textarchive.ru

Главная > Автореферат диссертации


При реализации проекта использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта Институтом общественного проектирования по итогам II Конкурса «Проблемы развития современного российского общества» в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 14 апреля 2008 года № 192-рп»

Проект (грант) № 187

ОРГАНИЗАЦИЯ-ГРАНТОПОЛУЧАТЕЛЬ:

НЕКОММЕРЧЕСКИЙ ФОНД «ЕВРАЗИЙСКАЯ СЕТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ»

ТЕМА ПРОЕКТА (ГРАНТА):

«СТРАТЕГИЯ ВОЗВРАЩЕНИЯ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭЛИТЫ РОССИИ»

г.Москва

Ноябрь 2009 г.

ЕСПИ ©

Содержание

Введение с. 3-8

  1. Проблема «утечки мозгов» для России в сравнительном

глобальном контексте с. 9-22

  1. Современные стратегии политики в области

регулирования миграции высококвалифицированных

специалистов с. 23-30

  1. Мотивация отъезда интеллектуалов за рубеж и факторы,

препятствующие возвращению с. 31-43

  1. Основные факторы и условия возвращения интеллектуалов

в Россию с. 44-63

  1. Оценка привлекательности России с точки зрения

возвращения интеллектуалов с. 63-73

  1. Социальные сети «возвращенцев» и их деятельность

по привлечению интеллектуалов в Россию с. 74-85

  1. Рекомендации по созданию управленческих механизмов,

способствующих интенсификации возвращения

интеллектуальной элиты с. 86-116

Заключение с. 117-118

Введение

В марте-октябре 2009 года специалистами «Евразийской сети политических исследований» было проведено экспертное социологическое исследование «Стратегия возвращения интеллектуальной элиты России», грант АНО «Институт общественного проектирования» (Договор гранта № 187-К от 15 января 2009г.). Оператор проекта - российский некоммерческий фонд «Евразийская сеть политических исследований» (ЕСПИ) – организация, объединяющая по сетевому принципу более 600 экспертов, специализирующихся на исследованиях постсоветской Евразии из 46 стран (включая все страны СНГ). ЕСПИ создавалась в 2002 г. как организация молодых интеллектуалов – политологов, социологов, философов, историков и юристов, закончивших докторантуры и магистратуры в университетах Европы и США и вернувшихся в постсоветские страны для постоянной работы и проживания. Более 150 экспертов ЕСПИ являются «возвращенцами», специалистами, которые обладают опытом профессиональной и социальной адаптации в России и странах постсоветского региона.

Научное и технологическое отставание России от экономически развитых стран Запада сохраняется, а во многих отношениях и увеличивается, несмотря на бурный экономический рост начала XXI века. Наряду с проблемами, обозначенными Президентом и Председателем Правительства Российской Федерации на протяжении 2008-2009 гг. (кризис инноваций, нефункциональность системы образования и науки, коррупция) существенную роль в отставании играет и «вымывание» интеллектуальной элиты: отток квалифицированных научных кадров и талантливой молодежи в зарубежные государства. В научно-техническом соревновании это ведет к усилению потенциала Западной Европы и Северной Америки и ослаблению России. «Утечка мозгов» не только механически сокращает кадровый потенциал российской науки и производства (зачастую — лучшую его часть) и разрушает преемственность, т.е. мешает естественному воспроизводству специалистов, но и способствует снижению уровня науки вплоть до ее профанации. В результате формальные показатели занятости в этой сфере, количество разработок и публикаций зачастую создают завышенные ожидания, поскольку за ними скрывается гораздо худшее качество исследований и разработок, чем это было во времена Советского Союза.

Естественным путем, без целенаправленной государственной политики эта ситуация не может быть скорректирована. Необходимы экстренные нетривиальные решения: у России нет лишних десятилетий, которые можно было бы потратить на технологическое прозябание. Кроме того, кризис интеллектуальных кадров почти достиг критической точки бифуркации: отсутствие срочных мер в ближайшие годы может привести к невозможности в дальнейшем воспроизводства научных кадров прежнего качества — по крайней мере, на несколько поколений вперед.

