textarchive.ru

Главная > Книга


РОССИЙСКИЙ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ

ИМЕНИ Д. С. ЛИХАЧЁВА

МИНИСТЕРСТВОКУЛЬТУРЫИМАССОВЫХКОММУНИКАЦИЙРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОССИЙСКАЯАКАДЕМИЯНАУК

РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ

ИМЕНИ Д. С. ЛИХАЧЁВА

Культурный ландшафт как объект наследия

МОСКВА — С.-ПЕТЕРБУРГ 2004

УДК 910 + 911.3 + 911.5

ББК 79.001 + 26.821.6

К 90

Научные редакторы:

Веденин Ю. А., Кулешова М. Е.

Авторский коллектив:

Андреева Е. Д., Веденин Ю. А., Ведерникова Н. М., Горбунов А. В., Джонс М., Иванова И. Г., Исаченко Т. Е., Калуцков В. Н., Козыкин А. В., Кулешова М. Е., Массалитина Г. А., Новиков В. П., Оболенская М. А., Онуфриенко Г. Ф., Тормосов Д. В., Чалая И. П., Чернов С. З., Шульгин П. М.

K 90 Культурный ландшафт как объект наследия. Под ред. Ю. А. Ведени­на, М. Е. Кулешовой.— М.: Институт Наследия; СПб.: Дмитрий Буланин, 2004.— 620 с., ил.

ISBN 5-86443-110-9, 5-86007-463-8

Книга посвящена роли культурных ландшафтов в системе природного и культурного наследия. В ней представлен информационно-аксиологический подход к культурным ландшафтам, сформировавшийся в Институте Наследия и развивающий сущест­вующие в российской науке методологические подходы к изучению культурных ланд­шафтов. Показаны конкретные примеры идентификации и исследования культурных ландшафтов различного типа, принципы и примеры культурно-ландшафтного рай­онирования, раскрыты основы управления культурными ландшафтами. Накопленный к настоящему времени опыт имеет большое научное и прикладное значение и может быть использован в различных регионах страны при решении задач сохранения и ис­пользования культурного и природного наследия.

This book ‘Cultural Landscape As A Heritage Site’ presents a contemporary systematic knowledge on cultural landscape, with consideration of international experience and docu­mentation on heritage protection. Comprehensive approach in the research of world heritage developed by the Russian Research Heritage Institute grounds on the practical multidiscip-linary work by its specialists in various fields of social and natural sciences. Table of contents and English abstracts of the papers are incorporated at the end of the book text.

© Российский научно-исследовательский институт культурного и
ISBN 5-86443-110-9 природного наследия имени Д. С. Лихачёва, 2004

ISBN 5-86007-463-8 © «Дмитрий Буланин», 2004

Предисловие

Возлагая на себя ответственность за материальное и ду­ховное богатства, оставленные нам ушедшими поколе­ниями, мы вступаем в права наследования и, значит, обязаны сохранить наше общее наследие. Чтобы выполнить эту грандиозную задачу, нам надо опреде­лить и исследовать все компоненты наследия и обеспечить их соответствую­щую защиту. Культурный ландшафт — один из таких компонентов и, кстати, основополагающая категория наследия, так как он олицетворяет множество культурных и природных ценностей в их единстве и взаимодействии. Культур­ные ландшафты представляют национальный дух народов и их традиционный стиль жизни, они заставляют осознать единство окружающей нас среды и со­ставляют основу нашего благосостояния, служат индикаторами развития обще­ства и отражают его гуманистическую природу.

Исследование культурных ландшафтов является важной задачей, в кото­рую входят как теоретические и концептуальные разработки, так и специфиче­ские практические меры для их охраны. Взаимодействие материального и нема­териального культурного и природного наследия является одним из ключевых факторов. Центр Всемирного наследия ЮНЕСКО был организован для того, чтобы соединить и сблизить природное и культурное наследие в рамках Кон­венции по Всемирному наследию. Он стал ведущим в деятельности, связанной с культурными ландшафтами, и осуществляет необходимое руководство в дей­ствиях по совместной охране природного и культурного наследия. Поэтому я с удовольствием приветствую составление монографического сборника по изу­чению культурных ландшафтов, предпринятое Российским научно-исследова­тельским институтом культурного и природного наследия.

