textarchive.ru

Главная > Книга


То же самое происходит и у сайентологов. Клиент проходит все эти аудитинги для вычищения своих энграмм, он вспоминает все, что только можно вспомнить за всю жизнь (причем его уверяют, что организация эта не религиозная, а психологическая). Но блаженной ясности и чистоты так и не наступает, и тут сайентологи говорят: “Но ведь когда ваша мать была вами беременна, вон сколько у вас было болезненных впечатлений. Давайте вспоминать!” И человек начинает “вспоминать”, что с ним происходило, покуда он был во чреве матери. Затем ему говорят: “А момент зачатия? Ужасно болезненная вещь! Вспоминайте”. Он “вспоминает”. И наконец ему сообщают: “А в прошлой жизни что было? Вы же тетан (это сайентологическое слово пишется через “е” и произносится с ударением на первом слоге) и в бесконечном количестве прошлых жизней воплощались в разные тела. Вспоминайте!” Оказывается, если у вас болит шея, то болит она потому, что в прошлой жизни вас повесили...

Но вот вы вспомнили все, заплатили (допустим) много сотен тысяч долларов и дошли до строго секретных элитарных курсов действующих тетанов (в них на сегодняшний момент восемь степеней и разрабатываются новые). “Возросшим” до третьей степени сообщают, что много миллионов лет в нашей галактике существовала мощная межпланетная цивилизация. Ее властитель злой князь Ксену связал всех тетанов пучками, поместил их в вулканы на землю, взорвал ядерными бомбами, навнушал им всякие вредные энграммы. И хотя сайентологи для новоначальных утверждают, что можно исповедовать любую религию, в том числе и Православие, и быть сайентологом, но одной из вредных энграмм, от которых нужно избавиться, оказывается христианство. Пучки тетанов живут сейчас в каждом теле, поэтому, чтобы очиститься, нужно изгонять из себя миллионы тетанов, но не всех сразу, а одного за другим...

А вот на восьмом уровне действующих тетанов вам прочтут письмо Хаббарда, [6] где он говорит, что является Антихристом, и если мы сможем достичь цели и отклировать всю планету (от английского “clear” —“чистый”), то высадка злобных инопланетян, которая в Библии называется Вторым пришествием, будет предотвращена (более подробно об этом см. в гл. 6). Тогда то сайентологи и узнают, что лучики, исходящие от сайентологического креста, на самом деле не лучики, а перечеркнутый Крест. Но все это — потом, когда ничего первоначально не подозревавший человек увязнет достаточно глубоко. Это еще одна иллюстрация того, что называется “эзотерическим разрывом”.

Люди, которые вербуют на улицах, лгут вполне сознательно, но, как они считают, делают это во благо вам. Это то, что сам Мун назвал “небесным обманом”.. Чтобы вы дали деньги мунитам, вас обманут: скажут, к примеру, что деньги пойдут на помощь голодающим Африки, или еще что-нибудь в этом роде. На самом деле деньги ваши будут переданы организации Муна и никуда более. Но тот, кто обманом выманил у вас деньги, пребывает в уверенности, что благодаря ему вы таким образом заработали себе шанс на спасение, так что вам полезно, что вас обманули. А если обманом удастся затащить вас в организацию — тем лучше для вас.

Многие бывшие члены секты рассказывают, что поначалу возмущались, в конце концов обнаружив этот обман: почему же вы скрывали, что являетесь мунитами? Им отвечали: “Но это для вашей же пользы. У вас были промыты мозги (например, злокозненной прессой), и вы совершенно не были способны воспринимать информацию. Теперь-то вы понимаете, что мы сделали все для вашей пользы?” На самом деле в этой выспренной тираде только один смысл: цель оправдывает средства.