Для решения кадровой проблемы возвращение части специалистов, нашедших работу за рубежом, и молодежи, получившей зарубежное образование и/или опыт работы в других странах, является сравнительно быстрым и дешевым способом создать критическую массу квалифицированных специалистов, способную запустить как процесс технологического развития, так и дальнейшее кадровое обновление1.

Исследование «Стратегия возвращения интеллектуальной элиты России» направлено на изучение ситуации с возможностью интенсификации процесса возвращения россиян, представителей интеллектуальной элиты, из стран Европейского Союза, США и Израиля. По мнению исследователей, процесс возвращения интеллектуальной элиты должен основываться на сетевом подходе, когда именно «возвращенцы», уже обладающие опытом социальной и профессиональной адаптации в России, на основе уже созданных ими социальных связей могут сформировать новое сетевое информационное поле и будут консультировать коллег, которые также обдумывают возможность возвращения на Родину. «Возвращенцы», обладающие уникальным опытом работы в развитых экономиках и научных школах, знанием различных языков, национальных культур и социумов, а также знанием способов принятия управленческих решений, безусловно, могут и будут своей работой реально способствовать социально-экономическому развитию России. Вернувшиеся интеллектуалы своим примером и авторитетом также могут способствовать формированию более позитивного образа России в мире.

Целью исследования являлось определение комплекса условий, необходимых для решения проблемы возвращения части интеллектуальной элиты России, постоянно проживающей, обучающейся и/или работающей за рубежом.

В качестве основных задач исследования были определены следующие:

  1. Провести концептуальный анализ проблемы «утечки мозгов» для России в глобальном контексте.

  2. Выявить современные стратегии политики в области регулирования миграции высококвалифицированных специалистов.

  3. Определить основную мотивацию (экономическую, политическую, творческую, социально-психологическую) отъезда интеллектуалов за рубеж.

  4. Выявить факторы, препятствующие принятию решения о возвращении в Россию.

  5. Выявить факторы и условия возвращения интеллектуалов в Россию. Проанализировать значимость материального фактора в процессе возвращения.

  6. Оценить привлекательность России с точки зрения возвращения интеллектуалов.

  7. Проанализировать деятельность социальных сетей «возвращенцев» по привлечению интеллектуалов в Россию.

  8. Определить факторы развития управленческих механизмов, способных привлечь для постоянной работы в России новые кадры из среды россиян – представителей интеллектуальной элиты, постоянно проживающих за рубежом. Выработать рекомендации по созданию управленческих механизмов, способствующих возвращению интеллектуальной элиты.

Объектом исследования являлись россияне – интеллектуалы, выехавшие в последние годы на продолжительное время для работы и/или обучения и проживания за границу, включая временно выехавших на учебу и постоянную работу граждан России и эмигрантов, выехавших в результате так называемой «утечки мозгов».

Традиционно определяемый социологией статус эмигранта как человека, прожившего минимум 5 лет на постоянной основе за границей, не является основным для определения объекта исследования. Объектом исследования являются не только эмигранты, но также и россияне, прожившие от 1 года и более за границей на постоянной основе (те, кто обучаются в университетах в бакалавриате, магистратуре и на докторской программе и/или работают по временным контрактам, то есть находятся в ситуации жизненного самоопределения, связанного с принятием решения, возвращаться в Россию или нет), и россияне, вернувшиеся после обучения (работы, обучения и проживания) за рубежом в Россию («возвращенцы»).

Основные гипотезы исследования заключались, во-первых, в том, что в современных условиях при соответствующем информационном и государственном обеспечении адаптационного периода процесс возвращения на Родину части интеллектуалов, выехавших в результате "утечки мозгов", может быть значительно интенсифицирован; во-вторых, исследование мотивации и комплекса условий, необходимых для процесса возвращения, может являться важной основой для развития механизмов выявления новых интеллектуальных групп, взаимодействующих по сетевому принципу, которые на основе своего уникального опыта будут реально способствовать социально-экономическому развитию России.

Исследование основано на сетевом подходе, в котором главным являются неформальные контакты внутри сетей «возвращенцев» – интеллектуалов, уже адаптировавшихся и стабильно работающих в России и способных привлечь своим примером и социальными связями коллег, которые еще находятся в ситуации неопределенности своих жизненных планов.

