textarchive.ru

Главная > Книга


Материальные мальчики и девочки

Смысл перестал исходить из церкви или от государства. Господствует материализм! Чтобы вырваться за пределы meaning of lite** и растущего одиночества, люди вынуждены создавать свои собственные сообщества, состоящие из близких и схожих в чем—то людей, где бы те ни находились. Мы наблюдаем смену караула из граждан государства на членов глобальных племен.

______________

* Маterial Girl — песия Мадонны.

** По аналогии с meaning of life (смысл жизни) - смысл легкого бытия, легкой жизни. Lite — легкий, искаженное light. Light life = lite.

______________

Смысл оf litе

Не только технологии и институты подвергаются изменениям. Третьей и последней силой, подверженной изменениям, становятся наши ценности или, как скажут некоторые, недостаток ценностей. В наше время повседневная жизнь утратила смысл. Современная личность, пишет Салман Рушди, есть “шаткое сооружение, которое мы выстраиваем из мусора, догм, детских обид, газетных статей, старых фильмов, случайных наблюдений, скромных побед, тех, кого мы любим и ненавидим”. Неудивительно, что поиски смысла жизни продолжаются.

Наши предки считали смысл жизни и работы чем-то не требующим доказательств. Благодаря религии и государству смысл существовал автоматически. Одно-два поколения назад религия означала не просто посещение церкви раз в неделю. Она пронизывала всю жизнь. Фактически христианство может рассматриваться как некий предел караоке. Господь даже послал своего Сына в качестве достойного для подражания объекта, чтобы все мы могли равняться и учиться у Него. Цель была совершенно прозрачна — стать по возможности, как Иисус.

С появлением протестантства трудовая деятельность стала неразрывно связана с религией. Трудовая этика протестантов ассоциировала упорный труд с набожностью. Работа была благом, даже если она приводила в уныние, опустошала душу, была невыносима физически и плохо оплачивалась. Не только на Западе, но и в таких местах, как Япония, множество людей стремились доказать свою ценность через труд. Он придавал жизни смысл. Статус в организации имел значение. Он указывал четко очерченное место в организации и обществе. Работа давала чувство причастности. Мы принадлежали физически и, в некоторых случаях, фигуралы — организации. Мы были мужчины (и женщины) компании.

Смысл, предлагаемый церковью и государством, заместился смыслом денег. Но если гтротесталтская этика, как однажды заявил немецкий мыслитель Макс Вебер, была столь жизненно необходима для рождения и роста капитализма, возможно, следует задаться вопросом, что произойдет с капитализмом, если оставить его без религии?

В караоке-мире понятие личности связано не с производством, но с потреблением. Вы совершаете покупки, значит вы существуете. Права на то, чтобы быть, выбирать и потреблять, являются основой нашего бытия, У нас есть возможность изобрести смысл для самих себя.

О величии государства говорят его архитектурные творения. Египтяне возвели пирамиды. Греки оставили после себя Акрополь. Римляне создали Колизей. Современность дала нам торговый центр.

В этом новом мире индивидуализм, выбор и рынки крепко, порой причудливо, переплетены. Такова новая реальность. Церкви пусты.

В гипермаркетах не протолкнуться. В большинстве крупных европейских городов круглосуточных заправок больше, чем круглосуточно работающих церквей (включая мечети и синагоги).

Смысл жизни превратился в meaning of lite.

Да будет lite. Оглянитесь, и вы увидите вокруг выхолощенные институты. Можно было бы назвать это материальным миром, но, по странности, материалы все дешевеют, тогда как программная составляющая (soft stuff) становится все дороже. Правит lite.

Почитайте газеты. Вместо привычной привязки к определенному месту или точке зрения самые популярные новые издания все больше выглядят, как ежедневная европейская бесплатная газета Меtro. Меdiа lite — информация вместо идей и идеалов.

Ценности изменились. В 1968 году на вопрос о цели в жизни 41% г колледжей ответили, что их целью является финансовое благополучие, тогда как три четверти стремились выработать философское понимание бытия. 30 лет спустя о финансовом благополучии заботились 78% респондентов, а о смысле жизни — лишь 41%. Вероятно, время подтвердило правоту Скотта Фитц джеральда, когда он говорил, что проблема американской мечты состоит в том, что у нее отсутствует второе действие. Что следует за благополучием?

