textarchive.ru

Главная > Документ


А. П. Романов

Историографические проблемы истории начального образования русского крестьянства в конце XIX — начале ХХ века

Начиная с XIX века образование становится в Европе активным социально-формообразующим элементом. В условиях модернизации России в конце XIX — начале XX века осознание этого факта являлось общим местом в рассуждениях государственных и общественных деятелей. Начальное образование казалось многим из них надежным средством рационализации экономических, социальных и психических связей крестьянского мира. В общественной мысли развитие начального образования было увязано с проектами возможного будущего России и манипуляциями общественным мнением в политических целях, а также созданием социально-политических утопий.

Тема народного образования приобретает с той поры ярко выраженную политизированную окраску. После 1905 года любое суждение о народном образовании стало помещаться в контекст рассуждений о политических реформах либо о их недопущении. Не избежали этой судьбы и попытки обнаружить, описать и проговорить содержание и проблематику вопросов, связанных с начальным образованием. Здесь мы найдем если не врагов, то противников, если не войну, то упорную борьбу с ними. Из сочинений начала XX века в совет­скую, а по наследству и в современную российскую историографию перекочевали такие термины, как «борьба за школу», «реакционная политика самодержавия в области народного образования» и многие более нейтральные; в 1990-е годы наметилась тенденция к перестановке полюсов оценки 1. Прежде почитаемые либералы уступили место консерваторам.

Рассматривая степень изученности проблемы, необходимо обозначить общие принципы анализа историографического материала. Во-первых, схему его периодизации: дореволюционная историография, советская и постсовет­ская (в статье также представлена зарубежная историография — американ­ская). Во-вторых, принципы классификации по выделенным периодам. Говоря о дореволюционной историографии, следует иметь в виду, что в ней достаточно четко прослеживается политическая ориентация авторов сочинений, посвященных проблемам начального образования. Общая атмосфера политизированности общественной жизни проявляет себя и в рассматриваемой сфере. Поэтому за основу взят принцип классификации политических взглядов авторов сочинений.

Советская историография имела ярко выраженные особенности. В частности, определение историками тематики сочинений зависело от официальной идеологии. Предпочтение в выборе направления исследований в значительной степени определялось курсом партии в тот или иной период жизни советского государства. Отсюда и некоторая неравновесность в представленности различных тем исследований по периодам. Исходя из этого для классификации советской историографии более уместен хронологический принцип.

Постсоветская историография отличается большим тематическим разнообразием и размытостью методологических и политических ориентаций. Поэтому она классифицируется в нашей работе по проблемно-тематическому принципу.

В то же время можно выделить и некоторые общие идеи, разделяемые авторами, представляющими различные периоды развития историографии. Так, отечественная историографическая линия традиционно рассматривает появление и развитие начальной школы для русского крестьянства исключительно как заслугу земства. Также земская начальная школа оценивается как наиболее успешная и эффективная форма образования для народа. Иная точка зрения была характерна для консервативной историографии конца XIX — начала XX века, однако в силу крушения монархического режима она не получила дальнейшего развития.

Консервативные историографы дореволюционного периода освещали преимущественно деятельность государства в области образования. Начальному образованию, крестьянской школе уделялось меньше внимания, чем высшей и средней, что точно отражало приоритеты, существовавшие в официальной образовательной политике. Труды историографов являлись своеобразной хроникой правительственной активности в области образования. Основные работы были написаны В. В. Григорьевым, С. И. Миропольским, С. В. Рождественским 2. Их сочинения отличало внимание к законодательным актам государства и материалам делопроизводства Министерства народного просвещения, Комитета министров, Святого Синода, Сената, Государственного совета, чья деятельность так или иначе была связана с народным образованием. Источниками для трудов официальных историографов служили многочисленные циркуляры, постановления, распоряжения правительственных и государственных учреждений. Доступ к ним авторов, состоявших на государственной службе, был облегчен, а работы представляли историю своего ведомства. Их исследования представляют значительную научную ценность, так как вводят в оборот большой массив документов.

Принципиально иной была источниковая база у либералов, писавших о земской деятельности в области народного образования — земские статистические обследования, материалы делопроизводства земских учреждений, периодической печати, произведения ведущих педагогов, сотрудничавших с земствами. В число сочинений подобного рода попадают обобщающие труды П. Н. Милюкова, П. Ф. Каптерева, Н. В. Чехова, Б. Б. Веселовского, посвященные проблемам развития земского движения, школы и педагогики 3. В этих работах существуют разделы, рисующие картину земской деятельности по начальному образованию крестьян.

В исследованиях либеральных историографов также достаточно большое место отводится низшей образовательной ступени — начальной крестьян­ской школе, так как именно в ней фокусируются усилия земской общественности и либеральных педагогов. Правительственные мероприятия предстают как препятствия делу «народного просвещения» и потому рассматриваются в русле общеполитической борьбы за «народное освобождение». Основными авторами таких сочинений были В. П. Вахтеров, Е. А. Звягинцев, В. И. Чарнолуский 4. Именно их работы во многом содействовали тому, что в историографии утвердился взгляд на начальную школу как исключительную заслугу земства. Сочинения либеральных историографов имеют большое значение, поскольку позволяют со всей отчетливостью обозначить угол зрения либералов на проблемы строительства школьной системы в русской деревне и их схему интерпретации сведений из источников. Упомянутые авторы создали представление, согласно которому земская начальная школа оценивалась как наиболее успешная и эффективная форма образования народа. Из их сочинений эти оценки, воспринимаемые некритично, перекочевали в советскую историографию.

Анализируя ситуацию написания этих трудов, мы сталкиваемся с феноменом особой системы личных, неформальных связей, объединявших общественных деятелей, занимавшихся проблемами образования. Это специализированное сообщество воспринималось остальной частью политически активной либеральной «общественности» в качестве группы экспертов, и поэтому выводы и оценки этой группы оказывались быстро ретранслируемыми в «общественное мнение» и либеральную прессу, создавая эффект общественной истины, противопоставляемой точке зрения государства 5.