Эта книга вносит свой вклад в представление о культурном ландшафте как неотъемлемой части наследия, историко-культурной и природной среды, о необходимости его целенаправленного и бережного сохранения. Она, таким образом, способствует устойчивому развитию общества в лице его будущих поколений.

Эта книга будет служить исключительно важным пособием для тех, кто заинтересован в сохранении природного и культурного наследия в России и хотел бы объединить свои усилия для его охраны.

ФранческоБандарин,

директор Центра Всемирного

наследия ЮНЕСКО, Париж

Preface

In our responsibility to recognize the lives of past generations transformed into the material and spiritual assets we inherit, we are asked to preserve this common heritage. To achieve this immense task, we need to identify, to study and to ensure the appropriate protection of all components of the heritage. Cultural landscape is one of the components of our common heritage, and as a matter of fact, a fundamental category, as they incorporate a variety of cultural assets and a diversity of natural values in its entirety in a genuinely integrated set. Cultural landscapes represent our nations identity and our traditional lifestyles, they make us to discover the integrity of our environment and are the basis for our well-being, they are indicators of society’s evolution and mirror human nature.

Studying cultural landscapes is an important task, which ranges from theoretical and conceptual aspects to specific practical implications for conservation. Linking tangi­ble and intangible aspects is a key factor. The UNESCO World Heritage Centre has been established to bring the natural and cultural heritage under the World Heritage Conven­tion closer together. It became a driving force in cultural landscape activities and pro­vides the necessary guidance for linking natural and cultural heritage conservation action. I therefore very much welcome the compilation of a monographic volume on cultural landscape research by the Russian Institute of Cultural and Natural Heritage.

This book contributes to the vision of cultural landscapes as intrinsic part of heri­tage, the cultural and natural environment of the human society, which deserves both adequate and careful protection. It therefore contributes towards achieving sustain­able development for future generations.

This book will be of utmost importance and assistance to those who are interested in the preservation of natural and cultural heritage in Russia and would like to join their efforts in conservation actions.

Francesco Bandarin,

Director, UNESCO World

Heritage Centre, Paris

ВВведение

основе современной стратегии сохранения и использо­вания наследия лежат следующие принципы1:

  1. Широкое представление о наследии, включающем не только недвижи­мые или движимые памятники истории, культуры и природы, но и живую тра­диционную культуру, традиционные культурные ценности, ремёсла и промыс­лы, исторические технологии, традиционные формы природопользования, этнокультурную среду и природное окружение.

  2. Представление о наследии как системном образовании, в котором от­дельные объекты не могут быть сохранены вне связи друг с другом и вне окру­жающей среды.

  3. Территориальный подход к сохранению наследия; при этом основным объектом охраны и использования становится территория со всем многообра­зием присущих ей элементов наследия, сохранившимися формами традицион­ной культурной и хозяйственной деятельности, исторически сложившимися системами расселения.

  4. Рассмотрение деятельности по охране и использованию наследия как органической части комплекса современных социокультурных и экономиче­ских процессов.

Методологической базой сохранения наследия служат две взаимосвязан­ных между собой концепции - ноосферная и экологии культуры. В разработке этих концепций определяющую роль сыграли замечательные русские учёные В. И. Вернадский и Д. С. Лихачёв. Место Вернадского в современной науке об окружающей среде общеизвестно и не требует особых подтверждений. Один из основателей геохимии и биогеохимии, учёный, внесший колоссальный вклад в развитие естественных наук, В. И. Вернадский рассматривал ноосферу как но­вый этап развития Земли, связанный, прежде всего, с научной и интеллектуаль­ной деятельностью человека.

Огромный вклад в развитие науки о Земле, в осознание роли культуры в формировании окружающей среды внёс Д. С. Лихачёв - учёный, основной спе­циальностью которого была история древнерусской литературы. Д. С. Лихачёв рассматривал роль гуманитарного фактора в становлении среды обитания чело­века во многих книгах, в том числе и в исследованиях, посвящённых семантике садово-паркового искусства. Особое внимание он уделял духовному началу в формировании окружающей среды и её культурной составляющей. «Сохранение культурной среды - задача не менее существенная, чем сохранение окружаю­щей природы. Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравственной жизни,

1 Веденин Ю. А., Шульгин П. М. Новые подходы к сохранению и использованию культурного и природного наследия в России // Известия академии наук. Сер. геогр., № 3. 1992. С. 90–99.

