Главная > Документ


таящегося в его собственной душе? Человеческая фигура сразу же придает всему

пейзажу особый смысл. Картина, нарисованная стихами, оказывается

законченной.

Я. И. Конрад

x x x

В пустынных горах опять прошел дождь.

Наступил вечер. Осень.

Ясный месяц светит среди сосен.

Прозрачная речка бежит по камням.

Бамбуки зашумели: идут домой женщины,

стиравшие белье.

Зашевелились кувшинки: плывут назад челны

рыбаков.

В китайской пейзажной живописи есть прием, называемый дяньцзин -

";внесение чего-то в пейзаж";. Если рисуют горы, в горный пейзаж вводится

фигура человека; если рисуют сосны, в пейзаж вводится изображение камня,

скалы. Считается, что это придает полноту и законченность изображению. Ван

Вэй-поэт перенял этот прием в своей пейзажной лирике, соединяя природу с

человеком.

Н. И. Конрад

^TВАН ВЭЙ В ПЕРЕВОДАХ А. И. ГИТОВИЧА^U

{* Здесь и далее переводы А. И. Гитовича воспроизводятся по изданию:

Ван Вэй. Стихотворения / М.: ГИХЛ, 1959. - Прим. сост.}

ИЗ СТИХОВ ";ДОМ ХУАНФУ ЮЭ В ДОЛИНЕ ОБЛАКОВ";

1.

У потока в горах, где поет птица

Цветы опадают,

И горный поток серебрится.

Ни звука в горах

Не услышу я ночь напролет,

Но всходит луна

И пугает притихшую птицу,

И птица тихонько

Тревожную песню поет.

К слюдяной ширме друга

У друга в доме

Ширма слюдяная

Обращена к цветам,

К деревьям сада.

В нее вошла природа,

Как живая,

И оттого

Рисунка ей не надо.

Покидаю Цуй Син-цзуна

Остановлены кони.

Сейчас - ";разлучим рукава"; *.

О ночной холодок

Над ночным знаменитым каналом! *

Горы ждут впереди.

Под луною сияет листва.

Но тебя покидаю

Печальным, больным и усталым.

К портрету Цуй Син-цзуна *

По памяти

Нарисовал я вас, -

И наша юность

Оживает снова.

Пусть новые знакомые

Сейчас

Не старого увидят -

Молодого.

Когда Цуй Син-цзун

отправляется в горы Наньшань *,

я пишу экспромт и вручаю ему на прощанье

Простились мы

У старых стен столицы.

Когда ж нас вновь

Соединит судьба?

Не надо ждать,

Пока цветы корицы

Осыпятся,

Как снежная крупа.

Осенней ночью в одиночестве

обращаюсь к Цуй Син-цзуну

Ночь тиха.

Лишь трепетных цикад

Голоса печальные

Звенят.

Ветер северный -

Он каждый год

К неизбежной

Осени ведет.

Думаю,

Что ты уже не прост, -

Хочешь получить

Высокий пост.

У меня же

Волосы белы -

Что мне

До придворной похвалы?

Впрочем,

Может быть, и ты такой -

И пойдешь отшельничать

Со мной?

Провожаю весну

День уходит за днем,

Чтобы старости срок приближать.

Год за годом идет,

Но весна возвратится опять.

Насладимся вдвоем -

Есть вино в наших поднятых чашах,

А цветов не жалей:

Им опять предстоит расцветать.

Провожаю Шэнь Цзы-фу * в Цзяндун";

На ивовой переправе *

Безлюдно и молчаливо.

Гребцы налегли на весла -

Ты скрылся в дымке седой.

И все же тоска о друге,

Подобно весне счастливой,

С юга на дальний север

Последует за тобой.

Шутя пишу о горной скале

У горной скалы

Ручеек пробегает, звеня.

Там, с кубком вина,

Я сижу среди ясного дня.

Но ветер прекрасно

Учел настроенье поэта:

Опавшими листьями

Он окружает меня.

Три стихотворения

1

Пусть холодно сливам -

Но месяц весны недалек.

Я скоро услышу

Невидимых птиц песнопенье.

С трепещущим сердцем

Я вижу: травы стебелек

Пробился тихонько

Меж каменных древних ступеней.