Язык этих сочинений был предопределен системой интеллигентской семиосферы и культурных кодов 6, оказывавших априорное воздействие на конструирование объекта наблюдения, перечень исследовательских вопросов и соответственно получаемые выводы 7. Эту ошибку можно считать типичной для исследователя, находящегося под влиянием объективистских установок позитивизма и марксизма, которые предполагают взгляд на историка как пассивного наблюдателя, лишь регистрирующего «объективную реальность», но на самом деле оказывающегося в плену расхожих теоретических и культурных представлений своего времени 8.

Традиции советской историографии, посвященной начальному образованию, были заложены в годы Гражданской войны и продолжены в начале 1920-х годов. Первым объектом изучения стали традиции и опыт внешкольного образования дореволюционной России. Это было связано с развалом организованной школы в условиях Гражданской войны и поисками дешевого варианта достижения всеобщей грамотности.

Е. Н. Медынский, В. А. Зеленко, Е. Виноградов, Ф. Иванов, С. Русаков, В. Смушков и другие представляли новому поколению работников советского народного просвещения опыт их дореволюционных коллег 9. Обобщающий характер носила изданная позже монография Д. Элькиной, в которой уже широко использовались ленинские оценки буржуазной активности по внешкольному образованию, а внешкольная работа рассматривалась в тесной связи с политическими процессами дореволюционной России 10. Ряд исторических публикаций был посвящен непосредственно начальному образованию 11.

В это время четко определились два направления в исследовании интересующих нас проблем: учительство в революционном движении 12 и школа в революции 1905—1907 годов. Работы, имевшие отношение ко второму направлению, описывали участие учительства в революционных событиях 13 и принципы организации народного образования, выдвинутые в ходе этих событий 14. Работы в основном были написаны в честь двадцатилетия пер- вой русской революции, и их авторами, как правило, были сами участники революции.

В обобщающих трудах А. П. Пинкевича и Г. Г. Шахвердова по истории педагогики 1920-х — первой половины 1930-х годов и третьем томе фундаментального сочинения Е. Н. Медынского также были затронуты проблемы развития начального образования в русской деревне рассматриваемого нами периода 15. В книге Г. Г. Шахвердова опубликованы многочисленные наказы крестьян периода революции 1905—1907 годов, в которых отражались их требования в области просвещения. В работе Е. Н. Медынского в обобщенном виде представлено состояние народного образования в России на рубеже XIX—XX веков, в том числе и начальной деревенской школы. Эти работы опирались на статистический материал, собранный указанными дореволюционными предшественниками, но их авторы пытались применить принципы марксизма при оценке явлений образовательной сферы.

Научная литература середины 1930-х — первой половины 1950-х годов по истории начального народного образования представлена работами регионального характера, имевшими достаточно широкую географию; единственным исключением стал очередной труд Е. Н. Медынского, посвященный истории педагогики 16. К начальной народной школе Владимирской, Вятской, Нижегородской, Пермской губерний и Сибири были обращены исследования Т. Н. Вострухиной, В. А. Петрова, К. В. Вераксо, Н. Н. Иорданского, Ф. Ф. Шамахова. В них рассматривалась деятельность земств по образованию, организация и содержание учебно-воспитательной работы народных школ 17.

Также стоит отметить монографию И. А. Куликова, посвященную под­готовке учителей для начальных школ в дореволюционной России, и статьи А. М. Арсеньева, Н. В. Зикеева, В. У. Сланевского на эту же тему 18.

Единственным опытом обобщающего анализа состояния и развития начальной школы во второй половине XIX — начале XX века были главы книги Н. А. Константинова и В. Я. Струминского 19. Отличительной особенностью этой работы, выделявшей ее на фоне предельно дифференцированной и разрозненной педагогической историографии рассматриваемого периода и последующих лет, было комплексное изучение выбранной темы в таких основных аспектах, как правительственная политика, общественная деятельность в области начального образования, развитие теоретической мысли в этой сфере, практика учебно-воспитательной деятельности народных школ 20. Работа написана в традициях советской политической истории: в ней негативно оценивается деятельность правительства и церкви в сфере народного просвещения и проводится идея о том, что русская начальная школа есть результат классовой борьбы передовой русской общественности на буржуазно-демократическом этапе освободительного движения.

По вполне понятным причинам работы периода 1920—1950-х годов носили описательный характер, опирались на архивные и опубликованные материалы земской статистики и труды деятелей народного образования, содержавшие богатый статистический материал. Теоретическое обобщение заключалось в применении принципов марксизма и сталинских цитат из «Краткого курса», а также ленинских оценок «буржуазного просветительства» 21. Не решаясь на самостоятельную интерпретацию фактов, исследователи попадали в зависимость от теоретических конструкций авторов конца XIX — начала XX века, которые испытывали существенное влияние легального марксизма и создавали интерпретации, признававшие политическую борьбу за «освобождение» решающим фактором развития начальной народной школы.

После XX съезда КПСС в историографии народного образования возрождается интерес к «истинно ленинским», очищенным от сталинских трактовок программным установкам в области народного просвещения, а также к борьбе большевиков за народную школу. Публикуются статьи А. Беляевой, Н. Ф. Борисенко, статья и монография П. В. Руднева 22.

К концу 1950-х годов относятся первые попытки объединения сил ученых, занимавшихся историей школы и педагогической мысли; тогда же возникает определенный интерес к разработке теоретико-методологических вопросов истории образования. Эти попытки совпадают по времени с началом работы исследователей, получивших профессиональное советское историческое образование, а также с институционализацией отрасли историко-педагогических исследований. На всесоюзных совещаниях историков педагогики в 1957 и 1960 годах было заявлено о необходимости создания многотомного обобщающего труда «История педагогической мысли и школы народов СССР» 23. Однако в полном объеме этот замысел удалось осуществить гораздо позже 24.

В настоящее время эти издания представляются качественно выполненным справочником по истории народного образования, детально выверенным хронологически, содержащим большой объем статистического и библиографического материала. Однако в методологическом плане эти работы являют собой памятник позитивистскому стилю научного мышления; в них сочетаются методы политической истории начала XX века и интерпретативные техники советского варианта марксизма, основанные на отсылках к классикам марксизма-ленинизма.