7

Культурный ландшафт как объект наследия

для его «духовной оседлости», для его нравственной самодисциплины и социальности»1. Длительный процесс исторического развития общества, окружающей среды ведёт к нарастанию мощности культурного слоя, к формированию слож­ной и разнообразной культурной среды. Д. С. Лихачёв обращает внимание на об­ратный процесс. «Запас» памятников культуры, «запас» культурной среды край­не ограничен в мире, и он истощается со всё прогрессирующей скоростью»2. Именно это, по Д. С. Лихачёву, является определяющим фактором особого отно­шения к культурному и природному наследию, делает необходимым ведение ак­тивной деятельности по сохранению наследия. Человек, по представлениям Ли­хачёва, формирует особую нравственно-духовную сферу в оболочке Земли, ко­торая определяет развитие всех других сфер и в то же время сама оказывается под сильным их воздействием. Здесь он близок к идеям В. И. Вернадского о ноосфере, в которой определяющей силой ландшафтоформирующих процессов становят­ся мысль и труд. «В живом веществе создалась новая геологическая сила ума и техники, раньше на нашей планете небывалая, которая нам кажется беспредель­ной и, возможно, в будущем выходящей за пределы планеты»3. В настоящее вре­мя интеллектуальный процесс становится силой, соизмеримой с геологическими и космическими процессами. Однако было бы абсолютно неверно ограничивать роль человека в преобразовании земной поверхности только интеллектуальной и научной деятельностью. И об этом одним из первых сказал Д. С. Лихачёв. Сего­дня мы можем говорить о необходимости нового прочтения трудов этих двух ве­ликих учёных, поскольку именно в разработанных ими концепциях впервые было сформулировано представление о фундаментальной роли интеллектуального и духовного начала в формировании ноосферы, понимание особой роли истори­ко-культурного наследия в сохранении всей окружающей среды. В соответствии с этими идеями формулируются и новые подходы к сохранению наследия. В ос­нове этих подходов лежит представление о наследии как фундаментальной кате­гории, определяющей возможность формирования самобытного, устойчивого и разнообразного культурно-ландшафтного пространства.

В соответствии с новым взглядом на роль наследия как одного из важней­ших средообразующих факторов должна измениться и политика в области со­хранения культурного и природного наследия. Приоритетными для деятельно­сти органов охраны наследия и субъектов, связанных с использованием насле­дия, должны стать национальные и региональные комплексные программы управления культурным и природным наследием, раскрывающие возможно­сти включения наследия в современные системы управления культурными, со­циально-экономическими и экологическими процессами. Особое значение приобретает формирование сетей особо охраняемых историко-культурных и природных территорий, ответственных за сохранность всего культурно-при­родного пространства как всей страны, так и отдельных её регионов. В основу управления наследием должна быть положена гуманитарная концепция куль­турного ландшафта, рассмотрение и признание культурного ландшафта как комплексного и интегрального объекта культурного и природного наследия.

1 Лихачёв Д. С. Земля родная. М., 1983. С. 82.

2 Там же. С. 93.

3 Вернадский В. И. Начало и вечность жизни. М., 1989. С. 165.

