textarchive.ru

Главная > Тезисы


Сравнительный анализ заселения пограничных территорий России и Северной Америки немецкими поселенцами

В истории России и Америки были периоды, когда процессы развития государств принимали форму территориального расширения и интенсивного освоения обширных пограничных областей, характерной особенностью которых являлась равнинная степь и редкое оседлое население, укорениться которому препятствовали засушливый континентальный климат, недостаток лесов, набеги кочевников или разбойников, обилие вредителей, уничтожавших посевы. В освоении этих целинных земель России – Поволжья и Новороссии и Северной Америки – Среднего Запада США и Канада активное участие приманили немецкоязычные поселенцы, волею правительств или добровольно объединявшихся в этнические или этнорелигиозные сообщества.

В работе проведен сравнительный анализ приживаемости немецких групп в первые, наиболее тяжелые годы лишений, до достижения экономической самодостаточности, адаптационных условий, создаваемых принимающими государствами, а также политической и хозяйственной роли в освоении этих районов.

В Российской империи освоение пограничных территорий иностранными поселенцами началось с переселенческой политики, инициированной Екатериной II и было вызвано необходимостью укрепления и хозяйственным освоением малоконтролируемых пустующих земель. Привлечение европейцев, умевших ценить и эффективно использовать землю, как представлялось, должно было способствовать выполнению поставленных задач. Проект манифеста 1763 г. содержал привлекательные в тот период права и свободы [6, с. 18-21]. В результате за первые пять лет после издания манифеста численность переселенцев составила 30623 человека [17]. Из них 26509 немцев были направлены на поселение в Поволжские степи. Для реализации проекта было организовано строительство колоний по утвержденному типовому плану, на каждую семью отводилось по 30 десятин в постоянное наследованное пользование [11, с. 103]. После образования Конторы опекунства (1766 г.), занимавшейся координацией обустройства иммигрантов, для переселенцев централизованно закупался инвентарь и скот. Каждый колонист получал «кормовые» до первого урожая.

Освоить целинные земли было сложно из-за более сурового и сухого чем в Западной Европе климата, а следовательно, с необходимостью существенного изменения и усовершенствования агротехнологии, набегами кочевников, пугачевскими бунтами 1773-1775 гг.

Долгое время колонии нуждались в опеке со стороны государства, которая была основой выживания людей в первые годы, однако довольно быстро приняла форму неповоротливой циркулярной регламентации, волокиты, злоупотреблений и стала тормозом развития колоний. Колонисты были лишены инициативы и всецело зависели от воли местных чиновников [4, с. 138-139]. Долгое время результаты хозяйственной деятельности были малоэффективны. К объективным трудностям, добавлялась сложность формирования механизма функционирования колоний, большое количество незнакомых с сельским трудом переселенцев (около 43%) [9]. Необходимо было время для сбалансирования жизни общин, самонастройки управляемости колоний и объединения людей из разных германских земель в функционирующий коллектив. Самодостаточными колонии стали к 1877-1878 гг.

Для освоения степей Новороссии важное значение имел указ 1783 г. о присоединении к Российскому государству Крымского ханства [8, с. 897].

Заселение прилегающих к Крыму степей должно было стать весомым аргументом по утверждению прав России на этот край.

Первые немецкие колонисты (1789 г.) не были обеспеченными людьми. Их привлекали возможности получения земли и обещания материальной поддержки. В новороссийских колониях немцы получали по 60 десятин и меннониты по 65 десятин на один двор и финансовую помощь. Среди немецкоязычных колонистов особое место занимали меннониты. За «трудолюбие» им в 1800 г. «на веки вечные» были предоставлены особые «выгоды» [3, с. 286–287].

Со временем первоначально малоконтролируемый процесс переселения и обустройства был упорядочен. В 1800 г. правительство учредило Новороссийскою контору в функции которой входило управление колониями на Юге России.