“Я обладаю всеми качествами человеческого существа: плотью, кровью, кожей, волосами, но ни единой отчетливой эмоцией, за исключением жадности и отвращения”, — говорит Патрик Бейтман, персонаж романа Бретт Истон Эллис “Американский сумасшедший”. Смысл жизни иллюзорен. Новая элита выбирает его по вкусу, наугад или осознанно. Но что они выбирают? Что они хотят? Чем вдохновятся? Каково их понятие хорошей жизни?

Более чем когда-либо люди ищут самовыражения и самоопределения, совершая покупки.

Более чем когда — ответ, видимо, надо искать на рыночной площади. Люди проявляют свою индивидуальность посредством бросающегося в самоопределения, глаза потребления, о котором писал еще экономист Торстен Веблен. Они покупают, чтобы быть. Более чем когда-либо люди ищут самовыражения и самоопределения, совершая покупки.

В то время как общее потребление возросло на 29%, экстремальный туризм вырос на 46%, потребление элитного шоколада — на 51%, жемчуга — на 73%, дорогих авто — на 74%, яхт — на 143%. Актриса и femme fatale Мэй Уест была права: слишком много хорошего — это удивительно прекрасно!

Следующий рубеж в наших поисках смысла — космос. Компания Zero Gravity Согрогаtion планирует полеты людей на специальном самолете с тем, чтобы пассажиры могли испытать состояние невесомости. Вероятно, компания ориентируется на спрос. Один полный день тренировки космонавта может стоить около $4 тыс. и включает в себя два часа полетов с несколькими пике и с 30 секундами состояния нулевой гравитации в каждом.

Ничто не преуспевает так, как излишество, утверждал Оскар Уайльд, так что да здравствует великая глобальная вечеринка — фрагментированный мир, в котором единство находится на грани вымирания. Мы всё еще слышим отзвук слов Бада Фокса в начале фильма “Wall Street”: “В бедности сегодня нет ничего благородного”. Жадность может быть отвратительна, но она работает. Более важный вопрос: сможет ли изобилие когда-нибудь избавить от жадности.

Племена выше нас

Неуверенные колеблющиеся, порой напуганные люди нуждаются в ком-то, кто разделял бы их ценности. Человеческие существа не выносят одиночества. Поэтому молодые люди, для которых жизнь не имеет смысла, переселяются из промышленного Бирмингема в центре Англии в тренировочные лагеря Аль Каеды у подножия Гималаев. Молодежь предпочитает культовые или экстремистские движения традиционным носителям ценностей по той же самой причине по какой она выбирает предпринимательские компании вместо обычных организаций. Эти племена предлагают кое-что свеженькое и менее предсказуемое для мужчин и женщин, которые в противном случае прожили бы жизнь, не предполагающую никаких сюрпризов.

Некоторые люди не узнают себя в lite жизни караоке-мира. Зеркало не дает отражения. “Я простой американский парень, вскормленный МТУ. Я видел всех этих ребят в рекламе газировки. Но ни один из них не похож на меня”, — поет кантри-рокер Стив Эрл в песне “John Walkers Blues” пытаясь понять, что толкнуло Джона Уокера Линда стать американским воплощением Талибана. Реакция на текст песни вынудила Эрла переехать с семьей в охраняемую гостиницу.

Мы хотим быть частью чего-то. Человечество всегда было и будет состоять из племен, но племен, отличных от прежних. Близости уже недостаточно. Где и кто больше не эквивалентны. В нынешней реальности география, культура и религия не обязательно накладываются друг на друга. К примеру, в Европе проживают 15 млн мусульман. Взамен многие новые племена структурированы биографически, как то: специализированные академические сообщест ва, Харе Кришна, Фан-клубы, Аmnesty International или любители компьютерных игр. Вот вам смелая гипотеза. В 2042 году финал чемпионата мира по футболу вместо национальных сборных Бразилии и Италии может вполне пройти между командами “Гомосексуалисты Юнайтед” и ФК “Ангелы Ада”!

