textarchive.ru

Главная > Список учебников

Сохрани ссылку в одной из сетей:

ПОСОЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ КРСУ
ВЛАДИМИРСКОЕ ОБЩЕСТВО
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

I том

"ЗАЧЕМ НАМ ЧУЖАЯ ЗЕМЛЯ..."

РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ
ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК. МАТЕРИАЛЫ.


Бишкек 2011


УДК 82/821.0

ББК 83.3 Р.

3-39

Рецензенты: канд. филол. наук И.В. Деева, зав. каф. ист. и теор. литер. КРСУ, доцент Б.Т. Койчуев.

Рекомендовано к печати Советом факультета международных отношений и НТС КРСу

"ЗАЧЕМ НАМ ЧУЖАЯ ЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК. МАТЕРИАЛЫ.

Идея и предисловие: А.С. Кацев;

Сост.: А.С. Кацев, Я.А Моше, при участии Е.Д. Куприяновой.

ISBN 978-9967-05-717-3

Работа создана в помощь изучающим литературу русского зарубежья, необычна и отличается от аналогичных работ. Ее охват – от посланий князя Курбского до наших дней – дает возможность представить многообразие русской литературы, существующей за границами отечества. Различные тематические и стилевые группы произведений представляют мозаику художественной словестности разных потоков эмиграции.

Где возможно, представляется биография автора, произведение и различные отклики о нем или интервью с писателем.

Данная работа поможет лучше представить и понять русскую литературу, развивающуюся в диаспоре.

Изданно при поддержке Посольства Российской Федерации

УДК 82/821.0 ББК 83.3 Р.

З4603020101-11

ISBN 978-9967-05-717-3

© А. С. Кацев Составление Предисловие Примечания 2011

Содержание

I том 1

"ЗАЧЕМ НАМ ЧУЖАЯ ЗЕМЛЯ..." 1

Короли у себя дома 45

ДЮЖИНА НОЖЕЙ, НЕ УБИВШИХ РЕВОЛЮЦИЮ 46

Весна в Фиальте 48

Королек 55

Бурная жизнь Лазика Ройтшванеца 1 60

2 61

4 65

5 67

6 69

7 71

8 74

9 75

10 76

11 77

12 79

13 80

14 83

16 87

19 93

20 94

21 97

23 99

24 103

25 104

26 106

28 114

29 118

30 119

31 122

32 124

33 126

34 128

35 131

37 137

Таинственная страсть 148

О друзьях - товарищах Размышления после прочтения книги Василия Аксенова «Таинственная страсть» 157

МЫ-НА ПОСЛЕДНЕМ ДОКАТЕ 165

А ЧТО ЕСТЬ РОССИЯ? 166

СЛОВО К ВЕЛИКОРОССАМ 166

СЛОВО К УКРАИНЦАМ И БЕЛОРУСАМ 167

СЛОВО К МАЛЫМ НАРОДАМ И НАРОДНОСТЯМ 168

ПРОЦЕСС РАЗДЕЛЕНИЯ 169

НЕОТЛОЖНЫЕ МЕРЫ РОССИЙСКОГО СОЮЗА 170

ЗЕМЛЯ 171

ХОЗЯЙСТВО 171

ПРОВИНЦИЯ 173

СЕМЬЯ И ШКОЛА 173

ВСЕ ЛИ ДЕЛО В ГОСУДАРСТВЕННОМ СТРОЕ 174

А САМИ-ТО МЫ – КАКОВЫ? 175

САМООГРАНИЧЕНИЕ 176

ПОДАЛЬШЕ ВПЕРЕД 176

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ФОРМЕ 176

ЧТО ЕСТЬ ДЕМОКРАТИЯ И ЧТО НЕ ЕСТЬ 177

ВСЕОБЩЕЕ – РАВНОЕ – ПРЯМОЕ – ТАЙНОЕ 178

СПОСОБЫ ГОЛОСОВАНИЯ 178

НАРОДНОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО 179

И ЧЕМ МОЖЕТ ОБЕРНУТЬСЯ 180

ПАРТИИ 181

ДЕМОКРАТИЯ МАЛЫХ ПРОСТРАНСТВ 181

ЗЕМСТВО 182

СТУПЕНИ ПЕРЕДАЧИ ВЛАСТИ 183

СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ 184

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ О ЦЕНТРАЛЬНЫХ ВЛАСТЯХ 184

СОВЕЩАТЕЛЬНАЯ СТРУКТУРА 185

ДАВАЙТЕ ИСКАТЬ 186

Портрет на фоне мифа 188

Меня не столько то смутило, что он под псевдонимом Ветров подписал в лагере обязательство сотрудничать с «органами», сколько возникшее при чтении этого эпизода в «Архипелаге» чувство, что признание выдается за чистосердечное, но сделано как хитроумный опережающий шаг. Воспоминатель поспешил обнародовать этот случай, не дожидаясь, пока за него это сделают его гэбэшные оппоненты. 198

