-цивилизационный): а) Дж. Вико, И. Г. Гредер, Г. В. Ф. Гегель — приоритетное развитие духовной сферы, культу­ры, признание единства истории, ее прогресса, вера в разумный характер ис­торического процесса; б) Н. Я. Данилевский, О. Шпенглер, А. Тойнби и др. — концепция замкнутых (локальных) цивилизаций; в) N. А. Бердяев, К. Ясперс и др. — своеобразное недоверие к рациональному познанию, сомнения в его способности решить проблемы истории;

      2. мир — системный анализ Иммануила Валлерстайна — попытка интегри­ровать в единое целое культурологический, экономико-детерминистский, классовый и этатистский подходы.

Для выявления объективной картины исторического процесса истори­ческая наука должна опираться на определенную методологию, некие общие принципы, которые позволяли бы упорядочить накопленный исследователя­ми материал, создавать эффективные объясняющие модели. Принципы полу­чения исторических знаний — это главные, основные положения науки. Они основаны на изучении объективных законов истории, являются результатом этого изучения и в этом смысле отвечают закономерностям. Однако между закономерностями и принципами есть существенное различие: закономер­ности действуют объективно, а принципы — категория логическая, они су­ществуют не в природе, а в сознании людей. Принцип можно рассматривать как основное правило, которое необходимо соблюдать при изучении всех яв­лений и событий в истории.

Основными научными принципами являются следующие.

Принцип историзма — один из основных принципов подхода к изучению природы и общества. Все исторические факты, явления и события рассмат­риваются в соответствии с конкретно-исторической обстановкой, в их взаи­мосвязи и взаимообусловленности. Каждое историческое явление следует изучать в развитии: как оно возникло, какие этапы в своем развитии прошло, чем в конечном счете стало. Нельзя рассматривать событие или личность вне времени и обстоятельств.

Принцип объективности предполагает опору на факты в истинном содер­жании, не искаженные и не подогнанные под схему. Этот принцип требует рассматривать каждое явление в его многогранности, противоречивости, в со­вокупности как положительных, так и отрицательных сторон. Главное в обес­печении принципа объективности — личность историка: его теоретическое и профессиональное мастерство.

Принцип социального подхода предполагает, что в развитии общественных процессов проявляются определенные социальные интересы: в экономи-

9

ческой области, политических, межклассовых и внеклассовых противоречи­ях, отношениях социальной психологии и традиций. Этот принцип (его еще называют принципом классового, партийного подхода) обязывает соотно­сить интересы определенной социальной группы с общечеловеческими, учи­тывая субъективный момент в практической деятельности правительств, партий, личностей. Социальный подход к истории особенно важен при оцен­ке программ, реальной политической деятельности партий и их лидеров, что позволяет делать важные выводы. В то же время при решении глобальных проблем современности приоритеты отдаются не классовым, а общечелове­ческим ценностям. Поэтому их необходимо не противопоставлять, а взаимодополнять.

Принцип альтернативности определяет степень вероятности осуществле­ния того или иного события, явления, процесса на основе анализа объектив­ных реальностей и возможностей. Признание исторической альтернативы позволяет по-новому оценить путь каждой страны, увидеть неиспользован­ные возможности процесса, извлечь уроки на будущее.

Помимо общих методологических принципов, в историческом познании применяются и конкретные методы исследования:

  • общенаучные;

  • собственно исторические;

  • специальные (заимствованные у других наук).

Метод — это способ изучения исторических закономерностей через их конкретные проявления — исторические факты, способ извлечения из фак­тов новых знаний.

К общенаучным методам исследования относятся исторический, логи­ческий методы и метод классификации. Исторический метод позволяет вос­произвести процесс развития с его общими, особенными и неповторимо индивидуальными чертами. Логический — связан с историческим, он обоб­щает весь процесс в теоретической форме закономерностей. Оба этих мето­да дополняют друг друга, поскольку исторический метод имеет свои позна­вательные пределы, исчерпав которые можно сделать выводы и обобщения с помощью логического метода. Классификация как метод позволяет выде­лить общее и особенное в явлениях, облегчает сбор материала, системати­зирует знания, способствует теоретическим обобщениям, выявлению но­вых законов.

Собственно исторические методы исследования можно условно разделить на две группы:

    1. методы, основывающиеся на различных вариантах исследования про­цессов во времени: хронологический, хронологическо-проблемный, синхро­нистический, метод периодизации;

    2. методы, основывающиеся на выявлении закономерностей истори­ческого процесса: сравнительно-исторический, ретроспективный (метод ис­торического моделирования), структурно-системный.

Суть хронологического метода состоит в том, что явления излагаются во временном (хронологическом) порядке. Хронологическо-проблемный метод

10

предусматривает изучение и исследование истории России по периодам (те­мам) или эпохам, а внутри них — по проблемам. С учетом проблемно-хроноло­гического метода происходит изучение и исследование какой-либо одной сто­роны жизни и деятельности государства в ее последовательном развитии. Синхронистический метод позволяет установить связи и взаимосвязи между явлениями и процессами, протекающими в одно и то же время в разных мес­тах России и ее регионах. Метод периодизации дает возможность выявить из­менения качественных особенностей в развитии и установить периоды этих качественных изменений.

Сравнительно-исторический метод имеет целью установить общие тенден­ции, присущие сходным процессам, определить произошедшие изменения, выявить пути общественного развития. Ретроспективный позволяет восста­новить процесс по выявленным его типическим свойствам и показать зако­номерности его развития. Структурно-системный устанавливает единство событий и явлений в общественно-историческом развитии, на основании чего выделяются качественно различные социальные, экономические, поли­тические, культурологические системы общественного устройства в опреде­ленных хронологических рамках.

Специальные методы: математические методы анализа процессов, метод статистики, социологических исследований и социальной психологии. Особое значение для анализа исторических ситуаций имеют метод социологических исследований и метод социальной психологии, так как массы (народ) оказывают непосредственное влияние на ход исторического развития.

В основе изучения курса «История России» лежат следующие методологи­ческие положения.

Отечественная история является неотъемлемой частью всемирной истории. Такой подход основывается на философских категориях общего и особенного. Применение этих категорий позволяет показать особенности развития России как многонационального, многоконфессионального государства, обладающе­го сложившимися за многие столетия традициями, собственными жизненны­ми устоями.

В изучении курса, на наш взгляд, необходимо сочетание цивилизационного подхода с формационными характеристиками. При этом особое внимание сле­дует уделить наиболее значимым для истории России вопросам: становлению и развитию этносов, судьбам цивилизаций на территории России, нацио­нальным обычаям и традициям, духовным ценностям и т. д.

Россия представляет собой цивилизационный регион, самобытное разви­тие которого определяется природно-климатическими, геополитическими, конфессиональными (религиозными), социополитическими и другими фак­торами. На своеобразие России и ее роль в мировом культурно-историческом процессе значительное влияние оказало ее пограничное положение между Европой и Азией, обусловившее противоречивое воздействие на Россию За­пада и Востока. Вместе с тем признание самобытности не означает обособле­ния России от общего исторического развития; история России рассматрива­ется в рамках становления мировой цивилизации.

11

По мнению современных исследователей, путь российской истории (как бы его ни называли: модернизацией, цивилизационным циклом, евразий­ским путем и др.) представляет не «отставание» и не «задержку» развития, а просто другое, самобытное развитие, ведущее к творческому синтезу обще­го и специфического, внутреннего и внешнего, собственного и зарубежного опыта. И в этом плане, последовательно изучая историю России, в истори­ческих исследованиях допустимо использовать разнообразные категории и понятия, преимущественно социологические (модернизация, стадийность, формация), культурологические (тоталитаризм), экономические (индустриа­лизм и постиндустриализм).

Изучение курса истории России предполагает усвоение знаний историо­графического характера. Классики отечественной историографии — Н. М. Ка­рамзин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский — внесли значительный вклад в русскую историческую науку. Заслуженным авторитетом и влиянием пользуются труды других выдающихся российских историков. Это прежде всего сочинения Н. М. Костомарова, А. А. Корнилова, С. Ф. Платонова, М. Н. Покровского, П. М. Милюкова, В. Н. Татищева.

Основная трудность при изучении истории России — это разнообразие учебной исторической литературы, авторы которой придерживаются различ­ных исторических школ и высказывают порой взаимоисключающие точки зрения на проблемы отечественной истории.

Современные исследования российских авторов представлены учебника­ми, учебными пособиями, справочными изданиями:

      1. учебники, учебные пособия: «Обзор русской истории» С. Г. Пушкарева (Ставрополь, 1993), первое издание которого вышло в 1953 г. в США; «Рус­ская история» Г. В. Вернадского (М., 1997) — сына В. И. Вернадского, учени­ка В. О. Ключевского, Р. Ю. Виппера, А. А. Кизеветтера, эмигрировавшего на Запад и признанного там крупнейшим специалистом по русской истории; «Русская история» М. И. Покровского (М., 2002) — один из самых монумен­тальных трудов в мировой истории и, вне всякого сомнения, самый капиталь­ный из классических трудов по истории России;

12

Несомненный интерес представляют публикации учебно-методического характера, содержащие дополнительные материалы по истории России, а также проблемные вопросы, задачи и т. п. Одна из первых в этом плане — работа С. Г. Смирнова «Задачник по истории России» (М., 1995). В учебнике С. Г. Горяйнова, А. А. Егорова «История России IX—XVIII вв.» (М., 1998) каждая тема дополнена выдержками из исторических документов и заданиями к ним. В дидактических материалах JI. М. Ляшенко «История России. XIX век» (М., 2000) и А. Г. Колоскова «История России. XX век» (М., 2000) представлены разнообразные обучающие и проверочные задания раз­личной сложности (традиционные вопросы, работа с документом, тесты, ма­териалы для докладов, дискуссий, исторических сочинений и др.). Вопросы и задания, содержащиеся в учебном пособии Е. А. Гевуркова, В. И. Егорова, А. Г. Колоскова, JI. И. Ларина «История России: проблемы, события, люди (дифференцированные вопросы и задания)» (М., 2000) основаны на исполь­зовании широкого круга исторических источников, имеют обучающую и контролирующую направленность.

В альбом А. Т. Степанищева «История России: IX—XX вв.: Схемы» (М., 2001) включено более 330 логических, про­блемно-логических и структурных схем, графиков, охватывающих более чем одиннадцативековую

13

историю России. Учебное пособие этого же автора «Ис­тория России: преподавание в школе» ориентирует на понимание концеп­туально-методологических проблем преподавания и изучения истории, осво­ение конкретных методик проведения различных видов и форм занятий, организацию самостоятельной работы учащихся и студентов. Значительное место уделено раскрытию проблем воспитания подрастающего поколения на истории Отечества.

Актуальность взвешенного научного подхода к изучению истории сохраня­ется и даже возрастает в связи с тем, что переосмысление прошлого не обо­шлось без издержек и противоречий. Решать многие проблемы приходится в условиях перехода от одного общественного устройства к другому, в усло­виях коренных изменений в политической системе общества, его экономи­ческих основ, выдвижения новых политических и идеологических парадигм, новых морально-нравственных ценностей.

Задача преподавания истории в современных условиях — показать дей­ствительную историю во всех ее сложностях и противоречиях, с ее светлыми и трагическими сторонами, соблюдая объективность, историческую правду. Такой подход поможет исправить ошибки прошлого, даст подлинное пред­ставление об исторических событиях и явлениях.

Учителя школ и преподаватели высших учебных заведений осознают, что для подлинного понимания истории их ученики должны заглянуть за рамки учебни­ка, увидеть живую историю, понять ее смысл. В процессе преподавания они так или иначе несут «бремя доказательств» по крайней мере четырех истин:

1. ИСТОРИЯ ЕДИНА.

Отражается взаимосвязь между историческими судьбами народов и госу­дарств, показывается, что никто и никогда не мог «отгородиться» от всемир­но-исторического процесса ни высокими стенами, ни дальними расстояния­ми, ни золотом, ни силой. Да, Запад есть Запад, Восток есть Восток, но это лишь разные стороны единой истории человечества.

14

          1. ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННА.

Иллюстрируется неразрывность истории. Ни падение империй, на воца­рение новых царей, ни попытки уничтожения человеческой памяти не могут прервать ее. События многовековой давности живо перекликаются с совре­менностью. Они помогают более точно понять сегодняшний день еще и пото­му, что история все-таки повторяется, и потому, что нынешняя реальность зарождалась порой не только в прошлые десятилетия, но и в минувшие века.

          1. ИСТОРИЯ КОНКРЕТНА.

История — это не только проявление общеисторических законов, но и па­мять о реальной жизни живых людей. Императоры и поэты, борцы за свободу и их палачи, мыслители и завоеватели. Жизнь каждого из них помогает нам не только более ярко увидеть их время, но порой и глубже понять сегодняш­ний день.

          1. ИСТОРИЯ - ЭТО ИНТЕРЕСНО.

Историю, как и любой предмет, можно преподавать невообразимо скучно. Но кто сказал, что в этом виновата сама история? Важно, вдумываясь в истори­ческие события, задавать себе вопросы: «Почему все произошло именно так? Где причины и истоки?» Интересно вместе с учениками ставить такие вопросы и искать на них ответы.

Изучение гуманитарных дисциплин составляет важную часть общеобра­зовательной и мировоззренческой подготовки современных специалистов и способствует интеллектуальному развитию личности и выработке творче­ского мышления. Курс «Отечественная история» является важным элемен­том в структуре цикла гуманитарных дисциплин. Его изучение призвано дать:

  • представление об основных закономерностях и особенностях истори­ческого развития;

  • понимание роли России в мировом историческом процессе;

  • формирование исторического сознания, т. е. системы взглядов, идей, теорий, концепций, благодаря которым осознается прошлое;

  • освоение духовных ценностей, выработанных в ходе исторического развития, и определение собственного отношения к ним; приобщение слу­шателей к социальному опыту, духовным и нравственным ценностям пред­шествующих поколений россиян, воплощенным в философских и религиоз­ных учениях, искусстве и литературе, народных обычаях и традициях;

  • формирование умения использовать полученные знания, самостоя­тельно извлекать их из исторических источников, находить нужную инфор­мацию в разнообразном потоке историко-публицистической литературы;

  • развитие способности анализировать и оценивать факты, явления и события, умение раскрыть причинно-следственные связи между ними;

  • осмысление новых реалий современной отечественной истории с уче­том культурных и исторических традиций России.

Главная цель курса «Отечественная история» — формирование у учащихся исторического сознания, привитие им навыков исторического мышления.

В структуре целей и задач курса важное место занимает выработка обще- учебных и специальных навыков и умений:

15

  • общелогические умения (умение анализировать, классифицировать, правильно соотносить факты и обобщения, оценивать события, устанавли­вать причинно-следственные связи, закономерности общественного разви­тия, определять конкретно-исторические условия той или иной эпохи и т. д.);

  • поисково-информационные навыки (свободное обращение со слова­рями, справочниками, энциклопедиями, каталогами, умение находить нуж­ную информацию в книгах, сборниках, журналах, умение систематизировать литературу в рамках определенной задачи);

  • учебно-познавательные навыки (составление тезисов выступлений, научного сообщения, доклада, конспекта, подготовка реферата; умение уча­ствовать в дискуссии, грамотно, логично, доказательно излагать свои мысли).

В настоящее время имеющиеся в распоряжении старшеклассников и аби­туриентов, студентов колледжей, вузов пособия устаревают либо просто исче­зают из продажи вследствие ограниченности тиражей. Все это делает актуаль­ным издание новых учебных пособий по истории России. Французский исто­рик Ф. Бродель утверждал: «Историю постоянно нужно переписывать, она вечно находится в стадии становления и преодоления самой себя». Это сужде­ние применимо не только к описанию исторического процесса, но и к осмыс­лению его науковедческого аспекта.

Особенность предлагаемой нами работы состоит в том, что авторы, не претендуя на исчерпывающее изложение отечественной истории, стреми­лись на основе авторского подхода дать анализ основным событиям и явле­ниям отечественной истории. В нашем учебном пособии содержатся плюра­листические подходы и оценки, дополняющие и обогащающие друг друга; использованы альтернативные исторические концепции, мнения различных научных школ, которые представлены взглядами отечественных и зарубеж­ных авторов на исторический путь России.

16

Глава 1. ПЕРВОБЫТНАЯ ЭПОХА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

  • Общая характеристика и варианты периодизации древнейшей истории

  • Происхождение человека

  • Разложение первобытно-общинного строя

  • Характеристика первобытных племен на территории нашего Отечества

  • Культура первобытного общества

Общая характеристика и варианты периодизации древнейшей истории. Со­временная наука предполагает, что все многообразие нынешних космических объектов образовалось около 20 млрд... лет тому назад. Солнце — одна из мно­жества звезд нашей Галактики — возникло 10 млрд... лет тому назад. По свиде­тельству ученых, наша Земля — рядовая планета Солнечной системы — имеет возраст 4,6 млрд... лет. В настоящее время принято считать, что человек начал выделяться из животного мира около 3 млн... лет тому назад.

Известно несколько вариантов периодизации человечества на стадии первобытно-общинного строя. Чаще всего пользуются археологической схе­мой, основанной на различиях в материале и технике изготовления орудий труда. В соответствии с ней в древнейшей эпохе выделяют три периода:

  • каменный век (от возникновения человека до IV—III тыс. до н. э.);

  • бронзовый век (IV—III тыс. — до начала I тыс. до н. э.);

  • железный век (с I тыс. до н. э.).

В свою очередь, каменный век подразделяется на древнекаменный (палео­лит), среднекаменный (мезолит), новый каменный век (неолит) и переходный к бронзе меднокаменный век (энеолит).

Каждый период отличается: 1) степенью развития орудий труда, 2) мате­риалами, из которых они изготавливались, 3) качеством жилья, 4) соответ­ствующей организацией ведения хозяйства.

Первобытная эпоха человечества характеризуется:

  • низким уровнем развития производительных сил, медленным их совер­шенствованием;

  • коллективным присвоением природных ресурсов и результатов произ­водства;

  • равнообеспечивающим распределением;

  • социально-экономическим равенством;

  • отсутствием частной собственности, эксплуатации человека человеком, классов, государств.

Появление первых австралопитеков ознаменовало зарождение мате­риальной культуры, непосредственно связанной с производством орудий труда, которые и стали для археологов средством определения основных эта­пов развития древнего человечества.

Богатая и щедрая природа того времени не способствовала ускорению этого процесса; только с появлением суровых условий ледниковой эпохи, с усилением трудовой деятельности первобытного человека в его тяжелой

17

борьбе за существование появляются новые навыки, совершенствуются ору­дия, вырабатываются новые социальные формы.

Путь человечества в условиях первобытно-общинного строя прошел ряд эта­пов: 1) овладение огнем; 2) коллективная охота на крупных животных; 3) при­способление к условиям растаявшего ледника; 4) изобретение лука; 5) переход от присваивающего (охота, собирательство, рыболовство) к производящему хозяй­ству (скотоводству и земледелию); 6) открытие металла (меди, бронзы, железа); 7) создание сложной родоплеменной организации общества.

Темп развития человеческой культуры постепенно ускорялся, особенно с переходом к производящему хозяйству. Но появилась еще одна особен­ность — географическая неравномерность развития общества. Области с не­благоприятной, суровой географической средой развивались по-прежнему медленно, а области с мягким климатом, запасами руд, полезных ископаемых быстрее продвигались к цивилизации.

Гигантский ледник (около 100 тыс. лет тому назад) способствовал появле­нию на планете особого растительного и животного мира в сложнейших кли­матических условиях. В соответствии с этим история человеческого общества делится на три разных периода: 1) доледниковый с теплым субтропическим климатом; 2) ледниковый и 3) послеледниковый. Каждому из этих периодов ^ч^ соответствует определенный физический тип человека: в доледниковый — археоантропы (питекантроп, синантроп и др.), в ледниковый — палеоантропы

(неандертальский человек), в конце ледникового периода, в позднем палеолите, — неоантропы, современные люди.

Происхождение человека. У разных народов в разных районах Земли появление тех или иных орудий труда и форм общественной жизни происходило неодновремено. Шел процесс формирования человека (антропогенез, от греч. «антропос» — человек, «генезис» — происхождение) и формирования че­ловеческого общества (социогенез, от лат. «социетас» — общество и греч. «ге­незис» — происхождение).

Учеными выделяются следующие проблемы антропогенеза: 1) происхожде­ние человека как вида, место и хронология этого явления, определение грани между человеком как деятельно мыслящим существом живой природы и его ближайшими предками; 2) связь антропогенеза с развитием материального производства; 3) расогенез — изучение причин и процессов расово-генетических различий.

Происхождение человека всегда рассматривалось с двух взаимоисключа­ющих позиций: как результат сверхъестественного, божественного, косми­ческого (инопланетарного в современном варианте) начала и как результат эволюционного развития живой природы, как своего рода вершина этого процесса.

В советской науке господствовал эволюционный взгляд на антропогенез. Еще в XVII в. ученые-материалисты, исходя из идеи единства всего животно­го мира, рассматривали человека как часть природы и высказывали мысль о его происхождении от древних человекообразных обезьян. Такой взгляд появился не случайно, так как был накоплен значительный научный мате-

18

риал, доказывавший биологическое сходство строения организма человека с организмом животных. Основываясь на достижениях естествознания, Ч. Дарвин в своем труде «Происхождение человека и половой отбор» (1871), показав эволюционное единство, закономерность и последовательность раз­вития животного мира, доказал, что человек произошел от древних человеко­образных обезьян.

Древнейшие предки современного человека походили на человекообраз­ных обезьян, которые в отличие от животных умели производить орудия тру­да. В научной литературе этот тип человека-обезьяны получил название homo habilis — человек умелый. Дальнейшая эволюция хабилисов привела к появ­лению 1,5—1,6 млн... лет тому назад так называемых питекантропов (от греч. «питекос» — обезьяна, «антропос» — человек), или архантропов (от греч. «ахайос» — древний). Архантропы были уже людьми. 300—200 тыс. лет тому назад архантропы сменились более развитым типом человека — палеоантро­пами, или неандертальцами (по месту их первой находки в местности Неандерталь в Германии).

Процесс обособления наших отдаленных предков от мира человекообраз­ных обезьян был очень медленным.

Общая схема эволюции человека следующая:

  • человек австралопитековыщ

  • человек прямоходящий (ранние гоминиды: питекантропы и синантропы);

  • человек современного физического вида (поздние гоминиды: неандер­тальцы и верхнепалеолитические люди).

В результате накопления новых антропологических и археологических материалов современная наука предполагает, что процесс формирования лю­дей современного типа проходил на территории, охватывающей Юго-Вос­точную Европу, Северную Африку и Западную Азию. Из этой зоны современ­ный тип человека, как наиболее развитый, расселился по всей территории зем­ли. В результате расселения сложились обширные культурно-исторические общности. Ученые полагают, что эти общности соответствовали языковым семьям, из которых вышли народы, населяющие в настоящее время нашу страну. Выделяют следующие культурно-исторические общности:

  • индоевропейская;

  • угрофинская;

  • тюркская;

  • иберийско-кавказская.

Наиболее крупная языковая семья — индоевропейская. Она складывалась на территории современного Ирана и Малой Азии, распространялась на Южную и Восточную Европу, Малую и Центральную Азию и район Индостанского полуострова. Впоследствии индоевропейская культурная общность разделилась на несколько ветвей:

    1. славянская: восточные, западные и южные славяне (русские, украинцы, белорусы, поляки, хорваты и т. д.);

    2. западноевропейская: англичане, германцы, французы и т. д.;

    3. восточная: индийцы, таджики, иранцы, армяне и т. д.

19

Сложной проблемой является расогенез. Все современное человечество делится на несколько больших расовых стволов — европеоидный, монголоид­ный, негроидный и австралоидный, каждый из которых, в свою очередь, вклю­чает несколько крупных расовых подразделений и большое количество мелких расовых групп. Сложение рас в основном совпадало с границами материков: европеоидная раса сформировалась преимущественно в Европе, негроид­ная — в Африке, монголоидная — в Азии. Каждая большая раса имеет свои характеризующие ее признаки: строение лица, пигментация волос, цвет глаз и т. д. Приобретенные признаки со временем изменялись в определенном на­правлении, исчезали или усиливались. Внутри больших рас — монголоид­ной, негроидной и европеоидной — возникли отдельные крупные ветви. Так, внутри монголоидной расы выделяются южноазиатская, сибирская и амери­канская ветви, негроидная разбивается на две, а внутри европеоидной расы существуют северная и южная ветви.

Исторически развитие человечества шло в постоянном диалектическом единстве разных начал — эволюционного и явления качественного скачка, биологического и социального. Подмена одного другим совершенно исклю­чена. Вместе с тем нельзя забывать, что развитие человечества происходило в постоянном и тесном взаимодействии с природой. И чем совершеннее ста­новился человек, тем активнее он воздействовал на нее, приспосабливал к своим потребностям. Однако в археологические эпохи в отличие от индуст­риальной это приспособление было всегда рациональным, человек мыслил себя только как часть окружающей его природной среды.

Разложение первобытно-общинного строя. Примерно в IV—V тысячелетии до н. э. началось разложение первобытного общества. Основные факторы, способствовавшие этому процессу: 1) неолитическая революция; 2) интенси­фикация земледелия; 3) развитие специализированного скотоводства; 4) по­явление металлургии; 5) становление специализированного ремесла; 6) раз­витие торговли.

С развитием плужного земледелия земледельческий труд перешел из жен­ских рук в мужские, и мужчина — земледелец и воин — стал главой семьи. Накопление в различных семьях создалось неодинаковое, причем каждая се­мья, накапливая имущество, старалась сохранить его в семье. Продукт посте­пенно перестает делиться среди членов общины, а имущество начинает пере­ходить от отца к детям, закладываются основы частной собственности на средства производства.

От счета родства по материнской линии переходят к счету родства по отцу — складывается патриархат. Соответственно меняется форма семей­ных отношений; возникает патриархальная семья, основанная на частной собственности.

Подчиненное положение женщины сказывается, в частности, в том, что обязательность единобрачия устанавливается только для женщины, для муж­чин же допускается полигамия (многоженство).

Рост производительности труда, усиление обмена, постоянные войны — все это вело к возникновению имущественного расслоения среди племен.

20

Имущественное неравенство порождало и общественное неравенство. Скла­дывалась верхушка родовой аристократии, фактически ведавшая всеми дела­ми. Знатные общинники заседали в племенном совете, ведали культом богов. Особое значение имело выделение военных вождей и жрецов. Наряду с иму­щественной и общественной дифференциацией внутри родовой общины происходит и дифференциация внутри племени между отдельными родами. С одной стороны, выделяются сильные и богатые роды, а с другой — ослабев­шие и обедневшие.

Признаки распада родового строя:

  • возникновение имущественного неравенства;

  • выделение знати;

  • сосредоточение богатств и власти в руках вождей племен;

  • частые вооруженные столкновения;

  • обращение пленных в рабов;

  • превращение рода из кровнородственного коллектива в территориаль­ную общину.

В разных районах мира разрушение первобытно-общинных отношений произошло не одновременно, разнообразными были и модели перехода к вы­шестоящей формации: некоторые народы образовали раннеклассовые госу­дарства, другие — рабовладельческие, многие народы миновали рабовладель­ческий строй и перешли сразу к феодализму, а некоторые — к колониальному капитализму (народы Америки, Австралии).

Характеристика первобытных племен на территории нашего Отечества. Пе­риоды первобытного общества на территории нашего Отечества соответству­ют основной периодизации (принятой в археологии).

Стоянки первобытных людей открыты на территории Восточной Европы, Северной Азии, Крыма, Кавказа, Сибири и Дальнего Востока. Например, на территории бывшего СССР остатки наземных жилищ, относящихся к ранне­му палеолиту, были обнаружены у села Молодово на Днестре. Они представ­ляли собой овальную выкладку специально подобранных крупных костей ма­монтов. Здесь же обнаружены следы 15 костров, располагавшихся в разных частях жилища. В России открыто около 1500 поселений человека верхнего палеолита. Выбирая места для поселений, люди позднеледниковой эпохи за­ботились прежде всего об удобствах охоты, поэтому поселения располагались обычно у края речных долин, часто группами. Такая группа палеолитических поселений известна на Дону в Воронежской области около сел Костенки и Боршево, на Десне — около Новгорода-Северского, в районе Днепровских порогов. Группами расположены и сибирские древнепалеолитические па­мятники. В отличие от более раннего периода позднепалеолитические жили­ща более совершенны. Большие, соединенные вместе жилища и поселки, со­стоящие из отдельных маленьких хижин, подтверждают вывод о сосущество­вании общин и общинного хозяйства. Внутри же общин отдельные жилища и очаги крупных жилищ могли принадлежать отдельным парным семьям.

В развитом неолите на европейской территории России наблюдаются зна­чительные изменения в размещении культур, образуется много новых архео-

21

логических культур, что связано с развитием хозяйства в целом, с изменени­ем этнического состава неолитического населения, перемещением неоли­тических племен. Большое влияние на этот процесс оказали племена ямочно- гребенчатой керамики, с которыми связано происхождение многих лесных неолитических культур в бассейне Волги и Оки: верхневолжской, валдайской, рязанской, белевской.

Племена так называемой белевской культуры (названа по поселению г. Белева) занимали, например, район верхнего течения Оки. Для нее характерно широкое применение при изготовлении орудий массивных и длинных ножевидных пластин. Из них делали узкие и длинные листовидные кинжалы и на­конечники стрел. Вместе с тем в этой культуре долгое время существовали резцы палеолитического облика и скребла. Поверхность сосудов покрыва­лась узором в виде ромбических или овальных вдавлений.

Неолитические культуры в Приамурье, Приморье и на северо-востоке Азии были открыты относительно недавно. Их открытие и исследование связано в основном с работами академиков А. П. Окладникова и А. П. Деревянко.

В бассейне Амура известны четыре неолитические культуры: новопетров­ская, громатухинская, осиново-озерская и нижнеамурская. В конце неолита у племен Дальнего Востока произошло разделение труда: одни стали зани­маться земледелием, другие — рыболовством, охотой и собирательством, что определило особенности их развития в будущем. В целом на территории на­шей страны в истории первобытного общества выделяется несколько этапов по степени развития производительных сил, общественной организации, а также формам хозяйства и движения от более низкой ступени к более высо­кой — от каменного века к бронзовому, от бронзового — к железному.

Важным этапом в истории первобытного человека стала первая экономи­ческая революция (неолитическая), когда произошел переход от присваиваю­щего хозяйства к производящему. По мере углубления общественного разделе­ния труда и роста его производительности в первобытном обществе усилился обмен, возник прибавочный продукт, что стало основой появления частной собственности и имущественного неравенства. На смену первобытному об­ществу на территории России пришло феодальное общество.

Культура первобытного общества. По мнению исследователя А. И. Черно- козова, первобытная культура — это сложное явление, которое поражает во­ображение ученого-исследователя, но не примитивностью, а уникальным и величественным, даже по космическим масштабам, скачком к высшему со­стоянию.

Целостно осмыслить антропосоциогенез помогают прежде всего следую­щие факты:

1) вымирание за феноменально короткий естественно-исторический пе­риод 30 видов и 20 родов высокоразвитых приматов, самых современных в пределах биологической формы существ, процветавших в третичном перио­де. Исследователей поражает огромное морфологическое разнообразие этих существ: от гигантопитека — существа весом около 500 килограммов — до че­ловекоподобного существа размером с кошку;

22

2) использование первых каменных орудий в конфликтах с себе подобны­ми (почти все черепа австралопитеков несут на себе следы ударов каменными орудиями). Есть заключения антропологов о необычайно частых случаях на­сильственной смерти. И в этом смысле правильнее было бы говорить не о ка­менных орудиях, а о каменном оружии.

В изучении культуры первобытного человека используют археологический и этнографический методы.

Археологические находки — это в основном орудия труда, соответствую­щие определенным историческим эпохам. В период палеолита — остроко­нечники, скребла, шила-проколки. В более поздний период наряду с длин­ными охотники делают более короткие копья-дротики, которые можно ме­тать на большое расстояние.

Одним из самых значительных достижений периода верхнего палеолита стало открытие нескольких способов добычи огня. Первым способом стало высе­кание искры при резких ударах кремня о рудный минерал пирит. Вторым спо­собом было добывание огня трением дерева о дерево, но достоверность данных о широком применении этого способа до сих пор вызывает у ученых сомнения.

Формирование зрелой формы социального организма связано со становле­нием материнского рода. С помощью установления определенных традиций в нем научились регулировать отношения между полами, способы и формы воспитания детей. Сформировалась структура коллективистского сознания. Возникли определенные виды мифологического сознания, которые включали в себя первые формы: религиозные, моральные, технологические, трудовые.

К сожалению, исследователям до сих пор не удалось найти произведения искусства, которые относятся к более раннему, чем поздний палеолит, исто­рическому периоду. Самым распространенным скульптурным изображением в этот период были женские статуэтки.

У каждого племени возникали свои боги, свои почитаемые мифологиче­ские существа. Эта вера изначально уходит корнями в почитание духов приро­ды. Кроме того, каждое племя имеет своих священных предков, которые чаще всего отождествляются с некоторыми животными. Такая система верований получила название тотемизм.

Другим характерным для мифа верованием является фетишизм. Фети­шизм есть обожествление особого предмета, который воспринимается как носитель демонических сил и который мистически связан с судьбой данного племени. Предмет, к которому относятся подобным образом, и есть фетиш.

В условиях первобытного общества получает развитие магическое искус­ство. Магия не могла влиять на объективные свойства вещей, но она в пол­ной мере владела психикой первобытного человека. Магические слова и об­ряды воздействовали на человека — и не на его разум, который был еще слишком слаб и неразвит, а на его бессознательное. Магия не могла физиче­ски вызвать дождь или обеспечить урожай, но она внушала людям сплочен­ность, оптимизм и успех в трудном и опасном деле.

В целом в первобытной культуре проявляются сущность человека, его органическая связь с природой, перспективы дальнейшего развития.

23

Глава 2. РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ ЗАКАВКАЗЬЯ, СРЕДНЕЙ АЗИИ И ПРИЧЕРНОМОРЬЯ.

ДРЕВНИЕ СЛАВЯНЕ (I тыс. до и. э.-IV в. н. э.)

  • Особенности образования древнейших рабовладельческих государств

  • Предшественники древних славян

  • Прародина славян и их этногенез

Особенности образования древнейших рабовладельческих государств. Пер­вые рабовладельческие цивилизации возникли в эпоху бронзового века в по­лосе с благоприятным климатом, протянувшейся от Средиземноморья до Китая: деспотии Древнего Востока, Греция, Рим, Индия и Китай. Рабовладе­ние просуществовало как господствующая во всемирно-историческом мас­штабе форма организации жизни до III—V вв. н. э.

Предпосылки создания государственности складывались на протяжении сотен лет. Форма первых цивилизационных отношений могла быть различна: в одних условиях — рабовладельческой, в других — феодальной. Процесс пере­хода от первобытно-общинных отношений к цивилизации растянулся на не­сколько тысяч лет; у народов Древнего Востока он протекал в III тысячелетии до н. э., а у некоторых народов он начался только в XIX в. н. э.

На территории Закавказья, Средней Азии и Причерноморья складывались крупные рабовладельческие государства, предшествующие появлению фео­дального общества и оказавшие влияние на ход мировой истории.

В рабовладельческом и феодальном обществах существовали как свобод­ные общинники, так и рабы, хотя последние при феодализме не играли глав­ной хозяйственной роли. Различие между этими обществами состояло в том, что рабовладение было основано на принудительном использовании в господ­ском хозяйстве труда людей, полностью являющихся собственностью их гос­подина и не имевших своих средств производства, а феодализм — на принуди­тельной эксплуатации труда людей (крестьян), ведущих свое хозяйство и обла­дающих средствами производства (кроме земли, принадлежащей господину). Однако и при переходе к феодализму непосредственно от первобытного обще­ства рабство имело значительное место (патриархальная форма рабства).

Развитию рабовладельческой цивилизации способствовало наличие ряда условий:

    1. организация крупного господского хозяйства (при примитивной тех­нике);

    2. контроль племенной знати, а впоследствии и государства над жизнен­но важными средствами ведения общинного хозяйства (оросительными ка­налами, рудными разработками и др.);

    3. расширение источников получения новых рабов.

Несмотря на крайнюю жестокость рабства, рабовладельческая цивилиза­ция была значительным шагом вперед по сравнению с первобытным обще­ством:

24

  • получило развитие специализированное ремесло;

  • завязывались широкие торговые связи;

  • возникали города с высокой для того времени культурой;

  • появилась письменность, которая сохранила имена народов и драго­ценные сведения об их языке и образе жизни.

Возникшая у закавказских племен собственная письменность рассказы­вает нам о превращении в XI в. до н. э. союза племен в государство Урарту. Оно просуществовало около трех столетий и было разгромлено около 590 г. до н. э. милянами, южными соседями урартцев. Десятки племен были подчи­нены и объединены в одно значительное государство, ставшее в VIII в. до н. э. соперником Ассирийской державы и крупной силой Древнего Востока.

В Урарту были развиты различные отрасли экономики. В долинах рек преобладало земледелие, требовавшее искусственного орошения; в горах — полукочевое (эйлажное) скотоводство. Возделывались разные сорта пшени­цы, ячменя, проса, выращивались виноград, инжир, миндаль. Из домашних животных были известны коровы и овцы. Постепенно расширялось коневод­ство, имевшее большое значение для потребностей царского войска. Разво­дились верблюды.

Урартские ремесленники были опытными мастерами, постигшими тех­нику обработки бронзы, железа, драгоценных металлов, камня, глины, дере­ва и т. д. Вся роскошь царских дворцов и храмов, известная по описаниям и археологическим раскопкам, была делом рук местных мастеров, большая часть которых принадлежала, по всей вероятности, к рабам.

Главным рабовладельцем Урарту был царь, стоявший во главе большого войска. Он владел многими городами, крепостями, каналами и многочислен­ными рабами.

Большие богатства принадлежали храмам и жрецам. Жители Урарту при­носили своим многочисленным богам в жертву быков, баранов, а в особо важных случаях — людей. В народе сохранились и пережитки религиозных представлений времени первобытного общества: был развит культ дерева как символа жизни, широко применялись магические заклинательные рисунки. У населения Урарту была своя письменность (клинопись), возникла матема­тическая наука, были созданы свои меры, своя цифровая система.

В Средней Азии к середине I тысячелетия до н. э. произошел массовый переход к оседлому земледелию с искусственным орошением, который при­вел к возникновению рабовладельческих отношений. Созданный индоевро­пейскими народами Средней Азии древний эпос («Авеста») упоминает Хо­резм — «страну солнца» (по нижнему течению Амударьи), Согдиану — «бога­тую людьми и стадами» (в долине Зеравшана), Бактрию — «страну с высоко поднятыми знаменами» (в верховьях Амударьи). Особенность развития этих стран, как и других стран Древнего Востока, состояла в сохранении элемен­тов родоплеменного строя.

Предшественники древних славян. На северных берегах Черного моря, ко­торое греки называли Понт Эвксинский, в VII—VI вв. до н. э. возникли мно­гочисленные греческие колонии — города-государства (полисы). Наиболее извест-

25

ными из них были Ольвия (недалеко от Николаева), Херсонес (на территории нынешнего Севастополя), Пантикапей (Керчь), Танаис (около Ростова-на-Дону) и др.

Почти все города-государства Причерноморья были рабовладельческими республиками и во многом копировали устройство и образ жизни греческого мира. Античное рабство в отличие от рабства в восточных деспотиях и патриар­хального рабства народов, находящихся на стадии разложения первобытно-об­щинного строя, основывалось на высоком уровне товарного производства. Ак­тивная морская торговля стимулировала специализацию производства. Сло­жились крупные земельные латифундии, производившие зерно, вино, масло. Значительное развитие получило ремесло. В результате войн умножилось чис­ло рабов, которыми имели право владеть все свободные граждане.

Греки вели с местным населением — скифами — не только оживленную торговлю, но й оказывали на них культурное влияние. Греки покупали в ос­новном хлеб, рыбу, а продавали ткани, вино, масло, предметы роскоши.

В результате таких связей создались эллино-скифские поселения. С цент­ром в Пантикапее возникло Боспорское царство (V—IV вв. до н. э.), объеди­нившее некоторые греческие города, а также местные племена скифов.

Скифские кочевые племена в VIII—VII вв. до н. э. пришли из Азии в южные и юго-восточные степи, вытеснив господствующую там этническую общ­ность— земледельческий народ киммерийцев, который ушел во Фракию. Под общим названием «скифы» известны многочисленные кочевые племена, которые различались по месту заселения и своим занятиям. Главным племе­нем считались царские скифы, которые жили в низовьях Днепра по левому берегу. На правом берегу нижнего Днепра жили скифы-кочевники, к западу от них — скифы-земледельцы и скифы-пахари на среднем Днепре.

Скифы не были прямыми предками славян, но их потомки, по предполо­жениям ученых, слились с древнеславянскими племенами и обогатили, в ча­стности, их язык такими словами, как «хорошо», «топор», «собака», соответ­ствующими славянским «добро», «секира», «пес».

Основными занятиями скифов были скотоводство и земледелие. По сви­детельству древнегреческого историка Геродота, они выращивали «лучшую в мире пшеницу». Скифы хорошо владели ремеслами: обрабатывали железо и бронзу, изготавливали оружие, выделывали кожу.

В VI—IV вв. до н. э. скифы объединились в большой племенной союз, на основе которого сложилось Скифское царство со столицей в Неаполе Скиф­ском (около Симферополя). Это государство представляло собой союз воин­ственных племен во главе с царем, а вожди племен возглавляли войска во вре­мя походов. Власть царя передавалась по наследству.

В III в. до н. э. скифов вытесняет новая этническая общность — сарматы. Границы сарматов, по свидетельству древних писателей, были более обшир­ны: почти от Карпат, Вислы, Дуная до Дона, Волги, Урала.

Во II—III вв. н. э. сарматов вытеснили германские племена готов. Вождь готов Германарих, прославленный в песнях и сказаниях, объединил не только готские племена, но и подчинил соседние, в том числе финские и славянские.

26

IV—VII вв. известны в истории как Великое переселение народов. Наше­ствием гуннов открываются походы на Европу. Возглавив мощный союз пле­мен, гунны разбили готов и предприняли опустошительные походы во мно­гие страны. Наибольшего могущества гунны достигли, когда их возглавил вождь Аттила.

В VI в. гуннов сменяют авары, которые обитали в бассейне Дуная, угнетая покоренные племена, в том числе и славян.

В VII в. появилось новое кочевое племя хазары, которые основали обшир­ное государство от Кавказских гор до Волги и Среднего Днепра — Хазарский каганат (до конца X в.).

Все эти народы и племена не только предшествовали появлению на Вос­точно-Европейской равнине славянских племен, но и в дальнейшем сосед­ствовали с ними, оказывая друг на друга взаимное влияние.

Прародина славян и их этногенез. Ученые выдвигают несколько версий прародины славян и их этногенеза1. Но основой большинства теорий являет­ся древнейший русский письменный памятник — летопись «Повесть времен­ных лет», в которой монах Киево-Печерского монастыря Нестор выдвигает мифологическую версию происхождения славян: будто бы род их восходит к младшему сыну Ноя — Иафету. Именно Иафет после раздела земель с бра­тьями получил в удел Северные и Западные страны. Постепенно в повество­вании появляются исторические факты. Нестор поселяет славян в римской провинции Норик, расположенной между верховьями Дуная и Дравы. Отту­да, теснимые римлянами, славяне были вынуждены переселиться на новые места — на Вислу и Днепр.

«Дунайской» версии прародины славян придерживался русский историк С. М. Соловьев, ссылаясь при этом на древнеримского историка Тацита.

Ученик С. М. Соловьева — историк В. О. Ключевский также признавал «дунайскую» версию прародины славян. Но он внес в нее свои уточнения: прежде чем восточные славяне с Дуная попали на Днепр, они около 500 лет пребывали в предгорьях Карпат. По Ключевскому, только с VII в. восточные славяне постепенно расселились на современной Русской равнине.

Часть отечественных ученых склонялась к «дунайскому» происхождению славян, но большинство придерживалось той версии, что прародина славян находилась гораздо севернее. При этом они расходились во мнении и об эт­ногенезе славян, и о том, где славяне сформировались в единую этническую общность — в Среднем Поднепровье и по Припяти или в междуречье Вислы и Одера.

Б. А. Рыбаков на основании новейших археологических данных попытал­ся объединить обе эти версии возможной прародины славян и их этногенеза. По его мнению, праславяне занимали широкую полосу Центральной и Вос­точной Европы.

27

В настоящее время по вопросу о районе возникновения славянской этни­ческой общности существуют две наиболее распространенные точки зрения. Согласно одной таким районом была территория между Одером (Одрой) и Вислой — Одерско-вислянская теория, по другой — это был район между Одером и Средним Днепром — Одерско-днепровская теория (М. С. Шумилов, С. П. Рябикин).

В целом проблема происхождения и расселения славян до сих пор находит­ся в стадии обсуждения. По-видимому, выделение славян из индоевропейской общности происходило в процессе перехода к пашенному земледелию.

Античные (I—II вв.) и византийские (VI—VII вв.) авторы упоминают сла­вян под разными именами: венеды, анты, склавины.

К тому времени, когда славяне присоединились к Великому переселению народов (VI в.), страны мира прошли большой путь развития: возникали и разрушались государства, шли активные миграционные процессы. В IV в. распалась огромная Римская империя. В Европе с центром в Риме образова­лось Западное Римское государство. На территории Балкан и Малой Азии воз­никло мощное государство — Восточное с центром в Константинополе, позже получившее название Византийской империи (просуществовало до 1453 г.).

В Западной Европе в V—VII вв. шло расселение германских племен, кото­рые завоевали территорию Римской империи. Здесь сложились так называе­мые «варварские» королевства — Франкское, Вестготское, Лангобардское и др.

В VI в. славяне (под названием словене) включились в мировой миграци­онный процесс. Расселение славян происходило в VI—VIII вв. по трем основ­ным направлениям: на юг — на Балканский полуостров; на запад — в Среднее Подунавье и междуречье Одера и Эльбы; на восток и север — по Восточно-Европейской равнине. В то же время происходило разделение славян на три ветви: южную, западную и восточную.

28

Глава 3. ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ НА ПОРОГЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА (VI-IX вв.)

  • Природные условия

  • Территория восточных славян

  • Экономическое развитие

  • Общественный строй

  • Обычаи, нравы и верования

Природные условия. На складывание и развитие государства определяю­щее влияние оказывает ряд факторов: географическое положение, климати­ческие и природные условия.

Восточная половина Европы представляет собой равнину, ограниченную четырьмя морями — Белым, Балтийским, Черным и Каспийским — и тремя горными хребтами — Карпатами, Кавказом и Уралом. В древнейшие времена главными средствами сообщения и местами расселения служили реки с их многочисленными притоками.

Климат в средней полосе Восточно-Европейской равнины континенталь­ный: на смену жаркому, сравнительно короткому лету приходит долгая и снеж­ная зима. Эти природные условия оказывали влияние на образ жизни наро­дов Восточно-Европейской равнины. Вся жизнедеятельность людей была связана с лесом. Его использовали как строительный материал, топливо, для изготовления домашней утвари. С лесом были связаны основные промыслы: охота и бортничество — сбор меда диких пчел. В лесу жители скрывались от нашествия врагов.

Не менее благотворное влияние на жизнь людей оказывали и реки. Они слу­жили средством сообщения между племенами, снабжали людей рыбой для еды и для обмена. По берегам рек шло расселение славянских племен: строились поселения — вначале небольшие деревушки, а затем большие села и города.

Речные пути со временем приобретали международное значение, они со­единяли уже не только отдельные племена, но и различные народы и страны.

Наиболее важным был известный с VI в. великий водный торговый путь «из варяг в греки». Этот путь шел с севера на юг, из Балтийского (Варяжского) моря по реке Неве в Ладожское озеро (озеро Нево), далее по рекам в Черное море. Таким образом, у восточных славян осуществлялась связь с причерно­морскими греческими колониями, а через них — с Византией.

Другой международный речной путь — «из варяг в персы» шел на юго-восток по притокам верхней Волги и далее по этой реке в земли волжских болгар и через Хазарское царство в Каспийское море. Этот торговый путь служил сообщением с волжскими болгарами, Хазарским каганатом и далее — со Средней Азией и арабским миром: по своему значению он не уступал пути «из варяг в греки».

Территория восточных славян. В процессе расселения восточных славян по Восточно-Европейской равнине у них происходило разложение первобытно-

29

общинного строя. В VI—IX вв. они объединялись в общности, имевшие уже не только родовой, но и территориально-политический характер. Племенные союзы — этап на пути складывания государственности восточных славян.

В Повести временных лет рассказывается о расселении славянских пле­мен. Термин «племена» в отношении этих объединений был предложен исто­риками. Вернее было бы назвать эти объединения племенными союзами. Эти союзы включали в себя 100—200 отдельных племен, имена которых были уже утрачены. Каждое отдельное племя в свою очередь состояло из большого ко­личества родов и занимало значительную территорию.

Рассказ летописи о расселении славян был подтвержден археологически­ми раскопками. Поляне жили в лесостепи по среднему течению Днепра. К се­веру от них между устьями рек Десны и Роси жили северяне (Чернигов). К за­паду от полян на побережье Днепра — древляне. К северу от древлян между реками Припятью и Западной Двиной расселились дреговичи (от слова «дрягва» — болото), которые по Западной Двине соседствовали с полочанами (от реки Полота — притока Западной Двины). К югу от реки Буг располагались бужане и волыняне, как считают некоторые историки, потомки дулебов. Меж­дуречье Прута и Днепра населяли уличи. Между Днепром и Южным Бугом жили тиверцы. По рекам Ока и Москва располагались вятичи; на запад от них жили кривичи; по р. Соть и ее притокам — радимичи.

Северную часть западных склонов Карпат занимали белые хорваты. Во­круг озера Ильмень жили ильменские словене.

Летописцы отмечали неравномерность развития отдельных племенных объединений восточных славян. В центре их повествования — земля полян. Земля полян, как указывали летописцы, носила также название «Русы». Исто­рики полагают, что так звали одно из племен, жившее по реке Рось и давшее имя племенному союзу, историю которого наследовали поляне. Выдающий­ся русский историк В. О. Ключевский около 100 лет назад писал относительно понятия «Русь»: «До сих пор не объяснено удовлетворительно ни историческое происхождение, ни этимологическое значение этого загадочного слова». До конца не прояснен вопрос о происхождении термина «Русь» и сегодня.

Долгое время в историографии существовали две точки зрения по вопросу о происхождении термина «Русь», связанные с ориентацией либо на внешнее (норманнское), либо автохтонное (славянское) его происхождение. В частно­сти, в настоящее время зарубежные историки Р. Пайпс и X. Дэвидсон при­держиваются мнения, что легендарный Рюрик был из скандинавского племе­ни «русь», и это обусловило название его новых владений. Хотя надо отме­тить, что в Скандинавии пока такого племени не обнаружили.

Некоторые лингвисты отвергают версию происхождения «Руси» от «Роси», поскольку, как они доказывают, в историческом развитии русского языка не могло произойти инверсии буквы «о» на «у». Но археологические данные под­тверждают существование в районе реки Рось славянской общности.

В исторической литературе часто можно встретить и версию, которой, в частности, придерживается академик Б. Рыбаков, о том, что Русь — это название одного из славянских племен.

30

Важный фактор в формировании народа и государства представляют сосед­ствующие народы и племена, которые отличаются своим языком, укладом жизни, бытом, нравами и обычаями, культурой и т. п. В разное время соседние народы подчиняли себе славянские племена, втягивали их в сферу своей хозяй­ственной деятельности или, наоборот, находились под влиянием славян.

Соседями восточных славян (конец IX в.) были:

    1. на западе:

  • балтийские племена: литы, литва, ятвяги и др.;

  • западные славяне: поляки (ляхи), словаки, чехи, венгры (угры);

    1. на северо-востоке:

  • угрофинские племена: карелы, мордва, мари, мурома и др.;

  1. на Нижней Волге:

  • хазары;

  1. на востоке:

  • волжские болгары;

  1. на юге в Причерноморье:

  • печенеги и другие тюркские племена.

Расселяясь, восточные славяне вытесняли народы или ассимилировали их. После закрепления на новых местах восточные славяне создают основы своей общественной и хозяйственной жизни.

Экономическое развитие. Сохранившиеся литературные памятники и ар­хеологические находки свидетельствуют о том, что славяне еще до своего рас­селения по Восточно-Европейской равнине занимались хлебопашеством, скотоводством, охотой и бортничеством. Заселяя новые места, они продол­жали свои прежние занятия и осваивали новые. У славян лесостепной полосы господствовала пашенная система земледелия — перелог, когда участок земли засевали несколько лет до его истощения, а затем переходили на новый. В лесной зоне использовали подсечно-огневую систему земледелия: вырубали и раскорчевывали участок леса, деревья сжигали, золой удобряли землю и также использовали два-три года, а затем расчищали новый участок. На расчищенных землях выращивали рожь, пшеницу, ячмень, просо, овес, из огородных культур — репу, капусту, свеклу, морковь и др., занимались и ско­товодством: разводили лошадей, крупный рогатый скот, свиней, овец, коз.

В качестве орудий труда использовали топор, мотыгу, борону-суковатку, заступ, серп, цепы, каменные зернотерки и ручные жернова. В южных райо­нах основным орудием труда было рало, а позже — деревянный плуг с желез­ным наконечником — лемехом.

В качестве рабочего скота на юге использовали волов, а в лесной зоне — лошадей. Хозяйство носило натуральный характер: производились главным образом продукты земледелия и скотоводства, необходимые для удовлетворе­ния насущных потребностей.

Промыслы играли в хозяйстве восточных славян второстепенную роль. Это были в основном охота, рыболовство и бортничество.

Ремесло еще не полностью отделилось от сельского хозяйства. Скорняка­ми, ткачами и плотниками были те же хлеборобы, чередовавшие работу в по-

31

ле с занятием промыслами и ремеслом. Однако гончары и кузнецы (видимо, из-за огнеопасности своего труда) жили на некотором удалении от деревень и земледелием не занимались.

Производство глиняной посуды в VIII—IX вв. сделало большой шаг впе­ред. На смену лепной посуде пришла посуда, изготовленная с помощью гон­чарного круга.

Появление излишков продукции способствовало активному обмену, а поз­же — появлению и развитию торговли, которая шла в основном по многочис­ленным рекам и их притокам.

Путем из «варяг в греки» активно пользовались скандинавские народы, которых славяне называли варягами (отсюда название и самого пути). Варяги торговали с прибрежными племенами, в том числе и со славянами. Они не только мирно торговали, но зачастую и грабили, а иногда нанимались на службу в дружины, в том числе и к славянским князьям.

Активную торговлю вели славяне с хазарами, болгарами, арабами и, ко­нечно, греками (византийцами). В. О. Ключевский, ссылаясь на арабские ис­точники, писал, что русские купцы возят товары из отдаленных краев страны к Черному морю в греческие города, где византийский император берет с них торговую пошлину — десятину.

Главными предметами внешней торговли были меха, воск, мед, челядь (рабы). С Востока и Византии шли шелка, серебряные и золотые изделия, предметы роскоши, благовония, оружие, пряности.

С развитием торговли связано у славян появление городов. В «Повести временных лет» уже называются города Киев, Чернигов, Смоленск, Любеч, Новгород, Псков, Полоцк, Муром и др. Всего к IX в. насчитывалось около 24 крупных городов. Варяги называли славянскую землю Гардарикой — стра­ной городов. Летописи донесли до нас предание о возникновении Киева. Кий, его братья Щек и Хорив и сестра их Лыбедь основали на трех холмах на Днепре свои городища (дворы). Потом они объединились в один город, кото­рый и назвали Киевом в честь Кия.

Появились первые княжества: Куябия (Куяба — вокруг Киева), Славия (в районе озера Ильмень с центром в Новгороде). Появление таких центров свидетельствовало о возникновении новых внутриплеменных отношений в организации восточных славян, которые создали предпосылки для появле­ния у них государства.

Общественный строй. В VI в. восточные славяне жили родовым строем по обычаям, свойственным всем варварским племенам. Главной ячейкой обще­ства был род — группа родственников из нескольких десятков, а то и сотен человек, которые совместно владели землей, лесом, пастбищами и т. п., вместе трудились и поровну делили результаты труда. Во главе рода стояли старейшины, а по наиболее важным вопросам собирался совет всех родичей; 3—5 близких по происхождению родов составляли племя. Племена объеди­нялись в союзы с вождями во главе.

