textarchive.ru

Главная > Книга


Во все большем числе организаций талантливые люди требуют участия в собственности. Разумеется, акционеры начинают извиваться,

Жадность руководителей частично является следствием все более безликих структур корпоративного управления.

жаловаться и стонать. Пока им удается приостановить распространение подобных схем или, по крайней мере, ограничить их действие небольшой частью капитала. Но через пять-шесть лет сотрудники звезды будут требовать еще больше. Что тогда скажут акционеры? Как им быть?

Робин Гуд и не думал умирать. Правда, на этот раз он не крадет у богачей, чтобы раздавать беднякам. Теперь деньги текут из рук финансовых инвесторов прямо в карманы держателей интеллектуального капитала. (Либо деньги из рук потребителей через капиталистов перетекают к носителям компетенций, минуя обычных работников.)

Помните, что мы рассматриваем очень малочисленную группу высококвалифицированных людей. В остальной части рынка труда конкуренция возрастает с каждой минутой. Столь же важно отметить, что мы ведем речь о талантах, а не титулах. Главные компетенты необязательно являются высшими руководителями. Щедрые премии и опционные планы для высшего руководства не являются доказательством того, что капитал пляшет под дудку таланта.

Не будем путать прославление жадности с триумфом таланта. Зачастую компенсационные схемы построены по принципам традиционной перархической логики, вознаграждая боссов, а не мозги. Титул и талант необязательно совпадают. И уж тем более не существует хорошо функционирующего рынка высших руководителей. Постоянной оценке подвергаются лишь немногие, к тому же они оцениваются людьми, с которыми уже знакомы.

Так называемая жадность руководителей частично является следствием все более безликих структур корпоративного управления, не способных поддерживать равновесие системы. Сегодня существуют сотни миллионов анонимных капиталистов, акционеров, которые никогда не появляются на годовых собраниях и никогда не используют свой голос, финансовых институтов, которые никогда не принимают (если им это только не запрещено вообще) активного участия в работе советов директоров тех компаний, в которые они вкладывают наши пенсии и сбережения.

Бунтующая элита

В противовес бытующему мнению исторические революции, подобные французской, русской и китайской, были движимы не рабочими, но скорее средним классом и интеллектуалами. В Китае фермеры поддержали обе эти группы. Однако на этот раз во главе стоят космократы всего мира. В караоке-экономике вооруженные деньгами и знаниями космократы могут знать, идти и делать что, где и куда угодно. Остальные не могут. И хотя мы видим, как варвары с мозгами напирают, новая элита также начинает играть мускулами. Иностранные специалисты получают налоговые льготы в дании и других странах, В США есть специальная визовая программа для лучших студентов. Если вы не привлекательны, талант не пригласит вас на танец.

Возьмем Сингапур, одну из самых свободных экономик мира, но также и место с чрезвычайно жестким социальным контролем. При переходе к открытому и прозрачному миру, в котором возможности выбора для способных людей практически неограниченны. Сингапур вынужден идти на изменения. В попытке привлечь самых талантливых правила становятся мягче, так что, к примеру, люди получают возможность смотреть “Секс в большом городе” по кабельному ТВ. Теперь там снова можно танцевать на барной стойке. Правительство Сингапура даже начало брать на работу открыто заявляющих о себе гомосексуалистов. Шок! Ужас! На самом деле официальные лица ссылаются на результаты исследований геев и представителей богемы, о которых мы упоминали ранее. Кто после зтого скажет, что бизнес - исследования бесполезны?

Стэн Дэвис и Кристофер Мейер, авторы “Будущего богатства”, указывают на логическое следствие нашего перехода в мир, в котором те, кто контролирует ключевые ресурсы, обладают паспортом гражданина мира: “Когда производственным ресурсом была земля, нации сражались за землю, теперь такая же борьба идет за талантливых людей” Хотим мы того или нет, успешность всех регионов и всех организаций зависит от их умения привлекать людей, способных на реальные изменения.

