textarchive.ru

Главная > Книга


Вообще длительные групповые “выволочки”, когда вся община под руководством лидера самозабвенно обличает одного “козла отпущения” во всевозможных грехах, также как и обязательные публичные исповеди с обнажением самого сокровенного (и то, и другое часто практикуется в различных сектах), являются весьма эффективными способами по ломанию человека и абсолютному, на рефлекторном уровне, подчинению его организации.

Для иллюстрации вышесказанного приведу пространную цитату из интернетовской странички “Американского семейного фонда” (AFF), организации, пытающейся путем информирования общественности противостоять распространению сектантства.

“Мы получили по почте от главного лидера письмо, в которое были вложены фотографии взрослых, совокупляющихся с детьми. Как говорилось в письме, мы должны стремиться к тому, чтобы наши дети стали настоящими революционерами и обрели настоящую свободу... С этого дня мы должны были начать совокупляться с собственными детьми...”

Эти слова не могут не вызвать у непредвзятого читателя чувство шока, ужаса и отвращения. Возможно, они вызовут и чувство сомнения или даже недоверия. Тем не менее они являются абсолютной правдой. Это отрывок из рассказа Джоанны о ее собственной жизни. Джоанна — это женщина, которая, будучи членом тоталитарной секты, выдержала восемь лет этого кошмара (подробнее историю Джоанны смотри в главе о секте “Семья”. — А. Д.).

Обман. Контролирование сознания. Жестокая эксплуатация. Каждое из этих слов помогает понять, что такое тоталитарная секта.

Секта является “основанной на лжи и внешне необычной группой, которая имеет чрезвычайно высокую степень влияния на своих последователей и считает себя абсолютно отделенной от всего общества”, — утверждает Джо Шимхарт, независимый специалист по сектам и консультант из Поттстауна, Пенсильвания. В конце 70-х гг. он сам был адептом одной из сект (“Они называли меня хранителем огня”, — вспоминает он). “Деструктивные секты используют психологическую обработку и обман, чтобы контролировать своих адептов”, — говорит он.

Но как же люди все-таки делаются добычей вербовщиков и превращаются в жертвы? “Все происходит в ходе единого процесса”, — утверждает Майк Кропвельд, исполнительный директор “Монреаль инфо-калт”, канадской организации, распространяющей информацию о тоталитарных сектах. Этот процесс зачастую начинается с отношений, названных специалистами “фазой медового месяца”. Поначалу секта кажется соблазнительной, пленительной, невероятно привлекательной, такой потрясающе хорошей, что в это даже трудно поверить. Это и есть первая стадия обмана.

“Многие бывшие члены сект рассказывают, что поначалу они испытывали чувство непрекращающегося чуда, как будто они приблизились к чему-то из ряда вон выходящему, — пишут в своей книге “Плененные сердца, плененные умы” Маделин Ландау Тобайас и Джанья Лалич, также бывшие члены деструктивных сект. — Чувства возбуждения, эйфории, страсти и ожидания еще большего, испытывавшиеся ими, завладевали всем их существом”.

“Это очень похоже на влюбленность, — утверждает Кропвельд. — Любовь слепа, и человек настолько подпадает под это чувство, что он больше не способен к критической оценке происходящего”.

А вскоре благодаря применяемым в секте психотехникам он и вовсе лишается этой способности.

 

7. Диктат системы

Каждая сектантская система — идеальная система (помните: “Учение Маркса всесильно, потому что оно верно”?), она должна работать стопроцентно, а если не срабатывает, то вина возлагается на вас. Скажем, если вы при помощи сайентологической методики пытались избавиться от застенчивости и вам это удалось, то хвала этой методике. Если же не избавились, то все равно хвала методике! Это лишь еще одно доказательство того, что она эффективна: проблема того, что она не сработала, — в вас. Вина на вас — значит, ищите, в чем дело, почему абсолютно стопроцентно эффективная методика не сработала на вас. Исполняйте наложенное на вас наказание, живите по усиленному режиму, покуда методика не сработает.