В VII—IX вв. родовые отношения у восточных славян стали распадаться в связи с появлением металлических орудий труда и переходом от подсечного

32

к пашенному земледелию, так как уже не требовались совместные усилия всех членов рода для ведения хозяйства. Основной хозяйственной единицей стала отдельная семья.

Постепенно происходит замена родовой общины на соседскую, террито­риальную, члены которой уже не были кровными родственниками, а явля­лись просто соседями. Соседская община на юге называлась «мир», на севе­ре — «вервь» (в Западной Европе — «марка»). В соседской общине сохраня­лась общинная собственность на пахотную землю, лесные и сенокосные угодья и т. п., но семье уже выделяются в пользование участки пахотной зем­ли — «наделы». Эти участки обрабатывала своими орудиями труда каждая се­мья, которая получала в собственность собранный ею урожай. Со временем переделы пахотной земли прекращались, и наделы переходили в постоянную собственность отдельных семей.

В племенной среде VII—начала IX в. выделялась «нарочитая чадь» — вож­ди, старейшины, знаменитые воины. В их руках концентрировалась власть и богатства. Многие из «нарочитой чади» стали жить отдельными укреплен­ными усадьбами. Зарождалась частная собственность.

Совершенствование орудий труда привело к производству не только не­обходимого в натуральном хозяйстве, но и прибавочного продукта. Происхо­дило накопление прибавочного продукта, а на его основе — развитие обмена между отдельными семьями. Это привело к дифференциации общины, росту имущественного неравенства, накоплению богатства старейшинами и другой знатью.

Важнейшим органом управления у славян продолжало оставаться вече — народное правление, сообща решавшее все важнейшие вопросы. Но посте­пенно значение его падало.

Восточные славяне вели многочисленные войны со своими соседями, отражая натиск кочевых народов. В то же время они совершали походы на Балканы и Византию. В этих условиях чрезвычайно возрастала роль воена­чальника — князя, который, как правило, являлся главным лицом в управле­нии племени. Когда войны были редки, в них участвовали все мужчины пле­мени. В условиях частых войн это становилось экономически невыгодным. Рост прибавочного продукта позволял содержать князя и его дружину. Воен­но-дружинная знать объявляла себя собственниками земель или племенного союза, облагая соплеменников данью (налогом). Другим путем подчинения соседних общин было превращение старой родоплеменной знати в бояр — вотчинников и подчинение им общинников.

К VIII—IX вв. во главе восточнославянских племенных союзов стояли князья из племенной знати и бывшая родовая верхушка — «нарочитые люди», «лучшие мужья».

Князья и дружинники богатели за счет военной добычи: захваченных военнопленных они превращали в рабов, заставляя работать на своих землях.

В VI—IX вв. рабами у восточных славян были в основном захваченные на войне пленники. В то время у славян существовало обычное право, по которо­му запрещалось порабощать своих соплеменников, например за долги и т. п.

33

Рабы использовались в основном в домашнем хозяйстве, на самых тяжелых работах. Рабство у славян носило патриархальный характер, когда рабы не образуют класса, а считаются младшими неполноправными членами семьи.

Таким образом, у восточных славян происходил процесс дифференциации (расслоения) общества. Создавались предпосылки образования государства.

Обычаи, нравы и верования. Обращаясь к соплеменникам, восточные сла­вяне говорили: «отец», «мать», «дед», «дядя», «сын», «дочь», «внук», «свояк», «шурин» и т. д. Возможно, личные имена были привилегией вождей, старей­шин и выдающихся воинов. Зги имена были заимствованы у западных сла­вян (Ярослав, Мстислав) и варягов (Игорь, Олег, Рюрик) или являлись клич­ками типа Соловей-разбойник.

С принятием в 988 г. христианства (уже во времена Киевской Руси) у сла­вян стало два имени. «Настоящее» — данное при крещении (еврейские или греческие имена), и мирское — «от сглаза»: языческая кличка, скандинавское или западнославянское имя. Причем в жизни человека звали именно «нена­стоящим» именем. И многие не помнили, что князь Владимир Красное Сол­нышко был на самом деле Василием, Ярослав Мудрый — Юрием (Георгием), а Всеволода Большое Гнездо звали Дмитрием.

У славян были свои языческие праздники, связанные с временами года и с земледельческими работами. В конце декабря колядовали — ходили по до­мам ряженые с песнями и прибаутками, славили хозяев, которые должны были ряженых одаривать. Большим праздником были проводы зимы и встре­ча весны — Масленица. В праздник Ивана Купалы проходили обряды с огнем и водой, гадания, водили хороводы, пели песни. Осенью после окончания полевых работ отмечали праздник урожая: пекли большой медовый каравай.

Большое внимание уделялось свадебным и погребальным обрядам. Славяне верили в бессмертие души и загробную жизнь, которая сложится счастливо, если живые правильно проводят усопшего в мир иной.

Согласно «Повести временных лет» радимичи, вятичи, северяне и криви­чи умерших сжигали, пепел и остатки костей складывали в сосуд и ставили на столбах в маленьких срубах у дорог. Вятичи иногда зарывали срубы-гробы с сожженным прахом в землю. Во многих местах над могилами насыпали кур­ганы, рядом с которыми проводили ристания — военные состязания в память умершего и поминальные пиры — тризны.

В IX в. славяне начали хоронить умерших, не сжигая. Рядом с покойным клали пищу, орудия труда, оружие, украшения.

Известно, что у восточных славян сохранялась еще кровная месть: род­ственники убитого мстили смертью убийце.

Как и все народы, находившиеся на стадии разложения первобытно-об­щинного строя, славяне были язычниками. Они поклонялись явлениям при­роды, обожествляя их. Так, богом неба был Сварог, богом солнца — Даждьбог (другие названия: Дажбог, Ярило, Хорос), богом грома и молнии — Перун, богом ветра — Стрибог, богиня плодородия — Мокошь. В VI в., по свидетель­ству византийского историка Прокопия Кессарийского, славяне признавали повелителем Вселенной одного бога — Перуна, бога грома, молнии, войны.

34

В то время еще не было общественных богослужений, не было ни храмов, ни жрецов. Обычно изображения богов в виде каменных или деревянных фи­гур (идолов) ставились на определенных открытых местах — капищах, богам приносились жертвоприношения — требы.

Славяне чтили духов: берегинь и русалок, живших в темных омутах рек и озер, хранителей домашнего очага домовых, леших, что кричали по-сови­ному в дубравах. Отголоском старинных верований являлся культ щуров (чу- ров) — предков. В минуту смертельной опасности славяне кричали: «Чур меня!», надеясь на помощь предка-пращура. Для щуров в специальные роди­тельские дни топились бани и ставились еда и питье.

В целом религия восточных славян была политеистической (политеизм — многобожие).

35

4. ДРЕВНЯЯ РУСЬ В IX—XIII вв.

4.1. Древнерусское государство (IX—XII вв.)

  • Предпосылки образования Древнерусского государства. «Норманнская теория»

  • Политическая организация

  • Общественное развитие

  • Экономические отношения в древнерусском обществе

  • Христианизация Руси

Предпосылки образования Древнерусского государства. «Норманнская тео­рия». Одним из крупнейщих государств европейского Средневековья стала в IX—XII вв. Киевская Русь. При всей дискуссионности вопроса об определе­нии государства нам представляется, что под государством следует понимать механизм политической власти: 1) на определенной территории; 2) с опреде­ленной системой органов управления; 3) с необходимым действием законов и 4) формированием органов принуждения (дружина — функции: внешняя — защита от внешних вторжений и внутренняя (полицейская) — подавление сопротивления внутри государства).

Возникновение государства — закономерный этап в развитии общества. На него влияет множество факторов, находящихся в сложном взаимодей­ствии друг с другом. Следует, вероятно, говорить не о единичных, а о группе факторов, воздействующих на конкретные области жизнедеятельности чело­веческого общества: социальную, экономическую, политическую, духовную.

В отличие от других стран, как восточных, так и западных, процесс форми­рования российской государственности имел свои специфические черты.

    1. Пространственная и геополитическая ситуация — Российское государ­ство занимало среднее положение между Европой и Азией и не имело ярко выраженных, естественных географических границ в пределах большого рав­нинного пространства.

    2. В ходе становления Русь приобрела особенности как восточных, так и западных государственных образований.

    3. Потребность в постоянной защите от внешних врагов значительной территории вынуждала сплачиваться народы с разным типом развития, веро­исповедания, культуры, языка, создавать сильную государственную власть и иметь народное ополчение.

В VII—X вв. славянские племена объединяются в союзы и союзы союзов (су­персоюзы). По мнению Б. А. Рыбакова, возникновение союзов племен — завер­шающий этап развития родоплеменной политической организации и одновре­менно подготовительная стадия феодальной государственности. И. А. Фроянов также видел в политической организации сверхсоюзов сосредоточение ростков государственности.

Вопрос о происхождении государственности на Руси освещался в различ­ные периоды истории с учетом политических и династических факторов.

36

В XVIII в. немецкие ученые на русской службе Г. Байер, Г. Миллер разработа­ли норманнскую теорию, согласно которой государство на Руси было создано норманнами (варягами). Против этой концепции выступил М. Ломоносов, положив начало полемике между норманистами и антинорманистами. Неко­торые ведущие русские историки — Н. Карамзин, М. Погодин, В. Ключевс­кий — в целом принимали концепцию норманистов. Многие же русские уче­ные XVIII—XIX вв. стояли на позициях антинорманизма.

В советский период истории, когда абсолютизировался социально-классо­вый подход к изучению проблемы, версия о призвании варягов вообще отвер­галась, соответственно — и их роль в образовании древнерусского государ­ства. В зарубежной литературе преобладает норманистский взгляд на образо­вание государства у восточных славян. Среди современных отечественных историков преобладает мнение, что государство у восточных славян оконча­тельно сложилось в связи с возникновением собственности на землю, зарож­дением феодальных отношений и классов на рубеже VIII—X вв. Однако при этом не отвергается и влияние субъективного фактора — личности самого Рюрика в образовании государства.

Ближе всех к исторической истине в освещении начального периода раз­вития Руси, по-видимому, оказался один из ранних историков монах-лето- писец Нестор. В «Повести временных лет» существуют две концепции проис­хождения государства у восточных славян:

      1. варяжская, новгородская;

      2. славянская, киевская по происхождению.

Начало формирования Киевской Руси Нестор представляет как создание в VI в. мощного союза славянских племен в среднем Поднепровье. В его рас­сказе о доваряжском периоде приводятся сведения о трех братьях — Кие, Щеке и Хориве родом из славян. Старший брат Кий, замечает летописец, не был перевозчиком через Днепр, как некоторые думают, а был князем и ходил в поход даже на Царьград. Кий был родоначальником славянской династии князей, а Киев являлся административным центром племенного объедине­ния полян.

Далее летописец Нестор утверждает, что враждовавшие между собой пле­мена ильменских славян, кривичей и чудь пригласили варяжского князя для наведения порядка. Князь Рюрик (?—879) якобы прибыл с братьями Сине- усом и Трувором. Сам он правил в Новгороде, а братья — в Белоозере и Изборске. Довольно спорным является «аргумент» норманистов о том, что ва­ряжский конунг Рюрик был приглашен с братьями Синеусом и Трувором, о факте существования которых история больше ничего не сообщает. Между тем фраза «Рюрик пришел с родственниками и дружиной» на древнешведском языке звучит так: «Рюрик пришел с сине хус (свой род) и тру вор (верная дружина)». Варяги положили начало великокняжеской династии Рюрикови­чей. Со смертью Рюрика при его малолетнем сыне Игоре опекуном становит­ся конунг (князь) Олег (?—912), прозванный Вещим. После похода на Киев и убийства Аскольда и Дира ему удается объединить в 882 г. Новгородскую и Киевскую земли в Древнерусское государство — Киевскую Русь со столи

37

цей в Киеве, по определению князя — «матери городов русских». Отсюда Олег покорял другие славянские и неславянские племена, совершал походы на Византию. Летописец подчеркивал в создании сильного государства исклю­чительную роль Олега, который вывел славянские племена из подчинения хазарам и установил путем договоров нормальные дипломатические и торго­вые отношения с Византией.

Начальная нестабильность государственного объединения, стремление племен сохранить свою обособленность иногда имели трагические послед­ствия. Так, князь Игорь (?—945) при сборе с подвластных земель традицион­ной дани (полюдье), потребовав значительного превышения ее размера, был убит. Княгиня Ольга (945—957), вдова Игоря, жестоко отомстив за мужа, все же фиксировала размер Дани, установив «уроки», и определила места (погосты) и сроки ее сбора (причем 2/3 дани оставлялись на местах, а '/3 шла в центр — таким образом, было положено начало формированию налоговой системы). При Ольге сократились внешние походы, что позволило пустить значитель­ные средства на внутренние проблемы в государстве. Ольга первая из пред­ставителей русского княжеского дома приняла крещение (по православному обряду). Сын Ольги и Игоря Святослав (942—972) государственную деятель­ность совмещал с полководческой. В период своего правления он присоеди­нил земли вятичей, победил Волжскую Болгарию, покорил мордовские пле­мена, разгромил Хазарский каганат, вел успешные операции на Северном Кавказе и Азовском побережье и пр. Возвращаясь после похода на Византию, отряд Святослава был разбит печенегами, а сам Святослав убит.

Объединителем всех земель восточных славян в составе Киевской Руси стал сын Святослава — Владимир (960—1015), прозванный народом Красное Сол­нышко, подчинивший всех восточных славян Киеву и создавший с помощью городов-крепостей линию обороны от набегов многочисленных кочевников.

В настоящее время вряд ли кто из серьезных ученых отрицает значение варяжского элемента в окончательном объединении славянских и неславян­ских племен в IX в. Разногласия имеют место по вопросу о том, какова при этом была их роль и были ли у славян государственные образования до варя­гов. Вопросы эти решаются в зависимости от представления о том, что такое государство.

Представители государственной школы в русской исторической науке, например, понимая под государством «политическое единство народной жизни», считали, что в Киевской Руси господствовали родовые отношения, которые затем сменились вотчинными (территориальными). Государство же в России, по их мнению, возникло только в XVI в. (С. Соловьев) или даже в XVII в. (К. Кавелин).

Однако если не сводить понятие государства только к политическим ин­ститутам власти, а рассматривать его и как определенную территорию, то надо признать, что Русская земля как единое целое, подвластное киевским князьям, сложилась во второй половине IX—начале X в., т. е. в «варяжский период». Основной формой политического объединения племен была военная демократия, включавшая в себя наряду с княжеской властью такие институты,

38

как вече, совет старейшин, народное ополчение. По мере роста внешней опасности и разложения родового уклада происходила концентрация власти в руках племенных вождей — князей, объединявшихся в более крупные «сою­зы союзов». Существует предположение, согласно которому первоначально возникло три государственных центра:

        1. Куяба вокруг Киева;

        2. Славия вокруг Новгорода;

        3. Артания вокруг предположительно Рязани.

На этой территории и началось затем формирование единой террито­риальной общности — Русской земли, которая по своему политическому устройству представляла собой федерацию славянских племен.

В целом возникновение государственности на Руси было вызвано в пер­вую очередь внутренними причинами, однотипными для всей европейской цивилизации. Но если в Западной и Южной Европе появление новых «вар­варских» государств шло ускоренными темпами при опоре на традиции позд­ней античности, то на Руси темп политического объединения славянских племен был замедленным. Кроме того, постоянные набеги кочевых племен, организация, в свою очередь, походов на Византию, необходимость регули­рования внутренних социальных отношений — все это способствовало уси­лению княжеской власти, которая в условиях федеративного устройства Ки­евской Руси все более приобретала характер раннефеодальной монархии.

Таким образом, хотя государство у восточных славян сложилось оконча­тельно в «варяжский период», сами варяги появились на Руси уже после того, как в русских землях уже вполне сложились экономические и политические предпосылки для объединения. Летописное известие о призвании варягов, по-видимому, содержит гораздо больше действительных фактов, чем иногда думают, и поэтому, может быть, не следует все это сводить к легенде. Однако приглашение варягов не означает, что они явились создателями русского госу­дарства. Речь, вероятно, идет о приглашении варягов прежде всего в качестве наемников (В. Ключевский). Поэтому роль их была в процессе образования государства достаточно скромной, несмотря на то что одному из их предводи­телей удалось основать правящую династию.

Проблема варягов (норманнов) — это проблема общеевропейская. Ва­ряжские «волны» из Скандинавии шли в двух направлениях: одна — по Днеп­ру, другая — по западной окраине Европы — и встречались в Константинопо­ле. Походы викингов на Запад носили важный характер. Никто на Западе не приглашал норманнов, они приходили сами, и тем более, будучи отсталым народом, варяги, естественно, не принесли государственности ни одному на­роду Запада. Завоевав ряд государственных образований в Западной Европе, норманны постепенно растворились среди местного населения. Такой же процесс происходил и на славянской территории (С. А. Кислицын). Варяги появились с вполне конкретной целью — поставить под свой контроль важ­нейший торговый путь, открывавший к тому же благоприятные возможности на Константинополь. Поэтому отношения между варягами, с одной стороны, славянами и финнами — с другой, не были такими мирными, как об этом

39

повествует Нестор. Скорее, шла полная драматизма борьба славянских и финских племен с варяжским нашествием. Но это нельзя назвать и завоева­нием, так как варяги не располагали необходимыми силами для завоевания обширных территорий славян.

Признать варягов создателями государственности для славян нельзя и по другим причинам. Где сколько-нибудь заметные следы влияния варягов на социально-экономические и политические институты славян? На их язык и культуру? Напротив, на Руси был только славянский, а не шведский язык. И договоры X в. с Византией посольство киевского князя, включавшее, кста­ти, и варягов русской службы, оформляло лишь на двух языках — русском и греческом, без следов шведской терминологии. В то же время в скандинав­ских сагах служба русским князьям определяется как верный путь к приобре­тению славы и могущества, а сама Русь — как страна несметных богатств.

Политическая организация. История Киевской Руси, хронологические рамки которой большинство историков определяют как IX—начало XII вв., условно может быть разделена на три периода:

              1. IX—середина X в. — начальный, время первых киевских князей;

          1. вторая половина X—первая половина XI в. — время Владимира и Яро­слава Мудрого, эпоха расцвета Киевской Руси;

          2. вторая половина XI—начало XII в., переход к территориально-полити­ческой раздробленности.

Восточнославянское государство формируется на рубеже IX—X вв., когда киевские князья постепенно подчиняли восточнославянские союзы племен­ных княжеств. Ведущую роль в этом процессе играла военно-служилая знать — дружина киевских князей.

Некоторые из союзов племенных княжеств были подчинены киевскими князьями в два этапа:

            1. союзы племенных княжеств выплачивали дань, сохраняя внутреннюю автономию. Во 2-й половине X в. дань взималась в фиксированных размерах, в натуральной или денежной форме;

            2. на втором этапе союзы племенных княжеств подчинялись непосред­ственно. Местное княжение ликвидировалось, и представитель киевской ди­настии назначался в качестве наместника.

Земли древлян, дреговичей, радимичей и кривичей были подчинены в IX—X вв. (древлян — к середине X в.). Вятичи дольше всех боролись за свою самостоятельность (подчинены ко второй половине X в.).

Ликвидация «автономии» всех восточнославянских союзов племенных княжеств означала завершение формирования к концу X в. территориальной структуры государства Русь.

Территории в рамках единого раннефеодального государства, управляв­шиеся князьями — вассалами киевского правителя, получили наименование волость. В целом же в X в. государство именовалось «Русь», «Русская земля».

Окончательно структура государства оформляется при князе Владимире (980—1015). Он посадил на княжение в 9 крупнейших центрах Руси своих сы­новей.

40

Главным содержанием деятельности киевских князей стало:

              1. объединение всех восточнославянских (и части финских) племен под властью великого князя киевского;

              2. приобретение заморских рынков для русской торговли и охрана торговых путей, которые вели к этим рынкам;

              3. защита границ Русской земли от нападения степных кочевников.

Древнерусское государство по форме правления представляет собой ран­нефеодальную монархию. Кроме монархического элемента, который, несом­ненно, является основой, политическая организация русских княжеств киев­ского периода имела также сочетание аристократического и демократическо­го правления.

Монархический элемент представлял собой князь. Во главе государства стоял Великий князь киевский, который, однако, в Древней Руси не был са­модержавным правителем (а скорее был «первым среди равных»). Его братья, сыновья и дружинники осуществляли: 1) управление страной, 2) суд, 3) сбор дани и пошлин.

Главной функцией князя была военная, первой обязанностью — оборона города от внешних врагов. Среди других функций — судебная. Он назначал местных судей разбирать дела среди своих подопечных. В важных случаях су­дил сам как верховный судья.

Аристократический элемент был представлен Советом (Боярской думой), в который входили старшие дружинники — местная знать, представители го­родов, иногда духовенство. На Совете как совещательном органе при князе решались важнейшие государственные вопросы (полный состав совета созы­вался в случае необходимости): избрание князя, объявление войны и мира, заключение договоров, издание законов, рассмотрение ряда судебных и фи­нансовых дел и др. Боярская дума символизировала права и автономию вас­салов и обладала правом «вето».

Младшая дружина, включавшая боярских детей и отроков, дворовую при­слугу, как правило, в Совет князя не входила. Но при разрешении важнейших тактических вопросов князь обычно советовался с дружиной в целом. Рас­пространено мнение (Г. В. Вернадский), что бояре были совершенно свобод­ны в своей службе князю. Боярин всегда мог покинуть его двор или поступить на службу к другому князю. Однако, с тех пор как бояре стали собственника­ми земельных владений, они могли поступить так, только пожертвовав свои­ми правами на землю. Иногда случалось, что боярин, который был владель­цем земли в одном княжестве, служил князю другого. Но тем не менее обычно рост земельных владений заставлял бояр чаще сочетать свои интересы с кня­жеством, где они жили.

С участием князей, знатных бояр и представителей городов собирались и феодальные съезды, на которых рассматривались вопросы, затрагивающие интересы всех княжеств. Формировался аппарат управления, ведавший судо­производством, сбором пошлин и тарифов. Из числа дружинников князь назначал посадников — наместников для управления городом, областью; вое- вод-предводителей (воевода: большой, великий, градный, местный, ратный,

41

старейший и др.) различных военных отрядов; тысяцких — высших долж­ностных лиц (в так называемой десятичной системе военно-административ­ного деления общества, восходящей к догосударственному периоду); сбор­щиков поземельных податей — данников, судебных чиновников — вирников, подъездных, сборщиков торговых пошлин — мытников. Из состава дружины выделялись и управители княжеского вотчинного хозяйства — тиуны (впо­следствии они становились специальными чиновниками правительства и включались в систему государственного управления).

Демократический элемент управления обнаруживается в городском со­брании, известном как вече. Это был не орган представителей, а собрание всех взрослых мужчин. Для принятия любого решения было необходимо еди­нодушие. На практике случалось, что это требование приводило к вооружен­ным столкновениям между спорившими на вече группами. Проигравшая сто­рона вынужденно соглашалась с решением победителей. Вече в столице кня­жества оказывало влияние на вече менее крупных городов. В XI—XII вв. вече попало под влияние социальных верхов, утрачивая функции управления и самоуправления (А. П. Новосельцев).

Важной особенностью Киевской Руси, сложившейся вследствие постоян­ной опасности, особенно со стороны степных кочевников, стало всеобщее вооружение народа, организованное по десятичной системе (сотни, тысячи). Именно многочисленное народное ополчение зачастую решало исход сраже­ний, и подчинялось оно не князю, а вече. Но как демократический институт оно уже в XI в. стало постепенно терять главенствующую роль, сохранив свою силу на несколько столетий лишь в Новгороде, Киеве, Пскове и других горо­дах, продолжая оказывать заметное влияние на ход общественно-полити­ческой жизни Русской земли.

Общественное развитие. Русские политические институты киевского пе­риода основывались на свободном обществе. Там не было непреодолимых барьеров между различными социальными группами свободных людей, не существовало наследственных каст или классов, и было еще легко выйти из одной группы и оказаться в другой. О наличии в России в это время социальных классов можно говорить только с оговоркой (Г. В. Вернадский).

Основные социальные группы этого периода:

                1. высшие классы — князья, бояре и другие собственники больших земель­ных имений, богатые купцы в городах;

                2. средний класс — купцы и мастера-ремесленники (в городах), владельцы средних и небольших имений (в сельской местности);

                3. низшие классы — беднейшие ремесленники и крестьяне, заселявшие го­сударственные земли. Кроме свободных людей, в Киевской Руси существова­ли также полусвободные и невольники.

На вершине социальной лестницы находились князья во главе с великим князем киевским. С середины XI в. на Руси появляются удельные княже­ства — «отчины» отдельных князей. Это, например, Черниговское, Переяс­лавское, Смоленское и другие княжества. «Отчины» были собственностью всего княжеского рода. Они наследовались в соответствии с «очередью».

42

Кроме княжеских бояр — воевод, наместников областей, существовала и родоплеменная аристократия — «нарочитая чадь»: дети бывших местных князей, родовые и племенные старейшины, родня первых двух групп. Они тоже ходили в заморские походы с киевскими князьями, но были тесно связа­ны с определенной территорией, на которой испокон века стояли их укреп­ленные городища с богатыми угодьями (Т. В. Черникова).

В целом бояре были группой, разнородной по своему происхождению. Основу ее составляли потомки старой клановой аристократии антов. Некото­рые из бояр, особенно в Новгороде, произошли из купеческих семей. С рос­том княжеской власти в Киеве важным фактором формирования класса бояр стало княжеское окружение. Дружина включала норманнов и славян, а также рыцарей и искателей приключений других национальностей, таких как осе­тины, черкесы, мадьяры и турки, — тех, кто жаждал воинской славы и богат­ства под знаменем киевского князя.

В IX—X вв. купцы были тесно связаны с княжеской властью, поскольку собиравшие дань князья сами организовывали торговые экспедиции по сбы­ту этой дани в Царьграде или где-нибудь на Востоке.

Позднее появились и «частные» купцы. Значительная их часть являлась мелкими торговцами (по типу позднейших коробейников). Богатые купцы осуществляли большие операции внутри и за пределами Руси. Менее бога­тые купцы основывали собственные гильдии или соединялись в семейные компании.

Ремесленники каждой специальности обычно селились и торговали на од­ной улице, формируя собственное объединение или «уличную» гильдию. Иными словами, ремесленники объединялись в профессиональные группы того или иного типа, которые позже стали известны как артели.

С ростом церкви появилась новая социальная группа, так Называемый церковный народ. К этой группе принадлежали не только духовенство и члены их семей, но и члены разного рода благотворительных учреждений, поддер­живаемых церковью, а также освобожденные рабы. Русское духовенство де­лилось на две группы: «черное духовенство» (т. е. монахи) и «белое духовен­ство» (священники и дьяконы). По византийским правилам в русской церкви в епископы посвящались только монахи. Вопреки практике римской церкви русские священники обычно избирались среди желающих.

Свободное население Руси обычно именовалось «люди». Основную его массу составляли крестьяне. В сельской местности традиционная большая семья-община (задруга) постепенно сменилась более мелкими семьями и ин­дивидуальными собственниками земли. Даже если несколько соседей владе­ли землей сообща, каждый разрабатывал свой участок индивидуально. В до­полнение к землевладельцам-общинникам была еще группа крестьян, сидев­ших на государственных землях, известных как смерды. Это были пока еще свободные люди, находившиеся под особой защитой и особой юрисдикцией князя. За пользование наделом платили натурой оброк и выполняли работы: извоз, строительство или ремонт домов, дорог, мостов и т. д. Они должны были платить государственный налог (так называемую дань), которую не

43

выплачивали ни жители города, ни землевладельцы среднего класса. Если у смерда не было сына, земля возвращалась князю.

К зависимой категории крестьянства относились закупы — люди, взявшие купу (в долг). Если удавалось вернуть купу, выплатив при этом резы (процен­ты), человек становился опять свободным, если нет — холопом. В вотчине работали на барской запашке или в доме господина под надзором рядовичей. Рядовичи — люди, поступившие на службу по «ряду» (договору).

Самыми бесправными членами общества были холопы и челядь. Рабство в Киевской Руси было двух родов — временным и постоянным. Последнее, известное как «полное рабство», было наследственным. Главную массу вре­менных рабов составляли военнопленные. В конце концов, военнопленные получали освобождение за выкуп. Если кто-то не был способен его оплатить, то оставался в распоряжении захватившего его, а то, что он заработает, засчитывалось в счет выкупа. Когда набиралась вся сумма, военнопленный осво­бождался. Полные рабы считались имуществом своего хозяина и могли поку­паться и продаваться. Некоторые из них использовались в семейном ремесле, остальные работали в поле. Были случаи, когда рабы-ремесленники достига­ли определенного уровня искусства и постепенно становились способными уплатить за свою свободу. С другой стороны, если свободный человек терял свою собственность в результате набега степных кочевников или по другой причине и оказывался в отчаянном положении, он мог отдать себя в рабство (этим актом он, конечно, исключал себя из рядов граждан). Он имел и другой выбор: занять деньги под работу на своего кредитора и выплачивать ему. Это делало его «полусвободным», временно связанным со своим кредитором. Если ему удавалось выполнить свои обязательства, его гражданские права восстанавливались; если он нарушал соглашение и пытался скрыться от своего хозяина, он становился рабом последнего.

Экономические отношения в древнерусском обществе. Основными хозяй­ственными занятиями славян были земледелие, животноводство, охота, ры­боловство, ремесло.

Главную роль в хозяйстве Киевской Руси играло земледелие. Хлебопаше­ство было основным занятием для 90% населения. Постепенно подсечная си­стема земледелия заменяется двух- и трехпольной, что обусловливает захват общинных земель богатыми и знатными людьми.

Новый уровень развития производительных сил, переход к пашенному земледелию при складывании отношений личной и земельной зависимости придал новым производственным отношениям феодальный характер.

Следует отметить, что термин «феодализм» во многом условен, так как феод (позднелат. feodum) — только одна из форм средневековой собственнос­ти в западноевропейском регионе.

Тем не менее под феодализмом следует понимать аграрное (доиндустриальное) общество эпохи Средневековья и начала Нового времени, для ко­торого характерны:

  1. сочетание крупной земельной собственности с подчиненным ей мел­ким крестьянским хозяйством;

44

2) владение землей — привилегия людей, несущих военную или государ­ственную службу;

земля становится основным средством извлечения богатства;

3) натуральный характер хозяйства;

4) корпоративная (сословная) организация как правящего слоя, так и не­посредственных производителей (крестьян, ремесленников);

5) господство религии в духовной сфере, т. е. в культуре, идеологии, миро­воззрении людей.

Процесс развития феодализма во всех раннесредневековых государствах Европы был однотипен (в том числе и на Руси).

Во-первых, на начальном этапе развития феодальных отношений непо­средственные производители были подчинены государственной власти. По­следняя опиралась на служилую знать правителя (короля, князя), совпадаю­щую в основном с государственным аппаратом. Основной формой зависимо­сти крестьян были государственные подати: поземельная подать (дань), судебные подати (виры, продажи) и т. д.

Во-вторых, постепенно происходит складывание индивидуальной крупной земельной собственности (так называемая сеньориальная, или вотчинная).

В современной исторической науке существуют две основные концеп­ции, по-разному трактующие вопросы политического, социального и эконо­мического устройства древнерусского государства.

    1. Согласно концепции дофеодального характера общественного строя Ки­евской Руси социально-экономическую основу древнерусского общества составляли общинное землевладение и свободные крестьяне-общинники (И. Я. Фроянов). Существовало и частное землевладение — вотчины князей, бояр, церкви. На них трудились рабы и полусвободное население.

    2. Большинство историков относят Киевскую Русь к раннефеодальным государствам, соглашаясь с концепцией Б. Д. Грекова.

Согласно этой концепции крупная феодальная собственность на землю складывалась на Руси в X—XII вв. в виде княжеских, боярских вотчин и цер­ковных владений. Формой земельной собственности становится феодальная вотчина (отчина, т. е. отцовское владение), не только отчуждаемая (с правом купли-продажи), но и передаваемая по наследству. Проживающие на ней крестьяне не только выплачивали дань государству, но и становились позе­мельно зависимыми от феодала (боярина), выплачивая ему за пользование землей натуральную ренту или отрабатывая барщину. Однако значительное число жителей по-прежнему составляли независимые от бояр крестьяне-общинники, платившие дань в пользу государства великому князю.

Особенности социально-экономического строя Киевской Руси нашли отра­жение в «Русской Правде» — подлинном своде древнерусского феодального пра­ва. Этот документ действовал до XV в. и состоял из отдельных норм, а именно:

  • «Древнейшая Правда» или «Правда Ярослава»;

  • «Закон Русский»;

  • Дополнения к «Правде Ярослава» (положения о сборщиках судебных штрафов и пр.);

45

  • «Правда Ярославичей» («Правда Русской Земли», утвержденная сыно­вьями Ярослава Мудрого);

  • Устав Владимира Мономаха, включавший «Устав о резах» (процентах), «Устав о закупах» и др.;

  • «Пространная Правда».

Основной тенденцией эволюции «Русской Правды» стало постепенное расширение правовых норм от княжеского закона к среде дружины, от опре­деления штрафов за различные преступления против личности, красочного описания города до попыток кодифицировать нормы сложившегося к этому времени раннефеодального права.

Степень несвободы определялась экономическим положением крестьяни­на: смерды, рядовичи, закупы — землевладельцы, по тем или иным причинам попавшие в частичную зависимость от феодалов, отрабатывали значительную часть времени на вотчинных землях.

В «Правде Ярославичей» нашло отражение устройству вотчины как фор­мы земельной собственности и организации производства. Ее центр состав­ляли хоромы князя или боярина, дома его приближенных, конюшни, скот­ный двор. Управлял вотчиной огнищанин — княжеский дворецкий. Княже­ский подъездной занимался сбором налогов. Работой крестьян руководили ратайные (пашенные) и сельские старосты. Вотчинное хозяйство носило ис­ключительно натуральный характер: все необходимое для жизни производи­лось внутри вотчины и потреблялось ее обитателями.

Природные условия России способствовали развитию скотоводства. Многие статьи «Русской Правды» охраняют права владельца скота, наказы­вая татя (вора) вирой. Правда, и здесь наблюдается социальное неравенство: конь князя защищен большим штрафом, чем конь смерда.

С IX по XI в. происходил процесс отделения ремесла от сельского хозяй­ства. Хотя основная масса бытовых вещей изготавливалась в крестьянских домах и хозяйство оставалось натуральным, в городах уже действовали ремес­ленные мастерские, работавшие в основном на заказ, а иногда менявшие или продававшие свою продукцию на рынке.

В Киевской Руси получили развитие более 60 видов ремесел (плотничье, гончарное, полотняное, кожевенное, кузнечное, оружейное, ювелирное и др.). Искусство металлургии также достигло сравнительно высокого уровня. Хо­рошо было развито и строительство. В Северной Руси дома делались из дере­ва, которое имелось в изобилии. В X и XI вв. на Русь из Византии перешло мастерство каменной кладки.

Рост состоятельности у высших классов выражался в тяге к некоторой утонченности жизни и стремлении к роскоши. Вошли в моду пышные наря­ды. Новые потребности частично удовлетворялись ввозом товаров, но одно­временно совершенствовалось отечественное ремесло. Шерстяная одежда также производилась в Киевской Руси, она использовалась большей частью зимой. В Северной Руси во время долгой и суровой зимы была необходима меховая одежда. Это стимулировало и охоту на пушных зверей, и изготовле­ние меховых изделий.

46

Киевская Русь славилась своими городами. Сначала это были крепости, политические центры. Обрастая новыми посадами, становились основой ре­месленного производства и торговли. В X—XI вв. создается новое поколение политических и торгово-ремесленных центров: Ладога, Суздаль, Ярославль, Муром и др.

В. О. Ключевский называл Древнюю Русь «торговой, городовой». Этим он подчеркивал значение городов и торговли в жизни русского общества IX— XII вв. Свидетельством важности торговли в этот период являлась возросшая роль рынков в жизни каждого города. Торговля имела не меньшее значение, чем политическая жизнь и управление, все официальные объявления дела­лись в торговых местах. Там же продавались и покупались всевозможные то­вары, а раз в неделю созывалась местная ярмарка.

Интересно, что внутренняя торговля на Руси, особенно в IX—X вв., носи­ла преимущественно «меновый» характер. Затем наряду с обменом появляет­ся и денежная форма. Вначале в качестве денег выступали скот (кожаные деньги) и меха (мех куницы). «Русская Правда» упоминает и металлические деньги. Главной счетной металлической единицей служила гривна кун (сли­ток серебра продолговатой формы). Просуществовав на древнерусском рын­ке до XIV в., эта денежная единица была вытеснена рублем. Чеканка своей монеты на Руси началась в X—XI вв., наряду с ней имели хождение и инозем­ные монеты.

Особое значение в хозяйственной жизни Киевской Руси приобретали внешние экономические связи. Русских купцов хорошо знали за рубежом, предоставляли им значительные льготы и привилегии. Среди пяти важней­ших магистральных торговых путей — царьградско-византийский, закаспийско-багдадский, болгарский, регинсбургский и новгородско-скандинавский — наибольшее значение вначале имели первые два.

На Руси купцами и ростовщиками велись большие кредитные операции. Многие взаимные расчеты, пока не набегала гривна, записывались. Об этом свидетельствуют древние берестяные грамоты, найденные в Новгороде. Большинство из них представляет собой записки типа: «Такой-то мне дол­жен...» Причем писали их обыкновенно горожане. И это в то время, когда французский король Генрих I не мог написать даже собственное имя!

Христианизация Руси. Обращение в христианство — одна из наиболее важ­ных вех в истории русского народа. Традиционно в отечественной историо­графии значение принятия христианства сводилось к развитию письменности и культуры, в то время как в зарубежной литературе этот факт признавался ре­шающим и первостепенным для образования киевской государственности. Современные историки рассматривают это событие в русле синтеза цивилизационного и классового подходов и подчеркивают особую роль православия в формировании восточнославянской цивилизации (Г. Н. Сердюков).

В древнерусском обществе длительное время существовали обычаи и ри­туалы, связанные с культом природы и мертвых, но постепенно они уступили место более организованному культу с присущей ему внутренней иерархией различных божеств. Каждый союз племен имел своего «главного бога».

47

Но процесс создания древнерусского единого государства объективно требовал установления определенной религиозно-идеологической общности и превращения Киева в религиозный центр славян. В 980 г. князь Владимир предпринял попытку официально перейти к единобожию на основе культа Перуна, но из-за сопротивления союзных племен, поклонявшихся другим богам, реформа не удалась. После этого князь обратился к мировым религи­ям: христианской, магометанской и иудейской. Выслушав представителей этих культов, князь, как писал летописец Нестор, сделал выбор в пользу христиан­ства, учитывая, что это давало выход как в Византию, так и в Рим. В рассматри­ваемый период христианская, магометанская и иудейская конфессии боролись за влияние на славянских землях. Выбирая христианство, киевский князь учи­тывал, что римская церковь требовала подчинения светских правителей, в то время как православный константинопольский патриарх признавал:

    1. определенную зависимость церкви от государства;

    2. допускал использование различных языков в богослужении, а не только латыни.

Была учтена также географическая близость Византии и принятие хрис­тианства родственными русичам болгарскими племенами. Кроме того, внима­ние Владимира привлекло в православии наличие многих праздников и пыш­ность богослужения.

Процесс принятия христианства имел интересную историю. Первые дос­товерные сведения о проникновении христианства на Русь относятся к IX в. Христиане были среди дружинников князя Игоря, христианкой была княги­ня Ольга. В Киеве имелась христианская община и церковь Святого Ильи. В 987 г. византийский император Василий II упросил Владимира помочь ему подавить восстание Варды Фоки и Варды Склира в Малой Азии. Князь оказал помощь на том условии, что сестра императора Анна будет отдана ему в жены. Это условие было принято в обмен на обещание принять христианство. Кстати, близкие родственные отношения правящих династий, в свою оче­редь, исключали вассальную зависимость молодого русского государства от византийского центра христианства.

В 988 г. князь Владимир обращается в христианскую веру, и она приобре­тает статус государственной религии на территории Киевской Руси. Распро­странение христианства шло как путем убеждения, так и путем принуждения, встречая сопротивление обращаемых в новую религию. Некоторые люди рва­ли на себе волосы и плакали, глядя, как дружинники сбрасывали в Днепр де­ревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами и толкали его ше­стами, чтобы не смел пристать к берегу, до днепровских порогов. Дядя вели­кого князя Добрыня крестил Новгород мечом и огнем. Каменного идола утопили в Волхове. Правда, вплоть до XX в. путешественники кидали «утоп­леннику» монетку, дабы этот, теперь уже подводный, властитель не причинил им зла (Т. В. Черникова). А на крещеной Руси до XIV в. в лесных дебрях тайно горели костры и священнодействовали около них языческие жрецы — волхвы. На протяжении последующих веков в сельских местностях существовало двое­верие — своеобразное совмещение прежних представлений о мире сверхъ-

48

естественного, языческих курганов, буйных праздников родной старины с эле­ментами христианского мировоззрения.

Во главе русской православной церкви был поставлен митрополит, на­значаемый константинопольским патриархом; отдельные области Руси воз­главляли епископы, которым подчинялись священники в городах и селах.

Все население страны было обязано платить налог в пользу церкви — «де­сятину» (термин происходит от размеров налога, составлявшего на первых порах десятую часть дохода населения). Впоследствии размер этого налога изменился, а его название осталось прежним. Кафедра митрополита, еписко­пы, монастыри (первый из них Киево-Печерский, основанный в первой по­ловине XI в., получил название от пещер — печер, в которых первоначально селились монахи) вскоре превратились в крупнейших земельных собствен­ников, оказавших огромное влияние на ход исторического развития страны. В домонгольские времена на Руси было до 80 монастырей. В руках церкви был суд, ведавший делами об антирелигиозных преступлениях, нарушениях нравственных и семейных норм.

Значение принятия христианства:

      1. принятие христианства укрепляло государственную власть и террито­риальное единство Киевской Руси. «Божий слуга» — государь был по визан­тийским традициям и справедливым судьей во внутригосударственных делах, и доблестным защитником границ державы;

      2. произошло изменение статуса Руси в системе международных отноше­ний. Русь стала цивилизационным субъектом, придерживающимся обще­признанных норм и правил поведения;

      3. Киевская Русь вошла в византийскую эйкумену и начала усваивать древнюю иудеохристианскую культуру. Это привело к расцвету Киевского государства и распространению новой культуры, что проявилось в строитель­стве церквей и обретении письменности. Важную роль сыграло присутствие образованных болгар, бежавших в Киев после завоевания их страны Византи­ей. Вводя в практику кириллицу, они передали и свои знания. Старославян­ский язык стал языком культа и религиозной литературы. На основе синтеза этого языка и восточнославянской языковой среды сформировался древне­русский литературный язык, на котором были написаны «Русская Правда», летописи, «Слово о полку Игореве». Среди монахов появились врачи и учите­ля. При монастырях начали открываться школы;

      4. принятие христианства привело к смягчению нравов: на грабеж и убийство стали смотреть как на величайшие грехи, а прежде они считались признаком доблести. Христианская мораль ограничивала (как правило, толь­ко на словах) алчность богатых, заставляла их видеть в простолюдинах и даже в рабах людей;

      5. христианство на Руси было принято в восточном, византийском вари­анте, позднее получившем название православие, т. е. истинная вера. Русское православие ориентировало человека на духовное преображение и оказало огромное влияние на формирование менталитета (общественного сознания) древнерусского общества. В отличие от католичества оно в большей мере

49

было художественно-культурной, эстетической системой ценностей, чем по­литической. Православную церковь характеризовала свобода внутренней жизни, устраненность от светской власти;

6) распространилось православное мировоззрение — стремление к пони­манию смысла жизни не в мирском богатстве, а во внутреннем духовном единстве. Традиционное сострадание русского народа получило свое утверж­дение в христианстве, в его внимании к нищим, больным и убогим, в требова­нии помогать человеку, попавшему в беду.

В целом выбор византийского православия Древней Русью в качестве го­сударственной религии определил особенности развития российской цивили­зации. Постепенно в стране складывались политические, экономические и культурные традиции, подобные византийским:

  • авторитарная государственная власть, господствующая над церковью и обществом;

  • преобладание в церковных функциях поучения человека, а не объясне­ния мира;

  • стремление воплотить в мирской жизни божественный идеал.

Однако Русь не была пассивным объектом приложения византийской

культуры. Приобретая византийское наследие, она и сама оказывала сильное влияние на политическую организацию общества.

4.2. Русские земли и княжества в XI—первой половине XIII в.

  • Причины раздробленности

  • Образование новых государственных центров

  • Значение периода раздробленности в русской истории

Причины раздробленности. Согласно общепринятой точке зрения с сере­дины XI—начала XII в. Древнерусское государство вступило в новый этап своей истории — эпоху политической и феодальной раздробленности.

Киевская Русь была обширным, но нестабильным государственным обра­зованием. Племена, вошедшие в ее состав, долгое время сохраняли свою обо­собленность. Отдельные земли при господстве натурального хозяйства не могли образовать единого экономического пространства. Кроме того, в XI— XII вв. возникают новые факторы, способствующие раздроблению этого не­устойчивого государства.

    1. Главной силой разъединительного процесса выступило боярство. Опи­раясь на его мощь, местные князья сумели установить свою власть в каждой земле. Однако впоследствии между усилившимся боярством и местными князьями возникли неизбежные противоречия, борьба за влияние и власть.

    2. Рост населения и соответственно военного потенциала различных об­ластей Руси стал основой для образования ряда суверенных княжеств. Возни­кали междоусобицы князей.

    3. Постепенный рост городов, торговли и хозяйственное развитие отдель­ных земель привели к потере Киевом исторической роли в связи с перемеще-

50

нием торговых путей и появлением новых центров ремесла и торговли, все более независимых от столицы русского государства.

    1. Произошло усложнение социальной структуры общества, зарождение дворянства.

    2. Наконец, распаду единого государства способствовало отсутствие серь­езной внешней угрозы для всей восточнославянской общности. Позднее эта угроза появилась со стороны монголов, но процесс обособления княжеств зашел к тому времени уже слишком далеко.

Реально эти процессы проявились в середине второй половины XI в. Князь Ярослав Мудрый незадолго до смерти (1054) разделил земли между пя­тью своими сыновьями. Но сделал он это так, что владения сыновей взаимно разделяли друг друга; управлять ими самостоятельно было практически не­возможно. Ярослав пытался решить подобным образом сразу две проблемы:

  • с одной стороны, он стремился избежать кровавых усобиц между на­следниками, обычно начинавшихся после смерти киевского князя: каждый из сыновей получал земли, которые должны были обеспечить его существо­вание как владетельного князя;

  • с другой стороны, Ярослав надеялся, что его дети будут сообща защищать общерусские интересы, связанные прежде всего с обороной границ. Великий князь не собирался разделять единую Русь на самостоятельные, независимые государства; он рассчитывал лишь, что теперь ею, как единым целым, будет управлять не один человек, а весь княжеский род.

Не вполне ясно, как именно обеспечивалось подчинение разных земель Киеву, как распределялись эти земли между князьями. Описанный еще исто­риками XIX в. принцип постепенного (поочередного) перемещения князей с одного престола на другой был скорее идеальной схемой, чем практически функционировавшим механизмом (А. Головатенко).

С. М. Соловьев, анализируя политическое устройство Руси после Яросла­ва Мудрого (1019—1054), пришел к выводу, что подвластные великому князю земли не дробились на отдельные владения, а рассматривались как общее до­стояние всего рода Ярославичей. Князья получали во временное управление какую-либо часть этого общего владения — тем лучшую, чем «старше» счи­тался тот или иной князь. Старшинство, по замыслу Ярослава, должно было определяться следующим образом: за властвующим киевским великим кня­зем шли все его братья; после их смерти их старшие сыновья наследовали от­цовские места в веренице князей, постепенно продвигавшихся от менее пре­стижных престолов к более значимым. При этом на титул великого князя могли претендовать только те князья, чьи отцы успели побывать на столич­ном княжении. Если же какой-то князь умирал прежде, чем наступала его очередь занять престол в Киеве, то его потомки лишались права на этот пре­стол и княжили где-нибудь в провинции.

Такая система «лествичного восхождения» — «очередной порядок» насле­дования (В. О. Ключевский), была очень далека от совершенства и порождала постоянные распри между братьями и детьми князей (старший сын великого князя мог занять отцовский престол только после смерти всех своих дядьев).

51

Споры о старшинстве между дядьями и племянниками были частым явлени­ем на Руси (уже Московской) и в более поздний период, пока в XV в. там не установился порядок передачи власти от отца к сыну.

При каждом удобном случае Ярославичи норовили нарушить очеред­ность — разумеется, с пользой для себя или своих ближайших родственни­ков, союзников. «Лествичная схема» оказалась нежизнеспособной; запутан­ный порядок наследования был поводом для частых усобиц, а недовольство князей, исключенных из очереди за властью, приводило к тому, что они обра­щались за помощью к венграм, полякам, половцам.

Таким образом, с 50-х гг. XI в. шел процесс определения границ будущих самостоятельных земель. Киев стал первым среди княжеств-государств. Вскоре другие земли его догнали и даже опередили в своем развитии. Сложи­лось полтора десятка самостоятельных княжеств и земель, границы которых сформировались в рамках Киевской державы как рубежи уделов, волостей, где правили местные династии.

В результате дробления в качестве самостоятельных выделились княже­ства, названия которым дали стольные города: Киевское, Черниговское, Пе­реяславское, Мурманское, Рязанское, Ростово-Суздальское, Смоленское, Галицкое, Владимиро-Волынское, Полоцкое, Турово-Пинское, Тьмутараканское, Новгородская и Псковская земли. В каждой из земель правила своя династия — одна из ветвей Рюриковичей. Новой формой государственно-по­литической организации стала политическая раздробленность, сменившая раннефеодальную монархию.

В 1097 г. по инициативе внука Ярослава переяславского князя Владимира Всеволодовича Мономаха в городе Любече собрался съезд князей. На нем был установлен новый принцип организации власти на Руси — «каждый да держит отчину свою». Таким образом, Русская земля переставала быть сово­купным владением целого рода. Владения каждой ветви этого рода — отчи­ны — становились ее наследственной собственностью. Это решение закреп­ляло феодальную раздробленность. Только позже, когда великим князем киев­ским стал Владимир Мономах (1113—1125), а также при его сыне Мстиславе (1126—1132) государственное единство Руси было на время восстановлено. Русь сохраняла относительное политическое единство.

Начало периода раздробленности (и политической, и феодальной) следу­ет считать с 1132 г. Однако готова Русь к распаду была уже давно (не случайно В. О. Ключевский определяет начало «удельного периода», т. е. период са­мостоятельности русских княжеств, не с 1132 г., а с 1054 г., когда по завеща­нию Ярослава Мудрого Русь была поделена между его детьми). С 1132 г. князья перестали считаться с великим князем киевским как с главой всея Руси (Т. В. Черникова).

Некоторыми современными историками термин «феодальная раздроб­ленность» не употребляется для характеристики процессов, происходивших в русских землях в конце XI—начале XII в. Основную причину раздробленно­сти Руси они видят в образовании городов-государств. Суперсоюз во главе с Киевом распался на ряд городов-государств, которые, в свою очередь, стали

52

центрами земель-волостей, возникших на территории прежних племенных союзов. Согласно этим взглядам Русь с начала XII в. вступила в период суще­ствования автономных общинных союзов, принявших форму городов-госу­дарств (И. Я. Фроянов).

Образование новых государственных центров. Крупнейшими государ­ственными центрами, на которые распалась Киевская Русь, не уступавшими по занимаемой территории крупным европейским государствам, стали Вла­димира -Суздальасая, Галицко-Волынская и Новгородская земли.

На северо-востоке Руси сформировалось крупное и независимое Влади миро-Суздальское (или Ростово-Суздальское, как оно называлось сначала) княжество.

Основные факторы, повлиявшие на становление богатого и могуществен­ного княжества:

  • удаленность от степных кочевников на юге;

  • ландшафтные препятствия для легкого проникновения варягов с севера;

  • обладание верховьями водных артерий (Волга, Ока), через которые шли богатые новгородские купеческие караваны; хорошие возможности для эко­номического развития;

  • значительная эмиграция с юга (приток населения);

  • развитая еще с XI в. сеть городов (Ростов, Суздаль, Муром, Рязань, Ярославль и др.);

  • весьма энергичные и честолюбивые князья, возглавлявшие княжество.

Существовала прямая зависимость между географическими особенностя­ми Северо-Восточной Руси и становлением сильной княжеской власти. Этот регион колонизировался (осваивался) по инициативе князей. Земли рассмат­ривались как собственность князя, а население, включая бояр, — в качестве его слуг. Вассально-дружинные отношения, характерные для периода Киев­ской Руси, сменились княжеско-подданическими. В результате в Северо- Восточной Руси сложилась вотчинная система власти.

Со становлением и развитием Владимиро-Суздальского княжества связа­ны имена Владимира Мономаха и его сына Юрия Долгорукого (1125—1157), отличавшегося стремлением расширить свою территорию и подчинить Киев (за это получил прозвище Долгорукий). Он захватил Киев и стал великим князем киевским; активно влиял на политику Новгорода Великого. Под влияние ростово-суздальских князей попали Рязань и Муром. Юрий вел ши­рокое строительство укрепленных городов на границах своего княжества (Ро­стов, Суздаль, Рязань, Ярославль и др.). Под 1147 г. в летописи впервые упо­минается о Москве, выстроенной на месте бывшей усадьбы боярина Кучки, конфискованной Юрием Долгоруким. Здесь 4 апреля 1147 г. состоялись пере­говоры Юрия с черниговским князем Святославом, привезшим Юрию в ка­честве подарка шкуру пардуса (барса).

На долю сына и преемника Юрия — Андрея Боголюбского (1157—1174), прозванного так за значительную опору на церковь, выпало объединение рус­ских земель и перенос центра всей русской политической жизни из богатого боярского Ростова сначала в небольшой городок, а затем застроенный с не-

53

бывалой скоростью Владимир-на-Клязме. Были сооружены неприступные белокаменные ворота, возведен величественный Успенский собор. В заго­родной резиденции Боголюбово темной июльской ночью 1174 г. Андрей был убит в результате заговора бояр, во главе которого стояли бояре Кучковичи, бывшие владельцы Москвы.

Политику объединения всех русских земель под властью одного князя продолжил сводный брат Андрея — Всеволод Большое Гнездо (1176—1212), прозванный так за свое большое семейство. При нем произошло значитель­ное укрепление Владимиро-Суздальского княжества, ставшего сильнейшим на Руси и одним из крупнейших феодальных государств в Европе, ядром бу­дущего Московского государства. Автор «Слова о полку Игореве», подчерки­вая могущество Всеволода, писал, что его воины могут шлемами вычерпать Дон, а Волгу расплескать веслами.

Всеволод оказал влияние на политику Новгорода, получил богатый удел на Киевщине, почти полностью распоряжался Рязанским княжеством и т. д. Завершив борьбу с боярами, окончательно установил в княжестве монархию. К этому времени опорой княжеской власти все больше становится дворян­ство. Его составляли служилые, военные, дворовые люди, прислуга, зависев­шие от князя и получавшие от него землю во временное пользование (помес­тье), денежно-натуральную плату или право сбора княжеских доходов.

Экономический подъем Владимиро-Суздальского княжества некоторое время продолжался и при сыновьях Всеволода. Однако в начале XIII в. проис­ходит его распад на уделы: Владимирский, Ярославский, Угличский, Переяславский, Юрьевский, Муромский. Княжества Северо-Восточной Руси в XIV—XV вв. стали основой формирования Московского государства.

В результате объединения Галицкого и Волынского княжеств на юго-за­паде Русской земли возникло Галицко-Волынское княжество.

Особенности и условия развития:

  • плодородные земли для земледелия и обширные лесные массивы для промысловой деятельности;

  • значительные залежи каменной соли, которую вывозили в соседние страны;

  • удобное географическое положение (соседство с Венгрией, Польшей, Чехией), позволявшее вести активную внешнюю торговлю;

  • находившиеся в относительной безопасности от кочевников земли княжества;

  • наличие влиятельного местного боярства, которое вело борьбу за власть не только между собой, но и с князьями.

