textarchive.ru

Главная > Документ


МЕТАЛЛУРГИЯ ДРЕВНЕГО БЛИЖНЕГО ВОСТОКА

(III и II тысячелетия до н.э.)

Хуан-Луис Монтеро Фенельос

Издательство «АУСА»

LA METALURGIA EN EL PROXIMO ORIENTE ANTIGUO

(III y II milenios a. C.)

por Juan-Luis Montero Fenellós

Editorial Ausa

«Царь Соломон послал за Хирамом, и повелел ему прийти из Тира.

Был он сыном вдовы из племени Нефтали, отец его был жителем Тира; он работал по бронзе и обладал совершенным искусством, умом и знаниями для выполнения любых работ по бронзе. Пришёл он к царю Соломону и сделал ему всю работу».

I, Книга Царств 7, 13-14

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие Ж.-К. Маргерона………………………………………………………XIII

Абревиатуры…………………………………………………………………………..XV

Введение……………………………………………………………………………….1

ГЛАВА I

МЕТАЛЛУРГИЯ: СЫРЬЁ, ИСТОЧНИКИ СНАБЖЕНИЯ И ТОРГОВЫЕ ПУТИ

1. Ближний Восток: происхождение металлургии и схемы эволюции…………….5

2. Сырьё: типы минералов ……………………………………………………………8

3. Проблематика идентификации соответствий руда-металл……..……………….10

4. Терминология, связанная с металлами в клинописных текстах…..…………….12

4.1. Медь и бронза………………………………………………………………13

4.2. Олово………………………………………………………………………..15

4.3. Мышьяк……………………………………………………………………..17

5. Центральная и Восточная Анатолия………………………………………………17

5.1. Медь: Эргани-Маден……………………………………………………….17

5.2. Мышьяк……………………………………………………………………...21

5.3. Олово: Кестель……………………………………………………………...23

6. Сирия………………………………………………………………………………..27

6.1. Присутствие меди на севере и западе Сирии…………………………….27

6.2. Ввоз меди: Бахрейн, Кипр и Анатолия…………………………………..30

6.3. Мышьяк…………………………………………………………………….35

6.4. Ливанское олово…………………………………………………………...35

6.5. Ввоз олова: Дильмун, Элам и Анатолия…………………………………36

7. Месопотамия……………………………………………………………………….43

7.1. Медь. Дильмун, Маган и Мелухха………………………………………..43

7.2. Другие источники снабжения медью..…………………………………...50

7.3. Мышьяк……………………………………………………………………..51

7.4. Ввоз афганского олова……………………………………………………..52

7.5. Другие источники поставки олова………………………………………..54

8. Иран…………………………………………………………………………………56

8.1. Анарак-Талмеси, Керман и другие иранские месторождения…………..56

8.2. Ввоз меди из Магана……………………………………………………….57

8.3. Мышьяк……………………………………………………………………..58

8.4. Иранское олово……………………………………………………………..58

8.5. Ввоз афганского олова……………………………………………………..59

9. Палестина…………………………………………………………………………...59

9.1. Медь. Вади Араба…………………………………………………………..59

9.2. Мышьяк……………………………………………………………………..61

9.3. Олово………………………………………………………………………..61

ГЛАВА II

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ПЕРЕРАБОТКЕ МИНЕРАЛА И ПРОИЗВОДСТВУ МЕТАЛЛА

1. Металлургическая деятельность: мастерские……………………………………63

1.1. Анатолия……………………………………………………………………63

1.2. Сирия………………………………………………………………………..67

1.3. Месопотамия………………………………………………………………..76

1.4. Иран………………………………………………………………………….83

1.5. Палестина……………………………………………………………………84

2. Мастера, работавшие с металлом, согласно клинописным текстам…………….87

ГЛАВА III

МЕТАЛЛУРГИЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

1. Методы исследования. Химические анализы…………………………………….91

2. Первые мануфактуры, производившие медь……………………………………..94

2.1. Анатолия……………………………………………………………………94

2.2. Сирия………………………………………………………………………..95

2.3. Месопотамия………………………………………………………………..96

2.4. Иран………………………………………………………………………….99

2.5. Палестина…………………………………………………………………..100

2.6. Медь в историческую эпоху……………………………………………….101

3. Сплавы……………………………………………………………………………...102

3.1 Мышьяковая медь…………………………………………………………...103

3.1.1. Мышьяковая медь на Ближнем Востоке………………………….103

3.1.2. Естественный или искусственный сплав ?......................................111

