textarchive.ru

Главная > Документ


ПРИМЕРЫ И ПРИЧИНЫ МАССОВЫХ ВЫБРАСЫВАНИЙ КИТОВ

В ПОЗДНЕМ МИОЦЕНЕ НА ТЕРРИТОРИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО

И СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ

Для многих современных китообразных характерно такое явление как массовое выбрасывание на берег. Существует много причин, объясняющих такое поведение. Его причинами могут служить различные заболевания, естественный массовый суицид, который поддерживает популяцию на определенном уровне; с другой стороны, массовое выбрасывание китов становится результатом деятельности человека.

Явление выбрасывания для ископаемых китов изучено крайне плохо, прежде всего, из-за отсутствия подробного тафономического материала, который мог бы помочь восстановить палеобиоценозы и особенности условий существования древних китообразных. В большинстве случаев известные полные находки скелетов относятся к захоронениям в глубоководных условиях; среди них преобладают средневозрастные или достаточно старые особи.

Исследование более 20 местонахождений позднемиоценовых китообразных в Центральном и Северо-Западном Предкавказье позволило выявить два временных интервала, характеризующихся массовыми выбрасываниями китообразных: на границе среднего и позднего сармата (краснооктябрьская свита, Республика Адыгея) и в позднем сармате (армавирская свита, г. Армавир).

Краснооктябрьская свита согласно налегает на породы красномостовской свиты, сложена алевролитами с прослоями алевритистых глин и песков до 3-5 м (Белуженко, 2007). В свите костеносный горизонт расположен в глинистой линзе, залегающей между куполами биогермовых рифов. Здесь присутствуют многочисленные кости, фрагменты скелетов и целые скелеты Cetotherium sp. (Тарасенко, 2008; Тарасенко, Титов, 2009). Характер расположения в разрезе скелетов, отсутствие следов переноса, а также сравнительно молодой состав особей, дают возможность предполагать массовые выбрасывания этих китов на отмель, образованную биогермовыми рифами.

Армавирская свита охватывает верхний сармат. Здесь встречены отдельные кости и фрагменты скелетов Cetotheriummayeri Brandt. В пределах верхнего сармата скопление костей и фрагментов скелетов соответствуют ракушняковым банкам и пляжным фациям.

Можно предположить, что подобное выбрасывание китов было спонтанным и носило массовый характер, как и у современных полосатиков и дельфинид.

Возможно, выбрасывание ископаемых усатых китов в миоценовое время связано с активным вулканизмом (поздние этапы вулканизма конца миоцена – плиоцена Кавказа и Закавказья) (Волкодав, 2007) и физико-химическими изменениями вод бассейна Восточного Паратетиса. Выбрасывание китов может также объясняться развитием песчаных отложений на побережье и на шельфе в сарматское время в связи с регрессией сарматского бассейна. Песок, в таком случае, как и в настоящее время, мог поглощать звуковые волны, испускаемые китами, что дезориентировало их и обуславливало спонтанные выбрасывания животных.

А.С. Тесаков (ГИН РАН), В.В. Титов (ЮНЦ РАН, Ростов-на-Дону),

А.К. Швырева (Ставропольский гос. музей-заповедник),

Е.В. Сыромятникова (ЗИН РАН), П.Д. Фролов (ГИН РАН)

СОЛНЕЧНОДОЛЬСК – НОВОЕ МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ

ПОЗДНЕМИОЦЕНОВЫХ ПОЗВОНОЧНЫХ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Находки наземных позвоночных миоцена и раннего плиоцена на территории Европейской России крайне немногочисленны и фрагментарны. В последние годы, однако, было открыто несколько новых местонахождений (Титов и др., 2007). Новые данные постепенно заполняют пробелы в наших знаниях о биоте и природной среде этого времени.

Летом 2009 года, благодаря информации и помощи школьника Я.Я. Хитеева, было изучено новое местонахождение ископаемых млекопитающих и других позвоночных в нескольких километрах восточнее г. Солнечнодольск Ставропольского края, на правом борту долины р. Егорлык. Оно приурочено к толще озерно-аллювиальных песков и алевритов, врезанных в морские отложения среднего сармата. Предварительный список териофауны содержит: Blarinella sp., Asoriculus gibberodon, Amblycoptus cf. jessiae, ?Talpidae gen., Prolagus ex gr. michauxi-sorbini, Hypolagus cf. igromovi, Nannospalax cf. macoveii, Spermophilinus turolensis, Tamias sp., Micromys sp., Apodemus sp., Pseudocricetus sp., Kowalskia sp., Felidae gen., Hipparion cf. Cremohipparion sp., Rhinocerotidae gen., Cervidae gen., Cervidae gen. (мелкая форма), Tragocerini gen., Gazella sp. По количеству остатков среди мелких млекопитающих преобладают кости пролагусов. Герпетофауна представлена остатками панцирей пресноводных черепах Sakya sp. и Geoemydidae gen. et sp. indet., и сухопутных черепах Testudinidae gen. et sp. indet. Были также собраны раковины наземных моллюсков Parmacella sp., Limax sp., пресноводных Bithynia sp. и Valvata(?) sp. Были найдены также многочисленные Acteocina spp., а также отдельные фрагменты костей тюленей, вероятно, переотложенные из подстилающих отложений среднего сармата.

Экологический облик фауны позволяет реконструировать саванно-степные ландшафты с присутствием околоводных и лесных местообитаний. Эволюционный уровень мышей, землероек, зайцеобразных, гиппарионов и других млекопитающих позволяет отнести эту фауну к позднему миоцену, позднему туролию, биохронологической зоне млекопитающих неогена Европы MN13 и предварительно коррелировать ее с понтическим региоярусом Восточного Паратетиса.

Местонахождения позднего миоцена на территории юга Восточной Европы редки и представлены преимущественно остатками мелких позвоночных или изолированными находками костей крупных животных. Дальнейшее изучение нового богатого местонахождения позволит более детально понять характер изменения биологического разнообразия и эволюции отдельных групп животных в сообществах, переходных от миоцена к плиоцену, а также уточнить стратиграфический возраст ряда ключевых фаун данного возрастного периода.

Поддержано РФФИ, проекты №№ 07-05-00400-а, 09-05-10024-к.

