Главная > Документ


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ГВУЗ

«ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра философии

90-летию ДонНТУ посвящается

Д.Е. Муза

ВВЕДЕНИЕ В ГЛОБАЛИСТИКУ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Рекомендовано Ученым советом Донецкого национального технического университета как учебное пособие для студентов экономических, технических и экологических специальностей

ДОНЕЦК 2010

Рекомендовано к печати Ученым советом Донецкого национального технического университета (протокол № 8 от 19 ноября 2010 г.)

Рецензенты:

доктор философских наук, профессор Лазарев Ф.В.

(Таврический национальный университет им. В.И. Вернадского)

доктор политических наук, профессор Шепелев М.А.

(Днепропетровский национальный университет им. О. Гончара)

доктор экономических наук, профессор Конищева Н.И.

(Донецкий институт психологии и предпринимательства)

М-89 Муза Д.Е. Введение в глобалистику: Учебное пособие/ Д.Е.Муза [текст]. – Донецк: ДонНТУ, 2010. – 240 с.

В предлагаемом пособии представлен материал учебного спецкурса «Глобалистика» («Философия глобальных проблем современности»), который читается в Донецком национальном техническом университете и Донецком инженерно-экономическом колледже по выбору студентов. Текст пособия подготовлен в соответствии с требованиями МОН Украины, авторской программой курса и содержит шесть тем, дающих элективное представление о глобалистике как комплексной науке о современном мире и проблемах, сопровождающих его структурирование и развитие.

Пособие рассчитано на студентов, изучающих одноименный спецкурс, но может быть полезно магистрантам, аспирантам и всем тем, кто интересуется глобализацией, цивилизационным устройством и динамикой современного мира, природой и спецификой глобальных проблем современности и путями их решения, истоками и спецификой современного антропологического кризиса, альтернативистикой и проблемой будущего человеческого сообщества.

ISBN 978-617-579-118-9

ВВЕДЕНИЕ

На наших глазах совершается кардинальное переустройство мира, возникла и расширяется структура глобального сообщества, заметно меняются формы и ритмы жизни, происходит пересмотр и коррекция многих сторон человеческой деятельности, а казавшиеся ещё недавно актуальными и незыблемыми нормы и ценности, подвергаются невиданной девальвации и отрицанию.

В ситуации перманентных изменений, с которыми пришлось столкнуться человечеству в конце ХХ – начале XXI ст., перед ним открываются две перспективы: либо адаптироваться к неустойчивым, нестабильным и малопредсказуемым тенденциям развития социоприродной целостности, либо попытаться в очередной раз навязать окружающему нас миру новые, сверхрациональные правила игры. Причём, без трезвого осознания всех операциональных и итоговых системных последствий возможной драмы. Всё бы хорошо, но канувший в лету ХХ век как раз продемонстрировал неспособность сообщества к адекватному (мирному и непротиворечивому) сосуществованию. Две мировые и «холодная» войны, трагедия Японии после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, ГУЛАГ и Освенцим, Чернобыльская катастрофа и высохший Арал, голод и геноцид целых народов, наконец, авантюры США и НАТО в центре Европы (Балканы), Центральной Азии – вот те немногие события, которые иллюстрируют неспособность человечества ХХ века найти оптимальную формулу жизневоспроизводства, придать собственному бытию мировоззренчески-вменяемое, нравственное и гуманистическое оправдание.

Иначе говоря, в случае реализации любой из перспектив, человечество не может отмахнуться от груза накопившихся и требующих своего неотложного решения проблем, сопровождавших и сопровождающих поныне его историческую поступь. В этой связи целесообразно поставить вопрос о глобальных проблемах как индикаторе актуального состояния миросистемы, объективной и всесторонней характеристике её реального кризиса. Причем, если эксплицитный момент кризиса уже обозначен достаточно четко: это и слепая вера в безграничный прогресс, и ставка на технику, и безоглядное потребление ресурсов планеты, и утрата «социального капитала», то как быть с имплицитной, непроясненной его стороной? Представляется верным, что нынешний кризис просто не может быть оценен просто «как очередной»: по масштабу, фактуре и интенсивности приносимых им отрицательных биологических, социальных и антропологических последствий он всё чаще оценивается как судьбоностный, а значит, безальтернативно-телеологически-катастрофический.