Как и у немцев в Поволжье в составе первых групп меннонитов и немцев было немало ремесленников, которые испытывали аналогичные трудности переквалификации. Результаты хозяйственной деятельности немецких и меннонитских колоний к началу XIX в. не были впечатляющими. В рапорте 1803 г. С. Х. Контениус определил основные причины препятствующие росту благосостояния колонистов: 1) недостаточное прилежание в хлебопашестве «от которого отвращали: засухи, свойственные этому краю, а от этого частые неурожаи, множество сусликов, истребляющих хлеб на нивах»; 2) недостаток земледельческих орудий; 3) частые падежи скота; 4) неудовлетворительное отношение к «промыслам и рукоделиям» в свободное от землепашества время «кое могли бы давать прибыль»; 5) «худое повиновение многих из них сельскому начальству» [16, с. 43]. Кроме указанных причин существенную роль играли просчеты и несогласованные действия различных государственных ведомств. Только после прибытия иммигрантов начинались согласования по выделению для колоний участков, поиск подрядчиков для строительства домов. Вынужденное безделье создавало пессимистические настроения [7, с. 93]. Акклиматизация также проходила сложно. Смертность составляла от 3,5 % до 7,6 %, а в немецких колониях под Одессой доходила до 20% [10, с. 158].

В 1804 г. Александром I были утверждены новые правила приема колонистов [2, с. 137-140]. Ставка делалась на состоятельных семейных земледельцев и ограничение количества ремесленников.

Поселения 1804-1807 гг. на реке Молочной обустраивались согласно новым правилам. В 1810 г., когда иностранцы желающие обосноваться в России были лишены финансовой поддержки государства и все издержки ложились на самих иммигрантов.

Результатом хозяйственной адаптации можно считать следующее. Ранние колонии меннонитов стали самодостаточными через 10-12 лет [5, с. 74]. В тоже время по истечению 15 лет и окончании срока льготы не все могли платить долг государству в полном объеме [13, с. 133]. Молочанские колонисты-меннониты стали самодостаточными через 5-6 лет после вселения [12, с. 206], немцы через 7-9 лет [15, с. 226-227], а немецкие переселенцы под Одессой через 11-12 лет [14, с. 310].

В довольно короткий срок произошло не только экономическое, но и культурное обновление обширных регионов.

В середине XIX в. задача по заселению и освоению «диких прерий» Среднего Запада встала перед правительством США, а затем и Канады.

Для реализации этой задачи в США было принято ряд решений. Во-первых, закон о гомстеде 1862 г. Во-вторых, о строительстве трансконтинентальной железной дороги, и в-третьих, о привлечении иммигрантов и их капиталов в страну. Заинтересованные в широком привлечении иммигрантов железнодорожные кампании и администрации штатов предоставляли экономические льготы, в том числе оплату переезда и ссуду для приобретения земли. В Канаде аналогичный закон о гомстеде был принят в 1872 г. [18].

Первые меннонитские и немецкие поселенцы из России прибыли в Северную Америку в 1873 г. До 1880 г. в Соединенные Штаты въехало примерно 10 тыс. меннонитов и столько же немцев из Новороссии и Поволжья [1, с. 154], а в Канаду около 7 тыс. новороссийских меннонитов. Немцы в Канаду (преимущественно из Причерноморья) стали прибывать лишь в середине 1880-х гг.

Немецкие поселенцы в США и Канаде получили общепринятые для иммигрантов права и свободы. Они сами выбирали место жительства и участки земли, предоставляемые государством согласно закону о гомстеде или покупая у железнодорожных кампаний и частных лиц. В США и Канаде, согласно законодательству, получивший гомстед должен был жить именно на своем участке. Поэтому этнических колоний немцев и меннонитов в США и немцев в Канаде создано не было. Исключение в США составили гуттеритские общины, коллективно выкупившие компактные участки земли для осуществления этой цели.