В связи с этим меняется повестка дня для политиков. Когда правят люди с деньгами и компетенциями, власть концентрируется, но не является централизованной. Тех, кто у власти, не так-то просто свергнуть или даже повлиять на них. Возникают вопросы. Как добиться лояльности группы людей, свободных знать, передвигаться и действовать? Невероятно трудно заставить Кайли Миноуг, сэра Ричарда Брэнсона или Анну Курникову сделать что-либо. Насколько сложно обложить налогами тех, кто обладает мобильностью, реальной и потенциальной? Ответ: невероятно сложно.

В то же время другие люди остаются привязанными к одному месту, испытывая недостаток ресурсов, необходимых для участия в глобальной игре в передвижение. Поэтому скорее из практических, чем идеологических соображений правительства будут испытывать все больший соблазн обложить налогами то, что не двигается. Что же остается приклеенным к поверхности планеты? Собственность и бедные — вот два главных кандидата.

В результате весь политический ландшафт может оказаться перекроенным. Тяготеющие влево политики когда-то поддерживали рабочих. Теперь они скорее оказываются защитниками интересов своих заклятых врагов — капиталистов. Когда наконец стало известно (а в открытом мире рано или поздно обо всем становится известно — просто негде спрятаться), что бывший СЕО АВВ Перси Барневик получил пенсионный пакет стоимостью $100 млн., самая громкая критика послышалась слева. В том или ином виде левые требовали, чтобы Барневик вернул деньги, но не рабочим, а акционерам! В число совладельцев АВВ входят Валленгберги — одна из самых могущественных и богатых промышленных династий Европы.

Битва труда против капитала уходит все дальше в историю. Новая борьба ведется между традиционными рабочими и капиталистами, с одной стороны, и (ненасытными) талантливыми работниками с другой. Социалисты поддерживают капиталистов по ряду причин практического свойства. Исторически левые всегда предпочитали иметь дело с концентрированной группой капиталистов, поскольку легче собраться с группой из пятнадцати или около того человек и засесть за выработку грандиозного плана дальнейшего социального инжиниринга. Централизованная политическая и экономическая власть обычно счастливы вместе.

Новость в том, что будущие пенсии рабочих и ожидаемые прибыли компаний становятся все более взаимозависимыми. Руководители пенсионных фондов инвестируют в фондовый рынок. И будущее благополучие традиционных рабочих сильно зависит от успеха компаний, в которые вложены средства. Если вознаграждение за компетенции (слишком) высоко, прибыль может исчезнуть. Покуда дело ограничивается узкой группой руководителей, ситуация не слишком опасна (экономически и даже этически). Но со временем эти руководители станут примером для подражания для находящихся в тени носителей компетенций. Когда звезды МВА, архитектуры и инженерии начнут караоке-копирование, требуя все больше и больше, ситуация может выйти из-под контроля владельцев капитала. Подобное расширение группы талантливых способно оказать крайне негативное влияние на прибыли и стоимость акций. Со временем такой ход событий может привести к снижению роста пенсий традиционных рабочих.

Поэтому в ответ на алчность руководителей (социалистические) правительства во всем мире приступили к созданию комитетов по выработке вариантов того, как заставить управленцев умерить свои запросы. Довольно странно, что в состав этих комитетов зачастую входят люди, представляющие интересы собственников. Абсурдным, с точки зрения логики, но блестящим, с точки зрения риторики, является их аргумент, что руководителям компаний надлежит быть поскромнее. Иначе просто не останется денег для рабочих. Подразумевается, что владельцы капитала используют эти средства для повышения зарплаты рабочих, которых можно заменить миллиона ми других в любых частях света. Нам кажется это маловероятным. Хотя мы сами исследователи бизнеса, на нас произвело впечатление, что, оказывается, именно на собственниках лежит ответственность за предотвращение роста зарплаты руководителей, вызванного умелым использованием рыночных сил и способностью договариваться, сверх того уровня, который они заслуживают. Но, вероятно, мы все еще слабы в начальном курсе экономики.

