textarchive.ru

Главная > Книга


ИСТОКИ

Путь к офицерским погонам у каждого свой. Одни идут служить в армию по семейной традиции, другие - за романтикой. Генерал Грибанов никогда не скрывал, что в Ташкентское высшее общевойсковое училище, которое он закончит с золотой медалью, его, да и не его одного, привела... бедность. В крестьянской семье Гри­бановых из деревни Перлевка Землянского (ныне Семилукского) района Воронежской области на восемь ртов был всего один работник - отец. Детские грезы тре­тьего из Грибановых - Бориса - о научных открытиях в области математики, физики, биологии, где он прояв­лял недюжинные способности, разбились о суровую прозу жизни. Где взять денег на одежду, питание, на самое необходимое? Была одна возможность миновать эти препоны и не только получить высшее образова­ние, но и забыть проклятое, постоянное чувство голода - поступить в военное училище. И поначалу старший Виктор, затем Борис, а впоследствии и самый млад­ший из Грибановых Владимир ею воспользовались. Кста­ти, их три сестры тоже все смогли получить высшее об­разование. У практически безграмотных родителей. Иван Трофимович и Матрена Тимофеевна сумели вложить детям простые человеческие истины: о добре, честнос­ти и справедливости.

Путь Бориса Грибанова от лейтенанта до генерал-лейтенанта отнюдь не был усеян розами. Прибыв на свою первую пограничную заставу самым молодым не только среди офицеров, но и среди подчиненных, выпускник армейского училища лейтенант Грибанов по-настояще­му влюбился в пограничную службу и эту любовь про­нес через все сорок лет. Он никогда не был «кабинет­ным» начальником заставы, комендантом погранично­го участка, начальником штаба и начальником погра­ничного отряда, заместителем и начальником штаба пограничного округа. От Каспийского моря до Алтая где пешком, где на лошадях прошел, проехал, прополз всю государственную границу, прощупал ее своими рука­ми, надышался ее целительным воздухом, впитал, пропустил через каждую клеточку своего организма глав­ную заповедь пограничника: первым взять ответствен­ность за неприкосновенность рубежей Отечества.

И ту первую свою заставу, которая высокой комис­сией была признана лучшей в пограничных войсках Союза ССР, Грибанов не забудет никогда.

Все эти сорок лет, пролетевшие, как один миг, ря­дом с ним была, служила, помогала, ждала из бесчис­ленного множества командировок жена - Галина Ва­лентиновна.

ОН И ОНА

Редким качеством объективного отношения к себе дано обладать не каждому. А уж тем более женщине. Да­леко не все представительницы прекрасной половины человечества, достигнув, например, бальзаковского воз­раста, при взгляде в зеркало могут обрадоваться самой себе сегодняшней. Галина Валентиновна - наверняка из их числа. Уже хотя бы потому, что возраста своего не скрывает.

Родилась она 29 сентября 1946 года в Алма-Ате. Дет­ство и отрочество провела в одном из целинных совхо­зов Кустанайской области, где жила вдвоем с мамой. После развода родителей лишь от случая к случаю де­вочке удавалось встречаться с отцом. В новой семье, ко­торая появилась у него ко времени взросления Галины, эти встречи не поощрялись. И тут уж ничего поделать было нельзя. Один раз купил отец дочери школьную форму, в другой - дал денег на билет, чтобы доехала она до дома. Вот и все...

Горестные воспоминания о тех давних тяжких годах, тенью пробегая по ее моложавому доброму лицу, дела­ют его печальнее и строже.

...Бывает, что просто не отрешиться от нахлынув­ших впечатлений прошлого. Они всплывают непрошено из самых дальних уголков памяти. И тогда появляется в глазах застывшая в душе еще с детства даже не обида, а скорее недоумение. Преодолевать его приходится с яв­ным усилием воли, чтобы продолжить рассказ:

- Жили мы тогда в совхозе трудно. Так бедно жили, что и говорить не хочется. Проучилась я там с пятого по одиннадцатый класс. Школу окончила в 65-м. В том же году поступила в Кустанайский сельхозтехникум на пла­ново-экономический факультет.

Вот только продолжить учебу не пришлось - судьба распорядилась иначе.

...Вот ведь как случается порой: из целой вереницы лиц выхватывается вдруг одно и начинает заполнять собой все жизненное пространство. И мир целиком пред­стает тогда в ином свете.