 

3. Внутригрупповые ценности

 Итак, мы назвали четыре признака тоталитарного сектантства. О каждом из них можно говорить очень долго. В частности, у организаций кадрового типа имеется много характерных признаков: единый язык (сектантский жаргон), отрыв от всего внешнего мира, черно-белое восприятие мира, изменение системы ценностей, когда признаются только ценности внутригрупповые. Например, в “Гербалайфе” я наблюдал следующее: в какой-то момент ведущий со сцены объявил: “Наша организация дарит вам абсолютно бесплатный подарок!” Все в восторге аплодируют, кричат “ура”. А затем — весьма характерное разъяснение: “Этот подарок...вот пусть встанут те счастливчики, которые знают Марка Кетлина (имя придумано мною. —А. Д.), кто видел его в лицо”.

Встали два человека.

“Посмотрите на этих счастливых людей. Поаплодируйте им! Теперь пусть встанут те из вас, кто слышал его голос в записи”. Встали еще несколько.

“Поаплодируйте им! Они слышали голос самого великого Марка Кетлина! Наша организация дарит вам невероятный, потрясающий подарок. Вы не поверите своим ушам, когда услышите, какой подарок дарит вам наша организация. Сейчас на курсах для дистрибьюторов Марк Кетлин — великий, непревзойденный дистрибьютор, который распространил столько-то Продукта, — в течение двадцати минут будет по телефону давать вам инструкции, как повысить мотивацию и продать больше Продукта”.

Можете себе представить, люди плакали! В зале творилось нечто невероятное: рев, аплодисменты. Это и есть сдвинутая система ценностей, когда никому неизвестный Марк Кетлин сделан предметом обожания. У людей началась настоящая истерика оттого, что они удостоились слышать голос самого “великого” Марка. Все были невероятно, до самозабвения счастливы. Где, в какой другой организации можно такое увидеть? Если сказать в академическом институте, что вы сейчас увидите академика, директора института, от этого, конечно, никто не будет стоять на ушах, как это было в “Гербалайфе”.

То же относится и к первому признаку — лидерству, потому что лидерство работает на всех уровнях. Сам лидер — гуру новосозданной секты — рано или поздно приходит к пониманию, что если он хочет сохранить власть, ему нужно отдалиться от членов секты и сохранять некую дистанцию, быть таинственным. И показываться он должен как можно реже, потому что иначе все увидят, что он живет той же жизнью, что и любой обычный человек. Лучше завести себе посланников — мелких лидеров, приближенных к персоне гуру и являющихся его представителями на местах. К ним можно прикоснуться, а они, в свою очередь, причастны к высшим ценностям и могут прикоснуться к самому гуру.

Эта система хорошо работает сверху вниз. В “Церкви Христа” существует система наставничества — у каждого из членов секты есть свой наставник, который значит для них гораздо больше, чем для нас любой священник или старец. Это человек, которому вы обязаны беспрекословно повиноваться. Вы должны встречаться с ним несколько раз в неделю и давать ему полный отчет в том, что с вами происходит. Вы обязаны во всем, даже в мелочах, ему подражать.

У каждого наставника есть свой наставник, которого он также слушается и которому он также обязан подражать. Такая пирамида упирается своей верхушкой в основателя секты Кипа Маккина, единственного наставника всех наставников. И получается, что организация состоит из тысяч маленьких кипов маккинов, потому что подражание идет снизу вверх: каждый наставник подражает своему наставнику. Это своего рода духовное клонирование, а в целом — эффективная гуруистская система.

 

4. Что такое промывание мозгов и контролирование сознания, и как с этим бороться

Так происходит ли в секте промывание мозгов? И чем оно отличается от контролирования сознания? Часто спрашивают, как уберечься от зомбирования и нежелательного психологического воздействия. Следует сказать, что никакое невольное “зомбирование” невозможно. Естественно, существуют различные психологические приемы контролирования сознания, но они могут быть эффективными, только когда человек сам открывает себя для них. Если мы сознательно противимся, никакое воздействие на нас невозможно. Другое дело, что всегда, когда сталкиваешься с сектами, нужно быть осторожным и помнить, что здесь — лжецы и обманщики. Нам проще: мы православные христиане и знаем об этом из их вероучения. А вот нецерковным людям следует всегда помнить о том, что сектанты — лжецы и их метод — найти слабую сторону человека и сыграть на ней. Пусть люди почаще проявляют здоровый скептицизм”.