8

Введение

С начала 1990-х годов благодаря распространению идей, заложенных в Кон­венции об охране Всемирного природного и культурного наследия и сопро­вождающих её руководящих документах, культурный ландшафт стал рассмат­риваться как категория наследия, вследствие чего он получил основания быть причисленным к основным объектам охраны культурного наследия. Методоло­гические основы концепции культурного ландшафта как объекта наследия стали развиваться в Институте Наследия с начала его создания в 1992 году. Творческие контакты Института со многими музеями-заповедниками и национальными парками позволили внедрить теоретические и методологические разработки в практику управления наследием и продемонстрировать возможности исполь­зуемой концепции для решения широкого спектра прикладных задач сохране­ния и использования природного и культурного наследия в регионах, в особен­ности на охраняемых природных и историко-культурных территориях. Все это нашло отражение в данной монографии. В ней изложены основные подходы к исследованию культурного ландшафта, определена понятийно-терминологиче­ская система, проведён анализ ведущих международных инициатив, направленных на сохранение культурных ландшафтов и ландшафтного разнообразия, рас­смотрены тенденции и перспективы представленности культурных ландшафтов в Списке Всемирного наследия (глава 1, раздел 1.1). Даны предложения по про­ведению оценочных исследований и сформулированы критерии ценности культурного ландшафта (раздел 1.2). Особое внимание обращается на роль ин­формации в формировании культурного ландшафта как продукта духовно-интеллектуальной деятельности людей (раздел 1.3). Излагается концепция природно-культурного каркаса территории как континуальной природно-культурной, а не жёстко поляризованной системы, и продемонстрированы методические приёмы и результаты выявления такого рода каркасов для целей сохранения культурно-ландшафтного разнообразия (разделы 1.4, 2.3, 3.2). Впервые рассмат­ривается роль звука в формировании культурного ландшафта, вводится понятие звукового ландшафта, определяются направления дальнейших исследований по звуковому маркированию ландшафта (раздел 1.5). Предметно рассматривается топологическая организация культурного ландшафта, введено понятие топоса — наименования типа географического местоположения как средства этно­культурной идентификации освоенного пространства (раздел 1.6). Показана эволюция исследовательских подходов к феномену культурного ландшафта в российской географической науке за последнее столетие (раздел 1.7)

Исследовательская работа с различными типами культурных ландшафтов имеет свои особенности, и это отражено в главе, посвященной типологическо­му разнообразию культурных ландшафтов (глава 2). Рассмотрены вопросы сис­тематики культурных ландшафтов и некоторые форматы их описания, проде­монстрированы (на примере городского ландшафта) возможности использова­ния произведений художественной литературы как форматов научного описания (раздел 2.1). На конкретных примерах подробно рассмотрена специ­фика таких типов культурных ландшафтов, как усадебный, монастырский, по­лей сражений (военно-событийный), крестьянский (разделы 2.2–2.5); для кре­стьянского типа ландшафта, помимо функционально-планировочного описа­ния (подраздел 2.5.1), представлены способы исследования ландшафта через фольклор и традиционную духовную культуру (подраздел 2.5.2). Пример лако-

9

Культурный ландшафт как объект наследия

ничного описания индустриального типа ландшафта подготовлен одним из ве­дущих норвежских историко-географов (раздел 2.6). Предложены некоторые археологические методы исследования культурных ландшафтов (раздел 2.7). Алгоритмы описания типологических разностей культурных ландшафтов мо­гут быть использованы для широкого круга аналогов и помогают формализо­вать процедуры идентификации и инвентаризации такого рода объектов.

Большое внимание уделено культурно-ландшафтному районированию как основополагающей процедуре при планировании управленческих действий в отношении культурных ландшафтов (глава 3). Представлены различные тер­риториальные уровни районирования — от России в целом до отдельных охра­няемых природных и историко-культурных территорий, а также изложены его методические приемы. Культурно-ландшафтное районирование России слу­жит основой для изучения макротерриториальных различий и является крат­ким сводом ведущих историко-культурных и природных черт выделяемых ландшафтных подразделений (раздел 3.1). На уровне культурно-ландшафтно­го районирования отдельного региона даётся пример использования природно-культурного каркаса в качестве основы районирования (раздел 3.2). При проведении культурно-ландшафтной дифференциации ряда особо охраняе­мых природных и историко-культурных территорий показано, что ведущие признаки культурно-ландшафтного деления на микро уровне могут меняться в зависимости от типа ландшафта и его предметной ценности (разделы 3.3–3.5).