Г.О. Черепанов (СПбГУ)

происхождение черепах: история изучения и перспективы

Черепахи – уникальная по морфологическим признакам группа позвоночных. Даже самым ранним их формам – позднетриасовым Proganochelydia свойственны все характерные признаки группы, в том числе хорошо развитый панцирь. Отсутствие переходных форм затрудняет решение вопроса о происхождении черепах; в качестве их ближайших предков рассматриваются разнообразные группы древних амниот. В филогенетических исследованиях особое внимание уделялось сравнительному анализу строения черепа, в частности, характеру фенестрации крыши, особенностям строения мозговой коробки и небного комплекса. Но многие исследователи не обходили вниманием и структуры посткраниального скелета, хотя в этой части между черепахами и остальными высшими позвоночными наблюдается особенно широкий морфологический разрыв.

Внешнее сходство посткраниального скелета черепах и завроптеригий (плезиозавров и плакодонтов) позволило некоторым авторам предполагать, что между ними существует близкое родство. В отношении плезиозавров эта идея была высказана Г. Бауром (Baur, 1887), мнение о связи черепах и плакодонтов нашло своих сторонников в лице О. Йекеля (Jaekel, 1902; 1907) и Р. Брума (Broom, 1924). Разработанная в конце XIX века теория височных окон (Günther, 1867; Baur, 1889; Cope, 1871) дала некоторое подтверждение рассматриваемой гипотезе на краниальном материале. Так, по мнению Э. Копа (Cope, 1871), близость черепах и завроптеригий доказывалась сходством строения их нижней височной вырезки. Основываясь на этих данных, Г. Осборн (Osborn, 1903) объединяет черепах вместе с котилозаврами, аномодонтами и завроптеригиями, т.е. рептилий с одним височным окном или без окон, в подкласс Synapsida, противопоставляя его рептилиям с двумя височными окнами – подклассу Diapsida.

Дальнейшая разработка классификации класса Reptilia была сделана С. Виллистоном (Williston, 1917), который выделил рептилий с полной крышей черепа в подкласс Anapsida, включив в него котилозавров и черепах. Таким образом, была заложена основа идеи о происхождении черепах от котилозавров, нашедшая широкое распространение в литературе. С этого времени предметом оживленных дискуссий становится вопрос о том, какие именно древние анапсиды дали начало черепахам. В качестве таких предковых или близкородственных таксонов рассматривались диадекты, проколофоны, парейазавры, капториноморфы или различные комбинации этих групп.

Е. Кейс (Case, 1905) впервые предположил возможность тесной связи между предками черепах и диадектидами. Этой же точки зрения поначалу придерживался Э. Олсон (Olson, 1947), сгруппировав черепах, диадектоморфов, проколофонов и парейазавров в таксон Parareptilia. Позже он отказался от своего первоначального взгляда на филогению парарептилий, удалив диадектид от черепах и высказав мнение, что последние, вероятно, происходят от парейазавров или от проколофонов. Р. Эпплби (Appleby, 1961) возможными предками черепах полагал примитивных проколофонов. А. Ромер (Romer, 1964; 1966; 1968) напротив, не обнаружив никакого сходства, в частности в строении неба, между проколофонами (Nyctiphuretus) и древними черепахами (Proganochelys), вернулся к идее сближения черепах и диадектид.

Иной взгляд на происхождение черепах выразил О. Йекель (Jaekel, 1918), предположив, что они берут начало от парейазавров – панцирных котилозавров пермского периода. Позже эта концепция была поддержана В. Грегори (Gregory, 1946), который, сравнив план строения краниального и посткраниального скелета плакодонтов, парейазавров, диадектов и черепах, пришел к выводу, что плакодонты имеют лишь конвергентное сходство с черепахами и что черепахи имеют больше сходных черт с парейазаврами, нежели с диадектами. Парейазавровая гипотеза происхождения черепах позже была поддержана Ф. Паррингтоном (Parrington, 1962).

М.Ф. Ивахненко (1987) в определенном смысле присоединился к мнению В. Грегори и Ф. Паррингтона. Рассматривая черепах в пределах класса Parareptilia, очерченного Э. Олсоном (1947) и детально изучив строение черепов проколофонов, парейазавров, черепах и примитивных парарептилий – никтеролетеров, он признал близость черепах к высшим представителям последней группы и включил отряд Testudines наряду с никтеролетероморфами, диадектами и парейазаврами, в монофилетический подкласс диадектозавров. Отмечая, что среди парарептилий только черепах можно достоверно отнести к рептилиям по физиологическим признакам, он высказал предположение «о независимом развитии не только дефинитивного рептилийного синдрома, но и эмбриональных приспособлений у черепах относительно остальных групп современных рептилий – лепидозавров и архозавров» (Ивахненко, 1985, с. 85).

Особая точка зрения на происхождение черепах была инициирована описаниемэвнотозавра (Eunotosaurus) – небольшой рептилии из верхнепермских отложений Южной Африки. Эта форма обладала яркими чертами сходства с черепахами в строении посткраниального скелета, что позволило Д. Уотсону (Watson, 1914) считать ее непосредственным предком или, по крайней мере, ближайшим родственником черепах. С этого времени эвнотозавров рассматривали в качестве особого отряда в подклассе Testudines (Суханов, 1964). Однако в ходе переизучения остатков мнение о тесных связях эвнотозавра с черепахами было отвергнуто, а эта проблематичная форма была сначала отнесена к синапсидам (Lee, 1993; Gow, 1998), затем к парарептилиям (Modesto, 2000).

В современных исследованиях, основанных главным образом на кладистическом анализе палеонтологических данных, взаимоотношения черепах с другими группами рептилий по-прежнему не находят однозначной оценки. Так, согласно мнению одних авторов (Gaffney, McKenna, 1979; Carroll, 1988; Gauthier et al., 1988; Gaffney, 1990), черепахи дивергировали от ранних капториноморфов (Captorhinida), или это сестринские группы. Другие авторы (DeBraga, Rieppel, 1997; Rieppel, 1999; 2001) выдвигают гипотезу о черепахах как о группе, сестринской завроптеригиям, причем оба эти таксона кладут в основу лепидозавроморфной филогенетической линии. Широкую поддержку продолжает иметь мнение о паререптилийной природе черепах и их близкородственных связях с проколофонами (Reisz, Laurin, 1991; Laurin, Reisz, 1995) или парейазаврами (Lee, 1997; Kordikova, 2002; Черепанов, 2005 и др.).