Споры о контролировании сознания ведутся достаточно давно. Родители жертв сектантства еще в 60-е годы начали подмечать, что их детей как будто подменили: оказавшись членами секты, они стали другими, гораздо худшими людьми. Родители говорили, что их дети стали похожими на автоматы, на роботов, на зомби, что они совершенно несвободны — ими управляет и все за них решает секта.

Тогда только что закончилась корейская война, шла китайская культурная революция и начиналась вьетнамская война. У всех на слуху был термин “промывание мозгов”, то есть определенные насильственные методы по подавлению личности человека и полной смене его убеждений, применявшиеся корейцами и вьетнамцами в лагерях для военнопленных, а китайцами — в исправительных лагерях. Все помнили американских военнопленных, которых показывали по северокорейскому телевидению и которые вдруг и, как казалось, вполне искренне начинали выкрикивать социалистические лозунги и каяться в несовершенных преступлениях. Резкая перемена, происходящая с новообращенным сектантом, очень похожа на это. И многие заговорили о методах промывания мозгов в сектах. Другой, широко применявшийся тогда термин — зомбирование или программирование: “секты программируют своих жертв”, — утверждали люди.

Но если есть программирование, появилось и депрограммирование, под которым часто подразумевалось насильственное похищение сектанта (если не удавалось вырвать жертву из сектантской среды иным способом) и удерживание в изолированном месте, где его в течение долгих дней или даже недель пытались переубедить специалисты-психологи и бывшие члены сект. Часто (особенно поначалу) это приносило нужные результаты: оказавшись вырванным из сектантской среды и впервые за много месяцев, а то и лет, отоспавшись и отъевшись, человек неизбежно начинал думать. Вновь на поверхность его сознания поднимались подавляемые раньше вопросы и сомнения, и ему все сложнее становилось защищать доктрину секты, которую он считал своей верой, от тех фактов неведении, которые приводили ему депрограмматоры.

Отчаявшиеся родители, даже зная о незаконности похищения совершеннолетнего ребенка, все же нанимали депрограмматоров, надеясь, что им удастся вернуть потерянного сына или дочь. Однако часто эта система давала сбои. Иной раз гнев на похитивших его людей лишь ожесточал сектанта, его сопротивление от этого возрастало, и ему удавалось сбежать. Нужно признать и факт, что некоторые “депрограмматоры” оказывались плохо подготовленными шарлатанами, применявшими насильственные методы, оскорблявшими и унижавшими тех, кому они должны были помочь. Безусловно, это были лишь единичные случаи, но сектантская пропаганда сделала все возможное, чтобы раструбить о них как можно более широко и представить их типичным для депрограмматорства явлением.

В общем, метод “клин клином вышибают” оказался в данном случае совсем не подходящим. Но вряд ли человек, имеющий сердце и совесть, станет осуждать родителей, от отчаяния прибегнувших к депрограммированию, зная, что ими руководили прежде всего незаживающая боль от их трагедии и желание любым способом вырвать своего ребенка из рук страшной, завладевшей его телом и душой организации, спасти его.

Но секты, естественно, думали по-другому. Начались судебные процессы, многие из которых сектам удалось выиграть. Формально закон был на их стороне: насильственно похищать совершеннолетнего человека абсолютно противоправно. Но как это выглядит с нравственной точки зрения: заставлять детей подавать в суд на своих родителей, и так уже потерявших самое дорогое, лишившихся надежды и опоры в старости, утративших кормильца, и в довершение к этому разорять их материально (иски предъявлялись на очень крупные суммы, которые в случае выигрыша перечислялись секте)? Впрочем, нравственность никогда не была сильной стороной тоталитарных сект.

