textarchive.ru

Главная > Документ


Принципиальным отличием финансирования через Банк развития от бюджетного финансирования является превалирование не казначейской, распределительной функции, а активное участие в отборе и технической экспертизе проектов, предлагаемых частным бизнесом. При этом разделяются риски; для частного бизнеса как конечного реципиента капитала снижаются трансакционные издержки, удешевляется привлечение капитала, обеспечивается удлинение ресурсов. Это происходит на базе синдикации, возникающей при софинансировании по примерной схеме 1:3. Софинансирование может дополняться вариантами финансирования только государственными ресурсами (в случае незаинтересованности частных инвесторов) либо, напротив, без средств федерального бюджета, а за счет средств самого Банка развития — капитализированной прибыли, эмиссии бумаг, привлечения средств нерезидентов.

Возникает, таким образом, разделение макроэкономических рисков с бюджетом. Но для такого снижения части нагрузки с бюджета следует поддерживать устойчивость Банка развития за счет льготных механизмов капитализации. При достижении ее высокого уровня участие государства модифицируется и приобретает форму преимущественно госгарантий (в том числе по выпущенным Банком бумагам), а не непосредственного вложения средств. Активы и капитал Банка развития при соответствующей регулирующей и правовой поддержке (право выпускать бумаги, налоговые преференции) вырастут в 2007—2011 гг. соответственно до 42  и 6 млрд. долл.

Рекапитализация Банка развития, как и других государственных корпораций, уже началась. В конце ноября 2007 г.

его уставный капитал пополнился на 180 млрд. руб., из которых 40 млрд. руб.

сразу же были направлены на межбанковское кредитование в пользу первых из тридцати банков с наилучшими рейтингами. Такое решение было обусловлено недостатком ликвидности на российском рынке вследствие кризиса на мировом рынке капитала. Насыщение рынка привело к удешевлению ставок на рынке межбанковского кредитования более чем на 2%. Таким образом, Банк развития несколько отошел от своей изначальной функции координатора инвестиционных программ и совместно с Банком России и Министерством финансов оказался включенным в ситуацию с регулированием ликвидности на российском рынке.

Всего на докапитализацию институтов развития, включая Банк развития, Госкорпорацию нанотехнологий (Роснанотех), Инвестиционный фонд, Российскую венчурную компанию и Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, направлено 640 млрд.

руб. денежных ресурсов: текущие доходы федерального бюджета, включая выручку от продажи активов Юкоса, а также 300 млрд. руб. из распечатанного для этих целей Стабилизационного фонда. Появление институтов развития существенно расширит ресурсную базу кредитных организаций. Через банковскую систему эти средства будут использованы для финансирования и кредитования реального сектора и, безусловно, объективно станут драйвером инфляции. Однако в нынешних условиях инфляция монетарного характера является меньшим злом, нежели торможение экономики и ухудшение динамики роста.

Безынфляционная экономика — это мертвая экономика, не рождающая инвестиционный спрос, поскольку в условиях нехватки текущей ликвидности невозможно даже простое воспроизводство. Поэтому предпринятые финансовыми и монетарными регуляторами меры, безусловно, оправданы.

Определенной опасностью в функционировании Банка развития может стать выполнение несвойственных ему задач, необоснованное вторжение в сферу частного корпоративного и банковского бизнеса — например, при финансировании и кредитовании инфраструктурных и сопутствующих им объектов. Задача Банка развития — рефинансирование банков для расширения возможностей кредитования банками конечных заемщиков. В противном случае Банк развития превратится в чисто коммерческую структуру; размоется чистота его изначального происхождения как модератора развития. В своем Меморандуме этот институт декларирует отказ от конкуренции с банковским сектором[6].

Анализ современной ситуации с Банком развития выводит на принципиальное решение проблемы о степени участия госсектора в капиталах банковской системы (см. рисунок). На наш взгляд, Банк развития должен остаться единственным из крупных монопольных представителей государства в силу его особой стратегической роли. Концептуально ясно, что участие государства в капитале коммерческих банков и иных финансовых посредников должно минимизироваться, но Банк развития — исключительная по важности структура, где госсобственность должна сохраняться. В странах с переходной экономикой явный государственный дирижизм в финансовом посредничестве постепенно изживается: уже в 90-е годы, после десятилетий доминирования госбанков в странах Центральной и Восточной Европы и Латинской Америки, их доля сократилась до 15—20%; в России же (как в Индии и Китае) доля госбанков по-прежнему велика — 40%. Это де-факто означает реализацию модели рынка капитала с уклоном в дирижизм.