Последние палеонтологические данные показали, что уже в позднем триасе черепахи были довольно многочисленны и разнообразны. Их ископаемые остатки этого возраста, долгое время известные только из Западной Европы, теперь обнаружены и в отложениях других континентов – Южная Америка (Rougier et al., 1995), Северная Америка (Jouys et al., 2008), Восточная Азия (Li et al., 2008). Триасовая фауна черепах насчитывает несколько хорошо очерченных родов (Proganochelys, Proterochersis, Palaeochersis, Chinlechelys, Odontochelys), причем, по-видимому, это представители не только разных таксономических, но и экологических групп: полуводные и наземные формы. Несмотря на существенный прирост палеонтологических данных, они не проливают свет на проблему происхождения черепах. Эта проблема по-прежнему остается одной из самых сложных и интригующих в филогении позвоночных. По нашему мнению, ее решение кроется как в получении новых палеонтологических данных, так и в анализе сведений, получаемых в области других биологических наук – генетики, молекулярной систематики и биологии развития.

С.В. Лобачева (ВСЕГЕИ)

История науки:

Памятные даты 2008 года

– 100 лет со дня рождения Георгия Павловича Леонова (1908–1983) профессора кафедры исторической и региональной геологии геологического факультета Московского университета, талантливого педагога, известного специалиста по методологическим проблемам геологии, палеогеновым отложениям Поволжья, Русской плиты, Кавказа и Крыма, теоретика стратиграфии. Широко известны его фундаментальные исследования в области региональной и общей стратиграфии, исторической геологии. Вопросы региональной стратиграфии изучены им на примере палеогеновых отложений Русской платформы, Крыма и Кавказа. В капитальном двухтомном труде «Основы стратиграфии» он обстоятельно рассмотрел главные вопросы стратиграфии как фундаментальной геологической науки, её основные понятия, методы, результаты и задачи, историю установления стратиграфических подразделений, типы стратиграфических шкал, исторические корни Международной, геохронологической шкалы и значение палеонтологических данных и фациального анализа в решении задач расчленения разрезов и их корреляции. В течение ряда лет преподавал курсы общей геологии, структурной геологии и геологического картирования, организовал и проводил геологическую практику студентов в Крыму. Но главное место в его педагогической деятельности занимало чтение курса исторической геологии, а также «Избранных глав исторической геологии», «Методов стратиграфии», «Методов историко-геологического исследования». Создал школу стратиграфов.

Памятные даты 2010 года

– 120 лет со дня рождения Веры Александровны Варсанофьевой (1890–1976) выдающегося геолога, ученицы А.П. Павлова, выпускницы Высших женских курсов в Москве, первой женщины-геолога в нашей стране, удостоенной ученой степени доктора геолого-минералогических наук, профессора и заведующей кафедры геологии во 2-ом Московском государственном университете (впоследствии Педагогический институт), талантливого педагога, блестящего лектора, организатора науки, большого популяризатора геологических знаний, члена-корреспондента Академии педагогических наук РСФСР. После окончания Московских женских курсов была оставлена на кафедре геологии «для усовершенствования в науках и подготовке к профессорскому званию» и читала самостоятельные курсы лекций по геологии. При этом принимала активное участие в геологических экскурсиях, организованных её учителями А.П. Павловым и А.А. Черновым. По предложению последнего участвовала в полевых работах по западному склону Северного Урала и верховьям р. Печора и впервые попала в места, изучению которых в дальнейшем посвятила многие годы своей жизни. Она занималась изучением геологии Уфимского плато – карстом, полезными ископаемыми - месторождениями бурых углей и бурых железняков, крупнейшим месторождением каменных солей г. Соликамск. Вместе с А.А. Черновым проводила исследования по геологии и стратиграфии каменноугольных и пермских отложений в неизученном до этого Печорском крае, бассейне р. Ильич на Северном Урале. По поручению Геолкома проводила геологическую съемку 124 листа Геологической карты СССР, в который входила значительная часть Северного Урала, его западный и восточный склоны. Итоги её многолетних полевых исследований были опубликованы в различных изданиях; наиболее важной является работа «Геоморфологические наблюдения на Северном Урале». Многие публикации посвящены стратиграфии каменноугольных отложений Северного Урала. Большую роль в творчестве В.А. Варсанофьевой занимала разносторонняя педагогическая деятельность. После чтений курсов геологии на Высших женских курсах, по приглашению А.П.Павлова, продолжила читать лекции по динамической геологии и по тектонике в 1-омМосковском государственном университете. В связи с открытием большого количества высших учебных заведений выезжала читать лекции по геологии в институты Твери, Иваново-Вознесенка, Рязани и др. В 1920-е годы получила приглашение преподавать на педагогическом факультете во 2-омМосковском университете, где получила профессорское звание и стала заведующей кафедрой геологии. Здесь создала большую библиотеку и геолого-палеонтологический музей. Читала оригинальный, разработанный ею курс исторической геологии и курс эволюционной палеонтологии. Воспитала многих будущих известных ученых (В.Н. Шиманский, Г.Г. Астрова, Н.И. Иорданский и др.). Автор научно-популярных книг по геологии – «Жизнь гор» (переиздавалась 4 раза тиражом 32 000 экз.), а также «Происхождение и строение Земли». В работе «Происхождение Урала и его горных богатств» впервые в научно-популярной форме дала обобщающую картину развития Уральской геосинклинальной системы и различных геологических процессов. Большое место в её творчестве занимали биографические очерки жизни и деятельности ряда русских геологов (А.Б. Миссуна, А.П. Павлов, М.В. Павлова, Г.Ф. Мирчинк, В.А. Обручев, А.Н. Мазорович и др.). Вела активную общественную деятельность – была действительным членом Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, Московского общества испытателей природы (МОИП), Географического общества. С 1941 г. она вице-президент МОИП, а с 1945 – главный редактор геологической серии «Бюллетеня МОИП», при этом она способствовала увеличению объема журнала и количества его ежегодных выпусков, увеличению числа авторских листов, а с 1951 г. по её предложению стала публиковаться хроника заседаний секций общества и краткие авторефераты большинства прочитанных докладов. Автор более 120 публикаций. За совокупность геологических работ была удостоена «Золотой медали им. А.П. Карпинского» от АН СССР, ей было присвоено звание «Заслуженного деятеля наук и техники Коми АССР» (1959), а также почетное звание «Заслуженный деятель науки и техники РСФСР» (1960).