Со временем стало понятно, что от термина “промывание мозгов” во многих случаях следовало отказаться: он подразумевал методы физического насилия и физического удержания для изменения сознания жертв, в то время как в секты люди приходят, как правило, хотя бы формально добровольно (ведь есть же юридическая разница между отъемом денег посредством мошенничества и вооруженным грабежом с избиением и изнасилованием). Некоторые секты затем удерживают своих членов насильно или даже запирают их в концлагеря; в этих случаях мы можем говорить и о промывании мозгов. Но контролирование сознания применяется во всех тоталитарных сектах, и о его методах еще будет сказано. Но главное, что нужно запомнить, что и контролирование сознания, и промывание мозгов — это методы для достижения единой цели — подавления воли человека и создания феномена, который психиатры называют “синдром зависимого типа личности”. Разница между этими двумя методами — контролированием сознания и промыванием мозгов — такая же, как между “воровством на доверие” и грабежом со взломом.

Сегодня большинство людей и организаций, борющихся с сектами, отказалось от насильственного депрограмматорства как от противозаконного и небезупречного с нравственной точки зрения метода. Даже противостоя злу тоталитарного сектантства, нельзя поддаваться соблазну использовать против сект их же собственные методы. Сейчас люди, пытающиеся вытащить человека из секты, чаще всего называются “консультантами по выходу” (exit councelors). Действуют они исключительно ненасильственными методами, пытаясь пробудить в жертве сектантства критическое сознание и желание во всем разобраться самому. Если им это удается, то оковы умственной темницы падают и человек вступает на долгий путь обретения утраченной им свободы.

 

5. Методы вербовки

Для успешного контролированиясознания необходимы четыре элемента:

- контроль организации над поведением адептов,

- контроль над их эмоциональной жизнью,

- контроль над языком и

- контроль над информацией.

Как же организация достигает этого контроля?

Уже отмечалось, что для подготовки к контролированию сознания человека сектантские вербовщики стараются затащить потенциальную жертву на свою территорию: в незнакомом окружении человек наиболее внушаем, здесь на него легче всего подействовать. Человек, оторванный от привычной обстановки, наиболее беззащитен.

Как это происходит, скажем, у мунитов?

Когда вы попадаете на мунитский семинар, вас прежде всего встречают один или два ваших сверстника — сама любезность, сама любовь, сама доброжелательность, сама вежливость. У мунитов это называется “бомбардировка любовью”. Обычно сектанты ищут людей молодых и переживающих какой-то кризис в жизни. Затащить к себе человека с улицы бывает достаточно непросто, но если он с кем-то поссорился или у него сложности с родителями, или он учится в чужом городе, где еще не успел завести новых знакомств, — тут-то самая пора сыграть на этом и привести новичка на мунитское собрание.

У молодого человека часто идет ломка характера, его обуревает масса юношеских комплексов, а тут встречаются люди, которые, как ему кажется, искренне хотят с ним общаться. На самом деле этим достаточно опытным членам секты поручается его опекать (у мунитов это называется термином “сэндвич”: новичок является как бы начинкой между двумя кусками хлеба). Для мунитов очень важно, чтобы новопришедшие не могли обмениваться впечатлениями. Опекающим мунитам поручается следить, чтобы они по возможности вовсе не разговаривали друг с другом.

Многие сектанты говорили мне, что прежде, чем попасть в секту, они заходили в православные храмы, где их как раз очень нелюбезно встречали и давали от ворот поворот. Что говорить, есть у нас такой грех. До революции у наших миссионеров был термин “миссионерская приветливость”. Ее-то у нас в храмах зачастую не хватает... Скажем, заходит молодой человек в храм, не зная, куда ступить и как повернуться, а на него кто-нибудь гаркнет, чтобы он вытащил руки из карманов, — он и убежит. А на улице его встретят сектанты, которые спросят, как он себя чувствует, пригласят к себе на собрание, предложат пообедать... На многих людей это действует, и если бы в наших храмах было больше “миссионерской приветливости”, то многие молодые люди и оставались бы у нас.