Особая глава посвящена управлению культурными ландшафтами (глава 4). Сформулированы общие принципы, раскрыто содержание управленческих процедур (выявление, исследование, контроль состояния культурных ландшафтов, их нормативно-правовое обеспечение, научно-проектное обеспечение, програм­мы действий), и даны предложения по организации управления культурными ландшафтами на особо охраняемых территориях, в частности, в национальных парках и музеях-заповедниках (раздел 4.1). Показаны результаты использования концепции культурного ландшафта в менеджмент-планах и специальных про­граммах как инструментах управления ландшафтами на модельных охраняемых территориях (разделы 4.2–4.4). Рассмотрены требующие скорейшего урегулиро­вания проблемы сохранения этнокультурных ландшафтов российского Севера, поскольку эти территории стали ареной жёсткой борьбы за ресурсы (раздел 4.5). На примере одной из стран Восточной Европы — Польши — показаны возмож­ности, перспективы и средства государственного регулирования в сфере сохране­ния культурных ландшафтов; во многом они сходны с теми, которые наблюда­ются сегодня в российской практике управления (раздел 4.6).

Представленные результаты работы Института и ряда специалистов из дру­гих научных учреждений, в том числе сотрудников музеев-заповедников и на­циональных парков, имеют широкую область применения. Они могут использо­ваться для решения самых разнообразных задач, связанных с охраной природно­го и культурного наследия, в особенности в тех ситуациях, когда природные и культурные достопримечательности образуют целостные территориальные ком­плексы и любые целевые воздействия на них должны учитывать взаимосвязь, взаимозависимость и взаимообусловленность составляющих их элементов.

Веденин Ю. А., Кулешова М. Е.

I
Методология изучения
культурных ландшафтов
как объектов наследия

1.1 Культурные ландшафты
как категория наследия

Ю. А. Веденин, М. Е. Кулешова

П

Понятие «культурный ландшафт»

роблемы сохранения ценных природных и истори­ко-культурных территориальных комплексов остают­ся актуальными на протяжении многих лет. Сохранение таких территорий ста­новится альтернативой активным хозяйственным преобразованиям окружаю­щей среды и процессам урбанизации, которые далеко не всегда учитывают историко-культурные и экологические приоритеты. С начала 1990-х годов в мире особое внимание начинает уделяться культурным ландшафтам как особо­му типу наследия, обеспечивающему взаимодействие, взаимопроникновение и взаимозависимость природных и культурных компонентов наследия. В руко­водящих документах ЮНЕСКО по применению Конвенции о Всемирном на­следии появляется дефиниция «культурный ландшафт» и устанавливается его место в типологическом ряду объектов наследия. Культурный ландшафт пони­мается как результат совместной работы, совместного творчества человека и природы, произведение человека и природы.

В географическом смысле культурный ландшафт — не просто результат сотворчества человека и природы, но также целенаправленно и целесообразно формируемый природно-культурный территориальный комплекс, который обладает структурной, морфологической и функциональной целостностью и развивается в конкретных физико-географических и культурно-исторических условиях. Его компоненты образуют определённые характерные сочетания и находятся в определённой взаимосвязи и взаимообусловленности.

В отечественной научно-географической лексике понятие «культурный ландшафт» отчасти корреспондируется с пониманием антропогенного ланд­шафта и во многом синонимично понятию «исторический ландшафт». Выделе­ние культурного ландшафта в системе географических ландшафтов важно в том отношении, что в отечественном ландшафтоведении до настоящего време­ни основными операционными понятиями являются «природный ландшафт» и «антропогенный ландшафт» (см. раздел 1.7). В начале XX века в русской гео­графической науке не существовало такого деления, и понимание ландшафта было более широким и перспективным. Выделялся географический ланд­шафт — «область, в которой характер рельефа, климата, растительного покро­ва, животного мира, населения и, наконец, культура человека сливаются в еди­ное гармоничное целое, типически повторяющееся на протяжении известной

13

Культурный ландшафт как объект наследия

(ландшафтной) зоны Земли» (Берг, 1925). К сожалению, впоследствии такая ме­тодологическая установка развития не получила, и культурные различия между территориями практически не учитывались в ландшафтной систематике.