Разумеется, здесь речь идет о сущностном (смысловом) пласте актуальной истории, на который наведены различные теоретические фокусы и предложены варианты её истолкования. Из них, в качестве своеобразного камертона к предлагаемому тексту, мы выбираем четыре наблюдения над скрытыми (как от глаз обывателей, так и от устоявшихся методик ученых) размерностями мировых процессов. Во-первых, автор солидаризуется с российским политологом А.С.Панариным, прогностический сценарий которого для ХХI века тяготеет к формуле «стратегической нестабильности»: «смысл глобального сдвига... состоит в том, что в условиях дефицитности земных ресурсов планету предстоит избавить от лишних ртов и от всех неприспособленных: сцену займут приспособленные». И если отбросить «гуманитарный мистицизм», то перед нами, полагал он, «открывается естественная логика истории»1. Во-вторых, нужно, наконец, признать ту простую истину, что «Запад, Цивилизация, «проклятая доля» (Ж.Батай) которой в том, что все высокие цели и ценности уступили место погоне за богатством и комфортом. При этом она противостоит обществам, в которых сохраняют своё значение религия, мораль, национальное самосознание, семья, половой диморфизм, любовь, дружба и другие формы «традиционной» культуры, и агрессивно атакует их»2. В-третьих, целесообразно осознать логику действия политических элит Запада, которая согласно депутату Европарламента, журналисту и политологу Дж.Кьеза квалифицируется следующим образом: «общество «принудительного потребления»... постоянно воспроизводит элиту, способную выживать в состоянии зверской войны всех против всех»3. Наконец, в-четвертых, нельзя дальше игнорировать закономерность присущую лидеру современной истории – Западу, и открытую американским социологом Д.Беллом4. В соответствии с ней, несовместимость рыночных отношений с традиционными способами поддержания социальности (религия, мораль и искусство) будет только нарастать, вплоть до момента опрокидывания всей социальности в невиданный ранее хаос. И далее, опрокидывания всех социумов, структурно или функционально связанных с жизнью западной цивилизации.

В этой связи хотелось бы обратить внимание читателя на тот факт, что российская академическая мысль уже системно охарактеризовала и оценила степень наступающей с Запада угрозы в фундаментальной коллективной монографии5. Причем, высказанные в первом её варианте опасения и предостережения, а также сделанные прогнозы во многом подтвердились. Вообще же, на повестке дня – идея антицивилизации и античеловечества6.

Разумеется, приведенные выше фрагменты, как и ссылка на авторитетный источник могут показаться приемами, когда «нужные» идеи вырываются из соответствующих контекстов. Тем не менее, все они подчиняются принципу сходимости информационных потоков в некоторую смысловую лакуну. Однако такой социально ориентированный подход может претендовать на вскрытие сущности первого порядка (Г.В.Ф.Гегель), в то время как цель всякой науки – доискиваться предельных, и если угодно, запредельных величин, характеризующих взаимосвязь наблюдаемых мировых процессов и их субстанциальные основания, форму их протекания и смысловое ядро их содержательного развертывания.

Отсюда вполне осознанное намерение, – представить видение глобальной проблематики в подчеркнуто проблемном ключе, не только драматизируя отдельные факты и ситуации, но и не оставляя «в тени» их глубинные, сущностные характеристики. По большому счету, они являются характеристиками бытия западной цивилизации, как последовательного генератора беспрецедентных мировых изменений. Во вторую очередь, т.е. в виде производной от первой величины, нужно фиксировать параметры бытия не-западных цивилизаций, вступающих с ней преимущественно в монологовые (несимметричные) отношения. И, наконец, говорить о настойчиво реализуемой связной логике их, ансамбля цивилизаций, развития, у которой, похоже, всё меньше продуктивных исторических альтернатив.

В этом, по мнению автора, состоит одна из важнейших задач, стоящих перед современной философией: выявить природу глобальных угроз и опасностей, обозначить наиболее болезненные точки мирового развития, а также стимулировать совместный заинтересованный поиск рецептов по исправлению стремительно ухудшающейся ситуации. За всем этим стоит желание сохранения относительного равновесия биосоциальной целостности, приоритета ценности жизни вообще над её, жизни, всевозможными эрзацами, не говоря уже о торжестве смерти. В т.ч., «смерти» человека, пришедшей после «смерти Бога».

