textarchive.ru

Главная > Сборник статей


Критики отмечают целостность художественного мира поэта. Одни ограничиваются констатацией этого (А. Махмудов), другие предпринимают попытки выявить ее элементы. В. Акаткин отстаивает мысль о противоречивости красок, состояний в поэзии Жигулина. С точки зрения Б. Подкопаева, целостный характер художественному миру Жигулина придает антиномичность, гармоничное сопряжение сокровенности и глубинности душевных движений и отсутствие «камерной ограниченности», «чувствительное пристрастие» к природе и «неодолимая тяга к безбрежному» [11].

Характерной чертой поэтического мира А. Жигулина исследователи считают автобиографический характер его поэзии. Он проявляется и в географически точном именовании «малой» родины (В. Ющенко, С. Галов, О. Ласунский и др.), и в отмеченном единстве личной судьбы поэта с «судьбой поколения, к которому оно принадлежит» [6:122] (А. Истогина), соответствии его духовных исканий «неистовому размаху планов и свершений, характеру» [11] своего времени (В. Акаткин, Б. Подкопаев). Г. Лапчинский ограничивается констатацией узко социального характера автобиографизма Жигулина: «В стихах поэта всегда присутствует советский человек с его глубокими раздумьями о жизни, долге, Родине» [7:135].

Но критики стремятся отметить и индивидуальное в творчестве Анатолия Жигулина. Отличительными особенностями поэтики Жигулина Ющенко считает «точность поэтического взгляда», внимание к деталям внешнего мира, «умение увидеть в малом большое» [12], А. Махмудов – «тонкую наблюдательность, умение в поэтических образах рассказать о пережитом, о прошедшем, представить на суд читателя внутреннюю сущность явлений так же мастерски, как и внешнюю» [10]. Акаткин полагает главным прорывом Жигулина «чуткость к радостям и тревогам современников» [1:138].

С поиском индивидуального, характерного тесно связаны размышления об особенностях мироощущения А. Жигулина, эмоциональном тоне его лирики. В оценке этого параметра среди критиков нет единодушия. «Мироощущение Жигулина – это выстраданный оптимизм доброго, отзывчивого и любящего человека» [1:138] (В. Акаткин). Л. Аннинский же отмечает обманчивость покоя, тревожность мировидения поэта, «трагический непокой души», объясняемый исследователем «изначальной совмещенностью жизни и смерти»: человек в поэзии Жигулина знает, что его жизнь конечна, но не может с этим смириться, так как нельзя равнодушно принимать потерю любви, веры, памяти о предках [3]. В. Лободов полагает основой мировоззрения поэта «диалогичность человека и мира», причем движение мира поэта идет в направлении духовного сдвига, ощущения личностью исторического времени «как своего личного» [9:135].

Общее поле разговора заставляет задуматься над динамикой художественного мира А. Жигулина. Исследователями предпринимались попытки определить скрытый нерв лирики поэта, ее развитие. Так, Б. Подкопаев, характеризуя сборник «Стихотворения» 1976 года, дает высокую общую оценку, но замечает, что не все стихотворения одинаково бесспорны, есть и «возвращение на прежние рубежи» [11]. О. Ласунский настаивает на отсутствии ощущения повторяемости и однообразия, что, по его мнению, объясняется «изначальной духовной слитностью художника и «малой родины» [8], однако факт констатации примечателен. Любопытна оценка А. Истогиной сборника «Горящая береста»: она отмечает «статичность и излишнюю иногда чистоту картины», которые, тем не менее, искупаются «достовернейшей» интонацией [6:124]. Истогина верно определила причину статичности поэтического мира Жигулина и наметила путь ее преодоления: «сугубо эмоционального освоения былого опыта явно недостаточно, необходим анализ, сосредоточенная проницательная мысль» [6:124].