3.1.3. Молчание клинописных текстов…………………………………...119

3.2. Бронзовый сплав…………………………………………………………….122

3.2.1. Метод производства бронзы………………………………………..122

3.2.2. Происхождение бронзы на Ближнем Востоке……………………..123

3.2.3. Успех бронзы против мышьяковой меди………………………….133

3.2.4. Бронза в клинописных текстах……………………………………...134

3.3. Добавление свинца в медь и бронзу………………………………………..138

3.4. Присутствие никеля, сурьмы и цинка в медно-бронзовых изделиях…….140

4. Типология…………………………………………………………………………….141

4.1. Исследование типологии металла на Ближнем Востоке………………….141

4.2. Типология, технология и тексты. Пример долины Верхнего Евфрата,

Сирия…………………………………………………………………………159

4.2.1. Копья………………………………………………………………….159

4.2.2. Топоры………………………………………………………………..159

4.2.3. Кинжалы……………………………………………………………...163

4.2.4. Топоры-тёсла…………………………………………………………163

4.2.5. Шилья и долота……..………………………………………………..168

4.2.6. Иглы, заколки и ножи……………………………………………….168

4.2.7. Булавки для одежды…………………………………………………174

4.2.8. Булавки для волос……………………………………………………174

4.2.9. Серьги и подвески……………………………………………………174

4.2.10. Кручёные ожерелья и наручные браслеты………………………..174

Заключение………………………………………………………………………………177

Библиография……………………………………………………………………………179

Картография……………………………………………………………………………...205

- Карта 1. Район Тишрин. Верховье Евфрата, Сирия………………………205

- Карта 2. Основные месторождения Анатолии, упомянутые в тексте……207

- Карта 3. Основные месторождения Сирии, упомянутые в тексте……….208

- Карта 4. Основные месторождения Месопотамии, упомянутые в тексте.210

- Карта 5. Основные месторождения Ирана и Персидского залива,

упомянутые в тексте………………………………………………211

- Карта 6. Основные месторождения Палестины, упомянутые в тексте..…213

Аналитические указатели…………………………………………………………………215

- Шумерские, аккадские и эблаитские термины и выражения……………..215

- Антропонимы…………………………………………………………………216

- Топонимы……………………………………………………………………..217

ПРЕДИСЛОВИЕ

(на французском языке)

Своей работой по металлургии древнего Ближнего Востока Хуан-Луис Монтеро Фенельос вносит свой камень в реконструкцию восточного мира, рассматривая его в важном аспекте, который до сих пор не был изучен. Этот аспект важен, поскольку речь идёт о серьёзном нововведении, которое, разумеется, наряду с другими значительно содействовало переходу восточной цивилизации и, прежде всего, цивилизации сирийско-месопотамского бассейна от структуры деревни к городской организации.

Внедрение в повседневную жизнь этого нового материала на рубеже IV и III тысячелетий до н.э. стало фундаментальным событием. Благодаря меди человек в эпоху халколита познакомился с металлом, области применения которого были достаточно ограниченными из-за пластичности меди. Открытие принципа сплава (бронза – это сплав меди и небольшого процента олова) полностью изменило характеристики металла: приобретя реальную твёрдость, новый материал стал годным к более широкому применению и орудия или оружие, сделанные из него смогли превзойти во многих случаях аналогичные изделия из камня. Очень реальный риск того, что слишком сильный удар мог расколоть предмет в значительной степени компенсировался возможностью переплавки сломанного изделия и изготовления из него нового. Легко понять, почему плавка так быстро была освоена.