Попытки комплексного анализа состояния школьного дела в Рос- сии были предприняты в ряде обзорных глав и обобщающих трудов 1960—1970-х годов, где уделялось место и начальному образованию 25.

В 1970-е годы историки начинают разработку проблем, связанных со школьной политикой самодержавия. В ряде исследований детально анализировались правительственные мероприятия периода 1870—1910-х годов 26. В монографии П. А. Зайончковского давалась комплексная оценка действий правительства в общей системе «контрреформ» конца XIX столетия 27.

Эти работы изучали школьные мероприятия правительства в контексте его общих внутриполитических задач, пытались раскрыть основные идеи, цели и механику школьных реформ и стабилизационных мер. Опираясь на фундаментальную источниковую базу, они позволяли судить о внутренней, закулисной борьбе в правительственных сферах и показывали, зачастую против воли авторов, отсутствие единства и органичности «внутриполитического курса самодержавия» в указанной области.

Идею об органическом единстве школьной и внутренней правительственной политики развивал Э. Д. Днепров, одновременно ратовавший за более широкое теоретическое осмысление сущности и содержания государственного курса в области образования 28.

Тема начальной народной школы весомо представлена в историографии конца 1950-х — 1980-х годов. В ней значительное место занимали труды А. В. Ососкова, которые рассматривали как содержание учебно-воспитательной работы в основных типах начальных школ, вклад «передовых» педагогов в ее развитие, так и проблемы всеобщего начального обучения и обсуждения их в Государственной думе 29. Автор, представив достаточно полно событийный ряд, уклонился от теоретического осмысления фактического материала, ограничившись общими ссылками на реакционную сущность политики самодержавия и ленинскими оценками рассматриваемых явлений. Причины колебаний правительственного курса остались необъясненными, как и общий ход развития начальной народной школы.

Достаточно большое количество работ было посвящено истории начального образования в различных регионах и отдельным начальным школам 30. Вновь возрос интерес к деятельности земств в области народного образования, появились первые обобщающие работы, посвященные проблеме земской деятельности, и продолжались региональные исследования данной темы 31. В 1960-е годы после почти тридцатилетнего перерыва возобновляются исследования внешкольного образования, в том числе и в деревне 32.

Актуальной оставалась тема школы в период первой русской революции. Об этом было написано много статей и монографий, но начальную школу революционные события затрагивали в меньшей степени, нежели высшую и среднюю; в революции принимала участие лишь некоторая часть политически активного народного учительства 33.

Народный учитель вне революционных событий в рамках своей учебной жизни также был интересен историкам этого периода, но с практическими целями — для воспитания и подготовки нового поколения сельских учителей 34.

Монографии Л. К. Ермана и В. Р. Лейкиной-Свирской, касающиеся судеб российской интеллигенции, включают в себя разделы, посвященные начальному учительству как самому массовому отряду интеллигенции начала XX века 35. При этом внимание авторов сосредоточивается преимущественно на различных аспектах политической деятельности учительства; вопросы самоощущения народных учителей, их обыденной жизни практически не были затронуты.

Советская историография начального образования рассматривала образовательные процессы исключительно в рамках методов политической истории, предполагая, что их движущими силами были только разнообразные педагогические идеи либо деятельность государства или общественности, которую было необходимо оценить с позиций марксизма-ленинизма или классифицировать как род политических отношений. Сложные процессы взаимодействия идей и человеческого сознания, а также культурных традиций не принимались во внимание. Особое отношение марксизма к крестьянству как к доклассовой реальности — следовательно, архаичной форме организации — предопределяло его рассмотрение в качестве объекта манипуляций более прогрессивных сил разного рода. Крестьянство мыслилось лишь как среда для преобразований и культурного строительства.

Иное отношение к крестьянству как особому культурно-историческому феномену начинает формироваться в среде историков, специализировавшихся на изучении этой проблемы, в 1980-е годы. Прежде всего стоит отметить работы М. М. Громыко, К. Е. Зверевой, П. С. Кабытова, В. А. Козлова, Б. Г. Литвака, Н. А. Миненко, В. А. Федорова 36. В их сочинениях также затрагивались проблемы распространения среди крестьян грамотности, начального образования и традиционных способов крестьянского обучения.

В 1990-х годах эта тенденция получила развитие; появились исследования, посвященные отдельным явлениям, связанным с проникновением в деревню образования и развитием грамотности 37. В работах А. В. Буганова, М. М. Громыко и Г. Н. Чагина по истории культуры и быта крестьянского населения также были затронуты проблемы развития среди крестьян грамотности, роста интереса к чтению и образованию 38. Несмотря на достаточно большое количество трудов исследователей-крестьяноведов по тематике сельского образования, проблемы взаимодействия, взаимовлияния организованной стационарной земской школы и крестьянского мира ими, так же, как и историками образования, не поднимаются. Крестьяноведы используют в некоторых случаях материалы земской статистики, отзывы учителей начальных школ, но не задаются вопросом о специфике организации этих статистических исследований, слишком доверяя им. Не ставится проблема культурных механизмов воздействия школы на крестьян и обратных процессов. Зачастую в их трудах презентация «полевого» и фактического материала, собранного в архивах, доминирует над его интерпретацией.

В 1990-е годы второе дыхание получила тема земства, деятельность которого рассматривалась как своеобразный социально-политический феномен русской жизни XIX — начала XX века 39. В сочинениях этого периода неизбежно присутствует характеристика земской деятельности в области народного образования. Помимо обобщающих работ имеются и такие, в которых иссле­дуются отдельные направления земской деятельности, в том числе интересующее нас школьное образование и внешкольная работа 40. Со второй половины 1990-х годов появляются историко-педагогические сочинения, в которых предпринимаются усилия осмыслить значение земской школы в масштабе всей России и ее роль в истории образования 41.

В работе Б. К. Тебиева вновь делается попытка характеристики правительственной политики в области образования, на этот раз в связи с «общественно-педагогическим движением» конца XIX — начала XX века 42. Общественная активность в области народного просвещения подвергается также рассмотрению в диссертации А. Н. Шевелева и монографии М. В. Михайловой 43.