– 100 лет со дня рождения Павла Александровича Софроницкого (1910–1997), известного стратиграфа, профессора и заведующего кафедрой региональной геологии Пермского университета, крупного специалиста по стратиграфии среднепалеозойских отложений Урала и Зауралья, по стратиграфии карбона и нижней перми Прикамья. Один из руководителей стратиграфических экскурсий по карбону Урала (1972) и нижнепермским отложениям Прикамья (1974). Известна его работа по турнейскому ярусу Пермской области. Занимался геологическим строением и нефтегазоносностью верхнего и среднего Прикамья. Автор более 50 публикаций.

– 90 лет со дня рождения Валентины Алексеевны Ивановой (1920–2006) известного биостратиграфа и палеонтолога, крупного специалиста по древним остракодам, выпускницы МГРИ, многолетнего сотрудника Палеонтологического института РАН, ученого секретаря института, ответственного секретаря «Палеонтологического журнала». Научная деятельность посвящена разностороннему изучению кембрийских, и особенно ордовикских остракод Сибирской платформы, Северо-Востока России и других регионов страны. Её исследования посвящены изучению морфологических особенностей, систематики, происхождения, филогенетического развития и стратиграфического значения остракод. Автор более 50 публикаций, в том числе 5 монографий, основные из них: «Сравнительная биостратиграфия ордовикских отложений Северо-Востока СССР», «Остракоды нижнего и среднего ордовика». Подотряд Hallinomorpha». Особо следует отметить составленный ею «Каталог оригиналов, хранящихся в ПИН’е. Остракоды».

– 90 лет со дня рождения Ольги Павловны Обручевой (1920–2008) известного ученого, специалиста по древним рыбам, выпускницы кафедры палеонтологии МГУ, замечательного педагога, доцента кафедры палеонтологии Московского университета, автора и соавтора целого ряда учебников по палеонтологии, в том числе «Палеонтологии позвоночных». Её научная деятельность была посвящена изучению панцирных рыб из девонских отложений СССР и зарубежья. Значительная часть её исследований была выполнена на материалах, собранных ею из разрезов девонских отложений Русской платформы. Она разрабатывала общие вопросы эволюции, систематики и морфофункционального анализа древних рыб. Результаты её исследований отражены в монографиях и статьях, наиболее значимые из которых «Панцирные рыбы девона СССР», «Верхнедевонские рыбы Центрального Казахстана», «Новые данные о панцирных рыбах девона Прибалтики» и др. Много времени уделяла преподаванию – читала лекции и проводила практические занятия по курсам «Палеонтология», «Историческая геология с основами палеонтологии», читала спецкурс «Палеонтология позвоночных». Многие годы участвовала в проведении Беломорской биологической практики, Крымской геологической практики, руководила курсовыми и дипломными работами студентов, проявляя заботливость и доброжелательность.

– 80 лет со дня рождения Марка Яковлевича Бланка (1930–1997), геолога, известного специалиста по стратиграфии верхнемеловых и палеогеновых отложений Донецкого бассейна, палеонтолога по брюхоногим моллюскам, сотрудника ПГО «Луганскгеология», члена комиссии по моллюскам Научного совета. Он занимался всесторонним изучением верхнемеловых отложений Северного Донбасса – геологической съемкой, исследованием их состава и строения, монографического изучения брюхоногих моллюсков и детального расчленения. Результаты его многолетних исследований отражены более, чем в 50 публикациях. Наиболее значимые из них: «Атлас верхнемеловой фауны Донбасса», «Распространение меловых морских гастропод в пределах СССР» (совместно с М.Р. Джалиловым), «О позднемеловых гастроподах Донецкого бассейна».

– 80 лет со дня рождения Юрия Гдальевича Гора (1930–2002), крупного палеоботаника, исследователя северных регионов страны, сотрудника института ВНИИГА–Севморгео–ВНИИОкеангеология. Его исследования посвящены изучению флоры каменноугольных и пермских отложений труднодоступных регионов Центральной Арктики и Антарктиды. Занимался разработкой моделей палеоэкосистем и их использованием в стратиграфии угленосных отложений верхнего палеозоя северных регионов, условиями образования угленосных отложений, расчленением угленосных отложений тунгусской серии северо-западной части Сибирской платформы по флоре и др. Автор более 100 публикаций, в том числе монографий: «Стратиграфия и флора верхнепалеозойских угленосных отложений Норильского района» и др.

– 80 лет со дня рождения Людмилы Михайловны Донаковой (1930–2002),ученого секретаря Всесоюзного Палеонтологического общества (1978–1995), выпускницы геологического факультета Ленинградского университета, сотрудника ВСЕГЕИ. Занималась стратиграфией каменноугольных отложений и фауной брахиопод Южного Урала и Донбасса. Детально изучала отложения карбона и фауну брахиопод Магнитогорского синклинория, выявила руководящие комплексы брахиопод и провела расчленение нижнекаменноугольных отложений на горизонты. Принимала активное участие в разработке и составлении унифицированных стратиграфических схем каменноугольных отложений Южного Урала и Русской платформы.

– 80 лет со дня рождения Константина Николаевича Конюшкова (1930–1993), известного стратиграфа и палеонтолога, вдумчивого и глубокого исследователя древнейшей группы ископаемых организмов – археоциат и докембрийских строматолитов Сибири, выпускника геологического факультета Ленинградского университета, сотрудника ВСЕГЕИ, человека большой культуры. Занимался стратиграфией нижнекембрийских отложений Алтае-Саянской складчатой области, большое внимание уделял изучению Западного Саяна. На основе монографического изучения археоциат расчленил нижний кембрий на три яруса. При этом имел свою точку зрения, основанную на изучении исторического развития археоциат – установил три крупных этапа, соответствующие ярусам, выявляя комплексы видов, присущие для каждого этапа. Первый этап – период начального развития, когда археоциаты были представлены одностенными и двустенными формами с простой перистостью стенок. Второй этап – период расцвета археоциат, когда комплекс характеризуется чрезвычайным разнообразием – в скелете археоциат происходит резкое усложнение поровой системы внутренней и наружной стенок. Третий этап – период вымирания археоциат – резко сокращается их разнообразие, преобладают представители неправильных археоциат, а среди правильных развиты формы с коническими или ветвящимися каналами наружной стенки. Каждому из этих периодов относится развитие археоциат определенных горизонтов Алтае-Саянской складчатой области и Сибирской платформы. Автор более 60 публикаций.