Но не просто немедленная эффективность сплава лежала в основе переворота, пережитого цивилизацией Востока. Непохожесть металла на другие материалы проявилась благодаря меди, мышьяку и олову, а также дереву, необходимому для плавки в виде древесного угля; эти металлы находились в горах, иногда очень отдалённых и, как правило, слабо заселённых, в то время как народы, находившиеся на пути урбанизации, которые могли найти бронзе широкое применение, населяли аллювиальный бассейн. Тогда развилась система поставок, включавшая операции по переработке, производившиеся иногда на местах добычи или в специализированных центрах бассейна, таких как Ур или Мари; полученный продукт мог быть использован на месте, он мог также служить средством обмена.

Между двумя районами – горным и аллювиальным – уже существовали отношения экономической взаимодополняемости: таким образом, система обменов, которая была мощным двигателем развития сирийско-месопотамского бассейна родилась отнюдь не благодаря расцвету бронзовой металлургии. Однако всё более интенсивное применение металла во множестве областей было важной составляющей отношений и обмена между речным регионом м его окружением.

За последние несколько десятилетий всё это стало известно и понято, были предприняты прекрасные исследования о некоторых категориях предметов. Но именно Хуан Луис Монтеро Фенельос впервые, опираясь на ясные примеры, точные анализы и недавно полученные данные при спасательных раскопках на озере Тишрин в долине сирийского Евфрата, осуществил глобальное исследование, собрав текстовые и археологические свидетельства, а также химические и геологические данные, позволяющие получить широкое представление о производстве и торговле предметами из металла. Для этого он сначала показывает читателям рудные районы, ведёт нас вдоль торговых путей обмена, затем мы попадаем в металлургические мастерские Ближнего Востока для того, чтобы лучше понять технологию и, в особенности, переход от технологии производства меди к технологии производства различных сплавов. Работу завершают примеры производства, полученные при раскопках в долине сирийского Верхнего Евфрата.

Это важная работа, одновременно итоговая и ставящая новые вопросы, появилось в удачный момент: оно заполняет серьёзную лакуну в наших исследованиях и она должна стать отправной точкой возобновлённых исследований, опирающихся на улучшенные базы данных, открывая новые пути.

Жан-Клод Маргерон,

директор исследований, Практическая школа Высших исследований IV,

директор археологической миссии в Мари

ВВЕДЕНИЕ

«Мастер работ по металлу обладал знаниями в области металлургии и техническими навыками, которыми владели лишь очень немногие в древности». Этими немногими, но красноречивыми словами британский археолог К. Л. Вулли охарактеризовал изготовителей изделий из металла, открытых в Царском могильнике в Уре1. Впечатляющие находки из этого месопотамского некрополя являются во всех отношениях великолепным доказательством мощи, достигнутой производством металла на земле, которая, как ни парадоксально, испытывала нехватку в металлах; что заставляло в ряде случаев говорить о ней как о «металлургии без руды»2. Это обстоятельство – новый пример готовности жителей сирийско-месопотамского региона преодолевать препятствия природной среды. Нехватка минералов, факт, который мог бы уменьшить шанс появления городской восточной цивилизации, напротив, привёл к её упрочению, по-видимому, благодаря необходимости посылать купцов на поиски дальних источников снабжения (на Кипр, в Оман, Афганистан и т.д.). Феномен «колонизаторства», встречавшийся в период Позднего Урука (к. 3400-3100 гг. до н.э.) на территории долины Верхнего Евфрата, похоже, отвечал потребности в металлах населения Юга, так как урукские учреждения пользовались завидным географическим положением для овладения медью, накопившейся в недрах юго-восточной Анатолии. Таким же образом, экспансионистская политика царей Аккада одной из своих целей имела поиск металлов (например, Серебряная гора Саргона)3. Как Сирия, так и Месопотамия должны были неизбежно прибегать к поставкам извне, а, следовательно, к интенсивному развитию торговой деятельности. Эта торговля была особенно значима в течение III и II тысячелетий до н.э., судя по многочисленным административным текстам, найденным в архивах крупных городских центров Эбла и Мари и посвящённым контролю над металлами (медью, оловом, серебром и золотом).