Специфика экономического развития сельскохозяйственных штатов состояла в том, что с самого начала освоения регионы развивались по рыночным законам, которые стимулировали (в отличие от России) инициативу и предприимчивость прибывающих. Немаловажным фактором в США, оживлявшим экономику и темп развития регионов вселения, являлась сравнительно развитая инфраструктура в виде сети железных дорог, позволяющая быстро транспортировать и реализовывать произведенную продукцию и наоборот, доставлять необходимые товары. Однако, полагаться приходилось исключительно на себя и свои способности.

Российские немцы, в особенности с Поволжья, не обладали после переезда достаточными средствами для полноценного освоения полученной земли. Поэтому, довольно часто приходилось кооперироваться с соседями. Целинные участки осваивались не за один год, а поэтапно. Для увеличения оборотных средств, с целью приобретения необходимого сельхозинвентаря и тягловой силы, брали ссуду под залог имущества и земли. Будущее таких ферм зависело от упорства и работоспособности, а главное, от погоды.

Самодостаточными немецкие переселенцы в Канаде и США стали примерно через 5-7 лет [19]. Меннониты в США, как более обеспеченные по сравнению с немцами, самодостаточными стали через 4-6 лет.

Меннонитские поселения в Канаде занимают особое место. Присоединив Манитобу в 1870 г. в качестве провинции, правительство Доминиона неоднократно безуспешно пыталась заселить эту область. Оно было заинтересовано в нескольких тысячах меннонитов, выразивших готовность поселиться на юге территории, а поэтому предоставило им исключительные права и привилегии: 1) освобождение от военной службы; 2) резервирование территории, на которой могли селиться только меннониты; 3) автономное самоуправление в пределах этих территорий; 4) возможность выкупать дополнительно землю по 1 доллару за акр; 5) право самостоятельно формировать школьную программу; 6) право селиться компактными поселениями, а также общедоступные права: бесплатный участок-гомстед на семью; право получить гражданство; свободу вероисповедания [20]. Кроме этого, полностью оплачивался переезд через океан и выдавались дополнительные средства: по 30 долларов на взрослого человека, 15 долларов на подростка и 3 доллара на младенца.

В результате в 1874-1880 гг. около семи тысяч меннонитов из России иммигрировали в Канаду. Они поселились в практически безлюдной местности, образовав две колонии.

Несмотря на тяжелые условия (суровые зимы, заморозки в конце мая и августе) уже в 1878 г. меннонитские хозяйства смогли стать самодостаточными, и производили продукцию на продажу. Этому способствовало то, что меннониты переселились организованно, в составе своих конгрегаций с неизмененными лидерами. Равноправные стартовые условия, введенные старейшинами, стали стимулом повышения коллективной ответственности в результатах общего труда. Оказала помощь и ссуда предоставленная правительством Канады.

Таким образом, меннониты стали первыми, кто доказал прибыльность сельского хозяйства в условиях Манитобы. Своим примером они помогли правительству Канады получить действенный «козырь» в привлечении иммигрантов в этот регион. Позже в 1890-х гг. руководство Канады успешно использовало опыт меннонитов в еще более суровых условиях, при освоении территорий Саскачевана и Альберты, при этом повторно пошло навстречу желаниям меннонитов образовать коллективные колонии, сделав для них исключение в действующем законодательстве. Меннонитские колонии – островки этнической оседлости – впоследствии стали одним из тех элементов, которые сформировали мультикультурное общество Канады. Немецкая составляющая населения в Саскачеване и Альберте составила 14% и 11% от численности населения [21].

Таким образом, в освоении степных пограничных территорий на востоке и юге России, Среднем Западе США и Канады было много общего: континентальный климат, малонаселенная целинная степь, опасность набегов. Одними из первых, кто распахал эти земли были немецкие и меннонитские поселенцы. Иммигранты, наряду с хозяйственным освоением степных районов решали политические задачи – фактическое закрепление пограничных территорий в пользу принявших их государств. Кроме того, они должны были стать образцом рационального хозяйствования и предприимчивости, чтобы на своем примере научить местное население прогрессивной агротехнологии (в России) или привлечь других иммигрантов в малопривлекательные в те времена прерии Канады.