На летних каникулах Галина гостила у родни в Алма-Ате. Муж двоюродной сестры пришел домой с другом, офицером погранвойск. Он приехал сюда с заставы, на которой служил, для участия в соревнованиях по спортивной гимнастике. Так Галина и Борис познако­мились. Встреча оказалась для них обоих, что называет­ся, судьбоносной.

У Бориса был отпуск, на руках две путевки, чтобы отдохнуть на Черном море.

А ей еще и девятнадцати не исполнилось, девчон­ка-девчонкой. Конечно, тут и речи быть не могло ни о каких совместных «югах». К морю он уехал тогда один, она вернулась на учебу. Но расставание молодых людей было недолгим. Поженились они уже в начале зимы 66-го, 3 января.

Уж сколько раз было «говорено», сколько писано-переписано о том, что жизнь офицерской жены - не­легкая доля. Бывает, складывается она так, что стано­вится сродни подвигу. А вот, поди ж ты, не тускнеют прописные истины из рассказов о декабристках, не ис­тираются вечные понятия о любви и преданности. По­тому что опять и опять находится им подтверждение уже в современной реальности...

Их дочка родилась 16 сентября 1969 года. Назвали Еленой. Ни проводить в роддом, ни встретить жену с малышкой Борис Иванович не смог: служба. Заехал за семьей к теще, когда Леночке было 20 дней от роду, и забрал их с собой к новому месту службы - в Чунджу. Дом, в котором они получили жилье, был новый, тре­хэтажный и... неотапливаемый.

- Хотя климат там мягкий, но рядом - горы. И ветер с них всегда холодный, - вспоминает Галина Валенти­новна. - Поэтому зимой все равно нет там тепла, про­мозгло...

Однокомнатная квартирка, в которой Грибановы начинали свою жизнь втроем, была на втором этаже. А на балконе стоял у них керогаз.

Такое только стороннему наблюдателю может пока­заться экзотикой. А самой и приготовить, и пеленки прокипятить - все на плитке. Да еще когда муж круглы­ми сутками на службе пропадает, и все хозяйство, прак­тически, - в одни руки? Это при том условии, что, по молодости лет, ничего о новорожденных не знаешь. И рядом - никаких бабушек, чтобы помочь, подсказать, направить. Тут уж, как говорится, мало не покажется...

И все же - выдержали, выдюжили, пережили. И не только потому что были молоды и полны сил. Главное -они были вместе. И впереди - еще целая жизнь.

В 1972 году Грибановы прибыли в Киргизию, в Прже­вальский пограничный отряд, заместителем начальни­ка штаба которого и был назначен Б. Грибанов.

Пржевальск нравился Галине Валентиновне: малень­кий, уютный, чистый городок. Но тот год, что они про­служили там, памятен многими воспоминаниями, при­чем, не всегда приятными.

С переменой места жительства в бытовом плане для Галины Валентиновны мало что изменилось. Хозяйством ей так же приходилось заниматься, в основном, самой: служебных обязанностей у мужа только прибавилось.

«НАМ ВСЕГДА ПРОЩЕ. МЫ ИЛИ ЖИВЫ, ИЛИ НЕТ. А ОНИ ЖДУТ»

За всю свою многолетнюю службу Борис Иванович никогда не делился с женой трудностями, тем более опасными для жизни ситуациями, в которых сам побы­вал много раз. На расспросы - отшучивался: берег ее, щадил, как мог.

- Если бы я рассказывал, как было на самом деле, -жизнь бы ее стала невыносимой, - говорит сейчас Бо­рис Иванович. - Нам всегда проще. Мы мужики. Мы или живы, или нет. А они ждут...

Хотя, если быть до конца откровенными, полнос­тью сокрыть все, что с ним происходило, не мог. Слухи в военных гарнизонах распространялись быстро. Что приносило тогда в семью пограничника «сарафанное радио», теперь не столь уж важно. Главным было воз­вращение домой, где его всегда ждали.

О том, что тому предшествовало, сегодня - из пер­вых уст. Достоверно.

Тогда, в 1972 году, шло так называемое «советско-китайское противостояние». Перепасы скота, освоение в явочном порядке наших территорий на отдаленных, труднодоступных участках, другие провокации следова­ли одна за другой. Пограничникам был поставлен жест­кий приказ: не допускать подобных инцидентов.