Но для решения задачи подобного уровня сложности нужны не только добрая воля большинства и коллективный таки разум, но и духовное алкание вселенской гармонии. Актуальный выбор – за всем человечеством, и, прежде всего, за самим Западом. Не случайно известный западный интеллектуал А.Мальро предостерегал: либо XXI век будет веком духовности, либо его совсем не будет.

Главная цель, которую преследовал автор в тексте предлагаемого вниманию учебного издания, заключается в последовательном стремлении изложить материал учебного курса с позиций современной социальной философии и философии истории, тем самым, преодолевая односторонность и пристрастность подходов иных социальных наук – политологии и макросоциологии, теории международных отношений и международной экономической науки, международного права и т.д. То есть наук, представители которых уже изложили свою точку зрения относительно понимания природы, структуры и динамики глобальных проблем современности. К сожалению, в большинстве современных изданий, претендующих на всецелую и исчерпывающую интерпретацию предмета глобалистики, дается его подчеркнуто «слабая» версия. Нисколько не отрицая заслуг своих коллег в смежных областях знаний, автор – по мере своих сил – намеревался учесть опыт их предметной и методологической рефлексии. При этом от деклараций о синтетическом, научно-философском понимании глобального мира, давно пора переходить к их действенной реализации принципа системности. Предлагаемое пособие в какой-то мере претендует на актуализацию подобной теоретической и одновременно мировоззренческой задачи.

В связи с этим, авторский предметный фокус и стратегия проникновения в предмет (его глубина и ширина) определяются социально-философской аксиоматикой, оригинальной гипотезой развития истории и пониманием генезиса и оформления глобальных проблем в систему, поддерживается специфической категориальной структурой, описывается при помощи коренных противоречий и наиболее правдоподобных сценариев их преодоления. Тем не менее, из-за дискуссионности многих высказанных ниже положений, читателям – по ходу знакомства с материалом – придется освоить весьма значительный массив специально-ориентированной литературы. Для этого пособие снабжено двумя списками литературы: основой и дополнительной. В разряд основной литературы вошли соответствующие учебные и справочные издания, а в разряд дополнительной включены оригинальные тексты представителей современной мировой глобалистики и отвечающие развитию представлений о её предмете научные исследования последних лет.

С другой стороны, пособие призвано решить и учебно-методическую задачу: его материал тесным образом связан с образовательным процессом, точнее, с акцентацией внимания (прежде всего) технических специалистов, затем, представителей экономических и экологических специальностей на содержании курса, который интегрирует в себе знания и ценностные установки их профильных направлений. В определенной мере они нашли своё отражение в структуре предлагаемого текста. При этом мировоззренческие акценты в рассмотрении тем курса были определяющими, поскольку деятельность молодых специалистов должна протекать в выверенной и этико-аксиологически оправданной системе координат. В этом состоит одна из задач настоящего курса, который пытается интегрировать вокруг духовного ядра природный, антропологический, социальный и технический аспекты мировоззренческой конструкции, размещая их в историческом контексте. Без уяснения последнего, как показывает трагический опыт ХХ века и в особенности православно-славянской цивилизации, невозможно адекватное мироотношение.

Отдавая себе отчет в том, что пробный камень может иметь траекторию, отличную от запланированной, автор с вниманием отнесется ко всем формам критики и оценки текста пособия, могущим повлиять на оптимизацию его формы и содержательно-смысловых линий. Тем не менее, уже сейчас можно с благодарностью вспомнить своих коллег и студентов-слушателей, в той или иной степени стимулировавших написание и издание материалов этого спецкурса. Особую благодарность хочу высказать рецензентам данного труда, профессорам Лазареву Ф.В., Шепелеву М.А. и Конищевой Н.И., которые своим заинтересованным и профессиональным отношением способствовали его появлению.

Тема 1. Предмет, структура и методологический инструментарий современной глобалистики

1. Глобалистика – междисциплинарная область знаний о глобальном мире и его проблемах.

2. Предмет, структура и задачи глобалистики.

3. Методологический инструментарий науки о глобальном мире.

1. Глобалистика – междисциплинарная область знаний о глобальном мире и его проблемах.