Галицкое княжество значительно усилилось в правление Ярослава Осмомысла (1153—1187). Его преемнику — волынскому князю Роману Мстиславовичу — в 1199 г. удалось объединить Волынское и Галицкое княжества. В на­чале XIII в., после гибели в 1205 г. Романа Мстиславовича, в княжестве вспыхнула междоусобная война с участием венгров и поляков. Сын Романа — Даниил Галицкий (1221—1264) сломил боярское сопротивление и в 1240 г., за­няв Киев, сумел объединить юго-западную и Киевскую земли. Однако в том

54

же году Галицко-Волынское княжество было разорено монголо-татарами, а спустя 100 лет эти земли оказались в составе Литвы (Волынь) и Польши (Галич).

Крупнейшим центром на северо-западе Руси была Новгородская боярская республика. Новгородская земля развивалась по особому пути:

  • находилась далеко от кочевников и не испытывала ужаса их набегов;

  • богатство заключалось в наличии громадного земельного фонда, по­павшего в руки местного боярства, выросшего из местной родоплеменной знати;

  • своего хлеба в Новгороде не хватало, но промысловые занятия — охота, рыболовство, солеварение, производство железа, бортничество — получили значительное развитие и давали боярству немалые доходы;

  • возвышению Новгорода способствовало исключительно выгодное гео­графическое положение: город находился на пересечении торговых путей, свя­зывающих Западную Европу с Русью, а через нее — с Востоком и Византией;

  • как в Новгородской, так и позднее в Псковской земле (первоначально входившей в состав Новгорода) сложился социально-политический строй — боярская республика;

  • благоприятный фактор в судьбе Новгорода: он не подвергся сильному монголо-татарскому разграблению, хотя и платил дань. В борьбе за независи­мость Новгорода особенно прославился Александр Невский (1220—1263), ко­торый не только отбил натиск немецко-шведской агрессии (Невская битва, Ледовое побоище), но и проводил гибкую политику, делая уступки Золотой Орде и организуя сопротивление наступлению католичества на западе;

  • Новгородская республика была близка к европейскому типу развития, аналогично городам-республикам Ганзейского союза, а также городам-рес­публикам Италии (Венеция, Генуя, Флоренция).

Как правило, Новгородом владел тот из князей, кто держал киевский престол. Это позволяло старшему среди Рюриковичей князю контролиро­вать великий путь «из варяг в греки» и доминировать на Руси.

Используя недовольство новгородцев (восстание 1136 г.), боярство, об­ладавшее значительной экономической мощью, сумело окончательно побе­дить князя в борьбе за власть. Новгород стал боярской республикой. Факти­ческая власть принадлежала боярству, высшему духовенству и именитому купечеству.

Все высшие исполнительные органы — посадники (главы правительства), тысяцкие (главы городского ополчения и судьи по торговым делам), епископ (глава церкви, распорядитель казны, контролировал внешнюю политику Ве­ликого Новгорода) и др. — пополнялись из боярской знати. Вместе с тем выс­шие должностные лица были выборными. Так, к примеру, во второй полови­не XII в. новгородцы, как никто в русских землях, стали сами избирать себе духовного пастыря — владыку (архиепископа новгородского).

На этой земле раньше, чем в Европе, проявились реформаторские тенден­ции по отношению к церкви, предвосхищая европейскую реформацию, и да­же атеистические настроения (Г. Б. Поляк, А. Н. Маркова).

55

Своеобразным было положение князя. Он не обладал полной государ­ственной властью, не наследовал новгородскую землю, а приглашался лишь для исполнения представительских и военных функций (воин-профессио­нал, глава дружины).

Любая попытка князя вмешаться во внутренние дела неизбежно заканчи­валась его изгнанием (за 200 с небольшим лет князей побывало 58).

Права высшего органа власти принадлежали народному собранию — вече, обладавшему широкими полномочиями:

  • рассмотрение важнейших вопросов внутренней и внешней политики;

  • приглашение князя и заключение с ним договора;

  • избрание важной для Новгорода торговой политики, избрание посад­ника, судьи по торговым делам и др.

Наряду с общегородским вече существовали «кончанские» (город делился на пять районов — концов, а вся новгородская земля на пять областей — пя­тин) и «уличанские» (объединявшие жителей улиц) вечевые сходы. Фактиче­скими хозяевами на вече были 300 «золотых поясов» — крупнейшие бояре Новгорода. К XV в. они фактически узурпировали права народного вече.

Значение периода раздробленности в русской истории. У раздробленности, как у любого исторического явления, есть и положительные и отрицательные стороны. Сравним Киевскую Русь с древнерусскими княжествами в XII— XIII вв. Киевская Русь — это развитое Поднепровье и Новгород, окруженный слабонаселенными окраинами. В XII—XIII вв. пропасть между центрами и окраинами исчезает. Окраины превращаются в самостоятельные княже­ства, которые по уровню хозяйственного, социально-политического и куль­турного развития превосходят Киевскую Русь. Однако период раздробленно­сти имеет и ряд отрицательных явлений:

    1. происходил процесс дробления земель. За исключением Великого Новго­рода, все княжества дробились на внутренние уделы, число которых век от века росло. Если к 1132 г. существовало около 15 обособившихся территорий, то в начале XIII в. самостоятельных княжеств и уделов было уже 50, а в конце XIII в. - 250.

С одной стороны, сопротивление удельных князей и бояр сдерживало деспотические стремления многих старших князей, желавших подчинить жизнь целых княжеств своим личным честолюбивым планам, видеть в под­данных холопов, казнить и миловать не по обычаю или нормам «Русской Правды», а по своей прихоти (Т. В. Черникова).

Но, с другой стороны, зачастую удельные князья, поддерживаемые удель­ным боярством, становились зачинщиками междоусобиц, пытались завла­деть старшим столом. Местная аристократия готовила заговоры, поднимала мятежи;

    1. велись бесконечные междоусобные войны. Противоречия между старшими и младшими князьями внутри одного княжества, между князьями самостоя­тельных княжеств часто разрешались путем войны. По подсчетам С. М. Соло­вьева, с 1055 по 1228 г. на Руси на 93 мирных года пришлось 80, в которые про­исходили усобицы.

56

Страшны были не битвы, а их последствия. Победители выжигали и гра­били села и города, а самое главное — захватывали многочисленные полоны, обращали пленников в рабов, переселяли на свои земли. Так, внук Мономаха Изяслав Киевский в 1149 г. увел из Ростовской земли своего дяди Юрия Дол­горукого 7 тыс. человек;

3) ослаблялся военный потенциал страны в целом. Несмотря на попытки со­зыва княжеских съездов, которые поддерживали определенный порядок в раз­дробленной Руси и смягчали междоусобицы, происходило ослабление воен­ной мощи страны.

Западная Европа относительно безболезненно пережила подобное ввиду отсутствия сильной внешней агрессии. Для Руси в преддверии монголо-та­тарского нашествия падение обороноспособности оказалось роковым.

4.3. Борьба Руси за независимость в XIII в.

  • Монголо-татарское нашествие

  • Отражение агрессии шведских и немецких рыцарей

Для Руси, расположенной между Европой и Азией, всегда было крайне важно, в какую сторону она повернется лицом — на Восток или на Запад. Киев­ская Русь некоторое время сохраняла нейтральное положение между ними, но новая политическая обстановка XIII в., нашествие монголов и крестовый по­ход европейских рыцарей на Русь, поставившие под вопрос дальнейшее суще­ствование русского народа и его культуры, заставляли сделать определенный выбор. От этого выбора зависела судьба страны на многие столетия.

Монголо-татарское нашествие. Монгольские племена в XII—XIII вв. зани­мали территорию современной Монголии и Бурятии. В начале XIII в. про­изошло их объединение под властью одного из ханов — Темучина, получившего имя Чингисхан — «великий хан», «посланный богом» (1206—1227). В 1206 г. на курултае (съезде племен) он был избран вождем монгольских племен.

Монголы вели кочевой образ жизни, имели конное войско с прекрасной организацией и железной дисциплиной, с единым командованием. Хорошо вооруженные луками и острыми саблями, одетые в шлемы и панцири из кожи, легко передвигающиеся на быстрых конях, они были почти неуязвимы для стрел. Была использована даже высочайшая для того времени китайская военная техника.

1211 г. — начало завоевательных походов монголов, их направление — Се­верный Китай, берега Каспийского моря, Армения, Кавказ, Черноморская степь, Сибирь, Хорезм, Северный Иран и другие земли. Племена стали про­двигаться к русским землям.

Уже в первом крупном столкновении в приазовских степях на р. Калке (1223 г.) объединенные русские силы и половцы не смогли противостоять четко организованным и спаянным в единое целое монголам, где каждый де­сяток был связан круговой порукой (за вину одного наказывали всех). Кроме, того, выявились серьезные разногласия между русскими князьями; отсут-

57

ствовала поддержка со стороны могущественных князей Киева и Владимира. Впервые Русь понесла тяжелый урок — полегло девять десятых объединен­ных сил.

Существует точка зрения, согласно которой в 1223 г. монголы пошли не на Русь, а был лишь разведывательный рейд монголов из Закавказья, к тому же направленный исключительно против половцев (М. М. Шумилов, С. П. Ря- бикин).

В 1235 г. на курултае принимается решение о вторжении в русские земли. Разобщенные русские княжества, составлявшие некогда Киевскую Русь, подверглись в 1236—1240 гг. разгрому и разорению войсками хана Батыя — внука Чингисхана. Были взяты Рязань, Владимир, Суздаль, Галич, Тверь и другие города.

В декабре 1240 г. разорено Галицко-Волынское княжество. Из 74 горо­дов Древней Руси, известных археологам, Батый разорил 49, причем 15 из них превратились в села, а 14 исчезли совсем.

Интересен вопрос о том, кто все-таки напал на Русь: монголы, татары или монголо-татары? По русским летописям — татары. Это и неудивительно, так как само слово, предположительно, было заимствовано у китайцев, для кото­рых все монгольские племена являлись «татарами», т. е. варварами. Соб­ственно татар они называли «белыми татарами», монгольские же племена к северу от них — «черными татарами», подчеркивая их дикость. Чингисхана китайцы относили к «черным татарам». В начале XIII в. в отместку за отравле­ние его отца Чингисхан приказал уничтожить татар. Татары как военная и по­литическая сила перестали существовать. Однако китайцы продолжали име­новать татарами монгольские племена, хотя монголы себя татарами не назы­вали. Таким образом, армия хана Батыя состояла из монгольских воинов, и современные татары не имеют никакого отношения к центрально-азиатским татарам (В. JI. Егоров).

После разгрома Южной Руси завоеватели двинулись в Европу, одержали победы в Польше, Венгрии, Чехии и вышли к границам Германии и Италии. Но, потеряв значительные силы на русской земле, Батый вернулся в Повол­жье, где сформировал могущественную Золотую Орду (1242 г.).

Итак, нашествие на Русь проходило в период с 1236 по 1240 г. Принято считать, что со взятием в 1240 г. Киева на Руси установилось монголо-татар­ское иго. После нашествия завоеватели покинули территорию Руси, периоди­чески совершая карательные набеги — более 15 за четверть века. В течение первого десятилетия завоеватели не брали дань, занимаясь грабежом, но за­тем они перешли к долговременной практике сбора систематизированной дани. Отношения между Русью и Золотой Ордой, названные «татаро-мон­гольским игом», имели свои специфические черты:

  • фактор отдаленности угнетателей от побежденных;

  • изъятие достаточно умеренной дани в расчете на душу населения;

  • заключение русскими князьями периодических союзов с золотоордынскими ханами для защиты территорий своих княжеств;

  • участие русских отрядов в организованных монголами военных походах.

58

Татаро-монгольское иго — это политическая, экономическая и культурная зависимость Руси от Золотой Орды. Термин «иго» в значении угнетения впервые употреблен в 1275 г. митрополитом Кириллом.

Проблема роли монголов в русской истории обсуждалась многими исто­риками в течение последних двух столетий, однако согласие не было достиг­нуто. Из историков старшего поколения большое значение монгольскому воз­действию на Русь придавали Н. М. Карамзин, Н. И. Костомаров и Ф. И. Леонтович. Карамзин являлся автором фразы: «Москва обязана своим величием ханам»; он также отмечал пресечение политических свобод и ужесточение нравов, которые считал результатом монгольского гнета. Костомаров под­черкивал роль ханских ярлыков в укреплении власти московского великого князя внутри своего государства. Леонтович провел специальное исследова­ние ойратских (калмыцких) сводов законов, чтобы продемонстрировать вли­яние монгольского права на русское.

Напротив, С. М. Соловьев отрицал важность монгольского влияния на внутреннее развитие Руси, кроме его разрушительных аспектов — набегов и войн. Хотя и упомянув кратко о зависимости русских князей от ханских яр­лыков и сбора налогов, Соловьев высказал мнение, что «у нас нет причины признавать сколько-нибудь значительное влияние (монголов) на (русскую) внутреннюю администрацию, поскольку мы не видим никаких его следов».

В. О. Ключевский сделал общие замечания о важности политики ханов в объединении Руси. Среди историков русского права и государства идеям Со­ловьева следовал М. А. Дьяконов, хотя он выражал свои взгляды более осто­рожно. В. М. Владимирский-Буданов допускал лишь незначительное влияние монгольского права на русское. С другой стороны, В. И. Сергеевич следовал аргументации Костомарова, как и (в определенной степени) П. Н. Милюков.

В современной исторической науке есть две точки зрения на монгольское иго. Традиционная рассматривает его как бедствие для русских земель. Дру­гая — трактует нашествие Батыя как рядовой набег кочевников.

Согласно традиционной точке зрения иго — достаточно гибкая система властвования, которая изменялась в зависимости от политической ситуации (сначала это кровавое завоевание и постоянные военные набеги, затем — экономическое угнетение). Иго включало целый ряд мер:

    1. в 1257—1259 гг. была проведена перепись русского населения монгола­ми для исчисления дани (подворное обложение, так называемый ордынский выход);

    2. в 50—60-х гг. XIII в. оформилась военно-политическая баскаческая организация. В русские земли назначались наместники — баскаки — с воен­ными отрядами. Их функции: удержание в повиновении населения, конт­роль за уплатой дани. Система баскачества существовала до начала XIV в. После волны восстаний в русских городах (Ростове, Ярославле, Владимире) во второй половине XIII—начале XIV в. сбор дани был передан в руки рус­ских князей.

Выдавая русским князьям ярлыки (грамоты) на великое княжение влади­мирское, ордынцы использовали их соперничество за великокняжеский стол

59

и разжигали вражду между ними. Князья в этой борьбе нередко прибегали к помощи Орды. На Руси была введена система заложничества. Почти каж­дый год в Орде находился кто-либо из русских князей или их родственников.

Сторонники традиционной точки зрения крайне негативно оценивают воздействие ига на самые разные стороны жизни Руси:

  • происходило массовое перемещение населения, а вместе с ним и земле­дельческой культуры на запад и северо-запад, на менее удобные территории с менее благоприятным климатом;

  • резко снизилась политическая и социальная роль городов;

  • усилилась власть князей над населением;

  • произошла и определенная переориентация политики русских князей на Восток.

Другая точка зрения рассматривает вторжение монголов не как завоева­ние, а как «великий кавалерийский рейд»:

  • разрушались только те города, которые стояли на пути войска;

  • гарнизонов монголы не оставляли;

  • постоянной власти не устанавливали;

  • с окончанием похода Батый ушел на Волгу.

Впоследствии великий князь владимирский Александр Невский (1252— 1263) заключил обоюдовыгодный союз с Батыем: Александр нашел союзни­ка, для того чтобы противостоять немецкой агрессии, а Батый — чтобы выйти победителем в борьбе с великим ханом Гуюком (Александр Невский предо­ставил в распоряжение Батыя войско, состоящее из русских и аланов). Союз существовал до тех пор, пока был выгоден и необходим обеим сторонам (Л. Н. Гумилев).

Н. М. Карамзин, осуждавший насилие Орды над Русью, в то же время ошибочно полагал, что ханы все-таки помогали ей: мешали усилению удель­ной раздробленности, привели русские земли к единодержавию. Подобные суждения, по мнению А. Н. Сахарова, нередкие и раньше, можно услышать подчас и в наши времена. Ошибочность подобных взглядов очевидна. Ханы не только не способствовали единению русских людей, наоборот, разжигали рознь, раздоры. Старый прием — «разделяй и властвуй» — исстари использо­вался правителями везде и всюду, и ордынские правители не были, конечно, исключением.

Уточняя понятия «монголо-татарское нашествие» и «монголо-татарское иго» («ордынское иго») необходимо иметь в виду следующее:

во-первых, «Батыево нахождение» оказало такое сильное воздействие на русские земли, судьбы их жителей, что будет правильнее говорить о домон­гольской и ордынской эпохах отечественной истории;

во-вторых, непрекращающаяся борьба русского народа с захватчиками позволила Руси, непосредственно не входя в состав Золотой Орды, сохранить свою государственность.

В целом последствия монголо-татарского нашествия имели проявления во всех сферах жизни общества — социально-экономической, политической и культурной:

60

    1. особый ущерб от монголо-татарского нашествия понесли города, кото­рые в это время в Европе богатели и освобождались от власти феодалов. В русских же городах на целый век прекратилось каменное строительство, сократилась численность городского населения;

    2. исчез ряд ремесленных специальностей, особенно в ювелирном деле: производство перегородчатой эмали, стеклянных бус, зерни, скани;

    3. уничтожен оплот городской демократии — вече;

    4. нарушены торговые связи с Западной Европой, русская торговля по­вернулась лицом на Восток;

    5. замедлилось развитие сельского хозяйства. Неуверенность в завтраш­нем дне и возросший спрос на меха способствовали повышению роли охоты в ущерб земледелию;

    6. произошла консервация холопства, исчезавшего в Европе. Рабы-холо­пы оставались главной силой в собственных хозяйствах князей и бояр вплоть до начала XVI в.;

    7. застойным было состояние земледелия и форм собственности. В За­падной Европе все большую роль играет частная собственность. Ее защищает законодательство и гарантирует власть. На Руси сохраняется и делается тра­диционной государственная власть — собственность, ограничивающая сферу развития частной собственности (И. Н. Ионов);

    8. в период ига на Руси в сложившихся феодальных отношениях разви­лись традиции восточного деспотизма. Вассально-дружинные отношения были заменены подданическими. Раздавая князьям ярлыки на княжение, золотоордынские ханы превращали их не в вассалов, а в подданных «служебни­ков». Князья, в свою очередь, стремились распространить подобный тип от­ношений на местную знать, дворян, дружинников. Успеху этой политики способствовало то, что в ходе нашествия погибло большинство Рюрикови­чей, старших дружинников — носителей традиций киевского вассалитета (Г. Н. Сердюков);

    9. в Орде русские князья усваивали новые, неизвестные на Руси формы политического общения («бить челом», т. е. лбом). Понятие абсолютной, дес­потической власти, с которой русские были знакомы до сих пор лишь теоре­тически, на примере Византии, вошло в политическую культуру Руси на при­мере власти ордынского хана;

    10. под влиянием специфически азиатских правовых норм и способов на­казания у русских размывалось традиционное, родоплеменное представление о карающей власти общества («кровной мести») и ограниченности княжеского права наказывать людей (предпочтения «виры», штрафа). Карающей силой стало не общество, а государство в лице налога. Именно в это время Русь узнала «китайские казни»: кнут («торговую казнь»), отрезание частей лица (носа, ушей), пытки на дознании и следствии. Это было совершенно новое отноше­ние к человеку по сравнению с X в., временем Владимира Святославовича;

    11. в условиях ига исчезло представление о необходимости баланса прав и обязанностей. Обязанности по отношению к монголо-татарам исполнялись независимо от того, давало ли это какие-нибудь права. Это коренным обра-

61

зом расходилось с сословной моралью Запада, где обязанности были след­ствием определенных прав, предоставленных человеку. В России ценность власти стала выше, чем ценность права. Власть подчиняла себе понятия пра­ва, собственности, чести, достоинства;

    1. в это же время происходит ограничение прав женщин, характерное для восточного патриархального общества. Если на Западе процветал средневеко­вый культ женщины, рыцарский обычай поклоняться Прекрасной Даме, то на Руси девушек запирали в высокие терема, оберегали от общения с мужчинами, замужние женщины должны были определенным образом одеваться (обяза­тельно носить платок), были ограничены в имущественных правах, в быту;

    2. промежуточное положение Древней Руси между Западом и Востоком постепенно сменяется ориентацией на Восток. При посредничестве монголо-татар русские усваивают ценности политической культуры Китая и араб­ского мира. Если правящие классы Запада в X—XIII вв. в результате кресто­вых походов знакомились с культурой Востока как победители, то Русь, имея печальный опыт поражения, испытывала сильное влияние Востока в услови­ях кризиса традиционных ценностей;

    3. ордынское иго оказало мощное воздействие на культуру русского на­рода, способствовало смешению части монголов и населения Северо-Вос­точной Руси, стимулировало языковое заимствование. Но, признавая это влияние, важно иметь в виду, что оно не стало определяющим и доминирую­щим. Великорусский этнос, его язык и культура в целом сохранили свои ка­чественные характеристики;

    4. у русских в условиях ордынского ига и неприязненного отношения католических стран Запада развивалась национальная православная традиция. Церковь оставалась единственным общенациональным общественным ин­ститутом. Поэтому единство нации основывалось на осознании принадлеж­ности к единой вере, идее богоизбранности русского народа;

    5. зависимость от монголо-татар, широкие торговые и политические свя­зи с Золотой Ордой и другими восточными дворами приводили к бракам рус­ских князей с татарскими «царевнами», стремлению подражать обычаям ханс­кого двора. Все это порождало заимствование восточных обычаев, распростра­нявшихся от верхов общества до низов;

    6. иго законсервировало этап феодальной раздробленности на два столетия, и переход к централизации русского государства происходил со значительным опозданием по сравнению с западноевропейскими странами. Борьба за обре­тение государственной независимости, воссоздание российской государствен­ности, укрепление национального самосознания и общественная консолида­ция развивались на основе внеполитической конфронтации с Ордой.

Таким образом, из-за разницы в темпе и направлении общественного раз­вития в жизни Руси и Западной Европы, имевших в X—XII вв. сходные формы, к XIV—XV вв. возникли качественные различия.

Выбор Востока в качестве объекта взаимодействия для Руси оказался до­вольно устойчивым. Он проявился не только в приспособлении к восточным формам государства, общества, культуры в XIII—XV вв., но и в направлении

62

экспансии централизованного Русского государства в XVI—XVII вв. Даже в XVIII в., когда главным стало взаимодействие России и Европы, Европейцы отмечали склонность России давать восточные «ответы» на «вопросы» Запа­да, что сказалось в усилении самодержавия и крепостничества (И. Н. Ионов).

Отражение агрессии шведских и немецких феодалов. Побережье от Вислы до восточного берега Балтийского моря было заселено славянскими, балтий­скими (литовские и латышские) и финно-угорскими (эсты, карелы и др.) племенами. В конце XII—начале XIII в. у народов Прибалтики завершается процесс разложения первобытно-общинного строя и складывания ранне­классового общества и государственности. Русские земли (новгородские и полоцкие) оказывали значительное влияние на своих западных соседей, у ко­торых еще не было развитой собственной государственности и церковных институтов (народы Прибалтики были язычниками).

Наступление на русские земли было частью разбойничьей доктрины не­мецкого рыцарства «Drang nach Ostem (натиск на Восток). В XII в. они начали захват принадлежавших славянам земель за Одером и в Балтийском Поморье. Одновременно велось наступление на земли прибалтийских народов. Втор­жение крестоносцев на земли Прибалтики и Северо-Западную Русь было санкционировано римским папой и германским императором Фридрихом II. В крестовом походе приняли также участие германские, датские, норвежские рыцари и воинство из других стран Европы. В этот период времени происхо­дит создание рыцарских орденов. В 1200 г. крестоносцы во главе с монахом Альбертом захватили устье Западной Двины и основали Ригу (1201). В 1202 г. на завоеванных землях был создан Орден меченосцев (рыцари этого ордена носили плащи с изображением креста, по форме напоминающего меч).

В 1212 г. меченосцы подошли вплотную к границам Псковской и Новго­родской земель. Княживший в Новгороде Мстислав Удалой успешно воевал с ними. В княжение в Новгороде Ярослава Всеволодовича новгородцы разби­ли рыцарей под Юрьевым (Тарту), хотя город остался за завоевавшими его крестоносцами (1224).

Для завоевания литовских и южно-русских земель в 1226 г. прибыли ры­цари Тевтонского ордена, основанного в 1198 г. в Сирии во время крестовых походов. Рыцари — члены ордена носили белые плащи с черным крестом на левом плече. В 1234 г. меченосцы потерпели поражение от новгородско-суздальских войск, а еще через два года — от литовцев и земгалов. Это заставило крестоносцев объединить свои силы. В 1237 г. меченосцы объединились с тевтонами, образовав отделение Тевтонского ордена — Ливонский орден, на­званный так по наименованию территории, заселенной племенем ливов, ко­торую захватили крестоносцы.

Наступление рыцарей особенно усилилось в связи с ослаблением Руси монгольскими завоевателями. Наиболее крупные сражения этого периода с крестоносцами — Невская битва (1240), борьба за Псков (1241—1242), Ледо­вое побоище (1242).

Невская битва. В июле 1240 г. тяжелым положением Руси попытались вос­пользоваться шведские феодалы. Шведский флот с войском на 55 кораблях

63

вошел в устье реки Невы. Шведы хотели захватить город Старую Ладогу, а за­тем и Новгород. На оборону Русской земли выступил князь Александр Яро­славович, которому было в это время 20 лет.

«Житие Александра Невского» рассказывает о подвигах шести русских воинов и самого князя, совершенных ими в Невской битве. Дружинник по имени Гаврила Олексич, преследуя шведов, въехал по сходням на корабль. Его вместе с конем сбросили в реку, но он остался цел и «бился с самим вое­водою посреди их войска». Новгородец Сбыслав Якунович «бился одним то­пором, не имея страха в душе своей», и положил много врагов. Бесстрашно бились и другие русские воины. Сам Александр Ярославович копьем «возло­жил печать» на лицо шведского предводителя.

Александра Ярославовича за победу на Неве русский народ прозвал Нев­ским. Значение этой победы в том, что она надолго остановила шведскую аг­рессию на восток, сохранила за Русью выход к Балтийскому побережью. (Петр I, подчеркивая право России на Балтийское побережье, в новой столи­це на месте битвы основал Александро-Невский монастырь.)

Борьба за Псков. Опасность иноземного вторжения на Север Руси сохра­нялась. Летом того же 1240 г. Ливонский орден, а также датские и герман­ские рыцари напали на Русь и захватили город Изборск. Вскоре из-за преда­тельства посадника Твердилы и части бояр был взят Псков (1241). Усобицы и распри привели к тому, что Новгород не помог соседям. А борьба между боярами и князем в самом Новгороде завершилась изгнанием Александра Невского из города. В этих условиях отдельные отряды крестоносцев оказа­лись в 30 км от стен Новгорода. По требованию веча Александр Невский возвратился в Новгород.

Зимой 1242 г. Александр вместе с братом Андреем и своей дружиной осво­бождает Изборск, Псков и другие захваченные города. Затем русские войска двинулись на земли ордена.

Ледовое побоище. Получив известие, что на него идут основные силы Орде­на, Александр Невский перекрыл путь рыцарям, разместив свои войска на льду Чудского озера. Русский князь показал себя как выдающийся полководец.

Александр разместил войска под прикрытием крутого берега на льду озе­ра, исключив возможность вражеской разведки и лишив противника свободы маневра. Учитывая построение рыцарей «свиньей» (в виде трапеции с острым клином впереди, который составляла тяжеловооруженная конница), Алек­сандр Невский расположил свои полки в виде треугольника, острием упирав­шегося в берег. Перед сражением часть русских воинов была снабжена спе­циальными крючьями, чтобы стаскивать рыцарей с коней.

5 апреля 1242 г. на льду Чудского озера состоялась битва, получившая на­звание Ледового побоища. Рыцарский клин пробил центр русской позиции и уткнулся в берег. Фланговые удары русских полков решили исход сраже­ния: как клещи, они сдавили рыцарскую «свинью». Рыцари, не выдержав уда­ра, в панике бежали. Семь верст гнали их новгородцы по льду, который к вес­не во многих местах стал слабым и проваливался под тяжеловооруженны­ми воинами, доспехи которых весили до 70 кг. По данным Новгородской

64

летописи, в битве погибло «немец 400 и 50 взято в плен» (немецкие хроники оценивают число погибших в 25 рыцарей). Плененные рыцари с позором были проведены по улицам Великого Новгорода.

Значение этой победы состоит в том, что:

  1. была ослаблена мощь Ливонского ордена;

  2. начался рост освободительной борьбы в Прибалтике (который продол­жался с переменным успехом. Опираясь на помощь римско-католической церкви, рыцари в конце XIII в. захватили значительную часть Прибалтийских земель).

В целом мир с орденом в 1242 г. не уберег от военных действий с кресто­носцами и шведами в будущем, однако планы завоевания Северной Руси и обращения ее в католичество уже были неосуществимы. Это явилось глав­ным итогом Невской битвы 1240 г. и Ледового побоища 1242 г.

Летописец сохранил для нас слова Александра Невского: «А кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет. На том стояла и стоять будет земля Русская!» При Александре Невском началось постепенное вытеснение баска­ков и замена их князем как посредником с Золотой Ордой. Александр Нев­ский старался усилить роль князя и ограничить влияние бояр. Умер в Городце (Нижегородская область), возвращаясь из Золотой Орды; скорее всего был отравлен. По приказу Петра 1 его останки были перевезены в Петербург, а 21 мая 1725 г. учрежден орден Александра Невского. Советский военный орден Александра Невского учрежден 29 июля 1942 г. Внимание к личности, государственной деятельности, военным подвигам свидетельствует об огром­ной нравственной и духовной силе этого человека. Русская православная церковь тоже отдала дань уважения Александру Невскому, причислив его к сонму правоверных князей (канонизировала).

65

Глава 5. ОБРАЗОВАНИЕ РУССКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА (КОНЕЦ ХШ-ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XVI в.)

  • Причины, характерные черты и особенности образования единого государства

  • Идея единовластия и пути ее осуществления. Этапы политической центра­лизации

  • Причины и условия возвышения Москвы

  • Завершение объединения русских земель вокруг Москвы в конце XV— начале XVI в. Образование Российского государства

Причины, характерные черты и особенности образования единого государ­ства. Процесс образования русского централизованного государства начался во второй половине XIII в. и завершился в начале XVI столетия. В это время была ликвидирована политическая независимость ряда важнейших русских княжеств и феодальных республик. К Москве были присоединены суздальско-нижегородские, ростовские, ярославские, тверские, новгородские зем­ли, что означало образование единой государственной территории и начало перестройки политической системы, завершившейся установлением само­державия в России.

К процессу образования российского централизованного государства привели определенные экономические, социальные, политические и духов­ные предпосылки.

Существуют различные точки зрения по вопросу о причинах образования централизованного государства. Одни историки считают, что причины по­литической централизации и сам ее процесс в России были такими же, как и в странах Западной Европы. Они полагают, что материальной основой об­разования единого Российского государства с центром в Москве было появ­ление в XIV в. в русских землях таких признаков раннебуржуазных отноше­ний, как развитие ремесла, торговли и рынка (Ж. Дюби).

Большинство отечественных историков придерживаются мнения о том, что ни подъем производительных сил в сельском хозяйстве, ни развитие ре­месла и торговли, ни рост городов как экономических центров в XIV—XV сто­летиях не являются свидетельством зарождения раннебуржуазных отноше­ний. Процесс образования единого российского государства происходил на феодальной основе (М. М. Горинов, А. А. Горский, А. А. Данилов и др.).

Главную экономическую причину образования централизованного госу­дарства они видят в развитии феодальных отношений «вширь» и «вглубь». Происходило распределение этих отношений на всю территорию Северо-Вос­точной Руси и появление наряду с вотчинами условного феодального земле­владения.

Развитие условного феодального землевладения сопровождалось усиле­нием феодальной эксплуатации и обострением социальных противоречий в стране — между крестьянами и феодалами, между различными группами феодалов за владение крестьянами. Средние и мелкие феодалы нуждались

66

в сильной централизованной власти, которая могла бы держать в повиновении крестьян и ограничивать феодальные права и привилегии бояр-воучинников.

В качестве внутриполитической причины сторонники данной концепции образования единого Российского государства называют возвышение и рост политического влияния нескольких феодальных центров: Москвы, Твери, Суздаля, претендующих на объединение вокруг себя остальных русских зе­мель. Происходит процесс усиления княжеской власти, стремящейся подчи­нить себе удельных князей и бояр-вотчинников.

По мнению ряда ученых, в XIV—XV вв. на Руси был восстановлен домон­гольский уровень в развитии сельского хозяйства. Наиболее быстрое его вос­становление и развитие происходили в северо-восточных русских землях. Свободная крестьянская община почти полностью была поглощена феодаль­ным государством.

Основной формой крупного феодального землевладения на Руси в XIV в. была вотчина — княжеская, боярская, церковная (Ш. М. Мунчаев, В. М. Ус­тинов). Однако даже во второй половине XV в. в Северо-Восточной Руси пре­обладали так называемые черные земли. Для них было характерно общинное землевладение крестьян с индивидуальным владением приусадебным участ­ком и пахотной землей, а также наличие выборного крестьянского волостно­го самоуправления под контролем княжеской администрации. Большие мас­сивы черных земель находились в северных районах страны, куда еще только начинало проникать феодальное землевладение.

Существовали две категории крестьян: черные крестьяне, жившие общи­нами в селах, не принадлежавших отдельным феодалам, и владельческие крес­тьяне, жившие на надельных землях в системе феодальной вотчины.

Владельческие крестьяне были лично зависимы от феодала, но степень этой феодальной зависимости была различной в разных районах. За крестья­нами еще сохранилось право свободного перехода от одного феодала к друго­му, но на практике это право все чаще оказывалось формальным.

В XIV в. русская феодальная иерархия представляла собой следующую систему:

  • на верхней ступени восседали великие князья — верховные правители Русской земли;

  • вторую ступень занимали вассалы великого князя — удельные князья, обладавшие правами суверенных правителей в пределах своих уделов;

  • на третьей ступени находились вассалы удельных князей — бояре и слу­жилые князья, утратившие права удельных, иными словами, крупные феодалы-землевладельцы;

  • на низшей ступени феодальной иерархии стояли слуги, управляющие кня­жеским хозяйством, составляющие княжескую и боярскую администрацию.

Вовлечение в систему феодальных отношений всего сельского населения привело к исчезновению многих терминов, обозначавших в прошлом различ­ные категории сельского населения («люди», «смерды», «изгои» и т. д.), и по­явлению к концу XIV в. нового термина «крестьяне». Это название сохрани­лось и до наших дней.

67

Основной внешнеполитической причиной являлось сохранение вассаль­ной зависимости русских земель от Золотой Орды, а также необходимость централизованной защиты русских земель от внешних врагов.

В последнее время в связи с возросшим интересом к русской философско-исторической литературе появились иные концепции образования единого государства, процесс которого рассматривается как «восстановление», «воз­рождение» российской государственности. Рассматривая при этом государ­ство как «органический союз народа», представители этой концепции основ­ную причину образования государства усматривают в появлении в народном сознании идеи единого национального государства. Наиболее последова­тельно идею русской государственности, по их мнению, выражала Москва, все остальные политические центры преследовали узкокняжеские интересы (JI. Н. Гумилев, Г. П. Федотов).

При этом отмечается, что московские князья одерживали победу над свои­ми политическими противниками благодаря коварству, вероломству и по­слушному следованию воле татар.

Татарская стихия не извне, а изнутри овладела душой Руси, и в этом отно­шении московские князья оказались самыми последовательными в «собира­нии» русских земель, которое совершалось «восточными методами» (Г. П. Фе­дотов):

  • насильственные захваты территорий;

  • вероломные аресты князей-соперников;

  • увод населения в Москву и замена его пришлым;

  • насильственные меры против местных обычаев и традиций.

Причины образования единого государства можно интерпретировать и

в рамках цивилизационного подхода. Если исходить из признания того, что на рубеже XIII—XIV вв. происходит зарождение новой — евразийской (рос­сийской) цивилизации, то тогда русское централизованное государство надо рассматривать не наследником Киевского государства, а преемником Севе­ро-Восточной Руси. Именно здесь еще до татаро-монгольского нашествия стал зарождаться тот тип государственности, который в дальнейшем получит завершение, — «деспотическое самодержавие», опирающееся не на систему договорных отношений — вассалитет, а на отношения подданства и служ­бы — министериалитет. Большую роль в утверждении такого типа государ­ственности и социальных связей сыграло монгольское иго, поскольку отно­шения между русскими князьями и монгольскими ханами строились именно по типу подданства (С. А. Кислицын, Г. Н. Сердюков, И. Н. Ионов).

Особенности образования Российского централизованного государства:

    1. становление иного по сравнению с Древней Русью генотипа социально­го развития. Если для Древней Руси был характерен эволюционный (традици­онный) путь развития, то в XIV—XV вв. утверждается мобилизационный, осу­ществлявшийся за счет постоянного вмешательства государства в механизмы функционирования общества;

    2. хронологическая близость образования единого российского государства и централизованных монархий в Западной Европе (XV—XVI вв.);

68

    1. отсутствие на Руси достаточных социально-экономических предпосылок для складывания единого государства.

В Западной Европе:

  • господствовали сеньориальные отношения;

  • ослаблялась личная зависимость крестьян;

  • усиливались города и третье сословие.

На Руси:

  • преобладали государственно-феодальные формы;

  • отношения личной зависимости крестьян от феодалов только форми­ровались;

  • города находились в подчиненном положении по отношению к фео­дальной знати;

  • национальное объединение России, образование унитарного государства, начавшееся почти одновременно с аналогичными процессами в Англии, Франции и Испании, но имевшее ряд особенностей. Во-первых, русское го­сударство с самого начала формировалось как военно-национальное, движу­щей силой которого была ведущая потребность в обороне и безопасности. Во-вторых, формирование государства проходило на многонациональной осно­ве (в Западной Европе — на национальной);

  • восточный стиль политической деятельности. Самодержавная власть формировалась по двум образцам — византийского василевса и монгольского хана. Западные короли в расчет не принимались, в силу того что они не обла­дали настоящим государственным суверенитетом, зависели от римской като­лической церкви. Русские князья переняли у монголов государственную по­литику, сводившую функции государства к взиманию дани и налогов, под­держанию порядка и охране безопасности. Вместе с тем эта государственная политика была полностью лишена сознания ответственности за обществен­ное благосостояние;

    1. ведущая роль в формировании Российского государства политического («внешнего») фактора — необходимости противостояния Орде и Великому кня­жеству Литовскому. Благодаря этому фактору все слои населения были заин­тересованы в централизации. Такой «опережающий» (по отношению к со­циально-экономическому развитию) характер процесса объединения обус­ловил особенности сформировавшегося к концу XVI в. государства:

  • сильную монархическую власть;

  • прочную зависимость от власти господствующего класса;

  • высокую степень эксплуатации непосредственных производителей (складывание системы крепостного права);

7. кроме того, некоторые историки, рассматривая особенности образова­ния единого государства, исходят из концепции русского историка М. В. Давнар-Запольского и американского исследователя Р. Пайпса, создателей концеп­ции «вотчинного государства». В частности, Р. Пайпс полагает, что отсутствие в России феодальных институтов западноевропейского типа в значительной мере обусловило специфику централизованного государства. Он считает также, что Северо-Восточная Русь была колонизирована по инициативе князей;

69

здесь власть предвосхитила заселение. В результате этого у северо-восточных князей, обладавших огромной властью и престижем, сложилось убеждение в том, что города и села, пашни и леса, луга и реки являются их собственно­стью. Такое мнение предполагало также, что все живущие на их земле люди являются их слугами, челядью.

Московские государи обращались со своим царством примерно так, как их предки обходились со своими вотчинами, поэтому, полагает Р. Пайпс, идея государства в европейском смысле слова отсутствовала в России вплоть до середины XVII в. А поскольку не было концепции государства, не было и ее следствия — концепции общества: государство в России признало право различных сословий и социальных групп на юридический статус и на узако­ненную сферу свободной деятельности лишь в царствование Екатерины И.

Идея единовластия и пути ее осуществления. Этапы политической централи­зации. К XIII в. идея централизованного государства была утрачена русскими князьями вместе с представлениями о принадлежности Русской земли кня­жескому роду в целом. Однако монголо-татары вновь принесли на Русь идею верховной власти. При этом власть хана, «вольного царя», не была ограничена вечем. Она носила по отношению к Руси абсолютный, деспотический харак­тер. Закономерным процессом было то, что монголо-татары уничтожили го­родские веча на всей завоеванной части Руси. Тем самым принцип едино­властия, к которому стремились князья и который проявлялся уже в деятель­ности Андрея Боголюбского, стал вновь входить в политическую культуру русского народа.

Политика монголо-татар была ориентирована на поддержание государ­ственной раздробленности Руси. При этом возникала взаимная потребность друг в друге у русских удельных князей и ханов.

По мнению И. Н. Ионова, монголо-татары были нужны князьям, как раньше половцы, для борьбы со своими политическими соперниками. Ханы Золотой Орды использовали выдачу ярлыка на великое княжение для стравли­вания князей между собой, усиления мелких и ослабления крупных княжеств. Правда, иногда, при особенно сильных междоусобицах, которые сопровож­дались разорением и опустошением земель, хан употреблял свой авторитет для примирения князей.

Силой, сохранявшей культурную и национальную целостность Руси, была православная церковь. В 1299 г., после разграбления Киева, митрополит Максим перенес свое местопребывание из Киева во Владимир, в котором церковь видела крупнейший центр княжеств. Это повысило роль Владимиро-Суздальского княжества в жизни Руси, выдвинуло его в ряд с более силь­ными Тверским и Рязанским княжествами, сделало его хранителем идеи Русской земли.

В процессе исторического развития существуют два пути централизации и образования единых национальных государств. Первый путь характеризует­ся тем, что одновременно происходят процессы политического и экономи­ческого объединения. Второй — тем, что вначале происходит объединение политическое, а затем экономическое.

70

Первый путь наблюдается там, где процесс образования единых госу­дарств совпадал с зарождением раннебуржуазных отношений, обострением противоречий между феодальной знатью и бюргерами, социальной опорой центральной власти. Центральная власть стремилась ликвидировать фео­дальные привилегии знати и объединить раздробленное социально-полити­ческое пространство в единое государство.

С этой точки зрения образование русского централизованного государ­ства шло по второму пути, т. е. происходило только политическое объедине­ние русских земель.

Основной социальной опорой князей в процессе объединения выступало служилое сословие. Процесс централизации сопровождался не зарождением раннебуржуазных отношений, а дальнейшим закрепощением крестьян, а так­же жесткой регламентацией всех других сословий.

Этапы политического объединения на Руси.

    1. Конец XIII— 1-я половина XIV в.: усиление Московского княжества и на­чало объединения русских земель во главе с Москвой.

Основателем династии московских князей был младший сын Александра Невского — Даниил Александрович (1276—1303). При нем быстро растет тер­ритория Московского княжества. В 1301 г. в его состав вошла отвоеванная у рязанского князя Коломна. В 1302 г. по завещанию его владения перешли к Москве. В 1303 г. из состава Смоленского княжества к Москве был присо­единен Можайск. Таким образом, территория Московского княжества за три года увеличилась вдвое и стала одной из крупнейших в Северо-Восточ­ной Руси.

Борьба Москвы и Твери за великокняжеский престол завершается побе­дой Московского княжества. Иван Данилович (1325—1340), разгромив восста­ние в Твери, получил ярлык на великое княжение. Великий князь сумел до­биться тесного союза между великокняжеской властью Москвы и церковью. Митрополит Петр подолгу и часто жил в Москве, а его преемник Феогност окончательно переселился туда. Москва стала религиозным и идеологиче­ским центром Руси.

Иван Данилович был умным, последовательным, хотя и жестким в дости­жении своих целей политиком. При нем Москва стала самым богатым княже­ством Руси. Отсюда и прозвище князя — Калита («денежная сума», «ко­шель»).

Значение правления Ивана Калиты для русского государства:

  • усилилась роль Москвы как центра объединения всех русских земель;

  • он добился необходимой передышки от ордынских вторжений, давшей возможность поднять экономику и накопить силы для борьбы с монголо-татарами;

  • получил право сбора дани с русских княжеств и доставки ее в Орду;

  • не прибегая к оружию, значительно расширил свои владения (подчи­нил княжества: Галичское, Угличское, Белозерское).

    1. Вторая половина XIV—начало XV в.: успешное развитие процесса объеди­нения и зарождения элементов единого государства.

71

При сыновьях Ивана Калиты — Симеоне (1340—1353), получившем про­звище Гордый за свое высокомерное отношение к другим князьям, и Иване Красном (1353—1359) — в состав Московского княжества вошли Дмитровские, Костромские, Стародубские земли и район Калуги.

В правление Дмитрия Донского (1359—1389) соотношение сил на Руси из­менилось в пользу Москвы. Этому процессу способствовало следующее:

  • построен всего за два года неприступный белокаменный Кремль Моск­вы (1364) — единственная каменная крепость на территории Северо-Восточ­ной Руси;

  • отбиты притязания на общерусское лидерство Нижнего Новгорода, Твери, отражены походы литовского князя Ольгерда;

  • на р. Воже (приток Оки, Рязанское княжество) объединенными русски­ми силами в 1378 г. разбиты монголы. С этого времени борьба против Орды приняла характер организованных военных сражений.

В 1380 г. хан Мамай предпринял поход на Русь. В многотысячном монго­ло-татарском войске были итальянцы, греки, черкесы, ясы, армяне. Мамай заключил союз с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом. Дмитрий собрал сильное войско из серпуховских, ярославских, муромских, украинских и белорусских полков, к которым присоединились ополченцы. Освободительная цель была поддержана Русской православной церковью. Благословение на битву с Золотой Ордой дал Сергий Радонежский — основа­тель Троицкого монастыря, пользующийся огромным авторитетом и уваже­нием различных слоев русского общества.

В 1892 г., когда отмечали в России 500-ю годовщину со дня смерти Сергия Радонежского, В. О. Ключевский в своей речи отметил, что преподобный Сергий «вдохнул в русское общество XIV в. чувство нравственной бодрости, духовной крепости... Духовное влияние его... пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного бо­гатства народа».

Сражение на Куликовом поле (между Доном, Непрядвой и Красной Мечой) началось с поединка двух богатырей — Ивана Пересвета и Темира Мур­зы. После него сошлись русские и монгольские войска. Сторожевые полки первыми приняли удар и не могли долго сдерживать натиск татар, которые вскоре прорвались к полку, где находился сам князь Дмитрий. Переодетый в платье рядового воина, чтобы отвлечь внимание врага и не дать возможно­сти лишить русское войско руководства, он принимал самое активное учас­тие в битве: руководил боем, вдохновлял воинов, сражался сам. Попытка Ма­мая изменить тактику — уничтожить левое крыло, а затем перейти к окруже­нию всего войска — была сорвана Дмитрием, который понял замысел Мамая и ввел свежий засадный полк. Русские войска вынудили татар к отступлению. «А погибло у нас дружины, победой от безбожного царя Мамая, 250 тыс., а осталось только 50 тыс., а татар же побито 400 тыс. и лежали трупы мертвых на 40 верст». В течение 8 дней хоронили мертвых, и унылое панихидное пение не умолкало над полем.

72

Одержанная на Куликовом поле победа не принесла полного освобождения от гнета Золотой Орды, тем не менее она имела огромное значение для судеб России:

  • на Куликовском поле Золотая Орда потерпела первое крупное пораже­ние (однако Москва была снова разорена в 1382 г. Тохтамышем и вынуждена была платить дань);

  • произошло уменьшение размера дани;

  • в Орде было окончательно признано политическое главенство Москвы среди остальных русских земель;

  • разгром ордынцев значительно ослабил их мощь (сказался и период «великой замятии» в Золотой Орде — ослабление центральной власти и борь­бы за ханский престол);

  • Куликовская битва показала мощь и силу Москвы как политического и экономического центра — организатора борьбы за свержение золотоордынского ига и объединение русских земель.

Перед смертью Дмитрий Донской передал великое княжество Владимир­ское своему сыну Василию (1389—1425) по завещанию как «отчину» москов­ских князей, не спрашивая права на ярлык в Орде. Произошло слияние вели­кого княжества Владимирского и Московского.

3. Вторая четверть XV в.: феодальная война (1431—1453).

Распри, получившие название феодальной войны XV в., начались после смерти Василия I. К концу XIV в. в Московском княжестве образовалось не­сколько удельных владений, принадлежавших сыновьям Дмитрия Донского. Крупнейшим из них были Галицкое и Звенигородское, который получил младший брат Дмитрия Донского Юрий. Он же, по завещанию Дмитрия, дол­жен был наследовать после брата Василия I великокняжеский престол. Одна­ко завещание было написано, когда у Василия I еще не было детей. Василий I передал престол своему сыну — десятилетнему Василию II.

После смерти великого князя Юрий как старший в княжеском роду начал борьбу за великокняжеский престол с племянником — Василием II (1425— 1462). Борьбу после смерти Юрия продолжили его сыновья — Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Если сначала это столкновение князей можно было объяснить «старинным правом» наследования от брата к брату, т. е. к старше­му в роду, то после смерти Юрия в 1434 г. оно представляло собой столкнове­ние сторонников и противников государственной централизации. Москов­ский князь выступал за политическую централизацию, Галицский князь — за самостоятельное развитие.

Борьба шла по всем «правилам Средневековья», т. е. в ход пускались и ослеп­ления, и отравления, и обманы, и заговоры. Дважды Юрий захватывал Моск­ву, но не мог в ней удержаться. Наивысшего успеха противники централиза­ции достигли при Дмитрии Шемяке, который недолгое время был москов­ским великим князем. Только после того как московское боярство и церковь окончательно встали на сторону Василия Васильевича II Темного (ослеплен своими политическими противниками, как и Василий Косой, отсюда и про­звища Косой, Темный), Шемяка бежал в Новгород, где и умер.

73

Феодальная война закончилась победой сил централизации. К концу кня­жения Василия II владения Московского княжества увеличились в 30 раз по сравнению с началом XIV в. В состав Московского княжества вошли Муром (1443), Нижний Новгород (1493) и ряд земель на окраинах Руси.

4. Вторая половина XV—начало XVI в.: образование единого централизован­ного государства.

Основные направления реформ в системе государственного управления в период правления Василия II Темного:

  • изменена территориально-административная структура государства. Взамен уничтоженных уделов создавались новые, но уже не на родовой (по­томки Калиты), а на семейной основе — все они принадлежали детям Васи­лия II. Однако основная территория оставалась подвластной великому князю;

  • главной особенностью этого периода стал переход с 50-х годов XV в. уделов к системе уездов. Первоначально они появляются в московских зем­лях, а в середине века их число значительно увеличивается за счет новоприсоединенных земель;

  • власть в уездах концентрируется в руках наместников, которыми, как правило, становятся бояре великого князя. По мере присоединения к Москве уделов власть наместников распространяется на удельные земли (Галич, Уг­лич, Можайск и др.);

  • значительно возросла роль боярства. Бояре возглавляли Государев двор как военно-административную корпорацию. Руководство дворцового аппа­рата происходило из среды преданного великокняжеским интересам старо­московского боярства. На дворцовые должности назначались обычно пожиз­ненно представители одного боярского рода;

  • в середине 40-х гг. XV в. Государев двор разделился на Дворец, остав­шийся хозяйственно-административной единицей, которая обеспечивала нужды великого князя и его семьи, и Двор — военно-административную кор­порацию, ставшую ядром вооруженных сил Московского княжества;

  • к исполнению государственных поручений наряду с боярами и дворяна­ми стали привлекаться и потомки некогда самостоятельных русских князей (суздальских, ростовских, ярославских и др.), так называемые служилые люди',

  • определенные изменения претерпела судебная система. Суть их своди­лась к сокращению судебных привилегий землевладельцев и передаче дел о значительных преступлениях в ведение аппарата наместников;

  • была проведена новая монетная реформа и возобновлен выпуск обще­государственной монеты на великокняжеском дворе. За образец были приня­ты монеты, чеканившиеся в период феодальной войны галицкими князьями, и вес монеты несколько увеличился.

Все эти меры способствовали дальнейшему укреплению власти князя мос­ковского и были продолжены в период правления Ивана III и Василия III.

Причины и условия возвышения Москвы. Москва на заре своего существо­вания была обычным средневековым городом. Расположенный в устье Моск­вы-реки, он делился на две части: «детинец» и «посад». Детинец, получивший в XII—XIV вв. название Кремль, был защищен рвом, который проходил по-

74

близости от современного здания Большого Кремлевского дворца и занимал площадь около одного гектара. Посад являлся местом поселения основной массы жителей. Здесь же располагался «торг» — торговая площадь, на кото­рой, по древнерусскому обычаю, была выстроена церковь Параскевы Латницы — покровительницы торговли. Посад, имевший также и оборонное значе­ние, постоянно укреплялся и расширялся. К XVI в. он приобрел округлую форму, хорошо известную по древним планам Москвы. Его укрепления, по­явившись как продолжение Кремля, развились потом в особое кольцо оборо­ны, стали внешними укреплениями всего города. Территория, отходившая от посада к Кремлю, заселялась и застраивалась заново по тому же типу, что и Кремль. В свою очередь, соседние села, включаясь в посад, становились го­родскими кварталами (Ш. М. Мунчаев, В. М. Устинов).

Зимой 1237—1238 гг. Москва, как и многие другие русские города, была разорена монголо-татарами. Вместе с тем Москва оказала серьезное сопро­тивление, и брать ее укрепления было трудно. В восстановленном вскоре го­роде основой укреплений оставался старый, сооруженный почти за 100 лет до того вал. К концу XIII в. относится появление в Кремле первой каменной церкви, что означало серьезный рост политического престижа столицы мо­лодого княжества. К тому времени крепость Москвы увеличилась в несколь­ко раз, заняв прилегающие районы посада. Однако и сам московский посад значительно вырос: в XII—XIII вв. он занимал уже всю территорию современ­ного Кремля и весь москворецкий подол Китай-города, за исключением его восточной оконечности.

М. М. Шумилов и С. П. Рябикин, выясняя причины и условия возвыше­ния Москвы (впервые ставшей стольным городом особого княжества в конце 40-х гг. XIII в., а до этого принадлежавшей владимирским князьям), проана­лизировали всю совокупность факторов и обстоятельств, превративших ее в столицу великорусского государства.

  • Серединное географическое положение Москвы (город находился на пе­рекрестке трех важнейших дорог). С северо-запада от Литвы она была при­крыта Тверским княжеством; с востока и юго-востока от Золотой Орды — другими русскими землями, что способствовало притоку сюда жителей и по­стоянному возрастанию плотности населения. Пересечение торговых путей способствовало превращению Москвы в крупный центр экономических свя­зей между русскими землями.

  • Генеалогическое положение московских князей во многом предопредели­ло особенности их мировоззрения и политического поведения. «Как город новый и окраинный, Москва досталась одной из младших линий Всеволодо- ва (Большое Гнездо) племени. Поэтому московский князь не мог питать на­дежды дожить до старшинства и занять старший (владимирский) великокня­жеский стол. Чувствуя себя бесправным среди родичей и не имея опоры в обычаях и преданиях старины, он должен был обеспечивать свое положение иными средствами, независимо от очереди старшинства. Благодаря этому московские князья рано выработали своеобразную политику, состоявшую в умении пользоваться условиями текущей минуты» (В. О. Ключевский).

75

  • Первые московские князья (в отличие, например, от тверских), будучи ловкими и гибкими политиками, «вовсе не думали о борьбе с татарами; видя, что на Орду гораздо выгоднее действовать деньгами, чем оружием, они усерд­но ухаживали за ханом и сделали его орудием своей политики» (В. О. Ключев­ский). Умело интригуя в Орде, они приобретали у хана ярлык на великое кня­жение и предотвращали карательные экспедиции захватчиков; «покупкой, захватом — непосредственным или с помощью Орды — вынужденным отка­зом удельных князей от своих прав, колонизацией пустых пространств» (С. Г. Пушкарев) расширяли свои владения; податными и другими льготами, дополнительными расходами удерживали старое и привлекали новое населе­ние, выкупали пленных.