– 80 лет со дня рождения Александра Ивановича Лаврусевича (1930–1998), профессора кафедры региональной геологии и палеонтологии Таджикского государственного университета, известного стратиграфа и палеонтолога, крупного специалиста по стратиграфии силурийских отложений Центрального Таджикистана и фауны кораллов – ругоз, одной из важнейших групп фауны, на базе которой решаются задачи детальной стратиграфии палеозоя. Его исследования посвящены изучению силурийских и пограничных с ними верхнеордовикских и нижнедевонских отложений и наиболее широко распространенной в этих отложениях группе фауны – ругозам. На основании монографического их изучения (250 видов) и стратиграфического распространения в разрезах он детально расчленил силурийские отложения, выделив зональные подразделения по ругозам. В истории развития ругоз были выявлены три крупных этапа – позднеордовикский, силурийский и раннедевонский. Палеобиогеографический анализ изученных комплексов ругоз позволил выявить большое сходство их с соответствующими фаунами Азии, Европы и Австралии. Автор и редактор около 100 публикаций.

– 80 лет со дня рождения Витаутаса Леоновича Лелешуса (1930–2007), сотрудника института геологии АН Республики Таджикистан (Душанбе), крупного стратиграфа и палеонтолога, известного специалиста по кораллам – табулятам палеозоя, члена комиссии по кишечнополостным, подкомиссии по табулятоформным Научного совета. Им были продолжены исследования по разработке систематики табулят, предложенной Б.С. Соколовым. При составлении стратиграфических разрезов ордовикских, силурийских и девонских отложений Средней Азии был собран обширный палеонтологический материал, позволивший ему уточнить и детализировать систематику отдельных филогенетических ветвей табулят и установить частое проявление параллелизма в их эволюции. Его исследования показали, что при изучении табулят Таджикистана применение математических методов в палеонтологии имеет большое значение. Он предложил три новых математических формулы для определения изменчивости признаков, степени различия между биологическими особями и таксонами и вычисления темпов эволюции филумов. По предложенной формуле им были вычислены темпы эволюции табулят, гелиолитоидей, и при этом выяснилось, что наиболее высокие темпы эволюции были в начальной стадии развития филумов, а наиболее низкие – в поздней (реликтовой) стадии. Впервые установил по табулятам в Южном Тянь-Шане и на Памире карбонатные лландоверийские и нижневенлокские отложения, которые оказались широко распространенными на этой территории. Внес существенные уточнения и дополнения в стратиграфию ордовикских, силурийских и девонских отложений Средней Азии.

– 80 лет со дня рождения Николая Игнатьевича Лысенко (1930–2007) профессора кафедры грунтоведения и геоморфологии географического факультета Таврического университета им. В.И. Вернадского, талантливого педагога, прекрасного лектора, известного геолога, стратиграфа и палеонтолога, одного из лучших знатоков геологии Крыма, крупного специалиста по брюхоногим моллюскам отряда Nerineida. Выпускник Симферопольского педагогического института, был ассистентом на кафедре физической географии, а затем перешел в институт Минеральных ресурсов Министерства геологии СССР, где занимался изучением геологии и гидрогеологии Горного Крыма и одновременно проходил курс заочной аспирантуры в Геологическом Музее АН СССР им. А.П. Карпинского в Ленинграде под руководством профессора В.Ф. Пчелинцева. Изучал стратиграфию верхнеюрских и нижнемеловых отложений Горного Крыма и фауну аммонитов. Защитил кандидатскую диссертацию на тему «Биостратиграфия титонского и берриасского ярусов юго-западной части Горного Крыма на основании изучения фауны аммонитов» (1968) и получил приглашение для преподавательской деятельности в свой институт (ныне Таврический университет). Читая курсы «Основы палеонтологии», «Литология», «Основы физической географии» и др., проводил активную как педагогическую, так и научную деятельность. Много лет всесторонне изучал интересную группу мезозойских брюхоногих моллюсков, распространенную лишь в Средиземноморье – неринеид. При этом он посетил многие регионы, где встречается эта группа фауны – Азербайджан, Грузию, Испанию, Польшу, Венгрию и др. и изучил многие музейные коллекции. Его работа по неринеидам «Юрские и меловые неринеиды юга СССР и их стратиграфическое значение» (докторская диссертация, 1984) явилась весьма ценной сводкой по этой группе ископаемых, в которой приведены результаты комплексного палеонтолого-стратиграфического изучения мезозойских гастропод – неринеид. Они впервые были выделены в самостоятельный отряд Nerineida Lyssenko, ordo. nov., выявлен его таксономический состав при ведущей роли такого признака как внутренняя спиральная складчатость, который является основным показателем уровня филогенетического развития систематических групп надсемейственного ранга, также типа складчатости (выделено 10 типов), на основе которого выделены три филума, берущие начало от трех различных групп юрских гастропод, выявлены условия существования нериней и объяснена их связь с водорослевыми биогермными фациями. Показал стратиграфическое распространение изученных неринеид в пределах ярусов, подъярусов и биостратиграфических зон. В верхнеюрских и нижнемеловых отложениях Крыма им выделено 12 биозон, а разработанная схема расчленения рифогенных комплексов верхней юры и нижнего мела прослеживается и в южных регионах бывшего Советского Союза. Автор более 200 публикаций член Московского общества испытателей природы, Палеонтологического общества России, Нью-Йоркской Академии наук (США).