Но “бомбардировка любовью” — это нечто другое: грубая лесть и попытка сыграть на тщеславии, которое есть у каждого человека. Новичку постоянно льстят, делают комплименты, охотно смеются каждой его шутке, все время говорят, какой он умный и замечательный, как хорошо он сделал, что сюда пришел. Это нравится почти всем, особенно не уверенному в себе молодому человеку или закомплексованной девушке.

У мунитов поначалу царит атмосфера некоего капустника: вот наш новый брат, который, оказывается, умеет играть на гитаре; дайте ему гитару! Человек неумело, неуклюже играет на гитаре, и ему дарят такие комплименты, награждают такими аплодисментами, каких и Паваротти в Ла Скала не срывал. Те, которые его “сэндвичируют”, проходят специальную подготовку и умеют быстро определить, к какому психологическому типу относится любой новопришедший: “чувственный”, “эмоциональный”, “научный”, “мистический” и т. д. К нему прикрепляют тех, кто может влиять на него соответствующим образом, и обычно это дает эффект.

Хотя “бомбардировка любовью” — термин мунитский, но само явление в той или иной степени присутствует в любой секте: главное — очаровать человека. Обменяться впечатлениями новичку не с кем, вся информация идет от опытных сектантов, опекающих его. Юноша чувствует, что им кто-то искренне заинтересован, что у него наконец-то появились настоящие друзья, о которых он так долго мечтал.

И вдруг через несколько дней после того, как человек привык к своим новым друзьям и уже нуждается в них, он допускает какой-то промах: ведет себя невпопад, задает какой-нибудь “не тот” вопрос. “Лучшие друзья” сразу же становятся хмурыми, резкими, сухими, отворачиваются от него, ссылаясь на множество дел. Чтобы вернуть их первоначальное расположение, человек готов отказаться от своих вопросов и сомнений, только бы вновь обрести этих людей, без которых мир теперь кажется ему столь пустынным. Этот простой психологический механизм прекрасно работает среди молодежи и не только среди молодежи.

 

6. Методы контролирования сознания

В дальнейшем, в процессе контролирования сознания психологи выделяют три общих для разных сект этапа. Слово “этап” тут употребляется за неимением лучшего, потому что оно подразумевает некую очередность, но секты все три элемента включают практически одновременно.

Первый — отказ от всего прошлого: человек должен признать сплошной ошибкой все, что было до того, как он попал в секту. Все, что он считал белым, на самом деле было черным; все, что он считал хорошим, на самом деле плохое. Он неотвратимо шел к погибели, и никакой надежды на спасение не было. Люди, которые его любили, на самом деле желали ему только зла. Его друзья — это на самом деле его враги, потому что уводили его от тропы спасения. Его родители — это злейшие его недруги. На этом сектанты особенно любят наживать капитал, то есть давать идеологическую подоплеку тем трениям с родителями, которые в определенном возрасте бывают практически у каждого молодого человека. Почуяв это, сектанты начинают ему внушать, что плотские родители — это не настоящие родители, ведь настоящая семья — тут, в нашей организации. Кстати, сектантская организация часто самоопределяется в семейных терминах, и это тоже один из ее признаков. Практически во всех сектах семейная терминология так или иначе присутствует, начиная от мунитов, организация которых именуется ее членами “истинной семьей”, а Мун и его жена — “истинными родителями”, и кончая сектой, которая так и называется — “Семья” (бывшие “Дети Бога”), а ее основателя Дэвида Берга сектанты просто называли папой (а затем — дедушкой).

Иначе говоря, в сектах постоянно поддерживается псевдосемейная атмосфера: “новые братья”, “новые родители”. Для нас это “псевдо”, а для них “псевдо” — все то, что было до вступления в секту. Истинные родители — это не те, кто тебя произвел на свет, а те, кого ты обрел в секте.