  • Московские князья, как правило, являлись долгожителями. В отличие от соседей они почти не знали внутрисемейных распрей и усобиц. Начиная с Ивана Калиты, «в продолжение ста лет ...великим князем становился обык­новенно старший сын предшествовавшего великого князя. Неоспариваемый переход великокняжеской власти от отца к сыну, повторявшийся в продол­жение нескольких поколений, стал обычаем, на который общество начало смотреть как на правильный порядок, забывая о прежнем порядке преемства по старшинству» (В. О. Ключевский).

  • Первые успехи московских князей получили поддержку со стороны православного духовенства. В 1299 г. митрополит Максим переехал из Киева во Владимир-на-Клязьме. Его преемник митрополит Петр подолгу жил в Москве и умер там в 1326 г. Преемник же последнего, Феогност, оконча­тельно поселился в этом городе. «Так Москва стала церковной столицей Руси задолго прежде, чем сделалась столицей государственной. Богатые мате­риальные средства, которыми располагала тогда русская церковь, стали сте­каться в Москву, содействуя ее обогащению. Еще важнее было нравственное впечатление, произведенное этим перемещением митрополичьей кафедры на население Северной Руси. Это население с большим доверием стало отно­ситься к московскому князю, предполагая, что все его действия совершаются по благословению старшего святителя русской церкви... сочувствие церков­ного общества, может быть, всего более помогло московскому князю укре­пить за собою национальное значение в Северной Руси» (В. О. Ключевский).

  • После того как московские князья стали великими, в Москву потяну­лись бояре и вольные слуги не только из соседних княжеств, но также из Ки­евской, Волынской и Черниговской областей. Поступая на московскую службу, сулившую больше выгод и почета, чем служба другим князьям, они усиливали собой рать московскую. «Быть слугою и боярином великого князя было лучше, чем служить в простом уделе; поэтому слуги московских князей старались, чтобы великое княжение всегда принадлежало Москве. Бояре московские были верными слугами своих князей даже тогда, когда сами кня­зья были слабы или недееспособны» (С. Ф. Платонов).

В Москве Боярская дума начала раньше, чем в других городах, выступать из сферы дворцового управления, а бояре московские — превращаться из дворцовых приказчиков в государственных советников. Удельные князья

76

в XIV—XV вв. обычно управляли посредством случайных лиц, слабо связан­ных с ними и между собой. В противоположность этому «московский князь еще прежде, чем стал во главе объединенной Северо-Восточной Руси, правил уже посредством довольно плотного класса. Это был факт новый, может быть, первый, которым обозначился выход верхневолжской Руси из состоя­ния удельного дробления» (В. О. Ключевский). А. А. Зимин придавал москов­скому боярству, сплоченному в военно-служилую корпорацию, решающую роль в объединении русских земель вокруг Москвы.

  • Могущество Москвы было укреплено постройкой в 1367 г. белокаменно­го Кремля, который ни разу не был взят военным штурмом. Для применяв­шихся в XIV—XV вв. средств нападения он представлял собой неприступ­ную крепость.

  • С точки зрения пассионарной теории JI. Н. Гумилева причина возвы­шения Москвы заключалась в том, что «именно Московское княжество привлекло множество пассионарных (обладающих повышенной тягой к действию) людей: татар, литовцев, русичей, половцев — всех, кто хотел иметь и уверенность в завтрашнем дне, и общественное положение, сооб­разное своим заслугам. Всех этих пришельцев Москва сумела использовать, применяясь к их наклонностям, и объединить единой православной верой».

По мнению Jl. Н. Гумилева, уже «при Иване Калите получил свое оконча­тельное воплощение новый принцип строительства государства — принцип этнической терпимости. В отличие от Литвы, где предпочтение отдавалось католикам, в отличие от Орды, где после переворота Узбека (1312 г.) стали преобладать мусульмане, в Москве подбор служилых людей осуществлялся исключительно по деловым качествам... Силой, связующей всех «новоходни- ков», в Москве стала православная вера. Ведь обязательным условием по­ступления на московскую службу было добровольное крещение».

Завершение объединения русских земель вокруг Москвы в конце XV—начале XVI в. Образование Российского государства. Конец XV в. многие историки определяют как переход от Средневековья к Новому времени. В 1453 г. турка- ми-османами была завоевана Византийская империя. В 1492 г. Колумб от­крыл Америку. Были совершены многие географические открытия. В странах Западной Европы в это время наблюдается скачок в развитии производитель­ных сил. Появляется книгопечатание (1456 г., И. Гутенберг). Это время в ми­ровой истории получило название эпохи Возрождения.

Конец XV столетия — это время завершения образования национальных государств на территории Западной Европы. Процесс смены раздробленно­сти единым государством — закономерный итог исторического развития.

Объединение княжеств и земель в наиболее развитых странах Западной Европы проходило в связи с ростом материального производства, обуслов­ленного развитием товарно-денежных отношений, разрушением натураль­ного хозяйства как основы экономики, началом формирования капиталисти­ческих отношений.

Однако при наличии соответствующих социально-экономических при­чин и политических условий объединение может или вообще не произойти,

77

или сильно задержаться в силу субъективных или объективных причин (на­пример, Германия и Италия были объединены только в XIX столетии).

Процесс завершения образования Российского государства хронологи­чески совпадает с образованием западноевропейских стран и приходится на время правления Ивана III (1462—1505) и Василия III (1505—1533).

После смерти Василия II Темного московский престол занял его старший сын Иван Васильевич, ставший соправителем отца еще при его жизни. Имен­но на долю Ивана III выпало завершение двухвекового процесса объединения русских, земель и свержения золотоордынского ига. Отличаясь большим умом и силой воли, этот великий московский государь:

  • закончил собирание земель под властью Москвы;

  • заложил основы российского самодержавия;

  • укрепил государственный аппарат;

  • повысил международный престиж Москвы.

Иван III явился фактическим создателем Московского государства. В го­ды его правления к Москве были присоединены великое княжество Ярослав­ское (1463), Пермский край (1472), великое княжество Ростовское (1474), Новгород и его владения (1478), великое княжество Тверское (1485), Вятская земля (1489). Великие и удельные князья отказались от верховных прав в сво­их владениях и переходили под политическое покровительство московского князя. В 1490—1500 гг. политическое верховенство московского князя при­знали князья Вяземские, Белевские, Новосильские, Одоевские, Воронеж­ские и Мезецкие.

Выступая защитником православной веры и возглавляя движение за со­здание великорусской народности, Иван III провел с Литвой ряд успешных войн, отторгнув от нее верховские и чернигово-северские княжества. По ус­ловиям перемирия с великим князем литовским Александром (1503 г.) к Москве отошли 19 городов и 70 волостей.

Если до середины XV в. Московское княжество было лишь одним из не­скольких княжеств Северной Руси, то «теперь оно осталось здесь единствен­ным и потому стало национальным: его границы совпали с пределами вели­корусской народности» (В. О. Ключевский). При этом Иван III стремился взять под свое покровительство население Южной и Западной Руси. Он не­однократно заявлял литовским представителям, что считает своей вотчиной Киев, Смоленск, Полоцк, Витебск и многие другие города, входившие в то время в состав Литовского государства.

Как независимый государь Иван III стал держать себя по отношению к та­тарам. В 1476 г. он отказался платить им ежегодную дань и вступил в союз с крымским ханом, противником Золотой Орды. Стояние на Угре (1480) по­ложило конец монголо-татарскому игу. Русское государство обрело формаль­ный суверенитет.

В 1472 г. состоялся брак Ивана III с племянницей последнего византий­ского императора Зоей (Софьей) Палеолог, возвысивший значение монархи­ческой власти в России. «Великий князь московский становится как бы пре­емником византийского императора, почитавшегося главою православного

78

Востока» (С. Г. Пушкарев). При московском дворе заводился пышный, стро­гий и сложный церемониал по Византийскому образцу. С конца XV в. на пе­чатях Ивана III изображался не только московский герб с Георгием Победо­носцем, но и герб Византии с двухглавым орлом.

Изменение общественно-политического статуса великого князя Москов­ского отразилось и на его титуловании, теперь его называли: «Иоанн, божьей милостью государь всея Руси и великий князь Владимирский и Московский и Новгородский и Псковский и Тверской... и иных». В международных отно­шениях Иван III стал именовать себя царем, как раньше звали только визан­тийского императора и татарского хана. В новом титуле нашла выражение не только мысль о московском государе как национальном властителе всей Рус­ской земли, но также и идея божественного происхождения его власти (в до­полнение к прежнему источнику власти от отца и деда).

В 1493 г. Иван III формально принял титул «государя всея Руси», открыто претендуя на земли Литовской Руси. Титулы, принятые Иваном III, — «царь» и «самодержец» — подчеркивали самостоятельность, независимость государя всея Руси.

В это время появляется множество легенд, которые должны были обосно­вать законное первенство московских государей над всеми русскими князья­ми и королями Польши и Литвы, захватившими значительную часть русских земель. В одной из них, «Сказаниях о князях Владимирских», доказывается связь рода Рюрика, к которому принадлежал Иван III, с родом древнего рим­ского императора Августа, чья власть имела божественный характер. Утверж­дению той же идеи способствовала политическая теория, провозглашавшая Москву «третьим Римом», по которой вся история христианства сводилась к истории трех «Римов» — первого, погубленного католичеством, второго — Константинополя, завоеванного турками-османами, и третьего — Москвы, объявлявшейся недоступной для ереси твердыней православия. Тем самым задача создания централизованного Московского государства становилась всемирно-исторической, представлялась как спасение всего человечества, искупительная миссия христианства.

По мнению И. Н. Ионова, если в X в. христианство стало духовной основой объединения восточнославянских племен в единое древнерусское государство, то в XV в. оно вновь сыграло ключевую роль в создании централизованного Московского государства, упрочении самодержавной власти московских царей.

Наконец, в конце XV в. о существовании Московского государства (Моско­вии) стало известно в странах Западной Европы. При Иване III были установ­лены дипломатические отношения с Германией, Венецией, Данией, Венгрией и Турцией.

Новое значение великого князя Московского отразилось и на государ­ственном праве. Иван III передал по наследству своему старшему сыну Васи­лию целый ряд политических преимуществ: «1) до сих пор все князья сона­следники совместно по участкам владели городом Москвой; Иоанн III предо­ставил финансовое управление всей столицей, сбор доходов с нее одному

79

великому князю, равно как ему же принадлежал и суд по важнейшим уголов­ным делам во всем городе Москве и в подмосковных селах, доставшихся в удел его младшим братьям; 2) до сих пор все князья, великий и удельные, били свою монету; по духовной Иоанна III право чеканить монету предостав­лено было одному великому князю Московскому; 3) до сих пор удельные князья могли располагать своими вотчинами в завещаниях по личному усмотрению; по духовной Иоанна III, удельный князь, умирая бессыновьим, не мог никому завещать свой удел, который в таком случае переходил к вели­кому князю; 4) по договорным грамотам со своими удельными братьями Иоанн III присвоил одному себе право вести сношения с иноземными госу­дарствами» (В. О. Ключевский). Обладая таким количеством политических прав, Василий III (1505—1533) являлся, по мнению В. О. Ключевского, «пер­вым государем в настоящем политическом смысле этого слова».

Присоединив к Москве Псков (1510), великое княжество Рязанское (1517), княжества Стародубское и Новгород-Северское (1517—1523) и Смо­ленск (1514), Василий фактически завершил объединение Великороссии и превратил Московское княжество в национальное государство.

Князья в присоединенных землях становились боярами московского го­сударя («обояривание князей»). Эти княжества теперь назывались уездами, управлялись наместниками из Москвы. Наместники назывались также «боя­рами-кормленщиками», так как за управление уездами получали корм — часть налога, величина которого определялась прежней платой за службу в войсках. Местничество — это право на занятие той или иной должности в государстве в зависимости от знатности и служебного положения предков, их заслуг пе­ред Московским великим князем.

Раздробленность постепенно сменялась централизацией. Начал склады­ваться аппарат управления.

Боярская дума состояла из 5—12 бояр и не более 12 окольничьих (бояре и окольничьи — два высших чина в государстве). Кроме московских бояр, с середины XV в. в думе заседали и местные князья из присоединенных зе­мель, признавших старшинство Москвы. Боярская дума имела совещатель­ные функции о «делах земли».

Будущая- приказная система выросла из двух общегосударственных ве­домств: Дворца и Казны. Дворец управлял землями великого князя, Казна ве­дала финансами, государственной печатью, архивом.

В 1497 г. был принят новый свод законов единого государства — Судебник Ивана III. Судебник включал 68 статей и отражал усиление роли центральной власти в государственном устройстве и судопроизводстве страны. Статья 57 ограничивала право крестьянского перехода от одного феодала к другому оп­ределенным сроком для всей страны: неделей до и неделей после осеннего Юрьева дня (26 ноября). За уход крестьянин должен был уплатить «пожи­лое» — плату за годы, прожитые на старом месте. Ограничение крестьянского перехода было первым шагом к установлению крепостного права в стране. Однако до конца XVI в. крестьяне сохраняли право перехода от одного земле­владельца к другому.

80

В целом в отличие от передовых стран Западной Европы образование еди­ного государства в России происходило при полном господстве традицион­ного способа хозяйства России — на феодальной основе. Это позволяет по­нять, почему в Европе начало формироваться буржуазное, демократическое, гражданское общество, а в России долго будут господствовать: крепостное право, сословность, неравноправие граждан перед законом.

Таким образом, завершился процесс объединения Северо-Восточной и Северо-Западной Руси в одно государство. Образовалась крупнейшая в Ев­ропе держава, которая с конца XV в. стала называться Россией.

81

Глава 6. РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО В XVI в. ИВАН ГРОЗНЫЙ

  • Социально-экономическое развитие

  • Внутренняя политика и реформы Ивана Грозного

  • Опричнина

  • Оценка опричнины в отечественной исторической науке

  • Внешняя политика

  • Особенности политического развития Московского государства в XVI в.

Социально-экономическое развитие. К концу XVI в. территория России увеличилась почти вдвое по сравнению с серединой века. В нее вошли земли Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, Башкирия. Шло освоение плодородных земель на южной окраине страны — Диком поле. Были пред­приняты попытки выхода к Балтийскому морю.

Население России в конце XVI в. насчитывало 9 млн... человек. Однако его плотность даже в наиболее населенных землях России составляла лишь 1— 5 человек на 1 кв. км. В Европе в то же время плотность населения достигала 10—30 жителей на 1 кв. км. Усиливался многонациональный состав населе­ния страны.

Экономика страны носила традиционный характер, основанный на гос­подстве натурального хозяйства.

Боярская вотчина оставалась господствующей формой землевладения. Наиболее крупными вотчинами были вотчины великого князя (царя), митро­полита (с 1589 г. патриарха) и монастырей. Бывшие местные князья стали вассалами Государя всея Руси. Их владения превращаются в обычные вотчи­ны («обояривание князей»).

В XVI в. в структуре феодальной собственности на землю произошли важ­ные изменения — заметно возросла доля поместного землевладения. Своеоб­разной чертой экономического развития средневековой России было терри­ториальное разделение двух форм феодального землевладения, а именно: устойчивое поместно-вотчинное землевладение светских и церковных феода­лов в центральных, давно обжитых районах и общинное крестьянское земле­владение на малонаселенных окраинах.

Общая тенденция социально-экономического развития страны в XVI в. — укрепление феодально-крепостнических порядков. Экономической основой крепостничества была феодальная собственность на землю в трех ее видах: поместная, вотчинная и государственная. По своему социальному положению крестьяне делились на три группы:

  • владельческие крестьяне, которые принадлежали феодалам;

  • дворцовые крестьяне, которые находились во владении дворцового ве­домства московских великих князей;

  • черносошные (позже государственные) крестьяне, которые жили волост­ными общинами на землях, не принадлежащих какому-либо владельцу, но были обязаны выполнять определенные повинности в пользу государства.

82

Во второй половине XVI в. происходит значительное сокращение черно­сошного крестьянства в центре и на северо-западе страны. Значительное их количество осталось лишь на окраинах (север страны, Карелия, Поволжье, Сибирь).

В особом положении находилось население, жившее на осваиваемых зем­лях Дикого поля (на реках Днепр, Дон, Средняя и Нижняя Волга, Яик). Во второй половине XVI в. на южных окраинах России значительную роль стало играть казачество (от тюркского слова «удалец», «вольный человек»). Кресть­яне бежали на свободные земли Дикого поля. Там они объединялись в свое­образные военизированные общины; все важнейшие дела решались на ка­зацком кругу. С XVI в. правительство использовало казаков для несения по­граничной службы, снабжало их порохом, провиантом, выплачивало им жалование. Такое казачество в отличие от «вольного» получило название «слу­жилого».

К концу XVI в. в России насчитывалось примерно 220 городов. Крупней­шим городом была Москва, население которой составляло около 100 тыс. че­ловек (в Париже и Неаполе в конце XVI в. проживало 200 тыс. человек, в Лон­доне, Венеции, Амстердаме, Риме — 100 тыс.). Остальные города России, как правило, имели по 3—8 тыс. человек. В Европе же средний по размеру город XVI в. насчитывал 20—30 тыс. жителей.

В XVI в. в городах развивались ремесла и торговля. В Москве появились первые казенные предприятия — Оружейная палата, Пушечный двор, Су­конный двор. По всей стране велось крупное по тем временам комплексное строительство.

По мере расширения торговли из различных слоев общества формирова­лась богатая прослойка купечества. В Москве были созданы привилегирован­ные купеческие объединения — гости, гостиная и суконная сотни. В правовом отношении они в значительной степени были уравнены с феодальными зем­левладельцами. За это купечество должно было нести государеву службу, спо­собствуя обеспечению государства доходами.

Крупнейшими купцами XVI в. были Строгановы. Выходцы из поморских крестьян, они начали свою деятельность в XV в. и стали основателями тор­гово-промышленной династии, которая продолжала свою деятельность до 1917 г. Купцы и промышленники Строгановы оказывали поддержку Ивану Грозному, снабжали его товарами и были его банкирами. Сам же Иван Гроз­ный благосклонно относился к Строгановым, поощрял их деятельность, на­граждал их грамотами на право владения землями, лесами и другими угодья­ми на Урале и в других частях России.

В целом анализ социально-экономического развития России в XVI в. по­казывает, что в стране в это время происходит процесс укрепления традици­онной феодальной экономики. Рост мелкотоварного производства в городах и торговли не привели к созданию базы для буржуазного развития.

Внутренняя политика и реформы Ивана Грозного. После смерти в 1533 г. Ва­силия III на великокняжеский престол вступил его трехлетний сын Иван IV. Фактически государством управляла его мать Елена, дочь князя Глинского —

83

выходца из Литвы. При Елене Глинской (1533—1538) был проведен ряд реформ и мероприятий, способствовавших централизации и безопасности государ­ства:

  • денежная реформа, установившая единую монетную систему в стране;

  • введение единых для всей страны мер длины и объема;

  • строительство новых и реорганизация старых крепостей, в том числе Китайгородской стены вокруг московского посада;

  • укрепление армии, новые поместные раздачи йетям боярским;

  • ограничение феодальных иммунитетов (прав вотчинников собирать подати и использовать их на свои нужды);

  • предоставление льгот и земель православным переселенцам из Литвы, расселение их по новым городам.

И в годы правления Елены, и после ее смерти (есть предположение, что она была отравлена) не прекращалась борьба за власть между боярскими группировками Вельских, Шуйских, Глинских.

Боярское правление привело к ослаблению центральной власти, а произ­вол вотчинников вызвал широкое недовольство и открытые выступления в ряде русских городов. Конец 40-х гг. «ознаменовался взрывами народного недовольства (В. Б. Кобрин). Несоответствие между старыми порядками и новыми условиями к тому времени «стало очевидно для всех» (Р. Г. Скрынников).

В 1547 г. Иван IV (родился в 1530 г.) достиг совершеннолетия и венчался на царство, официально приняв титул царя и великого князя «всея Руси». В старой России наиболее сильный независимый правитель назывался «царь». Такой титул русские впервые применили к византийскому императо­ру, а затем к монгольскому хану.

Московский правитель мог претендовать на титул царя по двум причи­нам. Во-первых, он формально объявил о своей независимости перед своим прежним сюзереном — монгольским царем. Во-вторых, Византийская импе­рия была разрушена турками, и, таким образом, греческий православный мир жил без царя. И к тому же согласно византийской теории «гармонии» церкви и государства христианское общество нуждалось в двух главах — царе и пат­риархе. Таким образом, великий князь Московский как единственный неза­висимый православный правитель не только имел право, но и был обязан принять титул царя, если он не хотел оставить православное общество без за­щитника. Иван III и Василий III употребляли этот титул от случая к случаю. Иван IV Грозный был официально коронован царем в 1547 г. Четырнадцатью годами позже Константинопольский патриарх признал титул Ивана и послал ему свое благословение.

Правление Ивана IV продолжалось почти полвека (1533—1584) и было от­мечено многими важными событиями. Царь был натурой противоречивой. По мнению Г. В. Вернадского, наделенный большими интеллектуальными способностями, правитель с широким кругозором, он в то же время был вспыльчив, жесток, да и к тому же страдал манией преследования, которая особо развилась в последние двадцать лет его жизни.

84

Правление Ивана Грозного в исторических исследованиях делят на два периода:

    1. конец 40-х—50-е гг. — крупные внутри- и внешнеполитические успехи, период реформ;

    2. 1560—1584 гг. — период опричнины и ее последствий.

Окружением царя — так называемым правительством Избранной рады

(1549—1560) — были проведены многочисленные реформы центрального и местного управления. Люди, входившие в Избранную раду, пользовались не только поддержкой, но и симпатией Ивана IV — Алексей Адашев, духовник царя Сильвестр, дьяк Посольского приказа Иван Висковатый, отец и брат Алексея Адашева Федор и Данило Адашевы, родственники жены царя Анас­тасии бояре Захарьины, друг детства Андрей Курбский, митрополит всея Руси Макарий.

В 1549 г. в Москве впервые был созван Земский собор — совещательный орган при царе, куда входили члены Боярской думы, высшее духовенство, представители служилых людей (впоследствии в Земских соборах участвова­ли и горожане). На соборе была обсуждена программа преобразований.

Общая тенденция к централизации страны вызвала необходимость изда­ния нового свода законов — Судебника 1550 г. Он упорядочил и дополнил прежний, ограничил права наместников и волостителей. В Судебнике под­тверждалось право перехода крестьян в Юрьев день и была увеличена плата за «пожилое». Феодал теперь отвечал за преступления крестьян, что усиливало их личную зависимость от господина. Впервые было введено наказание за взяточничество государственных служащих.

В 1551 г. был созван церковный собор. Ответы собора на сто царских во­просов составили Стоглав — кодекс правовых норм внутренней жизни рус­ского духовенства и его взаимоотношений с обществом и государством.

Кто же был составителем царских вопросов? Одни авторы (пособие под редакцией И. А. Фроянова) называют Сильвестра, другие (А. В. Карташев) указывают на митрополита Макария при участии протопопа Сильвестра и игумена Троице-Сергиева монастыря Артемия (вскоре был осужден цер­ковным судом и сослан на Соловки как еретик). По мнению А. В. Карташева, «...собор 1551 г. действительно достиг своей универсальной цели: он подверг пересмотру все стороны русской церковной жизни, чтобы очистить ее по воз­можности от всех ее недостатков».

      1. «Стоглав» утвердил ранее принятые решения по канонизации местных угодников и признанию их всероссийскими святыми;

      2. запретил новаторство в иконописи;

      3. унифицировал порядок исполнения церковных обрядов;

      4. наметил открытие в Москве и других городах специальных школ для подготовки священников;

      5. осудил пороки в светской и церковной жизни;

      6. запретил приглашать на свадьбы скоморохов;

      7. монастырям запрещалось ссужать деньги в «рост» и выпрашивать у ца­ря без нужды новые угодья и льготные грамоты;

      8. 85

8) также монастырям запрещалось покупать вотчинные владения «без доклада» царю, у них отнимались земли, принятые у бояр в малолетство Ива­на (с 1533 г.).

Еще при Елене Глинской была начата денежная реформа, по которой мос­ковский рубль стал основной денежной единицей страны. Право сбора торго­вых пошлин при Иване IV переходило в руки государства. Население страны было обязано нести тягло — комплекс натуральных и денежных повинно­стей. В середине XVI в. была установлена единая для всего государства едини­ца взимания налогов — большая соха. В зависимости от плодородия почвы, а также социального положения владельца земли соха составляла 400—600 де­сятин земли.

Серьезные изменения коснулись и центрального государственного управ­ления. Вместо двух прежних учреждений — Государева дворца и Казны, обла­давших различными, переплетавшимися функциями управления, была со­здана целая система специализированных приказов. Еще до реформ середины XVI в. отдельные отрасли государственного управления, а также управления отдельными территориями стали поручаться («приказываться», как тогда го­ворили) боярам. Так появились первые приказы — учреждения, ведавшие от­раслями государственного управления или отдельными регионами страны. В середине XVI в. существовало уже два десятка приказов. Военными делами руководил Разрядный приказ (ведал поместным войском), Пушкарский (ар­тиллерией), Стрелецкий (стрельцами), Оружейная палата (Арсенал), иност­ранными делами управлял Посольский приказ, финансами — приказ Большой приход, государственными землями, раздаваемыми дворянам, — Поместный приказ, холопами — Холопский приказ. Были приказы, ведавшие определен­ными территориями, например приказ Сибирского дворца управлял Сибирью, приказ Казанского дворца — присоединенным Казанским ханством.

Во главе приказа стоял боярин или дьяк — крупный государственный чи­новник. Приказы ведали управлением, сбором налогов и судом. С усложне­нием задач государственного управления росло число приказов. Ко времени петровских преобразований в начале XVIII в. их было около 50. Оформление приказной системы позволило централизовать управление страной.

Большого внимания заслуживают реформы местного управления (попытки ее осуществления предпринимались начиная с 30-х гг. XVI в.), а также воен­ная, проводившиеся одновременно и в тесном переплетении друг с другом. «Самые крупные законодательные меры, — отмечал В. О. Ключевский, — были прямо связаны с этой двойной реформой, земскою и военной».

Поначалу Избранная рада не собиралась радикально менять сложивший­ся порядок местного управления. Судебник Ивана IV всего лишь уточнил права и обязанности кормленщиков (наместников — в уездах и волостите- лей — в волостях, которым в их личное распоряжение поступали все средства, собранные сверх необходимых податей в казну, т. е. они «кормились» за счет управления землями).

В 1556 г. кормления были отменены. На местах управление (сыск и суд по особо важным государственным делам) было передано в руки губных старост

86

(губа — округ), избиравшихся из местных дворян, земских старост — из числа зажиточных слоев черносотенного населения там, где нё было дво­рянского землевладения, городовых приказчиков, или «излюбленных голов», — в городах.

Перед центральным правительством приходилось отвечать не только ста­ростам, но и самым мирам, которые наделялись отныне новой ответственно­стью — мирской порукой за своих выборных управителей (старост и судей). Заменив служилых кормленщиков «мирскими органами правительства», из­бранная рада пошла по пути усиления государственной централизации.

Важное значение имели военные реформы.

  • Ядро армии составляло дворянское ополчение. Под Москвой была по­сажена на землю «избранная тысяча» — 1070 провинциальных дворян, кото­рые, по замыслу царя, должны были стать его опорой.

  • Впервые было составлено Уложение о службе.

  • Вотчинник или помещик мог начинать службу с 15 лет и передавать ее по наследству.

  • Со 150 десятин земли и боярин, и дворянин должны были выставлять одного воина и являться на смотры «конно, людно и оружино».

  • В 1550 г. вместо отрада пищальников (появившихся в начале XVI в.) создается постоянное стрелецкое войско (на первых порах стрельцов набрали три тысячи человек).

  • В армию стали привлекать иностранцев (число которых было незначи­тельно).

  • Для несения пограничной службы привлекалось казачество.

Бояре и дворяне, составлявшие ополчение, назывались «служилыми людьми по отечеству», т. е. по происхождению. Другую группу составляли «служилые люди по прибору» (т. е. по набору). Кроме стрельцов, туда входили пушкари (ар­тиллеристы), городская стража, близки к ним были казаки. Тыловые работы (обоз, строительство сооружений) выполняла «посоха» — ополчение из числа черносошных монастырских крестьян и посадских людей.

На время военных походов ограничивалось местничество. В середине XVI в. был составлен официальный справочник — «Государев родословец», упорядочивший местнические споры.

Реформы 50-х гг. XVI в. способствовали укреплению Российского центра­лизованного многонационального государства. Они усилили власть царя, привели к реорганизации местного и центрального управления, укрепили во­енную мощь страны.

Опричнина (1565—1572). 3 декабря 1564 г. Иван IV с семьей и приближен­ными внезапно выехал из Москвы. Поселившись в Александровской слободе (около 65 верст от Москвы), примерно через месяц царь прислал в столицу с гонцом две грамоты. В первой он обвинял церковных иерархов и всех фео­далов в измене, а во второй, адресованной посадскому населению Москвы, писал о том, что на него царский гнев не распространяется.

Московский посол вынудил делегацию московских бояр просить царя вернуться на трон. Царь согласился, оговорив себе право казнить и миловать

87

по своему усмотрению. Иван IV поделил все государство на две части: оприч­нину (от слова «опричь» — кроме), выделяемую ему лично в особый удел, и земщину.

В опричнину царь включил наиболее экономически развитые районы страны: торговые города вдоль судоходных речных путей, основные центры солеварения и стратегически важные форпосты на западных и юго-западных границах. На этих землях поселялись дворяне, вошедшие в особое опричное войско, а бывшие владельцы имений выселялись в земщину.

В опричнине складывались свои, параллельные земским, центральные органы управления: дума и приказы. Земщиной руководило правительство во главе с И. М. Висковатым.

Члены «царева войска» носили монашескую черную одежду, а к седлам приторачивали собольи головы и метлы как знаки преданности царю и го­товности вымести любую измену в государстве. Фактически опричное войс­ко представляло собой карательный механизм, сочетавший в себе внешние атрибуты монашеского ордена и обычаи бандитской шайки. На содержание опричников (количество их первоначально составляло 1000 человек, позже возросло в 5—6 раз) Иван Грозный потребовал огромной суммы в 100 тыс. рублей.

Во главе опричнины оказались родственники покойной царицы Анаста­сии В. М. Юрьев, А. Д. Басманов и брат второй жены царя Ивана (брак заклю­чен в 1561 г.) кабардинской княжны Марии Темрюковны князь М. Т. Черкас­ский. Среди опричников выделялись князь А. И. Вяземский, боярин Василий Грязной и незнатный дворянин Г. JI. Скуратов-Вельский (Малюта Скуратов), ведавший казнями и пытками.

Причины введения опричнины. Переход к опричнине был обусловлен объек­тивными противоречиями и личными мотивами Ивана IV.

Объективные противоречия (политические и социальные) внутреннего ус­тройства Московского государства:

  • отношения монарха и боярской аристократии оставались неупорядо­ченными и неурегулированными;

  • активная военная политика и необходимость в постоянном увеличении численности войска заставляли государство систематически подчинять инте­ресы производителей (крестьян, ремесленников и торговых людей) интере­сам служилого класса.

«Оба противоречия в своем развитии во второй половине XVI в. создавали государственный кризис» (С. Ф. Платонов).

Личные мотивы царя Ивана IV:

  • в 1554 г. ему стало известно о боярских симпатиях к удельному князю Владимиру Андреевичу Старицкому, проявившихся во время его тяжелой бо­лезни в 1553 г. Именно тогда у него впервые зародилось недоверие к Адашеву и Сильвестру;

  • в 1557—1558 гг. царь столкнулся с боярской оппозицией курсу на развя­зывание Ливонской войны. Не нашел он поддержки в этом вопросе и у Из­бранной рады;

88

  • в 1560 г. Иван IV остро переживал кончину любимой жены Анастасии Романовны. Тогда же произошел его окончательный разрыв 9 Сильвестром и Адашевым. Заподозренные в неверности, ближайшие советники царя были удалены от двора, а затем направлены в ссылку. Вскоре начались преследова­ния и казни бояр, заподозренных в измене (отъезды в Литву);

  • настоящий шквал эмоций вызвал у царя побег воеводы князя Андрея Курбского в Литву (в 1564 г.). После этого гонения на бояр были ужесточены.

По мнению Р. Г. Скрынникова, опричнина, представляя собой систему внутриполитических мер преимущественно репрессивного характера, «не была чем-то единым на протяжении семи лет». М. М. Шумилов выделяет сле­дующие ее проявления:

    • в самом начале опричного правления (в 1565 г.) в казанскую ссылку было отправлено около 100 из 282 княжат с одновременной конфискацией их родовых вотчин;

    • затем наступил черед бояр и земских дворян (только по «делу» боярина И. П. Федорова в 1568 г. было казнено около 500 человек);

    • в 1569 г. была уничтожена вся семья Старицких;

    • в самом конце 1569 г. Малютой Скуратовым был задушен Филипп Ко­лычев, лишенный митрополичьего сана за публичное осуждение опричнины и царского произвола;

    • в начале 1570 г. Иван Грозный учинил Новгородский погром (число его жертв по некоторым подсчетам достигло 10—15 тыс. человек);

    • вслед за этим страшные расправы ожидали Москву, где летом 1570 г. были казнены десятки незнатных чиновников земских приказов (дьяков и подьячих) и лиц других званий, в том числе думный дьяк И. М. Висковатый, более 20 лет руководивший внешней политикой России;

    • замыкали кровавый список непосредственные создатели опричнины — отец и сын Басмановы, князь Афанасий Вяземский, Михаил Черкасский.

Большинство историков полагает, что осенью 1572 г. царь отменил оп­ричнину. Однако казни «заговорщиков» не прекратились. В 1575 г. Иван IV попытался вернуться к опричниным порядкам. Он вновь закрепил за собой «удел», предоставив право формально управлять страной крещеному татарс­кому хану Симеону Бекбулатовичу, титуловавшемуся «великим князем всея Руси». Княжение Симеона продолжалось менее года, затем Иван IV вновь вернулся на трон. Массовый террор прекратился. Однако, поскольку безза­кония, «переборы людишек» продолжались до самой смерти Ивана Грозного (даже в 1582 г. был убит царевич Иван — сын Ивана IV), некоторые ученые (С. М. Соловьев, С. Ф. Платонов и др.) рассматривали опричнину в хроноло­гических рамках 1565—1584 гг.

Рассматривая итоги опричного правления, важно понять его влияние на все стороны общественной жизни: политическую, социальную, экономическую и духовную.

Во-первых, за годы опричнины страна значительно продвинулась вперед по пути централизации: ослабло влияние титулованного московского боярства; со смертью Владимира Старицкого исчезло последнее удельное княжество;

89

с низложением митрополита Филиппа Колычева нарушались прежние отно­шения государства и церкви; с разгромом Новгорода окончательно подрыва­лась общественная самодеятельность «третьего сословия».

Во-вторых, опричнина наряду с Ливонской войной вызвала экономиче­ский кризис в стране. Села центра и северо-запада, где побывали «опричные экспедиции», обезлюдели. Многие крестьяне либо были убиты, либо бежали в Литву, на Дон или новые восточные земли, либо их вывезли в свои поместья опричники. Большинство владельцев вотчин и поместий было разорено. По кадастровым земельным книгам, на Псковщине и Новгородчине 90% сель­скохозяйственных земель не возделывалось. В Московском уезде, по писцо­вым книгам, обрабатывалось лишь 15% пашни.

В-третьих, следствием сокращения посевных площадей стал голод. По свиде­тельству современника, люди убивали друг друга за кусок хлеба. Общие потери населения от террора, чумы и голода составили 500 тыс. человек (население России в целом составляло 7—9 млн... жителей).

В-четвертых, опричнина, разорив крестьян и стимулировав их бегство, послужила одной из причин принятия первых закрепостительных актов. В 1581 г. был издан указ «о заповедных летах», в которых запрещались пере­ходы крестьян. Помещики, потеряв часть людей, пытались получить боль­шой оброк с оставшихся.

В-пятых, были подорваны резервы России в целом. Еще в 1565 г. Иван Гроз­ный взял с земщины себе «на подъем» 100 тыс. рублей. По тем временам на эти деньги можно было купить 5 млн... пудов ржи или 100 тыс. рабочих лошадей.

Оценка опричнины в отечественной исторической науке. В исторической науке ведутся многолетние споры о смысле и цели опричнины.

Начиная с Андрея Курбского, написавшего после своего бегства в Литву «Историю о великом князе Московском» (1573), и авторов «Хронографа» (нача­ло XVII в.) многие русские историки — Н. М. Карамзин, В. О. Ключевский и др. — придерживались концепции «двух Иванов»: «доброго, нарочитого» правителя в 40—50-е гг. XVI в. и злобного тирана в 60—80-е гг. (этот взгляд не противоречит событиям). Опричнина трактовалась как прихоть полубезум­ного деспота, лишенная (или почти лишенная) государственного смысла.

В середине XIX в. в русской историографии ведущим направлением стала так называемая государственная школа. Ее представители, и прежде всего основоположник «государственников» С. М. Соловьев, рассматривали исто­рический процесс с точки зрения становления государственности. Все, что способствовало упрочению государства, признавалось положительным, так как в государственной власти Соловьев и его последователи видели движу­щую силу истории.

Деятельность Грозного, по мысли Соловьева, сводилась к замене старых «родовых, семейных начал» новыми, «государственными», и Иван IV в этом преуспел. Однако Соловьев осуждал жестокость Ивана Грозного. «Не произ­несет историк, — писал он, — слово оправдания такому человеку».

Последователи Соловьева отбрасывали моральные оценки личностей XVI в. как «ненаучные» и «неисторические» и оправдывали опричные реп

90

рессии как необходимые, по их мнению, для становления великого государ­ства. Так, по мнению К. Д. Кавелина, «опричнина — учреждение, оклеветан­ное современниками и непонятное потомству», имела государственный смысл.

Выдающийся историк конца XIX—начала XX в. С. Ф. Платонов считал, что содержанием царствования Ивана IV являлась борьба царя и дворянства с главным тормозом на пути централизации — боярством. Реформ 50-х гг. XVI в. было недостаточно, и потребовалось организованное в масштабах страны насилие — опричнина.

Этот взгляд развивали все отечественные историки 20—50-х гг. XX в. — М. Н. Покровский, И. И. Смирнов, С. В. Бахрушин, а в последующие годы — В. К. Корецкий, Р. Г. Скрынников и др.

Крупные бояре-вотчинники рассматривались как сторонники «удельной системы», т. е. раздробленности. Царь, опиравшийся на мелких и средних феодалов-помещиков — боярских детей и дворян, олицетворял централизаторские тенденции. Опричнина была тем шагом, который ослаблял эко­номические и политические позиции боярства, укрепляя положение мелких и средних служилых людей, царскую власть и в итоге завершил централиза­цию России.

В 30—50-е гг. данная теория оставалась господствующей, так как импони­ровала лично Сталину. Подчеркивая прогрессивный характер опричнины, фигуры Ивана Грозного, Сталин тем самым не только оправдывал свой соб­ственный террор, но и определенным образом внедрял в массовое сознание культ мудрого, но строгого вождя, беспощадно сметающего на своем «пра­вильном» пути многочисленных и коварных изменников.

Ученый Г. Н. Бибиков, изучая проблему опричнины, выяснил, что в оп­ричнину вошли не боярские вотчинные земли, что было бы логично пред­положить, а уезды, заселенные преимущественно рядовыми служилыми людьми.

Исследования С. Б. Веселовского, А. А. Зимина, В. Б. Кобрина и других исто­риков показали, что опричнина не изменила структуру феодального земле­владения в России. Более того, А. А. Зимин в книге «Опричнина Ивана Гроз­ного» опроверг тезисы о том, что опричный террор был направлен против бояр — противников централизации страны, и о прогрессивности опричнины.

С. М. Каштанов подчеркнул роль опричнины в утверждении крепостно­го права.

В 70—80-е гг. В. Б. Кобрин в ряде работ доказал, что боярство не являлось аристократической оппозицией централизаторским силам. В отличие от за­падноевропейских графов, герцогов и прочих крупных феодалов русские бояре не имели замков и компактно расположенных в одной местности владений. Принадлежавшие им деревни были разбросаны по 5—6 уездам, и возврат к удельному сепаратизму серьезно угрожал бы хозяйственным интересам бояр.

Кобрин также заметил, что все централизаторские реформы XV—XVI вв. совершались по «приговору Боярской думы», т. е. были разработаны монар­хом в союзе с верхами боярства. Следовательно, и политически боярство было заинтересовано в централизации.

91

И наконец, вопрос о направленности опричного террора. В XVI в. поме­щиками и вотчинниками являлись как бояре, так и дети боярские и дворяне. Изучив земельные владения опричнины и земщины, Кобрин пришел к выво­ду, что они мало чем различались. Причем массовых выселений бояр, даже объявленных в указах Ивана IV, не осуществлялось. Во главе опричнины, в ча­стности опричнины Боярской думы, стояли также бояре. По подсчетам исто­рика С. Б. Веселовского, на одного казненного боярина приходилось 3—4 каз­ненных родовых дворянина, а на одного «служилого по отечеству» — с десяток простолюдинов. В конечном счете опричнина выродилась в бессмысленную войну Ивана Грозного со своим народом.

По мнению Т. В. Черниковой, современные психиатры видят в Иване Грозном психически больного человека, параноика, страдающего манией преследования. Но только почему-то во всей Европе во времена становления единых государств на престолах сидели мнительные тираны — Эрик XIV (Швеция), Людовик XI (Франция), Филипп II (Испания), Генрих VIII (Анг­лия). Они, конечно, не отправили в могилу столько людей, сколько Иван Грозный, но в изощренности пыток и казней ему не уступали. Людовик XI, к примеру, расставлял в окрестностях своих резиденций капканы на крупно­го зверя, в которые попадались исключительно люди. Его вельможи конча­ли жизнь в оправленных железом деревянных клетках, где можно было си­деть лишь на корточках, причем заботливые тюремщики по указу короля усиленно кормили жертвы, гадая, заполнит ли их скрюченное тело все про­странство клетки.

В новейшей историографии превалируют негативные оценки личности и политики Ивана Грозного для развития России, ее политических судеб. Од­нако исследователь В. Ф. Патракова отмечает, что в контексте общероссий­ского развития деспотизм Ивана IV мало чем отличался от деспотизма евро­пейских дворов, а количество жертв опричного террора было на порядок меньше жертв религиозных преследований в Европе XVI в.

В целом опричнину можно рассматривать как форсированную централи­зацию (но в таких формах, которые нельзя признать прогрессивными), пред­принятую без достаточных экономических и социальных предпосылок, а по­тому вылившуюся в массовый террор. Это не была антибоярская политика. Скорее, это был конфликт внутри всего господствующего сословия, спрово­цированный Иваном IV с целью укрепления своей власти (разделил сословие на две части и натравил их друг на друга).

Внешняя политика. Основные задачи внешней политики России в XVI в.: на западе — борьба за выход к Балтийскому морю, на юго-востоке и востоке — борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начало освоения Сибири, на юге — защита страны от набегов крымского хана.

Татарские ханы совершали грабительские набеги на русские земли. На территориях Казанского и Астраханского ханств в неволе были тысячи рус­ских людей, захваченных во время набегов. Жестоко эксплуатировалось мест­ное население — чуваши, марийцы, удмурты, мордва, татары. По террито­риям ханств пролегал Волжский путь, но Волга не могла использоваться

92

русскими людьми на всем своем протяжении. Привлекали русских помещи­ков и плодородные малозаселенные земли этих краев.

Сначала Иван Грозный предпринял дипломатические шаги, направлен­ные на подчинение Казанского ханства, но они не принесли удачи. В 1552 г. 100-тысячное войско российского царя осадило Казань. Оно было лучше во­оружено, чем татарское. Артиллерия Ивана IV имела 150 крупных пушек. Ис­пользовав подкоп и бочки с порохом, русские взорвали стены Казани. Казан­ское ханство признало себя побежденным. Народы Среднего Поволжья во­шли в состав Российского государства. В 1556 г. Иван Грозный завоевал Астраханское ханство. С этого периода все Поволжье являлось территорией России. Свободный Волжский торговый путь значительно улучшил условия торговли с Востоком.

В середине XVI в. в состав России вошли Башкирия, Чувашия, Кабарда. Присоединение Казанского и Астраханского ханств открывало новые перс­пективы, становился возможным доступ к бассейнам великих сибирских рек. Сибирский хан Едигер еще в 1556 г. признал вассальную зависимость от Моск­вы, но сменивший его хан Кучум отказался признать власть Москвы (угнетал местных жителей, убил русского посла).

Купцы Строгановы, имевшие от царя грамоту с пожалованием земель к востоку от Урала, по разрешению Москвы наняли большой отряд казаков для борьбы с ханом Кучумом. Предводителем отряда стал казацкий атаман Ермак. В 1581 г. отряд Ермака нанес войскам Кучума поражение, а через год занял столицу Сибирского ханства Кашлык.

Армия Кучума, состоявшая из татар, остяков и вогулов, разбежалась. Хан ушел в степь. Окрестное население признало власть Ермака, принеся ему дань. Но местные князья не порвали окончательно отношения с Кучумом. Нередко происходили столкновения с населением. Войско Ермака поредело. Мало что изменило прибытие в конце 1584 г. 500 казаков Ивана Глухова и от­ряда князя Семена Волховского.

В августе 1585 г. Ермак, ночевавший в одном из острогов на Иртыше, был окружен. Казаки не выставили охрану. От них сбежал пленный татарин, кото­рый и привел неприятеля. Татары напали на спящих, началась резня. Ермак пытался доплыть до противоположного берега Иртыша, но тяжелая кольчуга — подарок царя — утащила его на дно.

Окончательно Кучум был разбит в 1598 г., и Западная Сибирь была присо­единена к Российскому государству (ее столицей стал Тобольск). На присо­единенных территориях утвердились общероссийские законы. Началось освое­ние Сибири русскими промышленниками, крестьянами и ремесленниками.

Внешнеполитические действия России на Западе — борьба за выход к Бал­тийскому морю, за прибалтийские земли, захваченные Ливонским орденом. Многие прибалтийские земли издавна принадлежали Новгородской Руси. Бе­рега реки Невы и Финского залива входили раньше в состав земель Великого Новгорода. В 1558 г. русские войска двинулись на Запад, началась Ливонская война, продолжавшаяся до 1583 г. Правители Ливонского ордена препятствова­ли связям Российского государства с западноевропейскими странами.

93

Этапы Ливонской войны:

  • 1558—1561 гг. — русские войска завершили разгром Ливонского ордена, взяли Нарву, Тарту (Дерпт), подошли к Таллину (Ревелю) и Риге;

  • 1561—1578 гг. — война с Ливонией превратилась для России в войну против Польши, Литвы, Швеции, Дании. Военные действия приобрели за­тяжной характер. Российские войска вели борьбу с переменным успехом, заняв летом 1577 г. ряд прибалтийских крепостей. Однако положение было осложнено:

  • ослаблением хозяйства страны в результате разорения опричниками;

  • изменением отношения к русским войскам местного населения в ре­зультате военных набегов;

  • переходом на сторону врага князя Курбского, одного из самых видных русских военачальников, знавших к тому же военные планы Ивана Грозного;

  • опустошительными набегами на русские земли крымских татар;

    1. 1578—1583 гг. — оборонительные действия России. В 1569 г. произошло объединение Польши и Литвы в единое государство — Речь Посполитую. Из­бранный на престол Стефан Баторий перешел в наступление; с 1579 г. рус­ские войска вели оборонительные бои. В 1579 г. был взят Полоцк, в 1581 г. — Великие Луки, поляки осадили Псков. Началась героическая оборона Пскова (возглавлял ее воевода И. П. Шуйский), продолжавшаяся пять месяцев. Му­жество защитников города побудило Стефана Батория отказаться от дальней­шей осады.

Ливонская война завершилась подписанием невыгодных для России Ям- Запольского (с Польшей) и Плюсского (со Швецией) перемирий. Русским при­шлось отказаться от завоеванных земель и городов. Земли Прибалтики были захвачены Польшей и Швецией. Война истощила силы России. Главная зада­ча — завоевание выхода к Балтийскому морю — решена не была.

Оценивая внешнюю политику России в XVI в. — завоевание Казанского (1552) и Астраханского (1556) ханств, Ливонскую войну (1558—1583), начало колонизации Сибири, создание оборонительной черты Московского госу­дарства, защищавшей от разорительных набегов, главным образом со сторо­ны Крымского ханства, важно иметь в виду, что наибольших внешнеполити­ческих успехов страна добилась в первый период правления Ивана Грозного (50-60-е гг.):

Кроме того, необходимо подчеркнуть и то, что военная политика России обусловливалась не только ее естественными в своей основе стремлениями отстоять молодую государственность, обезопасить границы, преодолеть синд­ром более чем двухсотлетнего ига, выйти, наконец, к Балтийскому морю, но также и экспансионистскими и захватническими устремлениями, порождае­мыми самой логикой формирования централизованного государства и инте­ресами военно-служилого класса.

Особенности политического развития Московского государства в XVI в. В отличие от Европы, где сложились национальные централизованные госу­дарства, объединение русских земель в Московское государство еще не озна­чало слияния их в единое политическое и экономическое целое.

94

На протяжении XVI в. шел сложный и противоречивый процесс центра­лизации, изживания удельной системы.

В изучении особенностей политического развития русского государства в XVI в. можно выделить несколько наиболее дискуссионных проблем.

В отечественной и зарубежной литературе отсутствует единое мнение по определению государственной формы, утвердившейся в России. Одни авторы характеризуют эту форму как сословно-представительную монархию, другие — как сословную.

Некоторые определяют политическую систему России XVI в. как самодер­жавие, понимая под ним деспотическую форму абсолютизма и даже восточно­го деспотизма.

На ход дискуссии оказывают влияние следующие обстоятельства:

  • во-первых, демонизация в оценке личности и политики Ивана Грозного, начало которой положил Н. М. Карамзин;

  • во-вторых, неясность понятий «самодержавие», «абсолютизм», «вос­точная деспотия», их соотношения.

Формально-юридическое, или чисто рациональное, определение этих понятий не учитывает характерной для средневекового мировосприятия традиционности власти, что оказывало влияние на сущность и форму госу­дарственности. Самодержавие XVI в. — это русская национальная форма пра­вославной сословной государственности, оцерковленного государства, кото­рая не может быть отождествлена ни с разновидностями восточного деспо­тизма, ни с европейским абсолютизмом, во всяком случае до реформ Петра I (В. Ф. Патракова).

М. М. Шумилов обратил внимание на то, что в характеристике русского самодержавия мнения авторов расходятся. Так, согласно Р. Пайпсу, самодер­жавный строй в России сформировался под влиянием Золотой Орды. Амери­канский историк полагает, что поскольку на протяжении веков хан был абсо­лютным господином над русскими князьями, то и «его могущество и величие почти полностью стерли из памяти образ византийского василевса». Послед­ний являл собой нечто весьма отдаленное, легенду; ни один из удельных кня­зей не бывал в Константинополе, зато многим из них была очень хорошо из­вестна дорога в Сарай.

Именно в Сарае имели князья возможность вплотную лицезреть власть, «с которой нельзя входить в соглашение, которой надо подчиняться безус­ловно». Здесь они научились облагать налогами дворы и торговые сделки, вести дипломатические отношения, управлять курьерской службой и рас­правляться с непокорными подданными.

С. Г. Пушкарев полагал, что политический строй Русского государства сложился под влиянием византийской церковно-политической культуры, а власть московских великих князей (Ивана III, Василия III) и царей (за ис­ключением Ивана IV) была неограниченной лишь формально. «Вообще же московский государь был — не формально, а морально — ограничен старыми обычаями и традициями, в особенности церковными. Московский государь не мог и не хотел делать того, что «не повелось».

95

В зависимости от ответа на вопрос о сущности монархической власти в России историки по-разному высказываются и относительно политиче­ской роли Боярской думы. Так, по мнению Р. Пайпса, Дума, не обладая ни законодательной, ни исполнительной властью, выполняла лишь функции регистрационного учреждения, утверждавшего решения царя. «У Думы, — по его словам, — не было ряда важнейших особенностей, которые отличают уч­реждения, обладающие настоящей политической властью. Состав ее был крайне непостоянен... Регулярного расписания заседаний не было. Протоко­лов дискуссий не велось, и единственным свидетельством участия Думы в выработке решений служит формула, записанная в тексте многих указов: «Царь указал, а бояре приговорили». У Думы не было четко оговоренной сфе­ры деятельности».

В XVI в. Дума превратилась в постоянное правительственное учрежде­ние, где думские люди выступали не только советниками царя по вопросам законодательства и управления, не только участвовали в выработке реше­ний, зачастую дискутируя, а иногда возражая царю, но также управляли центральными приказами, исполняли особые поручения по делам цент­ральной и местной администрации (В. О. Ключевский).

Другая грань вопроса о сущности российской государственности XVI в. — деятельность земских соборов 1549—1550, 1566 и 1598 гг., изучение их форми­рования, функций и взаимоотношений с царем.

Попытки решить эту проблему в духе европоцентристских концепций, господствующих в историографии, дают полярные, порой взаимоисключаю­щие точки зрения исследователей. Земские соборы в России не имели посто­янного состава, четко определенных функций в отличие от сословно-пред­ставительных органов власти европейских стран. Если парламент в Англии, генеральные штаты во Франции и другие сословно-представительные органы возникали как противовес королевской власти и были, как правило, в оппо­зиции к ней, то Земские соборы никогда не вступали в конфликт с царем.

В исторических исследованиях нередко высказывается мнение о сословно-представительной природе Земских соборов (С. Г. Горяйнов, И. А. Исаев и др.). Однако М. М. Шумилов считает, что, по всей видимости, Земские со­боры XVI в. не были ни народными, ни сословно-представительными учреж­дениями и ни совещательными органами при царе. В отличие от соответству­ющих учреждений Западной Европы они не вмешивались в государственное управление, не испрашивали для себя каких-либо политических прав, не вы­полняли даже совещательных функций. Участники первых Земских соборов не были выборными представителями. В их составе преобладали назначае­мые или призываемые самим правительством представители высшего сто­личного дворянства и купечества. Хотя в работе Земского собора 1598 г. в от­личие от предыдущих участвовали и выборные представители, ручавшиеся за свои миры, однако преобладали по-прежнему не они, а представители самого правительства: разностепенные носители власти, должностные лица, управ­ленцы, «агенты военных и финансовых учреждений» (В. О. Ключевский). Все они созывались на соборы не для того, чтобы заявить правительству о нуждах

96

и желаниях своих избирателей, и не для обсуждения общественно значимых вопросов, и не с целью наделения правительства какими-либо полномочия­ми. В их компетенции были ответы на вопросы, а сами они должны были вер­нуться домой ответственными исполнителями соборных обязательств (фак­тически правительственных решений).

Тем не менее трудно согласиться с мнением некоторых зарубежных и отечественных историков о неразвитости Земских соборов. По мнению В. Ф. Патраковой, если на Западе формируется идея разделения властей, то в России развивается идея соборности власти на основе ее духовной, право­славной общности. В идеале в Соборах достигалось духовно-мистическое единение царей и народа (в том числе и через взаимное покаяние), что соот­ветствовало православным представлениям о власти.

Таким образом, в XVI в. Россия превратилась в государство с самодержавно-политическим устройством. Единоличным носителем государственной власти, ее главой был московский великий князь (царь). В его руках сосредо­точилась вся полнота власти законодательной, исполнительной и судебной. Все правительственные действия совершались от его имени и по его имен­ным указам.

В XVI в. в России происходит зарождение империи и имперской полити­ки (Р. Г. Скрынников). Практически все историки видят в опричнине один из факторов, подготовивших Смуту начала XVII в.

97

Глава 7. РОССИЯ В XVII в.

В истории российской цивилизации в XVII в. начался важный процесс — переход от ориентации на Восток к ориентации на Запад. Вызванный внешни­ми обстоятельствами, он проходил в особых, обусловленных культурой и со­циальным строем формах.

Необходимость переориентации России на Запад была связана с началом формирования в условиях нового времени мировой цивилизации. Начало это­му-процессу положила эпоха Великих географических открытий европейцев в середине XV—XVI в.

Особым образом Великие географические открытия отразились на исто­рии самой Европы. Захват стран — производителей золота и пряностей, ги­гантское увеличение находившихся в обращении товаров способствовали ускорению процесса разложения феодальных отношений. Однако эти про­цессы в Европе шли неравномерно. Наплыв дешевого драгоценного металла в Европу вызвал в XVI—XVII вв. волнообразное повышение цен с запада на восток континента, известное как «революция цен». В наибольшей степени от «революции цен» выиграли государства, где буржуазные отношения были наиболее развиты: в первую очередь Нидерланды и Англия.