«Может ли Бог создать камень, который он не сможет поднять?» 205

Оказывается, писателю все может быть на пользу и все во вред. 206

...И вдруг звонит мне в Германию Юрий Штейн. 207

Кроме того, меня с детства интересовали самозванцы. 208

О! О! О! 209

За меня горячо вступилась моя жена Ирина: 215

Опять я — Лидии Корнеевне: 216

Лидия Корнсевна — Ире: 216

Первая часть письма отчеркнута жирной чертой, затем обращение ко мне. 217

Но вернемся к нашим воспоминаниям. 225

Собственно возвращение было обставлено безвкусно. 226

Бы со сковородки подскочил полковник... 227

А сарай оказался — скотий, ну-у! для скота... 227

А Сенькина кобыла с пережаху да перек дороги взяла. 227

Головка сыра (имеется в виду влажная человеческая голова, а не продукт сыроварни. — В В.) все еще в поту, под сбекрененной фуражкой глядела щелковидно, уверенно. 227

Страх и ужас на лицах (при пожаренном свете). 227

Жил он в Вермонте в отшельстве. 227

Натучнелый скот, натопчивая печь, на поджиде, внимчивый, всгончивый, дрсмчмвый, расколыханный, приглушный и прочие. 227

Солженицын тоже мог стать президентом. 228

Мой портрет, может быть, не совсем точен. 228

ПЕРВЫЙ ПАНК 238

КОНЬЯК"НАПОЛЕОН" 243

НАДЕЖДА И ОПОРА 256

СОЛО НА УНДЕРВУДЕ 258

СОЛО НА IBM 279

ДАР ОРГАНИЧЕСКОГО БЕЗЗЛОБИЯ. ИНТЕРВЬЮ ВИКТОРУ ЕРОФЕЕВУ 302

ИГОРЬ ГУБЕРМАН не думал, что кому зачтется СЕДЬМОЙ ДНЕВНИК 305

Игорь Губерман: Ленивый мудрец из Иерусалима 310

ОТ АВТОРА 386

Эмигрантская литература 387

Андрей Курбский 387

Александр Герцен 387

Аркадий Аверченко 387

Владимир Набоков 388

Илья Эренбург 388

Василий Аксенов 388

Александр Солженицын 388

Владимир Войнович 388

Эдуард Лимонов 388

Татьяна Толстая 388

Сергей Довлатов 389

Игорь Губерман 389

Эфраим Севела 389

Hima 389

Предисловие

Различные по-именования часто говорят о распространенности того или другого явления, «Эмигрантская литература», «литература русского зарубежья», «русская литература рассеяния», «русская литература в диаспоре» и т.д., и т.п. Авторы, произведения, судьбы авторов и произведений как произведения. За каждым культурный феномен. Если обратить внимание на истоки, то яркой вспышкой мелькнут письма А.Курбского И.Грозному, в которых протестный мотив определяющ. Он-то и станет одним из присущих данной литературе качеств. Были ли более ранние произведения, которые можно было отнести к аналогичной литературе? Скорее всего, да. Но они требуют поиска и определения. Произведения, созданные вне метрополии, в которых в той или иной степени проявляется национальная и социально-культурная идентификация. Можно спорить, почему А.Герцен - писатель русского зарубежья, а Н.Гоголь - нет.

Можно определять границы бытования литературы русского зарубежья и глубину воздействия на литературу метрополии и литературу государства, в котором создавалась литература диаспоры. И даже возможно ли существование литературы диаспоры на языке страны, в которой эта диаспора сосуществует. Вопросов много, как много писателей и книг, составляющих понятие, «литература русского зарубежья».