Отказ от прошлого, внушение, что все прошлое — это беспросветный мрак, в корне отличается от православного подхода. Мы знаем, что вся полнота истины явлена в Православии, но также знаем, что православный радуется всякому проблеску истины, где бы он ни проявился. “Все, что добро, — все наше”, — говорит св. Иустин Мученик. Такого же мнения придерживается и апостол Павел, который, прейдя в Афины — один из главных центров язычества, — не стал говорить грекам, что все они идолопоклонники и погрязли в грехе. Напротив, он сказал так: вы особенно благочестивы, потому что у вас есть алтарь неведомого Бога, Которому вы, не зная Его, поклоняетесь (см.: Деян. 17:22-23). Вот это и есть православный подход. Человек призывается отречься от греха и от прошлых лжеучений, но не от всего, что у него было раньше, включая все доброе и светлое, семейные и дружеские связи и т. п. Недаром в греческих православных храмах в притворах изображают Платона и Аристотеля как детоводителей к христианству, как тех учителей, которые, не зная полноты истины, тем не менее подвели людей к ее пониманию.

Ни в какой секте этого не будет, потому что она видит себя единственной группой, обладающей спасительным знанием и гарантирующей спасение, а все остальное, все, что вне ее, — это мрак, тьма. Адепту необходимо полностью отречься от прошлого, отрезать его — и будь что будет.

Протопресвитер Иоанн Мейендорф как-то в частном разговоре со мной дал такое определение секты: это сравнительно небольшая группа людей, которая уверена, что лишь они спасутся, а все остальные погибнут и получают глубокое удовлетворение от осознания этого факта.

Итак, первый этап — разрыв прежних связей. Вы сразу же попадаете в новый круг, оказываетесь среди новых людей, которые абсолютно убеждены, что вы попали в самое нужное место. Они внушают вам новую информацию, новое учение, а вам не с кем поделиться сомнениями, не с чем сравнить предлагаемые вам ценности. Все старое резко оборвано. Вам вновь и вновь напоминают, что оно осталось позади и ведет к погибели. Таким образом человек делается tabula rasa — чистой таблицей, на которой можно записывать совершенно новое содержание.

Второй этап — разделение сознания и воличеловека. Достигается это в разных сектах различными способами. Например, это может делаться посредством мантры, то есть некоего предложения или слова, которые вы должны постоянно ритмически повторять, не вдумываясь в его содержание. Когда ваша голова постоянно занята этой мантрой, очень трудно сосредоточиться, трудно управлять своей волей. Так вы постепенно утрачиваете эти навыки и становитесь послушным инструментом, роботом организации. Задуматься вам некогда и потому, что вы крутите в сознании данную вам мантру, и потому, что у вас физически нет времени — нужно постоянно работать и очень мало спать, нужно все время находиться на людях, — в подавляющем большинстве случаев члены секты живут в общежитиях, где у рядовых адептов никогда не бывает отдельных комнат. Нет ни времени, ни места, чтобы остаться одному и задуматься. Человек постоянно испытывает мощное групповое давление.

Другие часто используемые сектами психологические приемы для модификации нормального функционирования мозга — это чрезвычайно строгие посты, диета с повышенным содержанием сахара, физические лишения, регулировка дыхания, частые обязательные сеансы медитации с погружением в измененное состояние сознания, посвящение адептов в страшные тайны, специальные звуковые и световые эффекты, выработка условных рефлексов на благовония или на наркотические вещества. Специалисты по современной психиатрии отмечают, что эти средства по результатам воздействия могут быть приравнены к электрическому или инсулиновому шоку.