2

Вы, сударь,

Побыли в краю родном,

Так расскажите нам

О новостях:

Когда

Перед узорчатым окном

Там забелеет слива,

Вся в цветах?

3

Дом, что покинул я,

Стоит на Мэнцзин-реке *,

Окно мое - там вдали -

К устью обращено.

Плывут по реке суда -

Гляжу я на них в тоске:

Если письмо пошлю,

Дойдет ли домой оно?

В горах

Все голо.

По камням бежит ручей.

Багряных листьев

Не смогу нарвать я.

Давным-давно

Тут не было дождей,

Но дымка синяя

Мне увлажняет платье.

Горный кизил

Киноварно-красные плоды

Под горой уже давно созрели.

Их не сняли вовремя. Они

Сморщились и пахнут еле-еле.

Но, по счастью, в зарослях кустов

Расцвели теперь цветы корицы

И сияют за моим окном

Под луной, что ярко серебрится.

Красные бобы

Красные бобы

В долинах юга

За весну

Еще ветвистей стали.

Наломай побольше их

Для друга -

И утешь меня

В моей печали.

Написал экспромт и показал Пэй Ди *

Хотел бы стряхнуть я,

Как пыль с платья,

Заботы мирские.

Давно готов,

С искренней верой

Готов припасть я

К источнику

";Персиковых цветов";*.

Слыша, как Пэй Ди декламирует стихи,

в шутку посвящаю ему

Вопят обезьяны * -

И рады стараться.

И утром и вечером

Стыну в печали.

Не надо в ущелье *

Твоих декламаций:

И так уж глаза мои

Влажными стали.

Когда меня, заключенного в храме Путисы *,

навестил Пэй Ди и рассказал, что мятежники *

на берегах пруда ";Сгустившейся лазури"; *

под звуки флейт пируют, я, со слезами на глазах,

сложил экспромт и продекламировал его Пэй Ди

В домах - печаль.

Пожары - словно буря.

Где государь? *

Когда вернется он?

А у пруда

";Сгустившейся лазури";

Гремят пиры

И флейт несется стон.

Проживая в имении на берегу Ванчуани,

преподношу Пэй Ди

Здесь темно-лазоревы горы,

Хотя уж стоят холода,

Хотя уже поздняя осень,

А горные реки шумят.

Стою я у хижины жалкой,

Где жить обречен навсегда,

И слушаю в сумерках светлых

Вечернюю песню цикад.

Гляжу: над речной переправой

Закат догорает вдали.

Гляжу: над соседней деревней

Плывет одинокий дымок.

Когда бы, подобно Цзе Юю *,

Вы здесь бы напиться могли,-

Пять ив возле хижины жалкой

Я тоже представить бы мог.

Подношу Пэй Ди

Давно уж

Исстрадавшийся в разлуке,

Тебя я

Вспоминаю без конца:

Когда соединялись

Наши руки -

Соединялись

Братские сердца.

Жизнь беспощадна:

";Рукава халатов

Разъединились"; *,-

И моя тоска

На склоне лет,

Стремящихся к закату,

Поистине

Горька и глубока.

Посвящаю Пэй Ди

День или ночь -

Прелестно все вокруг.

И я стихи слагаю,

Милый друг.

Гляжу спокойно

В голубую высь,

На посох

Подбородком опершись.

Весенний ветерок

В сиянье дня

Колеблет орхидеи

У плетня.

Зайдут крестьяне

В хижину мою -

И каждого

В лицо я узнаю.

Всем радостно:

Воды полно кругом,

Образовавшей

Пресный водоем.

Еще, конечно,

Сливы не цветут,

Но почки

Дружно набухают тут,

И я прошу вас,

Друг мой дорогой, -

Быстрее доставайте

Посох свой:

Осмелюсь доложить,

Что настает

Пора крестьянских

Полевых работ.

Осенние мысли

1

Ночной ветерок, залетевший в окошко,

Колеблет халат мой устало.

Часы водяные звучат потихоньку,

И звуки их медленно тают.

Луна перешла за Небесную Реку * -

И сразу прохладнее стало.

Сорока пугает осенние клены -

И листья быстрей облетают.

2

На пруду у старого дворца *

Появились голубые волны.