Во-вторых, в Западной Европе в этот период происходит разложение фео­дальных отношений, а в Центральной и Восточной Европе — усиление фео­дального гнета, «вторичное закрепощение» крестьян. Это было связано с втя­гиванием центра и востока Европы в европейский рынок (главным образом в качестве поставщиков зерна).

В-третьих, происходило политическое усиление Испании, Англии, Ни­дерландов, Франции, создавших заморские колониальные империи, а в странах Центральной и Восточной Европы происходил процесс создания компакт­ных континентальных империй, например: Польша, присоединившая Литву, и Швеция, боровшаяся за господство на Балтийском море. Россия в XVII в. при помощи казаков и регулярных войск распространяет свое влияние на земли Сибири и Дальнего Востока, вплоть до границ Китая, подчиняет влас­ти Московского государства черноземные земли южных степей.

XVII в. принес многочисленные испытания России и ее государственно­сти. После смерти в 1585 г. Ивана Грозного его наследником и царем стал слабый и болезненный Федор Иванович (1584—1598). Началась борьба за власть внутри страны. Такая ситуация вызвала не только внутренние противо­речия, но и усиленные попытки внешних сил ликвидировать государственную самостоятельность России. На протяжении практически всего столетия ей приходилось вести военные действия с Речью Посполитой и Швецией, отби­ваться от набегов крымских татар — вассалов Османской империи, противо­стоять католической церкви, стремившейся отвратить Россию от православия.

С другой стороны, из-за «революции цен» в XVI в. и особенностей эконо­мического развития России цены на сельскохозяйственные продукты в стра­не выросли в 3—4 раза, на изделия ремесленников — в 2 раза. Это обострило

98

положение народных масс. Вместе с тем в условиях господства традициона­лизма и государственного феодализма из-за слабого развития промышленно­сти Россия не получила никаких выгод от нового положения и торговли с За­падом.

В начале XVII в. Россия пережила период, который называют Смутным временем. XVII в. положил начало крестьянским войнам; на этот век прихо­дятся мятежи городов, знаменитое дело патриарха Никона и раскол право­славной церкви. Поэтому этот век В. О. Ключевский назвал бунташным.

7.1. Россия на рубеже XVI—XVII вв. Смутное время

  1. Понятие «Смутное время» и его трактовка в исторической науке.

  2. Основные события Смутного времени.

  3. Последствия и значение Смутного времени в истории Русского государства.

Понятие «Смутное время» и его трактовка в исторической науке. В истори­ческой литературе события конца XVI—начала XVII в. принято называть Смутой. Еще современники выделяли этот период в особый эпизод истории России. В дореволюционной историографии за ним закрепился термин «Смутное время», или просто «Смута», под которым понималось «общее непо­виновение, раздор меж народами и властью». Однако происхождение и причи­ны этого явления определялись по-разному.

Современники событий, церковная историография первопричину Смуты искали в духовной сфере, грехе гордыни, который явился искушением само­властья, соблазнившим соборную душу Руси. С этой точки зрения Смута — одновременно кара за безбожную жизнь и дар, мученический венец, чтобы дать возможность народу явить силу своей веры.

С. М. Соловьев считал причиной Смуты падение народной нравственно­сти, явившейся результатом столкновения новых государственных начал со старыми, дружинными. Это столкновение выразилось в борьбе московских го­сударей с боярством. Другой причиной Смуты он считает чрезмерное развитие казачества с его противогосударственными стремлениями.

К. А. Аксаков рассматривал Смуту как случайное явление, коснувшееся лишь людей государства, которые боролись за власть.

Н. И. Костомаров обратил внимание на социальные причины Смуты, об­виняя в ней все социальные слои русского общества, но главной причиной считал интриги папства, иезуитов и польскую интервенцию.

В. О. Ключевский усматривал причины Смуты, во-первых, в «вотчинно-династическом взгляде на государство», и, во-вторых, в «тягловом строе госу­дарства». Под первой причиной подразумевалось наличие удельных пере­житков в политическом сознании, когда на Московское государство смотре­ли как на вотчину княжеской династии, из владений которых со времен Ивана Калиты оно выросло. На самом деле государство было союзом велико­русского народа. Это противоречие вело к Смуте. Вторую причину Ключев­ский видел в неодинаковом раскладе государственных повинностей. И если

99

дворяне желали оградить себя от беззаконий Грозного и Годунова, обеспечить свои права и привилегии, то недовольство низших классов вело к «общест­венной розни», «к ожесточенной классовой вражде».

Само развитие событий Смуты историк рассматривал как «последова­тельное вхождение в Смуту всех слоев русского общества «сверху вниз». «От­личительной особенностью Смуты, — писал Ключевский, — является то, что в ней последовательно выступают все классы русского общества, и выступа­ют в том самом порядке, в каком они лежали в тогдашнем составе русского общества, как были размещены по своему сравнительному значению в госу­дарстве на социальной лестнице чинов. На вершине этой лестницы стояло боярство, оно и начало Смуту». Таким образом, В. О. Ключевский основное внимание уделил социальным моментам. По его мнению, общество находи­лось в состоянии социальной неустойчивости, когда шла борьба между всеми сословиями за баланс обязанностей и привилегий.

В наиболее развернутом виде концепция причин и сущности Смуты, в ос­нове которой лежал социальный кризис, а не борьба внутри господствующего класса, сформулирована С. Ф. Платоновым в «Лекциях по русской истории»: «Начальным фактом и ближайшей причиной Смуты послужило прекраще­ние царской династии». Ученый продолжал развивать свои взгляды на Смуту и в советское время, вплоть до его ареста и ссылки в Самару в 1931 г. как со­здателя «реакционной» школы в исторической науке и даже главы некоего мифического «заговора».

После этого употребление самого слова «смута» было объявлено «ненауч­ным» и «буржуазным», а вместо прежнего термина, довольно точно переда­вавшего суть событий начала XVII в., было введено громоздкое и даже, по определению В. Б. Кобрина, бюрократическое наименование «крестьянская война и иностранная военная интервенция в России». Новое название определя­ло не столько сущность явления, сколько те границы и направления, которых полагалось придерживаться историкам в их исследованиях. При этом выпа­дали из рассмотрения такие проблемы, как политическая борьба правящих классов за власть, роль казачества в Смуте, история церкви в этот период.

В советский период историки также внесли вклад в изучение Смутного вре­мени. Работы И. И. Смирнова, А. А. Зимина, В. И. Корецкого существенно до­полнили историографию исследованием истории классовой борьбы в годы «московской разрухи», анализом процесса формирования крепостного права при Борисе Годунове, введением в научный оборот новых архивных материалов.

Монография А. Л. Станиславского «Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории» посвящена актуальной и малоисследован­ной проблеме — истории казачества в событиях Смуты. В свое время С. М. Со­ловьев обвинял это сословие в трагедии «московского разорения». Кем же были казаки? Освободителями России от иностранных интервентов или их пособниками? В поисках ответа на эти вопросы автор предлагает «пройти... по всем станам, где находились казаки, по таборам и острогам, которые они защищали, по дорогам, по которым мчались казацкие кони». Большое вни­мание в монографии уделяется противоборству казачества и дворянства.

100

Другой, во многом загадочный и по сей день исторический сюжет, кото­рый послужил прологом Смуты и по которому было сломано немало копий в научной полемике, — гибель от несчастного случая 15 мая 1591 г. царевича Дмитрия Угличского, младшего сына Ивана Грозного. Р. Г. Скрынников обосновывает версию нечаянного самоубийства царевича при игре «в тычку» («в ножички») в припадке эпилепсии. Но далеко не все историки принимают его аргументацию. В. К. Кобрин в книге «Кому ты опасен, историк?» и в очер­ке «Гробница в Московском Кремле» подробно разбирает три версии смерти царевича (убили не Дмитрия; царевич «покололся сам»; умышленное убий­ство) и приходит к выводу о недостаточности всех этих точек зрения. Он вы­двигает четвертую версию: умный и коварный Годунов был достаточно осто­рожен, чтобы посылать к царевичу, будущему сопернику его сына на престол, наемных убийц. Но он был заинтересован в устранении мальчика и, зная о его болезни, постарался сделать так, чтобы при учащении припадков у него в руках был ножик или свайка. Непосредственной исполнительницей прика­за Годунова историк считает мамку Василису Волохову, которой был поручен надзор за ребенком. Остальное произошло как бы само собой.

Военные события Смуты излагаются в книге В. В. Каргалова «Полководцы XVII в.». На большом фактическом материале рассказывается о военной дея­тельности Михаила Скопина-Шуйского, Дмитрия Пожарского, Григория Ромодановского и других полководцев XVII в., принявших активное участие в войнах и походах лихолетья российской истории.

В исследованиях последних лет существует точка зрения А. П. Новосель­цева на Смуту как на период гражданской войны в России.

Итак, что же такое Смута? События конца XVI—начала XVII в. стали ре­зультатом сложнейшего переплетения разнообразных противоречий: духовно- нравственных, экономических, династических, сословных, национальных, межго­сударственных. Все это многообразие по-разному проявляется в ходе тех или иных этапов. Их нельзя в чистом виде отнести ни к гражданской войне, ни к иностранной интервенции, ни к антифеодальной борьбе или войне казачест­ва с централизаторской политикой государства, ни к борьбе внутри господ­ствующего класса, хотя все эти факторы проявляются в самых разнообразных комбинациях. Поэтому понятие «Смутное время» представляется нам наибо­лее точно отражающим характер событий конца XVI—начала XVII в.

Политические мотивы Смуты.

    1. Обострились противоречия, вызванные борьбой за власть в элите мос­ковского общества (в период, когда был неясен состав регентского Совета при Федоре).

    2. К 1587 г. придворная борьба выявила бесспорного победителя — Борис Годунов стал фактическим правителем государства (царем в 1598 г.). Это означало умаление соправительствующей роли Боярской думы и не могло не породить глубоких противоречий в верхних слоях «государева двора».

    3. Боярство, запуганное и разоренное опричниной, было недовольно тем, что после пресечения династии Рюриковичей трон достался худородному Бо­рису Годунову, который пытался править самовластно (Е. А. Шаскольская).

    4. 101

4. Гибель Дмитрия в 1591 г. и бездетная смерть Федора в 1598 г. означали прекращение наследственной династии Рюриковичей.

Экономические мотивы Смуты.

      1. Последствия опричнины привели к опустошению и разорению земель и дальнейшему закреплению крестьянства.

      2. В 1601—1603 гг. на страну обрушились неурожаи и голод (три подряд неурожайных года; не были затронуты только южные пограничные уезды).

Внутрисословные мотивы Смуты.

        1. Происходило нарастание кризиса феодального сословия, который вы­разился в увеличении численности служилых людей и сокращении фонда по­местных земель в ходе «великого разорения» 70—80-х гг. XVI в.

        2. Усиливался кризис и внутри феодального сословия. В тяжелом поло­жении оказались мелкие феодалы, оставшись в обезлюдевших поместьях. За­кономерным явлением стал процесс переманивания крупными феодалами крестьян у более мелких.

Социальные мотивы Смуты.

          1. Нарастало недовольство тяглового населения, натерпевшегося от войн и неурожаев, с недоверием относившегося к новому царю Борису Году­нову, избранному на царство земским собором.

          2. Казачество, к началу века превратившееся в значительную социаль­ную силу, противилось попыткам правительства подчинить казацкие земли (Е. А. Шаскольская).

Таким образом, Смутное время конца XVI—начала XVII в. — это период глубокого социально-экономического, политического и духовного кризиса русского общества.

Основные события Смутного времени. В исторической науке существуют различные точки зрения по вопросу о начале Смутного времени. Одни иссле­дователи (С. В. Бушуев) связывают его начало со смертью Ивана Грозного (1584), другие (И. Н. Ионов) — с гибелью в Угличе в 1591 г. сына Ивана Грозно­го царевича Дмитрия. Большинство же исследователей считают временем на­чала Смуты вступление на престол Бориса Годунова (1598).

События Смутного времени историки «заканчивают» обычно освобожде­нием Москвы и избранием Земским собором 1613 г. царем Михаила Романо­ва, хотя фактически Смута еще продолжалась несколько лет.

За период времени с 1598 по 1613 г. на русском троне побывали царский шурин Борис Годунов (1598—1605), Федор Годунов (с апреля по июнь 1605), Лжедмитрий / (1605—1606), Василий Шуйский (1606—1610), Лжедмитрий II (1607—1610), Семибоярщина (1610—1613).

Борис Годунов одержал победу в нелегкой борьбе за престол между пред­ставителями высшей знати и был первым русским царем, занявшим трон не по наследству, а путем выборов на Земском соборе.

В исторической литературе личность Бориса Годунова получила не­однозначную трактовку. Так, историки Н. М. Карамзин и Н. И. Костомаров представляли Годунова безнравственным интриганом. С. Ф. Платонов, на­против, считал Годунова талантливым политическим деятелем, которому не

102

посчастливилось стать умиротворителем государства. В. О. Ключевский, от­мечая опыт и способности Годунова, в то же время подчеркивав его непомер­ное властолюбие, двуличие и другие негативные качества, которые не позво­лили ему стать авторитетным правителем.

За свое недолгое правление он успел осуществить следующее:

  • проводил миролюбивую внешнюю политику, решив на 20 лет спорные вопросы с Польшей и Швецией;

  • поощрял экономические и культурные связи с Западной Европой;

  • при нем Россия продвинулась в Сибирь, окончательно разгромив Кучума;

  • в неурожайные годы (1601—1603), чтобы смягчить их последствия, принимал определенные меры по организации общественных работ, разре­шал холопам уходить от своих господ, раздавал голодающим хлеб из государ­ственных хранилищ.

Однако взаимоотношения власти и крестьян усугублялись аннулировани­ем в 1603 г. закона о временном восстановлении Заповедных лет, что означало усиление крепостничества. Недовольство масс вылилось в восстание холопов, которое возглавил Хлопок Косолап. Это восстание многие историки считают началом Крестьянской войны.

В обстановке кризиса, при поддержке поляков и всех недовольных прави­тельством Годунова (казаки и посадские, крестьяне и мелкопоместные дво­ряне, стрельцы, холопы и просто искатели приключений) после его смерти (16-летний сын Бориса Годунова Федор и его мать были убиты) престол за­хватывает Лжедмитрий I. Интересы различных слоев общества, поддержав­ших Лжедмитрия, противоречили друг другу. Поэтому, удовлетворив жела­ния одних, новый царь неизбежно вызывал недовольство других.

Е. А. Шаскольская выделила следующие причины недовольства в различ­ных слоях общества политикой Лжедмитрия I:

    1. чтобы заручиться поддержкой дворянства, Лжедмитрий щедро раздавал земли и деньги. Вскоре деньги пришлось занимать у монастырей. Это беспо­коило духовенство. К тому же распространился слух о том, что Лжедмитрий тайно принял католичество;

    2. земельные и денежные пожалования дворянам раздражали боярство. Недовольство вызвало и то, что Лжедмитрий нарушал старые русские обы­чаи, привычный порядок придворной жизни;

    3. крестьяне надеялись, что новый царь восстановит их право перехода от одного помещика к другому в Юрьев день. Но, уступив им, Лжедмитрий не­избежно вызвал бы недовольство дворян. Так и получилось, когда в 1606 г. крестьянам, ушедшим от своих господ в голодные годы, разрешили остаться на новых местах (крестьян эта уступка, разумеется, не удовлетворила).

17 мая 1606 г. бояре-заговорщики убили Лжедмитрия I, на престол всту­пил один из организаторов заговора князь Василий Шуйский. Он не был из­бран Земским собором, его признали царем его сторонники — бояре, полу­чившие затем одобрение со стороны собравшейся на Красной площади тол­пы москвичей, симпатизировавших Шуйскому. При воцарении новый царь

103

сделал так называемую крестоцеловальную запись, обязуясь не судить своих подданных без участия Боярской думы, не подвергать гонениям невинную родню опального и, наконец, тщательно проверять все доносы. Эта запись имела в своей основе не столько политическую волю к ограничению самодер­жавия, сколько стремление верхов русского общества вернуться к нарушен­ной опричниной традиции совета царя с Боярской думой.

На период правления Шуйского приходится восстание Ивана Болотнико­ва (1606—1907), в котором участвовали холопы, крестьяне, посадские люди, стрельцы, казаки, а также присоединившиеся к ним дворяне. Война охватила юго-запад и юг России (около 70 городов), Нижнее и Среднее Поволжье. Вос­ставшие разгромили войска Василия Шуйского и осадили Москву. Однако из-за начавшихся разногласий — предательства дворян — потерпели пораже­ние и отступили к Калуге, а затем в Тулу. Осада Тулы продолжалась четыре месяца, после чего город был сдан, восстание подавлено. Болотников был со­слан в Каргополь, ослеплен и утоплен.

В такой острый момент была предпринята попытка польской интервенции. Правящие круги Речи Посполитой и католической церкви намеревались раз­делить Россию и ликвидировать ее государственную самостоятельность. В скрытой форме интервенция выразилась в поддержке Лжедмитрия I и Лжедмитрия II. Открытая интервенция под руководством Сигизмунда III на­чалась при Василии Шуйском, когда в сентябре 1609 г. был осажден Смо­ленск ив 1910 г. состоялся поход на Москву и ее захват. К этому времени Ва­силий Шуйский был свергнут дворянами с престола, и в России наступило междуцарствие — Семибоярщина. Боярская дума пошла на сделку с польски­ми интервентами и склонялась призвать на русский престол польского коро­ля — малолетнего Владислава, католика, что было прямым предательством национальных интересов России. Кроме того, летом 1610 г. началась швед­ская интервенция с целью отторгнуть от России Псков, Новгород, северо-западные области.

В этих условиях отстоять независимость Российского государства и из­гнать интервентов можно было только всем народом. Внешняя опасность выдвинула на первый план национальный и религиозный интересы, времен­но объединившие враждующие классы. В результате первого народного ополчения (под руководством П. П. Ляпунова) и второго народного ополче­ния (во главе с князем Д. М. Пожарским и К. М. Мининым) осенью 1612 г. столица была освобождена от польского гарнизона.

Победа была одержана в результате героических усилий русского народа. Символом верности Родине служит подвиг костромского крестьянина Ивана Сусанина, пожертвовавшего собственной жизнью в борьбе против польских интервентов. Благодарная Россия первый скульптурный памятник в Москве воздвигла Козьме Минину и Дмитрию Пожарскому (на Красной площади, скульптор И. П. Мартос).

Последствия и значение Смутного времени в истории Русского государства. В 1613 г. состоялся Земский собор в Москве, на котором стоял вопрос о выбо­ре нового русского царя. В качестве кандидатов на русский престол были

104

предложены польский королевич Владислав, сын шведского коррля Карл- Филипп, сын Лжедмитрия II и Марины Мнишек Иван, прозванный «Ворен- ком» (Лжедмитрий II — «Тушинский вор»), а также представители крупней­ших боярских фамилий.

21 февраля собор остановил свой выбор на Михаиле Федоровиче Романове, 16-летнем внучатом племяннике первой жены Ивана Грозного Анастасии Романовой. 11 июля Михаил Федорович венчался на царство. Вскоре веду­щее место в управлении страной занял его отец — патриарх Филарет, кото­рый «всеми делами царскими и ратными владел». Власть восстановилась в форме самодержавной монархии. Руководители борьбы с интервентами по­лучили скромные назначения. Дмитрий Пожарский был направлен воеводой в Можайск, а Козьма Минин стал думным воеводой.

Перед правительством Михаила Федоровича стояла труднейшая задача — ликвидация последствий интервенции. Большую опасность для него представ­ляли отряды казаков, бродивших по стране и не признававших нового царя. Среди них — Иван Заруцкий, к которому перебралась Марина Мнишек со своим сыном. Яицкие казаки выдали И. Заруцкого московскому правитель­ству. И. Заруцкий и Воренок были повешены, а Марина Мнишек заточена в Коломне, где вскоре, вероятно, умерла.

Другую опасность представляли шведы. В 1617 г. с ними был заключен Столбовой мир (в деревне Столбово, недалеко от Тихвина). Швеция возвра­щала России Новгородскую землю, но удерживала за собой Балтийское побе­режье и получила денежную компенсацию.

В деревне Деулино близ Троице-Сергиева монастыря в 1618 г. было за­ключено Деулинское перемирие с Речью Посполитой, за которой оставались Смоленская и Черниговская земли. Происходил обмен пленными: Владислав не отказался от претензий на русский престол.

Таким образом, основным последствием событий Смуты во внешней поли­тике было восстановление территориального единства России, хотя часть русских земель осталась за Речью Посполитой и Швецией.

Последствия Смуты во внутриполитической жизни государства:

  • дальнейшее ослабление позиций боярства, могущество которого было подорвано еще в период опричнины;

  • возвышение дворянства, получившего новые поместья и возможности для окончательного закрепощения крестьян;

  • тяжелые экономические потрясения, «смерть и запустение», финансо­вые проблемы, что повлекло за собой закрепощение посадского и сельского населения;

  • войны XVII в.

Основное значение Смуты состоит в том, что в отличие от многих других гражданских войн во всемирной истории она завершилась не установлением нового общественного строя, а восстановлением, реставрацией монархической государственности. «Наша смута вовсе не революция и не кажется историче­ски необходимым явлением, по крайней мере на первый взгляд, — писал в «Лекциях по русской истории» С. Ф. Платонов. — Началась она явлением

105

совсем случайным — прекращением династии; в значительной степени под­держивалась вмешательством поляков и шведов; закончилась восстановле­нием прежних форм государственного и общественного строя...»

Действительно, Смута очень сложна и несет в себе не один, а несколько кризисов. Сначала династический кризис — пресечение династии Рюриковичей и борьба боярства за власть. Затем, как результат этой неразборчивой в сред­ствах борьбы с привлечением русских авантюристов и иностранных наемни­ков, — полная потеря государственной власти — государственный кризис.

С ослаблением центральной власти нарастал социальный кризис. Он выра­зился в многочисленных мятежах, восстании Ивана Болотникова, разбое беглых холопов и «воровских казаков». А в дальнейшем явился прологом Кре­стьянской войны под предводительством Степана Разина.

В обществе действовал кризис нравственный. Достаточно вспомнить, как во имя всего святого служили сначала Годунову, потом первому самозванцу, захватившему трон, потом царю Василию Шуйскому, потом польскому коро­левичу Владиславу... и в очередной раз становились клятвопреступниками. По мнению С. В. Бушуева, поступки основывались «часто на лжи взаимной: одни назывались царями, не имея никаких прав на престол, другие, если не зная наверняка, то уже догадываясь, что имеют дело с узурпаторами, делали вид, будто им верят...».

А. А. Головатенко считал опричнину и Смутное время двумя кризисами русской государственности. В основе обоих лежало противоречие между стремлением самодержавия к неограниченной власти и желанием ведущих социальных сил общества участвовать в управлении государством. Основное отличие Смутного времени от опричнины в том, что активизировались не только верхи общества, аристократия, служилое дворянство и приказная бю­рократия, но и другие социальные группы.

В целом после Смутного времени был сделан выбор в пользу сохранения крупнейшей на Востоке державы. В конкретных геополитических условиях того времени был избран путь дальнейшего развития России: самодержавие как форма политического правления, крепостное право как основа экономи­ки, православие как идеология.

7.2. Внутренняя и внешняя политика России в XVII в.

«Бунташный век»

  1. Социально-экономическое развитие России в XVII в.

  2. Антигосударственные выступления

  3. Эволюция государственно-политического строя

  4. Внешняя политика России. Освоение Сибири и Дальнего Востока

  5. Церковная реформа

Социально-экономическое развитие России в XVII в. К середине XVII в. разруха и разорение времен Смуты были преодолены. Экономика восстанав­ливалась медленно в условиях:

106

  • сохранения традиционных форм ведения хозяйства (слабая произво­дительность крестьянского хозяйства с его примитивной техникой и техно­логией);

  • резко континентального климата;

  • низкого плодородия почв в Нечерноземье — наиболее развитой части страны.

Ведущей отраслью экономики оставалось сельское хозяйство. Рост объемов производства достигался за счет вовлечения в хозяйственный оборот новых зе­мель: Черноземья, Среднего Поволжья, Сибири.

В XVII в. происходил дальнейший рост феодальной земельной собственно­сти, передел земель внутри господствующего класса. Новая династия Рома­новых, укрепляя свое положение, широко использовала раздачу земель дво­рянам. В центральных районах страны практически исчезло землевладение черносошных крестьян. Запустение центральных уездов в результате дли­тельного кризиса и оттока населения на окраины явилось одной из причин усиления крепостного права.

В XVIII в. наблюдалось перерастание ремесла в мелкотоварное производ­ство. К концу XVII в. в России насчитывалось не менее 300 городов, сложи­лись основные районы ремесленного производства. Дальнейшее развитие получили центры металлургии и металлообработки, текстильных изделий, солеварения, ювелирное дело.

Развитие мелкотоварного производства подготовило базу для появления мануфактур. Мануфактура — это крупное предприятие, основанное на разде­лении труда и ручной ремесленной технике. В XVII в. в России насчитыва­лось приблизительно 30 мануфактур. Первые казенные мануфактуры воз­никли еще в XVI в. (Пушкарский двор, Монетный двор). Первой частновла­дельческой мануфактурой считают Ницинский медеплавильный завод на Урале, построенный в 1631 г.

Поскольку в стране не было свободных рабочих рук, государство стало при­писывать, а позднее (1721) разрешило заводам покупать крестьян. Приписные крестьяне должны были свои подати государству отрабатывать на фабрике или заводе по определенным расценкам. Государство оказывало владельцам пред­приятий помощь землей, лесом, деньгами. Мануфактуры, основанные при поддержке государства, получили позднее название «посессионных» (от латин­ского слова «посессия» — владение). Но до 90-х гг. XVII в. металлургия остава­лась единственной отраслью, где действовали мануфактуры.

Возрастают роль и значение купечества в жизни страны. Большое значе­ние приобрели постоянно собиравшиеся ярмарки: Макарьевская (около Нижнего Новгорода), Свенская (в районе Брянска), Ирбитская (в Сибири), в Архангельске и др., где купцы вели крупную по тем временам оптовую и розничную торговлю.

Наряду с развитием внутренней торговли росла и внешняя. До середины века огромные выгоды из внешней торговли извлекали иностранные купцы, вывозившие из России лес, меха, пеньку и т. д. Английский флот был постро­ен из русского леса, а канаты для его кораблей были сделаны из русской пень-

107

ки. Центром русской торговли с Западной Европой являлся Архангельск. Здесь имелись Английский и Голландский торговые дворы. Тесные связи устанавливались через Астрахань со странами Востока.

О поддержке русским правительством усиливающегося купечества свиде­тельствует издание Новоторгового устава, который повышал пошлины на иностранные товары. Политика меркантилизма выражалась также в том, что иностранные купцы имели право вести оптовую торговлю только в погранич­ных торговых центрах.

В XVII в. значительно расширился обмен товарами между отдельными ре­гионами страны, что говорило о начале складывания всероссийского рынка. Началось слияние отдельных земель в единую экономическую систему.

Социальная структура российского общества. Высшим сословием в стране было боярство (в их числе было много потомков бывших великих и удельных князей). Около сотни боярских семей владели вотчинами, служили царю и занимали руководящие должности в государстве. Происходил процесс сближения его с дворянством.

Дворяне составляли верхний слой государевых служилых людей в отече­стве. Они владели поместьями на основании наследственного права в случае продолжения службы детьми после их родителей. Дворянство значительно усилило свои позиции в конце Смуты и стало опорой царской власти. Этот слой феодалов включал в себя лиц, служивших при царском дворе (стольни­ки, стряпчие, дворяне московские и др.), а также городовых, т. е. провин­циальных дворян.

Крупными феодалами было и духовенство, имевшее крупные земельные владения и монастыри.

К низшему слою служилых людей относились служилые люди по прибору или по набору. Он включал в себя стрельцов, пушкарей, ямщиков, служилых казаков, казенных мастеров и т. п.

Категории крестьянского населения:

  • владельческие или частновладельческие, жившие на землях вотчин или поместий. Они несли тягло (комплекс повинностей в пользу феодала). Близкое к частновладельческим крестьянам место занимали крестьяне монастырские;

  • черносошные крестьяне. Проживали на окраинах страны (Поморский Север, Урал,- Сибирь, Юг), объединялись в общины. Не имели права поки­дать свои земли, если не находили себе замену. Несли тягло в пользу государ­ства. «Черные земли» можно было продавать, закладывать, передавать по на­следству (т. е. положение легче, чем у частновладельческих);

  • дворцовые крестьяне, обслуживавшие хозяйственные потребности царско­го двора. Они имели самоуправление и подчинялись дворцовым приказчикам.

Меркантилизм — экономическая политика раннего капитализма (эпохи так на­зываемого первоначального накопления капитала), выражавшаяся в активном вмеша­тельстве государства в хозяйственную жизнь. Заключается в протекционизме, поощре­нии развития отечественной промышленности, особенно мануфактурной, поддержке экспансии (расширения) торгового капитала.

108

Верхушку городского населения составляли купцы. Самые богатые из них (в Москве XVII в. таких было примерно 30 человек) царским поведением объявлялись «гостями». Многие состоятельные купцы объединялись в двух московских сотнях — гостиной и суконной.

Основная масса городского населения называлась посадскими людьми. Они объединялись в тягловую общину. Во многих городах России среди жи­телей преобладали военные чины и их семьи. Буржуазия в городах еще не сложилась. Городские ремесленники объединялись по профессиональному признаку в слободы и сотни. Они несли тягло — повинности в пользу государства, вы­бирали своих старост и сотских (черные слободы). Кроме них, в городах были белые слободы, принадлежавшие боярам, монастырям, епископам. Эти сло­боды «обелялись» (освобождались) от несения городского тягла в пользу го­сударства.

До Петровских времен как в городах, так и в сельской местности жило значительное число рабов-холопов. Полные холопы являлись наследственной собственностью своих господ. Слой кабальных холопов формировался из чис­ла попавших в рабское состояние (кабала — расписка или долговое обяза­тельство) ранее свободных людей. Кабальные холопы служили до смерти кре­дитора, если добровольно не принимали на себя новую кабалу в пользу на­следника умершего.

Вольные и гулящие люди (вольные казаки, дети священников, служилых и посадских людей, наемные рабочие, бродячие музыканты и скоморохи, ни­щие, бродяги) не попали в вотчины, поместья или городские общины и не несли государственного тягла. Из их числа набирались служилые люди по прибору. Однако государство всячески стремилось поставить их под свой контроль.

Таким образом, XVII в. был важным этапом в социально-экономическом развитии России. И в сельском хозяйстве, и в промышленности особенно (воз­никновение мануфактур) произошли серьезные сдвиги. Однако нет оснований говорить о зарождении в стране капиталистических отношений, главный при­знак которых — увеличение в экономике доли свободного наемного труда. Раз­витие товарно-денежных, рыночных отношений, рост числа мануфактур (сре­ди работников которых преобладали зависимые от помещика или государства крестьяне) наблюдались в России в условиях поступательного движения фео­дальной экономики и формирования социальной структуры общества. Ста­новление единого национального рынка, начальный этап которого относится к XVII в., происходило при отсутствии элементов капиталистического хозяй­ства на основе неразвитого капиталистического производства.

Антигосударственные выступления. Развитие экономики страны сопро­вождалось крупными социальными движениями. XVII столетие не случайно названо «бунтаилным веком». Именно в этот период произошли две крестьян­ские «смуты» (восстание И. Болотникова и Крестьянская война под предво­дительством С. Разина) и ряд городских восстаний в середине столетия, а так­же Соловецкий бунт и два стрелецких восстания в последней четверти века.

109

Историю городских восстаний открывает Соляной бунт 1648 г. в Москве. Участие в нем приняли различные слои населения столицы: посадские люди, стрельцы, дворяне, недовольные политикой Б. И. Морозова. Указом от 7 февраля 1646 г. был введен высокий налог на соль. А соль была тем продук­том, от которого отказаться люди XVII в. никак не могли. Заготовить еду впрок без соли не представлялось возможным. В 1646—1648 гг. цены на соль выросли в 3—4 раза. Народ начал голодать, в то время как тысячи пудов деше­вой рыбы сгнили на Волге: рыбопромышленники из-за дороговизны соли не смогли ее засолить. Все были недовольны. Дорогой соли было продано мень­ше прежнего, и казна понесла значительные убытки. В конце 1647 г. соляной налог отменили, но было уже поздно...

Поводом для выступления послужил разгон стрельцами делегации моск­вичей, пытавшихся подать челобитную царю на произвол приказных чинов­ников. Начались погромы дворов влиятельных сановников. Был убит дум­ный дьяк Назарий Чистой, на растерзание толпе отдан начальник Земского приказа Леонтий Плещеев и др. Царю удалось спасти лишь Морозова, срочно отправив его в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь.

Московский Соляной бунт отозвался восстаниями 1648—1650 гг. в других городах. Самые упорные и продолжительные восстания в 1650 г. были в Пскове и Новгороде. Они были вызваны резким повышением цен на хлеб в результате обязательства правительства поставить Швеции зерно.

В 1662 г. в Москве произошел так называемый Медный бунт, вызванный затянувшейся русско-польской войной и финансовым кризисом. Денежная реформа (чеканка обесцененных медных денег) привела к резкому падению курса рубля, что прежде всего отразилось на жаловании солдатам и стрель­цам, а также ремесленникам и мелким торговцам. Верные царю стрелецкие и «иноземного строя» полки подавили бунт. В результате жестокой расправы погибли несколько сотен человек, а 18 публично повешены.

Городские восстания середины века оказались прелюдией Крестьянской войны под предводительством С. Т. Разина 1670—1671 гг. Это движение заро­дилось в станицах донского казачества. Донская вольница привлекала беглых из южных и центральных областей Российского государства. Здесь они были защищены действием неписаного закона — «с Дона выдачи нет». Правитель­ство, нуждаясь в услугах казаков для обороны южных границ, платило им жа­лованье и мирилось с существовавшим там самоуправлением.

Степан Тимофеевич Разин, поднимая народ против «изменников бояр», выступал от имени Алексея (сына царя Алексея Михайловича), к тому времени уже умершего. Крестьянская война охватила обширные районы Дона, Повол­жья, Приуралья, нашла отклик на Украине. Восставшие сумели захватить Ца­рицын, Астрахань, Саратов, Самару и другие города. Однако под Симбирском Разин был разбит, а затем выдан «домовитыми» казаками и казнен.

Морозов Борис Иванович (1590—1661 гг.) — боярин, государственный деятель, в середине XVII в. возглавлял русское правительство.

110

Кризис социальный сопровождался кризисом идеологическим. Приме­ром перерастания религиозной борьбы в социальную является Соловецкое восстание 1668—1676 гг. Началось оно с того, что братия Соловецкого монас­тыря наотрез отказалась принять исправленные богослужебные книги. Пра­вительство решило укротить непокорных монахов путем блокады монастыря и конфискации его земельных владений. Высокие толстые стены, богатые за­пасы продовольствия растянули осаду монастыря на несколько лет. В ряды восставших встали и разинцы, сосланные на Соловки. Только в результате предательства монастырь был захвачен, из 500 его защитников в живых оста­лось лишь 60.

В целом народные восстания XVII в. имели двойственное значение для развития страны. Во-первых, они отчасти играли роль ограничителя эксплуа­тации и злоупотребления властей. А во-вторых, еще больше подталкивали централизацию и укрепление госаппарата.

Эволюция государственно-политического строя. Начало правления динас­тии Романовых стало расцветом сословно-представительной монархии. При молодом царе Михаиле Федоровиче (1613—1645) власть в свои руки захватила Боярская дума, значительную роль в которой играла родня нового царя — Ро­мановы, Черкасские, Салтыковы.

Однако для укрепления централизованной власти в государстве требова­лась постоянная поддержка дворянства и верхушки городского посада. По­этому Земский собор с 1613 по 1619 г. заседал почти беспрерывно. Роль и компетенция Земских соборов несомненно возросла (при царе Михаиле собор собирался не менее 10 раз), выборный элемент получил численное пре­обладание над должностным. И тем не менее самостоятельного политическо­го значения соборы все же не имели, поэтому утверждать, что в России была классическая сословно-представительная монархия западного образца, вряд ли уместно даже применительно к XVII в., но можно говорить об элементах сословного представительства: Земском соборе и Боярской думе.

Дело в том, что активная работа Земских соборов была обусловлена вре­менной потребностью нового правительства преодолеть последствия Смуты. Выборным на соборе предписывалось, как правило, лишь изложить свое мнение по тому или иному вопросу, решать было прерогативой верховной власти. Состав собора был изменчив, лишен устойчивой организации, поэто­му называть его всесословным органом нельзя. Постепенно к концу XVII в. соборная деятельность прекратилась.

В 1619 г. из польского плена возвращается отец царя Михаила Филарет (Федор Никитович Романов), в свое время реально претендовавший на цар­ский престол. В Москве он принимает патриарший сан с титулом «великого государя» и становится фактическим правителем государства вплоть до своей смерти в 1633 г.

Новое московское правительство, первостепенную роль в котором играл отец царя патриарх Филарет, восстанавливая государство после Смуты, руко­водствовалось принципом: все должно быть по старине. Назревшие в эпоху смуты идеи избирательной и ограниченной монархии не пустили глубоких

111

корней. Для успокоения общества, преодоления разрухи консервативная по­литика была необходима, однако Смута внесла в общественную жизнь много таких перемен, что, по сути, правительственная политика оказалась рефор­маторской (С. Ф. Платонов).

Принимаются меры к укреплению самодержавия. Крупным светским и духовным землевладельцам передаются огромные угодья и целые города. Большая часть поместий среднего дворянства переводится в разряд вотчин, «жалуются» новые земельные наделы «за службу» новой династии.

Меняется облик и значение Боярской думы. За счет думных дворян и дья­ков увеличивается ее численность с 35 человек в 30-е гг. до 94 к концу века. Власть же концентрируется в руках так называемой Ближней думы, состояв­шей в то время из четырех бояр, связанных с царем родственными узами (И. Н. Романов, И. Б. Черкасский, М. Б. Шеин, Б. М. Лыков). В 1625 г. вво­дится новая государственная печать, в царский титул включается слово «са­модержец».

С ограничением полномочий Боярской думы усилилось значение прика­зов — число их постоянно росло и временами доходило до полусотни. Важней­шим из них являлись Поместный, Посольский, Разрядный, приказ Большой казны и др. Постепенно устанавливается практика подчинения нескольких приказов одному правительственному в государстве человеку — фактически главе правительства. Так, при Михаиле Федоровиче приказами Большой каз­ны, Стрелецким, Иноземным и Аптекарским ведал боярин И. Б. Черкасский, а с 1642 г. его заменил родственник Романова — Ф. И. Шереметьев. При царе Алексее Михайловиче этими приказами управлял сначала Б. И. Морозов, за­тем И. Д. Милославский, тесть царя.

В местном же управлении произошли перемены, которые свидетельство­вали об усилении централизаторского начала: земские выборные органы, по­явившиеся в середине XVI в., стали постепенно заменяться более жестким управлением из центра через воевод. В целом складывалась довольно проти­воречивая картина: в то время когда земских выборных призывали из уездов решать вопросы высшего управления рядом с боярами и столичными дворя­нами, уездных избирателей отдавали во власть этих бояр и дворян (воевод) (В. О. Ключевский).

При Филарете восстановила свое пошатнувшееся положение церковь. Особой грамотой царь передал в руки патриарха суд над духовенством и мо­настырскими крестьянами. Расширились земельные владения монастырей. Появились патриаршие судебные и административно-финансовые приказы. Патриарший двор был устроен по образцу царскому.

Михаил Федорович Романов умер в июне 1645 г. Вопрос о престолонасле­дии должен был решать Земский собор, ведь в 1613 г. выбирали на царство не династию Романовых, а персонально Михаила. По старомосковской тради­ции корону получил сын Михаила Федоровича Алексей, которому было в то время 16 лет. Земский собор брал его на царство. В отличие от отца Алексей не брал на себя никаких письменных обязательств перед боярами, и фор­мально ничто не ограничивало его власть.

112

В русскую историю Алексей Михайлович Романов (1645—1676) вошел как Алексей Тишайший. Григорий Котошихин называл Алексея «гораздо тихим», а иностранец Автустин Майерберг удивлялся, что царь, «обладавший беспре­дельной властью над народом, привыкшим к полному рабству, не посягнул , ни на чью честь и имущество».

Дело, конечно, было не только в уравновешенном характере Алексея Ти­шайшего. К середине XVII в. централизация Русского государства заметно усилилась. После потрясений Смутного времени центральная и местная власть уже восстановилась, и экстремальные меры для управления страной не потребовались.

Внутренняя политика Алексея Михайловича отражала двойственный ха­рактер его времени. Тишайший царь хотел соблюсти обычаи старомосков­ской Руси. Но, видя успехи западноевропейских стран, он одновременно j стремился перенять их достижения. Россия балансировала между отеческой j

стариной и европейскими новшествами. В отличие от своего решительного сына — Петра Великого — Алексей Тишайший не проводил реформ, которые j бы ломали «московское благочестие» во имя европеизации. Потомки и исто­рики по-разному оценивали это: одни негодовали на «слабого Алексея», дру­гие видели в том «истинную мудрость правителя».

Царь Алексей всячески поощрял реформаторов, таких как А. П. Ордин- Нащокин, Ф. М. Ртищев, патриарх Никон, А. С. Матвеев и др.

В первые годы царствования Алексея особенным влиянием пользовался воспитатель царя Борис Иванович Морозов. Человек властный и умный, Мо­розов содействовал проникновению европейских достижений в Россию, вся­чески поощрял печатание переводов, европейских книг, приглашал инозем­ных врачей и мастеров на московскую службу, любил театральные зрелища. Не без его участия была начата реорганизация русского войска. Дворянскую конницу и народное ополчение постепенно заменили полками нового строя — I регулярной армией, обученной и оснащенной на европейский манер.

Одним из главных достижений царствования Алексея Михайловича было принятие Соборного уложения {1649). Этот грандиозный для XVII в. свод зако­нов долгое время играл роль Всероссийского правового кодекса. Попытки принять новое Уложение делались при Петре I и Екатерине II, но оба раза безуспешно.

По сравнению с его предшественником — Судебником Ивана Грозного (1550), в Соборное уложение, кроме уголовного права, входит также право \ государственное и гражданское, поэтому оно является, таким образом, не­сравнимо более полным кодексом. Гораздо внушительнее и его общий объем: текст Уложения включает в общей сложности 967 статей, разделенных на 25 глав. I

Удивительна не только полнота, но и быстрота принятия кодекса. Весь I этот обширный свод в проекте был разработан специально созданной по цар- ! скому указу комиссией князя Никиты Ивановича Одоевского, затем обсужден на специально созванном Земском соборе 1648 г., исправлен по многим ста­тьям, а 29 января уже принят. Таким образом, все обсуждение и принятие

113

Уложения почти в 1000 статей заняло всего чуть больше полугода — срок не­виданно короткий даже для современного парламента!

Причины столь быстрого принятия новых законов были следующие.

Во-первых, торопиться Земский собор заставляла очень тревожная атмо­сфера того времени русской жизни. Народные выступления в 1648 г. в Моск­ве и других городах заставляли правительство и выборных улучшать дела суда и законодательства.

Во-вторых, со времен Судебника 1550 г. приняли множество частных ука­зов на разные случаи. Указы собирались в приказах, в каждом по своему роду деятельности, а затем записывались в Указных книгах. Этими последними приказные люди руководствовались наряду с Судебником в административ­ных и судебных делах.

За сто лет набралось великое множество законоположений, рассеянных по разным приказам, иногда противоречащих друг другу. Это затрудняло приказную администрацию и порождало массу злоупотреблений, от которых страдали просители. Требовалось, по удачной формулировке С. Ф. Платоно­ва, «вместо массы отдельных законов иметь один кодекс». Таким образом, причиной, стимулировавшей законотворческую деятельность, была необхо­димость в систематизации и кодификации законов.

В-третьих, слишком многое изменилось, сдвинулось с мест в русском об­ществе после Смуты. Поэтому требовалось не простое обновление, а реформа законодательства, приведение его в соответствие новым условиям жизни.

Соборное уложение рассматривало государственную службу и обществен­ную жизнь по следующим основным направлениям:

  • трактовало царскую власть как власть помазанника Божьего;

  • впервые ввело понятие «государственное преступление». Таковыми объявлялись все деяния, направленные против царя и его семьи, критика правительства. За государственное преступление полагалась смертная казнь (столь же строго каралась и кража государева добра);

  • предусматривало наказание за преступления против церкви и патриарха;

  • регулировало отношения населения и местных властей многими стать­ями. Каралось неповиновение властям, но также назначались наказания для воевод и прочих чиновников за вымогательства, взятки и прочие злоупотреб­ления;

  • прикрепляло горожан к посаду;

  • облагало «белопоместинцев» — жителей слобод, принадлежавших мо­настырям и частным лицам, тяглом;

  • защищало интересы богатых горожан — торговых людей, гостей (куп­цов) — тем, что были объявлены суровые, наказания за посягательство на их добро, честь и жизнь;

  • объявляло «бессрочный» сыск крестьян и возвращение их в поместья. Таким образом был сделан последний шаг — крепостное право стало пол­ным. Правда, еще действовал обычай — «с Дону выдачи нет». Можно было скрыться в Сибири, откуда ни правительство, ни хозяева не имели возможно­сти вернуть беглеца.

114

Законодательный памятник, превзошедший Уложение царя Алексея Михайловича по полноте и юридической проработанности, — Свод законов Российской империи в 15 томах — появился только в 1832 г. при Николае I. А до этого Уложение почти два столетия оставалось сводом Российских за­конов.

Монархия Алексея Михайловича по-прежнему сохраняла черты сословно-представительной, но самодержавная власть царя усилилась. После собо­ра 1654 г., решившего вопрос о воссоединении с Украиной, Земские соборы не собирались до конца царствования Алексея. Сложившаяся еще при послед­них Рюриковичах система органов власти с приказами и Боярской думой осталась непоколебима. Но и в ней произошли частичные изменения, спо­собствовавшие большей централизации и созданию сложного государствен­но-административного аппарата с огромным числом чиновников — приказ­ных дьяков и подьячих.

Из состава Боярской думы выделились Ближняя дума и Расправная пала­та, решавшие текущие судебные и административные дела.

Не желая полностью зависеть от Боярской думы и руководства приказов, Алексей Михайлович создал своего рода личную канцелярию — Приказ тай­ных дел (он стоял выше всех остальных, так как мог вмешиваться в дела всех государственных учреждений).

Местничество постепенно отходило в прошлое. Все чаще на важные госу­дарственные посты назначали «худородных людей».

Таким образом, во второй половине XVII в. начинается формирование ос­новных элементов абсолютной монархии. Абсолютизм — такая форма правле­ния, когда законодательная, исполнительная и судебная власть полностью сосредоточена в руках монарха, а последний опирается на назначаемый и контролируемый исключительно им разветвленный чиновничье-бюрократический аппарат. Абсолютная монархия предполагает централизацию и рег­ламентацию государственного и местного управления, наличие постоянных армии и службы безопасности, развитой и подконтрольной монарху финан­совой системы.

После смерти Алексея Михайловича в 1676 г. царем стал его старший сын Федор — болезненный мальчик 14 лет. Фактически власть захватили его род­ственники по матери Милославские и сестра Софья, отличавшаяся сильной волей и энергией. Правящий кружок при царевне возглавлял умный и талан­тливый князь В. В. Голицын — фаворит царевны. Был продолжен курс на воз­вышение дворянства, на создание условий для слияния дворянства и бояр­ства в единое сословие. Сильный удар по сословным привилегиям аристо­кратии, дабы ослабить ее влияние, был нанесен в 1682 г. с отменой местничества. Теперь при служебных назначениях на первый план выдвигал­ся принцип личных заслуг.

Со смертью в 1682 г. бездетного Федора Алексеевича встал вопрос о на­следнике престола. Из двух его братьев слабоумный Иван не мог занимать престол, а Петру — сыну от второго брака — исполнилось 10 лет. При дворе разгорелась борьба между родственниками царевичей по линии их матерей.

115

За Иваном стояли Милославские во главе с царевной Софьей, за Петром — Нарышкины, которых поддерживал патриарх Иоким, сменивший Никона. На заседании Освященного собора и Боярской думы Петр был провозглашен ца­рем. Однако 15 мая 1682 г. в Москве восстали стрельцы, подстрекаемые на­чальником Стрелецкого приказа князем И. А. Хованским. Все видные сто­ронники Нарышкиных были перебиты. По требованию стрельцов на трон были посажены оба царевича, а правительницей при них стала царевна Со­фья. С наступлением совершеннолетия Петра летом 1689 г. регентство Софьи потеряло основание. Не желая добровольно отдавать власть, Софья, опира­ясь на своего ставленника, начальника Стрелецкого приказа Ф. Шакловито- го, ждала поддержки от стрельцов, но надежды ее не оправдались, дворцовый переворот не удался. Софья была лишена власти и заключена в Новодевичий монастырь, ее ближайшие сторонники казнены или сосланы.

В целом в конце XVII в. страна была на пороге решительных перемен, уже подготовленных предшествующим развитием. Назревшие реформы можно было проводить за счет уменьшения государственного давления на общество при одновременном поощрении частной инициативы и постепенном ослаб­лении сословной несвободы. Такой путь стал бы продолжением реформатор­ской деятельности А. П. Ордин-Нащокина и В. В. Голицына. Другой путь предполагал еще большее ужесточение режима, крайнюю степень концент­рации власти, усиление крепостничества и — в результате непомерного на­пряжения сил — реформационный рывок. Традиции деспотической государ­ственной власти в России и характер явившегося в конце века реформатора сделали более вероятным второй вариант.

Внешняя политика России. Освоение Сибири и Дальнего Востока. Внешне­политический курс России на протяжении XVII в. был нацелен на решение следующих задач:

  • достижение выхода к Балтийскому морю;

  • обеспечение безопасности южных границ от набегов Крымского ханства;

  • возвращение отторгнутых в период Смутного времени территорий;

  • освоение Сибири и Дальнего Востока.

Длительное время основной узел противоречий составляли отношения России и Речи Посполитой. Усилия правительства патриарха Филарета в 20-х— начале 30-х гг. были направлены на создание антипольской коалиции в составе Швеции, России и Турции. Провозглашенный Земским собором в 1622 г. курс на войну с Польшей на протяжении 10 лет выражался в экономической помо­щи противникам Речи Посполитой — Дании и Швеции. В июне 1634 г. между Россией и Польшей был подписан Поляновский мир.

В 1648 г. начинается освободительная борьба украинского народа против польских панов под руководством Б. Хмельницкого. Земский собор в 1653 г. принимает решение о воссоединении Украины с Россией. В свою очередь Переяславская рада в 1654 г. единодушно высказалась за вхождение Украины в состав России. Начавшаяся война с Речью Посполитой продолжалась 13 лет, с 1654 по 1667 г., и завершилась подписанием Андрусовского перемирия (1667),

116

условия которого были в 1686 г. закреплены «Вечным миром». К России ото­шли Смоленщина, Левобережная Украина и Киев. Белоруссия оставалась в составе Польши. Кроме того, договор предусматривал совместные действия России и Польши против возможной турецко-крымской агрессии.

С 1656 по 1658 г. шла война России со Швецией. Попытка России овладеть побережьем Финского залива закончилась неудачно. В 1661 г. был подписан Кардасский мир, по которому все побережье оставалось у Швеции.

В 1677 г. началась русско-турецко-крымская война, закончившаяся в 1681 г. Бахчисарайским перемирием, по условиям которого Турция признала права России на Киев (незадолго перед тем Турции удалось отвоевать у Речи Пос­политой Подолию, и она стала претендовать на Правобережную Украину). В 1687 и 1689 гг. князь В. В. Голицын возглавил походы на Крым, но оба за­кончились неудачно.

Таким образом, Россия так и не смогла получить выходы к морям, и в этом ее внешнеполитические задачи остались прежними. Крымские походы не принесли России ни крупных военных успехов, ни территориальных преоб­разований. Тем не менее основная задача «Священной лиги» (Австрия, Польша, Россия — 1684 г.) была выполнена — русские войска блокировали силы крымского хана, который не смог предоставить помощь турецким вой­скам, терпевшим поражение от австрийцев и венецианцев. Кроме того, включение России впервые в состав европейского военного союза значитель­но подняло ее международный престиж.

Среди успехов российской внешней политики — освоение Сибири и Даль­него Востока. В XVI в. русские люди завоевали Западную Сибирь, а к середи­не XVII в. покорили значительную часть Восточной Сибири. Гигантское про­странство от Енисея до Охотского моря было «пройдено» казаками-перво­проходцами за 20 лет.

Из междуречья Оби и Енисея русские землепроходцы двинулись на юго-восток в Прибайкалье, к Амуру и южным дальневосточным землям, а также на восток и северо-восток в бассейн реки Лены — в Якутию, на Чукотку и Камчатку.

Между Обью, Енисеем и Нижней Тунгуской в те времена обитали ненцы (которых русские называли самоедами), ханты (остяки), манси (вогулы) и эвенки (тунгусы). Эти народы стали выплачивать России дань.

С 1632 г. России стала платить ясак Якутия, завоеванная с помощью пи­щалей и пушек. Русские казаки, основавшие Якутск, стали новыми хозяе­вами края.

Бурятские племена вошли в состав России в начале 50-х гг. XVII в. Глав­ным городом Прибайкалья, куда свозился бурятский ясак, стал построен­ный в 1652 г. Иркутск. Столицей же всех российских владений в Западной и Восточной Сибири оставался Тобольск.

Утверждение русских в середине века на реке Лене и в Прибайкалье откры­ло возможность движения первопроходцев и переселенцев далее на восток, се­веро-восток и юго-восток (экспедиции С. И. Дежнева на Чукотку, Е. П. Хаба­рова в Приамурье). Приамурье вошло в состав России, что вызвало недоволь-

117

ство правителей Маньчжурии. Нерчинский договор 1689г. установил границу между владениями Китая и России по Амуру и его притокам.

Москва установила в Сибири свою власть достаточно прочно. Сибирь, по словам историка А. А. Зимина, являлась своеобразным клапаном, в который уходили силы непримирившегося и непокоренного народа. Сюда устреми­лись не только торговые и служилые люди, но и беглые холопы, крестьяне, посадские. Здесь не было ни помещиков, ни крепостного права. Налоговый гнет в Сибири был мягче, чем в центре России.

Русские поселенцы получали от назначенных царем воевод хлеб, порох, свинец й прочую помощь и поддерживали порядок. В пользу казны пересе­ленцы платили налоги, коренные жители — пушной ясак. И не напрасно Москва поощряла труды землепроходцев и промышленников: в XVII в. дохо­ды от сибирской пушнины составляли четвертую часть всех государственных доходов.

Церковная реформа. Русская православная церковь занимает значитель­ное место в истории русского государства. Православие определило этниче­ское самосознание русского народа в период борьбы с монголо-татарским игом, что вместе с общерусской церковной организацией и наряду с социаль­но-экономическими факторами способствовало политическому объедине­нию земель и созданию единого Московского государства.

В XVI—XVII вв. церковь, опираясь на государство, подавила многочис­ленные ереси, проникшие в высшие слои административного аппарата и имевшие достаточно широкую социальную базу. В исторической науке эта борьба рассматривалась как подавление свободомыслия, течений обществен­ной мысли, аналогичных западной реформации. Церковная история трактует разгром ересей как защиту веры, православной самобытности русского на­рода и российской государственности, причем размах и жестокость борьбы с ересями в России превосходили деятельность инквизиции или протестант­ских церквей.

Церковь и монастыри обладали значительной экономической мощью, развитым и эффективным хозяйством, были культурными центрами. Монас­тыри строились часто в стратегически важных местах и имели огромное зна­чение в обороне страны. Церковь была в состоянии выставлять до 20 тыс. рат­ников. Эти обстоятельства создали материальную базу для авторитета церкви (своего рода государства в государстве), который тем не менее не использо­вался в противостоянии светской власти.