Третий этап: на фоне того, что новый адепт полностью стер прошлое из своего сознания, а нормальное функционирование мозга у него уже нарушено, включается тотальная индоктринация — внушение нового учения, новой веры. Вы не только много работаете, мало спите и мало едите, но и посещаете молитвенные собрания и занятия, на которых вам все время внушаются новые идеи. А когда вы не посещаете собраний, можно слушать голос гуру в наушниках (по ряду сообщений, на мунитских фермах, так же как и в Джонстауне, голос Муна транслируется через громкоговоритель). У хаббардистов вам дают на день задание: прочитать столько-то трудов Хаббарда, прослушать столько-то наговоренных им пленок. И задания эти таковы, что нужно целый день читать и слушать, чтобы их выполнить. На следующий день вас экзаменуют: сколько вы прочли и сколько усвоили?

На семинарах у мунитов есть и такое правило: все вопросы задавать в конце. Начинается лекция, она состоит, скажем, из десяти пунктов. Предположим, у новичка возникает вопрос по первому пункту, а десятый будет только через три дня. Вся лекция идет в таких прекрасных терминах: наша цель — объединение человечества, всеобщий мир и любовь. Просто неудобно придираться к мелочам: вот, мол, в первом пункте вы сказали то-то... Подспудно человек опасается, что его новые знакомые посмотрят на него, как на мелочного типа. Таким образом, не соглашаясь с самым первым постулатом, он все же принимает всю цепочку. Это то же самое групповое давление, которое действует на вас бессознательно, но очень эффективно. А если вы все-таки задаете свой вопрос, вам скажут: “Отличный вопрос! Спасибо, что вы его задали. Как раз завтра мы про это будем говорить”. Психологически вы удовлетворены, хотя вам ровно ничего не ответили. А назавтра речь пойдет уже совсем о другом.

Существует и другой прием, как поступать, когда вы задаете “не тот вопрос: вас стыдят. “Ну, брат, как же тебе не стыдно такое спрашивать? Значит, у тебя сердце еще не очистилось. Значит, ты плохо работал, недостаточно молился или мало прочел мантр”. Таким образом, виноватым оказывается не учение, а новообращенный.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Введение в сектоведение содержание предисловие 1 вводная часть

    Автореферат диссертации
    ... Питанов, 2006г. Введение в сектоведение Содержание Предисловие 1. Вводная часть 1.1. Предмет сектоведения 1.2. Христианская апологетика и проблема ... , отсекать, разделять. См.: Александр Дворкин. Сектоведение. Нижний Новгород, братство во имя ...
  2. Александр леонидович дворкин сектоведение тоталитарные секты опыт систематического исследования издание 3-е переработанное и дополненное

    Автореферат диссертации
    ... питает… Святитель Тихон Задонский Предисловие Книга А.Л. Дворкина «Сектоведение» сразу приобрела статус базового учебника ... христиан о молитвенной помощи и поддержке. Александр ДворкинПредисловие автора ко второму изданию Эта ...
  3. Александр Леонидович Дворкин Сектоведение Тоталитарные секты Опыт систематического исследования

    Автореферат диссертации
    ... питает… Святитель Тихон Задонский Предисловие Книга А.Л. Дворкина «Сектоведение» сразу приобрела статус базового учебника ... христиан о молитвенной помощи и поддержке. Александр ДворкинПредисловие автора ко второму изданию Эта ...
  4. Причины появления тоталитарной теории в русском Сектоведении

    Документ
    ... Иринеем, епископом Лионским (+202). В предисловии к своей четвертой книге “Обличения ... ”clxxxvii. Протоиерей М. Козлов в предисловии к книге “Тоталитарные секты: свобода ... корней. Так в книге А.Л. Дворкина “Введение в Сектоведение” прямо говорится, что “ ...
  5. 2 христианство и секты

    Автореферат диссертации
    ... Питанов, 2006г. Введение в сектоведение Содержание Предисловие 1. Вводная часть 1.1. Предмет сектоведения 1.2. Христианская апологетика и проблема ... , отсекать, разделять. См.: Александр Дворкин. Сектоведение. Нижний Новгород, братство во имя ...

Другие похожие документы..