– 80 лет со дня рождения Валентины Алексеевны Самылиной (1930–2002), выдающего палеоботаника, большого знатока меловой флоры, выпускницы биолого-почвенного факультета Ленинградского университета, сотрудника Ботанического института АН СССР, ученицы и последовательницы известного палеоботаника В.А. Вахрамеева. Её научная деятельность была посвящена изучению мезозойской флоры Восточной Сибири, Дальнего Востока, Северо-Востока и Средней Азии. На основе обширных палеоботанических коллекций, как послойно собранных ею самой, так и присланных на определение многими геологами, она смогла выявить разнообразие флоры, изучить систематический состав, проследить смену стратофлор по разрезу и создать схему расчленения содержащих их континентальных отложений. Особенно важны её исследования по меловой флоре Северо-Востока, которые нашли своё отражение во многих публикациях – «Меловая флора Омсукчана» (1976), «Аркагалинская стратофлора Северо-Востока Азии» (1988) и др. Большим вкладом в дело изучения палеоботаники являются её достижения в исследованиях морфологии и систематики многих групп высших растений (покрытосеменные, голосеменные и др.). Автор более 150 публикаций, в том числе монографий, соавтор справочных руководств – «Стратиграфия СССР. Меловая система». Полутом 2, 1987 и др.

– 80 лет со дня рождения Вадима Петровича Сапельникова (1930–2004) почетного члена Палеонтологического Общества России, всемирно известного стратиграфа и палеонтолога, выпускника и преподавателя Свердловского Горного института, заведующего лабораторией биостратиграфии среднего палеозоя Института геологии и геохимии Уральского филиала РАН, большого специалиста по биостратиграфии и фауне брахиопод среднего палеозоя Урала, Южного Тянь-Шаня, Казахстана и Северо-Востока России. Занимался изучением детальной стратиграфии силурийских и девонских отложений и монографическим изучением брахиопод. Впервые создал детальные стратиграфические схемы силура и нижнего и среднего девона Полярного Урала, Уфимского нагорья, Казахстана и Зеравшанского хребта. Проводил тщательные всесторонние исследования по изучению морфологии, систематики, стратиграфического значения и этапности развития брахиопод среднего палеозоя. Особенно ценны его исследования по изучению всемирно распространенных брахиопод отряда Pentamerida. Он впервые предложил филогенетическую систему развития представителей этого отряда. Основал в институте группу эволюционной палеонтологии, курировал международный проект «Экостратиграфия венлок – жединской последовательности отложений» под эгидой ЮНЕСКО.

– 80 лет со дня рождения Анны Александровны Якушиной (1930–1997), известного палеонтолога, специалиста по пресноводным и морским двустворчатым моллюскам Забайкалья, Дальнего Востока и Монголии, выпускницы Восточного факультета (китайское отделение) и геологического факультета Ленинградского университета, ученицы Г.Г. Мартинсона, сотрудника ВСЕГЕИ. Научная деятельность посвящена изучению двустворчатых моллюсков из юрских и меловых отложений, преимущественно континентальных толщ Забайкалья, Дальнего Востока и Монголии. Исследования А.А. Якушиной отличаются глубиной и тщательностью, что особенно ярко проявилось при монографическом описании фауны как пресноводных представителей (Забайкалье, Монголия), так и морских (Атлас меловой фауны юго-западного Крыма), секретарь и автор в справочном руководстве «Стратиграфия СССР. Меловая система». Полутом 2, 1987. Будучи Ученым секретарем издания «Стратиграфический словарь СССР» Мезозой – T, I, К», 1979 провела огромную и тщательную работу по подготовке к печати обширной библиографии. Знание китайского языка давало ей возможность бескорыстно помогать многим коллегам в переводе статей и книг.

О следующих выдающихся палеонтологах, чьи памятные даты приходятся на 2010 год см. «Тезисы докладов XLVI сессии Палеонтологического общества», «История науки», 2000, с. 101-107.

– 210 лет со дня рождения Александра Федоровича Фольборта (1800–1876).

– 180 лет со дня рождения Геннадия Даниловича Романовского (1830–1906).

– 170 лет со дня рождения Валериана Ивановича Мёллера (1840–1910).

– 150 лет со дня рождения Владимира Прохоровича Амалицкого (1860–1917).

– 140 лет со дня рождения Николая Николаевича Яковлева (1870–1966).

– 130 лет со дня рождения Михаила Максимовича Васильевского (1880–1948).

– 130 лет со дня рождения Адольфа Генриховича Ржонсницкого (1880-1920).

– 130 лет со дня рождения Валериана Николаевича Рябинина (1880–1960).

– 130 лет со дня рождения Павла Ивановича Степанова (1880–1947).

– 110 лет со дня рождения Аглаиды Андреевны Любер (1900–1990).

– 110 лет со дня рождения Ольги Михайловны Мартыновой (1900–1997).

– 110 лет со дня рождения Дмитрия Владимировича Обручева (1900–1970).

– 110 лет со дня рождения Ольги Константиновны Полетаевой (1900–1982).

– 100 лет со дня рождения Ефросиньи Антоновны Балашовой (1910–1979).

– 100 лет со дня рождения Нины Константиновны Быковой (1910–1994).

– 100 лет со дня рождения Менделя Наумовича Грамма (1910–1997).

– 100 лет со дня рождения Раисы Степановны Елтышевой (1910–1994).

– 100 лет со дня рождения Елены Дмитриевны Заклинской (1910–1989).

– 100 лет со дня рождения Анатолия Николаевича Иванова (1910–1991).

– 100 лет со дня рождения Ильи Алексеевича Коробкова (1910–1970).

– 100 лет со дня рождения Юлии Петровны Никитиной (1910–1998).

– 100 лет со дня рождения Татьяны Алексеевны Сикстель (1910–1981).

– 100 лет со дня рождения Марии Ивановны Сосниной (1910–1999).

– 90 лет со дня рождения Анны Федоровны Дибнер (1920–1998).

– 90 лет со дня рождения Анатолия Константиновича Рождественского (1920–1983).

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

Вступительное слово Президента Палеонтологического общества академика

Б.С. Соколова. Геологическое или палеобиосферное время и стратиграфия. . . . . . . . . .

3

А.С. Алексеев. Биотические кризисы и массовые вымирания фанерозоя: современное состояние проблемы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

8

С.В. Антипенко, Т.В. Саченко. Особенности развития морской биоты в раннефаменский период межсолевого осадконакопления в Припятском палеобассейне. . . . .