Банк развития на эффективном рынке капитала

Целесообразно исключение неэффективного участия ГУПов и других госструктур в капиталах банков.

Мотивацией является формирование сильной конкурентной среды в банковском секторе[7].

При исключении государственного участия произойдет желательная диверсификация собственников: увеличение доли граждан и (под контролем Центробанка) нерезидентов.

Концепция развития специализированных госбанков не утверждена, и описанные принципы реализуются стихийно. В среднем доля госучастия сохраняется в 17% от общего числа банков, в том числе в 27 банках она превышает 50%. Примерно 65—70% миноритарных госпакетов в более чем 150 банках (в основном в регионах) составляют мизерные доли участия местных властей в размере 0,5—2%[8]; эти доли, безусловно, должны быть распроданы. Потенциальными покупателями, помимо существующих акционеров и банков-нерезидентов, станут портфельные инвесторы. Это нормальная тенденция формирования вторичного ликвидного рынка банковских акций.

У представителей бизнеса пока сдержанное отношение к возможной эффективности Банка развития. Большинство считают, что истинная цель создания Банка развития — сокращение возможных убытков государства при реализации крупных инфраструктурных проектов или усиление его присутствия и контроля на финансовом рынке по образу и подобию создающихся сейчас отраслевых госкорпораций[9].

Настораживает представителей бизнеса также неподчиненность Банка развития Центральному банку и другим регуляторам финансового рынка. Однако жесткий контроль этого серьезного по масштабам и функциям госинститута со стороны правительства должен снять эти опасения.

Функционирование Банка развития дополняется деятельностью других важных дирижистских структур, не уменьшающих свои полномочия: Банка России, ФСФР, ряда важных ведомств внутри Минфина (до конца 2007 г. планируется создание в структуре Минфина нового органа — консультационного совета по финансовым рынкам). Это снижает вероятность превращения Банка развития в монопольную структуру. В принципе возможно также создание национального регулятора развития как новой институциональной структуры на рынке капитала — промежуточного на пути к мегарегулятору специального координационного совета.

Мегарегулятор, идея которого была заложена ФСФР в 2005 г. в Стратегии развития финансового рынка на 2006—2008 гг. , задумывался как орган стратегического регулирования рынка, потенциальный координатор действий участников всех сегментов рынка — банков, фондовых и всех прочих финансовых посредников. Аргументом в пользу создания мегарегулятора является необходимость институционального обеспечения тесной взаимосвязи всех профессионалов финансового рынка путем унификации стандартов для их деятельности, повышения уровня скоординированности регулирующих действий, избегания дублирования функций и объективного конфликта интересов между регулирующими и надзорными функциями Банка России[10].

Как правило, потребность в мегарегуляторе возникает в моменты достижения рынком качественной зрелости, приобретения им диверсифицированного характера. Так, однобокий российский финансовый сектор, ранее представленный в основном банками, сейчас превратился в систему с активно развивающимися фондовыми и коллективными посредническими сегментами. Импульсом к дискуссии также стали включения пенсионных денег в орбиту фондового рынка, а также необходимость удержания капитальных ресурсов в рамках национальной экономики. Кроме того, происходит перенос рисков банковской системы на фондовый рынок.

Естественно, все это объективно инициирует обсуждение необходимости мегарегулятора. Однако это не означает, что его появление — это свидетельство построения исключительно фондо-ориентированной национальной модели финансирования экономического развития. Российская модель является и будет в дальнейшем смешанной. Во многих странах мегарегуляторов нет.

Это обусловливается сложностью процессов консолидации и перестройки, возникновением рисков при делегировании ранее раздельных функций единому органу. Кроме того, мегарегуляторы теряют гибкость и адаптивность при финансовых кризисах.

В определенном смысле шагом к созданию мегарегулятора является инициирование банкротства всех профессиональных участников финансового рынка (страховщиков, профессиональных участников фондового рынка, НПФ, ПИФов) по единым правилам и по подобию упрощенной процедуры банкротства банков, когда исключены длительные процедуры наблюдения, финансового оздоровления и внешнего управления. Это соответствует и мировой практике.