Учение неопятидесятнического сектантского “Движения веры” (оно сейчас под разными названиями затопило весь северо-восток России) гласит, что каждое слово имеет творческую силу. Вы произнесли слово — так и сбудется, как вы сказали. Скажем, на вас возлагали руки, чтобы вы излечились, но вы чувствуете, что ваша болезнь никуда не ушла. Тем не менее вы должны уверять всех, что вы здоровы, потому что если вы скажете обратное — значит, по собственному слову вы так никогда и не излечитесь.

Таков же и их подход к исповеди, хотя у них это не исповедь в нашем понимании, а скорее “исповедь наоборот”. Если вы скажете, что грешны, — значит, вы таким и останетесь. Поэтому нужно исповедоваться в том, что вы замечательный, что вы святой, вы спасенный. Можно не говорить, какой огромный груз вины возлагается при этом на человека, который не может не сознавать свою греховность, но видит на примере других “святых”, что ее не должно быть. А комплекс вины — один из самых эффективных рычагов для манипулирования человеком.

Любая речь лидера должна приниматься целиком и полностью усваиваться. Если вы говорите, что не можете понять ее из-за каких-то несоответствий в ней, то вина за это перекладывается на вас как на не доросшего духовно — в отличие от всей группы — до понимания высоких и спасительных истин, содержащихся в изречениях лидера. Вас начинают публично стыдить и долго прорабатывать. Назначают вам соответствующее наказание за “недостаточную духовную продвинутость” и “допущение в себя духа критики”. Все это тоже работает чрезвычайно эффективно.

Более того, если послушать речь какого-нибудь гуру, то возникнет странное впечатление: часто может показаться, что он мелет неизвестно что. Ни логической связи, ни последовательности. Только что сказал одно, а через три фразы — противоречие, и так без конца. На самом деле в этом тоже есть глубокий смысл. Ведь если в речи есть логика, пусть даже самая безумная, то необходимо напрягать свою мысль, чтобы за этой логикой следовать. Если же лидер несет неизвестно что, то волю напрягать не нужно. Вас, собственно, и отучают оттого, чтобы пользоваться своей волей. Сознание выхватывает какие-то куски, и вы не замечаете несуразностей. Если так оно и происходит, то значит, вы попались, вы стали членом секты.

Добавьте к этому недоедание, недосыпание. В “Богородичном центре”, по сообщениям его бывших членов, можно спать только два-три часа в сутки, и это должен быть только “тонкий сон”, потому что, когда человек засыпает, он делается открытым для “энергетических вампиров”. Поэтому надо каждый час просыпаться и читать определенное молитвенное правило. Диета чрезвычайно строгая, почти постоянный пост. У любого человека, который поспит по три часа в сутки в течение двух-трех недель, начнутся видения. Внушаемость чрезвычайно повышается, с таким человеком очень удобно работать.

Удерживают людей в секте и посредством индуцированных фобий или навязчивых страхов. Врожденные фобии есть у многих: кто-то иррационально боится мышей, кто-то — высоты, кто-то — пауков. Избавить человека от такой фобии весьма сложно. Сектантам внушается иррациональная фобия на выход из группы: вы уже ступили на правильный путь, но если вы с него сойдете, произойдет нечто страшное с вами, с вашими родными, со всем человечеством. Поэтому люди панически боятся выхода из секты. Если учесть, что прежние связи оборваны, деньги и квартира отданы секте, то оказывается, что уходить некуда. Профессия и работа потеряны, друзей нет — куда же возвращаться? Человек делается профессиональным сектантом. И чем больше отдано секте, тем больше это держит в ней человека: чем больше ценностей, энергии, преданности, лет жизни отдано секте, тем труднее оттуда уйти.