В целом, творчеству Анатолия Жигулина даны не противоречащие друг другу оценки. Критики подошли к исследованию его лирики с разной степенью глубины: одни ограничились констатацией ряда важных тем и мотивов, другие – предприняли попытки выявить сущностное, индивидуальное в художественном мире поэта. Очевидно, что обилие посвященных А. Жигулину публикаций свидетельствует о серьезности фигуры поэта, о том, что он занял свое место в литературном процессе 1970-х годов. Вместе с тем, общее направление оценок как московских, так и воронежских критиков доказывает, что в 1970-е годы существовало единое поле литературы, центральная и провинциальной пресса сообщались, их отношения были равноправными.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Акаткин В. Тревожный покой // Подъем. 1971. № 5. С. 137-140.

  2. Акаткин В. Наследники великой темы // Подъем. 1975. № 3. С. 141-150.

  3. Аннинский Л. Восхождение личности: О новой книге стихов Анатолия Жигулина // Молодой коммунар. 1971. 17 апреля.

  4. Аннинский Л. Всерьез: О трех поэтических книжках, о направлении поиска в современной лирике // Комсомольская правда. 1971. 16 июня.

  5. Галов С. Воронежские страницы // Коммуна. 1977. 14 мая.

  6. Истогина А. Право на память // Подъем. 1977. № 6. С. 122-125.

  7. Лапчинский Г. О, Родина! Новые произведения воронежских композиторов // Подъем. 1974. № 4. С. 132-136.

  8. Ласунский О. Поэтическая родина А. Жигулина // Коммуна. 1979. 30 сентября.

  9. Лободов В. Власть вечности и поля (Некоторые особенности поэтики Анатолия Жигулина) // Подъем. 1977. № 4. С. 130-135.

  10. Махмудов А. Свет яркий, лучезарный // Коммуна. 1973. 15 июля.

  11. Подкопаев Б. Отсвет костра // Молодой коммунар. 1976. 14 октября.

  12. Ющенко В. Близкое и дорогое // Коммуна. 1971. 2 марта.

А.Ю. Труфанов

ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ЦЕНЗУРА В 90-Е ГОДЫ XX ВЕКА

Преобразования 90-х годов XX века внесли свои коррективы не только в общественно-политическую жизнь страны, но и во взаимоотношения власти и общества, в частности, власти и средств массовой информации. Одной из таких особенностей стала «отмена давления цензуры». Формулировка заключена в кавычки в силу того, что на смену идеологической цензуре пришли иные формы воздействия на средства массовой информации – экономические, политические, административные и т.д.

Историография работ по истории цензуры и деятельности цензурных органов достаточно обширна (однако в подавляющем большинстве историография посвящена изучению цензуры в досоветский и советский периоды). Она представлена монографиями, научными статьями, комментариями в сборниках документов, тезисами и материалами целого ряда непосредственно посвященных цензуре семинаров и конференций. В числе крупнейших западных исследователей советской и российской цензуры необходимо отметить М. Дьюхерста, Р. Фарелла, М.Т. Чолдин, М. Фридберга.

Тем не менее, тема цензуры в России в 90-е годы XX века пока остается одной из наименее изученных в отечественной историографии. Связано это как с отсутствием фактологического материала, так и с осознанием того, что вместе с распадом Советского Союза прекратила свое существование и цензура государства в отношении средств массовой информации. Немаловажную роль в формировании сознания об отсутствии цензуры сыграло и появление в указанный период огромного количества печатных изданий различного толка, выражающих различные точки зрения.

В 1990-е гг. стало возможным рассмотрение цензуры не просто как одной из структур политической власти в СССР, но и как важной составляющей всей общественной жизни. Появляются работы, изучающие цензуру с точки зрения системного подхода и рассматривающие её влияние на различные области общественной жизни. К числу данных исследований необходимо отнести работы А.В. Блюма, Т.М. Горяевой, Г.В. Жиркова.

В работе «Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг.» Т.М. Горяева предприняла попытку рассмотреть историю цензуры на протяжении всего советского периода [3]. Более того, советская цензура осмысливается автором с точки зрения социокультурной традиции, с учётом исторически сложившихся в России властно-подчинённых отношений.