В качестве метода сбора информации использовалось интервьюирование (экспертное и фокусированное), которое проводилось по оригинальным методикам. Исследователями были разработаны «Бланк экспертного интервью» и «Топик-гайд фокусированного интервью».

Выборочная совокупность исследования сформирована методом целенаправленного отбора в кластерах-регионах: 1. Великобритания (Лондон). 2. США (Западное побережье и Южные штаты). 3. США (Калифорния). 4. Финляндия (Хельсинки). 5. Германия (Берлин). 6. Франция. 7. Израиль. Отдельным кластером являлась Российская Федерация - главным образом, мегаполисы страны (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Казань, Екатеринбург).

Кластеры для исследования выделены в соответствии со статистикой и после предварительных консультаций с экспертами по российской эмиграции. Именно в этих регионах (городах) сосредоточено наибольшее число россиян – интеллектуалов, выехавших на продолжительное время для работы и проживания за границу в результате так называемой «утечки мозгов». Кроме того, значительное число вернувшихся в Россию, также работали и/или обучались в данных регионах.

В исследовании приняли участие россияне, работавшие и/или обучавшиеся за рубежом, а также россияне, проживающие в настоящее время за границей в связи с работой и/или обучением. Общее число участников интервьюирования – 95 человек.

В экспертных и фокусированных интервью приняли участие 61 россиянин, живущий (работающий и/или обучающийся) в настоящее время за рубежом.

Из их числа большинство – мужчины (65,6%); женщины составили 34,4%.

Респонденты в возрасте до 25 лет составили 3,3%;

от 25 до 35 лет - 36,1%;

от 35 до 45 лет - 18,0%;

от 45 до 55 лет - 26,2%;

старше 55 лет - 16,4%.

В зависимости от семейного статуса распределение респондентов выглядит следующим образом:

женаты (замужем) - 77,1%;

холосты (не замужем - 16,4%;

разведены - 5,5%.

По стажу пребывания за границей можно выделить следующие группы:

от 1 до 3-х лет - 4,9%;

от 3 до 5 лет - 18,0%;

от 5 до 10 лет - 24,6%;

более 10 лет - 52,5%.

Из числа опрошенных большинство (77,1%) соответствуют статусу реэмигранта.

В числе стран, наиболее предпочтительных для россиян в качестве места обучения, работы и/или проживания, следует отметить следующие: США (42,6%); Германия (18,0%); Израиль (18,0%); Великобритания (14,8%); Финляндия (11,5%); Венгрия (6,5%); Канада (4,9%); Голландия (3,3%); Франция (3,3%), Бельгия (1,6%); Дания (1,6%); Чехия (1,6%); Япония (1,6%). Необходимо отметить, что указаны, во-первых, наиболее часто встречающиеся страны; во-вторых, некоторые респонденты обучались (работали, проживали) в нескольких странах.

Среди участников интервьюирования все имеют высшее образование, чаще всего, не только российское, но и зарубежное, а большинство – ученую степень (российскую и/или зарубежную). В том числе,

докторами наук (российская степень) являются 6,6%;

кандидатами наук (российская степень) - 26,2%;

имеют зарубежную ученую степень (PhD – доктор наук, МА, LLM) - 49,2%.

В экспертных и фокусированных интервью приняли участие 34 россиянина, вернувшихся после обучения (работы и/или проживания) из-за границы.

Из их числа более половины – мужчины (58,8%); женщины составили 41,2%.

Респонденты в возрасте до 25 лет составили 5,9%;

от 25 до 35 лет - 55,9%;

от 35 до 45 лет - 23,5%;

от 45 до 55 лет - 11,8%;

старше 55 лет - 2,9%.

В зависимости от семейного статуса распределение респондентов выглядит следующим образом:

женаты (замужем) - 55,9%;

холосты (не замужем - 32,3%;

разведены - 11,8%.

По стажу пребывания за границей можно выделить следующие группы:

от 1 до 3-х лет - 38,2%;

от 3 до 5 лет - 32,4%;

от 5 до 10 лет - 26,5%;

более 10 лет - 2,9%.

Из числа опрошенных примерно третья часть (29,4%) соответствуют статусу реэмигранта.