Давайте заглянем чуть дальше экстравагантного поведения руководителей, и мы начнем понимать, что переход власти равносилен органической квазисоциализации общества. Влияние переходит от капиталистических правителей промышленного мира к немногим (талантливым) работникам. Но вместо того, чтобы захлопать в ладоши, левые принимаются стонать. Милости просим в реальную революцию! Вопрос в том, как заставить этот новый правящий класс разделить часть своего достатка с другими, остается без ответа. Гипотеза: попробуйте пряник, а не кнут.

В 1990 году процент предпринимателей в Силиконовой Долине, обладающих докторскими и магистерскими степенями, существенно зависел от происхождения. Такими степенями обладали 55% индийцев, 40% китайцев и всего 18% белых. Восемь лет спустя каждый третий из 2775 СЕО Силиконовой Долины был индийцем или китайцем.

Около 60% лучших американских работ в области физики и 30% в области наук о жизни написаны людьми, рожденными за пПределами США.

В 1999 году примерно 25% докторских диссертаций в США защищали иностранцы.

За кулисами дьявольского альянса социалистов и капиталистов также слышны приглушенные споры. Многие считают основанное на умственных данных неравенство одной из вопиющих форм апартеида. Признавать что кто-то быстрее и сильнее других, — нормально, но говорить то же самое об умственных способностях все еще считается неполиткорректным. Человек — это вам не компьютер. Возможно, именно поэтому исследование за исследованием (особенно мужчин) показывают, что более 50% населения оценивают свои способности выше среднего уровня. Компетенцию слишком часто путают с личностными качествами и полезностью обществу. Уровень интеллекта ничего не говорит о человеческих достоинствах но, с экономической точки зрения он говорит о многом.

Если левые не начнут действовать единым фронтом рано или поздно одна или несколько правых партий ухватятся за возможность стать рупором и выбором для работников интеллектуального труда, а не для капиталистов. Для кого-то это может стать блестящей возможностью начать новое политическое движение — после капитализма придет компетализм. Вечеринка караоке может вскоре приобрести значение партийного собрания.

Самоопределение и самообман

Последствия появления новых возможностей для сливок общества будут многочисленными и широкомасштабными. Во-первых, это мобильность. Мы ожидаем большого переселения одаренных людей. Несмотря на ликвидацию расстояний мы все еще остаемся пайщиками государства но некоторые уже могут выбирать. Обеспеченные и талантливые могут распоряжаться собой.

В 2003 году в Швеции проходил референдум о присоединении к Европейскому Валютному Союзу (ЕМU)*. Подавляющее большинство

____________

* Еuropean Моnеtary Union

_____________

людей высказались против. Вопрос закрыт? Ни в коем случае. Граждане Швеции при деньгах и талантах могут присоединиться к ЕМU хоть завтра. Все, что им нужно сделать, это переехать в Германию, Испанию или Францию. Концепция демократии, как мы ее понимаем, основана на базовом предположении о закрытых географических пространствах. Не более.

Изменения в самом разгаре. Там, где центробежные силы уже работают, результат налицо. В 1970 году 4,7% американского населения родились за рубежом, 30 лет спустя таких было 10,4%. Караоке космократы идут своей дорогой. В Швеции число покидающих страну мужчин и женщин с магистерскими степенями в бизнесе или науке в процентном отношении сравнялось с количеством людей от числа всего населения, которые уезжали из страны 100 лет назад, когда сотни тысяч эмигрировали в Америку.

США — не единственный магнит. Некоторые страны используют магическую притягательность золота. В 1998 году лидеры Ирана предложили бывшим советским ученым работу по созданию биологического оружия в иранских лабораториях за $5 тыс. в месяц (больше, чем в России те зарабатывали за год). А приходилось ли вам слышать имя Саиф Сааеед Шахеен? В августе 2003 года он выиграл для Катара первую в истории золотую медаль на первенстве мира по легкой атлетике в беге на 3000 метров. Любопытно, что всего за два месяца до этого его звали Стивен Чероно, и он выступал за свою родную Кению. Еще более любопытно, что в финале он бежал вместе со своим братом, который все еще выступал за Кению. Но самое любопытное в том, что Саиф/Стивен переехал в Катар (мы полагаем, что физически он вообще туда не переезжал) не из соображений любви или страха. Он просто поменял национальность, чтобы заработать денег. Его новая страна положила ему месячное жалованье в размере чуть более $1 тыс. — пожизненно. Ходят слухи, что Катар также заплатил за этот переход Федерации легкой атлетики Кении.