Возьмем к примеру Народную Республику Бритни Спирс. У этого племени, невзирая на сомнительное качество последнего альбома, сторонников больше, чем населения во многих европейских государствах. Для большинства бизнес-организаций Народная Республика важно, где они родились. Эти соплеменники и соплеменницы уже давно знакомы друг с другом. Их просто еще не представили друг другу на должный манер. “Мы слушаем одну и ту же музыку, смотрим те же фильмы, пьем одну и ту же водку в одно и то же время”, — комментирует Том Форд из Gucci.

Возможно, говоря о снижении уровня социального капитала, профессор Путнам смотрел не в ту сторону. Возможно, новые племена просто другие. Вместо боулинга (в одиночестве) они занимаются чем-то слегка более интересным совместно с людьми из самых отдаленных уголков планеты.

И, опять, три силы взаимодействуют. Технология предоставляет племенам инструмент для контактов и рукопожатий — в международном масштабе. IТ позволяет маргиналам местного уровня занять серьезные позиции на уровне глобальном. Однако у этой истории есть и мрачная сторона. Дискуссии ради предположим, что в каждой отдельно взятой деревне есть один педофил или неонацист. Эти индивидуумы на местном уровне являются маргиналами, но когда они объединятся в Сети и станут группой, племенем из, скажем, 250 тыс. особей, они из маргиналов превращаются в серьезную силу. Повторим еще раз, обвинять технологии — значит не понимать сути вещей. Только люди могут быть плохими или хорошими.

Вследствие биографикации система ценностей изменяется, не только с точки зрения пространства, но и в двух других измерениях. Когда-то ценности были вечными. Мы умирали с тем же набором ценностей, на которых были воспитаны. Сегодня ценности становятся временными. Нормы прежде заменяли нам кожу, теперь они вроде рубашки — некоторые могут менять их по своей прихоти и делают это. Вдобавок большинство людей привыкли иметь лишь один набор ценностей. В мире караоке-капитализма можно одновременно быть приверженцем разных верований. Мы не принадлежим одному племени, у нас их несколько. Можно быть членом племени академиков, племени родителей, художников или финнов. География, конечно, еще имеет значение, например во время Олимпийских игр. Биография дополняет географию, а не вытесняет ее. Важно лишь понимать, что не так давно мы все жили в моно-режиме, теперь, по крайней мере некоторые, живут в стерео. Ценности все более преходящи.

Возьмем футбол. 50 млн. человек во всем мире являются поклонниками Маnchester United. Но для некоторых граждан этого племени привязанность к клубу столь слаба, что они даже не знают, что Манчестер — это город в Англии. Связи уже далеко не так прочны. Верность мимолетна. “Мы привыкли считать, что шансы поменять команду меньше, чем шансы поменять спутника жизни или даже пол”, — говорит Хосе Анхель Санчес, маркетинг-менеджер RеаI Маdгid, клуба, недавно купившего суперэвезду дэвида Бэкхема у Маnchester United. “Но в Азии люди присоединяются к футболу иначе — они приходят на звезд”. Люди начинают следовать за личностями, а не за институтами — даже в коллективистской (в прошлом?) Азии. Когда звезды перемещаются, племена последователей движутся за ними.

Дорогами племен

Компании уже нацеливаются на глобальные биографические племена. Корпорации следуют за разными сообществами единомышленников. Не важно, на чем базируются такие сообщества: на покупательских привычках, интересах, фантазиях или взаимоотношениях. И все это находит отражение в деятельности мультинациональ ных компаний. Когда-то они были построены по страновому или региональному принципу — отражая влияние географии. Ныне многие из них в глобальном масштабе построены по продуктам или сегментам — отражая значение биографии.

Или посмотрим на список интернет-сайтов для геев. Gау.соm и Р имеют миллионы посетителей каждый месяц. Сравните эти цифры с тиражами печатных журналов для геев — Аdvocate c 88 тыс. экземпляров или Оut с тиражом 155 тыс. Новые технологии позволяют вступить в контакт со значительно большей, чем скром ный 1%, частью популяции.