 

8. Личность основателя секты

 И, наконец, еще один характерный момент. На материале конкретных сект можно увидеть, что практически за каждой из них тянется длинный шлейф насилия, правонарушений и преступлений, вплоть до самых тяжких. Удивительного тут ничего нет: это характерно для любой системы, где цель оправдывает средства.

Так как все тоталитарные секты считают, что цель оправдывает средства, то все они ставят собственные интересы выше закона. Им всем присуща “двойная мораль” и “двойной стандарт”. Если их члены уверены, что цель, поставленная ими перед собой, “праведна” и “справедлива” (вернее было бы сказать: если их членам приказали считать поставленную перед ними цель “праведной” и “справедливой”. —А. Д.), они не остановятся перед тем, чтобы солгать, украсть, ввести человека в заблуждение, прибегнуть к контролированию сознания своих собратьев или, в конце концов, оклеветать должностных лиц и общественных деятелей, оказывающих им сопротивление, и даже физически устранить неугодного им человека (или группу лиц). По существу, мы имеем дело с мафиозными структурами, скованными железной дисциплиной и беспрекословным повиновением своему руководству. [7]

Итак, мы можем с большой долей вероятности утверждать, что тоталитарное сектантство тесно связано с преступностью. Однако сектанты опровергают такое утверждение, говоря, что преступления, совершенные отдельными (пусть даже самыми высокопоставленными) членами организации, не означают преступности самой организации. Они ссылаются на то, что при наличии многих судебных приговоров, осуждающих тех или иных сектантов, приговоров относительно самих сект весьма мало. Более того, они приведут примеры преступлений, совершенных православными, католиками, мусульманами и т.д., отметив, что, зная это, мы все же не говорим о преступности Православной Церкви, Католической церкви или ислама.

В ответ нам придется доказывать, насколько учение каждой секты способствует совершению преступлений. Это кажется достаточно просто: стоит открыть любое сектантское писание или их материал “для внутреннего пользования”, и, как говорится, волосы на голове дыбом встают. Для нас, православных, это будет очевидно, но тем не менее на людей светских этот круг доказательств может не произвести впечатления, так как сектанты в ответ будут жонглировать вырванными из контекста цитатами из Библии и святоотеческих писаний. А как говаривал Лютер (и тут мы с ним полностью согласны), сам диавол может цитировать Библию с большой пользой для себя, И на все наши возражения, что мы не понимаем тот или иной отрывок буквально, сектанты будут говорить то же самое и о своих “священных” писаниях.

Поэтому приходится искать другие критерии. Давайте попробуем встать на позиции светских историков религии, чтобы привести понятный им аргумент. Действительно, преступление, совершенное членом организации, даже весьма высокопоставленным, может не быть типичным (в конце концов, мы знаем из истории Церкви, что и православные архиереи иногда совершали преступления). Но вряд ли кто-нибудь будет спорить, что самое большое влияние на организацию оказывает ее основатель.

Личность создателя религиозной организации является ключевой для дальнейшего существования организации. Меньшее, но также очень важное значение имеет первое поколение непосредственных учеников основателя, при которых складывается действующая организационная структура. И, наконец, чрезвычайно важное значение имеют реформаторы, которым удается повернуть организацию или отколовшуюся от нее часть на новый путь развития. Их роль может приближаться к роли второго основателя.

Мало кто будет спорить, что сегодняшнее католичество несет на себе весьма заметные отпечатки многочисленных его реформаторов, от папы Николая Г, клюнийских монахов и папы Гильдебранда (Григория VII) до созвавшего II Ватиканский собор папы Иоанна XXIII и нынешнего папы Иоанна Павла II (Войтылы). Мало кто будет спорить, что Лютер и Кальвин стали фактически вторыми основателями своих церквей, которые до сих пор несут на себе отпечатки их личностей. Мало кто будет отрицать ту роль, которую сыграли в организации ислама первые несколько халифов, правивших после Мухаммеда.