О современном мире всё чаще говорят как о глобальной ойкумене (лат. global – всемирный; древнегреч. όικυμενή – обжитое пространство, вселенная), как о сложносоставном пространстве сосуществования различных типов обществ, культур, укладов жизни. Причем сосуществования, всё чаще реализуемого в единой планетарной логике, которую не знала прошлая история в сравнении с нынешней. Проще говоря, современный мир стал тесно взаимосвязанным и взаимозависимым в экономическом, политическом и информационно-культурном аспектах, и сам этот факт требует к себе пристального внимания.

В первую очередь перед нами эмпирическая сторона этой расширяющейся и углубляющейся тенденции: экономики многих государств теперь «привязаны» друг к другу за счет единых правил игры, установленных Всемирной Торговой Организацией; во многих частях света платежными средствами являются американская и европейская валюта – доллар и евро; демократические институты и права человека, родиной которых является Запад, заметно потеснили политико-правовые традиции государств Востока и Юга, находя там своих сторонников и адептов; созданы надгосударственные, коллективные системы безопасности, которые охватывают большие географические зоны с живущим в них населением; многие культурные символы и идеи восточных цивилизаций получили прописку в западном обществе, а всемирная паутина, мобильная связь и системы быстрого питания обеспечили доступ к источникам информации, облегчили отдых и общение людей по всему миру.

Разумеется, такая связность различных частей мирового пространства и общественных систем, его заполняющих, которая всё чаще характеризуется как глобальная системная целостность, возникла не в одночасье. Этому её состоянию предшествовала длительная культурно-историческая эволюция обществ всех типов, начиная с цивилизаций древних Индии, Китая, Месопотамии, Египта, Латинской Америки и заканчивая современным постиндустриальным обществом. Но, если события и процессы, имевшие место в древности и в средние века носили преимущественно локальный или региональный характер1, то в нынешнем виде такие элементы и структуры социосферы как люди, отношения, знания, научно-технические открытия и производственные площадки, товары, услуги, пандемии и т.д. свободно распространяются по всему миру, минуя любые границы и пространства. Так, бумага и порох – были изобретены в Китае, компьютер и рок-н-ролл – на Западе. Однако, если в первом случае названные культурные артефакты использовались китайской цивилизацией локализовано до их импорта на Запад, то во втором, благодаря экстенсивной экономической, политической и культурной экспансии Запада за пределы своей зоны, они стали достоянием иных народов и цивилизаций.

В большинстве своём ранее культурные контакты носили спорадический и по преимуществу односторонний (колониальная система в рамках которой государства Европы и США – рецепиенты, а государства Азии, Африки и Латинской Америки – доноры), а значит, ущербный характер. ХХ век прошел по сценарию силового сцепления цивилизаций (две мировые и «холодная» войны), причем в перспективе их идеологической интеграции (то ли помощи коммунизма, то ли национал-социализма, то ли либеральной демократии) в сверхобщество. Его рождение сулило не только социокультурные позитивы (система прав, свобод и гарантий личности; наука и связанные с ней высокие технологии; массовое производство товаров и услуг; новая структура времени в которой труд потеснен досугом; массовое образование и доступ к культурным благам), но обнажило массу проблем и противоречий. Часть из них, – это те проблемы, что сопровождают жизнь человечества с древности: войны, эпидемии, естественные негативные природно-климатические явления, бедность и голод. Но в сегодняшнем мире их качество заметно изменилось: войны стали мировыми и сверхжестокими; старые эпидемии уступили место новым, значительно более губительным, с непредсказуемыми для человека последствиями; цунами, наводнения и пр. теперь вызваны антропогенным фактором; человечество в целом и отдельные общества ещё больше поляризовались по имущественно-финансовому признаку; наконец, проблема голода стала актуальной для трети землян. Другая часть этих проблем (энергетическая проблема, проблема неконтролируемого научно-технического прогресса, проблема старения человечества, затем, проблема слабой адаптируемости вида homo sapiens к глобальным изменениям, фобии и суицид, экоцид или уничтожение человеком природы) до поры – до времени была объективно скрыта в структуре социальной истории, следовательно, не могла быть отрефлектирована и оценена по достоинству. Тем не менее, указанные проблемы – в той или иной мере – уже коснулись жизни большинства землян, поставив судьбу современных людей в зависимость от них. Поэтому они получили маркер «глобальной проблематики»1.