9

О.В. Артюшкова, В.А. Маслов. Биостратиграфические корреляционные уровни в разрезах девона восточного склона Южного Урала как маркеры региональных событий. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

11

М.М. Астафьева, Е.В. Шарков, А.В. Чистяков, М.М. Богина. Бактериально-палеонтологические исследования раннепалеопротерозойских и современных вулканических стекол. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

13

М.С. Афанасьева, Э.О. Амон. Динамика биоразнообразия радиолярий в фанерозое. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

14

М.А. Ахметьев. Биотические глобальные и региональные кризисы мезозоя и кайнозоя, их причины и палеонтологические свидетельства. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

17

В.С. Байгушева, В.В. Титов. Отражение кризисных явлений в эволюции фаунистических сообществ плейстоцена Приазовья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

19

В.В. Баранов. Выделение региональных ярусных подразделений верхнего силура и нижнего девона северо-востока Евразии на основе цикличности седиментации и этапности развития фауны. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

21

М.С. Бараш. Абиотические причины массовой гибели морских организмов на границе мезозоя и кайнозоя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

23

И.М. Барг. О палеонтологических свидетельствах проявления фазы штирийского орогенеза на рубеже раннего и среднего миоцена в Западном и Восточном Паратетисе. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

26

А.А. Баренбаум. Экосистемные перестройки и биотические кризисы как реакция биосферы на мощные галактические воздействия (геохимический аспект проблемы). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

28

Т.М. Безносова. Рубежи преобразования тимано-североуральской морской биоты в раннем палеозое и границы региональных стратонов. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

30

В.Н. Беньямовский. Влияние палеогеографических и биогеографических факторов на разнообразие фораминифер палеоцена и эоцена периферии Северо-Восточного Перитетиса. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

32

О.В. Богоявленская. Развитие строматопорат и биотические кризисы. . . . . . . . .

34

Н.Ю. Брагин, А.Г. Константинов, Е.С. Соболев. Биоразнообразие и тепловодные элементы в составе радиолярий и головоногих моллюсков позднего триаса острова Котельный. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

35

Л.Г. Брагина. Новые данные по радиоляриям сантона центральной части Горного Крыма. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

37

А.С. Бяков. Геологические и биотические события перми Северо-Востока Азии. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

38

В.С. Вишневская. Биоразнообразие юрско-меловых радиоляриевых ассоциаций умеренных и высоких широт территории России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

40

Т.Н. Герман, В.Н. Подковыров. Специфичность сообщества микроорганизмов лахандинской биоты (верхний рифей Юго-Восточной Якутии) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

42

А.Ю. Гладенков. Характер развития морской диатомовой флоры Северной Пацифики в кайнозое. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

43

Ю.Б. Гладенков. Влияние кризисных и стрессовых явлений на характер развития биотических сообществ шельфовых бассейнов. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

45

Р.В. Горюнова. Динамика таксономического разнообразия мшанок отряда Rhabdomesida в карбоне Восточно-Европейской платформы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

46

О.С. Дзюба, Б.Н. Шурыгин. Кризисы юрской арктической биоты (данные по моллюскам) и их сопряженность с границами общих и региональных стратиграфических подразделений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

48

Н.Г. Изох, Е.А. Ёлкин . Биоразнообразие конодонтов в разрезе нижнего девона Южного Тянь-Шаня (Зинзильбан, Узбекистан) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

50

В.А. Коновалова. Развитие подсемейства Candoninae как отражение изменений климата в позднем кайнозое Западно-Сибирской равнины. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

51

Л.Ф. Копаевич. Политаксонные и олиготаксонные этапы в истории развития меловых планктонных фораминифер (глоботрунканид). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

53

Т.Н. Корень. События вымирания граптолитов: эволюционные последствия и роль в становлении хроностратиграфической шкалы силура. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

55

О.Л. Коссовая. Основные экологические события позднего палеозоя – биотический и абиотический аспекты. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

56

В.И. Краснов. Кризисы в истории геологического развития. . . . . . . . . . . . . . . . . .

58

Е.В. Краснов, А.Ю. Романчук. Разнообразие моллюсков в геологической истории Балтийского региона (палеоэкологический аспект). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

61

Е.И. Кулагина. Изменение видового разнообразия фораминифер на границе визейского и серпуховского ярусов на Южном Урале. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

63

Н.Б. Лаврова, В.В. Колька, О.П. Корсакова. Пыльца как индикатор миграции береговой линии Белого моря (Северная Карелия). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

64

В.Ю. Лукин. Табуляты на границе лландовери и венлока в Тимано-Североуральском палеобассейне. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

66

Т.М. Мавринская. Биостратиграфические факторы выявления событийных границ в отложениях ордовика и силура западного склона Южного Урала. . . . . . . . . . .

67

С.Ю. Малёнкина. Фосфориты – как свидетельства биотических кризисов разного порядка. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

68

А.В. Марков, А.А. Бондарев, М.В. Винарский. Взаимосвязь родового богатства сообществ и темпов родообразования в морской биоте фанерозоя. . . . . . . . . . . . . . . . . .

70

О.Р. Минина. Этапы развития палинофлор в позднем девоне Западного Забайкалья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

72

Г.Т. Мириева. Зональное расчленение отложений верхнего девона Южного Закавказья (Нахчыванской АР) по ринхонеллидам. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

74

Е.Б. Наймарк, А.В. Марков. Динамика широтного градиента биоразнообразия в фанерозое. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

76

В.З. Негруца. Взаимосвязь эволюции органического мира криптозоя и фанерозоя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

78

Н.К. Оспанова. О связи биоразнообразия экосистем и их устойчивости. . . . . . . .

80

Н.К. Оспанова, Ф.А. Салимова. Разнообразие гелиолитид палеозоя Тянь-Шаня как показатель этапности их эволюции. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

82

А.Н. Островский. Позднемеловая радиация хейлостомных мшанок (Bryozoa, Gymnolaemata) и ее возможные причины. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

83

В.Н. Пазухин. Динамика разнообразия раннекаменноугольных конодонтов Южного Урала и востока Русской платформы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

85

Е.Б. Пещевицкая, Б.Л. Никитенко, С.Н. Хафаева. Динамика таксономического разнообразия микробентоса и микрофитопланктона в раннем валанжине (по материалам скв. Медвежья-50, север Западной Сибири). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

86

Т.Н. Пинчук. Признаки биотического кризиса на границе нижнего и среднего миоцена (на примере фораминифер Западного Предкавказья). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

88

А.В. Попов. О саморазвитии фанерозойской биосферы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

90

С.В. Попов. Позднемиоценовый мессинский кризис в Средиземноморье и Паратетисе. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

93

З.В. Пушина, Р.М. Гогорев, П.И. Лунев. Диатомовые водоросли в неогеновых отложениях массивов Фишер и Уиллинг (горы Принс-Чарльз, Восточная Антарктида). .