Только лишь в Православии нет такой единой личности, кроме Самого Христа и Его апостолов, значение которой являлось бы для нашей Церкви столь же важным, как значение вышеупомянутых лиц для своих организаций. И это отсутствие во главе нашей Церкви единой человеческой, земной личности, которая могла бы навязать свои идеи всей церковной полноте, является главной гарантией того, что Церковь по-прежнему есть тот же самый организм, который был создан ее Божественным Основателем. И поэтому преступления, совершенные тем или иным иерархом, не могут компрометировать само Православие.

А если основатель религиозной организации — душевнобольной? Если он маньяк и убийца? Если он — патологический честолюбец и сребролюбец? А если первое поколение после него — преступное сообщество? Если в течение десяти лет после смерти гуру больше половины из тех, кого он сам провозгласил своими официальными наследниками, сели в тюрьму за уголовные преступления? Если человек, объявивший себя пророком и великим реформатором христианства, — сексуальный маньяк и растлитель малолетних? Каковы же будут организации, созданные такими людьми? Организации, которые почитают своих основателей либо лучшими, чистейшими и мудрейшими из всех людей, живших на земле, либо — просто богами? Вспомним, что гуру-основатели, как правило, считаются авторами (либо источниками) “священных” писаний и каждое их слово абсолютно (так сказать, высечено в граните) и изменениям не подлежит.

Вот тогда преступная история каждой из таких организаций вполне “естественна”. Другой эта организация просто не может быть. Именно поэтому чрезвычайно важной для истории каждой секты является личность ее основателя, и поэтому мы будем говорить о них подробно.

 

9. Попытки классификации

Классификация тоталитарных сект — одна из самых сложных тем. Коснемся различных подходов к этой, по всей видимости, до конца не разрешимой проблеме. К сожалению, ни один из них нельзя назвать ни полностью исчерпывающим, ни полностью адекватным.

Например, согласно наиболее распространенной схеме, все новые религиозные движения делятся на “христианские” (например, ЦХ, “виссарионовцы”, мормоны, “Семья”, муниты и т. д.), “восточные” (например, кришнаиты, “Дум Синрикё”, “Трансцендентальная медитация”, “Ананда Марга” и др.), “психологическо-терапевтические” (например, сайентология, “Лайф Спринг”, “ЭСТ” и др.) и движение “Нью эйдж” (“Новой эры”).

Сразу же нужно отметить, что из этой схемы обычно выпадает такое уже упомянутое в предыдущей главе явление, как коммерческие культы типа “Гербалайфа”. Эта категория сект характеризуется отсутствием собственно религиозного учения при наличии всех основных вышеперечисленных признаков сектантства. К тому же, как мы уже отмечали выше, в каком-то смысле коммерческими культами можно назвать практически все сектантские движения, ибо они прежде всего нацелены на наживу и на власть. Кроме того, во многих “новых культах” проглядывает еще одна черта, роднящая их с культами коммерческими: стремление к вполне земному благополучию, типичное, например, для сайентологии., “Трансцендентальной медитации” и для антропософской практики, известной как вальдорфская педагогика.

Слабость этой классификации в том, что только очень немногие секты можно уместить в одну из этих категорий. Скажем, “классической восточной сектой” обычно называется “Общество сознания Кришны”. Но какая же это восточная секта, если она была основана в Соединенных Штатах Америки, когда ее основатель индус Свами Прабхупада приехал в 1966 г. в Нью-Йорк и завербовал нескольких ранних хиппи (или поздних битников) при помощи уже западных методов, переложив несколько индуистских положений на западный понятийный язык. Традиционные индусы не считают членов ОСК настоящими вайшнавами (то есть вишнуистами), членам ОСК в Индии запрещен вход в ряд традиционных храмов Кришны. [8]