Одна книга не может, да и не должна включать все произведения, подходящие «по формату», поэтому субъективность в подборе материала, конечно же, проявила себя. Вошли одни авторы, другие подразумевались, третьи еще ждут своего места и времени.

Конечно же, не удалось избежать фрагментарности и пунктирности в представлении явления. Но, получив о нем представление, читатель начнет свой поиск, и у него сложится своя «литература русского рассеяния», и не надо ахать: «А имярек не вошел, а этого стихи вы упустили, а этого - статью».

Данная книга не антология, жанр «Хрестоматия-учебник. Материалы». Исходя из него и формировалось содержание, в котором была осуществлена попытка представить литературу в многожанровости и многостильи, тематически ностальгирующую и тематически осваивающую новую реальность в теоретическом представлении тех, кто осмысливал ее вдали от границ Отечества и практическом воплощении тех, кто воссоздал потерянную и возвращенную Родину.

А. С. Кацев

ЭМИГРАЦИЯ

Эмиграция большой части русских писателей (и часто значительных) — это явление столь же знаменательное для развития русской литературы после 1917, сколь и стремление КПСС руководить литературной жизнью на подвластных ей территориях, исходя из политической целесообразности. Различают три волны эмиграции. Первая была непосредственным следствием гражданской войны, ее кульминация приходится на 1920 г. Вторая возникла при возможности покинуть страну под прикрытием немецких войск в 1943-44 гг. или остаться в 1945 г. в Западной Германии. Третья — результат разочарования верхнего интеллектуально-художественного слоя общества в кратковременности оттепели после смерти Сталина, что сказалось в сворачивании либеральных начинаний, развивавшихся в первую очередь из-за активной критики и протестов со стороны этого слоя, с которым советское руководство стремилось совладать не только посредством преследования в СССР, но и высылками и разрешениями на выезд. До сих пор самое большое число выездов приходится на 70-е гг. Общее число русских, покинувших свою родину во время первой эмиграции, насчитывает от 1 до 2 миллионов человек. Среди них известными писателями были: А. Аверченко, М. Агеев, Г. Адамович, М. Алданов, Л. Алексеева, Дон Аминадо, А. Амфитеатров, Л. Андреев, К. Бальмонт, А. Белый, Н. Берберова, Д. Боборыкин, И. Бунин, Д. Бурлюк, В. Варшавский, Т. Величковская, А. Величковский, Г. Газданов, А. Гингер, 3. Гиппиус, М. Горлин, М. Горький, Г. Гребенщиков, Р. Гуль, О. Дымов, Н. Евреинов, Б. Зайцев, В. Злобин, B. И. Иванов, Г.В. Иванов, Ю. Иваск, И. Кнорринг, Д. Кнут, В, Корвин-Пиотровский, П. Краснов, В. Крымов, А. Куприн, А. Кусиков, А. Ладинский, В. Линденберг, И. Лукаш, Л. Лунц, В. Лурье, С. Маковский, Ю. Мандельштам, Д. Мережковский, Н. Минский, C. Минцлов, П. Муратов, В. Набоков (Сирин), Е. Нагродская, В. Нарциссов, А. Несмелое, Ю. Одарченко, И. Одоевцева, М. Осоргия, Н. Оцуп, В. Перелешин, Г. Песков, Б. Поплавский, А. Присманова, Г. Раевский, С. Рафальский, А. Рахманова, А. Ремизов, Н. Рерих, В. Ропшин (Савинков), И. Северянин, А. Седых, Вл. Смоленский, Ф. Степун, И. Сургучев, Е. Скобцова (Мать Мария), Е. Таубер, Ю. Терапиано, А. Толстой, Н. Тэффи, Ю. Фельзен, В. Ходасевич, М. Цветаева, И. Червинская, С. Черный, Е. Чириков, И. Шмелев, А. Штейгер, И. Яссен. Этот, разумеется, не полный список включает и писателей т.н. «старшего поколения» — тех, чьи имена сделались известными в России до 1917 г., и молодых, начинавших писать уже в эмиграции. Они покидали Россию, либо спасаясь бегством от смертельной опасности, либо в потоке эвакуации через Крым в 1920 г., либо легально, с выездными визами; некоторые оказались на Западе еще до большевистского переворота и остались там. Кратковременным перевалочным пунктом беженцев через Крым был Константинополь. Остальные находили первое убежище в Берлине, Париже, Праге, Белграде, Риге, Таллине, Харбине, Шанхае. До ноября 1923 г. литературным центром эмиграции был Берлин. Здесь поддерживались также постоянные контакты с советскими авторами, здесь задерживались писатели, не решавшиеся сделать выбор, и те, которые вернулись в СССР, например, А. Белый, М. Горький, И. Эренбург, И. Соколов-Микитов, А. Толстой и В. Шкловский. Дружественная по отношению к СССР внешняя политика Германии (Рапалльский договор) и экономические обстоятельства привели к перемещению литературного центра эмиграции в Париж, где существовали литературные салоны, в частности, салон 3. Гиппиус и Д. Мережковского. Оккупация Парижа немецкими войсками обусловила дальнейшую