В направлении к мегарегулированию действует и инициатива создания единого биржевого регулятора в лице федерального органа исполнительной власти (законопроект О биржах и организованных торгах , предлагающий унифицировать понятийный аппарат и нормы регулирования бирж и прочих организаторов торговли ). К тому же этим стимулируется перевод оборота по российским ценным бумагам на российские площадки, что объективно уменьшит степень небезопасной офшорности российского рынка капитала.

Объективно создание мегарегулятора мы представляем так: делегирование функции регулирования рынка некоему публичному коллегиальному независимому органу[11] с упразднением как ФСФР, так и Центрального банка, с созданием единого центрального депозитария в связке с клиринговой организацией и сильнейшей концентрацией биржевой торговли вплоть до существования только одной торговой площадки.

Очевидно, что фактическое осуществление такой институциональной конфигурации регулирования рынка в настоящее время невозможно в техническом, организационном и финансовом планах[12].

Даже ФСФР признает вопрос о мегарегуляторе спорным.

Мы считаем, что возможен промежуточный мягкий вариант, адекватный современному периоду начального формирования диверсифицированного рынка. Для этого необходимо разделить по макроэкономическому содержанию контрольные (надзорные) и регулирующие функции, причем под последними следует понимать регулирование условий экономического развития, обеспечиваемых рынком капитала. В таком случае оптимальным на нынешнем этапе следует признать:

— выделение пруденциально-надзорного блока над кредитными организациями из системы Центрального банка в самостоятельный орган исполнительной власти;

— консолидацию в лице ФСФР лицензионных и надзорных функций на фондовом рынке за операторами фондового рынка, рыночной инфраструктурой, биржами, ПИФами, страховыми и пенсионными компаниями;

— сохранение за Центральным банком макроэкономической функции монетарного регулирования;

— создание специального координационного совета — национального регулятора экономического развития с полномочиями по курированию и законодательному обеспечению на макро- и мезоуровне крупных инвестиционных проектов и корпоративных эмиссий в базовых отраслях и сферах, масштабных синдикаций и секьюритизации банковских активов;

— сохранение саморегулируемых и общественных организаций в виде Ассоциации российских банков, НАУФОР, ПАРТАД, Национальной фондовой ассоциации, Национальной лиги управляющих, Профессиональной лиги НПФ, Ассоциации по защите прав инвесторов и пр. В этом случае мы идем по пути рекомбинации существующих институциональных форм.

Есть опасение, что создание такого рода органа повлечет за собой дублирование функций, конфликты интересов, а ограничение функций Банка России исключительно монетарными полномочиями, на наш взгляд, не послужит макроэкономической стабилизации в современных условиях.

Этот вопрос является спорным, выявляющим проблемы на уровне соотношения сил межу регуляторами основных сегментов рынка — Центробанком и ФСФР, между которыми существуют противоречия в стремлении контролировать определенные сегменты и ниши рынка. Более того, проблема разграничения контрольных (надзорных) и регулирующих функций Центробанка является актуальной и острой не только для России, но и многих стран с транзитивной экономикой. В разных странах она решается по-разному. В США, например, они разграничены. В России реализуется плавный вариант решения к этих вопросов. Так, ограничения функций и полномочий Центробанка, а также вопросы о мегарегуляторе внимательно изучаются.

Мы считаем, что в настоящее время наступил удобный момент для щадящих системных трансформаций путем создания национального регулятора экономического развития.

[1] Примером неадекватного администрирования может служить фиксация ставки процента в сочетании с проинфляционной политикой. Это снижает привлекательность рынка капитала и уменьшает его генерирующие потенциальные возможности. Стимулы к накоплению в пределах национальной экономики  ослабевают, ее инвестиционная привлекательность падает. Вследствие  слабости  рынка капитала  снижается эффективность аллокации ресурсов, сокращается национальный доход.

[2] Норт Д. Эволюция эффективных рынков в истории, 1989.

[3] Кузьминов Я., Радаев В., Яковлев А., Ясин Е. Институты: от заимствования к выращиванию/Вопросы экономики, 2005, № 5, с. 16—17.

[4] Ясин Е. Государство и экономика на этапе модернизации/Вопросы экономики, 2006, № 4, с. 20.

[5] Приложение к газете Коммерсантъ № 215 от 22.11.2007.

[6] Пункт 4а документа гласит: деятельность ВЭБа основывается на принципе отсутствия конкуренции с коммерческими финансовыми институтами .