Несмотря на обилие исследований, так или иначе связанных с историей начального образования и внешкольной работы среди крестьян, оказывается, что образовательная система рассматривается в историографии или по отношению к городу, или в целом, без выделения сельской местности как особой сферы просветительских усилий. Мы обнаружили лишь одно исключение — коллективную монографию под редакцией А. М. Цирульникова, где раздел, посвященный интересующему нас периоду, написан О. Е. Кошелевой и Л. В. Мошковой 44. Монография посвящена организационным вопросам, структуре сельского образования, источникам финансирования школ и их типологизации.

В постсоветской историографии впервые за многие годы пробуждается интерес к правым политическим силам и их образовательной деятельности; его демонстрируют статьи В. В. Абушика, М. М. Леонова, К. Л. Медолазова, А. И. Пешкова, В. Н. Руднева 45. Однако эти исследования, концентрируясь исключительно на деятельности правых партий, не рассматривают просветительную активность правых в комплексе с проблемами школьной политики государства и общественных сил.

Давая общую оценку историографической ситуации выбранного проблемного поля, стоит отметить, что историко-педагогические исследования и работы по истории земской просветительной деятельности никак не связаны с крестьяноведческими исследованиями, несмотря на то что основным объектом приложения усилий земств и начальной школы являлось крестьянство. Однако и ученые-крестьяноведы, касаясь проблем образования и грамотно- сти крестьян, в своих работах не ссылаются на историко-образовательные исследования, предпочитая опубликованные в конце XIX — начале XX века материалы 46.

Зарубежная историография данной темы отличается большим разнообразием; в ней присутствует соединение идей и методов крестьяноведения с историко-образовательными исследованиями. Наш историографический обзор не претендует на полноту изложения основных тенденций зарубежных исследований, однако позволяет выявить некоторые актуальные проблемы и идеи.

Интерес к тематике российского начального образования возникает в 1960—1970-х годах. В эти десятилетия можно отметить монографии А. Патрика и А. Синела 47. В их работах, представляющих собой образец рассмотрения образования с позиций политической истории, затрагиваются и вопросы организации системы начального образования в России. Крестьяне в них предстают объектами воздействий государства и общества, поэтому проблема особой крестьянской культуры не поднимается. Типично политическому вопросу обсуждения 3-й Государственной думой законопроектов о финансировании начальной школы и нового положения о начальных народных училищах посвящена работа С.-М. Филлип 48.

Под влиянием идей А. Чаянова и активного их популяризатора на Западе Т. Шанина в американской историографии 1970—1980-х годов возникает тема русского крестьянства как особого историко-культурного феномена, поднимается проблема специфической крестьянской рациональности и культурной самобытности 49. Обусловленные европейскими веяниями, идеей «новой культурной истории», концепциями моральной экономики Э. П. Томпсона, в 1980-х годах появляются работы, нетрадиционно представившие активную роль крестьянства как субъекта, а не только объекта перемен в жизни пореформенной России 50.

Непосредственно теме грамотности и образования крестьянства, его реакции на попытки элиты утвердить в деревне свой тип школы посвящены работы Дж. Брукса и Б. Эклофа 51. Брукс, анализируя содержание коммерчески популярной литературы (лубка), делает акцент на том, что русский крестьянин постепенно начинал мыслить рационально, в нем росла вера в силы человека и его способность изменить свою судьбу. Эклоф изображает крестьян как консервативную силу, сохранявшую независимость от деятельности интеллигенции и не позволявшую школе и учителям изменить уклад своей жизни. Его работа также отличается широким использованием методов культурной и социальной истории, не освоенных до настоящего момента в отечественной исторической практике.

В начале 1990-х годов вышло в свет несколько сборников, посвященных исторической судьбе российского крестьянства, в которых затрагивалась тема крестьянского обучения и начальной деревенской школы 52. В них можно выделить статьи Б. Эклофа, Э. Моссмана, Ч. Тимберлейка и С. Сереньи 53. Так или иначе во всех этих статьях центральной темой становятся различные аспекты взаимодействия «большой» и «малой» культурных традиций — будь то сель­ские учителя, являвшиеся своеобразными посредниками между городской и деревенской культурой, или проблемы начального этапа земской школьной работы, когда было необходимо на пустом месте конструировать образцы новой сельской школы. Авторы работ, помещенных в указанных сборниках, особо подчеркивают мысль о том, что школа, несмотря на все трудности существования, становится значимым институтом власти над крестьянами, власти культурной, создающей новые правила жизни в деревне.

Немалое значение для анализа проблем культурного взаимодействия имеют образы русского крестьянства и представления о западном обществе, служившие ориентирами для интеллектуальной элиты России в выборе целей политики культурного и социального преобразования деревни. Эти темы за­трагивают монографии К. Фрайерсон и Э. Кингстон-Мэнн 54.

Анализ ситуации в зарубежной историографии, пусть даже и неполный, позволяет нам понять, что вопросы, связанные с конструированием элитой образовательных планов для русской деревни и с отношением самого кре­стьянства к предлагаемым переменам, достаточно прочно вошли в практику зарубежных исследователей. Это отличает их от российских, до сих пор разделенных междисциплинарными барьерами, даже внутри исторической науки.

Наметившийся в последнее время в отечественной и зарубежной историографии интерес к проблемам адаптации крестьянства к реалиям «современного», индустриального мира, одним из инструментов которой стало образование, а также к тому, как представители образованной элиты, включаясь в модернизационные процессы, мыслили себе цели и задачи просвещения крестьян, обусловливает потребность разработки новых методологических подходов и инструментов исследования, помогающих понять специфику этих процессов в России.