К настоящему времени в российской географической науке обозначились три основных подхода к определению и пониманию культурного ландшафта, которые условно можно обозначить как классический ландшафтный географи­ческий подход (1), этнолого-географический подход (2) и информационно-аксиологический подход (3). Различия между ними, на первый взгляд, не особенно велики, но при ближайшем рассмотрении и, что самое главное, при ис­пользовании данных подходов в практике сохранения культурных ландшафтов как объектов наследия возможны существенные методологические разночте­ния в понимании данной проблемы.

Применение классического географического подхода (В. А. Низовцев, А. Н. Иванов, В. А. Николаев — Московский государственный университет, Г. А. Исаченко — Петербургский государственный университет) позволяет рас­сматривать культурный ландшафт как частный случай антропогенного ланд­шафта, а именно комфортный, исторически адаптированный к природным ус­ловиям, целенаправленно и целесообразно сформированный антропогенный ландшафт. В свою очередь антропогенный ландшафт — это изменённый под влиянием антропогенного воздействия и антропогенных нагрузок природно-территориальный комплекс (ПТК). Соответственно операционными едини­цами исследования могут быть ПТК различного ранга (от урочищ и подурочищ до ландшафта и от ландшафта до физико-географических провинций и стран), с приобретенным ими в ходе исторического развития социально-экономиче­ским и культурологическим содержанием. Приоритетным объектом исследова­ния, как правило, являются сельскохозяйственные культурные ландшафты. Особое внимание уделяется изменениям состава и структуры ПТК, включая различного рода нарушения в ходе того или иного хозяйственного освоения или в результате смены видов хозяйственной деятельности. Таким образом, ба­зовыми понятиями служат: ПТК, хозяйственная деятельность, антропогенные изменения, нагрузки, нарушения ПТК. К преимуществам классического геогра­фического подхода можно отнести возможности широкого исследования фи­зико-географических факторов, влияющих на распространение культурных яв­лений, и природной обусловленности становления и развития историко-куль­турных феноменов. Смысловое содержание культурного ландшафта в рамках этого подхода за последние десятилетия несколько изменилось. Вместо некой разновидности, даже синонима антропогенного ландшафта в негативной шка­ле экологических оценок 1970-х годов, оно приобрело позитивный смысл, при­чем не только в эколого-экономическом, но и в гуманитарном отношениях, что методологически важно. Применение классического географического под­хода особенно эффективно при решении экологических и других задач, сфор­мулированных в Европейской конвенции по ландшафтам (Совет Европы, ок­тябрь 2000).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Шарль фоссе

    Литература
    ... магии станет для российского читателя не только ... человеке наших дней культурную память и жажду культурно­го сотворчества — состояние, ... природными силами или духами, которые их персонифицируют. Именно ... в качестве тако­вого он наследует науку своего отца. ...
  2. РОССИЙСКИЙ КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ ИМЕНИ КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ ИМЕНИ

    Книга
    ... КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГОНАСЛЕДИЯИМЕНИ Д. С. ЛИХАЧЁВА МИНИСТЕРСТВОКУЛЬТУРЫИМАССОВЫХКОММУНИКАЦИЙРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКАЯАКАДЕМИЯНАУК РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРНОГО И ПРИРОДНОГОНАСЛЕДИЯИМЕНИ Д. С. ЛИХАЧЁВА Культурный ...
  3. Учебно-методический совет по психологии МГУ имени

    Основная образовательная программа
    ... ассоциации - Российском Психологическом Обществе ... Личность как продукт природной и (или) ... А.Н. Философия психологии: из научного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева ... культурное средство, культурная программа, общение, переживание. Разработчики: МГУ имени ...
  4. Учебно-методический совет по психологии МГУ имени (1)

    Основная образовательная программа
    ... ассоциации - Российском Психологическом Обществе ... Личность как продукт природной и (или) ... А.Н. Философия психологии: из научного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева ... культурное средство, культурная программа, общение, переживание. Разработчики: МГУ имени ...
  5. Учебно-методический совет по психологии МГУ имени (2)

    Основная образовательная программа
    ... ассоциации - Российском Психологическом Обществе ... Личность как продукт природной и (или) ... А.Н. Философия психологии: из научного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева ... культурное средство, культурная программа, общение, переживание. Разработчики: МГУ имени ...

Другие похожие документы..