Как нам к этому относиться? Как нам быть, когда страны ведут себя, как компании или как спортивные команды вроде Вагсеlоnа или LA Lakers, десятилетиями скупая всех и вся? Стоит ли удивляться? Вероятно, нет! Будет ли это продолжаться? Можем поспорить, что да.

Представьте себе российскую или чешскуе хоккейные команды, приезжающие на Олимпийские игры без тех своих звез, играют в НХЛ.

Новая реальность состоит в том, что некоторые страны представляют собой рай для талантов. Но на каждый оазис талантливых есть своя арктическая тундра, куда никто не хочет ехать. Победители будут импортировать производителей знаний и экспортировать результаты их труда. Проигравшие будут делать прямопротивоположное, если, конечно, смогут себе позволить. Очевидно, эти процессы окажут важнейшее влияние на мировой экономический рост. Массового исхода одаренных личностей из большинства стран, может, и не будет, но те правительства и эксперты, кто утверждает, что опасность утечки мозгов преувеличивается, обманывают себя.

Их возражения базируются на предположении, что все люди равны. В двойной экономике это не так. Малые числа оказывают большое влияние, вспомните про гены. И это все более верно в экономике, где победитель получает все. Представьте себе российскую или чешскую хоккейные команды, приезжающие на Олимпийские игры без тех своих звезд, что играют в НХЛ.

Наш коллега по Стокгольмской школе экономики профессор Удо Зандер заходит в своих рассуждениях так далеко, что утверждает, что развитие коммуникаций приведет не к повышению гомогенности, а ко все большей гетерогенности. У людей в конкретной стране есть три варианта реакции на происходящее. Они могут сохранять лояльность и оставаться в ней жить. Они могут озвучить свою позицию, чтобы изменить ситуацию, при этом продолжая оставаться в стране. Либо они могут уехать. Промежуточных вариантов, приемлемых компромиссов не существует.

Несколько лет назад для многих людей в мире последний вариант был невозможен, по крайней мере, без риска получить выстрел в спину. Сегодня все большее число вправе уехать. Но тут возникает еще одно препятствие: свобода перемещений обычно обходится недешево. Отсутствие ключевых ресурсов не только удерживает многих от намерения уехать, но также является причиной, по которой их остановят при входе на другом конце пути. Так или иначе, говорит профессор Зандер, желание уехать возникает вследствие “ощутимого разрыва между жизненными стремлениями и ожиданиями и возможностью реализовать их в родной стране в обозримом будущем”.

Другими словами, главными кандидатами на выход являются самые амбициозные люди, живущие в самых омерзительных местах. Это и есть уловка, с которой сталкиваются лидеры развивающихся стран. Если выступать за равенство и свободу, можно нарваться на то, что наиболее амбициозные граждане предпочтут скорее уехать, чем остаться и нести бремя ответственности за других. С другой стороны, если эти лидеры будут ратовать за построение системы с большим неравенством доходов, амбициозные могут остаться, то пострадают остальные. Талантливые люди “будут стремиться к обществу, в котором, по их мнению, все о чем они мечтают, имеет наилучшие шансы на реализацию”, — говорит Удо Зандер. Люди, у которых есть мечта, будут собираться в тех местах, где их мечта может осуществиться. Деньги — это еще не все. Идеи и идеалы пока еще что-то значат.

В этой игре за привлекательность США оторвались на старте от остальных стран, поскольку были основаны на оригинальной идее. Есть красивал сказка, а американские граждане — это те, кто в нее верят. Люди верят в идею под названием Соединенные Штаты Америки (и еще в Бога). Присоединившись к этой идее, мы все можем стать американцами. Требуются многие поколения, чтобы стать японцем, французом или немцем, поскольку эти страны базируются на географии, а не биографии. Требуются годы, если не месяцы, чтобы стать американцем, даже если вам всего 19 и вы живете в Сеуле, Южная Корея. Но, коль скоро США базируются на четко выраженной идее, они обречены на то, чтобы привлекать не только друзей, но и врагов. Вы можете быть против идеи США. Довольно трудно отыскать людей, испытывающих подобные сильные чувства в отношении, скажем, Швейцарии, Испании или Словении.