Анализ историографической ситуации по рассматриваемой проблеме позволяет предположить, что наиболее перспективным направлением изучения истории начального образования русских крестьян является нетрадиционный для отечественной исторической науки подход с позиций социальной и культурной истории. Анализируя образовательные процессы подобным образом, мы обнаруживаем, что политика государства, земств, деятелей образования в этой сфере лишь стратегия — направление в большой игре политических образов и условий социального существования, культурных и ментальных кодов современников, а также желаний и когнитивных установок самих исследователей. Школа становилась своеобразным местом встречи «большой» (городской) и «малой» (крестьянской) культур. Здесь они соприкасались наиболее явственно; именно в точке контакта европеизированной русской интеллигенции и традиционной крестьянской России возникают многие проблемы политической, социальной и экономической жизни страны в XX веке.

1 Образцы традиционной оценки см.: Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX века. М., 1976; Ососков А. В. Начальное образование в дореволюционной России (1861—1917). М., 1982; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX — начало XX века. М., 1991. Варианты модифицированной оценки см.: Пешков А. И. Обер-прокурор Св. Синода К. П. Победоносцев как идеолог православно-русской системы просвещения. СПб., 1992; Беленчук Л. Н. Этнокультурные основы воспитания в русской педагогике рубежа XIX—XX вв. // Педагогика и политика в образовании России. Материалы научной конференции молодых ученых РАО. М., 1997. С. 80—107; Руднев В. Н. Консервативные традиции в образовании и воспитании молодежи во второй половине XIX в. как целостная педагогическая система // Образование: исследовано в мире (электронный ресурс) / Под патронажем РАО, ГНПБ им. К. Д. Ушинского // . 18.06.2002.

2 См.: Миропольский С. Школа и государство. СПб., 1883; Григорьев В. В. Историче­ский очерк русской школы. М., 1900; Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. СПб., 1902; Он же. Материалы для истории учебных реформ в России в XVIII—XIX вв. СПб., 1910; Он же. Очерки по истории систем народного просвещения в России. СПб., 1912.

3 См.: Веселовский Б. Б. История земства за сорок лет. Т. 1—4. СПб., 1909—1911; Че-хов Н. В. Народное образование в России с 60-х годов XIX в. М., 1912; Каптерев П. Ф. История русской педагогики. М., 1915; Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры. М., 1994. Т. 2, ч. 2.

4 См.: Чарнолуский В. И. Земство и народное образование. Очерки из прошлого и настоящего земской деятельности. СПб., 1910; Звягинцев Е. А. Инспекция народных училищ. М., 1914; Он же. Полвека земской деятельности по народному образованию. М., 1915; Вахтеров В. П. Всенародное школьное и внешкольное образование. Пг., 1917. Итоговой стала работа Н. В Чехова «Типы русской школы в их историческом развитии» (М., 1923).

5 Подробнее об этой системе личных связей см.: Сидельникова М. В. Н. В. Чехов — видный деятель народного просвещения. М., 1960; Дедловская М. Ю. В. И. Чарнолуский — видный деятель российского народного образования // Вопросы истории. 2001. № 3. С. 121—127. В целом же этот феномен недостаточно изучен.

6 Об интеллигентской семиосфере указанного периода см.: Могильнер М. Мифология подпольного человека. М., 1999.

7 Подробнее о воздействии теории на конструирование факта см.: Малкей М. Наука и социология знания. М., 1983 ; Тулмин С. Человеческое понимание. М., 1984.

8 О расхожих культурных представлениях и объективизме см.: Бурдье П. Критика теоретического разума // Практический смысл. СПб., 2001; Социоанализ Пьера Бурдье. СПб., 2001. О научном стиле мышления конца XIX — начала XX вв. см.: Степин В. С. Теоретическое знание. М., 2000.

9 См.: Виноградов Е. Внешкольное образование // Кооперация и жизнь (Самара). 1918. № 2; Григорьев П. Очерки по внешкольному образованию // Учитель. 1918. № 9—10; Смушков В. Народные университеты (Обзор уставов и принципов организации) // Внешкольное образование. 1919. № 2—3; Зеленко В. А. Практика внешкольного образования в России. М., 1922; Русаков С. История внешкольного образования в связи с во­просом о тейлоризации внешкольной работы // Известия Сибирского областного политпросветинститута. Вып. 1. Томск, 1922; Медынский Е. Н. Энциклопедия внешкольного образования. Лекции, читанные на педагогическом факультете Уральского университета в 1920—1922 гг. В 2 т. М.;Пг., 1923; Данилыч (Иванов Ф. И.). Из опыта внешкольной работы (Воспоминания о работе в дореволюционной деревне). М., 1925.

10 Элькина Д. Очерки по агитации, пропаганде и внешкольной работе в дореволюционной России. М.;Л., 1930.

11 См.: Зыков И. О постановке народных школ в дореволюционное время и о требованиях, которым должна удовлетворять свободная народная школа // Известия Олонецкой губернии комиссариата просвещения. 1918. № 1—2; Богданов И. М. Начальная школа в цифрах до и после революции // Народное просвещение. 1924. № 2; Сигов П. Из жизни старой школы (Воспоминания старого учителя) // Просвещение на Урале. 1928. № 1.

12 См.: Цветков И. Л. К истории учительского движения в России // Учитель и революция. М., 1925; Малиновский Н. Народный учитель и революционное движение. М., 1926.

13 См.: Менжинская Л. Петербургское учительство в 1905 г. // Народный учитель. 1925. № 11; Чарнолуский В. И. Из воспоминаний об учительском союзе эпохи первой русской революции // Народный учитель. 1925. № 11; Михайловская А. Учительский союз 1905 г. // Народный учитель. 1926. № 7—8.

14 См.: Чарнолуский В. И. Основные принципы системы народного просвещения в эпоху русской революции 1905 г. // Народное просвещение. 1925. № 10—11.

15 См.: Шахвердов Г. Г. Воспитание народных масс. Ростов н/Д, 1924; Пинкевич А. П. Краткий очерк истории педагогики. Харьков, 1927; Он же. Марксистская педагогиче­ская хрестоматия XIX—XX вв. В 2 ч. Ч. 1. М.;Л., 1926, Ч. 2. М., 1928; Медынский Е. Н. История педагогики в связи с экономическим развитием общества. В 3 т. Т. 3. Русская педагогика. М., 1929.

16 См.: Медынский Е. Н. История русской педагогики. М., 1936.