эмиграцию части здешней русской колонии в США. Во времена Сталина выехать не мог почти никто: Ю. Трегубов получил визу как ребенок со своей матерью, М. Булгаков тщетно просил разрешения выехать из страны, в то время как в 1931 г. Е. Замятину власти дали такое разрешение — единственному между двумя волнами эмиграции. Вторая эмиграция насчитывает гораздо меньше писателей. Наиболее известны: Г. Андреев, О. Анстей, И. Елагин, Ю. Иваск, О. Ильинский, Д. Кленовский, С. Максимов, Н. Моршен (Н. Марченко), Б. Нарциссов, Н. Нароков, Л. Ржевский, В. Сиикевич, И. Чиннов, Б. Ширяев, В. Юрасов. Этот поток также неизбежно шел сначала в Германию, образуя центры собственной культурной и литераторской жизни в Мюнхене и Франкфурте-на-Майне. В 1945 г. советская сторона была заинтересована в том, чтобы побудить этих эмигрантов (равно как и эмигрантов первой волны) к возвращению в СССР. Эмигрантам 1917-20 гг. до 1.11.1946 предлагались советские паспорта, часть эмигрантов 1943-44 гг. была насильственно репатриирована. Многие из этих «перемещенных лиц» к 1950 году переселились в США. История третьей эмиграции начинается с того, что Б. Пастернаку в самый разгар кампании против него настойчиво предлагалось покинуть СССР, выехав за границу. Лишь покаянное прошение избавило Пастернака от высылки. Первым советским автором, которому разрешили выезд за границу, подразумевавший изгнание, был В. Тарсис (1966). В 70-х гг. советское правительство ослабило категорический запрет покидать страну для евреев, выезжающих в Израиль, и для некоторых, обладавших известностью, представителей интеллигенции. К наиболее известным писателям третьей волны эмиграции принадлежат: В. Аксенов, Ю. Алешковский, A. Амальрик, В. Бетаки, Д. Бобышев, И. Бродский, И. Бурихин, П. Вегин, Л. Владимирова, Г. Владимов, Ю. Вознесенская, B. Войнович, А. Волохонский, Н. Воронель, А. Галич, Ю. Гальперин, А. Гладилин, Н. Горбаневская, Ф. Горенштейн, М. Демин, С. Довлатов, Л. Друскин, 3. Зиник, А. Зиновьев, Ф. Кандель, Б. Кенжеев, Ю. Колкер, Л. Копелев, Н. Коржавин, В. Крейд, М. Крепе, Ю. Кублановский, А. Кузнецов, Э. Лимонов, Л. Лосев, А. Львов, Вл. Максимов, Ю. Мамлеев, Вл. Марамзин, Д. Маркиш, В. Некрасов, И. Ратушинская, Вл. Рыбаков, Э. Севела, C. Соколов, А. Солженицын, В. Тарсис, Е. Терновский, А. Терц (А. Синявский), Б. Хазанов, А. Цветков, Б. Шапиро, С. Юрьенен. Лишь некоторые получили разрешение на выезд благодаря браку с гражданами стран Запада (например, Ю. Гальперин, А. Кторова, Б. Шапиро, С. Соколов). Некоторые из эмигрантов сначала занимали видные места в системе советской литературы, отчасти и в качестве членов КПСС. Они вошли в конфликт с представителями политической власти, потому что в своих произведениях вместо требуемой Пропаганды они отражали правду в соответствии со своим жизненным опытом и выступали против подавления прав человека. Часто их произведения, не разрешенные к печати цензурой, распространялись в самиздате. Третья эмиграция рассеяна по западному миру. Часть этой «волны» живет в Израиле, другие — в Париже и США, многие писатели обосновались и в Федеративной Республике Германии. Каждая из эмигрантских групп имеет свои журналы, газеты и издательства (литературные журналы). Из парижских журналов первой эмиграции особенным признанием пользовались «Современные записки», «Вестник Русского Христианского Движения», «Числа» и «Возрождение». Представители этой эмигрантской группы после переселения в США основали там в 1910 газету «Новое русское слово» (в настоящее время ежедневная). Вторая эмиграция публиковалась в журнале «Грани», выходящем и по сей день, и в «Русской мысли», еженедельной газете с регулярно выходящим литературным приложением, а также в значительных альманахах «Мосты» и «Воздушные пути». Третья эмиграция выпускает около 100 журналов (на 1980), среди которых наибольшим вниманием пользуются: «Континент», «Время и мы», «Эхо», «Третья волна», «Ковчег», «Гнозис», «Синтаксис», «Стрелец». При этом «Континент» (как и параллельно издававшееся, не идентичное русскому, издание на немецком языке «Kontinent Ost-West-Forum») выходит и за национальные рамки, привлекая изгнанников из всего подсоветского мира. Вследствие перестройки в начале 90-х гг. возникли различные формы сотрудничества между журналами Эмиграции и Россией. Живущие на родине авторы смогли публиковать свои произведения за рубежом, ввоз журналов больше не запрещался, издательство некоторых из них стало осуществляться в России и, таким образом, политические задачи журналов Эмиграции исчерпали себя.