В долгосрочной перспективе результатом перераспределения талантливых людей может стать растущая поляризация — локальная однородность и международная гетерогенность. Удо беспокоит, “что период космополитического капитализма и первая волна эмиграции предшествовали I Мировой войне”.

(Р)еволюция требует времени

Всесилие таланта наступит не завтра. Развитие событий сдерживается недостаточной внутренней прозрачностью многих организаций. Непрозрачность делает измерение индивидуальных результатов затруднительным. В некоторых отраслях достижения отдельных людей определить легче. К примеру, в финансовой сфере результаты работы каждого брокера находятся под пристальным наблюдением, и сдвиг в сторону самых компетентных брокеров уже произошел. Только гляньте, сколько они получают.

Еще одним препятствием на пути таланта является неспособность примадонн к коллективным действиям. Даже звезды более могущественны в созвездиях. Капиталисты вряд ли запросто отдадут контроль и деньги в руки группки очкариков, да и на политическом левом фланге владельцы компаний могут как ни странно, отыскать собратьев по несчастью в деле сдерживания талантов.

Люди с компетенциями также должны начать действовать. В настоящий момент перемещается лишь ограниченное число людей, хотя 17% американцев ежегодно меняют место жительства, а 3% — штат проживания. Не существует истории или традиций, касающихся отдельных людей, играющих на международном рынке труда. Только 1,5% мировой рабочей силы трудится за пределами своей страны. В Европейском Союзе эта величина составляет 2%. Но постепенно скромные, тихие и лояльные “золотые воротнички” канут в Лету.

Всевластие потребителей

Коммерция без трений — потребительский рай. Изобилие рынков, избыточное предпожение, продолжающееся затоваривание + дешевая информация = идеальная конкуренция. Сегодня балом правят потребители.

Железные законы информации

Ватикан и Sony Music недавно анонсировали скорый выход в свет давно ожидавшегося продолжения первого, ставшего платиновым, альбома Иоанна Павла Второго Аbba Pater. Помимо прочего, в новом альбоме будут представлены молитвы Папы в интерпретации N Sync и Бритни Спирс — что-то вроде “Упс, он снова это сделал” и “Шлепни меня, папочка, еще разок”.

Не знаем, как вы, но когда мы думаем о Ватикане, то склонны воспринимать его, ну, скажем, как умеренно консервативную организацию. Если лидер Католической церкви идет в поп-музыку, значит что-то произошло. Откуда взялась эта божественная версия удовлетворения потребителей, это ватиканское шаманство? Может быть, это попытка привлечь внимание племени молодых католиков, которое нынче теряет интерес к этому историческому институту?

Во вчерашнем нормальном мире, движимом не спросом, а предложением, к потребителям относились пренебрежительно. Невзирая на все громкие лозунги типа “Клиент всегда прав”, с ними зачастую обращались, как с прокаженными мира бизнеса. Покупатели были вынуждены мириться с подходом “один размер для всех”. Пятнадцать лет назад в Стокгольмской школе экономики даже не было кафедры маркетинга. Самое близкое к этому учреждение называлось Институт экономики распределения. Мышление было сосредоточено скорее на логистике, чем на стремлении заставить потребителя влюбиться в те или иные товары и услуги. Те дни прошли. Вооруженные новыми технологиями, современные потребители хотят все и сразу. Наступило время перегруженной экономики. На смену неприязни пришло желание нравиться. Успешные компании понимают это. Похоже, что даже Его Святейшество Папа начинает это осознавать.

Возможно, IТ и не приводят к равномерному распространению власти, но они точно усиливают позиции потребителя. Чтобы понять устройство двигателя, стоящего за сейсмическими изменениями в сфере потребительского контроля, необходимо взглянуть на комплексное действие трех “древних”, по крайней мере в эпоху Интернета, законов.