Освященный собор как орган церковного управления принимал активное участие в работе Земских соборов. В годы Смуты патриаршество (учреждено с 1589 г.), несмотря на некоторые колебания, сыграло большую роль в борь­бе с самозванцами и польско-шведской интервенцией (трагическая судьба патриарха Гермогена, гибель монахов при защите православных святынь, материальная поддержка ополчения и т. п.). Патриарх Филарет фактически управлял Россией, являясь соправителем царя Михаила Романовича, ук­реплял самодержавие и новую династию, с одной стороны, и роль церкви — с другой.

118

В середине XVII в. начинается переориентация в отношениях между цер­ковью и государством. Ее причины исследователями оцениваются по-разно­му. В исторической литературе преобладает точка зрения, согласно которой процесс становления абсолютизма вел с неизбежностью к лишению церкви ее феодальных привилегий и подчинению государству. Поводом для этого стала попытка патриарха Никона поставить духовную власть выше светской. Церковные историки отрицают такую позицию патриарха, считая Никона последовательным идеологом «симфонии власти». Инициативу в отказе от этой теории они усматривают в деятельности царской администрации и влия­нии протестантских идей.

Важным фактом русской истории XVII в. был церковный раскол, явивший­ся результатом церковной реформы патриарха Никона.

В понимании раскола в литературе существуют две основные традиции. Одни ученые — А. П. Щапов, Н. А. Аристов, В. Б. Андреев, Н. И. Костомаров — склонны видеть в нем социально-политическое движение в религиозной форме.

Другие исследователи усматривают в расколе и старообрядчестве прежде всего религиозно-церковное явление. Среди историков такое понимание раско­ла характерно для С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, Е. Е. Голубинского, А. В. Карташева, среди русских мыслителей — для В. С. Соловьева, В. В. Роза­нова, Н. А. Бердяева, протоиерея Георгия Флоровского. Современные иссле­дователи А. П. Богданов, В. И. Буганов, С. В. Бушуев не отрицают социально- политических устремлений, но считают их не главными и определяющими, а подчиненными в теме раскола.

Причины проведения церковной реформы:

  • церковная реформа диктовалась необходимостью укрепить дисципли­ну, порядок, нравственные устои духовенства;

  • требовалось введение одинаковой церковной обрядности во всем пра­вославном мире;

  • распространение книгопечатания открывало возможность унифика­ции церковных книг.

В конце 40-х гг. XVII в. в Москве сложился Кружок ревнителей древнего благочестия. В него вошли видные церковные деятели: царский духовник Стефан Вонифатьев, настоятель Казанского собора на Красной площади Иоанн, царский постельничий Ф. Ртищев, выдающиеся деятели церкви ни­жегородцы Никон и Аввакум и др.

Сын мордовского крестьянина Никон (в миру Никита Минов) сделал стремительную карьеру. Приняв монашеский постриг на Соловецких остро­вах, Никон вскоре стал игуменом (главой) Кожеозерского монастыря (район Каргополя). Никона связывали знакомство и дружба с царем Алексеем Ми­хайловичем, чьей поддержкой он долго пользовался. Никон становится архи­мандритом московского Новоспасского монастыря — родовой усыпальницы

«Симфония власти» — византийско-православная теория, предполагавшая двуединство независимо существующих светской и духовной властей, но совместно отстаи­вающих православные ценности.

119

Романовых. После короткого пребывания митрополитом Новгородским (как раз во время новгородского восстания 1650 г.) Никон в 1652 г. избирается московским патриархом.

Именно патриарх Никон начал реформу по унификации обрядов и уста­новлению единообразия церковной службы. За образец были взяты грече­ские правила и обряды.

Наиболее существенными из нововведений, принятыми патриархом Ни­коном и церковным собором в 1654 г., были замена крещения двумя пальцами троеперстием, произнесение славословия Богу «аллилуйя» не дважды, а триж­ды, движение вокруг аналоя в церкви не по ходу Солнца, а против него.

Потом патриарх обрушился на иконописцев, начавших использовать за­падноевропейские приемы живописи. Кроме того, по примеру восточного духовенства в церквах начали читать проповеди собственного сочинения. Здесь тон задавал сам патриарх. Русские рукописные и печатные богослужеб­ные книги велели везти на просмотр в Москву. Если там находили расхожде­ние с греческими, то книги уничтожали, взамен печатали и рассылали новые. И хотя все изменения были чисто внешними и не затрагивали православного вероучения, они воспринимались как посягательство на саму веру, ибо нару­шали традиции (веру отцов и их предков).

Никон боролся с новшествами, но именно его реформы часть московского народа восприняла как новшества, посягавшие на веру. Церковь раскололась на никонианцев (церковная иерархия и большая часть верующих, привыкших подчиняться) и старообрядцев.

Активным противником Никона и одним из основоположников старооб­рядческого движения становится протопоп Аввакум — одна из наиболее яр­ких личностей в русской истории. Человек огромной силы духа, в полной мере проявившейся во время его гонений, он с детства приучался к аскетизму и умерщвлению плоти. Отвращение от мира и стремление к святости он счи­тал настолько естественным для человека, что не смог ужиться ни в одном приходе из-за неустанного преследования им мирских потех и отступлений от обычаев церкви. Многие считали его святым и чудотворцем. Он участвовал вместе с Никоном в исправлении богослужебных книг, но вскоре был отстра­нен из-за незнания греческого языка.

Приверженцы старой веры — старообрядцы — спасали и прятали «непра­вильные» богослужебные книги. Светские и духовные власти преследовали их. От гонений ревнители старой веры бежали в леса, объединялись в общи­ны, основывали в глуши скиты. Не признававший никонианства Соловецкий монастырь сидел в осаде с 1668 по 1676 г., пока воевода Мещеряков не взял его и не повесил всех мятежников (из 600 человек в живых осталось 50).

Вожди старообрядцев протопопы Аввакум и Даниил писали челобитные царю, но, видя, что Алексей не защищает «старину», объявили скорый при­ход конца света, потому что в Россию явился Антихрист. Царь и патриарх — «два рога его». Спасутся лишь мученики — защитники старой веры. Родилась проповедь «очищения огнем». Раскольники запирались в церквах и сжигали себя заживо.

120

Старообрядцы не расходились с православной церковью ни в одном догма­те (основном положении вероучения), а лишь в некоторых обрядах, которые отменил Никон, поэтому они были не еретиками, а только раскольниками.

В расколе соединились самые разные социальные силы, выступавшие за сохранение в неприкосновенности традиций русской культуры. Тут были князья и бояре, такие как боярыня Ф. П. Морозова и княгиня Е. П. Урусова, монахи и белое духовенство, отказывавшиеся от исполнения новых обрядов. Но особенно много было рядовых людей: горожан, стрельцов, крестьян, ви­девших в сохранении старых обрядов способ борьбы за древние народные идеалы «правды» и «воли». Наиболее радикальным шагом старообрядцев было принятое в 1674 г. решение о прекращении молитв за здоровье царя. Это означало полный разрыв старообрядцев с существующим обществом, начало борьбы за сохранение идеала «правды» внутри своих общин.

Священный собор 1666—1667 гг. предал раскольников проклятию за не­покорность. Ревнители старой веры перестали признавать отлучившую их церковь. Раскол не преодолен и по сей день.

Предводители старообрядчества Аввакум и его единомышленники были сосланы в Пустоозерск, в низовье Печоры, и провели 14 лет в земляной тюрь­ме, после чего были сожжены заживо. С тех пор старообрядцы часто подвер­гали себя «огненному крещению» — самосожжению.

Трагически сложилась и судьба главного врага старообрядцев патриарха Никона. Добившись титула «великого государя», святейший патриарх явно переоценил свои силы. В 1658 г. он демонстративно покинул столицу, заявив, что не хочет быть патриархом в Москве, а останется патриархом Руси.

В 1666 г. церковный собор с участием александрийского и антиохийского патриархов, которые имели полномочия от двух других православных патри­архов — константинопольского и иерусалимского, сместил Никона с поста патриарха. Местом его ссылки стал знаменитый Ферапонтов монастырь под Вологдой. Уже после смерти Алексея Михайловича Никон возвратился из ссылки и умер (1681) неподалеку от Ярославля. Он похоронен в Воскресен­ском Ново-Иерусалимском монастыре под Москвой (г. Истра).

Таким образом, церковная реформа и раскол явились крупным социаль­ным и духовным переворотом, который не только отразил тенденции к цент­рализации и определенной унификации церковной жизни, но и повлек за со­бой существенные социокультурные последствия. Он всколыхнул сознание миллионов людей, заставив их усомниться в легитимности существующего миропорядка, породил раскол между официальной светской и духовной вла­стью и значительной частью общества. Нарушив некоторые традиционные устои духовной жизни, раскол дал толчок общественной мысли и подготовил почву для грядущих преобразований.

Кроме того, церковный раскол, ослабивший церковь в XVII в., послужил предпосылкой для последующего подчинения церкви государственной влас­ти, превращения ее в идеологический придаток абсолютизма.

121

Глава 8. РУССКАЯ ИМПЕРИЯ В XVIII в.

В России в XVIII в. наряду с укреплением и оформлением сословного строя происходят глубокие изменения в экономическом и социальном разви­тии, затронувшие все стороны народного хозяйства и социального облика страны. В основе этих изменений лежал процесс разложения феодализма и генезиса капиталистических отношений, начавшийся еще в XVII в.

XVIII в. в России по праву считают временем переворота, перелома. Те подводные течения, которые в XVII в. только лишь подмывали устои Мос­ковского царства, теперь их опрокинули. Это не была революция: и обще­ственный строй, и форма правления остались прежними. Но изменилось не­что гораздо более важное. Иными стали тип культуры, язык и мышление, по­явился невиданный ранее уклад жизни. Новизна была во всем: новые календарь и алфавит, одежда, утварь, жилище и обычаи, армия и флот, госу­дарственные учреждения и сельскохозяйственные культуры, школы и обуче­ние, промыслы и ремесла, идеалы и ценности. Посеянное в предшествующее столетие дает плоды: построенный первый русский корабль XVII в. «Орел» в следующем веке приводит к созданию флота, полки иноземного строя оборачиваются регулярной армией, полтора десятка мануфактур — сотней петровских заводов, Славяно-греко-латинская академия — университетом... (С. В. Бушуев).

Историю России XVIII в. открывает Петровский период. Границы этого столетия как исторического периода не вполне совпадают с его хронологи­ческими рамками. С этой точки зрения XVIII в. начался несколькими годами раньше своего «календарного начала», а закончился годом позже. Петр стал самостоятельно править с 1689 г., а в 90-е гг. мы видим уже и первые преобра­зования — это начало века. А вот его конец: гибель императора Павла I в по­следнем в истории России дворцовом перевороте 1801 г. Вообще же, как от­мечает современный историк А. Б. Каменский в книге «Под сенью Екатери­ны», «хронология XVIII в. в России отличается необычайной стройностью. Уже дата смерти Петра Великого — 1725 г. — четко отделяет первую четверть века от второй. Следующие 15 лет — не треть, не четверть, не начало и не ко­нец, а потому просто «время дворцовых переворотов» — время Екатерины I, Петра II, Анны Ивановны и младенца Ивана Антоновича. Затем начинается продолжительная «середина»: почти десять лет до 1750 г. и почти десять лет после правления Елизаветы Петровны. И наконец, с 1762 г. — вторая полови­на, 33 с лишним года царствования Екатерины Второй. Последующие пять лет Павла I — это уже «самый настоящий конец XVIII в.».

Реформы, начатые Петром I и продолженные его преемниками, касались в основном техники, культуры и быта. Они не меняли существующего обще­ственного строя. Новые идеи и учреждения приходили в дисбаланс с полуна­туральным хозяйством и крепостным правом, феодальными отношениями в деревне. Петровские преобразования требовали своего логического завер­шения: отмены крепостного права, наделения крестьян землей. Но в XVIII в.

122

это было невозможно: крепостное сельское хозяйство еще вполне удовлетво­ряло своей производительностью помещиков, крепостные и казейные ману­фактуры давали необходимое стране количество ткани и металла.

Противоречие между «просвещением» и «рабством» рождало и столь ха­рактерный для XVIII в. антагонизм между высшими классами и простым на­родом. И дело тут не столько в социальных противоречиях, которые, конечно, тоже сыграли свою роль, сколько в противоречии между Петербургом и про­винцией, европейскими обычаями и традициями господ и домостроевской жизнью их крестьян.

Можно сказать, что XVIII в. стал веком раскола, гораздо более глубокого и всеобъемлющего, чем знаменитый раскол церкви XVII в. Теперь расколотым оказалось все общество.

Тем не менее XVIII в. можно назвать юностью Новой России, с ее первы­ми победами и поражениями. Это истоки нашей современной культуры и ци­вилизации.

8.1. Рождение империи: время Петра Великого (конец XVII—первая четверть XVIII в.)

  • Истоки и сущность преобразований Петра I

  • Реформы первой четверти XVIII в.

  • Внешняя политика Петра I

  • Значение и цена Петровских реформ, их влияние на дальнейшее развитие Российской империи

Истоки и сущность преобразований Петра I. В XVII в. в результате дея­тельности первых представителей династии Романовых был преодолен со­циально-экономический и политический кризис государства и общества, вызванный событиями Смутного времени. В конце XVII столетия намети­лась тенденция европеизации России, обозначились предпосылки будущих Петровских преобразований. Исследователь В. Н. Роденков важнейшими из них называет следующие:

  • тенденция к абсолютизации верховной власти (ликвидация деятельно­сти Земских соборов как сословно-представительных органов), включение в царский титул слова «самодержец»;

  • оформление общегосударственного законодательства (Соборное уло­жение 1649 г.). Дальнейшее совершенствование Свода законов, связанное с принятием новых статей (в 1649—1690 гг. было принято 1535 указов, допол­няющих Уложение);

  • активизация внешней политики и дипломатической деятельности Рос­сийского государства;

  • реорганизация и совершенствование вооруженных сил (создание пол­ков иноземного строя, изменения в порядке комплектования и набора в пол­ки, распределение военных корпусов по округам;

  • реформирование и совершенствование финансовой и налоговой систем;

123

  • переход от ремесленно-цехового производства к мануфактурному с ис­пользованием элементов наемного труда и простейших механизмов;

  • развитие внутренней и внешней торговли (принятие Уставной тамо­женной грамоты 1653 г., Новоторгового устава 1667 г.);

  • размежевание общества под влиянием западноевропейской культуры и церковной реформы Никона;

  • появление национально-консервативного и западнического течений.

Однако, несмотря на обозначившуюся тенденцию европеизации России в XVII в., в целом она значительно отставала от уровня развития западноев­ропейских государств. Архаичная политическая, финансовая и военная сис­тема Российского государства не позволяла добиваться во внешней политике ощутимых результатов.

Значительные внешнеполитические усилия России в XVII в. привели к весьма скромным итогам. Выход к Балтийскому и Черному морям по-преж­нему был закрыт. Для того чтобы на равных бороться с европейскими держа­вами и Османской империей, нужно было не просто заимствовать отдельные достижения Европы, а сделать европейскую экономику и культуру, европей­ский образ жизни особой ценностью, поставив ее выше традиционных цен­ностей русской культуры. Только тогда модернизация жизни России приоб­рела бы действительно широкие масштабы, страна могла бы войти в круг ев­ропейских держав (И. Н. Ионов).

На исторической арене появляется сильная личность, которая обладала не только верховной властью, но и пониманием необходимости перемен, смелостью и решительностью, умом, энергией и талантом преобразователя.

По мнению С. В. Бушуева, Петр I «...действовал в том направлении, кото­рое вполне определилось при его отце, пусть его реформы были рождены са­мой логикой исторического развития XVII в. и предвосхищены словом или делом тогда же, пусть даже средства, как, например, знаменитая петровская дубинка и не менее знаменитая закрепостительная политика, тоже позаим­ствованы из предшествующего периода — все равно нельзя отрицать, что именно он стал создателем Новой России. Имел ли царь стройный план ре­форм (что маловероятно) или представлял себе лишь смутный образ будуще­го состояния реформируемого государства, приобретающий краски и напол­няющийся лишь по мере движения вперед, — для нас сегодня не так важно. Важнее, что в личности Петра преобразователь и преобразования встрети­лись; царь смог стать сознательным инициатором и активнейшим проводни­ком перемен. Ничего подобного не было и не могло быть во времена первых Романовых, которые, даже идя на нововведения, искренне верили, что с их помощью восстанавливают патриархальную старину...».

В исторической науке существуют различные точки зрения о времени на­чала преобразований.

    • Идеалом Петра I, усвоенным им еще в Москве, в Немецкой слободе, были европейские образ жизни, экономика и культура (И. Н. Ионов).

    • На становление Петра-реформатора важное влияние оказала поездка в Архангельск в 1693—1694 гг. Обычное путешествие стало крупным событием

124

в жизни молодого царя, определившим его отношение к флоту и показавшим значение морей для России (Г. И. Рябикова, Н. М. Усова).

    • Первой военной школой для Петра стали Азовские походы 1695—1696 гг. Именно с Азовских походов, а не с момента воцарения, как заметил историк Н. И. Павленко, Петр вел впоследствии отсчет своей «службы» на троне. Этой же точки зрения придерживались С. М. Соловьев и Г. В. Вернадский.

    • Значительным событием, повлиявшим на личность будущего преобра­зователя России, стало участие Петра в Великом посольстве 1697—1698 гг. Посещая Пруссию, Голландию, Англию и Австрию, он упорно изучал иност­ранные языки, систему административных учреждений, военное и морское дело, технику стран Запада (С. Ф. Платонов, А. Г. Брикнер, И. Н. Ионов, J1. И. Семенникова и др.).

Таким образом, на формирование реформаторских взглядов Петра оказа­ли влияние европейские идеалы, усвоенные в юности, поездка в Архан­гельск, Азовские походы и поездка в Европу в составе Великого посольства.

Петр окружил себя способными, энергичными помощниками и специа­листами. Среди иностранцев выделялись: ближайший друг царя Ф. Лефорт, опытный генерал Я. Гордон, талантливый инженер Я. Брюс и др. А среди рус­ских постепенно формировалась сплоченная группировка сподвижников, сделавших впоследствии блестящую политическую карьеру: А. М. Головин, Г. И. Головкин, братья П. М. и Ф. М. Апраксины, А. Д. Меншиков.

В истории Петровских реформ исследователи выделяют два этапа: до и после 1715 г. (В. И. Роденков, А. Б. Каменский).

На первом этапе реформы носили в основном хаотичный характер и были вызваны в первую очередь военными нуждами государства, связанными с ве­дением Северной войны. Проводились в основном насильственными мето­дами и сопровождались активным вмешательством государства в дела эко­номики (регулирование торговли, промышленности, налогово-финансовой и трудовой деятельности). Многие реформы носили непродуманный, по­спешный характер, что было вызвано как неудачами в войне, так и отсутстви­ем кадров, опыта, давлением старого консервативного аппарата власти.

На втором этапе, когда военные действия уже были перенесены на терри­торию противника, преобразования стали более планомерными. Шло даль­нейшее усиление аппарата власти, мануфактуры уже не только обслуживали военные нужды, но и производили потребительские товары для населения, государственное регулирование экономики несколько ослабло, торговцам и предпринимателям предоставлялась определенная свобода действий.

Анализируя преобразования Петра (цели, характер, темпы, методы осу­ществления), исследователи обращают внимание на то, что в основном ре­формы были подчинены интересам не отдельных сословий, а государства в целом: его процветанию, благополучию и приобщению к западноевропей­ской цивилизации. Целью реформ стало обретение Россией роли одной из ве­дущих мировых держав, способной к конкуренции со странами Запада в во­енном и экономическом отношении. Главным инструментом проведения ре­форм было осознанно применяемое насилие, а создаваемое в соответствии

125

с новейшими специальными и философскими теориями того времени госу­дарство приобретало милитаристские черты.

Темпы преобразований зависели от срочности решения той или иной за­дачи, стоящей перед государством. Реформы нередко носили случайный, не­запланированный характер и проводились под воздействием обстоятельств. При этом одни преобразования часто вызывали необходимость других, ибо коренная ломка в одной области, как правило, требовала немедленного пе­реустройства в другой или создания новых структур и учреждений.

С. Ф. Платонов обращал внимание на то, что изложить систематически внутренние реформы Петра Великого несравненно легче, чем в стройной хронологической последовательности представить их постепенный ход.

В целом процесс реформирования страны был связан с внешним факто­ром — необходимостью выхода России к морям и с внутренним — процессом модернизации страны.

Реформы первой четверти XVIII в. Изучение реформаторской деятельно­сти следует начинать с военной реформы, ибо, как отмечал В. О. Ключевский, «война была главным движущим рычагом преобразований, а военная рефор­ма — ее начальным моментом».

Основным содержанием военной реформы было создание регулярной рус­ской армии и русского военно-морского флота, комплектуемых на основе рек­рутской повинности. Ранее существовавшие войска постепенно упраздня­лись, а их личный состав использовался для новых формирований. Армия и флот стали содержаться за счет государства.

Новая военная система создавалась по западноевропейскому образцу. Ос­новной и высшей единицей в пехоте и кавалерии стал полк. Бригады и диви­зии не имели постоянного состава. В военное время дивизия сводилась в ар­мию. Артиллерия окончательно превратилась в самостоятельный род войск с четкой организацией. Были созданы инженерные войска (в составе артил­лерии). Для управления вооруженными силами взамен приказов учреждены Военная коллегия и Адмиралтейств-коллегия введена должность главноко­мандующего (на военное время). Была установлена единая система обучения в армии и на флоте, открыты военные учебные заведения (навигационная, артиллерийская, инженерные школы). Для подготовки офицерских кадров служили Преображенский и Семеновский полки, а также ряд вновь открытых специальных школ и Морская академия.

В войсках и на флоте была установлена суровая дисциплина, для поддер­жания которой широко применялись телесные наказания. В армии и на фло­те введена иерархия чинов и званий. Артикул воинский (1715) определял воен­но-уголовный процесс и систему уголовных наказаний. Организация воору­женных сил, основные вопросы обучения, способы ведения боевых действий были законодательно закреплены в Уставе воинском (1716), Книге-уставе морском (1720) и др.

В целом военные реформы Петра I оказали положительное влияние на развитие русского военного искусства, явились одним из факторов, обусло­вивших успехи русской армии и флота в Северной войне.

126

Реформы в экономике России охватывали сельское хозяйство, крупное и мелкое производство, ремесло, торговлю и финансовую политику.

Сельское хозяйство при Петре I развивалось медленно, в основном экстен­сивным путем. Однако и здесь были попытки реформ:

  • Указом 1721 г. крестьянам предписывалось применять во время жатвы вместо серпа косы, а также при уборке — грабли;

  • вводились новые культуры — табак, виноград, тутовые и фруктовые де­ревья, лекарственные растения, разводились новые породы скота — молоч­ные коровы и овцы-мериносы;

  • предприняты первые попытки государственной охраны лесов.

В сфере экономики господствовала концепция меркантилизма — поощ­рения развития внутренней торговли и промышленности при активном внешнеторговом балансе. Поощрение «полезных и нужных» с точки зрения государства видов производства и промыслов сочеталось с запрещением и ограничением выпуска «ненужных» товаров.

Развитие промышленности диктовалось исключительно нуждами ведения войны и было особой заботой Петра. За первую четверть XVIII в. было созда­но около 200 мануфактур. Главное внимание уделялось металлургии, центр которой переместился на Урал. Рост промышленного производства сопро­вождался усилением феодальной эксплуатации, широким применением при­нудительного труда на мануфактурах: использованием крепостных, куплен­ных (посессионных) крестьян, а также труда государственного (черносошно­го) крестьянства, которое приписывалось к заводу как постоянный источник рабочей силы.

Реформы охватывали и сферу мелкотоварного производства, способство­вали развитию ремесла, крестьянских промыслов (например, изготовление полотна). В 1711 г. при мануфактурах были учреждены ремесленные школы. А указами 1722 г. в городах было введено цеховое устройство. Все ремеслен­ники во главе с избранным старостой были расписаны в зависимости от спе­циальности по цехам, где они становились мастерами, подмастерьями и учени­ками. Создание цехов свидетельствовало о покровительстве властей развитию ремесел и их регламентации.

В области внутренней и внешней торговли большую роль играла государ­ственная монополия на заготовку и сбыт основных товаров (соль, лен, пень­ка, меха, сало, икра, хлеб и др.), что значительно пополняло казну. Всячески поощрялось создание купеческих «кумпанств» и расширение торговых свя­зей с заграницей. Центрами торговли были Москва, Астрахань, Новгород, а также крупные ярмарки — Макарьевская на Волге, Ирбитская в Сибири, Свинская на Украине и менее крупные ярмарки и торжки на перекрестках торговых дорог. Правительство Петра уделяло большое внимание развитию водных путей — главного в это время вида транспорта. Велось активное строи­тельство каналов: Волго-Донского, Вышневолжского, Ладожского, были на­чаты работы по сооружению канала Москва—Волга.

Финансовая политика государства в годы правления Петра I характеризо­валась небывалым налоговым гнетом. Рост государственного бюджета, необ-

127

ходимый для ведения войны, активной внутренней и внешней политики, до­стигался за счет расширения косвенных и увеличения прямых налогов:

  • специальными «прибыльщиками» во главе с А. Курбатовым выискива­лись все новые источники доходов: вводились банная, рыбная, медовая, кон­ская и другие подати, вплоть до налога на бороды. Всего косвенных сборов к 1724 г. насчитывалось до 40 видов;

  • наряду с указанными поборами вводились и прямые налоги: рекрут­ские, драгунские, корабельные и особые «сборы»;

  • немалые доходы приносили и чеканка монеты меньшего веса и пони­жение содержания в ней серебра;

  • поиски новых источников доходов вели к коренной реформе всей налоговой системы — введению подушной подати, заменившей подворное обложение. В результате таковой, во-первых, практически удвоилась сумма налоговых поступлений с крестьян. Во-вторых, податная реформа стала важ­ным этапом крепостного права в России, распространила его и на те слои на­селения, которые ранее были свободными («гулящие люди») либо могли об­рести свободу после смерти господина (кабальные холопы). В-третьих, вво­дилась паспортная система. Каждый крестьянин, уходивший на заработки дальше 30 верст от места жительства, должен был иметь паспорт с указанием срока возвращения.

Реорганизация государственного управления. Укрепление абсолютной мо­нархии потребовало коренной перестройки и предельной централизации всей системы государственного управления, его высших, центральных и мест­ных органов.

Во главе государства стоит царь. В 1721 г. Петра провозгласили императо­ром, что означало дальнейшее усиление власти самого царя. «Император все­российский, — записано в Воинском регламенте, — есть монарх самодержав­ный и неограниченный. Повиноваться его верховной власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Еще в 1704 г. был создан Каби­нет — личная царская канцелярия.

В 1711 г. вместо Боярской думы и подменявшей ее с 1701 г. Консилии (Совета) министров был учрежден Сенат. В него вошли девять ближайших Петру I сановников. Сенату предписывалось разрабатывать новые законы, следить за финансами страны, контролировать деятельность администрации. Руководство работой сенаторов было в 1722 г. поручено генерал-прокурору, которого Петр I называл «оком государевым». Сенаторы впервые были при­ведены к присяге, текст которой написал Петр I.

В 1718—1721 гг. была преобразована громоздкая и запутанная система приказного управления страной. Вместо полусотни приказов, чьи функции часто совпадали и не имели четких границ, было учреждено 11 коллегий. Каж­дая коллегия ведала строго определенной отраслью управления. Коллегия ино­странных дел — внешними сношениями, Военная — сухопутными вооружен­ными силами, Адмиралтейская — флотом, Камер-коллегия — сбором доходов, Штатс-коллегия — расходами государства, Вотчинная — дворянским земле­владением, Мануфактур-коллегия — промышленностью, кроме металлурги-

128

ческой, которой ведала Берг-коллегия. Фактически на правах коллегии суще­ствовал Главный магистрат, ведавший русскими городами. Корме того, дей­ствовали Преображенский приказ (политический сыск), Соляная контора, Медный департамент, Межевая канцелярия.

Наряду с укреплением центрального аппарата управления еще раньше на­чалась реформа местных учреждений. Вместо воеводской администрации 1708—1715 гг. была введена губернская система управления. Первоначально страна была разделена на восемь губерний: Московскую, Петербургскую, Киевскую, Архангелогородскую, Смоленскую, Казанскую, Азовскую и Си­бирскую. Во главе их стояли губернаторы, ведавшие войсками и управлением подчиненных территорий. Каждая губерния занимала огромную территорию и поэтому, в свою очередь, делилась на провинции. Их было 50 (во главе сто­ял воевода). Провинции, в свою очередь, делились на уезды.

Таким образом, сложилась единая для всей страны централизованная ад­министративно-бюрократическая система управления, решающую роль в ко­торой играл монарх, опиравшийся на дворянство. Значительно выросло чис­ло чиновников. Выросли и расходы на содержание управленческого аппара­та. Генеральный регламент 1720 г. ввел единую для всей страны систему делопроизводства в государственном аппарате.

Церковь и ликвидация патриаршества. Крупнейшим феодалом в России оставалась церковь, которая к концу XVII в. все еще сохраняла некоторую по­литическую самостоятельность, несовместимую с развивающимся абсолю­тизмом. Когда в 1700 г. умер патриарх Адриан, Петр I решил не назначать но­вого патриарха. Временно во главе духовенства был поставлен рязанский митрополит Стефан Яворский, при этом не облеченный патриаршими пол­номочиями. В 1721 г. Петр утвердил Духовный регламент, разработанный его сторонником псковским епископом Феофаном Прокоповичем. Согласно новому закону была проведена коренная церковная реформа, ликвидировав­шая автономию церкви и полностью подчинившая ее государству. Патриар­шество в России было упразднено, а для управления церковью учреждена специальная Духовная коллегия, преобразованная вскоре для придания большего авторитета в Святейший правительствующий Синод. В его ведении находились чисто церковные дела: толкование церковных догм, распоряжения о молитвах и церковной службе, цензура духовных книг, борьба с ересями, за­ведование учебными заведениями и смещение церковных должностных лиц и т. д. Синод имел также функции духовного суда. Присутствие Синода состоя­ло из 12 высших церковных иерархов, назначаемых царем, которому они при­носили присягу. В 1722 г. для надзора за деятельностью Синода Петр назначил из числа близких ему офицеров обер-прокурора (И. В. Болдина), которому подчинялись синоидальная канцелярия и церковные фискалы — «инквизито­ры». Все имущество и финансы церкви, закрепленные за ней земли и крестьяне находились в ведении Монастырского приказа, подчиненного Синоду. Таким образом, это означало подчинение церкви государству.

Социальная политика. В 1714 г. был издан Указ о единонаследии, по кото­рому дворянское поместье уравнивалось в правах с боярской вотчиной. Указ

129

знаменовал окончательное слияние двух сословий феодалов в единый класс. С этого времени светских феодалов стали называть дворянами (помещиками или шляхтой на польский манер). Указ о единонаследии предписывал пере­давать вотчины и поместья одному из сыновей. Остальные дворяне должны были нести обязательную службу в армии, на флоте или в органах государ­ственной власти.

В 1722 г. последовало издание «Табели о рангах», разделившей военную, гражданскую и придворную службы. Все должности (и гражданские, и воен­ные) подразделялись на 14 рангов. Занять каждый следующий ранг можно было, только пройдя все предыдущие. Чиновник, достигший восьмого класса (коллежский асессор), или офицер получали потомственное дворянство (до середины XIX в.). Так господствующий класс укреплялся за счет включения в его состав наиболее талантливых представителей других сословий.

Остальное население, исключая дворянство и духовенство, обязано было платить налог государству.

В 1724 г. была проведена попытка в один день искоренить нищенство в Рос­сии. Всех больных и увечных велено было переписать и направить в богадель­ни, устроенные при монастырях, а трудоспособных вернуть на прежнее место.

Так, при Петре I сложилась новая структура общества, в которой четко про­слеживается принцип регулирования государственным законодательством.

Реформы в области образования и культуры. Политика государства была направлена на просвещение общества, реорганизацию системы образования. Просвещение при этом выступало как особая ценность, отчасти противосто­явшая религиозным ценностям. Идеал веры заменялся идеалом рациональ­ного познания. Богословские предметы в школе уступали место естественно­научным и техническим: математике, астрономии, геодезии, фортификации, инженерному делу. Первыми появились Навигацкая и Артиллерийская шко­лы (1701), Инженерная школа (1712), Медицинское училище (1707). Для упрощения процесса обучения сложный церковно-славянский шрифт был заменен на более простой современный. Получило развитие издательское дело, созданы типографии в Москве, Петербурге и других городах.

Заложены основы развития русской науки. В 1725 г. в Петербурге была создана Академия наук. Развернулась большая работа по изучению истории, географии и природных богатств России. Пропаганду научных знаний осу­ществляла открытая в 1719 г. Кунсткамера — первый отечественный есте­ственно-исторический музей.

С 1 января 1700 г. в России было введено новое летоисчисление по юлиан­скому календарю. До этого страна жила в другом времени. Летоисчисление велось от сотворения мира (григорианский календарь). В соответствии с ним в России уже шло восьмое тысячелетие, а Европа вела счет от рождества Хрис­това и жила во втором тысячелетии. В результате реформы календаря Россия стала жить в одном времени с Европой.

Происходила коренная ломка всех традиционных представлений о быто­вом укладе жизни российского общества. Царь в приказном порядке ввел бородобритие, европейскую одежду, обязательное ношение мундиров для военных

130

и гражданских чиновников. Поведение молодых дворян в обществе регла­ментировалось западноевропейскими нормами, изложенными в йереводной книге «Юности честное зерцало».

Продолжалось вытеснение патриархального образа жизни и постепенная замена его «светскостью» и рационализмом. (Указ 1718 г. о проведении ас­самблей с обязательным присутствием женщин. Ассамблеи устраивались не только для забав и увеселений, но и для деловых встреч.)

Петровские преобразования в сфере культуры, быта и нравов вводились зачастую насильственными методами и носили ярко выраженный полити­ческий характер. Главным в этих реформах было соблюдение интересов госу­дарства.

Внешняя политика Петра I. Основным направлением внешней политики России в эпоху Петра Великого стала борьба за выход к Балтийскому морю, а ее содержанием явилась длительная, занявшая почти все годы Петровского правления Северная война со Швецией (1700—1721). В результате диплома­тических усилий Петру I удалось привлечь к предстоящей войне с северным соседом в качестве союзников Речь Посполитую, Саксонию и Данию (Север­ный союз был оформлен в 1699 г.).

Для развертывания военных действий против Швеции требовалось до­биться мира с Турцией, дабы избежать войны на два фронта. С этой целью в Константинополь на русском 46-пушечном фрегате было направлено по­сольство дьяка Е. И. Украинцева, который заключил перемирие с султаном на 30 лет, причем отстоял для России устье Дона с крепостью Азов и добился отмены выплаты унизительной дани крымскому хану.

Лишь только сообщение о перемирии достигло Москвы (8 августа 1700 г.), Петр объявил войну Швеции.

Течение Северной войны можно условно разделить на четыре периода.

Первый период — 1700—1706 гг. Неудачная осада Нарвы и сокрушительное поражение под Нарвой в ноябре 1700 г. (в значительной степени из-за преда­тельства иностранных офицеров во главе с герцогом Ш. де Кроа и слабой вы­учки большинства русских полков). Реорганизация русской армии, измене­ния в экономике. Первые военные успехи — в 1702 г. пала шведская крепость Нотебург (бывший русский Орешек), переименованная Петром в Шлиссель­бург, а весной 1703 г. была взята крепость Ниеншанц у устья Невы. Основа­ние Санкт-Петербурга в 1703 г. Овладение Нарвой и Дерптом в 1704 г. В ре­зультате этих побед Россия прочно закрепилась в Прибалтике, получила до­ступ к морю и предложила мир Швеции, на что получила отказ. Польский король Август II в 1706 г. терпит поражение от шведского короля Карла XII, заключает с ним сепаратный мир и отказывается от польской короны и союза с Россией.

Второй период — 1707—1709 гг. Летом 1708 г. Карл XII предпринял поход на Россию. Роковым для шведских войск стал разгром 28 сентября 1708 г. у деревни Лесной 16-тысячного корпуса Левенгаупта, осуществленный 12-тысячным летучим отрядом под командованием Петра I. Шведы потеряли в этом бою более 9 тыс. убитыми и ранеными, но главное — русскими был

131

захвачен огромный обоз. Разгром под Лесной оставил Карла без резервов, бое­припасов и значительно ослабил его силы. Шведы (под командованием Любекера) потерпели поражение под Петербургом. Адмирал Апраксин, руково­дивший обороной города, успешно разгромил нападавших. Главное собы­тие этого периода — генеральное сражение под Полтавой (27 июня 1709 г.). Большую роль сыграло подавляющее превосходство петровской артиллерии (102 русских орудия против 39 шведских) и использование Петром резерва сил для нанесения решающего удара по фронту и флангам противника, что привело шведов к паническому бегству. Полтавская битва была проведена с предварительной инженерной подготовкой поля боя (строительство реду­тов, т. е. земляных укреплений в виде ромба с длиной сторон 50 м). Полная победа в 3-часовой битве: из 30-тысячного войска враг потерял убитыми 9 тыс., пленными сначала 3, а затем еще 15 тыс.

Полтавская битва, в результате которой были уничтожены сухопутные войска шведов, определила исход Северной войны. Она продемонстрировала возросшую мощь русской армии, укрепила международный авторитет Рос­сии, на сторону которой вновь перешли Польша и Дания, а также Пруссия и Ганновер.

Третий период — 1710—1718 гг. Военные действия осложнились вмеша­тельством в войну Турции, которая при подстрекательстве европейских дер­жав, прежде всего Франции и Швеции, объявила войну России и на реке Прут окружила русские войска. Только вернув Турции Азов и разрушив Та­ганрог, Россия добилась перемирия. Дальнейшие события: победа русского флота при мысе Гангут (1714); строительство флота в Воронеже и на других верфях; овладение русскими частью Прибалтики и вытеснение шведов из Финляндии; начало мирных переговоров в 1718 г. (которым помешала слу­чайная гибель Карла XII).

Четвертый период — 1719—1721 гг. Победа русского флота над шведским у острова Гренгам (1720) и в Эзельском бою. Подписание в 1721 г. Ништадского мира. Территориальные приобретения России: Латвия, Эстония, побе­режье Финского залива, часть Карелии, ряд островов на Балтийском море. За приобретенные земли Россия выплатила 1,5 млн... рублей. Финляндия возвра­щалась в состав Швеции.

В результате войны Россия, кроме приобретенных территорий, получила выход к Балтийскому морю и стала великой европейской державой.

Не меньшее значение для России имело и другое — восточное направление внешней политики. В 1714 г. экспедиция Бухгольца к югу от Иртыша основала Омск, Семипалатинск, Усть-Каменогорск и другие крепости. В 1716—1717 гг. Петром был направлен в Среднюю Азию через Каспий 6-тысячный отряд князя А. Бесковича-Черкасского с целью склонить хивинского хана к под­данству и разведать путь в Индию. Однако и сам князь, и его отряд, располо­жившийся в городе Хивы, были уничтожены по приказу хана.

Летом 1722 г. Петр I лично возглавил персидский поход русского войска в связи с обращением к нему за помощью сына персидского шаха Тохмас-Мирзы. Этот поход получил название Каспийского, или Персидского (1722—1723).

132

Воспользовавшись внутриполитическим кризисом в Иране, Россия активи­зировала внешнюю политику в Закавказье. В 1722 г. она предприняла поход на Кавказ и Иран, в результате которого получила западный берег Каспий­ского моря с городами Баку, Рештом, Астрабадом. Дальнейшее продвижение в Закавказье было невозможно из-за вступления в войну Турции.

Каспийский поход сыграл положительную роль в деле укрепления дружест­венных связей и сотрудничества между народами России и Закавказья, в борьбе против турецкой агрессии. В 1724 г. султан заключил Константино­польский (Стамбульский) мир с Россией. Турция признала все территориаль­ные приобретения России в Прикаспии и отказывалась от притязаний на Персию. Россия со своей стороны признала права Турции на западное Закав­казье. Таким образом, безопасность юго-восточных границ России была укреплена, а международный ее престиж еще более вырос.

Значение и цена Петровских реформ, их влияние на дальнейшее развитие Российской империи. Правление Петра I открыло в русской истории новый период. Россия стала европеизированным государством и членом европей­ского сообщества наций. Управление и юриспруденция, армия и различные социальные слои населения были реорганизованы на западный лад. Быстро развивались промышленность и торговля, в техническом обучении и науке появились большие достижения.

Оценивая Петровские реформы и их значение для дальнейшего развития Российской империи, необходимо принять во внимание следующие основные тенденции:

  • реформы Петра I ознаменовали оформление абсолютной монархии в от­личие от классической западной не под влиянием генезиса капитализма, ба­лансирования монарха между феодалами и третьим сословием, а на крепостническо-дворянской основе;

  • созданное Петром I новое государство не только существенно повыси­ло эффективность государственного управления, но и послужило главным рычагом модернизации страны;

  • по своему масштабу и стремительности проведения реформы Петра I не имели аналогов не только в российской, но и, по меньшей мере, в европейской истории;

  • мощный и противоречивый отпечаток наложили на них особенности предшествующего развития страны, экстремальные внешнеполитические усло­вия и личность самого царя;

  • опираясь на некоторые тенденции, наметившиеся в XVII в. в России, Петр I не только развил их, но и за минимальный исторический промежуток времени вывел ее на качественно более высокий уровень, превратив Россию в могущественную державу;

  • платой за эти радикальные изменения явилось дальнейшее укрепление крепостничества, временное торможение формирования капиталистических отношений и сильнейший налоговый, податный нажим на население;

  • несмотря на противоречивость личности Петра и его преобразований, в отечественной истории его фигура стала символом решительного реформа-

133

торства и беззаветного, не щадящего ни себя, ни других, служения Россий­скому государству. У потомков Петр I — практически единственный из ца­рей — по праву сохранил дарованный ему при жизни титул Великого.

Преобразования первой четверти XVIII в. столь грандиозны по своим по­следствиям, что дают основание говорить о допетровской и послепетровской России. Петр Великий — одна из наиболее ярких фигур в русской истории. Реформы неотделимы от личности Петра I — выдающегося полководца и го­сударственного деятеля.

Противоречивая, объяснимая особенностями того времени и личными качествами фигура Петра Великого постоянно привлекала внимание самых крупных писателей (М. В. Ломоносова, А. С. Пушкина, А. Н. Толстого), ху­дожников и скульпторов (Э. Фальконе, В. И. Сурикова, М. Н. Ге, В. А. Серо­ва), деятелей театра и кино (В. М. Петрова, Н. К. Черкасова), композиторов (А. П. Петрова).

Как же оценивать петровскую «перестройку» ? Отношение к Петру I и его реформам — своеобразный пробный камень, определяющий взгляды истори­ков, публицистов, политиков, деятелей науки и культуры. Что это — истори­ческий подвиг народа или меры, которые обрекали страну на разорение после реформ Петра?

Петровские преобразования и их итоги крайне противоречивы, что нашло отражение в трудах историков. Большинство исследователей считают, что ре­формы Петра I имели выдающееся значение в истории России (К. Валишевский, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский, Н. И. Костомаров, Е. П. Карпович, Н. Н. Молчанов, Н. И. Павленко и др.). С одной стороны, царствование Пет­ра вошло в отечественную историю как время блестящих воинских побед, оно характеризовалось быстрыми темпами экономического развития. Это был период резкого рывка навстречу Европе. По мнению С. Ф. Платонова, для этой цели Петр готов был жертвовать всем, даже самим собою и своими близкими. Все, что шло против государственной пользы, был готов истребить и уничтожить как государственный деятель.

С другой стороны, итогом деятельности Петра I некоторые историки счи­тают создание «регулярного государства», т. е. государства бюрократического по своей сути, основанного на слежке и шпионаже. Происходит становление авторитарного правления, чрезвычайно возрастают роль монарха, его влия­ние на все сферы жизни общества и государства (А. Н. Мавродин, Г. В. Вер­надский).

Более того, исследователь Ю. А. Болдырев, изучая личность Петра и его реформы, делает вывод о том, что «петровские преобразования, направлен­ные на европеизацию России, не достигли своей цели. Революционность Петра оказалась ложной, так как осуществлялась при сохранении основных принципов деспотического режима, всеобщего закрепощения».

Идеалом государственного устройства для Петра I было «регулярное госу­дарство», модель, подобная кораблю, где капитан — царь, его подданные — офицеры и матросы, действующие по морскому уставу. Только такое государ­ство, по мысли Петра, могло стать инструментом решительных преобразова-

134

ний, цель которых — превратить Россию в великую европейскою державу. Этой цели Петр достиг и поэтому вошел в историю как великий реформатор. Но какой ценой были достигнуты эти результаты?

  1. Многократное увеличение налогов привело к обнищанию и закабалению основной массы населения. Различные социальные выступления — бунт стрельцов в Астрахани (1705—1706), восстание казачества на Дону под руко­водством Кондратия Булавина (1707—1708), на Украине и в Поволжье были направлены лично против Петра I и даже не столько против преобразований, сколько против методов и средств их осуществления.

  2. Проводя реформу государственного управления, Петр I руководство­вался принципами камерализма т. е. введением бюрократического начала. В России сложился культ учреждения, а погоня за чинами и должностями стала национальным бедствием.

  3. Желание догнать Европу в экономическом развитии Петр I пытался реа­лизовать с помощью форсированной «мануфактурной индустриализации», т. е. за счет мобилизации государственных средств и использования труда кре­постных. Главной особенностью развития мануфактур было выполнение государственных, прежде всего военных, заказов, что избавляло их от конку­ренции, но лишало свободной экономической инициативы.

  4. Результатом Петровских реформ стало создание в России основ государ­ственно-монополистической промышленности, крепостнической и милитаризо­ванной. Вместо формирующегося в Европе гражданского общества с рыночной экономикой Россия к концу царствования Петра представляла военно-поли­цейское государство с огосударствленной монополизированной крепостни­ческой экономикой.

  5. Достижения императорского периода сопровождались глубокими внутренними конфликтами. Главный кризис зрел в национальной психологии. Европеизация России принесла с собой новые политические, религиозные и социальные идеи, которые были восприняты правящими классами обще­ства прежде, чем они достигли народных масс. Соответственно возник раскол между верхушкой и низом общества, между интеллектуалами и народом.

  6. Главная психологическая опора русского государства — православная цер­ковь — в конце XVII в. была потрясена в своих основах и постепенно теряла свое значение начиная с 1700 г. и до революции 1917 г. Церковная реформа начала XVIII в. означала для россиян потерю духовной альтернативы государствен­ной идеологии. В то время как в Европе церковь, отделяясь от государства, сближалась с верующими, в России она отдалялась от них, становилась по­слушным орудием власти, что противоречило русским традициям, духовным ценностям, всему вековому укладу жизни. Закономерно, что Петра I многие современники называли царем-антихристом.

135

  1. Произошло обострение политических и социальных проблем. Упраздне­ние Земских соборов (устранившее народ от политической власти) и отмена самоуправления в 1708 г. тоже создали политические затруднения.

  2. Правительство остро чувствовало ослабление контактов с народом после реформ Петра. Скоро стало ясно, что большинство не симпатизирует про­грамме европеизации. Проводя свои реформы, правительство вынуждено было поступать жестоко, как и делал Петр Великий. А позже концепция за­претов стала привычной. Между тем западная политическая мысль воздей­ствовала на европеизированные круги российского общества, впитывавшие идеи политического прогресса и постепенно готовившиеся к борьбе с абсо­лютизмом. Так, Петровские реформы привели в движение политические силы, которые впоследствии правительство не смогло контролировать.

В Петре мы можем видеть перед собой единственный пример успешных и в целом до конца доведенных реформ в России, определивших ее дальней­шее развитие почти на два столетия. Однако необходимо отметить, что цена преобразований была непомерно высока: проводя их, царь не считался ни с жертвами, приносимыми на алтарь отечества, ни с национальными тради­циями, ни с памятью предков.

8.2. Россия в эпоху дворцовых переворотов, 1725—1762 гг.

  • Эпоха дворцовых переворотов и реформы государственного управления Российской империи в правление Екатерины I, Петра II, Анны Ивановны, Елизаветы Петровны, Петра III

  • Социально-экономическое развитие

  • Внешняя политика

  • Общественная мысль

Эпоха дворцовых переворотов и реформы государственного управления Рос­сийской империи в правление Екатерины I, Петра II, Анны Ивановны (Иоанновны), Елизаветы Петровны, Петра III. Смерть императора Петра I в 1725 г. привела к длительному кризису власти. По образному выражению В. О. Клю­чевского, этот период нашей истории получил название «дворцовых перево­ротов». За' 37 лет от смерти Петра I до воцарения Екатерины II (1725—1762) трон занимали шесть царствующих особ, получавших престол в результате сложных дворцовых интриг или переворотов.

В исторических исследованиях период второй четверти—середины XVIII в. определяется как «эпоха временщиков», «период политической нестабиль­ности». Из 37 лет непрерывной чехарды власти 32 года приходилось на прав­ление женщин, а если учитывать царствование Екатерины II, то в течение XVIII столетия в Российской империи после смерти Петра Великого 64 года власть в государстве находилась в руках женщин.

В истории русского государства началась своеобразная эпоха женщин- императриц. Это было время жены Петра I Екатерины I, курляндской герцо­гини Анны Ивановны, Анны Леопольдовны (племянницы Анны Ивановны,

136

правнучки царя Алексея Михайловича), дочери Петра I Елизаветы Петровны и Екатерины II. При этом из всех четырех императриц только Анна Ивановна получила свою власть законным путем. Остальные взошли на престол в ре­зультате гвардейских военных переворотов, сопровождавшихся арестом, а подчас и убийством прежних правителей, расправой над их фаворитами и сторонниками. Несомненно, все императрицы по-разному проявили себя как политики. Одни опирались на фаворитов и временщиков, другие — на гвардию, третьи — на личную мудрость и правительственные учреждения, на европейский опыт.

Причины дворцовых переворотов:

  1. отойдя от национальной политической традиции, согласно которой престол переходил лишь к прямым наследникам царя, Петр сам подготовил «кризис власти» (не осуществив Указ 1722 г. о наследовании престола, не на­значив себе наследника);

  2. на российский престол после смерти Петра претендовало большое ко­личество прямых и косвенных наследников;

  3. во всей своей полноте проявились существовавшие корпоративные ин­тересы дворянства и родовитой знати.

Говоря об эпохе дворцовых переворотов, следует подчеркнуть, что они не являлись государственными, т. е. не преследовали цели радикальных измене­ний политической власти и государственного устройства (исключением яви­лись события 1730 г.).

При анализе эпохи дворцовых переворотов важно обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, инициаторами переворотов выступали различные дворцовые группировки, стремившиеся возвести на престол своего ставленника.

Во-вторых, важнейшим следствием дворцовых переворотов явилось уси­ление экономических и политических позиций дворянства.

В-третьих, движущей силой переворотов была гвардия.

Действительно, именно гвардия в рассматриваемый период решала во­прос о том, кому быть на престоле. Можно говорить об особой политической роли гвардии в истории России, которую она играла вплоть до событий де­кабря 1825 г. на Сенатской площади.

Гвардия использовалась и для личной охраны царствующей особы, и для организации контроля за деятельностью различных учреждений. Позиции гвардии формировались боровшимися дворцовыми группировками. Иссле­дователь Петровской эпохи Е. В. Анисимов, объясняя события занятия пре­стола Екатериной I, приводит слова находившихся при русском дворе иност­ранных посланников.

Голштинский министр Карла Фридриха, герцог Г. Ф. Бассевич, в разгово­ре с австрийским посланником Н. С. Гогенцольцем отметил, что партия Меншикова принудила сторонников Петра I подписать манифест о воцаре­нии Екатерины, так как те боялись войска. Французский посланник Жан- Жак Кампредон в своем письме еще более категорично заявил, что «решения гвардии здесь — закон».

137

В целом наиболее правильно было бы оценивать время дворцовых пере­воротов как период развития дворянской империи от Петровских преобразо­ваний до новой крупной модернизации страны при Екатерине II. Во второй четверти—середине XVIII в. не было крупных реформ (более того, по мнению некоторых ученых, период до правления Елизаветы Петровны оценивается как период контрреформ).

Правление Екатерины 1(1725—1727). В российской истории были периоды, когда при отсутствии прямых наследников вопрос о том, кому занять престол, решался Земскими соборами.

После смерти Петра I канцлер Г. И. Головкин предложил вновь «обра­титься к народу» с вопросом: кому занять престол — внуку Петра (Петру Алексеевичу) или Екатерине? Однако предложение было отвергнуто. Пока Сенат и высшие сановники обсуждали, кому передать трон, Преображенский и Семеновский полки открыто встали на сторону Екатерины I. Фактическим правителем страны стал А. Д. Меншиков.

В 1726 г. при Екатерине 1 учреждается Верховный тайный совет, который, по оценке историка С. Ф. Платонова, подменил петровский Сенат. По мне­нию же современного исследователя Е. В. Анисимова, он не подменял Сенат, а был всего лишь высшей правительственной инстанцией, своеобразным центром сосредоточения сторонников Екатерины I, способных оказать ей помощь в государственных делах.

В состав Верховного тайного совета вошли А. Д. Меншиков (инициатор создания Совета), Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин, Д. М. Голицын, А. И. Остерман и П. А. Толстой. Большинство «верховников» были ближайшими совет­никами Петра, принадлежавшими к передовой знати, только князь Д. М. Го­лицын принадлежал к старой знати, отдельно стоял выходец из Вестфалии А. И. Остерман. По мнению М. Н. Зуева, несмотря на представительный состав и обширную компетенцию, Совет не являлся олигархическим орга­ном, ограничивающим самодержавие. Он оставался бюрократическим, хотя и весьма влиятельным, учреждением в системе абсолютизма, поставленным под контроль императрицы и ее личного Кабинета во главе с опытным секре­тарем А. В. Макаровым.

Анализируя внутреннюю политику Екатерины I, следует отметить ее ос­новную черту — начало ревизии итогов петровских преобразований. В этот период времени происходило:

сокращение чиновничьих структур;

пересмотр таможенного тарифа;

изменение дислокации армии и ее содержания;

ликвидация системы самоуправления;

восстановление значения уезда как основной территориально-админист­ративной единицы;

изменение системы налогообложения, снижение подушной подати.

В целом деятельность Екатерины I и ее «верховников» характеризовалась отказом от широкой преобразовательной программы Петра I, снижением роли Сената. Торговля и промышленность, лишившиеся в послепетровское время

138

финансовой и административной поддержки государства, были поставлены в неблагоприятные условия.

Петр 11(1727—1730). Незадолго до смерти в 1727 г. Екатерина I подписала «тестамент» — завещание, определявшее последовательность наследования престола. Ближайшим наследником определялся сын царевича Алексея — Петр II. За ним должны были следовать дочери Петра: Анна и ее наследники, Елизавета и ее наследники.

Престол занял 12-летний Петр II при регентстве Верховного тайного со­вета. А. Д. Меншиков, желая укрепить свое влияние в государстве, обручил свою дочь Марию с Петром II. Однако А. И. Остерману, воспитателю Пет­ра II, удалось устранить А. Д. Меншикова. В 1727 г. А. Д. Меншиков был арес­тован, лишен наград и состояния и вместе с семьей выслан в сибирский город Березов (ныне Тюменская область), где и закончил свою жизнь в 1729 г.

Верховный тайный совет при Петре II претерпел значительные измене­ния. В нем все дела вершили четверо князей Долгоруких и двое Голицыных, а также А. И. Остерман. На первый план выдвинулись Долгорукие. Петр II умер в день своей свадьбы (с сестрой Ивана Долгорукого Екатериной). Динас­тия Романовых пресеклась по мужской линии. Вопрос об императоре должен был решать Верховный тайный совет.

Непродолжительное пребывание у власти юного Петра II не внесло сущест­венных изменений в государственную и общественную жизнь российского общества. Переезд царского двора из Петербурга в Москву в конце 1727 г., упразднение в 1728 г. Главного магистрата вряд ли можно рассматривать как действия, направленные против преобразований великого реформатора. «В управлении государством, — отмечал С. Ф. Платонов, — не было никакой определенной тенденции — ни к возврату в допетровские формы жизни, ни к продолжению преобразований Петра Великого».

Анна Иоанновна (1730—1740). После долгих консультаций верховники остановили свой выбор на старшей линии династии, связанной с братом Петра I — Иваном V.

Российский престол был предложен Анне, дочери Ивана V, герцогине Курляндской, не имевшей формальных прав на престол и своим возвышени­ем обязанной верховникам.