В своих глубочайших устремлениях литература русской эмиграции не отличается от всех других литератур мира, для нее важны языковое воплощение земного и духовного бытия людей, смысл жизни и смерти, любви и вообще отношений между людьми. Но и по всем этим темам формы ее высказываний были свободнее, чем у советской литературы, которой коммунистически-атеистическая идеология в принципе запрещала обращение к метафизическим началам. Разительно резко расходится русская литература за рубежом с советской подцензурной литературой в изображении современных, а часто и исторических явлений. Так, у истоков первоэмигрантской литературы — документ, отчеты об ужасах гражданской войны; так, уже вторая Эмиграция запечатлела неприкрашенную картину советских исправительно- трудовых лагерей и военной реальности; так, литература третьей Эмиграции, наряду с тем, что написано в СССР, но до перестройки опубликовано за границей, в истинной полноте рассказывает об истории Советского Союза и повседневной жизни этой страны, равно как об унизительных для человека условиях в лагерях, психиатрических больницах и ссылках. Тема России, особенно в традиционном соединении с православием, занимает большое место в произведених первых эмигрантов; тема жизни в новом окружении и обмена с другой культурой возникает в большинстве случаев после нескольких лет пребывания писателя за границей. Едва ли найдется русский писатель, полностью замолчавший на Западе. Некоторые авторы третьей волны привезли с собой на Запад готовые произведения, многие только в изгнании смогли в полной мере проявить свою творческую активность, но у других качество литературных произведений явно снизилось. Можно найти и немногочисленные примеры полной интеграции в новую культуру: появляются произведения целиком или отчасти написанные на языке страны жительства (В. Набоков, В. Линденберг [Челишев], В. Перелешин, И. Бродский, Б. Шапиро). Присуждение И. Бунину Нобелевской премии в 1933 принесло эмигрантской литературе международное признание. Та же форма признания и почета, оказанного Б. Пастернаку в 1958 и А. Солженицыну в 1970 (еще до его высылки) обнаружили, что правдивая современная русская литература до перестройки могла быть напечатана только вне советских границ, независимо от того, живет ли автор в СССР или в изгнании. Отношение советских властей к зарубежной литературе менялось в зависимости от политической ситуации в стране. Не сразу их отношение к зарубежной литературе стало столь враждебным, как при Сталине. Тогда факт эмиграции представлялся как полнейшая творческая дискредитация, писатели-эмигранты либо замалчивались, либо были оклеветаны. Оттепель привела к весьма ограниченному возвращению произведений некоторых эмигрантов, в частности И. Бунина, И. Шмелева, Л. Андреева, А. Аверченко, А. Ладинского, А. Куприна (больше, чем после его приезда в 1937). Избранные произведения отдельных эмигрантов публиковались и после оттепели (К. Бальмонт, И. Северянин, Вяч. Иванов, А. Ремизов). Коренные изменения по отношению к эмиграции вызвала перестройка в конце 80-х гг. Несколько первых журнальных публикаций (например, Набокова, Замятина, Ходасевича) проложили пути эмигрантской литературе в СССР, и год от года ее печатали все больше и больше, причем за первой волной Эмиграции последовала третья: сначала в 1987 был опубликован Бродский, а в 1989, с преодолением больших трудностей, Солженицын. И, наконец, последней нерешительно начали издавать произведения писателей второй волны Эмиграции Эта полная интеграция эмигрантской литературы происходила параллельно с появлением произведений вовсе не эмигрировавших авторов — например, Н. Гумилева, А. Ахматовой, О. Мандельштама и многих других. Примерно с 1986 эмигранты смогли снова посещать свою родину и выступать публично. Однако, кроме И. Одоевцевой, которая вскоре умерла, до 1991, кажется, никто не вернулся в Россию насовсем, хотя многие несколько месяцев в году проводят там. После провалившегося путча в августе 1991 заявил о своем возвращении по окончании некоторых литературных трудов Солженицын. В Институте Мировой Литературы АН СССР был создан отдел литературы Эмиграции В августе 1990 указы о лишении гражданства 23-х писателей были отменены (Реабилитация). Вопрос о въезде и выезде, как и вопрос о публикациях в стране или за рубежом, связан исключительно с финансовыми возможностями и личным решением. В «круглых столах», дискуссиях, опросах вместе с писателями, живущими на родине, принимают участие и эмигранты, и западные исследователи (например, в первой половине