А.В. Блюм рассмотрел не только механизм деятельности цензурных органов, но и проанализировал их функционирование во взаимодействии с партийными и карательными инстанциями, показав их родственную природу [2]. Он же рассмотрел различные проявления цензурной практики по отношению к книжным издательствам, массовой прессе, изобразительному и музыкальному искусству, русской классической, эмигрантской, советской литературе.

В аспекте заявленной темы необходимо отметить работу Г.В. Жиркова «История цензуры в России XIX-XX вв.»[4], в которой автор рассматривает преемственность и традиции цензурного режима в России и СССР на протяжении двух столетий, показывает взаимоотношения власти и прессы, процесс осознания представителями власти роли журналистики в обществе и функции цензуры.

Таким образом, к настоящему времени появилось большое количество исследований, рассматривающих различные проявления советской политической цензуры и цензуры как явления в целом. Вместе с тем, наблюдается почти полное отсутствие работ, изучающих цензурные проявления со стороны органов государственной власти в постсоветский период на региональном уровне, что не даёт возможности воссоздать картину функционирования различных элементов цензурной системы во взаимосвязи на протяжении всей истории её существования. Это тем более важно, так как, если исходить из системного подхода, эффективное существование всей системы возможно только при условии функционирования всех её элементов.

На законодательном уровне проблема цензуры в России в 90-е годы XX века решилась практически одновременно с распадом Советского Союза. 27 декабря 1991 года был принят Закон о средствах массовой информации. Он регламентировал организацию и деятельность средств массовой информации, порядок распространения массовой информации и т.д. Отдельной статьей в законе отмечалось, что «цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, – не допускается» [12]. В 1995 году вышел Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» [9], регулирующий «отношения, возникающие в связи с распространением государственными средствами массовой информации материалов или сообщений о деятельности органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации» [10]. Закон устанавливал правила освещения официальных мероприятий представителями средств массовой информации. Например, определялся промежуток времени, когда государственные средства массовой информации должны были размещать информацию с выступлений официальных лиц [11].

Таким образом, в 90-е годы ХХ века на уровне федерального законодательства было закреплено положение о недопустимости цензурных проявлений в средствах массовой информации. Тем не менее, декларируемая недопустимость цензурных проявлений фактически так и осталась на бумаге.

Хронологические рамки представленной работы ограничены периодом с 1992 по 1999 годы. Это обусловлено тем, что именно для этого периода характерна относительная либерализация, то есть смягчение цензурной политики федеральных и региональных властей в отношении средств массовой информации (по сравнению как с советским, так и с периодом 2000-х годов). В рассматриваемый период стали возможными и критика власти, и публикация компрометирующих материалов на власть предержащих, и дискуссия по наиболее острым политическим и социально-экономическим вопросам.

Что касается более позднего периода, то после 2000-го года был приняты ряд нормативных правовых актов, направленных на ужесточение контроля за средствами массовой информации. В 2001 и 2002 годах приняты поправки в федеральные конституционные законы, предусматривающие возможность ограничения свободы печати и других средств массовой информации в условиях чрезвычайного и военного положения [8;13]. Показателем усиления контроля власти за деятельностью средств массовой информации в начале 2000-х годов может служить и количество поправок, внесенных в закон «О средствах массовой информации». До 2000 года в указанный закон внесено пять поправок, четыре из которых являются юридико-лингивистической правкой, а дна запрещает СМИ распространять «передачи, пропагандирующие порнографию, культ насилия и жестокости» [7]. После 2000 года в закон было внесено семнадцать поправок. Десять из них налагают ограничение на деятельность средств массовой информации и расширяют возможности для прекращения их деятельности. Например, Федеральным законом от 25 июля 2002 года №112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» предусматривалась возможность прекращения деятельности средства массовой информации «в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» [6].

Таким образом, 90-е годы XX века явились своеобразным промежуточным периодом, когда цензурные проявления если и не исчезли полностью, то были сведены до минимума. Именно рассматриваемый период стал переходом от Главлита к Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (созданной в 2004 году).