Отличительным, при обосновании в новых местах являлось то, что при переселении из Западной Европы в Поволжье и Новороссию немецкие переселенцы были вынуждены достаточно долго адаптироваться к непривычному для себя континентальному климату и заново осваивать приемы и методы сельского хозяйства в засушливых степях, в то время как климат Среднего Запада Северной Америки был близок к климату прежнего места жительства. Став в России квалифицированными аграриями засушливых степей меннонитские и немецкие группы успешно применили свой опыт в прериях США и Канады. Отличием являлось также то, что развитие поселений в России осуществлялось под строгим надзором и опекой государства, что было положительным на первоначальном этапе, но в дальнейшем ограничивало инициативу, в то время как в США и Канаде переселенцам было предоставлена полная свобода выбора деятельности, которая поощрялась рыночными законами и в тоже время всемерно требующая личной ответственности.

С точки зрения организации жизни и быта сопоставимыми являлись колонистская система и самоуправляемость территориальных образований в России и у меннонитов Канады, где эта система доказала свою высокую эффективность, особенно в первые трудные годы. Немаловажную роль сыграло то обстоятельство, что в Канаду меннониты переселялись всем составом села и конгрегаций. При этом сохранялись вертикаль руководства и привычная солидаризированная структура колоний. Существенно, что в Канаде для меннонитов был создан наиболее привлекательный адаптационный климат – все просимые привилегии и свобода выбора дальнейшего пути саморазвития.

Заметными экономические достижения в Канаде явилось культивирование пшеницы в товарных объемах и, нового для страны продукта – льна.

Литература

  1. Богина Ш. А. Американские немцы (последняя треть XIX в.) // Американский ежегодник. – М., 1976. – С. 154.

  2. Высочайше утвержденный доклад Министра внутренних дел о правилах для принятия и водворения иностранных колонистов. 21.163 // ПСЗРИ. – Собр. 1. – Т. XХVIII. – С. 137-140.

  3. Грамота Павла I колонистам-меннонитам (1800) // ПСЗРИ. – Собр. 1. – Т. XХVI. – С. 286–287.

  4. Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. – М.: «Готика», 1997.

  5. Живи и помни… История менонитских колоний Екатеринославщины. – Д., 2006. – с. 74.

  6. История российских немцев в документах (1763-1992 гг.). – М., 1993. – С. 18-21.

  7. Личное письмо С. Х. Контениуса Э. О. Ришелье о плпнах поселения в 1804 году 600 семей колонистов, о его желании видеть Ришелье начальником над иностранными поселениями, о болезни Контениуса //Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С. 93.

  8. О принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской, под Российскую Державу. 8 апреля 1783 г. Закон 15.708 // ПСЗРИ. – Собр. 1. – Т. XХI. – С. 897-898.

  9. Образование и становление немецких колоний в Поволжье // /files/nodes/9858/2.pdf

  10. Отношение С. Х. Контениуса тайному советнику К. И. Габлицу о результатах, достигнутых в устройстве колонистов в Новороссии к концу 1805 года, и о состоянии новых поселенцев // Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С.158.

  11. Плеве И. Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. – М.: АОО «Международный союз немецкой культуры», 2008. – 400 с. – С. 103.

  12. Предложение С. Х. Контениуса Конторе опекунства о принятии мер для принуждения нерадивых колонистов сеять достаточное количество хлеба, об изготовлении в каждом сельском приказе клейменных контрольных мер веса и обозначении контрольной десятины для составления в колониях достоверных ведомостей посева и урожая хлеба // Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С. 206.