В итоге люди обретут смысл, сколь непостижимым ни казался бы он другим членам общества, и будут на основе личного выбора общаться и объединяться с теми, кто разделяет их воззрения. Движителем этого процесса являются молодые способные люди, не отягощенные физическими барьерами. Бизнес стал первым традиционным институтом, вынужденным приспособиться, или, как минимум, принять изменившиеся ценности. Не в пример большинству других исторических образований, корпорации находятся под постоянным давлением результата. Капитализм спускает курок перемен. Нравится это организациям или нет, рыночные силы вынуждают их идти дальше. В таком мире власть переходит от тех, кто идет по проторенной дороге локальной логики, к членам глобальных племен.

Век ненормальности

Ненормальность — новая норма. Мы отказаяись от идеи построения общества, основанного на принципе воспитания. Взамен мы применяем законы природы. Экономика “мыльных пузырей” уступила место двойной экономике взяток и бедствий, возможностей и нищеты. Пропасть между имущими и неимущими становится шире, как между странами, так и внутри них. Что до отдельного человека, то ему становится все труднее совмещать жизнь и выживание в них.

Двойная экономика

Когда-то Западный мир был нормален. Причем настолько, что даже в основе экономики было нормальное распределение. Это был мир процветающего среднего класса, массовых рынков, стандартизации, безопасности и стабильности. Нормальность находила отражение в телепрограммах, музыке, моде и т.д. — она была вездесуща. Успех компаний обеспечивался обращением к золотой середине, там находилась большая часть бизнеса. Золотая середина — это мир автомобилей Volkswagen, белых плетеных изгородей и стабильной зарплаты — мир монохромной нормальности.

Индустриальный Запад видел свою задачу в создании этой великолепной середины. Дряблый живот поствоенного капитализма наполняли люди, готовые есть, спать, работать и делать покупки в довольно предсказуемом стиле. Такова ваша жизнь, моя жизнь, все наши жизни. Политические партии нуждались в середнячках. Локальные компании, в своей погоне за экономией на масштабах, нуждались в середнячках. Даже капиталистам они были нужны. Растущий публичный сектор выдул из низшего и высшего классов красивый “колокол” нормального распределения.*

Это было тогда. Теперь времена иные. Забудьте о норме. Думайте аномально. На практике оказывается, что идея создания общества, основанного на принципе воспитания, была отброшена. Взамен снова

__________

* Кривая нормального распределения имеет форму синусоиды очертания колокола.

___________

правят законы природы. Изменения толкают нас в направлении фундаментально отличного мира экономического дарвинизма, того самого, где аномалия является нормой. Колоколообразная мечта приобрела форму груши.

Такое развитие событий далеко не так странно, как может показаться. Оглядываясь назад, может статься, что “нормальный” мир, в котором большинство из нас выросли, является не более чем историческим эпизодом, исключением, длившимся менее ста лет. Теперь мы возвращаемся в обычное состояние (а)нормальности. Это просто естественно.

Уберите идеологические амбиции и экономические стимулы, и середина начнет исчезать. Не будем забывать, что рынок — всего лишь машина, которая делит мир по принципу эффективности. Рынок не слишком интересует середина. Дряблый живот Западного мира уже ощутил это. С начала 1980-х число банкротств среди среднего класса в США возросло на 400%. 40% из них были связаны с проблемами со здоровьем, а 20% с разводами. Около двух третей обанкротившихся так и не смогли оправиться. По оценкам, в 2003 году около 1,5 млн. американцев будут вынуждены заявить о банкротстве.

В будущем, размышляя о прошедшем десятилетии, наши дети будут иметь в виду не “мыльные пузыри”, хотя это и занимало первые полосы газет. Вместо этого они будут рассуждать о двойной экономике и переходе к биномиальному обществу, поляризованному миру достатка и бедности, возможностей и нищеты, роскоши и второсортности. Изменения в технологиях, институтах и ценностях толкают нас в мир караокекапитализма, в котором добродетель и порок являются единственными альтернативами — капитал и компетенции или случай, возможности или ответственность, свобода или обязательства, признание или одиночество.

Уровень детской смертности в Вашингтоне, окр Колумбия (16,2 на 1000), соответствует уровню Шри-Ланки. В Европе эта величина равняется 9,4. Процент детей, рожденных со сниженным весом, в столице США равен или даже превосходитит этот показатель для Замбии.