В числе стран, бывших наиболее предпочтительными для «возвращенцев» в качестве места обучения, работы и/или проживания, следует отметить следующие: США (41,2%); Германия (32,4%); Венгрия (20,4%); Голландия (17,6%); Франция (14,7%); Великобритания (8,8%); Италия (8,8%); Швейцария (5,9%); Польша (5,9%); Австрия (2,9%); Бельгия (2,9%); Дания (2,9%); Испания (2,9%); Канада (2,9%); Финляндия (2,9%); Чехия (2,9%); Япония (2,9%). Необходимо отметить, что указаны, во-первых, наиболее часто встречающиеся страны; во-вторых, некоторые респонденты обучались (работали, проживали) в нескольких странах.

Среди участников интервьюирования все имеют высшее образование, чаще всего, не только российское, но и зарубежное, а абсолютное большинство имеют ученую степень (российскую и/или зарубежную). В том числе,

докторами наук (российская степень) являются 11,8%;

кандидатами наук (российская степень) - 23,5%;

имеют зарубежную ученую степень (PhD – доктор наук, МА, MBA, LLM) - 79,4%.

Кроме того, один эксперт имеет звание академика РАМН.

Структура аналитического отчета определена в соответствии с задачами исследования.

Авторский коллектив: Меркушев В.Н. (научный руководитель), Казанцев А.А., Кожевникова Т.Н., Моисеев С.В., Старцев Э.Ю.

1. Проблема «утечки мозгов»

для России в сравнительном глобальном контексте

Проблема «утечки мозгов» является глобальной по своему характеру. Ослабление негативных последствий этого процесса для России невозможно без концептуального анализа глобального характера проблемы, учета международного опыта и усиления сотрудничества с международными институтами.

За последние десятилетия сложились три ключевые тенденции в глобальных процессах «утечки мозгов».

1. Одной из основных глобальных тенденций в области «утечки мозгов» является отъезд специалистов из развивающихся стран в развитые. Это замедляет развитие стран «третьего мира» и приводит к тому, что они, фактически, финансируют научно-технический прогресс западных стран. По недавним подсчетам американских социологов, подготовка одного высококвалифицированного специалиста научно-технического профиля в самих западных странах стоит около 800 тыс. долларов.2 При этом специалисты, прибывшие из других стран, вообще ничего не стоят.

Многие из развитых стран осознанно опираются в развитии целых сфер своей экономики на специалистов, подготовленных в странах «третьего мира». Так, например, медицинское обслуживание в Великобритании в существенной мере зависит от притока специалистов из бывших колоний (стран Африки, Карибского бассейна, Южной Азии). Медицинские учебные заведения в Великобритании просто не готовят достаточного количества врачей и младшего медицинского персонала.

Согласно исследованию «Насколько велика «утечка мозгов»3, проведенному по заказу МВФ, отъезд высококвалифицированных специалистов из стран «третьего мира» в страны с развитой рыночной экономикой является чрезвычайно серьезной глобальной тенденцией. Так, например, из Ямайки, где положение с «утечкой мозгов» особенно серьезное, уехали 77% всех лиц, получивших высшее образование (в основном, в Великобританию). Для Ганы соответствующий показатель составляет 26%, для Ирана – 25% и т.д.

2. Второй глобальной тенденцией проблемы «утечки мозгов» является отъезд высококвалифицированных научных кадров из Европы и Канады в США. В настоящее время в США работают 400 тысяч лиц с высшим образованием из Европы, причем исследование, проведенное Европейской Комиссией, показало, что только 13% из них хотят вернуться домой4. Каждый второй европеец, который отправляется на учебу в США, не возвращается обратно5.

В странах ЕС подготавливается большее, чем в США, количество ученых со степенью доктора наук, однако в Европе значительно меньше число исследователей, во-многом благодаря и тому, что американские университеты и исследовательские центры проводят целенаправленную агрессивную политику по привлечению зарубежных ученых. В странах ЕС на тысячу работающих граждан приходится 5,36 ученых, в то время как в США эта цифра возрастает до 8,66, а в Японии - до 9,72. В США на душу населения приходится на 78%патентов в области высоких технологий больше, чем в Европе.