Или, например, такая обычно относимая к “христианским” секта, как мормоны, на самом деле в основе своей является гностико-языческой системой, а другая секта из этой же группы — мунизм — это чисто восточная смесь шаманизма, синтоизма, конфуцианства и спиритизма в обрамлении нескольких христианских терминов. Отечественные “псевдохристианские”

Секты — “Белое братство” и виссарионовцы — также являются неоязыческими системами, построенными на оккультном учении Блаватской и Рерихов. Такие “восточные” секты, как уже упомянутый кришнаизм и “Трансцендентальная медитация”, основаны в Америке и, несмотря на индийские одежды, замешены на западной поп-философии и массовой культуре и действуют по западным принципам маркетинга. “Трансцендентальная медитация” и “Гербалайф” к тому же имеют все характерные черты психологически-терапевтических культов самопомощи. А вот секта “сайентологии”, обычно классифицируемая как подобный культ, на самом деле испытала на себе определенное влияние популяризированных буддизма, гностицизма (и то, и другое в современном околотеософском преломлении) и оккультно-сатанинских учений. Наконец, практически все новые религиозные движения, как возникшие у нас в стране, так и пришедшие из-за рубежа, в той или иной степени можно отнести к движению “Нью эйдж”, характеризующемуся эклектизмом, смешением элементов самых различных религиозных традиций, экологизмом и напряженным апокалиптизмом, обычно выражаемым в пророчествах о конце “эпохи Рыб” и рождении нового человека в наступающую “эпоху Водолея”.

Недостатки данной классификации порождены тем, что составляли ее светские исследователи, крайне мало знакомые (а чаще — вовсе незнакомые) с православным (да и вообще с христианским) учением. Поэтому собственно догматические критерии в ней размыты, и по большей части секты оцениваются в соответствии с тем, за что они себя сами выдают, но не по своей подлинной сути.

Более того, не во всех тоталитарных сектах доминирует религиозная или псевдорелигиозная составляющая. Помимо уже упомянутых нами коммерческих культов есть секты педагогические — например, секта “педагога-новатора” М. Щетинина, “Юнивер” Жана Гавэра, секта Столбуна-Стрельцовой (ее можно отнести и к псевдомедицинским сектам), секта “Педагогика эволюция жизни” (бывшая “Колыбель Сибири”) “отца” валеологии Толгата Акбашева; “психологические”, представляющие из себя нескончаемую череду платных семинаров [9] — например, “Ландмарк международное образование — Форум” (бывший EST Вернера Эрхарда), “Синтон” Н. Козлова, “Всемирные центры взаимоотношений” Билла Ридлера (“Фиолетовые”), семинары Луизы Хей и других представителей “позитивного мышления”; псевдомедицинские или целительские — как, например, “группы поддержки” вокруг различных целителей и экстрасенсов, уже упомянутая секта Столбуна-Стрельцовой и др.; и, наконец, политические — радикальные вождистские группы, та кие как “Красные бригады”, “Черные пантеры”, РНЕ, некоторые из толков “Памяти”, “К богодержавию” отставного генерала Петрова, “Вервольф”, “Белый лотос”, всевозможные экстремистские группы исламистов и другие. Но при этом у многих из этих сект имеются некие религиозные элементы (или у многих их членов в той или иной степени выражено религиозное сознание), и вновь мы приходим к тому же: невозможности точно высчитать соотношение религиозного и нерелигиозного для четкой классификации секты. Скажем, “К богодержавию” или “Юнивер”, не говоря уже о неоязыческих группах, видят себя, скорее, религиозными организациями. А псевдоиндуистская “Трансцендентальная медитация”, предлагающая бесконечные курсы и семинары своим последователям, наотрез отказывается признать себя религиозной. Или почему мы традиционно рассматриваем среди религиозных или псевдорелигиозных сект сайентологию, почти никем, помимо сектозащитников, как религию не воспринимаемую? А Мун несколько лет назад объявил, что “религиозная фаза” его движения завершилась и что сейчас необходимо перейти к общественно-политической деятельности. Должны ли мы верить его словам? Есть и еще более сложные случаи: например, секта “Новый Акрополь”, которая известна по предлагаемым ею лекциям и семинарам. В своем легальном модусе “Новый Акрополь” представляется “классической философской школой”, и не более того. Однако есть и внутренняя, крайне правая военизированная секта с оккультной направленностью и, по сообщениям прессы, связанная с международной преступностью. Это и есть центр “Нового Акрополя”, а слушатели “философской школы” — той самой череды семинаров — лишь являются вербовочным материалом для внутренней элиты секты.