  1. — о Солженицыне, см. «Лит. газ.», с 27.2. по 17.7.). Единство русской литературы восстанавливается.

Антологии: На Западе. Антология заруб, поэзии, сост. Ю. Иваск, New York, 1953; Лит. зарубежье, MQnchen, 1958; Муза диаспоры. Избр. стихи заруб, поэтов 1920-1960, сост.

Ю. Терапиано, Frankfurt/M., 1960; Modern Russian Poetry (russ./engl.), сост. и пер. VI. Markov and M. Sparks, New York, 1966; Рус. альм, под ред. 3. Шаховской, Р. Герра, Е. Терновского, Paris, 1981; A Russian Cultural Revival. A Critical Anthology of Emigre Literature Before 1939, ed. by T. Pachmuss, Knox- ville, 1981; Руссика-81, под ред. А. Сумеркина, New York, 1982; Рус. поэты на Западе, сост. А. Глезер, С. Петрунис, Paris, New York, 1986; Russen in Berlin 1918-33. Eine kulturelle Begegnung. Сост. F. Mireau, Weinheim—Berlin, 1988; Лит-ра рус. зарубежья. В 6-ти тт., 1990; Третья волна. Антология, 1991; Берега. Стихи поэтов второй эмиграции. Сост. В. Синкевич, Philadelphia,

  1. (ср. Д. Бобышев, «Рус. мысль», 1992, 27.11.—18.12); Б. Хазанов, Exili- um, ж. «Новый мир», 1994, №12.

Лит.: Н. v. Rimscha. Russland jenseits der Grenzen 1921-26, Jena, 1927; L Loewenson, Russ. Schriftum im Ausland (библиография), ж. «Osteuropa» №4 (1928-29), №5 (1929-30); А. Амфитеатров, Лит-ра в изгнании, Beograd, 1929; J. Delage. La Russie en exil, Paris, 1930; W. Ch. Huntington. The Homesick Mil­lion. Russia-out-of-Russia, Boston, 1933; H. Лидин, ж. «Рус. записки», №1 и 2, 1937; Н. Ульянов, ж. «Новый журн.», №28, 1952; Ю. Терапиано. Встречи, New York, 1953; В. Варшавский. Незамеченное поколение. New York, 1956; Г. Струве. Русская лит-ра в изгнании. New York, 1956, 2-е изд. — 1984; Ю. Болыпухин, Лит. зарубежье, Miinchen, 1958; Н.-Е. Volk-man. Die nissische Emigration in Deutschland.