  13. Предложения С. Х. Контениуса, данные на время своего отсутствия Конторе опекунства, об управлении Конторой, водворении, устройстве, обзаведении колонистов, по различным хозяйственным вопросам // Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С. 133.

  14. Предписание 1-й Экспедиции государственного хозяйства МВД С. Х. Контениусу о ревизии дел и бухгалтерии Конторы опекунства по случаю неприсылки в Экспедицию сведений о состоянии колонистов за 1803 год // Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С. 310.

  15. Представление С. Х. Контениуса герцогу Э. О. Ришелье о результатах расследования Контениусом жалоб молочанских, ямбургских и еврейских колонистов, подданных ими чиновнику МВД Е. Ф. Лифанову // Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С. 226-227.

  16. Рапорт С. Х. Контениуса в Экспедицию государственного хозяйства о причинах, препятствующих достижению благосостояния в колониях, и мерах по их устранению, с представлением на утверждение дополнений к Инструкции для внутреннего управления в новороссийских колониях // Самуил Хрисианович Контениус об иностранной колонизации Южной России. Сборник документов. 1801-1829 гг. / под. ред. О. В. Айсфельд. – Одесса: «Астропринт», 2003. – С. 43.

  17. Становление и развитие сообщества немцев Российской Федерации. Сб. материалов / ред. Г. Бауэр, В. Дизендорф. – М. 1996.

  18. Dominion Lands Act (An Act Respecting the Public Lands of the Dominion) [Електронний ресурс]. – Режим доступу: /wiki/Dominion_Lands_Act.

  19. Opp, Danial D. Early Days of South Dakota, Part 1 // Prairies 8. – No.7: February 1985, 12-20 // library.ndsu.edu/grhc/articles/magazines/articles/early.htm/

  20. Privileges granted by the Canadian Government to prospective Mennonite Immigrants in a Letter by the Secretary of Agri­culture dated July 26, 1873 //Sources on Mennonite Immigration from Russia in the 1870’s / [ed. by Dr. Ernst Correll]. – Reprint from Mennonite Quarterly Review October, 1950, Issue. – P. 4–5.

  21. The Germans in Western Canada. A Vanishing people / ed. by A. Becker // hahistory.ca/journal/CCHA1975/Becker.html

Л.А. Бургарт

(Усть-Каменогорск. Казахстан)

Немецкие поселения в России: моноконфессиональная модель

(к вопросу исторической оценки).

«... Соизволяем: 1е. Всем прибывшим в Империю Нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно; а желающим не в городах, но особыми на порозжих землях поселиться колониями и местечками, строить церкви и колокольни, имея потребное число при этом пасторов и церковнослужителей, исключая одно строение монастырей....»1, «... а в рассуждение различных вер, населяя каждой религии в особый округ, отвратить всякую вражду и ненависть14- этими словами Манифеста императрицы Екатерины II «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах» от 22 июля 1763 г., и «Высочайше утверждённого доклада Правительствующего Сената о размежевании земель...» от 19 марта 1764 г. по сути, была заложена особая модель моноконфессионального поселения немцев в России, определившая дальнейшее развитие их истории на протяжении почти двух столетий.

Каковы причины, побудившие российское правительство селить колонистов не в сплошном порядке, без всякого разбора, а с учётом религиозной принадлежности? Как формировалась и развивалась особая модель поселения? Какова её роль и значение в истории различных групп немецкого населения России в те или иные периоды? Какие оценки давались ей на разных этапах властями, общественным мнением и исторической наукой? Какие проблемы и задачи стоят в этой связи перед современной историографией истории немцев в России? - вот основной ряд вопросов, которые рассматриваются в настоящем исследовании.