Во-первых, это закон Мура, предсказание, сделанное основателем Intel Гордоном Муром, что каждые 18 месяцев плотность микрочипов (следовательно, вычислительные возможности) будут удваиваться при неизменности затрат. Затем следует закон Меткалфа, открытый основателем 3Соm Робертом Меткалфом, что ценность сети пропорциональна квадрату числа ее пользователей. Наличие телефона, к примеру, имеет смысл только если существует хотя бы еще один телефон. Или применим этот принцип к племенам. По сравнению с одиночеством наличие партнера имеет ценность не вдвое, а вчетверо большую (соответственно “жизнь втроем” — это в девять раз больше удовольствия, чем в уединении).

В результате изменения под действием IТ усиливаются не только из-за снижения затрат на отношения vis-a-vis. Рост поддерживается и за счет того, что сети демонстрируют эффект растущего, а не уменьшающегося возврата — чем больше людей уже присоединились тем больше смысла присоединиться и нам с вами. Это исключение из правила ограниченных ресурсов, которое до сих пор действовало в экономике и бизнесе. Как следствие двух этих законов, вычислительные мощности и число активных членов сетей превзошли наши самые смелые ожидания.

Чтобы осознать влияние развития информационных технологий на бизнес, необходимо добавить третий, в некотором смысле более теоретический — закон Коуза. В 1937 году юрист, ставший экономистом, Рональд Коуз, написал знаменитую статью “Природа фирмы”, которая впоследствии принесла ему Нобелевскую премию. Коуз утверждал, что фирма существует лишь при условии, что она превосходит рынок, с точки зрения минимизации транзакционных издержек. Это может звучать как нечто из области ракетной техники, но в реальности экономика больше похожа на метеорологию. Когда дело касается прогнозов на будущее, у экономистов и метеорологов много общего.

Подумайте о климате. Температура определяет то, что мы носим. Если на улице по-настоящему холодно, немногие осмелятся ходить в шортах. Можно, но глупо. Информация для экономики и бизнеса — то же, что климат для метеорологии. Температура может быть высокой или низкой. Информации может быть много или недостаточно. Температура определяет, что нам надевать. Информация определяет наиболее эффективный способ организации торговли и другой хозяйственной деятельности.

Когда информация в избытке и распределена равномерно, мы получаем рыночную площадь, базар.

Транзакционные издержки вызываются или недостатком информации — мы не знаем — или ее асимметричным распределением — мы знаем больше или меньше того, что знают они. Когда информация в избытке и распределена равномерно, мы получаем рыночную площадь, базар. Схожим образом, когда информация разбросана и неравномерно распределена, возникают компании, или, как называют их экономисты, — иерархии. Усилия направляет эффективность. Однако эти архетипичные организационные формы не возникают автоматически. Некоторые носят шубу в солнечный день, прочие и зимой разгуливают в шортах. Тем не менее со временем те формы, что не уложились в сложившийся информационный ландшафт, исчезают, как динозавры, под ударами конкурентов с более эффективными организационными моделями.

С этой точки зрения, влияние IТ в целом, и Интернета в частности, на нашу экономику напоминает то, как глобальное потепление влияет на климат. В порожденных совместным действием законов Мура и Меткалфа информационных джунглях рынки начинают побеждать иерархии, поскольку рынки кормятся и размножаются за счет информации. Глобальное потепление, возможно, поджарит нас всех, но развития IТ уже сейчас начинает бросать в пот всех руководителей иерархических и вертикально-интегрированных компаний.

Летом 2002 года количество книг по бизнесу и инвестициям на А превышало 150 тыс.

Количество операторов связи в мире в 1989 году -200. Количество операторов связи в США в 1999 году - 3000.

позволяет слушать более 40 тыс. радиостанций.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Йонас риддерстрале кьелл нордстрем «к араоке-капитализм менеджмент для человечества» содержание

    Книга
    ЙонасРиддерстрале, КьеллНордстрем «Караоке-капитализм. Менеджментдлячеловечества»Содержание Предисловие Бесконечные соло Освобожденные роботами ...

Другие похожие документы..