Значительное развитие торговли и производства металлов на Ближнем Востоке оказало неизбежное влияние на области деятельности и торговые пути той эпохи, как и на городскую общину – большого потребителя нового сырья. Разумеется, изучение металлургической промышленности в Западной Азии за редкими исключениями4 не получило подлинного развития до недавнего времени, поскольку археологическое исследование сосредоточилось, прежде всего, на анализе других, менее ярких находок.

1. Woolley (1985: 59).

2. Это касается J. L. Huot (1989: 101).

3. Hirsch (1963: 38).

4. Пионерами в этой области могут считаться исследования Пика (Peak 1928), Деша (Desch 1928-38), Плендерлейта (Plenderleith 1934) и Пшеворского (Przeworski 1939).

На современное состояние развития археометаллургических исследований, бес сомнения, повлияло значительное улучшение аналитических методов – единственного средства определения химического состава металлических предметов и происхождения использованных минералов. Эти исследования, направленные на установление методов работы, типов сплавов или класса расплавленного минерала сосредоточились на четырёх больших географических регионах: Иране5, Месопотамии6, Анатолии7 и Палестине8. [стр. 1]

Непонятным образом Сирия оказалась на периферии внимания в недавних обильно появившихся палеометаллургических исследованях Ближнего Востока несмотря на то, что в течение III тысячелетия до н.э. на её территории, по мнению Т. Уоткинаса, находилась школа металлургии с собственными идентификационными знаками9. Эта нелогичная лакуна стала основной причиной, определившей выбор долины сирийского Верхнего Евфрата в качестве географического сценария археометаллургических исследований Института древнего Ближнего Востока Барселонского университета, осуществлённых при сотрудничестве с П. Нортовером из Оксфордского университета и Б. Хельвингом из Гейдельбергского университета. Основные результаты этого проекта изложены в настоящей публикации.

Эта книга – исследование об обработке и торговле металлами на древнем Ближнем Востоке в III и II тысячелетиях до н.э.; в ней мы намеревались собрать все позиции и идеи, проистекающие из различных областей знаний, вовлечённых в изучение этой исторической проблемы. Использованные нами источники информации относятся к четырём совершенно различным областям знаний: к археологии (произведённые изделия, литейные формы, печи и т.п.), химии (анализ химического состава), геологии (шахты) и филологии (клинописные таблички).

____________________________________________________________________________________________

5. Berthoud (1977); Berthoud, Besenval & Cleuziou (1976); Berthoud & Françaix (1979); Berthoud et al. (1980, 1981, 1982); Menu & Malfoy (1987); Tallon, Hurtel & Drilhon (1989); etc.

6. Moorey (1982a, 1985, 1994); Müller-Karpe (1993); Muhly (1987, 1993a и b, 1995, 1997); Pernicka (1993); Pászthory (1993); Helwing & Müller (1994); etc.

7. Schmitt-Strecker, Begemann & Pernicka (1992, 1994); Yener & Özbal (1987); Yener & Vandiver (1993a и b); Caneva & Palmieri (1983), Esin (1969, 1976); Palmieri, Sertok & Chernykh (1993); Gale, Stos-Gale & Gilmore (1985); Kaptan (1995); etc.

8. Key (1963 и 1980); Khalil (1983 и 1984): Khalil & Bachmann (1981); Shalev & Northover (1987); Levy & Shalev (1989); Rothenberg (1972 и 1978), etc.

9. Watkins (1983: 18-22).

Последние исследования восточной металлургии дали в итоге новые данные, которые, в некоторых случаях, изменили видение, которое мы традиционно имели о работе мастеров. По этой причине появилась необходимость объединить самые последние данные с уже известными для получения обобщающей картины ближневосточной металлургии, поскольку последний обобщающий пересмотр этой темы был опубликован в 1973 г.10.