Зной спадает. В грусть осенних дум

Снова погружаюсь я безмолвно.

Этой ночью дождик моросил -

Не оставил на дорожках пыли,

И, в жемчужных капельках росы,

Лотосы весь пруд заполонили.

Мотивы весенней прогулки

1

Персиковые деревья

Совсем закрыли террасу,

Их обвевали ночью

Теплые ветерки.

Сколько в саду весеннем

Ярких и нежных красок, -

И все они отразились

В чистой воде реки.

2

Вдоль тихой аллеи *

Деревья стоят вереницей,

Один за другим

Молодые цветы расцветают.

Но кони храпят -

И летят как стрела колесницы

И в полном безветрии

Все-таки пыль поднимают.

Радости сельской жизни

1

За чаркой чарку пить вино

У вод прозрачного ключа;

Бренчать на лютне, прислонясь

К седой от старости сосне;

А утром где-нибудь в саду

Сидеть, подсолнухи луща,

И слушать мерный стук пестов

Издалека - как бы во сне.

2

Я гляжу: под горой

Поднялся одинокий дымок,

Одинокое дерево

Высится на плоскогорье.

Ничего, кроме тыквенных чашек,

Скопить я не смог,

Но вослед Тао Цяню *

Живу и не ведаю горя.

3

Свежей, пышной травою

Луга одеваются в срок,

Лето - в самом начале,

И осень наступит не скоро.

И бредущее стадо

Ведет молодой пастушок -

Он еще никогда

Не носил головного убора *.

4

После ночного дождя

Каждый цветок тяжел,

Ивы и тополя

Ярче зазеленели.

Опавшие лепестки

Слуга еще не подмел,

И гость мой, горный монах,

Все еще спит в постели.

Мелодия осенней ночи

1

По капле

Капает вода *.

Сквозь тучки брезжит

Лунный свет.

Ох, не настали б

Холода,

Пока одежды теплой

Нет!

2

Луна взошла.

Легла роса.

Как холодно

В тиши ночной!

Струн

Отзвенели голоса,

Но страшно

В дом идти пустой.

Шутя пишу о своем загородном доме

Там ветви ив лежат на земле,

Но никто не ломает их.

Верхушки сосен уже с утра

Скрыты в тучах седых.

Ползучих глициний чаща густа -

Обезьяны прячутся в ней.

Кабарга хвою кипарисов ест,-

И пахнет хвоя сильней.

Вдова князя Си *

Пусть повелитель

Любит все сильней, -

Ей не забыть

Любви минувших дней.

Она тоскует,

Над цветком склонясь, -

Ни слова не услышит

Чуский князь.

Бань Цзе-юй *

1

На полет светляков

Потихоньку гляжу я в окно,

А гостей голоса

Во дворце отзвучали давно.

Мне уже не заснуть -

Сторожу одинокое ложе, -

И светильнику, видно,

Гореть до утра суждено.

2

Давно дорожка

Поросла травой,

И государь

Немилостив со мной.

И не могу я слышать

Голос флейты:

Слежу

За колесницей золотой

3

Я терем закрыла -

Приют опостылевший мой.

Где ты, государь?

Ты не встретишься больше со мной?

В саду за окном

Не смолкают весь день разговоры,

И песни, и смех...

Хорошо веселиться весной!

Вместе с Лу Сяном * прохожу мимо беседки

Внизу под деревьями -

Тени и сумрак сплошной.

Мох мягок и темен, -

Прохладен, как ранней весной.

Ученый глядит

На пришельцев из чуждого мира,

С презреньем глядит,

Под высокою сидя сосной.

Написал на реке Фаньшуй *

в День ";холодной пищи"; *

У предместья Гуанъучэн

Я встречаю конец весны.

Вытираю слезы платком -

Путник в сумраке тишины.

Опадающие цветы

Успокоили горных птиц,

Тени странствующих людей

В тень деревьев погружены.

Проводы

В Наньпу *

Я провожаю вас в слезах

Они текут,

Как шелковые нити.

Когда приедете,

Друзьям скажите,

Что я не тот, -

Что я совсем зачах.

Провожаю друга

В горы в далекий путь

Пришлось мне вас провожать.

Один калитку мою

Запер я за собой.