17Иорданский Н. Н. Народная школа и земство в 60—70-х годах XIX в. // Советская педагогика. 1941. № 4; Потапова Н. М. История земской школы Московской губернии в начале XX в. Автореф. дис. ... канд. пед. наук. М., 1945; Вераксо К. В. Развитие начального образования на Урале (Школа Пермского земства). Автореф. дис. ... канд. пед. наук. Свердловск, 1948; Петров В. А. Земская начальная школа в Вятской губернии. Автореф. дис. ... канд. пед. наук. Киров, 1953; Вострухина Т. Н. История начального образования во Владимирской губернии с 60-х годов XIX века до Октябрьской социалистической революции. Автореф. дис. ... канд. пед. наук. М., 1955; Шамахов Ф. Ф. Общественно-педагогическое движение шестидесятых годов и начальная школа Западной Сибири во второй половине XIX в. // Ученые записки Томского педагогического института. Т. 1. 1955.

18 См.: Куликов И. А. Подготовка народных учителей в учительских семинариях. М., 1941; Зикеев Н. В. Деятельность Д. Д. Семенова в кубанской учительской семинарии // Советская педагогика. 1946. № 4—5; Сланевский В. У. К истории Тверской учительской школы П. П. Максимовича // Советская педагогика. 1946. № 4—5; Арсеньев А. М. Против идеализации учительских семинарий // Советская педагогика. 1947. № 12.

19 См.: Константинов Н. А., Струминский В. Я. Очерки по истории начального образования в России. М., 1949.

20 См.: Днепров Э. Д. Школа пореформенной России в советской историко-педагогической литературе // Историографические и методологические проблемы изучения отечественной школы и педагогики. М., 1989. С. 40.

21 См.: Ленин В. И. Гимназические хозяйства и исправительные гимназии // В. И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 2. М., 1958; Он же. Перлы народнического прожектерства / В. И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 2. М., 1958; Он же. К вопросу о политике Министерства народного просвещения / В. И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 23. М., 1961. С. 125—135.

22 См.: Беляева А. Борьба за народное просвещение в России в годы 1-й русской революции // Народное образование. 1955. № 12; Она же. Борьба большевиков за коренное преобразование дела народного просвещения в России // Народное образование. 1957. № 1; Борисенко Н. Ф. Вопросы школы и педагогики в «Правде» (1912—1914) // Cоветская педагогика. 1958. № 7; Руднев П. В. К истории разработки программы партии по народному образованию // Cоветская педагогика. 1959. № 12; Он же. В. И. Ленин о проблемах народного образования. М., 1961.

23 Днепров Э. Д. Указ. соч. С. 46.

24 Вышли в свет: Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. М., 1976; Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Конец XIX — начало XX в. М., 1991.

25 См.: История СССР с древнейших времен до наших дней. Сер. 1. Т. 5. Развитие капитализма и подъем революционного движения в пореформенной России. М., 1968; Очерки истории русской культуры второй половины XIX века: Пособие для учителей. М., 1976.

26 См.: Днепров Э. Д. Церковь, самодержавие и народная школа во второй половине XIX в. // Вопросы истории педагогики. М., 1972; Он же. Правительственная политика в области начального образования в конце 60-х —70-х гг. XIX в. // Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX в. М., 1976; Оржеховский И. В. Из истории внутренней политики самодержавия в 60—70-х годах XIX века. Горький, 1974; Савельева В. Г. Политика царизма в вопросах образования (1907—1911). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Л., 1975; Твардовская В. А. Идеология пореформенного самодержавия (М. Н. Катков и его издания). М., 1978; Сергеенкова В. В. Правительственная политика в области начального образования в России во второй половине 60-х — 70-х гг. XIX в. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Минск, 1980; Лиленкова А. П. Из истории правительственной политики по начальному образованию в России в начале XX в. Горький, 1981.

27 См.: Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия (политическая реакция 60-х — начала 90-х годов). М., 1970.

28 См.: Днепров Э. Д. Школа в системе внутренней политики самодержавия // Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР. Вторая половина XIX века. М., 1976; Он же. Самодержавие и народное образование в пореформенной России // Школа и педагогическая мысль России периода двух буржуазно-демократических революций. М., 1984; Он же. Школьная политика: содержание понятия и аспекты изучения // Школа России накануне и в период революции 1905—1907 гг. М., 1985; Он же. Четвертая школьная реформа в России. М., 1994.

29 См.: Ососков А. В. Борьба за всеобщее обучение в дореволюционной России (1911 — февраль 1917) // Ученые записки МОПИ им. Н. К. Крупской. Педагогика. Т. 247, вып. 17. М., 1970; Он же. Вопросы истории начального образования в России (II пол. XIX — нач. XX вв.). Ч. 1. М., 1974, Ч. 2. М., 1975; Он же. Начальное образование в дореволюционной России (1861—1917). М., 1982.

30 См.: Слудковская И. А. Развитие народной школы на Урале в XIX в. Пермь, 1971; Величкина В. М. Проблемы сельской школы и сельских учителей в прогрессивной русской педагогике // Вопросы педагогики высшей и средней школы. М., 1975; Днепров Э. Д. Советская литература по истории школы и педагогики дореволюционной России. 1918—1977. Библиографический указатель. М., 1979. С. 77—79, 291—292; и др.

31 См.: Пирумова Н. М. Земское либеральное движение. Социальные корни и эволюция до начала XX в. М., 1977; Она же. Земская интеллигенция и ее роль в общественной борьбе до начала XX в. М., 1986; Маклакова И. Ю. Земские ходатайства как источник по истории школы и общественно-педагогического движения в России второй половины XIX — начала XX в. // Народное образование и педагогическая мысль России кануна и начала империализма. М., 1980; Маскина А. С. Деятельность Таврического земства в области народного образования в 1866—1890 гг. М., 1981; Попов И. П. Деятельность земства рязанской губернии в области народного образования в 60—80-е гг. XIX в. // Общественное движение в центральных губерниях России во 2-й половине XIX — начале XX в. Рязань, 1981; Иванов В. А. Деятельность Калужского земства в области начального образования в 60—90 гг. XIX в. // Положение крестьянства нечерноземной полосы России в 60—90 гг. XIX в. Смоленск, 1983.