Д. М. Голицын и В. Л. Долгорукий разработали так называемые кондиции — условия, на которых Анна Иоанновна могла принять из рук верховников рос­сийскую корону. Они были настолько велики по объему и существенны по содержанию, что императрице оставалось только формально занимать трон. Она обещала не вступать в брак, не назначать себе наследника, содержать Верховный тайный совет в восьми персонах, и «без оного согласия» конди­ции предусматривали:

  1. новых законов не издавать;

  2. ни с кем войны не начинать и мира не заключать;

  3. верных подданных никакими податями не отягощать;

  4. доходами казны не распоряжаться;

  5. в знатные чины выше полковничьего ранга не жаловать;

  6. 139

  7. у дворянства живота, имения и чести не отнимать;

вотчины и деревни не жаловать.

Гвардии и прочим войскам надлежало быть также под ведением Верхов­ного тайного совета. И в завершение всего от будущей государыни требова­лась небольшая, но многозначительная приписка: «Л буде чего по сему обе­щанию не исполню, то лишена буду короны российской».

Уже через две недели после приезда в Москву Анна разорвала кондиции на глазах у верховников и заявила о «восприятии ею самодержавства». В ходе расправы над верховниками Иван Долгорукий был казнен, его отец и сестра сосланы в Березов. Верховный тайный совет в 1731 г. был заменен Кабинетом из трех министров во главе с А. И. Остерманом. Спустя четыре года Анна Иоанновна приравняла подписи трех кабинет-министров к одной своей.

Некоторые историки считают, что поражение верховников — упущенный шанс по ограничению монархии. Другая точка зрения свидетельствует о недо­вольстве правлением Верховного тайного совета в дворянских кругах (чем и вос­пользовался А. И. Остерман, помогая взойти на престол Анне Иоанновне).

Анна Иоанновна не отличалась ни красотой, ни ярким умом, ни образо­ванностью. Она мало интересовалась делами государства, передав управле­ние своему фавориту, Эрнсту Иоганну Бирону, герцогу Курляндскому (с 1737 г.), честолюбивому, но ограниченному человеку. Время правления Анны Иоан- новны получило название бироновщины.

Усилия нового правительства с самого начала были сосредоточены на за­креплении результатов дворцового переворота 1730 г. и создании новой опо­ры режима. В дополнение к созданным Петром Великим двум гвардейским полкам были сформированы новые: Измайловский и Конногвардейский. Императрица и узкий круг ее приближенных контролировали все служебные перемещения в гвардии, оказывали ей всяческие знаки внимания.

Историки по-разному оценивают правление Анны Иоанновны. Некото­рые исследователи — В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов — отмечают засилье иностранцев в структурах государственного управления, в командовании ар­мией и флотом.

А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина отмечают, что все ключевые посты в стране оказались в руках немцев. Иностранные дела вел А. И. Остерман, армией командовал Б. К. Миних, гвардией — Ф. К. Левенвольде. Академию наук возглавлял И. Д. Шумахер. В экономику России проникли авантюристы, безнаказанно обворовывавшие страну, такие как, например, Шемберг, грабивший заводы Урала. Попытка А. П. Волынского, служившего еще при Петре I и занимавшего при Анне важный пост кабинет- министра, организовать заговор против Анны Иоанновны и немецкого заси­лья закончилась неудачно. Он и его ближайшие сторонники были казнены.

У других исследователей — Е. В. Анисимова, Н. Н. Репина, С. Г. Струмилина, Н. И. Павленко — иная точка зрения на время правления Анны Иоаннов­ны. Приведенные ими данные на основании сравнительной характеристики положения дел при Петре I и Анне Иоанновне убедительно свидетельствуют, что ни флот, ни армия не находились в плачевном состоянии (из 8 млн... рублей

140

государственного бюджета на содержание армии, флота и артиллерии отпус­калось 6,5 млн... рублей). Что же касается засилья иностранцев, регрессивной политики, то здесь они аргументированно показывают, что иностранцев («немцев») при Анне Иоанновне было даже меньше, чем при Петре I. Данные из истории политического сыска, приведенные Е. В. Анисимовым, нейтрали­зуют устоявшееся мнение о массовом терроре. Если при Анне Иоанновне было заведено две тысячи политических дел, то в годы правления Елизаветы Петровны — около пяти тысяч (примерно по 2,5 тыс. на каждые девять лет правления).

Основные направления внутренней политики:

упразднение Верховного тайного совета и возвращение Сенату его преж­него значения;

возвращение Петровской системы размещения полков в губерниях и ответственность помещиков за платежи своих крестьян;

продолжение карательной политики по отношению к старообрядцам;

создание нового органа — Кабинета министров (1731);

возобновление деятельности Тайной канцелярии;

учреждение корпуса кадетов (1732), после окончания которого дворян­ские дети получали офицерские чины;

отмена бессрочной службы дворян (1736). Кроме того, один из сыновей дворянской семьи освобождался от службы для управления имением.

В период царствования Анны Иоанновны происходило укрепление само­державия, сокращение обязанностей дворян и расширение их прав над кре­стьянами.

Иван VI Антонович. После смерти Анны Иоанновны в 1740 г. согласно ее завещанию российский престол унаследовал правнук Ивана Алексеевича, сын Анны Леопольдовны (дочь сестры Анны Ивановны — Екатерины) и Антона Ульриха Брауншвейгского — Иван Антонович. Регентом до его совершенноле­тия был назначен фаворит Анны Э. И. Бирон, который менее чем через месяц был арестован гвардейцами по приказу фельдмаршала Б. К. Миниха.

Регентшей при царственном ребенке была провозглашена его мать Анна Леопольдовна. Ведущую роль при ней стал играть непотопляемый А. И. Остер­ман, переживший пять царствований и всех временщиков.

25 ноября 1741 г. так и не правивший царь был свергнут Елизаветой Пет­ровной с помощью гвардии. Сначала Ивана VI с родителями отправили в ссылку, затем перевели в тюремную одиночку. Место его заключения дер­жалось в тайне. С 1756 г. он находился в Шлиссельбургской крепости, где был убит стражей при попытке офицера В. Я. Мироновича освободить его и про­возгласить императором вместо Екатерины И.

Елизавета Петровна (1741—1761). Очередной государственный переворот был совершен при непосредственном участии гвардейцев Преображенского полка. Елизавета Петровна нашла моральную поддержку среди иностранных дипломатов (Шетарди, Нолькена), у своих друзей (А. И. и П. И. Шуваловых, А. Г. Разумовского, М. И. Воронцова и др.). Важную роль сыграла непопуляр­ность «брауншвейгской фамилии» и правление временщиков.

141

Период царствования Елизаветы ознаменовался расцветом фаворитизма. Братья Разумовские и И. И. Шувалов играли огромную роль в формировании государственной политики. В целом же фаворитизм был противоречивым яв­лением. С одной стороны, он был показателем зависимости дворянства от монаршей щедрости, а с другой — своеобразной, пусть и достаточно робкой, попыткой приспособления государства к запросам дворянства.

В период правления Елизаветы были проведены определенные преобра­зования:

произошло значительное расширение дворянских льгот, особенно в 50-е гг. (учреждение дворянских заемных банков, предоставление дешевого кредита, монопольное право на винокурение и др.), укрепилось социально- экономическое и правовое положение русского дворянства;

сделана попытка реставрировать некоторые порядки и государствен­ные учреждения, созданные Петром I. С этой целью произошло упразднение Кабинета министров, значительно расширены функции Сената, восстанов­лены Берг- и Мануфактур-коллегии, главный и городской магистраты;

устранены многие иностранцы из сфер государственного управления и системы образования;

создан новый высший орган — Конференция при высочайшем дворе (1756) для решения важных государственных вопросов, которая вскоре пре­вратилась в своеобразный правительственный орган, во многом дублирую­щий функции Сената;

императрица пыталась выработать и новое законодательство, собрав для работы по составлению нового Уложения народных представителей. Од­нако и это начинание, и некоторые другие остались неосуществленными (П. И. Шуваловым отстаивалась необходимость введения свободного кресть­янского труда (1753), защищались права крестьянства в торговле);

произошло ужесточение религиозной политики. Были приняты указы о выселении из России лиц иудейского вероисповедания, о перестройке лю­теранских храмов в православные.

В целом же правление Елизаветы не стало «вторым изданием» Петровс­кой политики. Веселая и любвеобильная императрица в отличие от отца-ре­форматора не уделяла много времени государственным делам (к концу жизни этому мешала и ее болезнь). Политика Елизаветы отличалась осторожно­стью, а в некоторых аспектах — и непривычной мягкостью. Отказываясь сан­кционировать смертные приговоры, она фактически первой в Европе отме­нила смертную казнь.

По мнению известного историка С. М. Соловьева, ее правление создало благоприятные условия для дальнейшего развития России, подготовило и вос­питало новых государственных деятелей, составивших в будущем славу Ека­терине II.

Яркую характеристику Елизавете Петровне дал В. О. Ключевский, назвав­ший ее умной и доброй, но беспорядочной и своенравной русской барышней, соединившей «новые европейские веяния с благочестивой отечественной ста­риной».

142

Петр III (25 декабря 1761 г.—28 июня 1762 г.). Елизавета Петровна при жизни стала задумываться о том, кому передать трон. С этой целью из Голштинии был выписан ее 14-летний племянник Карл Петр Ульрих, получив­ший после перехода в православие имя Петра. Он был внучатым племянни­ком Карла XII по отцовской линии и одновременно внуком Петра I по мате­ринской линии. По достижении совершеннолетия Петра III прусский король Фридрих II рекомендовал ему в жены дочь одного из мелких немецких князь- ев Софью Фредерику Августу Анхальт-Цербстскую, получившую в России имя Екатерины Алексеевны и названной впоследствии Екатериной Великой. У них в 1747 г. родился сын Павел.

После смерти Елизаветы Петровны в 1761 г. 33-летний Петр III стал им­ператором России. Любимая игра его была в солдатики. Своим идеалом Петр считал Фридриха II. Этот «взрослый ребенок» не сложился как личность, был неуравновешенным и склонным к грубости. Большую часть времени он про­водил в кутежах и в занятиях со своими солдатиками, которых выписал из Голштинии.

Петр III не пользовался уважением ни у своей жены, ни у своих придвор­ных и гвардии, ни в обществе. Бесповоротно восстановить против себя обще­ственное мнение Петру удалось на следующий же день после вступления на престол. Он возвестил Фридриха II о намерении России сепаратно, без союз­ных Франции и Австрии, заключить мир с Пруссией (1762). Россия возврати­ла Пруссии все занятые в ходе Семилетней войны земли, отказалась от конт­рибуции в возмещение понесенных убытков и заключила с бывшим против­ником союз. К тому же Петр начал готовиться к абсолютно ненужной России войне с Данией. В обществе это воспринималось как предательство русских национальных интересов.

Шестимесячное царствование Петра III поражает обилием принятых го­сударственных актов. За это время было издано 192 указа, в которых нашли отражение различные стороны общественно-политической и экономиче­ской жизни, и произошли такие события:

наиболее важным был «Манифест о даровании свободы и вольности рос­сийскому дворянству» 18 февраля 1762 г., которым дворяне освобождались от обязательной службы государству, получали возможность жить в своих помес­тьях, свободно выезжать за границу и даже поступать на службу к иностранным государям. Дворянство все более превращалось из служилого в привилегиро­ванное сословие. «По требованию исторической логики и общественной спра­ведливости, — писал В. О. Ключевский, — на другой день 19 февраля должна была последовать отмена крепостного права; она и последовала на другой день, только спустя 99 лет». Наступил золотой век русского дворянства;

была объявлена секуляризация церковных земель в пользу государ­ства, что укрепляло государственную казну (окончательно указ был проведен в жизнь Екатериной II в 1764 г.);

Петр III прекратил преследование старообрядцев и хотел уравнять в правах все религии, заставить духовенство носить светское платье, ориен­тируясь на лютеранство;

143

произошли ликвидация Тайной канцелярии и возвращение из ссылки и опалы людей, осужденных при Елизавете Петровне;

упразднялись торговые монополии, стеснявшие развитие предприни­мательства;

провозглашалась свобода внешней торговли и др.

Петр III проводил указы, как бы продолжавшие линию его предшествен­ников, порой он шел даже дальше их. Однако полностью ставить в заслугу Петру III принятие этих указов, на наш взгляд, совершенно неправомерно. Эти-меры были задуманы еще в предыдущее царствование и осуществлены по инициативе приближенных к императору сановников — канцлера М. И. Во­ронцова, его брата Р. И. Воронцова, генерал-прокурора А. И. Глебова и сек­ретаря императора Д. В. Волкова.

Политически мудрые и экономически целесообразные, эти внутренние преобразования не добавили популярности императору. Отрицание им всего русского как «архаичного», разрыв с традициями, перекраивание многих по­рядков по западному образцу оскорбляли национальные чувства русских лю­дей. Падение императора Петра III было предрешено, и оно произошло в ре­зультате дворцового переворота 28 июня 1762 г. Петра вынудили отречься от престола, а спустя несколько дней он был убит.

Недолго правил Россией этот «случайный гость русского престола» (В. О. Ключевский). Но в принятых им указах, действиях, если отрешиться от предубеждений, по мнению С. П. Рябикина, можно найти и рациональное содержание. Видимо, эти преобразования были потребностью времени, а осу­ществить их довелось по чистой случайности императору Петру III.

Социально-экономическое развитие. Отличительной чертой социального развития России стало значительное расширение привилегий дворянства, получение которых облегчала относительная нестабильность государствен­ной власти.

Это было время глубоких изменений в сознании российского дворянства. При Петре I новый образ жизни навязывался дворянам силой. В условиях правления императриц-женщин, многие из которых были по происхожде­нию или культуре немками, это стало насущной необходимостью. От при­дворного поведения дворянина прямо зависела его карьера.

По мнению И. Н. Ионова, в России XVII в. наибольшие шансы на власть давал традиционализм. Рамки поведения были ограничены раз и навсегда установленными обычаями. Возможности продвижения по службе сдержива­лись системой местничества. Поэтому стимулы к изменению социального положения были незначительны. Рациональность поведения не могла стать его определяющей чертой.

В XVIII в. стимулы в борьбе за власть стали громадными. Побежденный оказывался в далекой ссылке, как А. Д. Меньшиков, или даже подвергался казни. Изворотливость помогала некоторым придворным надолго сохранить свое положение. Так, начавший свою карьеру при Петре I дипломат А. И. Ос­терман пережил трех императриц. Расчетливость поведения придворного дворянина сильно отличалась от рациональности ученого или предприни-

144

мателя. Нужно было произвести впечатление на очередную императрицу, за­помниться ей. Поэтому с этой точки зрения наиболее выгодным было устройство грандиозных праздников, покупка в Париже новой модной одеж­ды, следование последней европейской моде в придворном этикете.

Особенно характерным для этого времени было появление множества чу­даков и оригиналов. Вокруг каждой императрицы существовал кружок знат­ных дам, сообщавших ей все сплетни. Через такие «интимные кабинеты» пе­редавались прошения, а порой и велась внешняя политика.

Эти явления распространялись на всех уровнях власти. На местах стреми­лись подражать петербургскому двору. Поэтому новые веяния моды быстро, без принуждения распространялись среди всего дворянства страны. Быстро менялись его привычки, язык. Придворные нравы и обычаи порождали но­вые материальные потребности, вводили моду на расточительство, не свой­ственное традиционному обществу. В результате этого хозяйство дворян из натурального, каким оно было еще в начале XVIII в., превращалось в денеж­ное. Роскошь стала жизненной необходимостью. Приобретение новой одеж­ды, званые вечера требовали огромных расходов. Это вызывало разорение поместий, отвлекало дворян от службы. Для предотвращения массового разо­рения дворянства в 1754 г. был создан Дворянский банк, кредитовавший поме­щиков под залог имений.

Стремясь поправить свои дела, дворяне во второй половине XVIII в. начи­нают заниматься предпринимательством. В том же 1754 г. правительство объявило дворянской монополией винокурение. Началось строительство вотчинных мануфактур на основе труда крепостных крестьян. Приближен­ные ко двору вельможи, такие как графы Шуваловы и Воронцовы, стали строить металлургические заводы на Южном Урале. Дворянское предприни­мательство становилось почти на один уровень с предпринимательством куп­цов. Наблюдалась и обратная тенденция — переход крупнейших купцов в дво­рянство (Демидовы — уже в 1720 г.).

Манифест Петра III, закрепивший право дворян не служить государству, произвел переворот в их жизни. Из служилого сословия дворянство превра­тилось в свободное привилегированное сословие.

Во многих случаях помещичьи усадьбы были центрами культуры. При по­средничестве помещиков в крестьянское хозяйство внедрялись новые сель­скохозяйственные культуры (картофель, помидоры). Дворяне, такие как А. Т. Болотов, впервые начали применять многопольный севооборот, более совершенные методы обработки земли. Постепенно формировалось провин­циальное дворянское общество со своим самосознанием и интересами. Оно сыграло большую роль в возникновении либерального дворянства и дворян­ской интеллигенции.

Возрастание роли сельского хозяйства в жизни дворянства вело к усиле­нию крепостного права. Установилась рыночная цена на крепостных кресть­ян, законодательно закреплено право продавать их без земли. Крестьяне потеряли право иметь недвижимую собственность, выступать в качестве по­ручителей, торговать без особого разрешения помещика и т. д. Жизнь крепост-

145

ных определялась вотчинными инструкциями, регламентировавшими не толь­ко повинности крестьян, но и их хозяйственную инициативу, семейную и ду­ховную жизнь.

Вторая половина XVIII в. была временем укрепления и развития всерос­сийского рынка. Переломной датой стал 1754 г., когда были отменены внут­ренние таможенные пошлины. Страна покрылась сетью ярмарок, тесно свя­занных с местным производством.

В середине XVIII в. в России появляются первые симптомы разложения феодально-крепостнических порядков и начала развития капиталистических отношений. Первые признаки этого процесса: развитие товарно-денежных отношений и складывание капиталистической мануфактуры. Основателями мануфактур выступают преимущественно частные лица. В некоторых отрас­лях, особенно в легкой промышленности, начинает преобладать вольнонаем­ный труд. Получает развитие рассеянная мануфактура, раздача ремесленной работы на дом крестьянам (стала одной из форм зарождения в России воль­нонаемного труда, создания рынка рабочей силы, без которого была невозмож­на последовательная модернизация экономики).

В некоторых отраслях промышленности были достигнуты значительные успехи. Благодаря быстрому развитию горнозаводской промышленности к середине XVIII в. Россия вышла на второе место в мире по выплавке чугуна, уступив только Швеции. Так, если в 1725 г. в стране действовал 31 завод, то к 1750 г. — 74. В выгодное металлургическое производство активно вкладыва­ли капиталы дворянские предприниматели — братья Шуваловы, Воронцовы, С. П. Ягужинский.

Одновременно росла и внешняя торговля. К середине XVIII в. Россия стала занимать важное место на мировом продовольственном рынке. В больших количествах вывозились зерно, лес, кожа, пенька, сало, меха и др. Русская внешняя торговля носила активный характер, т. е. вывоз превышал ввоз.

Таким образом, импульс Петровских преобразований оказался настолько силен, что страна в основном продолжала развиваться по тому пути, на кото­рый ее направил царь-реформатор. Однако для этого периода времени были также характерны противоречивые тенденции — начало развития капиталис­тических отношений в условиях сохранения крепостничества.

Внешняя политика. Во внешней политике России после Петра I по-преж­нему преобладали три основных направления:

балтийское (приоритетной задачей русской дипломатии являлось пре­дотвращение реванша Швеции, удержание всех своих владений и господ­ствующего положения на Балтике);

польское (закрепление влияния России в Польше);

черноморское (возвращение Приазовья, стремление выйти к Черному морю).

Особенности:

    1. внешняя политика России во второй четверти XVIII в. носила менее активный характер, чем при Петре I;

    2. началась перестройка армии на европейский манер;

    3. 146

    4. много сил отнимало строительство оборонительных линий на юге и юго-востоке страны;

    5. командные посты в армии находились в руках иноземцев.

Польско-русские отношения. В Польше в 1733 г. после смерти Августа II началось бескоролевье, обусловленное борьбой шляхетских группировок за власть. Претендентом на польский престол был поддерживаемый Францией Станислав Лещинский, зять французского короля. Россия при поддержке Австрии настаивала на воцарении Августа III, сына умершего короля. На пре­стол избрали Станислава Лещинского, что стало поводом для Русско- польской войны 1733—1735 гг. Важнейшим событием войны было взятие войсками Б. К. Миниха города Гданьска (Данцига). Лещинский бежал на французском корабле. Август III стал королем Польши.

Русско-турецкая война. Поводом для Русско-турецкой войны 1735—1739 гг. стало нарушение турками границ России. Союзником России в войне была Австрия. В 1736 г. русская армия взяла Бахчисарай и Азов, а в следующем го­ду — Очаков. В 1739 г. османы были разбиты под Ставучанами (на р. Днестр). Русская армия была готова перейти Дунай. Однако союзница России Авст­рия, потерпев ряд поражений, пошла на сепаратный мир с Турцией. В 1739 г. Турция и Россия заключили Белградский мир. К России перешли Азов (прав­да, без укреплений) и небольшая территория между Северским Донцом и Бу­гом. Выход к Черному морю оставался за Турцией.

Русско-шведская война. Швеция попыталась взять реванш за поражение в Северной войне и объявила войну России. Русско-шведская война (1741— 1743) велась на территории Финляндии и закончилась Абосским миром. Швеция подтвердила итоги Северной войны. К России отошла небольшая территория в Финляндии до реки Кюмень.

Семилетняя война. В результате обострения англо-французской борьбы за колонии и столкновения агрессивной политики Пруссии с интересами Авст­рии, Франции и России в 1756—1763 гг. вспыхнула война. В войне участвовали две коалиции держав. Одну из них составляли Пруссия, Англия и Португалия. Их противниками были Франция, Испания, Австрия, Швеция и Саксония, на стороне которых выступила Россия. Канцлер А. П. Бестужев в 40—50-х гг. при­ложил максимум усилий для создания антипрусской коалиции.

Война начиналась в 1756 г. с нападения Пруссии на Саксонию и разгрома австрийской армии. Через год, летом, в войну вступила Россия. 19 августа 1757 г. русские войска разбили под Гросс-Егерсдорфом прусские войска, и вскоре вся Восточная Пруссия была занята русскими войсками.

14 августа 1758 г. при Цорндорфе Пруссия потерпела новое поражение от русских войск. А через год, 1 августа 1759 г., русская армия вышла к реке Одер и вновь нанесла поражение прусским войскам. На этот раз у Кунерсдорфа разгромлен был сам король Фридрих II, который лишь чудом избежал плена. В 1760 г. русские войска заняли Берлин, и Пруссия оказалась на грани катаст­рофы. От этого ее спасла лишь смерть императрицы Елизаветы Петровны. Ключ от Берлина был передан на вечное хранение в Казанский собор в Пе­тербурге. В сражениях Семилетней войны одержали первые крупные победы

147

П. А. Румянцев и А. В. Суворов, впоследствии прославившие русское военное искусство. Однако победы русских не дали стране реальных результатов. Раз­ногласие среди союзников и особенно воцарение Петра III резко изменили позицию России в войне. В 1762 г. Россия заключила мир с Пруссией и верну­ла ей все завоеванные территории. После воцарения Екатерины II Россия ан­нулировала заключенный Петром III союз с Пруссией.

В ходе войны Россия была экономически истощена, но международный авторитет России укрепился. Главным же итогом Семилетней войны стала победа Англии над Францией в борьбе за колонии и торговое первенство. Антинациональная внешняя политика Петра III, а также вспышки со­циального протеста подтолкнули гвардейцев на новый переворот в пользу Екатерины II.

Общественная мысль. Наглядным свидетельством роста политического сознания дворянства явилась попытка Верховного тайного совета в 1730 г. из­менить форму правления России. Наиболее ярким выразителем этих настро­ений был князь Д. М. Голицын — видный государственный деятель, в разное время занимавший посты киевского губернатора, президента Камер- и Коммерц-коллегий, члена Верховного тайного совета. Образную характеристику Голицыну дал историк XIX в. Д. А. Корсаков. По его словам, Голицын — «двуликий Янус, стоящий на рубеже двух эпох нашей цивилизации — мос­ковской и европейской. Одним своим лицом он вдумчиво глядит в былое Руси, другим — самонадеянно приветствует ее грядущее». Составленные под его руководством документы «верховников» — «Кондиции» и Пункты прися­ги (или Проект формы правления), по мнению историков (М. Н. Зуев), могли бы послужить основой будущей конституции. Известно, что в планах преоб­разований политического устройства Голицын шел много дальше своих кол­лег и предлагал разделить законодательную власть между Верховным тайным советом и двумя палатами выборных представителей от дворянства и горо­жан, что содействовало бы образованию широкой формы представительного правления.

Однако «конституционное движение» января-февраля 1730 г. вызвало сплоченный отпор бывших сподвижников Петра во главе с главным идеологом Петровского времени Феофаном Прокоповичем (русский государственный и церковный деятель, писатель). В дальнейшем в этом кругу сложилось интел­лектуальное содружество, названное Прокоповичем «ученой дружиной». В него входили ученый, поэт и дипломат А. Д. Кантемир, государственный дея­тель и историк В. Н. Татищев, государственный деятель и дипломат А. П. Волын­ский. «Ученая дружина» выступала за развитие тех традиций внутренней и внешней политики Петровской эпохи, которые обеспечивали политическую и экономическую мощь государства, за прогресс в области науки и просвеще­ния. Но при этом в основе всех представлений членов «ученой дружины» лежа­ла твердая убежденность в правомерности и незыблемости неограниченной монархии, сословного строя и дворянских привилегий.

Наиболее полно эти воззрения отразил В. Н. Татищев. В своих исследова­ниях он рассматривал эволюцию общественных и политических институтов,

148

в том числе происхождение самодержавия и крепостного права. В их основе он прежде всего видел договорное начало, обязывающее как государя, так и помещиков заботиться о своих подданных, а тех в свою очередь беспреко­словно повиноваться стоящей над ним власти. Опираясь на классификацию, данную еще Аристотелем, Татищев различал три известные в истории формы государственной власти: монархию, аристократию и демократию. Для Рос­сии ввиду ее географических особенностей и склада народного характера он признавал лишь благотворность монархии. В изучении истории он решитель­но отвергал идею божественного влияния на судьбы народа й главной движу­щей силой прогресса считал просвещение.

К середине XVIII в. относится зарождение просветительства — прогрес­сивной антифеодальной идеологии, связанной с отрицательной оценкой крепостного права, отстаиванием интересов широких масс народа, последо­вательной защитой просвещения и всесторонней европеизацией России.

Основоположником просветительского направления в России был М. В. Ло­моносов — великий русский ученый-энциклопедист, поэт, преобразователь русского литературного языка. Родился в деревне Мишанинской Архан­гельской губернии в семье помора. В 19 лет ушел учиться в Москву. Учился в Славяно-греко-латинской академии, в Киевской духовной семинарии и в университете при Петербургской Академии наук. За границей изучал есте­ственные и технические науки. С 1747 г. — первый русский профессор (ака­демик) Петербургской Академии наук.

В 1748 г. Ломоносов (на 40 лет раньше французского химика Лавуазье) от­крыл закон, что нагревание тел происходит в результате движения атомов. Большие открытия принадлежат Ломоносову в области геологии, географии, в изучении электрических и других природных явлений. Он автор незакончен­ной «Древней российской истории», вышедшей уже после его смерти. Ломоно­сову принадлежит большая роль в создании в 1755 г. Московского университе­та. Надежды на лучшее будущее Ломоносов возлагал на просвещенный абсо­лютизм. Идеалом государственной деятельности для него являлись реформы первой четверти XVIII в., а образцом просвещенного монарха — Петр I.

Таким образом, к середине XVIII в. происходит значительное развитие общественно-политической мысли, зарождение идеологии просветитель­ства, оказавшее прогрессивное влияние на культурную жизнь России.

8.3. Российская империя во второй половине XVIII в.

  • Социально-экономическое развитие

  • Золотой век Екатерины 11(1762— 1796)

  • Противоречия личности и политики Павла I (1796—1801)

  • Внешняя политика. Превращение России в великую европейскую державу

  • Общественная мысль и социальные движения

Социально-экономическое развитие. Во второй половине XVIII в. террито­рия России значительно расширилась, особенно в южном и западном на-

149

правлениях. В состав страны вошли Северное Причерноморье, Приазовье, Крым, Правобережная Украина, Белоруссия, Курляндия, Литва и др. Россия занимала территорию в 17,4 млн... м2.

По данным ревизии 1795 г., население России составляло 37,4 млн... чело­век. Основная масса населения жила в сельской местности. К концу века в городах проживало 10% населения страны. К началу XIX в. в России насчи­тывалось 634 города, хотя многие из них оставались скорее административ­ными и властными центрами сельской округи.

При Екатерине II была проведена широкая административная реформа. В 1775 г. страну разделили на 50 губерний вместо прежних 20. Население гу­бернии составляло от 300 до 400 тыс. человек.

Ведущей отраслью экономики России по-прежнему оставалось сельское хозяйство. Наблюдается рост крепостнических отношений. Они охватывают новые территории и новые категории населения. Основной путь развития сельского хозяйства — экстенсивный, за счет расширения новых площадей.

На землях, которые вошли в состав России в этот период времени, крепост­нические отношения либо сохранялись, либо получали распространение (Укра­ина, Крым, Предкавказье). Часть земель была роздана русским помещикам.

Положение крепостных ухудшалось — помещики получили в 1765 г. раз­решение ссылать своих крестьян в Сибирь на каторгу, без суда и следствия. Если крестьян признавали зачинщиками волнений, то указом 1763 г. они сами должны были оплачивать расходы, связанные с подавлением их выступ­лений. В 1767 г. был издан указ, запрещающий жалобы крестьян императрице на своих помещиков.

С точки зрения использования различных форм эксплуатации в этот пе­риод сложились два крупных района:

    1. на черноземных и южных землях ведущей формой ренты стала отрабо­точная (барщина);

    2. в районах с неплодородной почвой — денежный оброк.

К концу XVIII в. в черноземных губерниях получила распространение ме­сячина, что означало лишение крестьянина земельного надела и получение им скудной платы за его труд. Вместе с тем появлялось все больше признаков разложения крепостнических производственных отношений. Об этом свиде­тельствуют попытки отдельных помещиков применять технические устрой­ства, вводить многопольные севообороты, выращивать новые культуры и даже строить мануфактуры — все это вело к росту товарности хозяйства, хотя его основой оставалось крепостничество.

Гораздо более высокими темпами, нежели сельское хозяйство, развива­лась промышленность. Важное значение для развития отечественного про­мышленного производства имело издание в 1775 г. манифеста Екатерины II о свободном открытии промышленных предприятий представителями всех слоев общества. В России вводилась свобода предпринимательства.

К концу XVIII в. в стране действовало более 2 тыс. промышленных пред­приятий, некоторые из них были очень крупными, с числом рабочих более 1200 человек.

150

В тяжелой промышленности на первом месте по основным показателям находился Уральский горно-металлургический регион. В результате успеш­ного развития отечественной металлургии Россия являлась одним из круп­нейших в мире экспортеров железа. Центром производства меди стал Юж­ный Урал. Первые золотопромышленные предприятия также основываются на Урале. Получили дальнейшее развитие и другие отрасли промышленно­сти, в том числе стекольная, кожевенная и бумажная.

Промышленное развитие проходило в двух основных формах — мелкото­варное производство и крупное мануфактурное производство. Основной тен­денцией в развитии мелкотоварного производства было его постепенное пе­рерастание в предприятия типа кооперации и мануфактуры.

В 1785 г. было издано специальное Ремесленное положение, являвшееся частью Жалованной грамоты городам. Наряду с городским широкое развитие получило ремесло в промысловых селах. Например, мануфактура в районе Иванова выросла из текстильного промысла, который вели крестьяне графа Шереметева; Павлово на Оке славилось металлическими изделиями; Гжель (в Подмосковье) — керамическими изделиями; район Хохломы (ныне Ниже­городская область) — деревообработкой.

Важнейшей особенностью конца XVIII в. является увеличение вольнонаем­ной рабочей силы и капиталистических мануфактур.

С 1762 г. запрещалось покупать крепостных крестьян к заводам, прекра­тилась приписка их к предприятиям. Мануфактуры, основанные после этого лицами не дворянского происхождения, применяли исключительно вольно­наемный труд.

В 1775 г. был издан указ, разрешавший крестьянскую промышленность, что стимулировало развитие производства, повлияло на рост числа заводчи­ков из купцов и крестьян.

Важным стимулом для промышленного предпринимательства явились льготы купечеству: в 1766 г. — освобождение купцов от рекрутской повинно­сти и замена ее уплатой фиксированного денежного взноса; провозглашение свободы предпринимательства в 1775 г., заключавшееся в разрешении куп­цам заводить предприятия без согласования с официальными инстанциями и отменявшее налог с каждого сана.

Продолжалось формирование всероссийского рынка. Внутренней консолида­ции Российской империи способствовали быстрое развитие связей между ее регионами. Развитию торговли помогало улучшение дорог, строительство ка­налов, развитие судоходства. Возникли новые торговые пункты, выросло чис­ло ярмарок, базаров, торжков. Росла численность купцов. Через порты При­балтики и Причерноморья Россия вела активную внешнюю торговлю. Веду­щим торговым партнером нашей страны в этот период времени была Англия.

В истории России XVIII в. был эпохой, когда начали создаваться банки как составная часть рыночной системы, способствующая образованию рынка ка­питалов. Банки создавались казной.

Укрепление аппарата власти, расходы на войны, содержание двора и дру­гие государственные нужды требовали больших денежных ресурсов. Хрони-

151

ческий дефицит бюджета Екатерина II пыталась преодолеть традиционными приемами:

  • во-первых, выпуском бумажных ассигнаций (1769);

  • во-вторых, обращением к внешним займам: первый из них был сделан в 1769 г. в Голландии, второй — в следующем году в Италии.

Бюджет России был типичен для абсолютистских государств Европы. До­ходы росли за счет повышения налогов — как прямых (подушная подать), так и косвенных (продажа казной вина, соли и других товаров, таможенные по­шлины, доходы от чеканки монет и др.). В расходной части бюджета на пер­вом месте стояли затраты на армию и флот, далее шли расходы на управление, содержание двора, незначительные средства тратились на развитие науки, просвещения и искусства.

К концу XVIII в. произошло укрепление сословного строя. Каждая катего­рия населения (дворянство, духовенство, различные категории горожан, кре­стьян, казачество и др.) приобрела сословную замкнутость, которую опреде­ляли соответствующие права и привилегии, зафиксированные в законах и указах. Укрепление сословного строя было одним из способов удержать власть в руках дворянства.

Таким образом, в конце XVIII в. процесс складывания капиталистических отношений в России стал необратимым. Однако в экономике господствовали крепостнические отношения, оказавшие огромное влияние на формы, пути и темпы развития капитализма и определившие экономическое отставание России от других европейских стран.

Золотой век Екатерины II (1762—1796). Как и Петр I, Екатерина II вошла в историю под именем Екатерина Великая. Ее царствование стало новой эпо­хой в истории России.

Начало правления для Екатерины II было трудным, прежде всего в нрав­ственном отношении. Как ни был непопулярен Петр III в России, но он был законный (Божьей милостью) государь, к тому же внук Петра Великого, пусть и недостаточный. Екатерина же была чистокровной немкой, которая в глазах общества узурпировала древний престол московских царей. Неясна была и роль Екатерины II в убийстве мужа.

Прежде всего Екатерина II поспешила с коронацией, которая должна была узаконить ее восшествие на престол. Торжественная церемония состоялась 22 сентября 1762 г. в Успенском соборе Московского Кремля. Екатерина щед­ро наградила всех, кто способствовал ее победе. Главные участники переворота (40 человек) получили чины, земельные владения с крепостными крестьянами и крупные денежные суммы. Императрица приказала вернуть из ссылки тех, кто «невинно» пострадал, в их числе — бывшего великого канцлера графа Бестужева-Рюмина, бывшего генерал-прокурора князя Шаховского.

Желая расположить к себе влиятельное в России православное духовен­ство, Екатерина II отменила указ Петра III об изъятии у монастырей земель­ной собственности и крестьян. Правда, укрепив свое положение, императри­ца уже в 1764 г. все-таки отобрала у монастырей в пользу государства 990 тыс. крестьян. Бывшие монастырские крестьяне (их было около 1 млн... душ муж-

152

ского пола) стали называться экономическими, так как для управления ими была создана Коллегия экономии. Число монастырей в России сократилось с 881 до 385.

Действуя осторожно, избегая опасных конфликтов, Екатерина II с самого начала твердо дала понять, что не намерена поступаться самодержавной вла­стью. Она отвергла идею графа Н. И. Панина об учреждении Постоянного императорского совета в составе четырех государственных секретарей, кото­рые должны были решать все важнейшие государственные дела. За Екатери­ной в этом случае оставалось бы лишь право утверждения принимаемых ре­шений. В проекте Панина нашли отражение олигархические надежды арис­тократии на ограничение самодержавной власти, что вовсе не устраивало Екатерину II.

Одновременно Панин предложил разделить правительствующий Сенат на шесть департаментов, что приводило к ослаблению роли этого высшего учреждения в пользу Постоянного императорского совета. Екатерина II умело воспользовалась этим предложением Панина. В декабре 1763 г. импе­ратрица осуществила реформу Сената, разделив его на шесть департамен­тов, два из которых должны были находиться в Москве, а четыре в Петер­бурге. Так правительствующий Сенат потерял прежнюю политическую роль, превратившись в бюрократическо-канцелярскую надстройку над цент­ральными учреждениями империи. В результате проведенной реформы произошло усиление самодержавной власти. «Но Екатерине II, — писал С. М. Соловьев, — нужно было много лет искусного, твердого и счастливого правления, чтобы приобрести тот авторитет, то обаяние, которое она произ­водила в России и в целом в Европе, чтобы заставить признать законность своей власти».

«Манифестом о вольности дворянству» (1762) и «Жалованной грамотой дво­рянству» (1785) Екатерина II окончательно закрепила привилегии дворян­ства. Дворяне были освобождены от податей и повинностей. Заметно увели­чилось дворянское землевладение. Помещикам раздавались государствен­ные и дворцовые крестьяне, а также незаселенные земли. Период правления Екатерины II в исторической науке получил название золотого века россий­ского дворянства.

Ко времени вступления на престол Екатерина II была хорошо знакома с либеральными идеями европейской философской, политической и эконо­мической мысли. Еще в молодые годы она читала произведения французских просветителей — Вольтера, Руссо, Дидро, Д'Аламбера — и считала себя их уче­ницей. В 1763 г. Екатерина начала переписку с Вольтером, которая продолжа­лась до 1777 г., т. е. почти до самой смерти известного французского просве­тителя. В письмах к Вольтеру Екатерина рассказывала «учителю» о деятель­ности на пользу своих подданных и о военных событиях, а Вольтер осыпал «ученицу» лестью и комплиментами. Екатерина II подчеркивала, что книга

Олигархия — греч. oligarchia — власть немногих.

153

французского просветителя Монтескье стала ее путеводителем в политике. В странах Западной Европы заговорили о «великой Семирамиде севера».

На основе идей европейских просветителей у Екатерины сложилось опре­деленное представление о том, что необходимо делать для процветания госу­дарства. В соединении со знаниями российской действительности эти пред­ставления повлияли на формирование политической программы императри­цы. Как представляла себе Екатерина задачи просвещенного монарха, каковым себя искренне считала, видно из ее черновой записки: «1. Нужно просвещать нацию, которой должен управлять. 2. Нужно ввести добрый по­рядок в государстве, поддерживать общество и заставить его соблюдать зако­ны. 3. Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию. 4. Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным. 5. Нужно сделать государство грозным в самом себе и внушающим уважение соседям» («Записки»).

Поскольку идейно эта программа, а следовательно, и внутренняя поли­тика Екатерины основывались на принципах Просвещения, то и сам этот период русской истории получил в литературе название «просвещенный аб­солютизм» (Е. В. Анисимов, А. Б. Каменский).

Эта политика была характерна дня стран со сравнительно медленным раз­витием капиталистических отношений, где дворянство сохраняло свои поли­тические права и экономические привилегии. Временем просвещенного абсолю­тизма называют обычно несколько десятилетий европейской истории перед Французской революцией 1789 г.

В Большом энциклопедическом словаре мы читаем следующее опреде­ление: «Просвещенный абсолютизм — политика абсолютизма в ряде евро­пейских стран во 2-й половине XVIII в., выражалась в уничтожении «сверху» и в преобразовании наиболее устаревших феодальных институтов (упраздне­ние некоторых сословных привилегий, подчинение церкви государству, ре­формы — крестьянская, судебная, школьного обучения, смягчения цензуры и др.). Представители просвещенного абсолютизма — Иосиф II в Австрии, Фридрих II в Пруссии, Екатерина II в России (до начала 70-х гг. XVIII в.) и др., используя популярность идей французского Просвещения, изобража­ли свою деятельность как «союз философов и государей». Просвещенный аб­солютизм был направлен на утверждение господства дворянства, хотя неко­торые реформы способствовали развитию капиталистического уклада».

Итак, просвещенный абсолютизм характерен такими мероприятиями, в которых были заинтересованы дворяне и само государство, но которые в то же время способствовали развитию нового капиталистического уклада. Важ­ной чертой политики просвещенного абсолютизма было стремление монар­хов ослабить остроту социальных противоречий путем совершенствования политической надстройки.

Самым крупным мероприятием просвещенного абсолютизма явился со­зыв в 1767 г. комиссии о сочинении проекта нового уложения (Уложенная комис­сия). Следует заметить, что созыву Уложенной комиссии предшествовали оз­накомительные поездки Екатерины II по России. «После Петра Великого

154

Екатерина была первая государыня, которая предпринимала путеществия по России с правительственными целями» (С. М. Соловьев). »

Екатерина II решила дать России законодательный кодекс, основанный на принципах новой философии и науки, открытых современной эпохой Просвещения.

В качестве руководящего документа комиссии императрица подготовила «Наказ», который состоял из 22 глав и был разбит на 655 статей. Почти чет­верть текста «Наказа» составляли цитаты из сочинений просветителей (Беккариа, Бильфельда, Монтескье, Юсти). Эти цитаты были тщательно подобра­ны, и «Наказ», таким образом, представлял собой цельное произведение, в котором доказывалась необходимость сильной самодержавной власти в Рос­сии и сословного устройства русского общества.

Екатерининской комиссии не удалось составить новый кодекс законов, так как было трудно привести старое законодательство в согласие, с одной стороны, с либеральным «Наказом» Екатерины (построенным на книжных теориях, без учета реальных фактов русской жизни), а с другой — с противо­речивыми нуждами, пожеланиями и множеством отдельных наказов от раз­ных групп населения.

Все же работа Комиссии не пропала даром. Содержание местных наказов и суждения депутатов дали правительству богатый материал для ознакомле­ния с нуждами и пожеланиями разных групп населения, и эти материалы оно могло использовать в будущем в своей реформаторской деятельности.

Вряд ли правы те историки, которые видят в созыве Уложенной комиссии демагогический фарс, разыгранный Екатериной II. Нельзя назвать Уложенную комиссию и началом русского парламентаризма. В конкретных условиях Рос­сии второй половины XVIII в. Екатерина II сделала попытку модернизации страны, создания законной самодержавной монархии (А. С. Орлов, В. А. Ге­оргиев, И. Г. Георгиева).

На свертывание политики просвещенного абсолютизма повлияли два со­бытия XVIII в.: крестьянская война под руководством Е. Пугачева в России и Великая французская революция в Европе. В России же последней попыт­кой реализации идей европейского Просвещения была деятельность Алек­сандра I (И. Г. Кислицына).

Оценивая правление Екатерины II, надо иметь в виду, что императрице пришлось действовать не по заранее продуманной и намеченной преобразо­вательной программе, а последовательно браться за решение тех задач, кото­рые выдвигала жизнь. Отсюда — впечатление некоторой хаотичности ее цар­ствования. Даже если это и так, то не прихоти часто менявшихся фаворитов тому причиной. Составленные различными историками перечни официаль­ных фаворитов включают от 12 до 15 персон. Некоторые из них, прежде всего Г. А. Потемкин, стали выдающимися государственными деятелями, другие находились в ее покоях на положении любимых собачек. Несомненно, такие люди влияли на политику государства, но лишь в той мере, в какой это допус­кала сама императрица, никогда не поступавшаяся и частицей своей само­державной власти.

155

Итоги царствования Екатерины И.

  1. Имперские мероприятия во внешней и внутренней политике.

  2. Укрепление абсолютизма путем реформирования правительственных учреждений и нового административного устройства государства, защита мо­нархии от любых посягательств.

  3. Социально-экономические мероприятия по дальнейшей «европеиза­ции» страны и окончательному оформлению и усилению дворян.

  4. Либерально-просветительские начинания, попечение об образова­нии, литературе и искусствах.

  5. Неготовность российского общества не только к отмене крепостного права, но даже и к более умеренным реформам.

По мнению С. В. Бушуева, в правлении Екатерины II произошло «...несо­ответствие привносимых «сверху внешних форм и внутренних условий», «души» и «тела» России, а отсюда все противоречия XVIII в.: раскол нации, раскол народа и власти, власти и созданной ею интеллигенции, раскол культуры на народную и «официальную», неразрешимая дилемма Пушкина о «просвещении» и «рабстве». Все это имеет отношение к Екатерине, потому что объясняет глубинные причины ее впечатляющих успехов, когда она по- петровски действовала «сверху», и ее поразительного бессилия, как только она по-европейски пыталась получить поддержку «снизу» (Уложенная ко­миссия).

Если Петр не задумывался над всеми этими противоречиями или, скорее, просто их не замечал, то Екатерина уже начинала понимать, но не в силах разрешить их, вынуждена была притворяться и лицемерить: просвещенная государыня — и первая помещица, корреспондент Вольтера — и неограни­ченная властительница, сторонник гуманности — и восстановитель смертной казни... Одним словом, по пушкинскому определению, «Тартюф в юбке и ко­роне». Но ложь здесь скорее всего не для обмана как такового, а для самоза­щиты, не столько для других, сколько для себя самой, желающей совместить «просвещение» и «рабство».

Противоречия личности и политика Павла I (1796—1801). В исторических исследованиях нет единства в оценке правления Павла I. Одни историки на­зывают время его правления «непросвещенным абсолютизмом», другие — «военно-полицейской диктатурой», третьи считают Павла «русским Гамле­том», четвертые — «романтическим императором».

По мнению В. О. Ключевского, деятельность Павла носила характер «не столько политический, сколько патологический», и «анекдоты составляют все содержание этого царствования».

Просветитель Д'Аламбер находил в Павле Петровиче «возвышенный ха­рактер» и образованность. Павел всю жизнь мучился сомнениями по поводу своего происхождения (существует версия, что его отец не Петр III, а один из фаворитов Екатерины). При жизни матери он жил фактически под домаш­ним арестом в Гатчине. Современники отмечали ум, память, наблюдатель­ность Павла. Суждения о его безумии, вздорности дошли до нас благодаря «мемуарной» традиции, прочно обосновавшейся в историографии.

156

По мнению исследователей, основными мотивами деятельности Павла были следующие:

  • во-первых, желание противопоставить себя матери, переиначить все сделанное Екатериной и строить свое царствование наперекор заложенным ею традициям государственного управления;

  • во-вторых, страх, боязнь аристократической оппозиции, крестьянских волнений, французских республиканских идей.

Павел I вступил на престол в возрасте 42 лет, уже зрелым, сложившимся человеком. Он отстранил от власти бывших фаворитов Екатерины, которую ненавидел и обвинял в смерти отца.

Павел I ввел в стране военно-полицейский режим, регламентировал все, от мундиров до употребления отдельных слов, и вместе с тем вернул из ссыл­ки Радищева, Новикова, Костюшко, положил начало основанию Дерптского университета, Павловского корпуса (училище для сирот военных в Петербур­ге), амнистировал живых пугачевцев. Идеалу либеральной политики, основан­ной на самоуправлении сословий, их правах и привилегиях, Павел I противо­поставлял идеал попечительной политики, опирающейся на сильную власть царя и его заботу о своем народе.

В целом политика Павла I была, несмотря ни на что, прямым продолже­нием екатерининского правления. «Контрреформы» касались большей час­тью второстепенных моментов. Это видно, в частности, из следующего:

    1. в 1797 г. Павел издал «Учреждение об императорской фамилии», по кото­рому отменялся указ о престолонаследии. Указ утверждал преемственность власти в правящей династии по мужской нисходящей линии. Эта позиция определяла отказ от предшествующей практики императорских советов и стремление царя к максимальной централизации власти;

    2. на смену коллегиальной системе организации центрального аппарата при­шла министерская, основанная на единоначалии и контроле свыше. Это озна­чало потерю роли Сената. Павлом был разработан план учреждения семи ми­нистерств — юстиции, финансов, военного, морского, иностранных дед, коммерции и государственного казначейства, однако полностью он был осу­ществлен после его смерти;

    3. проведена губернская реформа. 40 губерний, существовавших при Ека­терине, были преобразованы в 41, появилась область войска Донского. При этом управление 11 окраинных губерний строилось с учетом национальных традиций и местных особенностей;

    4. перестройка государственной системы, сочетавшаяся с бюрократиза­цией управления, повлекла за собой ущемление дворянского самоуправления. Из ведения дворянских собраний были изъяты административно-полицей­ские функции, а в 1799 г. вообще были упразднены губернские дворянские собрания;

    5. в 1798 г. отменены верхние земские суды. Указом от 23 августа 1800 г. ан­нулировалось право дворянских обществ избирать заседателей в судебные органы — участие выборных представителей дворянства в судопроизводстве ограничивалось нижним земским судом;

157

    1. социальная политика Павла свидетельствовала о его способности к гиб­кому маневрированию и приспособлению к потребностям времени, не затра­гивала при этом самих устоев феодально-абсолютистского государства. В ней соединились попытки частично ослабить путы, давившие крестьянство, и ста­рания удержать в повиновении крестьянскую массу, обеспечив от нее наи­большую отдачу землевладельцам и государству. Так, 5 апреля 1797 г. был об­народован Манифест о трехдневной барщине, предписывавший помещикам использовать барщинный труд крестьян не более трех раз в неделю. Однако пожелания носили рекомендательный характер, и на практике редко кто из помещиков соблюдал «рекомендацию» царя;

    2. происходило регулирование отношений помещиков и крестьян: запрет на продажу дворовых людей и крестьян с молотка в 1798 г., замена накладной хлебной подати, взимавшейся с крестьян, умеренным денежным сбором, по­веление принимать присягу на верность государю с владельческих крестьян;

    3. складывались противоречивые тенденции — беспрецедентная раздача за неполные пять лет в частное владение 600 тыс. душ государственных крестьян (Екатерина II за 34 года раздала 800 тыс. крестьян), жесткое пресечение крестьянских жалоб на господ; это по существу являлось логическим продол­жением крепостнического курса Екатерины II;

    4. борясь с влиянием Французской революции, Павел I ввел жесточай­шую цензуру и запретил все частные типографии;

    5. по отношению к дворянству в политике Павла также сталкивались противоречивые тенденции. С одной стороны — забота царя об укреплении экономического положения дворянства, которая выразилась в материальной помощи через кредитно-банковскую систему, создание режима максималь­ного благоприятствования дворянства по службе (указы 1797 и 1798 гг.). Дру­гая тенденция проявилась в ограничении сословного самоуправления и его погло­щении бюрократическим аппаратом;

    6. наиболее неприемлемыми для дворянства были преобразования Павла I в армии. Ярый поклонник прусской военной доктрины Фридриха II, он уже через три недели после своего воцарения издал новые пехотный и конный уставы; предавались забвению основные принципы стратегии и тактики рус­ского военного искусства.

В конечном счете именно ущемление интересов дворянства стало решаю­щим моментом, определившим судьбу Павла I. Формирование уже с 1797 г. антипавловского заговора стало прямым ответом на нарушение устоявшегося баланса между властью и благородным сословием, о чем откровенно писал после гибели Павла видный дипломат С. О. Воронцов: «Дворянство... являет­ся ближайшим посредником между государем и народом. Оно помогает обуз­дывать народ и является естественной поддержкой трона... Ослаблять дво­рянство — значит подкапываться под основание трона».

В ночь на 12 марта 1801 г. Павел I был убит в Михайловском замке группой заговорщиков, к которой принадлежали бывшие фавориты Екатерины II: братья Зубовы, генерал Л. Л. Беннигсен, командиры гвардейских полков П. А. Талызин и Ф. П. Уваров, петербургский губернатор П. А. Пален, сена-

158

тор Д. П. Трощинский. Поддержку заговору оказал наследник престола вели­кий князь Александр Павлович.

Внешняя политика. Превращение России в великую европейскую державу.

Во второй половине XVIII в. Россия играла все более активную роль в между­народных отношениях. Она входит в европейские военно-политические сою­зы и благодаря сильной армии имеет в них значительное влияние.

Российская дипломатия, которой раньше приходилось иметь дело с по­стоянными союзниками и противниками, к этому времени научилась лави­ровать в сложных отношениях европейских держав. Идеал государственных интересов был связан с распространением идей рационализма на область внешней политики. Влияние иностранных офицеров падает. На их место приходят русские офицеры и полководцы. Российская армия все больше приобретает национальный характер.

Задачи внешней политики:

  • во-первых, борьба за выход к южным морям — Черному и Азовскому;

  • во-вторых, освобождение от иностранного господства земель Украины и Белоруссии и объединение в одном государстве всех восточных славян;

  • в-третьих, борьба с революционной Францией в связи с начавшейся в 1789 г. Великой французской революцией;

  • в-четвертых, утверждая свои интересы в европейской политике, Россия стремилась сыграть роль гаранта независимости английских колоний в Се­верной Америке; соблюдение интересов России в этом регионе — участие в колонизации Северной Америки.

Русско-турецкая война 1768—1774 гг. В 60-х гг. XVIII в. в Европе проис­ходит сложная политическая игра. Степень сближения тех или иных стран определялась силой противоречий между ними. Наиболее сильные проти­воречия у России были с Францией и Австрией.

К активным действиям на юге русское правительство подталкивали и ин­тересы безопасности страны, и потребности дворянства, стремившегося по­лучить богатейшие южные земли, и развивающиеся промышленность и тор­говля, диктовавшие необходимость выхода к Черноморскому побережью.

Турция, подстрекаемая Францией и Англией, осенью 1768 г. объявила войну России. После взятия Азова и Таганрога Россия приступила к строи­тельству флота. Блестящие победы были одержаны на суше: в 1770 г. под ко­мандованием талантливого полководца П. А. Румянцева, в 1771 г. под коман­дованием князя В. М. Долгорукого, в 1774 г. — генерал-майора А. В. Суворова. В знаменитом Чесментском сражении на море под командованием адмира­лов Г. А. Спиридонова, А. Г. Орлова и С. К. Грейга была также одержана победа.

По условиям Кучук-Кайнарджийского мира (1774) Россия получила:

  • выход к Черному морю;

  • степи Причерноморья — Новороссию;

  • право иметь свой флот на Черном море;

  • право прохода через проливы Босфор и Дарданеллы;

  • Азов и Керчь, а также Кубань и Кабарда переходили к России;

  • Крымское ханство становилось независимым от Турции;

159

  • Турция выплачивала контрибуцию в размере 4 млн... руб.;

  • русское правительство добивалось права выступать в качестве защит­ника законных прав христианских народов Османской империи.

За блестящие победы в Русско-турецкой войне Екатерина II щедро награ­дила своих полководцев орденами и именным оружием. Кроме того, А. Г. Ор­лов стал именоваться Чесментским, В. М. Долгоруков — Крымским, П. А. Ру­мянцев — Задунайским. А. В. Суворов получил золотую шпагу с бриллиантами.

Русско-турецкая война 1787—1791 гг. С 1780 г. начинается сближение Рос­сии с Австрией на почве общих интересов в отношении Турции и Польши.

Турция не желала примириться с утверждением России на Черном море. В ответ на попытку Турции вернуть Крым под свою власть русские войска заняли Крымский полуостров, который вошел в состав России. Как опорная база флота был основан Севастополь (1783). Г. А. Потемкин за успехи в присо­единении Крыма (старое название Таврида) получил приставку к своему ти­тулу «князь Таврический».