    1. 29, Wurzburg, 1966; И. Окунцов. Рус. эмиграция в Северной и Южной Америке, Buenos Aires, 1967; L Foster. A Bibliography of Russian Emi­gre Literature 1918-1968, В 2-х тт., Boston, 1971; M. Beyssac. La vie culturelle de Immigration russe en France, Chronique

    2. 1930, Paris, 1971; Рус. лит-ра в эмиграции. Сб. статей, сост. Н. Полторацкий, Pittsburgh, 1972; 3. Шаховская. Отражения, Paris, 1975; L'emigration russe en Europe. Catalogue collectif des plriodiques en langue russe 1855-1940, сост. Т. Ossorguine-Bakounine, Paris, 1976, 1940-1979, сост. A. Volkoff, Paris, 1981; Ю. Мальцев. Вольная рус. лит-ра, Frankfurt/M., 1976; The Bitter Air of Exile: Russian Writers in the West 1922-1972, ed. S. Karlinsky and A. Appel, Berkeley, Los Angeles; London, 1977; M. Геллер (о высылке 1922), ж. «Вестник РХД», №127, 1978; Г. Свирский. На лобном месте, Lon­don, 1979; Одна или две рус. лит-ры, Lausanne, 1981; L. Dienes, L. Rievskij, L. Losev, в кн.: MERSL, №6 (1982); В. Янович. Поля Елисейские, Paris, 1983; G. Seide, Geschichte der Rus. Ortodoxen Kirche im Ausland, Wiesbaden, 1983; Рус. Берлин 1921-23, Paris, 1983; О. Duric. Ruski emigrantski knjiievni kruioci u Beogradu (1920-24), ж. Savremenik, Beograd, 1984, №8-9; Russische Autoren und Verlage in Berlin nach dem Ersten Weltkrieg, Berlin, 1987; D.M. Bethea, «Slavic and East European Journal», №4, 1987; H. Резникова. В рус. Харбине, ж. «Новый журн.», №172-173, 1988; W. Kasack, Заруб, публикации рус. лит­ры, ж. «Вопросы лит-ры», 1989, №3; М. Raeff, Russian abroad. A cultural his­tory of the russian emigration, 1919-39, Oxford, 1990; H. Струве, «Лит. газ.».

    3. 14.11.; А. Афанасьев, ж. «Москва», 1990, №7; В. Бондаренко, «День», 9.; «Рус. рубеж», 1991, №11; Б. Миллер (NTS) «Лит. газ.», 1993, 22.9.;

A. Д. Алексеев, Лит-ра рус. зарубежья. Книги 1917-1949; Сводный каталог рус. заруб, периодических и продолжающихся изд. в библиотеках С.-Петербурга, 1993; Лит-ра рус. зарубежья в фондах библиотек Москвы. Краткий справочник, 1993; В. Казак, Конец эмиграции?, ж. «Знамя», 1994, №11.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. " зачем нам чужая земля "

    Список учебников
    ... И НАУКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ II том "ЗАЧЕМНАМЧУЖАЯЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК ... факультета международных отношений и НТС КРСу "ЗАЧЕМНАМЧУЖАЯЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК ...
  2. " зачем нам чужая земля " (2)

    Документ
    ... ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ I том "ЗАЧЕМНАМЧУЖАЯЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК ... факультета международных отношений и НТС КРСу "ЗАЧЕМНАМЧУЖАЯЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - ...
  3. " зачем нам чужая земля " (3)

    Список учебников
    ... И НАУКИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ II том "ЗАЧЕМНАМЧУЖАЯЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК ... факультета международных отношений и НТС КРСу "ЗАЧЕМНАМЧУЖАЯЗЕМЛЯ..." РУССКОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ ХРЕСТОМАТИЯ - УЧЕБНИК ...
  4. С лебедев р поспелова musica latina

    Документ
    ... 2 Non. M. 3 Quid igitur distant? D. 4 Quod in istis artem quamdam ... повода к столкновению. «Зачем,— он говорит,— водою мутною ... на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь. И остави нам ... СП) iniquus, а, um враждебный, чужой initium, i начало innoxius, а, ...
  5. С лебедев р поспелова musica latina

    Документ
    ... 2 Non. M. 3 Quid igitur distant? D. 4 Quod in istis artem quamdam ... повода к столкновению. «Зачем,— он говорит,— водою мутною ... на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь. И остави нам ... СП) iniquus, а, um враждебный, чужой initium, i начало innoxius, а, ...

Другие похожие документы..