Несмотря на трудности, связанные со сбором всей этой документации, мы считаем, что это было наилучшим средством для попытки получения наиболее полной, по возможности, картины металлургической деятельности древнего Востока. Это нам также позволило наблюдать в чистом виде немногие точки соприкосновения, существующие между различными дисциплинами, вовлечёнными в данное исследование. Недостаточность этих взаимоотношений, разумеется, связана с различиями методологии работы – прямым следствием различных источников знаний. Недостаток координации вызвал ряд очевидных противоречий, как это случилось недавно в связи с существованием олова в горах Тавра11; тем не менее, в некоторых случаях можно говорить о междисциплинарном сотрудничестве, как это было при отождествлении Омана с Маганом из клинописных текстов.

В том, что касается производства металлов, эта книга посвящена исключительно изучению мастерских по производству изделий на базе меди, по нашему мнению, оказывали сильнейшее влияние на общество Ближнего Востока; следовательно, мы не рассматриваем обработку драгоценных металлов, поскольку их влияние было значительно меньшим и их производство отвечало другим социально-экономическим критериям.

Выбор Ближнего Востока в качестве территориального окружения для реализации нашего исследования был обусловлен важной ролью, которую этот регион сыграл в одном из важнейших технологических достижений древности: металлургии. В этом смысле очень значимы слова Ж. К. Маргерона, утверждающего, что «открытие металлургии – второе великое историческое событие в истории Ближнего Востока»12. [стр. 2]

____________________________________________________________________________________________

10. Данный пересмотр сделал Дж. Д. Мьюли (J. D. Muhly 1973), позже опубликовавший только краткие обобщающие работы (см. Muhly, 1995 и 1997).

11. Так, хотя К. А. Йенер и П. Б. Вандивер (K. A. Yener P. B. Vandiver 1993а) привели как археологические, так и химические доказательства существования древних шахт олова, которые разрабатывались в течение III тысячелетия до н.э. в центральной и южной Анатолии, Дж. Д. Мьюли (J. D. Muhly) счёл, что такая возможность противоречит текстовому свидетельству, чётко указывавшему на ввоз олова. Поэтому существование олова в Тавре было отвергнуто.

12. Margueron (1996: 187).

Внутри этой обширной герграфической зоны мы сочли уместным выделить пять областей: Анатолию, Сирию, Месопотамию, Иран и Палестину. Такое разграничение отвечает, прежде всего, функциональному критерию, его главная цель – облегчение детального и точного изложения известной археологической и текстовой документации по данной теме; кроме того, это позволяет приблизительно выделить возможные существующие различия между этими областями. В связи с этим, мы не сможем впасть в заблуждение, думая, что речь идёт об автономных и независимых друг от друга регионах, но как раз наоборот: их независимое снабжение рудой должно было неизбежно их объединить. Нехватка меди и олова – двух основных металлов древности породила тесные взаимоотношения между различными зонами Запада Азии, приведшие во многих случаях к взаимодополняемости. Лучший пример такой субординации – Месопотамия, которая будучи лишённой каких бы то ни было минеральных ресурсов, должна была прибегнуть к ввозу из Анатолии, Ирана и даже из Афганистана. Сирия – другой регион бедный рудой завозила медь из Анатолии и с Кипра, в то время как олово из Элама на юге Ирана поступало в Сирию через Мари, метрополию Среднего Евфрата. Часть эламитского олова, ввезённого для дворца Мари, было переправлено в Палестину (Хашор и Лайиш) – регион исключительно богатый медью (Вади Араба). В свою очередь, Анатолия, хотя и имела медь и производила олово (разработки Кестель), также прилагала много усилий для ввоза этого второго металла из древнего города Ашшур в Ассирии. Наконец стоит указать, что играл жизненно важную роль в экспорте афганского олова в Месопотамию и Сирию.