[7] Пока сохранение рыночных ниш для небольшого числа госбанков является заместительной, корректирующей мерой в части обеспечения доступности финансовых услуг по всей стране в силу нежелания коммерческих банков заниматься невыгодными операциями.

[8] Государство хочет избавиться от банковской мелочи/Коммерсантъ № 226/П от 04.12.2006.

[9] Инвестиционный запал/Коммерсантъ № 165 от 15.06.2007.

[10] Например, все более масштабные банковские эмиссии должны регулироваться по таким же правилам, как и корпоративные, а сейчас они регулируются Центральным банком, который часто копирует действия ФСФР. Так, в целях повышения ликвидности банковских акций Банк России отменяет разрешительный принцип регистрации отчета о крупных эмиссиях, что было сделано ранее ФСФР в отношении крупных корпоративных эмиссий.

[11] В 40 странах с мегарегуляторами  он выступает как  институт публичного права, а не как орган исполнительной власти (кроме Бразилии и Китая).

[12] Так, только по центральному депозитарию требуется решить массу проблем: обеспечение надежной защиты прав собственности на ценные бумаги (в том числе ликвидация проблемы двойных реестров), увеличение прозрачности рынка, удержание эмитентов от ухода на западные торговые площадки, удешевление сделок  с ценными бумагами.

Документ N10

ИСТОЧНИК: Нефтегазовая Вертикаль (Москва) - электронная версия

ДАТА: 12.12.2007

ЗАГОЛОВОК: ЗАДЕЛ НА БУДУЩЕЕ.

ТЕКСТ:

ЗАДЕЛ НА БУДУЩЕЕ.

Перспективы устойчивости и развития отрасли зависят от двух базовых параметров - состояния минерально-сырьевой базы и производственного потенциала. Проще говоря, от запасов и инвестиций.

Выработанность запасов нефти в целом по стране превысила 50%, дебиты по нефтяным скважинам сократились вдвое, значительно снизился коэффициент извлечения нефти из продуктовых пластов

Помимо рыночной конъюнктуры, которая благоприятствовала нефтедобывающим компаниям в минувшем пятилетии и, согласно прогнозам, будет достаточно оптимистичной для экспортеров сырья в ближайшем будущем, перспективы устойчивости и развития отрасли зависят от двух базовых параметров - состояния минерально-сырьевой базы и производственного потенциала. Проще говоря, от запасов и инвестиций.

В минувшем пятилетии проявились позитивные тенденции по обоим направлениям. В то же время считать нынешнюю ситуацию нормальной пока преждевременно. Отрасль всего лишь начала разгребать завалы, накопившиеся за прошлое десятилетие. Да и об устойчивом позитивном тренде, наверное, говорить рано.

Воспроизводство запасов

Своими успехами нефтедобывающий сектор экономики России обязан надежной сырьевой базе, сформированной на протяжении многих десятилетий - главным образом, до 1990 года, когда объемы воспроизводства нефти и газа на континентальной части страны превышали добычу полезных ископаемых. Развал СССР крайне негативно сказался на состоянии воспроизводства минерально-сырьевой базы: государственная геологическая система была разрушена, а новую - рыночную - еще только предстояло создать.

Сведения о запасах нефти в целом по стране отнесены к государственной тайне. Встречающаяся в открытых источниках информация на этот счет не дает четкого представления о реальном положении дел. Приходится довольствоваться косвенными результатами, но и они достаточно красноречивы.

В первой половине 1990-х годов происходило лавинообразное падение объемов поисково-разведочного бурения, сейсморазведочных работ, что привело к резкому снижению уровня воспроизводства ресурсной базы нефтегазовой отрасли. Отсутствие государственного финансирования усугублялось слабостью государственной политики в отношении восполнения запасов: сами компании, получившие в ходе приватизации лицензии на недропользование, были обеспечены запасами на десятилетия вперед и совершенно не стремились вкладывать большие деньги в рискованные проекты геологоразведки, а правительство не проявляло решимости ситуацию изменить.

В результате выработанность запасов нефти в целом по стране превысила 50%, дебиты по нефтяным скважинам сократились вдвое, значительно снизился коэффициент извлечения нефти из продуктовых пластов. Российские компании извлекают лишь 30-35% разведанных запасов нефти; остальные 65-70% безвозвратно теряются. В мире этот показатель составляет 50% и выше.