- Надо знать участок Пржевальского отряда, чтобы понять всю сложность поставленной задачи, - делится своими воспоминаниями генерал-лейтенант Б. Гриба­нов. - Это высокогорный труднопреодолимый хребет, через который существовало всего несколько проходов в Китай. Протяженность охраняемого участка - 297 ки­лометров. Из них три оспариваемых: 11-й, 12-й, 13-й. Скажем, на 11-м существуют две вершины - пик Побе­ды и пик Хантенгри. В описании о прохождении грани­цы сказано, что от такого-то места граница идет на вы­сочайшую точку, далее по хребту и спускается к речке.

А где конкретно находится «высочайшая точка», ни на какой карте не отражено. Мы считали, что граница про­ходит по остроконечному пику Хантенгри, китайцы - по более пологому пику Победы.

12-й участок - долина реки Дженаджер. Очень ориги­нальный, труднодоступный участок. По описанию, гра­ница от; перевала Акчик по хребту идет до слияния реки Дженаджер с рекой Аксу. А по какому хребту: по южно­му или северному - неизвестно. Расстояние между ними - от пяти! до двадцати пяти километров. Все это на высо­те около 3 000 метров. Никто и никогда там не появлял­ся. Но в те годы китайцы искали любой повод, любую возможность, чтобы обострить ситуацию.

Нам, чтобы попасть на оспариваемый участок, нуж­но было затратить до 10-12 суток. В одну сторону уходи­ло четыре-пять дневных переходов: два - на лошадях, три - в пешем порядке со всей амуницией, чтобы под­няться на перевал и затем спуститься в долину. Чтобы долететь туда авиацией, не могло быть и речи. В удобных для посадок вертолета местах китайцы вкопали стол­бы, сделав невозможной и посадку вертолета, и высад­ку десанта.

За первые десять месяцев службы заместитель на­чальника штаба Пржевальского погранотряда Борис Грибанов 270 дней (!) провел в командировке в горах на этих самых оспариваемых участках. О каждом из эк­стремальных случаев можно написать отдельную книгу. Взять хотя бы падение с ледника.

Пограничная тропа пролегала по наледи, извивалась по самой кромке ущелья, где едва-едва можно поста­вить ногу. Сверху многотонной сказочной шапкой нави­сал ледник. Чуть он подтает - дороги нет. Порядок был один: подходишь к этому месту, достаешь ломик, начи­наешь долбить, посыпать песочком. В один «прекрасный» момент Грибанов и загремел вниз. То ли продолбили плохо, то ли песка мало насыпали, но метров шестьдесят пулей пролетел вниз замначштаба. Огромная ско­рость вынесла его аж на противоположную сторону лед­ника. Восемь часов лежал пластом, ждал, пока проби­вались солдаты. Спасло то обстоятельство, что был в валенках, полушубке и шапке.

Или вот другой случай: из Воронежа пришла теле­грамма, в которой сообщалось, что мама Грибанова находится в тяжелом состоянии. По радиостанции ему разрешили двигаться в Пржевальск. Но горы есть горы. Помимо красоты они таят в себе несметное количество опасностей. В одном месте их настиг сель. Да такой, что с противоположного берега реки вымыло глыбу метров в сто пятьдесят. Тонны грязи, камней, земли взяли в кольцо мыс, на котором находился автомобиль с по­граничниками. Так они оказались в самом настоящем плену. Из машины никуда не выйдешь - тут же засосет трясина. Только через двое суток сумели снять Грибано­ва вертолетом.

- Эти 270 дней для жены были по-настоящему кош­марными, - делится воспоминаниями Борис Иванович. - Новое место службы, она одна с дочерью. Знакомых никого...

Никогда и никому не рассказывал Грибанов еще об одном своем опрометчивом поступке, едва не закон­чившемся трагедией.

Как-то на 12-м участке вместе с будущим команду­ющим Восточным округом генералом Неверовским Е.Н. (в ту пору - начальником штаба Пржевальского отряда) решили они сократить путь. По руслу реки, в наруше­ние маршрута, разработанного на карте, минуя пере­вал, решили сэкономить время да и силы. Знаменит был тот перевал Чичар, подняться на который можно было, только держась за хвост лошади. А та, в свою очередь, упиралась в голову позади идущей лошади - такая кру­тизна.