При подготовке этого курса была сделана попытка разработать более богословски ориентированную классификацию, в которой все тоталитарные секты делились на две группы, условно названные “гностической” и “катарской”. Первая ориентирует адептов на приобретение некоего спасительного знания, а вторая уповает на приносящую спасение активную деятельность.

Первым сектантом-гностиком был сам сатана, использовавший при разговоре с Евой типичные приемы сектантской вербовки. Мы видим обман при вербовке: “Подлинно ли сказал Бог: Не ешьте ни от какого дерева в раю?” И ложное обещание: “Нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и выбудете, как боги, знающие добро и зло” (Быт 3:1-5). Ключевое слово тут — “знание”. Это и есть характеристика “гностических” сект — они обещают знание, обладая которым, можно “стать как боги” и обойтись без Самого Бога.

Обладая этим знанием, человек приобретет громадные силы, при помощи которых можно манипулировать либо людьми вокруг себя, либо правительством, либо Небесными Силами, либо Самим Богом, но чаще всего — и одним, и другим, и третьим.

К таким сектам относятся, например, сайентология, “Гербалайф”, мормоны, “ивановцы”, теософские, антропософские и рерихианские группы и др.

“Катарские секты” также претендуют на спасение собственными силами. Они считают, что можно спастись, практикуя определенные добродетели, качества или упражнения. По их мнению, в “Церкви” нет места для слабых и немощных грешников: она должна состоять лишь из чистых и сильных. Конечно, следует отметить, что “чистота и сила” здесь понимаются весьма своеобразно и уж во всяком случае отлично от их понимания Православной Церковью.

Первая в истории “катарская секта” — секта монтанистов во IV веке. Фригиец Монтан, возмутившись падением нравов в Церкви, предложил создать собственную церковь — общину чистых, сильных, секту негрешников, избранных. Он утверждал, что мразь человеческая недостойна того, чтобы быть в Церкви, а спасутся только избранные. Как правило, такие секты имеют сильный апокалиптический подтекст: мы спасемся, мы доживем до конца света и переживем его. Отчего происходит конец света — у каждой секты свой вариант, но главное здесь — избранничество. И в этой категории первым был Люцифер, в гордыне своей посчитавший, что, обладая громадной силой, он вполне может обойтись без Бога. К этой группе относятся такие секты, как ЦХ, иеговисты, неохаризматики, различные восточные учения, предлагающие медитативные практики, БЦ и др.

Конечно, следует помнить, что обе группы восходят к сатане, и, следовательно, любая тоталитарная секта, вне зависимости оттого, практикует она открытый сатанизм или нет, по существу является сатанинской — не в том смысле, что ее члены открыто поклоняются злу (хотя часто бывает и такое), а в том, что от врага рода человеческого, который ненавидел Церковь и до начала времен, исходят всякая гордыня, лукавство, ложь и разделение.

Однако весьма трудно найти секту, на 100 % принадлежащую к одной из этих категорий. Часто бывает, что в ее учении и практике присутствуют оба этих признака: скажем, чтобы обрести спасительное знание, нужно быть сильным и чистым, либо, наоборот, лишь обретя это знание, человек может достичь чистоты и силы. Поэтому классифицировать пришлось бы по преобладанию того или иного признака, а определить их точное соотношение оказалось весьма затруднительным. Следовательно, и эта классификация также оказалась неработающей.