Тем не менее, несмотря на отсутствие единого федерального органа, определяющего политику в области печати, в 90-е годы XX века регионы Российской Федерации самостоятельно решали эту проблему.

В каждом субъекте Российской Федерации в структуре органов власти выделялось подразделение, ответственное за взаимодействие с прессой – пресс-служба главы региона.

Как отмечалось выше, несмотря на декларируемую отмену цензуры, власть (как федеральная, так и в большей степени региональная) старалась не только отслеживать все материалы, затрагивающие её деятельность, но и влиять на прессу с целью позитивного представления власти в средствах массовой информации. За данное направление отвечали пресс-службы глав субъектов Российской Федерации. Значимость данного структурного подразделения в системе исполнительной власти определялась тем, что пресс-служба была подчинена непосредственно главе региона (в республике Татарстан пресс-служба входила в состав аппарата Президента республики и имела двойное подчинение – президенту Татарстана и руководителю аппарата президента республики. В республике Мордовия пресс-служба являлась самостоятельным структурным подразделением администрации главы республики. В Удмуртской республике пресс-служба входила в состав аппарата администрации президента республики), в обязанности которой и входило проведение цензурной политики или, как отмечалось в положениях о пресс-службе, информационной политики. Эти положения были отражены во всех нормативных правовых документах, регулирующих деятельность пресс-служб региональных глав исполнительной власти. Например, в положении о пресс-службе республики Татарстан отмечается, что основными её функциями являются «взаимодействие с республиканскими, федеральными и иностранными средствами массовой информации, а также с журналистами в целях объективного и всестороннего освещения деятельности Президента Республики Татарстан; формирование через средства массовой информации объективного общественного мнения о деятельности Президента Республики Татарстан; установление неформальных связей со средствами массовой информации» [15]. В республике Мордовия среди основных функций пресс-службы обозначены: «формирование через средства массовой информации общественного мнения о деятельности Главы Республики Мордовия, оперативное информирование Главы Республики Мордовия о позиции средств массовой информации по поводу выступлений и решений Главы Республики Мордовия, об откликах на них в прессе, на телевидении и радио, о состоянии общественного мнения» [14]. В Удмуртской республике – «обеспечение эффективного взаимодействия и сотрудничества органов государственной власти Удмуртской Республики и органов местного самоуправления в Удмуртской Республике со средствами массовой информации» [16]. Аналогичные функции отражены во всех положениях о пресс-службе глав субъектов Российской Федерации.

Влияние на прессу и формирование цензурной политики в регионе происходило посредством следующих способов (1):

  1. Экономический. Под экономической цензурой подразумевается установление таких условий существования средств массовой информации, при которых оно не способно (или ограничено в своих действиях) проводить собственную, независимую политику, независимую от точки зрения органов власти.

В России основным способом влияния на средства массовой информации стала их покупка. Одним из способов экономического воздействия на средства массовой информации стало учреждение печатных изданий, подконтрольных власти («Нижегородская правда», «Нижегородский новости», «Известия Мордовии», «Удмуртская правда» и т.д.). Средства на содержание этих печатных органов выделялись из регионального бюджета, так что говорить в отношении них о самостоятельной политике не приходится.

Второй способ экономического воздействия на печать с целью позитивного освещения деятельности региональной власти заключался в размещении заказа в определенных средствах массовой информации. Так, конкретному изданию, внешне не зависящему от региональной власти, заказывалось разместить на своих страницах материал о деятельности власти.

Третий способ экономического воздействия на провинциальные средства массовой информации заключался в работе со спонсором газеты. В 1990-е годы все средства массовой информации входили в состав той или иной финансовой группы, которая и определяла редакционную политику издания. И в случае, если у региональной власти находились силы влиять на эти группы, то появлялась возможность и влиять на подконтрольные финансовым группам издания.