После констатации эмпирически-наглядных моментов, говорящих о реальности глобализации, чаще всего переходят к ценностным суждениям: дескать, мы – люди ХХI века, входим в принципиально новый этап истории, который сулит стать полем реализации тех многих желаний, надежд и идеалов, о которых грезили и которые конструировали люди прежних эпох. Проще говоря, глобальная история воспринимается как своеобразная вершина социокультурной эволюции, где человек лишь на первый взгляд оказывается застрахован от многих невзгод и неудач (нормами права, социальными программами, средствами личной и системами коллективной безопасности), плюс обеспечен надежными инструментами индивидуального и группового жизневоспроизводства (биомедицинскими технологиями, широким спектром продуктов питания, гибкой системой образования, оптимальными вариантами досуга и отдыха, бытовой техникой и комфортом). Но такой радужно- упрощенный взгляд быстро теряет свою легитимность, когда мы становимся на теоретическую позицию, пристально рассматривающую актуальные проблемы и противоречия миросистемы.

Причём, как и всякая теория – глобалистика – ищет причины, формы проявления и взаимосвязь негативных явлений и процессов, которые «вплетены» в деятельность, институты и ценности современной планетарной цивилизации. В первом приближении реальность, фиксируемая теоретическими средствами, предстает в виде сложноорганизованной унитарно-дискретной социоприродной системы, где имеют место проблемы экологического, демографического, социально-политического, экономического, технико-технологического, культурного, антропологического и этического характера. Во втором приближении происходит смена оценок: с положительной – на отрицательную, которая чаще всего выражается термином «кризис». Последний нуждается в глубоком и всестороннем научно-мировоззренческом осмыслении. В третьем приближении возникает потребность в выработке сценариев преодоления кризиса современного мира, как того требует и научная объективность, и состояние самого мира, который уже не может развиваться по скроенному алчной человеческой природой – плану.

Заметим: обрисованную выше реальность, которую не под силу охватить отдельным наукам или целым научным направлениям, на сегодня берется описать, объяснить и понять наука о современном мире и его проблемахглобалистика. Недолгая история глобалистики как раз свидетельствует о её небезосновательных претензиях на понимание мировых проблем, драматическом пути познания и относительных результатах. Последний пункт свидетельствует о том, что усилий отдельных ученых и научных коллективов – в этом направлении – явно недостаточно, здесь нужны более масштабные теоретические и прикладные шаги, поднимающие сознание всего человечества вровень глобальной динамике. Иначе говоря, идеи и положения представителей глобалистики пока не нашли соответствующего резонанса ни у политических и экономических элит, ни у широких слоёв населения, как правило живущих одним днем и не задумывающихся о маршруте и судьбе мироцелостности. На самом деле, проблемы глобального мира (как это не парадоксально, ведь они касаются всех землян), – это удел теоретиков. Но для того чтобы убедиться в реалистичности их взглядов, а не приписать их фантазии кабинетных ученых, обратимся к истории самой глобалистики.

Истоки глобалистики принято связывать с деятельностью британского математика и священника Томаса Роберта Мальтуса1. В своём трактате «Исследование о законе народонаселения» (1794) он сумел связать рост численности населения Англии и Европы с реальными средствами к существованию тогдашнего населения2. Мальтус вывел, что рост численности населения выражается в геометрической прогрессии, а средства существования (доходы) растут в арифметической. Из-за несовпадения обоих динамик общество испытывает напряжения, с которыми не может справиться религия и мораль. Отсюда вывод: необходима регуляция численности населения. К числу факторов, которые регулируют численность населения, относятся естественные3 факторы – эпидемии, нищета, голод, войны. Но, кроме того, всякое достойное общество, согласно Т.Р.Мальтусу, должно осуществлять правовое регулирование числа браков (т.н. «закон о бедных»). На самом деле эта идея не выдерживает моральной критики, а главная догадка Мальтуса была опровергнута контр-тенденциями в демографии и фактом обеспечения продовольствия населения планеты в ХХ-м веке. Тем не менее, проблема, обозначенная Т.Р.Мальтусом, во-первых, разделила сообщество ученых и обывателей на оптимистов (напр. Ж.А.Н.Кондорсе и его последователи, верящие в способность человека к самосовершенствованию и социальный прогресс) и пессимистов (сам Т.Р.Мальтус, у которого рост населения прямо ведёт к ухудшению условий жизни и социальной поляризации); во-вторых, сделала этот спор актуальным для человечества ХХI столетия4.