32 См.: Фрид Л. С. Культурно-просветительная работа в России в дооктябрьский период (1905—1907). М., 1960; Чернявский Г. И., Пиналов С. А. Внешкольное образование в России в 1907—1917 годах. Харьков, 1969; История культурно-просветительной работы в СССР. В 2 ч. Ч. 1. Внешкольное образование в России до Великой Октябрьской социалистической революции. Харьков, 1969; Дронов И. Т. Воскресные школы — очаги культуры и просвещения в России // Советская педагогика. 1971. № 6; Тебиев Б. К. Внешкольное образование в России в конце XIX — начале XX в. // Советская педагогика. 1984. № 4; Он же. Проблема внешкольного образования в общественно-педагогическом движении в России конца XIX — начала XX в. Автореф. дис. ... канд. пед. наук. М., 1984.

33 См.: Гонтарева Е. Н. Начальная школа и учительство Ставропольской губернии в период революции 1905—1907 гг. // Ученые записки Пятигорского педагогического института иностранных языков. 1968. Т. 28; Егоров С. Ф. Революционно-демократическая педагогика и освободительное движение в России // Советская педагогика. 1969. № 11; Озерская Ф. С. Прогрессивная деятельность учителей в первой русской революции // Советская педагогика. 1976. № 11; Ушакова Н. М. Земское народное учительство Урала времени двух буржуазно-демократических революций. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Свердловск, 1984; Слудковская И. А. Учительство Урала в борьбе за демократизацию народного образования (конец XIX — начало XX вв.) // Из истории демократической культуры на Урале (XVIII — начало XX вв.). Пермь, 1986.

34 См.: Федоров И. Выдающиеся учителя и просветители Пензенской губернии. Пенза, 1958; Русский учитель. Статьи, очерки. М.,1959; Учителю начальной школы. М., 1964; Гоноболин Ф. Н. Книга об учителе. М., 1965; Винокуров С. В., Пчельников Г. С. Видные русские педагоги в Воронежском крае. Воронеж, 1972; Жильцов П. А., Величкина В. М. Учитель сельской школы. Ч. 1. М., 1973, Ч. 2. М., 1985.

35 См.: Ерман Л. К. Интеллигенция в первой русской революции. М., 1966; Лейкина-Свирская В. Р. Русская интеллигенция в 1900—1917 годах. М., 1981.

36 См.: Федоров В. А. Об уровне грамотности крестьянства в России // XXVI съезд КПСС и проблемы аграрной истории СССР (социально-политическое развитие деревни). Уфа, 1984; Громыко М. М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX в. М., 1986; Зверева К. Е. Роль просвещения в жизни сибирского крестьянства конца XIX — начала XX вв. // Развитие культуры сибирской деревни в XVIII — начале XX вв. Новосибирск, 1986; Кабытов П. С., Козлов В. А., Литвак Б. Г. Русское крестьянство. Этапы духовного освобождения. М., 1988; Миненко Н. А. Живая старина. Будни и праздники сибирской деревни. Новосибирск, 1989; Кабытов П. С. Русское крестьянство в начале XX в. Куйбышев, 1990.

37 Громыко М. М. Круг чтения русских крестьян в конце XIX века // В начале было слово. Л., 1990; Зверева К. Е. Развитие потребности в просвещении у крестьянства Сибири (1861—1917) // Культурный, образовательный и духовный потенциал Сибири (середина XIX — начало XX вв.). Новосибирск, 1992; Она же. Вклад русского крестьянства в развитие образовательного потенциала Сибири (1861—1914) // Культурный, образовательный и духовный...; Ермакова З. П. Русские крестьяне читают Н. А. Некрасова // Карабиха. Вып. 2. Ярославль, 1993; Фурсова С. В. Распространение грамотности и образования среди крестьянского населения Тамбовской губ. в пореформенный период // Тамбовское крестьянство от капитализма к социализму (вторая пол. XIX — начало XX вв.). Вып. 2. Тамбов, 1998.

38 См.: Традиционная культура русского крестьянства Урала XVIII—XIX вв. Екатеринбург, 1996; Чагин Г. Н. Культура и быт русских крестьян среднего Урала в середине XIX — начале XX вв. Пермь, 1999; Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. М., 2000.

39 См.: Герасименко Г. А. Земское самоуправление в России. М., 1990; Лаптева Л. Е. Земские учреждения в России. М., 1993; Из истории земства в России (1864—1918). М., 1993; Королева Н. Г. Земство на переломе (1905—1907). М., 1995; Абрамов В. Ф. Россий­ское земство: экономика, финансы и культура. М., 1996; Он же. Земства в России (1905 — февраль 1917). Опыт организационной и культурно-хозяйственной деятельно­сти. Автореф. дис. ... докт. ист. наук. М., 1998.

40 См.: Иванова Н. И. Деятельность Новоторжского уездного земства по развитию народного образования в 60—90-е гг. XIX в. // Тверская земля в прошлом и настоящем. Тверь, 1994; Колесова Е. В. Вопросы народного образования в деятельности Бежецкого уездного земства (60—90-е гг. XIX в.) // Тверская земля...; Паршина Е. В. Земские школы Тамбовской губернии // Краеведение земли Тамбовской. Тамбов, 1995; Абрамов В. Ф. Земская статистика народного образования // Социс. 1996. № 9; Он же. Земство, народное образование и просвещение // Вопросы истории. 1998. № 8; Елисафенко Н. К. Земство и начальное образование на Урале (2-я половина XIX — начало XX вв.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Екатеринбург, 1996; Дашкевич Л. А. Образование взрослых на Урале рубежа XIX—XX вв. // Уральский сборник. История. Культура. Религия. Екатеринбург, 1997; Никулин В. И. Культурно-просветительная деятельность пензенского земства. 1865—1917 гг. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Саранск, 1997; Никитин В. А. Политика Шадринского земства в области народного просвещения в 1870—1890 гг. // Уральские историко-педагогические чтения. Екатеринбург, 1998; Турганова О. В. Культурно-просветительная деятельность Самарского земства во второй половине XIX — начале XX вв. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Самара, 1999; Юсупов М. Р. Культурно-просветительная деятельность земств Урала (1864—1917 гг.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Челябинск, 1999; Азаматова Г. Б. Деятельность Уфимского земства в области народного образования (1874—1917 гг.). Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Уфа, 2000; Железнякова Ю. Е. Земская школа Казанской губернии: 1865—1917. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Казань, 2002.