Несколько стабилизировать ситуацию помогли средства государственного Фонда ВМСБ, но деньги, собранные с нефтегазовых компаний, часто использовались не по целевому назначению. Правда, в Ханты-Мансийском АО и Татарстане, где региональные власти целенаправленно проводили работу по воспроизводству минерально-сырьевой базы, удалось выйти на положительную динамику, но в целом по стране ситуация с геологоразведкой оставляла желать лучшего.

Отмена с 2002 года отчислений на ВМСБ стала для геологоразведки еще одним серьезным потрясением. Только в последние годы отрасль адаптировалась к новым условиям функционирования, что привело к некоторому улучшению ситуации с восполнением запасов углеводородного сырья.

Подвижки к лучшему стали возможными во многом благодаря усилению роли Министерства природных ресурсов РФ, которому удалось обеспечить комплексный подход к улучшению ситуации в области недропользования и развития минерально-сырьевой базы. С одной стороны, была повышена требовательность к нефтегазовым компаниям, с другой - начали создаваться условия для активизации процесса восполнения запасов.

В 2005 году правительство одобрило разработанную МПР России Программу воспроизводства минерально-сырьевой базы на период до 2020 года. Документ ориентирован на решение проблемы полной компенсации добычи приростом полезных ископаемых. В то же время реализация программы обойдется бюджету всего лишь в 0,6-0,7% от текущего объема производства минерального сырья. Фактически, к 2010 году объем финансирования может быть доведен до 5% от собираемого НДПИ и в таком размере сохранится вплоть до 2020 года. Для сравнения - в Канаде, Австралии, США, Бразилии, ЮАР и других странах правительства тратят на геолого-разведочные работы всех стадий 5-8% от стоимости произведенной продукции; в России затраты госбюджета на восстановление МСБ в последние годы составляют всего лишь 0,2%.

С целью наращивания ресурсной базы нефти и газа Восточной Сибири начата реализация соответствующей программы лицензирования недр, в которой предусмотрена очередность подготовки и распределения участков. Аналогичная программа реализуется по Северо-Западному федеральному округу с упором на разведку и освоение месторождений Тимано-Печорской провинции. Для вовлечения в оборот морских энергетических ресурсов подготовлена и реализуется Стратегия изучения и освоения нефтегазового потенциала континентального шельфа Российской Федерации.

С 2005 года возобновилась после продолжавшегося несколько лет перерыва планомерная работа по организации аукционов на участки недр. Если в 2004 году было проведено всего 45 аукционов, то в 2005 году - 233. а в 2006 году-269.

Компании проявляют растущий интерес к предлагаемым участкам недр. В прошлом году доля несостоявшихся аукционов сократилось до 33% по сравнению с 42% в 2005 году, а итоговые предложения победителей аукционов, в среднем, в 5,5 раза превосходили стартовые цены. Только в минувшем году государство получило от победителей аукционов по нефтегазовым участкам недр 60 млрд рублей, что почти вдвое превысило поступления 2005 года ив 11,5 раз - результат 2004 года.

У компаний появилось больше возможностей получить участки недр для проведения за собственный счет геологического изучения с целью поисков и оценки месторождений углеводородов. Например, в прошлом году недропользователям было предложено 226 таких участков.

На две трети из них было два и более претендентов.

В прошлом году наконец-то начала решаться еще она перезревшая проблема: компании, открывшие месторождения, стали получать лицензии на их разработку. Вроде бы, так и должно быть, но компаниям-первооткрывателям приходилось дожидаться оформления своих прав годами, и результат был не очевиден. Понятно, что такая неопределенность не поощряла заинтересованность компаний вкладываться в геологоразведку. И вот в 2006 году МПР России выдало компаниями 28 лицензий на открытые ими месторождения (годом ранее - всего лишь 3). Конечно, по результатам одного года преждевременно делать далеко идущие выводы. Но появилась надежда, что лед тронулся.

Значимой для отрасли особенностью минувшего пятилетия стало существенное улучшение финансирования геологоразведочных работ на нефть и газ. По сравнению с 2001 годом, в прошлом году вложения компания в воспроизводство минерально-сырьевой базы выросли более чем в 6 раз и достигли 103 млрд рублей (см. Объемы финансирования ГРР на нефть и газ ).

Положительный эффект от растущей активности мог бы быть более значимым, если бы и государство двигалось в том же направлении. Однако государственные вложения в геологоразведку на нефть и газ за рассматриваемый период сократились в 4 раза - с 33 млрд рублей в 2001 году до 8 млрд рублей в 2006 году (а в 2004 году из госбюджета была выделена еще более скромная сумма - 4 млрд рублей). В результате доля государства в финансировании геологоразведки сократилась с 69% до 8%, а совокупные вложения в геологоразведку на нефть и газ выросли немногим более чем вдвое.