3. Отток «мозгов» из России, прилегающих к ней постсоветских государств и ряда других бывших социалистических стран в США и Западную Европу является третьей глобальной тенденцией. Россию и ряд других стран Восточной Европы, (интеллектуальных доноров) пока нельзя отнести к развивающимся странам, по крайней мере, в том, что касается их уровня развития высшего образования и науки, но, несмотря на это, в целом в последние 20 лет этот поток по масштабам и структуре частично стал сопоставим с потоками, направляющимися из развивающихся стран в развитые (первая тенденция) и из Европы в США (вторая тенденция). Однако он специфичен в том плане, что на внешнюю миграцию накладывается и серьезная, и даже более масштабная, «внутренняя утечка мозгов» (когда интеллектуалы уходят из науки и образования в другие сферы (прежде всего, в бизнес) внутри страны6. Высококвалифицированные интеллектуалы из России мигрируют как в Западную Европу, так и в США (вплоть до начала 2000-х гг. с небольшим численным перевесом в пользу Соединенных Штатов), но в контексте второй глобальной тенденции миграция интеллектуалов в Западную Европу частично является замещающей для наиболее богатых стран ЕС(теряющая «мозги» в пользу США Западная Европа, таким образом, частично возмещает свои потери за счет россиян, других бывших граждан СССР и коллег из бывших соцстран Восточной Европы).

Для того, чтобы понять, какая стратегия развития науки и интеллектуального инновационного бизнеса сможет способствовать изменению тенденции развития России как развивающейся страны-донора интеллектуалов (стратегии, которая, в конечном итоге, приведет к возвращению части интеллектуальной элиты), необходимо проанализировать две точки континуума развития науки с точки зрения научной мобильности среди наиболее развитых постиндустриальных стран. В этих странах сформировались две крайние модели.

1. Закрытая, японская модель: специалисты не «экспортируются» и не «импортируются» в больших масштабах, хотя существует высокая степень встроенности в мировую науку.

Япония в силу изолированности ее культуры и из-за наличия серьезной цивилизационной специфики по отношению к западным странам сохраняет достаточно слабую мобильность научных кадров. В целом, специалисты из Японии работают в своей собственной стране, а не переезжают работать в другие страны мира. При этом они в случае необходимости имеют возможность получать образование и стажироваться за границей. Они также широко публикуются в престижных англоязычных журналах. Япония не привлекает много специалистов из-за рубежа.

2. Открытая, голландская модель: поощрение «экспорта» и «импорта» специалистов с целью повышения открытости тенденциям в мировой науке.

Голландия занимает другой «полюс» с точки зрения моделей развития науки в аспекте академической мобильности. Существующая в этой стране система поощряет получение образования и защиту диссертаций за рубежом, прежде всего, в США и Великобритании. В голландских высших учебных заведениях лекции очень часто читаются на иностранном (английском) языке. Голландская система также поощряет отток голландских специалистов за рубеж и привлечение специалистов из-за рубежа. Рынок науки в Нидерландах один из самых открытых в мире. При этом шансы человека, защитившегося в голландском университете, получить работу в этом же университете (или вообще в Голландии) часто бывают меньше, чем шансы зарубежного специалиста или специалиста голландского происхождения, защитившегося или работавшего за границей. Причиной выбора этой модели, поощряющей академическую мобильность, является исторически сложившаяся высокая степень культурной интеграции Нидерландов в западный мир.

Другие развитые страны располагаются между двумя этими «полюсами». Так, Великобритания и особенно США и Канада, безусловно, ближе к «открытой» модели, а Франция и Германия и, в особенности, Италия ближе к «закрытой» модели.

Безусловно, российская специфика развития науки и инновационного интеллектуального бизнеса даже при интенсивном реформировании всех ее основных структур (РАН, университетов, отраслевых и корпоративных исследовательских центров) пока не дает оснований для перехода к «открытой модели». Практически все эксперты в ходе настоящего исследования высказывались не только о невозможности, но и о ненужности перехода к «чисто открытой модели» развития науки, поскольку это может спровоцировать новую мощную волну оттока высококвалифицированных кадров. Однако, с их точки зрения, Россия, безусловно, нуждается в создании значительно более открытой модели развития науки, что возможно при создании благоприятных условий со стороны российского государства и реальном присоединении к Болонскому процессу уже в самое ближайшее время.