Следующий сюжет в развитии глобалистики посвящен таким теоретикам как К.Маркс и В.И.Ленин. В современной литературе, посвященной К.Марксу и его наследию, утверждается наличие у последнего явно глобалистских акцентов в интерпретации социально-экономической истории5. Тем не менее, известно, что он стал создателем политэкономической теории, которая предлагала понимать организацию человеческого труда исходя из средств производства. Последние конститутивны для любого общества, всей гаммы социальных связей и отношений. Последняя, под воздействием средств производства трансформируется в рамках мировой истории. На этом основании был открыт экономический (социальный) закон жизни капиталистического общества – закон прибавочной стоимости6. Капитализм, согласно К.Марксу, развивает технику и комбинацию общественного процесса производства таким образом, что оно (это производство) сочленяет в одну структуру богатство, землю, машину и трудящегося человека1. Эта структура может развиваться по регрессивному (капитализм) и прогрессивному (коммунизм) сценариям, в зависимости от формы собственности на средства производства. Вместе с тем, развитие техники, в комбинации с конкретной социальной структурой, способны порождать ситуацию истощения Земли, унифицировать социальные отношения, приводить к отчуждению и деградации человеческой личности.

В отношении взглядов Ленина можно заметить: в своих работах «О лозунге Соединенных Штатов Европы» (1915), «Империализм как высшая стадия капитализма» (1917) он обратил внимание на неравномерность экономического и политического развития стран и отдельных регионов. Сама эта неравномерность экономических и политических мировых сил квалифицировалась им как проявление «безусловного закона капитализма», всегда алчного и «ищущего» наибольшую выгоду. Так, «стремление к господству вместо стремления к свободе... небольшой горстки богатейших и сильнейших стран мира» – Англии, России, Франции, Германии и Соединенных Штатов, – привело «к прямому разделу мира»2. Именно эта причина лежала, согласно Ленину, в основе I-й мировой войны. В свою очередь, русская революция, переросшая в «мировой пожар», откроет возможность безэксплуататорского и справедливого сосуществования народов и государств. Понятно, что эти идеи были утопичными, а социализм – в том виде, в котором он сложился в СССР – стал не только проявлением тоталитаризма в массовых масштабах как внутри страны (ГУЛАГ), так и за её пределами (Венгрия, Чехословакия, Польша). Он также был олицетворением насилия «индустриального логоса» над биосферными процессами (идея «поворота» сибирских рек, мелиорация пустынь Средней Азии, подземные ядерные испытания в шахтах Донбасса, Чернобыльская катастрофа и т.д.).

Дальнейшее самоопределение глобалистики вполне можно связать с развитием геополитики как целого набора концепций и подходов, «изучающих закономерности взаимодействия политики с системой неполитических факторов, формирующих географическую среду (характер расположения, рельеф, климат, ландшафт, полезные ископаемые, экономика, экология, демография, социальная стратификация, военная мощь)»3.При этом в понятие естественных факторов входит ландшафт, на котором размещено и развивается конкретное государство (месторасположение, климат, рельеф, полезные ископаемые и т.д.).Между политическими и неполитическими (естественными) факторами возникает особая сфера социоприродного и интерсоциального взаимодействий. Проще говоря: производство и экономика, экология и транспортные коридоры, демографическая динамика и социальная структура – характерные связи и структуры, которыми интересуется геополитика, рассматривающая развитие государств и цивилизаций в контексте их геоисторического самоопределения. В рамках геополитики сложились: органицистский подход (Ф.Ратцель, Р.Челлен, К.Хаусхофер и др.); геопространственно-витально-силовой подход (Х.Макиндер, А.Мехэн, Н.Спайкмен, З.Бжезинский и др.); и так называемая цивилизационная геополитика (П.Н.Савицкий, Н.С.Трубецкой, Г.В.Вернадский, С.Хантингтон, А.С.Панарин, В.Л.Цимбурский, И.Ф.Кефели, В.А.Дергачев и др.). Последний наиболее актуален в рамках сегодняшних мировых реалий, поскольку отображает реальную расстановку цивилизационных (социально-политических, хозяйственных и культурных) субъектов, равно как и их связную геополитическую динамику1.