Весною трава в лугах

Зазеленеет опять,

А вы, мой любезный друг,

Вернетесь ли вы весной?

Провожаю Юаня Второго*,

назначенного в Аньси*

В Вэйчэне * утренним дождем

Седая пыль орошена.

Нагие ивы за окном

Листвой украсила весна.

Я предлагаю осушить

Еще один бокал вина:

В дороге дальней, может быть,

Друзей не встретишь. Пей до дна!

На ";Высокой террасе"; провожаю цензора Ли

На ";Высокой террасе";

Тебя провожаю, мой друг.

И река и долина -

Все дышит покоем вокруг,

Даже птицы устали -

Торопятся в гнезда на отдых.

Лишь тебе, путешественник,

Вновь отдыхать недосуг.

В снегу вспоминаю Ли И*

Три дня и три ночи мела метель, -

Бело от снежных холмов.

Мне старого друга нечего ждать, -

Метель пути замела.

В Чанъани * десять тысяч ворот

И десять тысяч домов,

И где там шагает твой белый конь,

Закусывая удила?

Оплакиваю Мэн Хао-жаня'

В живых я друга

Больше не застану, -

Уже отплыл он

К берегу чужому.

Я спрашиваю

Старцев из Сянъяна *:

Кто нам теперь

Изобразит Цайчжоу? *

В поход за Великую стену

Молодой человек расстается с семьей.

Поведет его в бой генерал,

Чтобы он боевым драгоценным мечом

Честь и славу себе добывал.

Он не видит, что конь по дороге устал

И дрожит от воды ледяной, -

Видит только, как тучи темнеют вдали

Над Лунчэнскою * старой стеной.

Провожая цзычжоуского Ли Ши-цзюня '

Десятки тысяч деревьев

К небу стремятся гордо.

В тысячах гор кукушки

Кукуют где-то высоко.

Под беспощадным ливнем

Вымокла вся природа,

И вот уже с каждой ветки

Льются десять потоков.

Когда китайские женщины

Подать приносят утром,

Когда крестьяне, измучась,

Требуют правды в деревне, -

Тогда, подобно Вэн Вэню *,

Ты рассуди их мудро,

Чтобы народная слава

Касалась не только древних.

Провожаю друга, возвращающегося на юг

Весенние реки

На юге несутся, бушуя,

И дикие гуси

Уже покидают Трехречье *.

А здесь, где спокойны

Безбрежные воды Ханьшуя *,

Я с другом прощаюсь

До новой, негаданной встречи.

В Юньго * ты увидишь

Возделанных пашен квадраты,

Где вечно работают

Жители древнего края.

И я представляю,

Как будут родители рады,

Увидевши издали

Пестрый халат Лаолая *.

Весенней ночью в бамбуковой беседке

подношу чиновнику Цянь Ци *

Ночь тиха.

Сквозь непроглядный мрак

Где-то слышен

Только лай собак.

Мне завидно:

В хижине своей

Ты живешь

Далеко от людей,

Собираешь травы *

Поутру,

Презирая

Власти мишуру.

Проходя мимо горной хижины монаха Тань Сина

у обители Ганьхуасы'

День догорает...

С посохом в руке,

Я жду вас

У Тигрового ручья,

Кричу - но только

Эхо вдалеке

Звучит. И к дому

Возвращаюсь я.

Поет мне птица

В зарослях цветов

Таинственную

Песенку свою.

Деревня спит,

И ветер меж домов

Свистит, как осенью

В глухом краю.

В разгар весны в деревне

Весенняя горлица

Так говорлива!

Белы и свежи

Абрикосов цветы.

Рублю для плотины

Засохшие ивы,

Слежу за путем

Родниковой воды.

Привет передали мне

Ласточки с юга,

Где старый мой друг

В этом новом году

Свой кубок не сразу

Подносит ко рту, -

Сидит, вспоминает

Отшельника-друга.

Проживаю в имении на берегу Ванчуани

С тех пор как домой

Я вернулся в Байшэ *,

С тех пор я не видел

Зеленых ворот *.

Живу потихоньку

В своем шалаше,

Работой встречаю я

Солнца восход.

Зеленые травы

Склонились к воде,

И белая птица

По речке плывет.