95

А.А. Сабиров. Биотические кризисы в развитии девонских фораминифер Таджикистана. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

96

Т.В. Сапелко. Динамика развития озер – источник информации о кризисных ситуациях в истории Земли. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

98

Н.В. Сенников, Е.В. Буколова. Динамика таксономического разнообразия ордовикских граптолитов в Алтайском и Салаирском бассейнах. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

100

Н.В. Сенников, О.Т. Обут, Н.Г. Изох, Н.К. Бахарев, О.А. Родина, Е.В. Буколова. Этапы развития пелагической биоты в палеозойских бассейнах юга Сибири. . . . . .

103

Е.А. Сережникова. Колонизация субстрата седентарным макробентосом в венде: допустимы ли параллели с фанерозоем. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

105

В.А. Снежко, Т.Ю. Толмачева. О присутствии образований рифея на Северном Кавказе (на основании органических остатков). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

107

Е.А. Соколова. Развитие позднемеловой биоты планктонных фораминифер в периоды кризисов и в межкризисных интервалах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

108

А.Н. Соловьев. Значение редких находок и уникальных местонахождений ископаемых морских ежей для познания исторического развития класса. . . . . . . . . . . . . .

110

Д.А. Субетто. Природно-климатический и биотический кризис на рубеже позднего плейстоцена и голоцена. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

112

О.П. Тельнова. Рубеж франского и фаменского веков на Южном Тимане. . . . . .

113

Т.Ю. Толмачева. Биоразнообразие конодонтов ордовика северной окраины Восточно-Европейской платформы (о. Колгуев, Архангельская область). . . . . . . . . . . .

114

В.С. Цыганко. О биособытийных уровнях на рубеже раннего и среднего девона. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

115

Т.С. Шелехова, В.В. Колька, О.П. Корсакова. Особенности диатомовых комплексов в донных осадках озер Карельского побережья Белого моря. . . . . . . . . . . . . . . .

117

В.Г. Шпуль. Значение флористических кризисов для определения границ региональных стратонов эоцена и олигоцена Воронежской антеклизы (по данным палинологии). . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

120

М.А. Эфендиева. Взаимосвязь эволюционных процессов живой и неживой природы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

122

А.А. Ярков. Багряные водоросли (Rhodophyta) протерозоя. . . . . . . . . . . . . . . . . .

123

ЗАСЕДАНИЕ, ПОСВЯЩЕННОЕ 110-ЛЕТИЮ А.П. БЫСТРОВА

И.Г. Данилов, Е.В. Сыромятникова, В.В. Титов. Новые данные о черепахах из местонахождения Морская 2 (Северо-Восточное Приазовье, верхний миоцен). . . . . . .

126

А.О. Иванов. Позднепалеозойские анахронистидные акулы: морфология зубов и распространение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

127

А.А. Куркин. Пермские аномодонты: палеобиогеография и расселение группы.

128

Д.П. Плакс. Позвоночные силура Беларуси. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

130

А.Г. Сенников, В.К. Голубев. Граница перми и триаса в опорном разрезе Жукова оврага (Владимирская область) по тетраподам. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

131

П.П. Скучас. Новые данные о строении черепа примитивной хвостатой амфибии Kokartushonorarius из средней юры Киргизии и филогенетическое положение Caudata в системе амфибий. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

134

К.К. Тарасенко. Примеры и причины массовых выбрасываний китов в позднем миоцене на территории Центрального и Северо-Западного Предкавказья. . . . . . . . . . . .

136

А.С. Тесаков, В.В. Титов, А.К. Швырева, Е.В. Сыромятникова, П.Д. Фролов. Солнечнодольск – новое местонахождение позднемиоценовых позвоночных на Северном Кавказе. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

137

Г.О. Черепанов. Происхождение черепах: история изучения и перспективы. . . .

138

С.В. Лобачева. К истории науки: Памятные даты 2008. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

140

Памятные даты 2010. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

140

1 Палеонтологический материал представлен отпечатками конодонтов.

2 Альфа-разнообразие отражает таксономическое, в данном случае родовое разнообразие в пределах сообщества; считается, что в тропиках сообщества в среднем более богаты видами и родами, чем в умеренных и высоких широтах.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Эволюция органического мира и биотические кризисы l vi сессия палеонтологического общества

    Документ
    ... Президента Палеонтологическогообщества академика Б.С. Соколова на LVI сессии Дорогие друзья, Тема открывающейся сессииПалеонтологическогообщества «Эволюцияорганическогомира и биотическиекризисы». Но ...
  2. Бюллетень новых поступлений за апрель 2010 г

    Бюллетень
    ... Галкин; Ухто-Печор.обществ.орг."Мемориал". - ... Б75553 VI-322 Карпов ... Южноуральская сессия = Carboni­ferous ... . Г22841 Эволюцияорганическогомира и биотическиекризисы: материалы ... выявления палеонтологических свидетельств биотическихкризисов, массовых ...
  3. Анализ результатов единого государственного экзамена

    Анализ
    ... VIЭволюция живой природы 35А Учение об эволюцииорганическогомира ... Вид фактора биотический абиотический 1 ... палеонтологических доказательств эволюции ... века? Кризис в ... КИМы: Репетиционная сессия 4. – М.: ... и общества, общества и природы, общества и ...
  4. Красилов и биостратиграфия М

    Книга
    ... палеонтологическую характеристику. Эти работы способствовали признанию изменения органическогомира ... общества, ... (VI), ... сессии ... этапам эволюцииорганическогомира и ... и биотическое равновесие ... объясняет мессинский кризис изменением гидрологического ...
  5. Красилов и биостратиграфия М

    Книга
    ... палеонтологическую характеристику. Эти работы способствовали признанию изменения органическогомира ... общества, ... (VI), ... сессии ... этапам эволюцииорганическогомира и ... и биотическое равновесие ... объясняет мессинский кризис изменением гидрологического ...

Другие похожие документы..