Около 16% населения Европы имеет доход в 60% от среднего уровня. Без социальных пособий число таких людей составило бы 24%.

Расширение в мае 2004 года ЕС за счет 10 государств Центральной и Восточной Европы еще сильнее увеличит разрыв между бедными и богатыми: в наименее развитых регионах ВВП на душу населения будет составлять лишь 31% от среднего. Наиболее благополучные регионы окажутся в 10 раз богаче.

До сих пор большая часть наших представлений о политике, спорте, бизнесе, собственном развитии, архитектуре, демократии и дизайне имела дело с золотой серединой — нормальной и общепринятой. Теперь среднее находится на грани вымирания. Если успех — это вопрос крайности, а не приверженность середине, необходимо переосмыслить то, как мы строим организации и собственные жизни. С точки зрения бизнеса, требуется возврат к природе, притом в понимании Чарльза Дарвина, а не Жана-Жака Руссо. В двойной экономике все больший упор будет делаться на выживание наиболее приспособленных. Но компании и отдельные личности могут также выбрать и другую стратегию: выживание наиболее сексуальных. Оставшиеся посередине дороги будут задавлены современными монополистами.

Двойной стандарт

Когда-то мир был прост. В нем были индустриально развитые и развивающиеся регионы. Некоторые нации были богаты, другие — бедны. Не более. В условиях двойной экономики все труднее рассуждать о богатых и бедных странах. Во многих случаях они и те, и другие.

Также справедливо, что развивающаяся часть мира с трудом догоняет развитую, жизнь тамошних людей продолжает ухудшаться.

Половина жителей планеты Земля никогда не звонили по телефону. Аграрный строй, индустриализм и постиндустриализм сосуществуют повсюду, даже внутри отдельных стран. Две трети Мировой рабочей силы все еще занято в сельском хозяйстве. Каков, по вашему мнению, главный источник загрязнения воздуха, убивающий людей? Автомобили? Фабрики? Нет. Это домашние очаги. Более 1 млрд. людей до сих пор готовят еду в не имеющих вентиляции лачугах.

Совокупные активы трех самых богатых миллиардеров превышают ВВП всех наименее развитых стран мира с населением 600 млн человек. 20% самых богатых людей до сих пор потребляют 86% всех товаров и услуг.

По оценам Всемирного Банка, люди в странах с низким уровнем жизни дают лишь 4% глобального частного потребления.

В Африке 174 ребенка из 1000 не доживают до пятилетнего возраста.

С начала индустриализации разница в производительности между центром и периферией мировой экономики увеличилась более чем на 5000%. В последнее десятилетие темп продолжал расти. Если внимательно взглянуть на экономический рост за последние 20 лет, можно увидеть, что в самых богатых странах ежегодный прирост ВВП составлял 1,9%, в странах, находящихся посередине, 0,7%, а в самых бедных его вообще не было.

В результате около 3,5 млрд. угнетенных бедностью людей стоят в очереди за порогом караоке-клуба. “В мире (все еще) остаются люди, настолько голодные, что Господь является им не иначе как виде куска хлеба”, — сказал Махатма Ганди. “В этом величайшая ирония общественного благополучия в ХХI веке: пока сотни миллионов людей не получают адекватного питания из-за чономического неравенства, политической коррупции или войны, многие сотни миллионов имеют такой избыточный вес, что подошли к той точке, за которой возрастает риск хронических заболеваний, связанных с перееданием”, —писала профессор Марион Нестле (ну, разве не удачная фамилия?) в недавней редакционной статье журнала Science.

Но не все так плохо. К примеру, ситуация с детской смертностью, образовательными возможностями и уровнем жизни за последние 10 лет улучшилась. На самом деле, ВВП беднейших стран за последние 50 лет рос ничуть не менее быстро, чем ВВП богатых стран. Проблема в том, что их население росло намного быстрее. Исследования также показывают, что число людей, живущих на меньше чем $2 в день за последние 30 лет сократилось на 20%. Эту статистику можно трактовать по-разному, но любой, кто провел хотя бы час в бедной азиатской, африканской, европейской или южно-американской стране, знает, как много еще необходимо сделать. И, пожалуйста, не вините в этом дисбалансе глобализацию. Вините людей — диктаторов, генералов, коррумпированных чиновников или некомпетентных администраторов.