41 См.: Гошуляк Л. Д. Становление и развитие земской концепции народного образования в дореволюционной России. 1865—1917 (на материалах Пензенской губернии). Автореф. дис. ... канд. пед. наук. Казань, 1995; Соловьева М. Ф. Земская начальная школа во второй половине XIX — начале XX в. Автореф. дис. ... канд. пед. наук. М., 1998.

42 См.: Тебиев Б. К. На рубеже веков: Правительственная политика в области образования и общественно-педагогическое движение в России в конце XIX — начале XX в. М., 1996.

43 См.: Михайлова М. В. Просветительские и педагогические организации в дореволюционной России. М., 1993; Шевелев А. Н. Общественно-педагогическое движение как фактор формирования государственной образовательной политики России в 60—80-х гг. XIX в. Автореф. дис. ... канд. пед. наук. СПб., 1996.

44 См.: Организация образования в сельской местности России (исторический очерк). М., 1993.

45 См.: Абушик В. В. Деятельность монархических организаций центра России по повышению культурно-образовательного уровня народа (XIX—XX вв.) // Политические партии и общественные движения стран содружества. Владимир, 1995. С. 8—17; Лео- нов М. М. Русские консерваторы и «народная школа» // 3-е Платоновские чтения. Материалы. Самара, 1998. Вып. 1. С. 24—29; Медолазов К. Л. Политика самодержавия и монархических организаций в области образования и просвещения. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Орел, 1999; Пешков А. И. Указ. соч.; Руднев В. Н. Указ. соч.

46 См., напр., сноски в: Традиционная культура русского крестьянства Урала XVIII—XIX вв. Екатеринбург, 1996; Чагин Г. Н. Культура и быт русских крестьян Среднего Урала в середине XIX — начале XX в. Пермь, 1999; Громыко М. М., Буганов А. В. О воззрениях русского народа. М., 2000.

47 Alston P. Education and the state in tsarist Russia. Stanford (Cal.), 1969; Sinel A. The Classroom and the Chancellery. Cambridge (Mass.), 1973.

48 См.: Phillip S. M. The question of elementary education in the Third Russian State Duma, 1907—1912. Lewiston, 1990.

49 См.: Shanin T. The awkward class: Political sociology of peasantry in a developing society: Russia 1910—1925. Oxford, 1972.

50 См.: Жук С. И., Брукс Дж. Современная американская историография о крестьянстве пореформенной России // Вопросы истории. 2001. № 1. С. 151—159.

51 См.: Brooks J. The Zemstvos and education. Cambridge, 1982; Brooks J. When Russia learned to read: literacy and popular literature. 1861—1917. Princeton, 1985; Eklof B. Russian peasant schools. Officialdom, village culture, and popular pedagogy. Berkeley, 1986.

52 См.: The world of the Russian peasant: Post-emancipation culture and society. Boston, 1990; School and society in tsarist and soviet Russia. N. Y., 1993.

53 См.: Eklof B. Peasants and schools // The world of the Russian peasant... P. 115—132; Eklof B. World in conflict: Patriarchal authority, discipline and the Russian schools 1861—1918 // School and society in tsarist and soviet Russia. N. Y., 1993. P. 5—11; Mossman E. Tolstoi and peasant learning in the era of the Great reforms // Ibid. P. 36—69; Seregny S. Teachers, politics, and the peasant community in Russia, 1895—1918 // Ibid. P. 121—148; Timberlake Ch. N. A. Korf (1834—1883): Designer of the Russian Elementary School Classroom // Ibid. P. 12—35.

54 См.: Frierson C. A. Peasant icon: Representations of rural people in late Nineteenth-century Russia. N. Y., 1993; Kingston-Mann E. In search of the true west: Culture. Economics, and problems of Russian development. Princeton. 1999.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Историографические проблемы истории начального образования русского крестьянства в конце xix — начале хх века

    Документ
    ... Историографическиепроблемыисторииначальногообразованиярусскогокрестьянства в концеXIXначалеХХвека Начиная с XIXвекаобразование становится в Европе активным социально-формообразующим элементом. В условиях модернизации России в концеXIX ...
  2. Куршева галина александровна общество власть и образование в россии в конце xix – первой трети xx в (на примере мордовского края) специальность 07 00 02 – отечественная история

    Автореферат диссертации
    ... и объединений по проблемам школьного образования; установить специфику взаимодействия власти и общества в сфере образования в концеXIXначалеХХ в. посредством ...
  3. Влияние православной культуры на духовную жизнь в сибири в XVII-начале ХХ веков

    Книга
    ... XIX в. / Н.А.Миненко. – Новосибирск: Наука, 1989. 160 с. Миненко, Н.А. История культуры русскогокрестьянства ... Русское православие: вехи истории.– М.: Политиздат, 1989. 720 с. Сагалаев А.М. Христианизация алтайцев в конце ХIХ-началеХХвеков ...
  4. Глава iii московская школа русских историков в конце xix - начале xx веков школы в науке историографы о московской и петербургской школах их взаимоотношениях

    Автореферат диссертации
    ... школа русских историков в концеXIX - начале XX веков § ... истории России. Начальной точкой русскойистории Платонов считает образование ... Данилевский и проблемы теоретического источниковедения // Методологические и историографические вопросы исторической ...
  5. Глава iii московская школа русских историков в конце xix - начале xx веков школы в науке историографы о московской и петербургской школах их взаимоотношениях

    Автореферат диссертации
    ... школа русских историков в концеXIX - начале XX веков § ... истории России. Начальной точкой русскойистории Платонов считает образование ... Данилевский и проблемы теоретического источниковедения // Методологические и историографические вопросы исторической ...

Другие похожие документы..