Я Чэню * подобен

Всегда и везде:

С утра поливаю

Чужой огород.

Написал, вернувшись на гору Суншань'

Река неустанно

Течет за каймой камыша.

А лошадь устала

По трудной дороге тащиться.

Прозрачные воды

Встречают меня не спеша,

Меня провожают

Летящие к северу птицы.

Развалины города

У переправы видны,

На горных вершинах

Заката лежит позолота.

Скорей бы добраться

К предгорьям родной стороны!

Вернувшись домой,

Я тотчас же закрою ворота *.

Провожаю Цю Вэя *, провалившегося на экзаменах";

и возвращающегося в Цзяндун *

Вы, к сожаленью,

Не добились цели,

И нам приходится

Прощаться снова.

Вы сделали

Все то, что вы сумели, -

И дома встретят вас

Уже седого.

За десять тысяч ли

Вам ехать надо

К родным местам -

Вы не были давно в них.

Я должность бы устроил

Вам в награду,

Но сам я -

Только маленький чиновник.

Юноши

Синфэнским винам *

В мире равных нет:

За доу * платят

Тысячу монет.

Но удальцами

Этот край богат,

И каждый

Угостить другого рад.

И кони спят,

Ненужные пока,

Привязанные

Возле кабака.

На прощанье

";Скорее слезайте, сударь, с коня,

Давайте выпьем вдвоем.

Куда вы держите долгий путь?

Позвольте спросить о том";.

";Сложилась жизнь не так, как хотел, -

Вы отвечаете мне, -

И я возвращаюсь к Южным горам *

Монахом жить в тишине";.

";Если так, - извините меня за вопрос,

Я знаю, что жизнь нелегка.

Но помните: дружба наша чиста,

Как белые облака";.

Наблюдаю охоту

Ветер крепчает,

Но луков звенят голоса, -

То у Вэйчэна *

Охотятся вновь генералы.

Высохли травы.

У соколов - злые глаза.

Поступь коней

Молодою и легкою стала.

Но уж промчались охотники

Мимо холмов,

В лагерь Силю *

Возвратились. И все-таки вскоре

Снова глядят

На восток, где стреляли в орлов,

Где облака проплывали

В небесном просторе.

Отвечаю чиновнику Чжану

На склоне лет

Мне тишина дороже

Всех дел мирских -

Они лишь тлен и прах.

Тщеславие

Меня давно не гложет,

Мечтаю только

О родных лесах.

Сосновый ветер

Я приму как милость,

Луну и лютню -

Вот и все пока.

Вы знать хотите,

Что со мной случилось?

В ответ сыграю

";Песню рыбака";.

Одиноко сижу осенней ночью

Одиноко сижу

И грущу о своей седине.

Скоро стражу вторую *

Услышу я в доме пустом.

Под осенним дождем

Опадают цветы в тишине,

И цикады печально

Поют за восточным окном.

Но в конце-то концов -

Что печалиться о седине?

Я растратил все золото -

Нового нет у меня.

От болезни и старости

Можно ль избавиться мне,

Если книги твердят нам,

Что нет вообще бытия *.

Жизнь в горах

Мучительно-одинокий,

Калитку я запираю.

Кругом громоздятся горы

В алом блеске заката.

Рядом со мной деревья

Птиц приютили стаю,

А люди не навещают -



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа китайская классическая поэзия

    Программа
    ... Хао-жаня. Чань-буддийские темы ВанВэя. Даосский романтизм Ли Бо. ... Творчество Мэн Хао-жаня. Творчество ВанВэя. Творчество Ли Бо. Творчество Ду ... М., 1974. Бежин Л.Е. Се Линъюнь. М., 1980. ВанВэй. РекаВанчуань. СПб., 2001. Голос яшмовой флейты ...
  2. Классическая поэзия индии китая кореи вьетнама японии

    Документ
    ... в тумане на этой реке в грусть меня повергают. ВАНВЭЙ ВЕСЕННЕЙ НОЧЬЮ В БАМБУКОВОЙ БЕСЕДКЕ ... Цзинмэнь. На берегу рекиВанчуань (в нынешней Шэньси) находился дом ВанВэя, где он провел ...

Другие похожие документы..