В статье «Цензура в России 1991 и 2001 гг.» Мартин Дьюхерст, рассматривая цензурные проявления в современной России, на первое место ставит административную цензуру [17]. Однако, как отмечают эксперты [5], административная цензура в 90-е годы применялась крайне редко и только в отношении небольших региональных изданий. Применение административного ресурса могло негативно отразиться на имидже самой власти (2). Поэтому власть старалась не прибегать к силовому давлению на прессу (в особенности на федеральном уровне), а искать иные пути воздействия на средства массовой информации.

  1. Установление неформальных отношений. В данном случае подразумевается установление отношений вне понятий «власть-печать». Отношения переходят в фазу «ты-мне-я-тебе». Это могло выражаться в предоставлении отдельным журналистам конфиденциальной или эксклюзивной информации. В результате, при возникновении негативных для власти событий, средства массовой информации расставляли акценты таким образом, что событие становилось в ряд обыденных. Как отмечают эксперты [5], в ряде регионов неформальные отношения могли превалировать над экономическим воздействием. Несмотря на то, что данный способ был более трудозатратным, тем не менее, в большинстве случаев он был более продуктивным, нежели экономическое воздействие. Неформальные связи позволяли не только влиять на средства массовой информации, но и получать интересующую информацию, проверять слухи и т.д. В данном случае журналисты были, если выражаться языком спецслужб, агентами региональных властей.

Безусловно, цензурная политика в отношении провинциальной печати не ограничивалось лишь вышеуказанными методами. Исполнительная власть в каждом регионе Российской Федерации самостоятельно определяла приоритеты во взаимоотношении с прессой. В одном случае на первый план выходили неформальные отношения, в другом – экономические, в третьем – административные. В остальном, как отмечают эксперты [5], о цензуре в прямом её понимании, как на региональном, так и на федеральном уровне говорить не приходится. Средства массовой информации были поставлены в условия необходимости поиска средств для выпуска издания, что побуждало их ориентироваться на потребности читателей. В результате, на первых полосах размещались материалы социального характера. Политические и экономические проблемы стали уделом специализированных изданий, с небольшим тиражом и выпускаемых на общероссийском уровне.

В результате, необходимо отметить, что несмотря на декларируемую цензурную независимость средств массовой информации от власти, на практике ситуация обстояла иным образом. За прессой в провинции стали следить массово создаваемые пресс-службы глав регионов, в чьи обязанности вменялся контроль за всеми материалами, выходящими во всех средствах массовой информации региона. При взаимодействии со средствами массовой информации пресс-служба использовала различные методы, главным образом, экономическое и внеэкономическое воздействие. Существовали и иные способы воздействия на прессу, однако определяющим оставалось экономическое воздействие. В условиях самоокупаемости средства массовой информации в еще большей степени стали зависеть от регионального, муниципального бюджетов или средств спонсоров (зачастую первые два понятия сливались с последним). Свобода слова дозволялась лишь в той степени, насколько это затрагивало саму сущность власти. В противном случае власть старалась подключать все способы воздействия на прессу. В тех регионах, где власть не использовала влияние и, соответственно, должным образом не реагировала на критические статьи, не использовала цензуру, произошла смена руководства региона (Нижегородская область, губернатор И.П. Скляров). Цензура являлась одной из форм государственного контроля за деятельностью печати и важнейшим условием существования самой власти. Ее эволюция в 90-е годы XX в. привела к более совершенным, практически не заметным или мало заметным формам цензуры, выразившейся в той или иной статье закона или решении суда.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

  1. 90-е – время надежд // Эхо Москвы. 2008. – Электронный ресурс, код доступа: /programs/niceninety/512707-echo/

  2. Блюм А.В. За кулисами «министерства правды». Тайная история советской цензуры. 1917-1929. – СПб., 1994.

  3. Горяева Т.М. Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг. Монография. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002.

  4. Жирков Г.В. История цензуры в России XIX-XX вв. – М.: Аспект Пресс, 2001.

  5. «Запись интервью от 16 августа 2010 г.», из личного архива автора.

  6. «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности»: часть 3 статьи 1 Федерального закона от 25.07.2002 №112-ФЗ // "Собрание законодательства Российской Федерации". – 2002 – №30. С. 3029.