Вместе с тем, увеличение объемов финансирования пока не привело к

адекватному росту объемов параметрического и поисково-разведочного бурения. В 2002-2005 годах этот показатель стабильно ухудшался. В 2004 году Сибнефть уменьшила разведочное бурение в 4 раза, Славнефть - вдвое. В 2005 году было пробурено 1,14 млн пог. метров - на 42% меньше, чем в 2001 году. Падение удалось преодолеть лишь в прошлом году, когда объемы параметрического и поисково-разведочного бурения выросли на 19% по сравнению с предыдущим годом. Но это всего 69% к уровню 2001 года (см. Динамика объемов параметрического и поисково-разведочного бурения ).

Начиная с 2005 года, согласно данным МПР России, прирост запасов нефти и конденсата превышает объемы добычи (на 113.4% и 120,7% в течение двух последних лет). Это существенный прогресс, если иметь ввиду, что в 2004 году добытая нефть была восполнена новыми запасами менее чем наполовину, а в течение двух предыдущих лет - на 67% и 64% соответственно (см. Динамика прироста запасов нефти и конденсата и Отношение годовых приростов запасов к добыче ).

В то же время прогресс, о котором министерство рапортует по результатам двух последних лет, обеспечен, главным образом, манипуляциями с цифрами, а не результатами геологоразведки. Так, в 2005 году по 136 месторождениям оценка извлекаемых запасов была увеличена примерно на 300 млн тонн (внедрение новых технологий разработки месторождений и применение методов увеличения нефтеотдачи пластов позволяют более оптимистично оценивать потенциал лицензионных участков).

Аналогичная ситуация была и в прошлом году. Как признает МПР России, до 250 млн тонн запасов нефти было приращено за счет повышения коэффициента нефтеотдачи.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Документ N1 ИСТОЧНИК Профиль (Москва)

    Документ
    ДокументN1ИСТОЧНИК: Профиль (Москва) ДАТА: 18.02. ... Латинской Америке по поддельным документам. Документ N109 ИСТОЧНИК: Компания (Москва) - электронная версия ДАТА ... моему, — напрасный труд. Документ N129 ИСТОЧНИК: Профиль (Москва) ДАТА: 26.02.2007 ...
  2. Документ N1 ИСТОЧНИК Время и деньги (Казань) - электронная версия

    Документ
    ДокументN1ИСТОЧНИК: Время и деньги (Казань) - электронная версия ... (Москва) ДАТА: 10.05.2006 15:28 ЗАГОЛОВОК: Выплаты врачам узкого профиля ... руб. возмещения. Источник: Вслух.ру Документ N147 ИСТОЧНИК: ИА " / Россия. Регионы" (Москва) ДАТА: 06 ...
  3. Документ N1 ИСТОЧНИК Время и деньги (Казань) - электронная версия

    Документ
    ДокументN1ИСТОЧНИК: Время и деньги (Казань) - электронная версия ... (Москва) ДАТА: 10.05.2006 15:28 ЗАГОЛОВОК: Выплаты врачам узкого профиля ... руб. возмещения. Источник: Вслух.ру Документ N147 ИСТОЧНИК: ИА " / Россия. Регионы" (Москва) ДАТА: 06 ...
  4. Документ N1 ИСТОЧНИК Все новости Санкт-Петербурга - (Санкт-Петербург)

    Закон
    ДокументN1ИСТОЧНИК: Все новости Санкт-Петербурга ... читайте в завтрашнем номере. Документ N183 ИСТОЧНИК: Вечерняя Москва (Москва) ДАТА: 06.06. ... перспективная специальность — дизайнер. Специалистов такого профиля в Брянске недостаточно, а потребность в ...
  5. Документ N1 ИСТОЧНИК ФОНТАНКА

    Документ
    ДокументN1ИСТОЧНИК: ФОНТАНКА.РУ - Информационный ... перспективная специальность — дизайнер. Специалистов такого профиля в Брянске недостаточно, а потребность в ... департамента АПК. Источник: Вслух.ру Документ N38 ИСТОЧНИК: ИА Regnum (Москва) ДАТА: ...

Другие похожие документы..