Помимо этой зависимости от поставок металлов, существует другой важный узел, объединявший между собой пять рассматриваемых областей. Это общность происхождения текстовой документации о металлургической деятельности: клинописные таблички. Наш основной источник письменной информации о металлах древнего Ближнего Востока происходит из дворцовых архивов Эблы и Мари (Сирия), из торговых архивов крупного городского центра Каниш (Центральная Анатолия), из многочисленных документов, обнаруженных в древних месопотамских городах, между тем как намёки на Иран и на Палестину получены из упомянутых ранее архивов, прежде всего, из Сирии.

Хронологические рамки настоящего исследования – к. 3000 – 1600 гг. до н.э., исторический этап, начинающийся с древнединастического периода до палеовавилонского периода согласно месопотамской терминологии. Эта эпоха представляет собой ключевой период в эволюции металлургии на Ближнем Востоке, наконец, именно в это время происходит развитие [производства и применения] важнейших сплавов древности – мышьяковой меди и бронзы. Кроме того, при изучении этой эпохи мы полагаемся на многочисленные клинописные тексты, взятые из административных и торговых архивов дворцов, которые дают ценную информацию о производстве и торговле металлами. Исследование останавливается на к. 1600 г. до н.э., то есть, на начале позднего бронзового века – периоде, не принесшем ничего нового с точки зрения металлургии до последующего появления железа в I тысячелетии до н.э. Наконец, отметим, что, сосредоточившись на периодах ранней бронзы и средней бронзы, мы также будем анализировать археологическую документацию, относящуюся к предыдущим тысячелетиям для того, чтобы попытаться лучше понять тему, которая будет занимать наше внимание на последующих страницах.

***

Данная книга – плод многолетней работы, посвящённой изучению металлургии Ближнего Востока – никогда бы не была успешно завершена без поддержки различных лиц и организаций, которым я с удовольствием выражаю свою благодарность.

В первую очередь, мне хотелось бы выразить благодарность д-ру Грегорио дель Ольмо Лете, директору «Института Древнего Ближнего Востока» за его постоянную поддержку, начиная с моего включения в группу Археологической Миссии университета Барселоны в Сирии, а также за одобрение включения этой работы в серию «Aula Orientalis-Supplementa» (Дополнительная серия чтений по Востоку), которую он возглавляет. [стр. 3]

Свою благодарность хочу также выразить д-ру Мануэлю Молина Мартосу, департамент изучения Библии и Древнего Востока (CSIC, Мадрид). Его интересные комментарии, прежде всего, филологического характера, всегда воспринимались нами с большим интересом.

Выражаю также благодарность руководителям этой работы, д-ру Хосе Ремесалю Родригесу, факультет античной истории университета Барселоны и д-ру Жану-Клоду Маргерону из Практической Высшей Школы (EcolePratiquedesHautesEtudes) (Париж) за его постоянную готовность к помощи и мудрые советы на протяжении всего исследования. Работа под его руководством обогатила нас опытом и осталась незабываемой.

Без сотрудничества с различными исследователями и организациями эта работа увидела бы свет в своём теперешнем виде с большим трудом. Поэтому будет справедливым поблагодарить д-ра Питера Р. С. Муррея, хранителя отдела древностей музея AshmoleanMuseum (Оксфорд) за обеспечение доступа к изучению многих выставленных там предметов из металла. Его постоянное внимание сделали исключительно приятным моё пребывание в Оксфорде. Благодарю также д-ра Джона Куртиса, хранителя Британского музея, отдел Западно-азиатских древностей (Лондон), д-ра Анни Кобе, главного хранителя музея Лувр, отдел Восточных древностей (Париж), за их разрешение исследовать предметы из Телль-Амарны и Телль-Ахмар. Выражаю также благодарность д-ру Эрику Кокеньо (Coqueugniot) из «Дома Средиземноморского Востока» (MaisondelOrientMéditerranéen)(Лион) за разрешение исследования материалов его раскопок в Телль-Гада аль-Магара, а также д-рам Джоакино Фальсоне из университета г. Палермо, Эдгару Пельтенбургу из Эдинбургского университета за предоставление мне множества неопубликованных данных о его находках в Гараблус-Татани и Телль-Шию-Татани соответственно.