Моноконфессиональная модель поселения немцев-колонистов в России сформировалась вследствие целого ряда причин и исторических обстоятельств, среди которых наиболее важными были:

1). Изначально неоднородный конфессиональный состав колонистов15. Религиозный признак выступал в качестве одного из основных принципов классификации немецкого населения16. Конфессиональная неоднородность колонистов, в отличие от их профессиональной и территориальной неоднородности, была принята во внимание русским правительством и при составлении Манифеста 1763 г. и непосредственно при размещении переселенцев.

2). Значительная роль религии в жизни немцев-колонистов. Религиозные причины, наряду с экономическими и политическими, выступали в качестве основных причин переселения немцев в Россию17. У некоторых групп переселенцев религиозный мотив был главным18.

3). Наличие устойчивой и строгой традиции моноконфессиональности поселений, сложившейся в немецких землях начиная с середины XVI в., после заключения Аугсбургского религиозного мира19, нарушение которой неизбежно вызвало бы вражду и конфликты. Переселявшиеся в Россию колонисты уже несли на себе бремя разделённого западноевропейского христианства20.

4). Необходимость выполнения данных в Манифесте обещаний, среди которых свобода вероисповедания являлась одним из самых важных21. Без моноконфессиональной модели поселения правительству вряд ли удалось бы воплотить в жизнь данные колонистам обещания о свободном отправлении веры.

Принятые правительством правила расселения были, таким образом, вполне адекватными, соответствующими требованиям исторических обстоятельств и устремлениям самих колонистов, жить конфессионально обособлено, в соответствии с традицией исторической родины22.

Прежде имелся опыт обособленного поселения немцев и других иностранцев в российских городах, т.н. «Иноземные» или «Немецкие слободы»23. Причём в начальный период в слободах поживали представители разных конфессий, лишь позже стало отмечаться размежевание представителей разных вероисповеданий по отдельным городским районам, при этом поселения обычно тяготели к определённым приходам24. Моноконфессиональная сельская модель поселения представляла из себя качественно новое явление, определившее в дальнейшем существенные отличия в положении сельского и городского немецкого населения в России.

Моноконфессиональная модель расселения предполагала расселение колонистов по религиозному признаку не только в пределах колоний, но и округов. Довольно неоднозначным является вопрос воплощения моноконфессиональной модели в реальную жизнь. И здесь, наряду с резкой критикой и утверждениями исследователей о поселении колонистов «как и где, попало» и полном несоблюдении правительством правил размещения колонистов по религиозному принципу25, в историографии имеются и более взвешенные оценки26.

Обещание, расселять колонистов по однородным округам, не было выполнено в полной мере. Отмечаются факты нарушения принципа моноконфессиональности не только в пределах округов, но и отдельных колоний. Основная причина этого - разновременное прибытие переселенческих партий из-за границы. Чтобы избежать нарушений принципа моноконфессиональности при заселении округов и колоний требовалась более высокая организация переселенческого процесса, а именно: формирование партий переселенцев перед отправкой в Россию или создание переселенческих лагерей в самой России, для учёта и предварительного распределения колонистов по колониям и округам, а также последующего доприселения строго по религиозному принципу. Однако наличие двух линий вербовки колонистов - государственной и частно-вызывательской, а также отсутствие достаточной материальной базы и элементарных санитарно-бытовых норм исключали подобную организацию.

В итоге правительству не удалось сразу добиться 100% дифференциации колоний и округов по религиозному принципу, на это потребовались годы. Всё же моноконфессиональная модель была взята правительством за основу, и к середине 1770-х гг., благодаря расселению колонистов с учётом вероисповедания, в большинстве колоний в Поволжье был обеспечен однородный этноконфессиональный состав27. С учётом исторических условий времени это действительно может считаться достижением. (Что касается проблем и нареканий, то они имели место даже в конце ХХ в. в ходе организации процесса приёма и размещения немцев-«поздних переселенцев» в Германии28).