В 1787 г. Турция предъявила ультиматум с целым рядом неприемлемых требований. Вторая Русско-турецкая война протекала в трудной для России международной обстановке. В это время оформился союз Англии, Пруссии и Голландии, направленный на подрыв позиций России на Балтике. Эти страны спровоцировали Швецию, и война с ней в 1788—1790 гг. ослабила силы России, хотя мирный договор 1790 г. не внес никаких территориальных изменений между Россией и Швецией. Поддержку России в это время оказы­вала лишь Австрия, и то незначительными силами. Тем не менее и эта война показала превосходство русской армии.

В эти годы особенно проявился полководческий талант А. В. Суворова. В 1787 г. он наносит поражение туркам при осаде ими Кинбурна, затем в 1788 г. берет мощную крепость Очаков, а в 1789 г. одерживает две убедительные по­беды над многократно превосходящими силами противника при Фокшаннах и на р. Рымник, за что получает титул графа Рымникского.

Особое значение имело взятие Измаила (1790) — цитадели турецкого вла­дычества на Дунае. После тщательной подготовки А. В. Суворов назначил время штурма. Желая избежать кровопролития, он отправил коменданту кре­пости письмо с требованием сдачи: «24 часа — воля, первый выстрел — уже неволя, штурм — смерть». Турецкий паша ответил отказом: «Скорее Дунай остановится в своем течении, небо упадет на землю, чем сдастся Измаил». После 10-часового штурма Измаил был взят. В бою прославил себя ученик А. В. Суворова — будущий полководец М. И. Кутузов.

Наряду с сухопутными войсками успешно действовал флот, которым ко­мандовал адмирал Ф. Ф. Ушаков. В сражении у мыса Калпакрия в 1791 г. ту­рецкий флот был уничтожен.

По Ясскому мирному договору (подписан в г. Яссы) Турция признавала Крым владением России; границами между двумя странами стала река Днестр; в состав России вошла территория между реками Буг и Днестр; Тур­ция признавала российское покровительство Грузии, установленное Георги­евским трактатом 1783 г.

160

В результате русско-турецких войн ускорилось хозяйственное освоение степного юга России. Расширялись связи России со странами Средиземно­морья. Было ликвидировано Крымское ханство — постоянный очаг агрессии против украинских и русских земель. На юге России были основаны Никола­ев (1789), Одесса (1795), Екатеринодар (1793, ныне Краснодар) и др.

Россия и образование США. Одним из значительных международных собы­тий была борьба североамериканских колоний за независимость от Англии — буржуазная революция, которая привела к созданию Соединенных Штатов Америки.

Разногласия между Англией и Россией оказали благоприятное воздей­ствие на ход Американской революции. В 1780 г. русское правительство при­няло Декларацию о вооруженном нейтралитете, поддержанную большин­ством европейских стран. Суда нейтральных стран имели право вооруженной защиты, если на них произойдет нападение флота воюющей стороны. Это повлекло отказ Англии от попыток организации морской блокады американ­ского побережья и объективно способствовало победе американской рево­люции.

В то же время Россия участвовала в колонизации Северной Америки. Движе­ние казаков и русских переселенцев в XVI—XVII вв. через Сибирь и Дальний Восток привело в 1784 г. к высадке Г. И. Шелехова на Аляске и появлению Русской Америки — постоянных поселений русских на Аляске, а затем и в Ка­лифорнии.

Разделы Польши. Усиление Пруссии, Австрии, России и постоянное ослаб­ление Речи Посполитой привело к ее разделам.

По первому разделу (1772) Речи Посполитой к России отошла часть восточ­ной Белоруссии.

По второму {1793) — Россия получила оставшуюся часть восточной и цент­ральной Белоруссии с Минском, Волынью и Подолию.

По третьему разделу (1795) к России отошли западная Белоруссия, запад­ная Волынь, Литва, Курляндия.

Под властью российских императоров были объединены почти все земли восточных славян, входивших в Киевскую Русь, исключая галицкие земли со Львовом (Галиция), вошедшие в состав Австрии.

Значение этих событий было противоречивым. С одной стороны, это под­няло политический престиж России. Кроме того, Россия стала одной из са­мых населенных стран Европы. Но, с другой стороны, разделы Речи Поспо­литой привели к обострению национальных проблем в Российской империи. Польское дворянство, боровшееся за национальную независимость, стало дестабилизирующим фактором жизни страны. Его активность вызвала ответ­ную реакцию в виде русификаторской политики правительства.

Война с революционной Францией. Новую политическую ситуацию в Евро­пе создали Великая французская революция 1789 г. и казнь короля Людови­ка XVI. Отношения России и Франции были разорваны. Россия вошла в союз с Пруссией, Англией и Австрией для совместной борьбы против революци­онной Франции. Это был союз реакционных сил Европы против очага идей

161

свободы и народовластия, каким была Франция. Вместе с тем завоевательная политика захватившего в 1799 г. власть в стране Наполеона Бонапарта прида­вала действиям союзников освободительный характер.

В 1798—1800 гг. российский флот под командованием Ф. Ф. Ушакова овладел рядом греческих островов, захваченных французами. Русские десан­тные войска вступили в Неаполь и Рим. В 1799 г. началось и наступление рус­ской армии под командованием А. В. Суворова, действовавшей совместно с австрийской армией. Успехом закончился героический переход русских войск через Альпы в Швейцарию. Однако в это время усилились противоре­чия между Англией, Австрией и Россией. Русская армия была возвращена на родину. Император Павел I начал политическое сближение с Францией, видя в ней союзника для борьбы против Англии. Он послал русских казаков в Ин­дию, бывшую колонией Англии. Однако его убийство в 1801 г. сорвало планы коалиции Франции и России.

Таким образом, благодаря активной внешней политике Россия во второй половине XVIII в. стала великой европейской державой. Это было победой начатой еще Петром I политики адаптации (приспособления) к Европе. Од­нако политическая роль России в Европе далеко превосходила ее экономи­ческое положение на европейском рынке, сходное с местом Пруссии, Испа­нии, Италии, Португалии, Речи Посполитой. Россия оставалась отсталой в социально-экономическом плане страной, что делало ее положение в сис­теме европейской цивилизации нестабильным, противоречивым.

Общественная мысль и социальные движения. Общественная мысль второй половины XV1I1 в. была представлена достаточно широким спектром со­циально-политических концепций:

  • официально-охранительная теория;

  • консервативно-аристократическая идеология;

  • либерально-дворянское направление;

  • умеренное просветительство;

  • революционное просветительство.

Официально-охранительное направление получило разработку в трудах са­мой Екатерины II. В публицистическом сочинении «Антитод», написанном в полемике с французским автором Шаппом д'Оттрошем, утверждалось, что просвещенное правительство Екатерины II не собирается менять порядки в государстве, ибо все в России обстоит благополучно. Концепция «Антитода» получила в XIX в. свое логическое завершение в теории официальной на­родности.

Аристократическо-консервативное направление представляли воззрения М. М. Щербатова. Историк и публицист, он активно защищал дворянские привилегии в Уложенной комиссии, был придворным историографом. Буду­чи монархистом, Щербатов предъявлял самые высокие требования к монарху как к носителю высшей власти. Его не устраивало ни одно из правлений в XVIII в. Подсчитано, что в своих трудах (в особенности в остром публицис­тическом памфлете «О повреждении нравов в России») он 3 раза высказы­вал недовольство самой системой правления, 5 раз — законами, 7 раз — пра-

162

вительством, 10 раз — вельможами и более всего — 50 раз — монархами. Мо­нархическое начало в концепции Шербатова осложнялось иДеей дворян­ских привилегий (по отношению к другим сословиям). Кроме того, Щерба­тов был убежденным крепостником, искренне верующим в благодетель­ность крепостного права для крестьян и заботливое отеческое отношение к ним помещиков.

Дворянско-либералъное направление представляли: Н. И. Панин, русский посланник в Дании и Швеции, а с 1760 г. — воспитатель великого князя Павла Петровича; А. Р. Воронцов — полномочный министр, представитель России в Англии, в 1773—1794 гг. — президент Коммерц-коллегии; княгиня Е. Р. Дашкова — директор Академии наук и президент Российской академии в 1783—1796 гг.; А. А. Безбородко — фактический руководитель внешней по­литики России с 1784 г., канцлер при Павле I. Представители дворянского либерализма, испытавшие сильное влияние идей Просвещения, выдвигали проекты смягчения крепостного права и даже его постепенной отмены в бу­дущем, однако при условии сохранения дворянской собственности на землю. Кроме того, не посягая на саму идею монархии, дворянский либерализм стремился к устранению произвола верховной власти и ее конституционному ограничению.

Представители умеренного просветительства:

  • Н. И. Новиков, журналист, книгоиздатель, выпустивший 1000 изданий и боровшийся с бюрократическим произволом, казнокрадством, взяточни­чеством. Не выступал за немедленное освобождение крестьян, а связывал уничтожение крепостного права с постепенным просвещением народа, иско­ренением помещичьих злоупотреблений и гуманными реформами;

  • Д. И. Фонвизин, автор сатирических басен, перевода сочинений фран­цузского просветителя Тома «Похвальное слово Марку Аврелию», самобыт­ных комедий «Недоросль» и «Бригадир». Обличал пороки административной и общественной жизни, осуждал политику Екатерины II;

  • Д. А. Голицын, выступал во второй половине 60-х гг. XVIII в. с серией писем, в которых излагался план решения крестьянского вопроса. Он указы­вал на крепостное право как на главный тормоз в развитии страны, который следовало устранить путем реформ общегосударственного масштаба (но зе­мельная собственность должна оставаться в руках помещика, который сдавал бы ее на выгодных условиях в аренду крестьянину). Как и большинство про­ектов, этот проект остался на бумаге.

Революционная традиция просветительства тесно связана с деятельностью А. Н. Радищева, автора оды «Вольность», сочинений «Путешествие из Пе­тербурга в Москву», «Письмо другу, жительствующему в Тобольске» и др. В своих произведениях А. Н. Радищев говорил о праве народа свергать не­достойных или не выполнивших своего долга перед подданными правите­лей. В этом состояло принципиальное отличие Радищева от остальных про­светителей, ограничившихся требованием просвещенной конституционной монархии. Революционность позиций Радищева воплощалась в призыве к сокрушению строя насилия и несправедливости путем крестьянского вос-

163

стания. Конечной целью борьбы провозглашалось установление власти на­рода в форме буржуазной республики.

Вторая половина XVIII в. была связана с заметной активизацией со­циальных движений. Главная причина крестьянских выступлений коренилась в усилении феодальной эксплуатации в условиях разложения крепостниче­ской системы и прокрепостнической политики правительства.

Основные крестьянские движения:

    1. крупные народные движения конца 60-х—начала 70-х гг.: «колиивщина» (названо по главному оружию, которым были наделены восставшие, — кол), распространилось на Украине; «Чумной бунт» в Москве в 1771 г.;

    2. крестьянская война в России в 1773—1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева.

Таким образом, во второй половине XVIII в. получают распространение различные социально-политические концепции, значительное влияние на которые оказывают идеи европейского Просвещения и социальные движе­ния в России.

1 Камерализм — учение о бюрократическом управлении, получившее распростра­нение в Европе XVI—XVII вв. Для камерализации характерно создание учреждений, специализирующихся в какой-то определенной сфере и основанных на принципах коллегиальности и регламентации обязанностей чиновников.

164

Глава 9. РОССИЯ В XIX в.

С XIX в. история постепенно становится всемирной, и с этого же времени история России по-настоящему превращается в европейскую. Начало этому процессу было положено в XVIII в.

Именно в XVIII в. Петр I «прорубил окно в Европу». Со времен Семилет­ней войны угроза русских штыков воспринималась Европой как вполне реальная. Однако только после наполеоновских войн (конца XVII—начала XIX в.) Россия окончательно утвердилась в числе европейских стран, боров­шихся за гегемонию на континенте.

У историков существуют разные мнения по вопросу: когда же начался XIX в. и как следует его называть. Предполагают, что XIX в. «начинает свой отсчет» не с 1 января 1801 г., а, возможно, с того времени, когда Людовик XVI распорядился в 1789 г. созвать Генеральные штаты (которые закончились Французской революцией и смертью Людовика XVI), а может, еще раньше, с 1784 г., когда английский механик Джеймс Уатт получил патент на паровой двигатель, что способствовало началу промышленного переворота в Англии. В любом случае первая половина XIX столетия развивается под знаком так называемой «двойной революции» — Французской и английской промыш­ленной.

Если XVIII в. называют веком Просвещения, то относительно XIX в. су­ществует много названий: «век капитализма», «век национализма», «век рево­люции», «век цивилизации и культуры».

В европейском разделении на «Запад» и «Восток» Россия занимает осо­бое место. Своеобразие исторического развития заключалось в том, что ев­ропейский опыт воспринимался, но чаще всего — в специфическом «рус­ском варианте».

9.1. Российская империя в первой половине XIX в.

  • Экономика и социальный строй России в первой половине XIX в.

  • Эволюция государственно-правовой и политической системы России в первой четверти XIX в. Александр I

  • Движение декабристов: предпосылки, система взглядов, тактика действий

  • Россия в эпоху правления Николая I. Консервативная модернизация империи

  • Внешняя политика России в первой половине XIX в.

  • Развитие русского национального самосознания. Западники и славянофилы

Экономика и социальный строй России в первой половине XIX в. К середине XIX в. территория Российской империи выросла до 18 млн.. кв. км. Население увеличилось почти вдвое и составляло более 70 млн.. человек.

Россия была многонациональной страной. Самым многочисленным был русский народ. В западных и южных губерниях русское население соседство­вало с украинским и белорусским народами.

165

По мнению ученых, в Российской империи уже в то время можно было выявить метрополию2 — центральную часть с преобладанием русского насе­ления (Великороссия) и примыкавшие к ней губернии, населенные род­ственными православными славянскими народами (украинцами и белоруса­ми). «К центру тяготели с востока — Сибирь, с юга — Северокавказский регион, где большинство населения составляли потомки переселенцев из метрополии. При этом казачьи округа имели, подобно британским доминио­нам, значительную внутреннюю автономию» (И. А. Заичкин, И. М. Почкаев).

На окраинах империи проживали многочисленные народы и народности, частью завоеванные, частью присоединившиеся добровольно. От Волги до Восточной Арктики расселялись тюркоязычные народы (татары, чуваши, башкиры, якуты и др.). На севере Европейской России, в Поволжье, на Урале и в Зауралье жили финно-угорские народы (мордва, мари, коми, удмурты). Тунгусоманьчжурские народы были представлены эвенками и эвенами.

В начале XIX столетия Россия была уже неоднородна и в религиозном от­ношении. Господствующей была православная вера, которой придерживалось большинство населения Российской империи (87%). Но еще в XVII в. от офи­циального православия отделилось старообрядчество, которое подвергалось преследованиям со стороны властей. Значительную группу народов составля­ли последователи ислама (народы Северного Кавказа, татары, башкиры). Коче­вые племена калмыков (в низовьях Волги) и бурят (в Забайкалье) были после­дователями буддизма. В результате трех разделов Польши в конце XVIII в. на территории Российской империи оказалась значительная часть еврейского на­селения (на Украине и в Белоруссии), которое исповедовало иудаизм. Значи­тельная часть северных и сибирских народов, а также народов Поволжья сохра­няла традиционные родоплеменные (языческие верования) (Jl. М. Пятецкий).

В административном отношении европейская часть России была разделе­на на 47 губерний и 5 областей (Астраханская, Таврическая, Кавказская, зем­ли Войска Донского и Войска Черноморского).

Население России делилось на сословия. Из них привилегированными были дворяне, духовенство и купечество.

Главенствующим сословием было дворянство. Дворяне имели право на владение родовым гербом, пользовались свободой от телесных наказаний (за исключением периода правления императора Павла I) и рекрутчины, моно­польным правом (с 1746 г.) на владение населенными землями и крепостны­ми крестьянами. Податная реформа 1722 г. освободила их от уплаты подуш­ной подати. Юридическое оформление дворянства как сословия было завер­шено в XVIII в. губернской реформой 1775 г. и Жалованной грамотой дворянству 1785 г. Были образованы дворянские общества и дворянские де­путатские собрания.

Духовенство разделялось на черное и белое. Черное духовенство составля­ли монахи и монахини. Из числа монахов назначались высшие священнослу-

166

жители — архиереи (епископы, архиепископы, митрополиты). Бёлое духовен­ство состояло из приходских священников и низшего клира (дьяконов и пса­ломщиков). Высшим органом церковного управления являлся Синод.

Купечество было разделено на 3 гильдии. Купцы 1-й гильдии имели преиму­щественное право вести внутреннюю и внешнюю торговлю. Купцы 2-й гильдии обладали привилегиями только в крупной внутренней торговле, а 3-й — в мелкой городской и уездной. Лица купеческого сословия были освобожде­ны от телесных наказаний, от некоторых податей и от рекрутчины.

Мещане и цеховые ремесленники в городах, крестьяне в деревне являлись податными сословиями: они обязаны были платить подушную подать и нести рекрутскую повинность.

Мещане — ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники — были обложены высокой податью, должны были поставлять рекрутов в армию и не были освобождены от телесных наказаний.

Россия первой половины XIX в. являлась аграрной страной, и самым мно­гочисленным сословием было крестьянство (90% населения, около 30 млн.. человек). Все крестьяне дореформенной России разделялись на три неравные по своей численности группы: помещичьи, государственные, удельные. Первая категория была самой многочисленной.

Казачество составляло 1,5 млн.. человек. В XVIII в. правительство устано­вило полный контроль за районами проживания казаков, стало создавать но­вые казачьи войска для охраны границ. К середине XIX в. в России уже суще­ствовало 9 казачьих войск: Амурское, Астраханское, Донское, Забайкальское, Оренбургское, Сибирское, Терское, Уральское, Черноморское (позднее Ку­банское).

Многочисленные народы Севера и Сибири (ненцы, эвенки, якуты) составля­ли особую группу российского крестьянства. Они платили государству ясак (дань) в виде шкурок пушных зверей.

В XIX в. начинается складывание районов хозяйственной специализации:

  • центрально-промышленный район (Московская, Владимирская, Твер­ская, Ярославская, Костромская, Нижегородская и Калужская губернии);

  • центрально-черноземный земледельческий район (Рязанская, Туль­ская, Воронежская, Тамбовская, Орловская, Курская губернии);

  • северный район (Вологодская, Архангельская, Олонецкая губер­нии) — мясомолочное хозяйство, лесные промыслы, сохраняется подсечное земледелие;

  • северо-западный (Петербургская, Новгородская, Псковская губер­нии) — мясомолочное хозяйство, льноводство.

Образование хозяйственных регионов являлось важным показателем рос­та производительных сил и общественного разделения труда. Хозяйственная специализация регионов способствовала развитию товарно-денежных отно­шений в стране.

В XIX в. Россия оставалась аграрной страной. В сельском хозяйстве было занято 9/10 ее населения. Сельское хозяйство по-прежнему развивалось экстен­сивным путем, интенсивно — юг Украины, степное Предкавказье, Заволжье.

167

В первой половине XIX в. явным стало разложение классического барщин­ного хозяйства, проявившееся в развитии товарно-денежных отношений, разрушавших натуральное хозяйство; в расширении барской запашки и пере­воде крестьян на промыслы; в ослаблении внеэкономического принуждения, особенно в нечерноземной зоне, где крестьяне переводятся с барщины на об­рок и уходят в город на заработки; в черноземной зоне — попытка сдержать падение производительности барщинного труда введением частичной опла­ты барщинных работ или переводом крестьян на месячину.

Важным показателем упадка помещичьего хозяйства является рост задол­женности помещиков государству. Стремление помещика к производству хлеба на продажу вызывало расширение барской запашки и сокращение кре­стьянских наделов. Происходил процесс открепления крестьян от своих на­делов и привлечения их к более выгодным промысловым занятиям. Развитие обмена и торговых отношений разрушало крепостное право и расширяло возможности освобождения крестьян от внеэкономического принуждения. Распространился процесс «отходничества» крестьян на фабрики и заводы. Медленно наступали положительные сдвиги в технике сельскохозяйственно­го производства.

В целом аграрно-крестьянский вопрос был центральным в социально-эко­номической жизни России на протяжении XIX—начала XX в. (он остается актуальным и в настоящее время). Этот вопрос включал три стороны:

    1. личное освобождение крестьян;

    2. наделение крестьян землей;

    3. изменение общинной системы землепользования.

Специфическая для России общинная система заключалась в том, что кре­стьяне сообща пользовались землей, которая делилась между крестьянскими дворами на мелкие наделы и время от времени перераспределялась. В эконо­мическом отношении это мешало продуктивности крестьянского хозяйства и в целом развитию производительных сил в деревне. В социальном отноше­нии это препятствовало формированию собственнической психологии у кре­стьян. Процесс расслоения крестьянства в первой половине XIX в. шел мед­ленно. Лишь единицам крестьян, занимавшимся торговлей и промыслами, удавалось скопить немалые средства. Имущественное расслоение крестьян вы­ражалось в том, что одни богатели, а другие беднели.

Появились так называемые «капиталистые» крестьяне, юридически оста­вавшиеся крепостными, но фактически владевшие тысячами десятин земли и сотнями собственных крепостных. Известны фамилии Гореловых, Граче­вых, Бугримовых — владельцев текстильных мануфактур в Иваново-Возне­сенском районе. Когда богатые крестьяне начали эксплуатировать крестьян обедневших, имущественное расслоение переходило в социальное расслоение крестьянства.

Промышленное развитие России в первой половине XIX в. отличалось ши­роким распространением мелкой промышленности (которая составляла 2/3 от общего числа промышленных предприятий), тесно связанной с кустарными промыслами.

168

Рост крупнейшей промышленности происходил за счет распространения капиталистической мануфактуры и последующего перехода от мануфактуры к фабрике. Промышленность, базирующаяся на крепостном труде (вотчин­ная, посессионная мануфактура), переживала кризис (происходило резкое сокращение посессионных рабочих). Постепенно увеличивалось примене­ние вольнонаемного труда на мануфактурах.

Стремясь поддержать помещичье хозяйство, государство раздает дворянам крупные заказы от казны, предоставляет дешевый кредит, передает казенные предприятия; запрещает недворянам покупать рабочих для мануфактур.

По мнению большинства исследователей, в 30—40-х гг. XIX в. в России начинается промышленный переворот, который завершается в 70—80-е гг. XIX столетия. Техническая сторона переворота заключалась в переходе от ручного труда к технике, от мануфактуры к фабрике. Социальной стороной промышленного переворота явилось формирование новых социальных сло­ев — буржуазии и пролетариата.

Предпосылки промышленного переворота складывались в России с сере­дины XVIII в. Их появление было обусловлено:

  • во-первых, научно-техническим прогрессом: созданием новых меха­низмов, облегчавших процесс производства, позволявших углубить разделе­ние труда и высвободить руки многих работников, труд которых заменялся машинным;

  • во-вторых, зарождением капиталистического уклада в хозяйстве: на­коплением капиталов, на основе которых отдельные предприниматели строи­ли новые заводы, и постепенным формированием постоянного рынка воль­нонаемной рабочей силы.

Особенность развития России состояла в том, что она принадлежала к кругу тех стран, в которых переход к фабричной системе производства про­исходил под влиянием уже достигнутых результатов тех государств, которые вступили на этот путь раньше. Поэтому импортируемые в Россию машины попадали тогда в не соответствовавшую им хозяйственную, социальную и по­литическую обстановку, в связи с чем они не могли давать такой же производ­ственный эффект, как в местах своего изготовления. В связи с этим получило распространение некапиталистическое или не вполне капиталистическое ис­пользование машинной техники. Массовый же переход к машинному произ­водству начался во второй половине 50-х гг. и приобрел решающее значение для российской экономики в пореформенное время (Н. В. Самарина).

Однако, несмотря на постепенное осуществление промышленного пере­ворота, по мнению исследователей, к середине XIX в. отставание России от Европы приняло весьма опасные размеры. Так,, занимая в XVIII в. первое место по производству и вывозу чугуна, Россия к середине XIX в. перемести­лась на восьмое место; по выплавке металла Россия уступала Англии в 12 раз (JI. М. Пятецкий).

Крепостной строй России сдерживал темпы технического и социального обновления промышленности. Отмена крепостного права в 1861 г. ускорила завершение промышленного переворота.

169

Развитие промышленности в России сопровождалось ростом городов. По подсчетам исследователей, число городов за период с начала XIX в. и до кон­ца XIX в. выросло в 2 раза. Крупнейшими городами Российской империи были Санкт-Петербург и Москва.

Транспорт и система путей сообщения в России были слаборазвиты и к тому же носили сезонный характер: летом преобладал водный путь, зимой — сан­ный. Основной тягловой силой оставалась лошадь, поскольку паровые ма­шины применялись крайне редко. В 1837 г. была проложена первая железная дорога, соединившая Петербург с Царским Селом. В 1851 г. вступила в строй Петербургско-Московская железная дорога.

С конца XVIII—начала XIX в. начинается рост постоянной магазинной торговли, что сокращает значение ярмарок (но не в хлебных районах). В сере­дине XIX в. в России действовало до 4 тыс. ярмарок, из них половина — на Украине. Широкое распространение получила торговля вразнос.

Во внешней торговле главным партнером оставалась Англия; 9/10 торговли приходилось на европейские страны; из восточных стран постоянным торго­вым партнером был Китай, но торговые обороты с ним были небольшие, в основном «приграничная» торговля.

Вывоз преобладал над ввозом. В основном это объяснялось протекцио­нистской политикой государства. В экспорте большую роль играл вывоз хле­ба; снижался ввоз промышленных товаров.

Таким образом, для экономического развития России характерно проти­воречивое развитие. С одной стороны, сохранение натурально-патриархаль­ного уклада, использование внеэкономического принуждения, рутинное состояние техники. С другой стороны, расширение товарно-денежных отно­шений и применение вольнонаемного труда, начало технического перевоо­ружения промышленности. Применительно к новым условиям происходит и формирование социальной структуры общества.

Эволюция государственно-правовой и политической системы России в пер­вой четверти XIX в. Александр I. Развитие государственной системы в первой половине XIX в. в основном происходило в русле, намеченном в XVIII в.:

  • дальнейшая централизация и бюрократизация государственного аппа­рата;

  • создание новых высших правительственных учреждений с более четки­ми подразделениями и функциями;

  • углубление специализации отдельных органов власти и управления;

  • усложнение внутренней организации правительственных учреждений: их структура становилась разветвленной и многоступенчатой, многочислен­ные подразделения вели обширное делопроизводство;

  • между центральными и местными учреждениями устанавливались бо­лее тесные связи — в России впервые появились ведомства.

Россия этого периода — абсолютная монархия. Император возглавлял всю систему власти в стране, осуществлял объединение и координацию всех от­раслей управления. В этот период монарх начинает рассматриваться не прос­то как «отец нации», что характерно для всех традиционных обществ, но

170

и как хранитель законности. В это время укрепляется тенденций, берущая начало в петровские времена, согласно которой закон постепенно занимает место обычая и традиции. Игнорирование закона и неуважение к нему начи­нает трактоваться как преступление (А. Н. Маркова).

Несмотря на стремление уважать закон, не меньшее, а возможно, большее значение в становлении аппарата управления и его функционировании име­ла личность императора и его непосредственное окружение. Личностный фактор по-прежнему оставался важнейшим в становлении российской госу­дарственности.

В начале XIX в. инициатором преобразований в сфере государственного устройства и социальных отношений выступил император Александр / (1801— 1825.). Необходимость с раннего возраста жить на два дома — изысканно-ев­ропейский бабушкин и казарменно-солдатский отцовский — привела к тому, что в Александре I воспитались двуличность и подозрительность. Но он был умен, хорошо образован, обладал незаурядными дипломатическими способ­ностями, прекрасными манерами и считался наиболее любезным европей­ским государем своего времени.

Характерной чертой александровского царствования становится борьба двух течений — либерального и консервативно-охранительного и лавирование императора между ними.

Исследователи выделяют в царствовании Александра I два периода:

    1. 1801—1812 гг. — период подготовки реформ и стремление провести широкомасштабные преобразования либеральной направленности;

    2. 1814—1825 гг. — во внутренней и внешней политике стали преобладать консервативные тенденции.

По мнению Ю. В. Тота, реформаторская политика в России всегда была обусловлена целым рядом факторов, вследствие чего все реформы в той или иной степени имели общие характерные черты:

  • реформы инициировались «сверху» — самодержцем;

  • реформаторская деятельность всегда наталкивалась на сопротивление достаточно многочисленной «контрреформаторской партии»;

  • судьба реформ всегда находилась в прямой зависимости от соотноше­ния реформаторских и контрреформаторских сил;

  • влияние реформ на последующее развитие страны нередко было двой­ственным. Успешные, последовательные преобразования предотвращали ре­волюционные потрясения, а реформы непродуманные или недоведенные до конца приближали их.

Непосредственным учителем и воспитателем Александра I был швейца­рец Фредерик Сезан де Лагарп (1754—1853), поклонник идей Просвещения, стремившийся воспитать в будущем императоре России уважение к полити­ческим свободам и отвращение к деспотизму.

Большое влияние на реформирование страны оказала деятельность Не­гласного комитета (1801—1803), неофициального органа при Александре I, в который вошли друзья императора П. А. Строганов, Н. Н. Новосильцев, В. П. Кочубей, А. А. Чарторыйский. Планы комитета были обширны: от пол-

171

ной реорганизации государственного управления, постепенной отмены кре­постного права до введения Конституции в России. Под Конституцией пони­малось создание представительного учреждения, провозглашение демокра­тических свобод, ограничение посредством закона самодержавной власти,

С. Ф. Платонов полагал, что преобразования в системе государственных учреждений, изменения в крестьянском законодательстве, осуществленные Александром I в первые пять лет его царствования, прямо или косвенно были связаны с деятельностью комитета. Однако с течением времени «…государь, по-видимому, убедился в том, что его друзья, отличаясь благородством стремлений и чувств, мало подготовлены к практической государственной деятельности, не знают России и не в силах осуществить коренное преобра­зование государственного и общественного порядка».

Подавляющее большинство проведенных в этот период реформ действи­тельно носило либеральный характер.

Реформы в области государственного управления:

    1. в 1802 г. устаревшие коллегии, которые еще с Петровских времен яв­лялись главными органами исполнительной власти, были заменены минис­терствами. Эта мера завершила процесс разграничения функций органов государственного управления. Она привела к утверждению системы отрасле­вого управления, смене коллегиальности на единоначалие, к прямой ответ­ственности министерств пред императором, усилению централизации и укреплению самодержавия. В России начала быстро складываться прослойка бюрократии, всецело зависящей от милости царя и получаемого за службу жалованья. Было учреждено 8 первых министерств: военно-сухопутных сил, военно-морских сил, финансов, коммерции и народного просвещения и др.;

    2. в 1802 г. был реформирован Сенат, ставший высшим судебным и конт­ролирующим органом в системе государственного управления. Его участие в законотворческой деятельности выразилось в том, что он получил право де­лать «представления» императору по поводу устаревших законов.

Постепенно шел процесс сужения компетенции Сената, который из выс­шего органа суда и надзора за правительственными учреждениями превратился в 20-е гг. XIX в. в высший судебный орган. Департаменты Сената являлись выс­шими апелляционными инстанциями для судов губерний.

Организационно в первой половине XIX в. Сенат представлял собой со­вокупность ряда полусамостоятельных учреждений — департаментов. В со­став каждого департамента входили несколько сенаторов, назначаемых ца­рем, а также несколько генералов, а во главе каждого департамента стоял обер-прокурор. Число департаментов Сената увеличилось до 12. В целом его деятельность была малоэффективной, все попытки реформировать Сенат, предпринимаемые, в частности, Сперанским, ни к чему не привели.

Реформы в социальной сфере:

      1. восстановлены Жалованные грамоты дворянству и городам;

      2. расширены права купцов, мещан и казенных крестьян — им разрешили покупать у помещиков незаселенные земли, что разрушило монополию дво­рянства на владение землей;

172

      1. улучшилось положение крепостных крестьян — помещики уже не мог­ли, как раньше, ссылать своих крепостных в Сибирь без суда й следствия и получили указание освобождать своих крепостных обязательно с землей (Указ «О вольных хлебопашцах»);

      2. указы 1804—1805 гг. в определенной степени ограничивали крепостное право в Лифляндской и Эстляндской губерниях. Крестьян запрещалось прода­вать без земли. Они объявлялись наследственными владельцами своих земель­ных наделов. Их повинности фиксировались определенными комиссиями, вводились крестьянское самоуправление и крестьянские суды.

Реформы в области образования:

        1. в 1803 г. было издано новое Положение «Обустройстве учебных заведе­ний». В 1804 г. открылись Харьковский и Казанский университеты, Педагоги­ческий институт в Петербурге (с 1819 г. — университет). В 1811 г. основан Царскосельский лицей;

        2. издан ряд законодательных актов, регламентирующих деятельность учебных заведений. Например, Университетский устав 1804 г. предоставил широкую самостоятельность Совету профессоров, разрешив выбирать ректо­ра и деканов;

        3. созданы органы управления просвещением и образованием.

Особенно важную роль в выработке проекта реформ, направленных на

общую демократизацию государственного строя в России, сыграл М. М. Спе­ранский (1772—1839), выдающийся государственный деятель. Его отличали необыкновенная четкость и логичность мышления, колоссальная работоспо­собность. Сделав головокружительную карьеру благодаря своим личным ка­чествам к 1807 г. (за четыре с половиной года стал действительным статским советником, обладателем генеральского, по Табели о рангах, чина), Сперан­ский являлся одним из ближайших советников императора. К концу 1809 г. он предоставил Александру I план государственных преобразований «Введе­ние к Уложению государственных законов», по которому:

  • рекомендовалось дать стране конституцию при сохранении института самодержавия;

  • важнейшими характеристиками политической системы должны были стать законность, выборность определенной части чиновников и их личная ответственность;

  • расширялись политические права купцов, мещан и государственных крестьян, которые наряду с дворянами должны были выбирать Государ­ственную думу и распорядительные волостные, окружные и губернские думы, а также судебные органы;

  • предусматривалось практическое воплощение в жизнь принципа раз­деления властей, четкое разграничение функций между законодательными, исполнительными и судебными учреждениями. Исполнительная власть долж­на быть сосредоточена в министерствах. Систему законодательных учрежде­ний должны составлять думы — волостные, уездные, губернские и обще­государственные. Высшей судебной инстанцией становился Сенат. Высшим учреждением при императоре должен был стать Государственный совет, в ко-

173

тором сосредоточивались все законодательные, исполнительные и судебные функции и который становился связующим звеном между императором и все­ми государственными структурами. Члены Государственного совета назнача­лись царем.

Сперанский не высказывался за немедленную отмену крепостного права, но считал, что с течением времени, ростом промышленности, торговли и куль­туры в российском обществе оно само естественным образом прекратит свое существование. Из всех предложений Сперанского были приняты лишь не­сколько:

  • в 1809 г. издан Указ о придворных званиях, согласно которому служба при дворе не давала никаких привилегий, а лица, имеющие придворные звания, были обязаны поступить на гражданскую или воинскую службу;

  • все чиновники должны были иметь соответствующее образование — знать право, историю, географию, иностранный язык, статистику, математи­ку и даже физику, и в том случае, если образование было домашним, надо было сдать определенные экзамены «на чин»;

  • в 1810 г. Негласный совет (действовал с 1801 по 1810 гг.) был упразднен, и высшим законосовещательным органом стал Государственный совет;

  • с 1811 г. начал действовать важный законодательный акт, определяю­щий основные принципы организационного устройства министров и поря­док их деятельности, — «Общее учреждение министерств». Принятие этого документа завершило министерскую реформу 1802 г.;

  • для поправления финансов Сперанский увеличил прямые налоги; по­душная подать с крестьян и мещан была повышена с рубля до двух; в 1812 г. был введен налог на дворянские имения, не на крепостных крестьян, а на по­мещиков.

Реформы М. М. Сперанского расширяли возможности буржуазии, не­сколько ограничивали власть царя. Чиновничество и придворные были им недовольны, называли выскочкой, добились того, чтобы его имя стали свя­зывать с государственной изменой. М. М. Сперанского обвинили в шпиона­же в пользу Наполеона и сослали в Нижний Новгород. До 1821 г. он был от­странен от большой политики и вернулся к ней совсем иным человеком, счи­тая свою прошлую деятельность ошибочной и утверждая, что Россия не созрела для перемен. К этому времени М. М. Сперанский оставил свои кон­ституционные проекты и стал защитником неограниченной монархии.

Практически одновременно с возвышением М. М. Сперанского в бли­жайшем окружении императора появился А. А. Аракчеев (1769—1834), генерал от артиллерии (1807), в 1808—1810 гг. военный министр, с 1810 г. — председа­тель Департамента военных дел Государственного совета. С 1815 г. факти­чески сосредоточил в своих руках руководство Государственным советом, Кабинетом министров и Собственной его императорского величества кан­целярией; был единственным докладчиком царю по большинству ведомств (в том числе Синода). Проводил политику грубой военной дисциплины, од­нако по плану освобождения крестьян, написанному им по приказу царя, бывшие крепостные получали вместе со свободой земельные наделы гораздо

174

большие, чем по плану декабристов (Н. А. Бенедиктов). Несмотря на это, для современников, сторонников либеральных идей, Аракчеев был воплощени­ем реакции. Известна эпиграмма А. С. Пушкина об Аракчееве: «Всей России притеснитель, губернаторов мучитель... Полон злобы, полон мести, без ума, без чувств, без чести...» После смерти Александра I сохранил за собой только пост главного начальника военных поселений.

Военные поселения — особая организация войск в России в 1810—1857 гг., при которой государственные крестьяне, зачисленные в военные поселенцы, совмещали службу с занятиями сельским хозяйством. Фактически поселенцы дважды закрепощались — как крестьяне и как солдаты. Военные поселения были введены Александром I в целях формирования особой военной касты, оторванной от народа, способной вести борьбу с освободительным движением, а также в целях создания (без увеличения расходов на армию) резерва обучен­ных войск. Первое опытное ополчение было создано в 1810 г. в Климовичском уезде Могилевской губернии, с 1816 г. введено в широких масштабах.

Поселенные войска формировались из женатых солдат и местных жите­лей — мужчин в возрасте от 18 до 45 лет, имевших собственное хозяйство. Дети военных поселенцев с семилетнего возраста зачислялись в кантонисты, а с 18 лет переводились в воинские части. Прикрепленных к земле крестьян одели в военную форму, поставили под ежечасный мелочный надзор началь­ников; фактически лишили детей, сделав из них маленьких солдат; дочерей выдавали замуж по указанию начальников. За минимальные проступки жес­токо наказывали.

Период царствования Александра 1с 1816 по 1825 г. в отечественной исто­рической науке получил название аракчеевщина. Однако это название, по мнению JI. М. Ляшенко, отражает, притом не очень точно, лишь внешний облик времени. А. А. Аракчеев никогда не был и не мог быть «злым гением» императора, человеком, имевшим голос при принятии того или иного реше­ния. Он оставался при любых обстоятельствах нерассуждающим исполните­лем замыслов Александра I, его пунктуальным и незаменимым помощником. Граф был честен (не присвоил ни одного рубля из огромных средств, отпу­щенных на организацию военных поселений) и скромен (не раз отказывался от незаслуженных орденов, предпочитая личные знаки внимания: миниа­тюрный портрет императора он всегда носил на шее).

Наступление периода аракчеевщины, вероятно, следует связывать не только с периодом организации военных поселений, но и с периодом 1821— 1822 гг., когда Александр I, окончательно разочарованный во всех своих на­чинаниях, отдалился от государственных дел.

Неурядицы и тупики в общественной жизни соединялись с личными по­трясениями и драмами Александра I. В 1818 г. после простуды скончалась в совсем еще молодом возрасте его любимая сестра Екатерина Павловна. За­тем Александр I пережил еще один удар: в возрасте шестнадцати лет совер­шенно неожиданно скончалась его любимая дочь Софья, его единственный оставшийся в живых ребенок. Затем с небольшими промежутками следует страшный пожар в Царскосельском дворце и печально знаменитое наводне-

175

ние в Петербурге (ноябрь 1824 г.), принесшее много жертв. Начинается пово­рот Александра к религиозности, а позднее — к мистицизму.

В этот период времени управление страной легло на Кабинет министров, а точнее на А. А. Аракчеева, в канцелярии которого для императора составля­лись еженедельные отчеты из министерских докладов. Обстоятельства, и ни­чего более, сделали А. А. Аракчеева «теневым премьер-министром» России. Легенда о его всесилии родилась позже.

При всей сложности и противоречивости личности Александра I и прово­димой им политики исследователь В. В. Тот считает, что трудно усомниться в стремлении императора осуществить в России либеральные реформы, осно­вой которых должна была стать дарованная Конституция и отмена крепост­ного права (в качестве подготовки осуществления этих мероприятий в России Александр I в 1815 г. подписал Конституцию Польши; была попытка освобож­дения крестьян от крепостного права в 1817 г. в Курляндии, а в 1819 г. в Лифляндской губернии). Почему же Александр I не осуществил своих планов? Для объяснения причин неудач правительственных реформ первой четверти XIX в. учеными выдвигаются различные версии (В. В. Тот, Л. М. Ляшенко, Г. И. Чулков).

    1. Говоря о преобразованиях в России, сам Александр ставил трудновы­полнимые цели, желал достичь невозможного. Думая о серьезных реформах в стране, он хотел оставить неизменной собственную власть, источник бес­правия не только крестьян, но и всех слоев России.

    2. Момент для преобразований был выбран неудачно. В первой четверти столетия страна переживала экономический подъем. Победа над Наполео­ном вознесла ее к вершинам европейской славы. Для подавляющей части «верхов», для дворянства было абсолютно непонятно, почему освободитель­ница Европы должна резко менять социально-экономические и политиче­ские порядки, «подстраиваясь» под побежденных ею противников.

    3. Император не нашел в России никакой серьезной поддержки своим за­мыслам. Даже в семье звучали голоса протеста (матери, братьев) против пре­образований, а то и грозные напоминания о печальной судьбе императора Павла I, погибшего потому, что не хотел прислушаться к высшим бюрократи­ческим и военным кругам. Еще раз сработало афористично сформулирован­ное французской писательницей Жерменой де Сталь правило: «Форма прав­ления в России — это самовластие, ограниченное удавкой».

    4. В подавляющей своей массе дворянство не хотело либеральных преоб­разований. Не встретившие поддержки в господствующем сословии, проекты реформ оказались нежизнеспособными.

    5. В проведении реформ Александр I мог опереться только на очень уз­кий круг высших сановников и отдельных представителей дворянства. Пре­небречь же мнением большинства дворян Александр не мог, опасаясь двор­цового переворота.

    6. Неопытность реформаторов, недостаточная продуманность преобра­зований, отсутствие социальной базы реформ в конечном счете могли при­вести страну к хаосу, распаду и социальным катаклизмам.

176

В целом в основе консервативной политики Александра 1 лежал целый комплекс причин как общественного, так и личностного характера.

Движение декабристов: предпосылки, система взглядов, тактика действий. Декабристы — принятое в исторической и мемуарной литературе название участников тайных обществ 1-й половины 1820-х гг., организовавших 14 де­кабря 1825 г. (отсюда — декабристы) первое вооруженное выступление про­тив самодержавия.

Декабристы — представители крайне левого крыла дворянской оппози­ции самодержавию, объединявшего часть дворянской (главным образом во­енной) молодежи.

Источники идеологии декабристов:

  • идеи французских просветителей XVIII в.;

  • влияние произведений российских вольнодумцев 2-й половины XVIII в. (А. Н. Радищев, Н. И. Новиков);

  • своеобразный «дух свободомыслия», господствовавший в начале XIX в. в Московском университете и Царскосельском лицее, где учились некоторые будущие декабристы;

  • реформаторские планы начала царствования императора Александра I и разочарование в «реформаторе на троне», последовавшее в результате их реализации.

Политической школой для декабристов стали Отечественная война 1812 г. (115 будущих декабристов — ее участники) и заграничные походы русской ар­мии 1813—1815 гг., во время которых они познакомились с социально-поли­тическими изменениями, происходившими в Европе в результате француз­ской революции конца XVIII в. и последующих войн.

Большое влияние на идеологию и тактику декабристов оказали масонство (все лидеры движения и многие рядовые декабристы были участниками ма­сонских лож), а также опыт тайных обществ, созданных в европейских стра­нах для борьбы с наполеоновской оккупацией, позже — итальянских карбо­нариев и испанских заговорщиков начала 1820-х гг.

Декабристы были убеждены, что главным препятствием дальнейшему развитию страны являются самодержавие и крепостничество, ликвидация их — насущная задача движения. С момента зарождения в среде декабристов прослеживается два течения: часть его участников выступала сторонниками мирного, реформаторского пути преобразования общества, другая — пропо­ведовала необходимость «решительных мер» в борьбе за реализацию своих идей и планов.

В 1814—1815 гг. в среде гвардейских офицеров возникли первые друже­ские кружки («артели»), послужившие вскоре ядром для создания тайного общества. Первое преддекабристское тайное общество носило название «Ор­ден русских рыцарей» (создан М. Ф. Орловым и М. А. Дмитриевым-Мамонто­вым). В 1816 г. было создано тайное общество «Союз спасения», а в 1818 г. — «Союз благоденствия».

В марте 1821 г. оформляется Южное общество на Украине (руководитель Я. И. Пестель). Позже в Петербурге оформилось Северное общество (во главе

177

с Н. М. Муравьевым). Оба общества активно привлекали новых членов, разра­батывали и обсуждали проекты программных документов (южане — «Рус­скую правду», северяне — «Конституцию»), а также планы совместного вы­ступления.

Основные положения «Русской правды» П. И. Пестеля.

    1. Отмена крепостного права немедленно и без выкупа. Освобождение крестьян объявлялось «священнейшей и непременнейшей обязанностью» временного правительства. Крестьяне освобождались с землей.

    2. Отмена самодержавия, «тирании». Россия становилась единой неде­лимой республикой с однопалатным парламентом.

    3. Законодательная власть: народное вече — однопалатный парламент, обладающий всей полнотой законодательной власти в стране.

    4. Исполнительная власть — Державная дума, состоит из 5 членов, изби­раемых на 5 лет, каждый из членов — президент в течение года.

    5. Свобода слова, печати, собраний, передвижений, выбора занятий, ве­роисповедания, равный суд, отмена сословий.

    6. Равные выборы для мужчин без всяких цензов.

    7. Демократический строй распространяется по всей территории и на все народы России, но право на отделение от России народам не дается.

    8. Для решения аграрного вопроса предполагалось разделить всю землю на две равные части: а) общественный фонд, где земля не продавалась и не покупалась; б) частный фонд — земля помещиков и земля крестьян, которую можно было покупать, продавать, сдавать в аренду, дарить и т. д. Никакого выкупа земли крестьянами не предусматривалось.

    9. Поощрение промышленности, ремесел, торговли; отмена цехов, гиль­дий, монополий.

Основные положения «Конституции» Н. М. Муравьева.

      1. Крепостное право безоговорочно отменялось, крестьяне получали личную свободу и сохраняли право на приусадебный участок и еще 2 десяти­ны на двор.

      2. Самодержавие отменялось, Россия становилась конституционной мо­нархией.

      3. Законодательная власть принадлежала двухпалатному парламенту — народному вече.

      4. Исполнительная власть — императору, получавшему от государства большое жалованье. Император обладал большими правами: запрещающее вето, назначение министров, командование армией, флотом и др.

      5. Сословия все отменялись; равенство всех граждан перед законом, рав­ный для всех суд, свобода слова, печати, собраний, вероисповедания и т. д.

      6. Выборы — ограниченные, многоступенчатые, с высоким имуществен­ным цензом.

      7. Территория России делилась на 15 федеративных единиц («держав» или областей).

      8. Помещичье землевладение сохранялось полностью. Крестьяне земли не получали.

      9. 178

Внезапная смерть императора Александра I в Таганроге в ноябре 1825 г. и возникшее междуцарствие 1825 г. создали обстановку, которой декабрис­ты решили воспользоваться для немедленного выступления (кроме того, в июле—ноябре 1925 г. правительство получило серию доносов о деятельно­сти декабристов, и на Юге начались аресты).

Члены Северного общества решили поднять восстание в Петербурге (в день присяги императора Николая I). В этот день декабристы сумели вывес­ти на Сенатскую площадь свыше 3 тыс. солдат и матросов. Однако пассивная тактика восставших позволила властям стянуть к площади верные правитель­ству войска (до 12 тыс. человек, с артиллерией) и блокировать восставших; с наступлением сумерек их каре было рассеяно артиллерийским огнем. В тот же день начались аресты участников выступления.

Восстание Черниговского полка 29 декабря 1825 г. в районе Белой Церкви (Украина) также закончилось неудачно.

Правительство расправилось с восставшими: 5 человек были повешены (К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рю­мин и П. Г. Каховский). Более 100 человек было отправлено в ссылку и на каторгу в Сибирь; многие подверглись разжалованиям и высланы в штраф­ные батальоны. На поселении в Сибири декабристы организовывали школы, занимались частной педагогической деятельностью, научными (в том числе краеведческими) исследованиями, пользовались большим моральным авто­ритетом в Сибирском обществе.

Манифестом от 26 августа 1856 г. оставшиеся в живых декабристы были амнистированы: им было дозволено вернуться в Европейскую Россию (без права жительства в столицах). Несмотря на преклонный возраст и перенесен­ные испытания, многие декабристы активно включились в общественную жизнь, внимательно и с сочувствием следили за ходом подготовки крестьян­ской реформы 1861 г.

Причины поражения восставших.

        1. Главную опору декабристы видели не в народе, а в армии, прежде всего в гвардии, имевшей опыт успешных дворцовых переворотов XVIII—начала XIX в.

        2. Малочисленность движения.

        3. Отсутствие единства в рядах восставших и в их программных документах.

        4. Пассивная тактика в период восстания.

        5. Ставка на заговор и военный переворот.

        6. Слабость пропагандистской деятельности.

        7. Недостаточная подготовленность общества к преобразованиям.

Однако движение декабристов стало значительным событием в русской ис­тории. Они разработали первые революционные программы и план будущего переустройства общества. Впервые была совершена попытка изменить со­циально-политическую систему России. Идеи и деятельность декабристов оказали существенное влияние на дальнейшее развитие общественной мысли.

Россия в эпоху правления Николая I. Консервативная модернизация импе­рии. Восстание декабристов привело к открытому противостоянию власти

179

и духовной элиты общества, а его поражение — к возрождению идеи полно­властия царя, отказу от сотрудничества самодержавия и общества, характер­ной для начала царствования Александра I. Вместе с тем впервые с допетров­ских времен правительство Николая стремилось открыто опереться на силы традиционализма, на народную поддержку самодержавия. Это было связано с утверждением в Европе (после поражения Великой французской револю­ции) идеологии романтизма, идеализировавшей народные традиции как ос­нову преемственности исторического процесса, предпосылку стабилизации монархического государственного строя (И. Н. Ионов).

Идеалу либеральной политики начала прошлого царствования был про­тивопоставлен попечительный и охранительный идеал надзора власти за общест­венными силами и заботы царя о народе. Для проведения его в жизнь была использована созданная еще в 1812 г. Собственная его императорского величества канцелярия, значительно расширенная в 1826 г. Фактически с середины 20-х гг. XIX в. она становится органом, возглавившим всю систему централь­ных отраслевых органов государственного управления. Структура канцелярии соответствовала ее функциям и усложнялась параллельно с их расширением. В ее составе было шесть отделений.

I отделение было образовано в 1826 г. Его задача определялась как конт­роль за деятельностью министерств и ведомств, министров и высших чинов­ников министерств. Это отделение занималось также назначением и уволь­нением высших чиновников.

Цель II отделения — анализ и обобщение юридической практики и запись законов Российской империи.

Важнейшим было III отделение, также организованное в 1826 г. на базе Особой канцелярии Министерства внутренних дел, которое ведало вопросами политической и государственной безопасности. Его задачами были руковод­ство полицией, борьба с государственными преступлениями и противниками существующего режима, сектантами и раскольниками, высылка и размеще­ние ссыльных, управление тюрьмами и наблюдение за иностранцами.

В своей деятельности III отделение опиралось на разветвленную агентур­ную сеть. Полномочия этого отделения и его возможности были очень велики: оно могло затребовать у любого чиновника, вплоть до министров и губерна­торов, любые сведения, и чиновники были обязаны предоставить их. В введе­нии этого отделения находились и политические тюрьмы — Шлиссельбург- ская и Петровская, Алексеевский равелин.

В 1827 г. при III отделении был создан корпус жандармов, а вскоре образова­на сеть жандармских округов, которые подчинялись Главному жандармскому управлению. С 1826 г. главным начальником III отделения и шефом жандар­мов был А. X. Бенкендорф (1783—1844), вошедший в историю как участник подавления восстания декабристов.

В состав Канцелярии также входили еще три отделения. Созданное в 1827 г. IV отделение должно было контролировать и направлять работу женских учебных заведений и благотворительных учреждений. V отделение было об­разовано в 1836 г. специально для выработки проекта реформы по управлению

180

государственными крестьянами. VI отделение, функционировавшее с 1842 г., было призвано готовить материалы, относящиеся к управлению территорией Кавказа.

В правление Николая I происходит количественный рост государственного аппарата: к середине века он насчитывал 100 тысяч человек. Такой большой государственный аппарат свидетельствовал о сильной роли государства в жизни общества, но был одной из существенных причин высокого уровня налогообложения и несбалансированности государственного бюджета.

В 30-е гг. многочисленные законы о службе гражданских чиновников были собраны в «Устав о службе гражданской», который определял порядок поступления на службу, увольнение, права и обязанности чиновников.

Повсеместным явлением стало взяточничество. В конце 40-х гг., по дан­ным III отделения, только трое из 50 губернаторов Европейской России не брали взяток: киевский губернатор Писарев — как очень богатый, тавриче­ский губернатор Александр Муравьев — как бывший декабрист, ковенский губернатор Радищев, сын А. Н. Радищева, — хотя он не разделял взгляды отца, но все же взятки не брал (А. Н. Маркова).

В царствование Николая 1 была проведена кодификация (упорядочение) ар­хаичного и запутанного российского законодательства. Эта работа была пору­чена возвращенному из ссылки М. М. Сперанскому. Он намеревался собрать и классифицировать все имевшиеся законы, создать на этой основе принци­пиально новую систему законодательства. Однако консервативные тенден­ции во внутренней политике вынудили его ограничиться более скромной за­дачей. Под его руководством были обобщены законы, принятые после Со­борного уложения 1649 г. Их опубликовали в «Полном собрании законов Российской империи» (45 томов). В отдельный «Свод законов» (15 томов) были помещены действующие законы, соответствовавшие правовому поло­жению в стране. Все это также было направлено на усиление бюрократизации управления.

В целом высшее государственное управление России перестраивалось в первой половине XIX в. по линии укрепления личной власти царя и усиле­ния централизации. Проведенные преобразования не затронули основ само­державного строя. Созданная в первой половине XIX в. система государ­ственного управления просуществовала с небольшими изменениями вплоть до начала XX столетия.

Ключевым вопросом всей политики Николая I оставалась крестьянская проблема. В его царствование происходило ограничение сферы крепостного права с тенденцией «к постепенному освобождению крестьян» (при этом ин­тересы помещиков практически не ущемлялись):

  • запрещалась продажа крестьян в розницу (1841);

  • не разрешалась покупка крестьян безземельными дворянами (1843);

  • крестьянам было предоставлено право выкупаться на волю с землей при продаже имения за долги помещика (1847);

  • вышло разрешение всем категориям крестьян приобретать недвижи­мую собственность (1848).

181

Наиболее значимые преобразования связаны с именем графа П. Д. Кисе­лева — реформа управления государственными крестьянами (1837—1841). Она включала: равномерное наделение крестьян землей, постепенный перевод их на денежный оброк, создание органов местного крестьянского самоуправле­ния, открытие школ, больниц, ветеринарных пунктов, распространение агро­технических знаний. План Киселева по существу означал постепенную лик­видацию крепостного права (личное освобождение крестьян, регулирование государством крестьянских наделов и повинностей). По мнению А. Ю. Дворниченко, Ю. В. Кривошеева, Ю. В. Тота, реформа Киселева наряду с положи­тельными моментами усилила бюрократическое давление на государственную деревню, сведя к минимуму деятельность крестьянских органов самоуправле­ния, поставив их в полную зависимость от местной администрации.

Наиболее крупным законодательным актом в отношении пом