Не могу не выразить благодарности научно-техническим лабораториям ServeisCientífic-Tècnics университета Барселоны и особенно доктору Глории Лакорт и персоналу ICP за всю их помощь в аналитическом исследовании образцов из металла из Телль Кара-Кузак. Выражаю также благодарность д-ру Питеру Нортоверу из отдела материалов Оксфордского университета, д-ру Барбаре Хельвинг, участнику проекта «Древние металлы в Месопотамии» из гейдельбергского университета, которые мне предоставили неопубликованные результаты многочисленных химических анализов. Д-р Игнасио Монтеро Руис из отдела доисторических исследований (CSIC, Мадрид), предоставил мне важные комментарии, касающиеся всего методологического комплекса анализов металлов.

Особо горячую благодарность выражаю Центру Археологии Востока Жана Деэ (CentredArchéologieOrientaleJeanDeshayes) из университета Сорбонна-Пантеон (Париж I) и Кабинету Ассириологии из Коллеж-де-Франс за содействие в работе с библиографическим фондом во время моего пребывания в Париже. Благодаря его личным качествам и заботам я чувствовал себя как дома.

Последняя моя благодарность адресована д-ру Франсиско Алонсо Мартинесу, имевшему терпение тщательно прочитать рукопись и дать различные советы по улучшению первоначального текста.

Вновь выражаю всем свою благодарность за помощь и поддержку при исследовании. За возможные ошибки, разумеется, ответственность несу лично я.

Хуан Луис Монтеро Фенеллос

Барселона, июль 1998 г.

[стр. 4]



Скачать документ

Похожие документы:

  1. М четырнадцатая буква русского алфавита

    Документ
    ... Хуан ... металлургия, Цветная металлургия. "МЕТАЛЛУРГИЯ" ... до нескольких тысячелетий ... II. В 1610 доверенное лицо Сигизмунда III ... МОНТЕРИЯ ... древнего средневекового и современного искусства советского и зарубежного Востока (Дальнего Востока, Ближнего и Ср. Востока ...
  2. М четырнадцатая буква русского алфавита

    Документ
    ... Хуан ... металлургия, Цветная металлургия. "МЕТАЛЛУРГИЯ" ... до нескольких тысячелетий ... II. В 1610 доверенное лицо Сигизмунда III ... МОНТЕРИЯ ... древнего средневекового и современного искусства советского и зарубежного Востока (Дальнего Востока, Ближнего и Ср. Востока ...
  3. Стефан Куртуа Николя Верт Жак-Луи Панне Анджей Пачковский Карел Бартошек Жан-Луи Марголен ПРЕСТУПЛЕНИЯ ТЕРРОР РЕПРЕССИИ 95 миллионов жертв

    Документ
    ... Александром II и ... кулаков III категории, ... в кораблестроении, в металлургии, на транспорте, о ... . Хуан Фарре ... на БлижнемВостоке, ... и велел казнить монтеров, «виновных» в ... Луис ... древнего русского алтаря жертвоприношений, довести до ... они оперировали тысячелетиями и ...
  4. Владыки и их обители энциклопедия

    Документ
    ... мастерства в металлургии, химии, ... древней цивилизации». В течение многих тысячелетий память ... , Индии и БлижнегоВостока. Именно они ... Фараоном Тутмосом III (около 1567 года до н. ... Павлом II. Падре ... Хуан Капистрано, Санта Барбара, Сан-Луис Обиспо, Монтерей ...
  5. Сергей кремлёв (сергей брезкун) русская америка открыть и продать!

    Документ
    ... пролива Хуан-де ... Николая II. — ... посланником Луисом Онисом ... на ВостокеБлижнем... После ... Сан-Франциско, Монтерей и Сан-Диего ... уровня металлургии ... до легкомысленных слез, принял приглашение Наполеона III ... подобно древнему римскому сенату ... течение тысячелетий никем ...

Другие похожие документы..