Заложенная в процессе возникновения немецких колоний на Волге моноконфессиональная модель стала общепринятой для размещения немцев-колонистов, прибывших в составе последующих переселенческих волн (Украина, Кавказ)29. К середине XIX в. моноконфессиональная модель стала основной моделью расселения сельского немецкого населения в районах первичной колонизации (материнские колонии). Более того, в ходе начавшегося в конце XIX в. процесса массового переселения на Восток: в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, моноконфессиональная модель материнских колоний была перенесена в колонии дочерние30. Исследователи указывают на наличие в районах массовой немецкой крестьянской колонизации целых «территориальных систем, состоящих из колоний одного вероисповедания», и выделяют хозяйственные, административные и конфессиональные связи, как основные виды связей внутри этих систем31. Этноконфессиональному фактору придаётся существенное значение в процессе формирование компактных районов водворения немецкихколонистов в Сибири. Конечно же, не всегда и не везде удавалось создавать округа или своего рода «гнёзда» поселений одной веры32, но ядро моноконфессиональной модели - однородная религиозная колония, практически сохранялась всегда. «Основание переселенческих посёлков и доприселение в них происходило строго по конфессиональной принадлежности (лютеране селились с лютеранами, католики с католиками, меннониты с меннонитами), конфессиональные группы вели замкнутый образ жизни не только от иноэтничного окружения, но были обособлены и от немцев – последователей другой конфессиональной принадлежности...»33. При этом у меннонитов совпадали религиозная и территориальная принадлежность жителей одной колонии34.

Недостаточно обоснованным на наш взгляд является мнение некоторых исследователей, указывающее на «материальные соображения» (дороговизна строительства 2-3-х церквей в одной колонии), как на «одну из причин образования колоний по моноконфесиональному принципу»35. Преобладающим было стремление самих колонистов жить религиозно обособленно.

Итак, моноконфессиональная модель стала основной формой расселения сельского немецкого населения в России, и фактически определили особенности его дальнейшего развития. Как особая форма существования немецкого населения моноконфессиональные колонии в различные исторические периоды привлекали к себе внимание общества, политиков и исследователей36. В этой связи можно обозначить следующие взаимосвязанные блоки основных дискуссионных вопросов и неоднозначных проблем:



Скачать документ

Похожие документы:

  1. «два с половиной века с россией (к 250-летию начала массового переселения немцев в россию)»

    Тезисы
    ... истории и культуры российских немцев 4-я международная научно-практическая конференция «Два с половинойвека с Россией250-летиюначаламассовогопереселениянемцев в Россию)» Москва, 24-26 ...
  2. «два с половиной века с россией (к 250-летию начала массового переселения немцев в россию)» (1)

    Тезисы
    ... истории и культуры российских немцев 4-я международная научно-практическая конференция «Два с половинойвека с Россией250-летиюначаламассовогопереселениянемцев в Россию)» Москва, 24-26 ...
  3. «два с половиной века с россией (к 250-летию начала массового переселения немцев в россию)» (3)

    Тезисы
    ... истории и культуры российских немцев 4-я международная научно-практическая конференция «Два с половинойвека с Россией250-летиюначаламассовогопереселениянемцев в Россию)» Москва, 24-26 ...
  4. «два с половиной века с россией (к 250-летию начала массового переселения немцев в россию)» (4)

    Конкурс
    ... истории и культуры российских немцев 4-я международная научно-практическая конференция «Два с половинойвека с Россией250-летиюначаламассовогопереселениянемцев в Россию)» Москва, 24-26 ...
  5. Список участников 4-й международной научно-практической конференции «два с половиной века с россией (к 250-летию начала массового переселения немцев в россию)» 23 – 27 08 2012 российско-немецкий дом в москве

    Документ
    ... 4-й международной научно-практической конференции «Два с половинойвека с Россией250-летиюначаламассовогопереселениянемцев в Россию)», 23. – 27.08.2012 ... будут направлены приглашения! Участники из России: Алишина Г.Н. (Томск) Ананян Е.В. ...

Другие похожие документы..