Первым препятствием на пути заместителя и начальника штаба отряда стал каменный грот. Решили офице­ры обойти его, да не тут-то было. Поднялись по откос­ной скале метров на тридцать-сорок вверх, да там и застопорились. Остальная группа к тому времени уже одолела перевал, расположилась на месте. Грибанов и Неверовский прекрасно видели, как они остановились лагерем, развели костер, слышали их голоса, ржание лошадей. Акустика в горах порой необъяснимо односто­ронняя. Но самое ужасное, спуститься обратно тоже не было никакой возможности.

Пистолетные выстрелы, крики о помощи, все ока­залось бесполезным. Их не слышали! К каким только ухищрениям не прибегали офицеры - изломали ножи, пистолетные выколодки - все напрасно. Вспомнили жен - в то время супруга Грибанова была беременная второй дочкой. У Неверовского росли два парня. Словом, не говоря об этом вслух, каждый подводил итоги прожи­той жизни. Тогда пошли, как говорится, ва-банк. Сбро­сили вниз валенки, полушубки, все, что хоть как-то могло смягчить их возможное падение. Хотя прекрасно понимали: лететь с такой высоты - уцелеть шансов прак­тически не было. В последний раз, связав ремни, реши­ли попытать удачи, обогнуть злосчастный валун на сво­ем пути. Чудом ли, сверхнапряжением, помогли молит­вы или профессиональные занятия гимнастикой (Б.И. Грибанов - мастер спорта по спортивной гимнас­тике), но, пролетев по немыслимой траектории, зам­начштаба удалось зацепиться, удержаться на противо­положной стороне, выкарабкаться самому и помочь то­варищу.

Уже когда все осталось позади, "Грибанов с Неве­ровским, обессиленные и физически, и морально, ле­жали на тех самых полушубках, молча глядели на по­явившуюся молодую луну. Она словно бы подмигивала офицерам, давала понять, сколь ничтожными пылин­ками являются люди в природе.

МУРГАБ

Рождение второй дочери совпало, что не редкость в офицерской семье, с их переездом к новому месту служ­бы.. Поэтому весной 1973-го она, взяв дочку, вновь при­езжает к маме. И 26 мая на свет появляется новый чело­вечек. Грибанову-младшую нарекли Татьяной.

И опять - возвращение. В отряд, к мужу.

Когда Б.И. Грибанова назначили начальником Мур-габского погранотряда, предупредили, что детей туда брать нельзя, так как он находился на высоте 3800 м над уровнем моря.

Галина Валентиновна, рассказывая о том времени, как одну из главных его примет вспоминает кислород­ные подушки, что лежали постоянно наполненными у них под кроватями.

- Чувствуешь, что уже тяжело дышать, бывало - со­всем невмоготу, придешь, кислородом подышишь - и дальше, на работу.

Работала она, кстати говоря, везде, где бы ни жили. И никакого труда не чуралась - какое появлялось сво­бодное место в отряде, туда и шла. В Чундже это была продовольственная служба, здесь - у связистов.

Тем более, что Танюшу тогда все же на несколько месяцев оставили в Казахстане у бабушки. А вот Лену на свой страх и риск взяли с собой. Но детский организм не справился с нагрузками, которые и не каждый взрос­лый выдержит. Пришлось спускать ребенка с высокого­рья с кислородной подушкой у рта в сопровождении врача.

Приблизительно в то же время у девочки возникли проблемы со зрением. Они оказались настолько серьез­ны, что в московской клинике Святослава Федорова, куда обратились обеспокоенные родители, им предло­жили длительный курс лечения, не исключая и опера­тивного вмешательства.

Пришлось девочку оставить в Москве. Из круглосуточного детского садика на выходные ее забирали дру­зья: родни у Грибановых в столице не было. А сами они использовали любой случай, чтобы вырваться туда и побыть с дочерью. Офтальмологических операций ре­бенку пришлось перенести две...

Мургабский период - один из самых памятных в служ­бе генерал-лейтенанта Б. Грибанова. Поначалу там дис­лоцировалась отдельная пограничная комендатура, а затем начал формироваться пограничный отряд. Все за­боты легли на плечи молодого командира (говорят, ре­корд Грибанова - в 32 года стать начальником погра­ничного отряда - в пограничных войсках СССР да и ныне так и не был перекрыт).

ВОЙНА

В 1987-м Б. Грибанова назначают заместителем на­чальника штаба Среднеазиатского пограничного окру­га, афганская война - в разгаре. В Ашхабад Грибановы прибывают в полном составе в августе, в самое жаркое время года.