Сложность любой классификации в том, что, по существу, все современные тоталитарные секты суть ветви единого оккультного древа, или точнее — ложноножки одной гигантской ядовитой амебы. При такой их текучести и эклектизме в принципе невозможно создать однозначную классификацию. Кроме того, в этой книге будут разбираться и анализироваться в основном религиозные и псевдорелигиозные тоталитарные секты, или, точнее сказать, секты, действующие на религиозном поле либо хотя бы отчасти затрагивающие его. Другие типы тоталитарных сект будут упоминаться, только если рассказ о них будет необходим для лучшего понимания основного материала.

Тем не менее мы в рабочем порядке для удобства изучения сгруппируем анализируемые секты по некоторым общим для них признакам. Скажем, если кришнаизм, ТМ и ряд других сект нельзя назвать “восточными” сектами, то они вполне могут быть отнесены к категории псевдовосточных (в данном случае псевдоиндуистских) образований. А, например, ЦХ, “Поместную церковь”, “Семью” несколько других сект с определенной натяжкой можно сгруппировать в псевдобиблейский (или псевдохристианский) блок. Естественно, приставка “псевдо” и в том, и в другом случае является ключевой. По аналогии с постмодернизмом — главным культурным феноменом постхристианской цивилизации, в которой сегодня существует наша Церковь, секты эти можно назвать также “постиндуистскими” и “постбиблейскими”.

Мормоны и иеговисты будут объединены по возрастному признаку, а отечественные тоталитарные секты (из-за весьма заметной общей для всех них постсоветской доминанты) — по географическому [10] и, наконец, сайентология и мунизм — слишком эклектичные системы, чтобы поддаваться какой-либо классификации, — будут представлены в отдельном блоке как послевоенные секты — детища эпохи холодной войны, борьбы против коммунизма и противостояния спецслужб, столь успешно отражавшихся и пародировавшихся тогдашней поп-культурой.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Введение в сектоведение содержание предисловие 1 вводная часть

    Автореферат диссертации
    ... Питанов, 2006г. Введение в сектоведение Содержание Предисловие 1. Вводная часть 1.1. Предмет сектоведения 1.2. Христианская апологетика и проблема ... , отсекать, разделять. См.: Александр Дворкин. Сектоведение. Нижний Новгород, братство во имя ...
  2. Александр леонидович дворкин сектоведение тоталитарные секты опыт систематического исследования издание 3-е переработанное и дополненное

    Автореферат диссертации
    ... питает… Святитель Тихон Задонский Предисловие Книга А.Л. Дворкина «Сектоведение» сразу приобрела статус базового учебника ... христиан о молитвенной помощи и поддержке. Александр ДворкинПредисловие автора ко второму изданию Эта ...
  3. Александр Леонидович Дворкин Сектоведение Тоталитарные секты Опыт систематического исследования

    Автореферат диссертации
    ... питает… Святитель Тихон Задонский Предисловие Книга А.Л. Дворкина «Сектоведение» сразу приобрела статус базового учебника ... христиан о молитвенной помощи и поддержке. Александр ДворкинПредисловие автора ко второму изданию Эта ...
  4. Причины появления тоталитарной теории в русском Сектоведении

    Документ
    ... Иринеем, епископом Лионским (+202). В предисловии к своей четвертой книге “Обличения ... ”clxxxvii. Протоиерей М. Козлов в предисловии к книге “Тоталитарные секты: свобода ... корней. Так в книге А.Л. Дворкина “Введение в Сектоведение” прямо говорится, что “ ...
  5. 2 христианство и секты

    Автореферат диссертации
    ... Питанов, 2006г. Введение в сектоведение Содержание Предисловие 1. Вводная часть 1.1. Предмет сектоведения 1.2. Христианская апологетика и проблема ... , отсекать, разделять. См.: Александр Дворкин. Сектоведение. Нижний Новгород, братство во имя ...

Другие похожие документы..