Удивительно, но до недавнего времени “богатейшей” страной в мире был Советский Союз — по крайней мере, с точки зрения природных ресурсов. А другие “богатые” страны: в Нигерии есть нефть, в Индонезии — драгоценные сорта дерева. Южная Африка богата алмазами и золотом, а в Бразилии много лесов и руд. Мексика обладает запасами серебра и нефти. Венесуэла в ней практически утопает. И все равно, согласно экономике, основанной на знаниях, вряд ли какая либо из этих стран богата.

Страны с процветающими экономиками продолжают расти, потому что, помимо других факторов, они контролируют и создают знание — самую твердую валюту караоке-капитализма. Например, Калифорнийский университет тратит на НИОКР на 21% больше, чем Мексика, и получает в шесть раз больше патентов, чем большинство аитатов. Неудивительно, что лишь З из 50 ведущих латиноамериканских компаний считаются высокотехнологичными. Остальные торгуют сырьем. А цена сырья сегодня составляет одну пятую от той, чтобыла 150 лет назад.

Пять ведущих создателей кемпетенций

Страна Япония Южная Корея США Швеция Германия Патенты, выданные на 1 млн населения 994 779 289 271 235

Источник: nationmaster . com

Преступление и наказание

Это еще не все. Внутри так называемого богатого мира границы меняются. Двойная экономика — это общество закрытых коммун и гетто, резерваций для богатых и отгороженных мест для бедноты. Вспомните о местах с управляемым климатом и трущобах, о которых говорит архитектор Рэм Кулхаас. Соедините технические изменения, стимулирующие более квалифицированных рабочих, с глобальной конкуренцией, оказывающей серьезное давление на необученных. Затем подумайте обо всех разъединяющих наше общество институциональных переменах, включая разрушение семьи.

Этот мир Твин Пикс* — истинный рай для страховых компаний, одной из наиболее быстрорастущих отраслей Западного мира. Чем шире пропасть, тем больше нужна защита, И снова оказывается, что решение предлагается рынками, а не правительствами. В 1970-е в США полицейских было больше, чем частных детективов. Сегодня частных детективов втрое больше, чем полицейских. А в Калифорнии — вчетверо. Если вы телепродюсер, забудьте про НiII Street Вlues.* Наше будущее — Securitas Groap Swing.**

Дивный и хорошо защищенный новый мир** населен капиталистами, компетентами и коммодитентами***: людьми, которые имеют или могут, и людьми, которые вынуждены; людьми с выбором и людьми с призрачными шансами; господами и слугами. Вдобавок к неравномерному распределению капитала наш мир разрывается на части тремя другими мощными силами: талантом, обучением и связями. Для успеха вам нужны правильные навыки, соответствующие школы и стратегические друзья на нужных позициях. Эти факторы определяют свободу людей выбирать или просто проиграть.

_______________

* Американские сериалы.

** Аллюзия на название романа Олдоса Хаксли “Дивный новый мир”. С отсылкой к нему же название диска Iгоn Маiden, 2000.

*** Потребители, от соmmodity — товар, предмет широкого потребления (англ.).

_________________

В то время как талант всячески лелеется, от неудачников в двойной экономике избавляются клиническими методами. В США 1,8 млн. заключенных, охраняемых 300 тыс. тюремщиков, плюс около 4,5 млн. осужденных условно. Добавьте сюда полицию и частных охранников, и вы получите около 9 млн человек, занятых в индустрии контроля и сдерживания. По некоторым оценкам, 30% афроамериканцев в возрасте от 20 до 29 лет имели контакт с пенитенциарной системой. Сравните с Японией, страной с вдвое меньшим населением, где в тюрьмах содержатся менее 100 тыс. человек.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Йонас риддерстрале кьелл нордстрем «к араоке-капитализм менеджмент для человечества» содержание

    Книга
    ЙонасРиддерстрале, КьеллНордстрем «Караоке-капитализм. Менеджментдлячеловечества»Содержание Предисловие Бесконечные соло Освобожденные роботами ...

Другие похожие документы..