- Пекло стояло невыносимое,,- говорит Галина Ва­лентиновна, единственный раз употребив это слово пока еще в прямом его значении. Дальше оно будет звучать уже в переносном, применительно к ужасу войны...

Сколько командировок было у него тогда на войну - сосчитать невозможно. Бывало, жена и не знала о том, что муж срочно убыл в очередную.

- Иду к Елене (жене командующего), подруге, спро­сить, дома ли ее муж?

- Нет, - отвечает, - улетел вместе с твоим.

- Все ясно, ждем...

Каково давалось это ожидание - изо дня в день, из года в год, - когда знаешь, что муж твой на войне? Нет ответа. Просто потому, что не подобрать слов, которы­ми можно описать то свое состояние, те ощущения, те переживания. А не испытавшим - не понять, как это: «На плечах - горы скалами вниз...».

- Командировки (читай - выезды в районы боевых действий) были не просто несчетными, они были бес­конечными, - как бы подбирая слова, медленно гово­рит Галина Валентиновна. - Случалось и такое: вернется оттуда - и сразу в госпиталь, под капельницу. Откапают, подпитают сердце немного - и назад, в пекло. Мне он ничего не рассказывал о том, что творилось по ту сто­рону границы. Опять узнавала лишь из случайных разго­воров.

Как и о том, что «вертушки», на борту которых был ее муж, не всегда приземлялись благополучно.

Первое падение случилось все в том же Пржевальске. Двигатель МИ-4 на подходе к перевалу неожиданно за­барахлил, зачихал, заартачился. С трудом набирая высо­ту, практически касаясь колесами скал, летчикам все-таки удалось перевалить через горный хребет, и в этот момент движок окончательно вырубился. Спас их мно­гометровый снежный слой. Вертолет полностью погру­зился в него. С заставы видели, как падала машина, по­этому подмога подоспела быстро. Часа через четыре их откопали.

Грибанов пролежал на заставе около трех суток. В состоянии прострации. На нем не было ни одной цара­пины. Врачи объяснили просто - стресс, сильное пере­напряжение. Такой же диагноз был поставлен и верто­летчикам, и офицеру-разведчику, находившемуся на борту вместе с Грибановым. Ни один человек из них службу больше не продолжил. По разным показаниям все уволились в запас. Кроме Грибанова.

Второй раз небо вздыбилось под Шиберганом в 1987 году. Полковник Грибанов, прислонясь к окошку иллю­минатора, видел, как внизу проплывают озаренные сол­нцем горные зубцы. До советско-афганской границы ос­тавалось каких-нибудь пять-шесть километров. Пара «ми-восьмых» уже оставила позади глубокие провалы уще­лий, откуда дышала могильным холодом черная бездна.

Вдруг навстречу вертушкам откуда-то снизу и справа ударили выстрелы. В ответ огрызнулось наше бортовое оружие, но глиссада вдруг стала крутой, мир перевер­нулся набок, вертолеты буквально рухнули с небес на грешную землю, подняв облако оранжевой пыли. В од­ном из «бортов» погиб летчик, в вертолете же, где ле­тел Грибанов, отделались ушибами и ссадинами.

...Год 1988. На участке Тахта-Базарского погранич­ного отряда на заставе Хумлы вдоль сигнализационной системы прошла колонна. Возвращались обратно. Шли практически по одной колее. Грибанов - в первом БТРе.

Раздался взрыв. Вторая машина, идущая за ними чуть ли не след в след, наскочила на мину-«итальянку». Как могло произойти, что головной БТР благополучно ми­новал смертоносную игрушку, и по сей день остается загадкой. Иначе как волею провидения такое не назо­вешь.

Саперы нашли потом еще несколько «итальянок». Со­держимое одной из них удалили и преподнесли в каче­стве сувенира начальнику штаба округа полковнику Б.И. Грибанову. Теперь необычный экспонат хранится в се­мейном архиве.

Галина Валентиновна отчетливо помнит, с каким «перевернутым» лицом неожиданно возник ее муж на пороге дома в том 88-м. Пока не влил в себя стакан с известным содержимым - говорить не мог...