  7. «О внесении изменения и дополнения в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»: статья 1 Федерального закона от 19.07.1995 №114-ФЗ //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995 – №30. С. 2870.

  8. «О военном положении»: подпункт 14 пункта 2 статьи 7 Федерального конституционного закона от 30.01.2002 №1-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002 – № 5. С. 375

  9. «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации»: Федеральный закон №7-ФЗ от 13.01.1995 //Собрание законодательства Российской Федерации. –1995 – № 3. С. 170.

  10. «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации»: Статья 1 Федерального закона №7-ФЗ от 13.01.1995 //Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995 – № 3. С. 170.

  11. «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации»: Статья 5 Федерального закона №7-ФЗ от 13.01.1995 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995 – № 3. С. 170.

  12. «О средствах массовой информации»: Закон Российской Федерации от 27.12.1991 №2124-1 // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992 – №7. С. 300.

  13. «О чрезвычайном положении»: пункт «б» статьи 12 Федерального конституционного закона от 30.05.2001 №3-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2001 – № 23. С. 2277.

  14. «Об утверждении Положения о Пресс-службе Главы Республики Мордовия»: Указ Главы Республики Мордовия от 21.10.96 №125// Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

  15. «Об утверждении Положения о Пресс-службе Президента Республики Татарстан»: Указ Президента Республики Татарстан от 09.09.2006 №УП-365 // Ведомости Государственного Совета Татарстана. – 2006 – №8-9. С.1826.

  16. «О министерстве культуры, печати и информации Удмуртской республики»: Постановление Правительства УР от 28.08.2009 №241 (вместе с «Положением о министерстве культуры, печати и информации Удмуртской республики»)// «Собрание законодательства Удмуртской Республики». – 2009 – № 26 (часть II). С.35.

  17. Martin Dewhirst Censorship in Russia, 1991 and 2001 // Открытый текст. – 2002. С.29. – Электронный ресурс, код доступа: /censorship/russia/sov/libraries/books/mdew/?id=299



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Электронный архив лаборатории литературного краеведения i пушкинистика

    Программа
    Электронный архив лабораториилитературногокраеведения I. Пушкинистика Адрианов, ... Ленина, 2008. – 136с. Литературноекраеведение (программа, список литературы, тематика ... Горький, 1985. – 18с. Литературноекраеведение в школах Нижегородского края. Вып ...
  2. Электронный архив лаборатории литературного краеведения i пушкинистика

    Программа
    Электронный архив лабораториилитературногокраеведения I. Пушкинистика Адрианов, ... Ленина, 2008. – 136с. Литературноекраеведение (программа, список литературы, тематика ... Горький, 1985. – 18с. Литературноекраеведение в школах Нижегородского края. Вып ...
  3. Литературная викторина «наполеоновские войны в жизни и творчестве писателей – земляков» александр сергеевич пушкин (1799 – 1837)

    Документ
    Н.М. Лебедев, научный сотрудник лаборатории «Регионального краеведения»Литературная викторина «Наполеоновские войны в жизни и творчестве ... поэме Батюшков вынес суровый приговор литературным славянофилам и писателям-сентименталистам (книги их ...
  4. Iv материалы конференции «краеведение как фактор формирования культурно – нравственного облика современного школьника» пленарное заседание электронные библиографические справочники как источник изучения культуры омска

    Документ
    ... работа и сотрудничество - организации следующие: лаборатория ветроэнергетики, институт аэродинамики, Ботанический сад ... на таких секциях, как: «Лингвистика», «Литературноекраеведение», «Краеведение», «Родословная», «Современная литература», «Земляки». ...
  5. Материалы и исследования по рязанскому краеведению Том 14 Рязань 2007

    Документ
    ... исследования заслуживают книжные памятники литературно-исторического, литургического и четьего ... направления; «Русь» - литературно-политическую консервативно-славянофильскую газету, ... в РИРО, в отделе (лаборатории) по краеведению сидел не Горбунов. Какой ...

Другие похожие документы..