Снижение финансирования и социального престижа науки наряду с открытием границ не могло не вызвать массового отъезда высококвалифицированных специалистов из России. Точные размеры «утечки мозгов» из России достаточно плохо изучены, причиной чему во многом является несовершенство работы Госкомстата РФ7. По разным оценкам, за рубеж выехали на постоянную работу от 250 тысяч8 до 320 тысяч9 высококвалифицированных интеллектуалов.

Число уезжающих из России ученых в процентном отношении, по сравнению с отсталыми развивающимися странами, теряющими до 10-20% высококвалифицированных специалистов, в последнее десятилетие не столь велико. Однако, если наша страна собирается переходить на рельсы инновационного развития, то продолжающийся отъезд ученых, особенно, после массовой их потери в первой половине 90-х гг., вполне можно оценить как национальную катастрофу. Причина этого заключается в настоящее время, прежде всего, в качественных параметрах. Россия уже потеряла свои лучшие научные кадры, наиболее молодых, активных и квалифицированных специалистов. Так, среди ученых РАН, уехавших за рубеж в 90-е гг., 48,5% не достигли сорокалетнего возраста, 56% имели ученую степень кандидата и 16% – доктора наук. По оценкам их коллег, за рубеж уезжали одаренные и пассионарные ученые, либо являющиеся лидерами приоритетных исследовательских направлений, либо обещающие таковыми стать10.В настоящее время продолжается отъезд достаточно одаренных и энергичных специалистов, которые могли бы серьезно развивать отечественную науку, так как зарубежные университеты стараются отбирать лучших.

В целях анализа возможностей возвращения в рамках настоящего исследования была сделать попытка создания социально-психологического портрета уехавших ученых и потенциальных «возвращенцев». Следует отметить то, что уезжали очень хорошие, но не всегда лучшие специалисты в плане профессиональных знаний и навыков. Для примера можно указать на множество, действительно хороших специалистов, которые остались в России из-за высоких патриотических соображений и/или некоторой инерции. Для отъезда нужны были специфические психологические качества. Это, прежде всего, высокая мобильность, готовность все начинать сначала, «предпринимательская жилка», однако, к качествам многих мигрантов-интеллектуала можно отнести и недостаток укорененности, и некоторое предпочтение материальных интересов духовным.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ино-центр (информация наука образование) ино-центр – организация «нового поколения»

    Документ
    ... евразийских и восточноевропейских исследований; Международный институт стратегических исследований ... фондов, государственных и общественных организаций, профессиональных ассоциаций с региональными проектами по поддержке науки и образования. Вместе с тем ...
  2. Обзор сми за период 18 – 24 февраля

    Решение
    ... формулирует политическое руководство страны. Ещё одной крайней важной задачей является программная организация ... будет внесён Правительством в Госдуму Проект закона «О фонде перспективных исследований «Национальная безопасность и развитие» (НБР ...
  3. ПРОГНОЗ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА 2012 ГОД И ПЛАНОВЫЙ ПЕРИОД 2013-2014 ГОДОВ Москва сентябрь

    Документ
    ... , из общего количества грантополучателей, получивших государственную поддержку ... фонды с 34 до 30 процентов, а для малого бизнеса и некоммерческихорганизаций, ... интеграционными проектами в России и Казахстане на рассмотрении в Евразийском банке ...
  4. Налоговый кодекс республики таджикистан часть i общая часть раздел i общие положения глава 1 налоговая система республики таджикистан

    Статья
    ... некоммерческаяорганизация осуществляет прямое или косвенное участие в выборной кампании любого уровня любой политической ... работы, научные исследования, опытно- ... Евразийского ... грантополучателем, кредитополучателем для осуществления целей гранта, ...
  5. Публичное пространство гражданское общество и власть

    Документ
    ... в частности, к грантам зарубежных фондов. Итак, в ... проектыевразийского имперского сверхсталинизма, государственно-православного фундаментализма и религиозно-политического ... информации – некоммерческаяорганизация, занимающаяся исследованием проблем ...

Другие похожие документы..