Зато в тех редких случаях, когда о возвращении му­жей было известно заранее, тут уж и к их встрече гото­вились загодя. Собирались пограничницы и распределя­ли, кому что приготовить на общий стол. Каждой пору­чали те блюда, что лучше всего получались: салаты, го­рячее, пироги. У Галины Валентиновны беляши были отменные.

- Мужья наши за таким столом на глазах молодели. Лица у них светлели, и усталость как рукой снимало...

...Однажды, вернувшись домой, Борис Иванович застал дома одну Таню. Девочка бросилась на шею к отцу:

- Папа, папочка, как долго тебя не было, нам так тебя не хватает, мы так тебя ждем!..

В этом крике души ребенка излилась вся боль от по­селившегося тогда в их доме извечного ожидания.

...Предчувствие беды может быть настолько же силь­ным, как и отрешение от него. Ни на секунду, ни на миг не допустила Галина Валентиновна даже вероятно­сти самого худшего. Не позволила в бессонные ночи разыграться женской фантазии, которая, бывает, ус­лужливо подсказывает возможные варианты развития событий.

Вот только сейчас при одном воспоминании о тяже­сти переживаний былого подкатывает комок к горлу, а на глаза сами собой наворачиваются непрошеные сле­зы. Уже по прошествии времени приходит полное осоз­нание пережитого, наступает его переоценка.

Пуля ищет малодушного и не разбирает, кто есть кто. Перед ней все звания равны. И генералы гибнут на­равне с солдатами. Но вот то обстоятельство, что Борис Иванович вышел из афганской войны цел и невредим, ни разу не был ранен, думается, можно отнести не толь­ко на счет его личного мужества. Отвело, как говорит Галина Валентиновна, еще и благодаря им - тем, кто ждал и свято верил в его счастливую звезду.

Из Ашхабада жены пограничников-«афганцев», сре­ди которых была и Грибанова, улетали с детьми транс­портным самолетом в отсутствие мужей. В Душанбе, где их самолет приземлился, попали под обстрел. Но и тог­да все обошлось. Таким был для них завершающий эпи­зод той «странной», «необъявленной», но до жути ре­альной войны...



Скачать документ

Похожие документы:

  1. По обе стороны границы (афганистан 1979-1989) книга вторая под общей редакцией генерал-лейтенанта

    Книга
    ПООБЕСТОРОНЫГРАНИЦЫ (АФГАНИСТАН1979-1989) Книгавторая. Подобщейредакциейгенерал-лейтенанта Б.И. Грибанова ВОРОНЕЖ 1999 ... 604 ПообестороныграницыПодобщейредакциейгенерал-лейтенанта Б.И. ...
  2. По обе стороны границы (афганистан 1979-1989) книга вторая под общей редакцией генерал-лейтенанта (2)

    Книга
    ПООБЕСТОРОНЫГРАНИЦЫ (АФГАНИСТАН1979-1989) Книгавторая. Подобщейредакциейгенерал-лейтенанта Б.И. Грибанова ВОРОНЕЖ 1999 ... 604 ПообестороныграницыПодобщейредакциейгенерал-лейтенанта Б.И. ...
  3. Международный фонд д о к у м е н т ы под общей редакцией

    Книга
    ... Наумов КНИГАВТОРАЯ МОСКВА ... по поводу нарушения советской границы с финской стороны. Финны поставили об ... Подобщейредакцией канд. воен. наук генерал- ... 1900-1989) - генерал-лейтенант ( ... А.А. (1912-1979) - ... до границы с Ираном и Афганистаном. Сталинград ...
  4. Книгу можно купить в Прогноз

    Документ
    ... пообестороны ... выпустил книгупод ... по лестнице на второй этаж и пошли по ... редакции ... 1989 ... Афганистане ... подобщим ... по сокращению штагов как "подозрительного" человека. Умер Василевский в 1979 ... за границей, ... генерал-лейтенанта Борисоглебского положительного решения по ...
  5. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЦУНАМИ Аналитика событий в Северной Африке и на Ближнем Востоке Под редакцией Сергея Кургиняна Международный общественный фонд «Экспериментальный творческий центр» Москва 2011

    Документ
    ... Подредакцией ... в его книге «Второй шанс». ... книге: «На дворе апрель 1989 года, советские войска только что покинули Афганистан ... был генерал-лейтенант Хамид ... племена подобщий ... Афганистане и позже (с 1979 г. до, по ... групп пообестороныграниц) южных ...

Другие похожие документы..