Следующий этап развития глобалистики принято связывать с концом 60-х, обострением международной обстановки (война во Вьетнаме, «пражская весна» 1968-го, студенческие протестные движения по всему миру, экономический кризис большинства стран Запада). В 1968 г. была создана неправительственная международная организация «Римский клуб», которая ставила перед собой комплексную задачу по созданию адекватного образа современного сверхпротиворечивого мира. Её инициатор – А.Печчеи, бизнесмен (член руководства фирмы «Фиат» и вице-президент компании «Оливетти») и общественный деятель. Для этого – в исследовательских проектах клуба – стали привлекаться ведущие специалисты социологи, политологи, экономисты, математики, демографы, социальные психологи и т.д. Всего на первых этапах были привлечены ученые 30-ти стран мира, в т.ч. из социалистического лагеря. При этом нужно заметить: первая попытка по созданию динамической модели мира – «Мир-2», принадлежала американскому исследователю Дж.Форрестеру (Массачусетский технологический институт). В созданной им модели мир рассматривался как единое целое, как система взаимодействующих процессов: демографических, промышленных, производства продуктов питания, процессов исчерпания природных ресурсов и загрязнения окружающей среды. Математические расчеты Форрестера показали: сохранение современных тенденций развития общества обязательно повлекут за собой системный кризис во взаимодействии человека и окружающей среды. Именно этот вывод послужил серьезным толчком к началу полноценных и методичных исследований мировой динамики, имеющей как оказалось, «пределы роста»2.

Тоже название – «Пределы роста», получил 1-й официальный доклад Римского клуба (1972)3, выполненный учеником Дж.Форрестера – Д.Медоузом и его группой. В нем как раз было акцентировано внимание на за-предельном (неконтролируемом) существовании человеческого сообщества по части использования сырья, энергии, промышленных мощностей, с учетом изменений демографии и окружающей среды. Авторы доклада при помощи компьютера «проиграли» сразу несколько модельных гипотез развития мира. Итогом обобщения и прогностики этого доклада является предположение (модель «Мир-3») о скорой экологической катастрофе планетарного масштаба, относимую ими к первой половине ХХI ст. Впрочем, катастрофы можно избежать, разумно ограничив рост в указанных областях деятельности.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Введение в глобалистику

    Документ
    ... 90-летию ДонНТУ посвящается Д.Е. Муза ВВЕДЕНИЕ В ГЛОБАЛИСТИКУ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ Рекомендовано Ученым советом ... институт психологии и предпринимательства) М-89 Муза Д.Е. Введение в глобалистику: Учебное пособие/ Д.Е.Муза [текст]. – Донецк ...
  2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ГЛОБАЛИСТИКИ Г Василеску Ключевые слова

    Документ
    ... главами, структурными направлениями являются следующие: Введение в глобалистику. Человечество как мировое целое, социально ...
  3. Введение в историю мировой культуры

    Книга
    ... — от «ранней футурологии» к «технологическому прогнозированию», к «глобалистике» и «альтернативистике», что оказалось важным не ... , разработка идей «глобалистики» как культурологической концепции. Как писал в нашу Каган М. С.. ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ ...
  4. Введение в историю мировой культуры

    Закон
    ... — от «ранней футурологии» к «технологическому прогнозированию», к «глобалистике» и «альтернативистике», что оказалось важным не ... , разработка идей «глобалистики» как культурологической концепции. Как писал в нашу Каган М. С.. ВВЕДЕНИЕ В ИСТОРИЮ ...
  5. Введение 5 тема 1 политология как наука и учебная дисциплина 6 тема 2 политика как общественное явление 8

    Планы семинарских занятий
    ... политическая глобалистика 50 Учебники и учебные пособия 53 ВВЕДЕНИЕ Планы ... . Геополитика и политическая глобалистика Теоретические основы геополитики. ... С. 140–166. Костина А. И. Экополитология и глобалистика как научное направление и учебная дисциплина ...

Другие похожие документы..