textarchive.ru

Главная > Документ


Риторические труды Ю.В.Рождественского

Юрию Владимировичу Рождественскому (1926-1999) принадлежит заслуга восстановления риторики в России. Филолог, востоковед, культуролог, специалист в области типологии языков, официально – заслуженный профессор Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, доктор филологических наук, академик Российской академии образования, он неслучайно приходит к необходимости исследования и изучения именно риторики. В то время как другие ученые и педагоги продолжали заниматься «ораторским искусством» или разрабатывали теорию и практику пропаганды (это было начало семидесятых годов), Ю.В.Рождественский начал читать именно курсы риторики, теории словесности, вкладывая в традиционные названия и классическое филологическое содержание, и новый взгляд на специфику филологических учений о речи в условиях индустриального общества массовой информации тогда еще советского периода.

Риторические исследования для Ю.В.Рождественского всегда шли параллельно с множеством других направлений кафедры общего и сравнительно-исторического языкознания Московского университета, которой он руководил с 1971 года. Риторика начинала вписываться в широкий контекст общей филологии, становиться необходимой частью современной русистики, «центральной дисциплиной» для новой философии языка. Проследить риторический путь Юрия Владимировича Рождественского сложно вследствие необычной и удивляющей широты воззрений, неожиданности мысли, точного и своеобразного стилевыражения, на которое каждый раз хочется обращать внимание в анализе его текстов. Мы попробуем сделать это в последовательном рассмотрении «трудов» Юрия Владимировича Рождественского: прежде всего его научных исследований, научно-популярных работ (назовем так работы, обращенные к широкому кругу читателя - автор не упрощал, но писал о своем предмете глубоко и ясно), риторических исследований, проведенных под руководством Юрия Владимировича, наконец, образа ритора, создававшегося им в предстоянии перед аудиторией.

Необходимость риторических исследований вызревает для Ю.В.Рождественского из двух основных наблюдений:

1) из примеров самой общественно-языковой практики человечества (но прежде всего советского общества), когда отсутствие эффективной и целесообразной речи, обеспечивающей стилевые движения общества, приводило к стагнации идей, недвижимости дел, стилистическому неустройству и недовольству жизнью. Риторика же как раз представлялась Ю.В.Рождественскому тем орудием (средством, инструментом), который реформирует и благоустраивает общество, развивает личность, преобразует окружающую действительность;

2) из видимого отсутствия риторики как учения о правилах построения полного корпуса прозаических текстов словесности в составе существующих филологических дисциплин. Отсутствие риторики приводило к искаженному представлению филологии как механического соединения языкознания и литературоведения. Из филологии ушло изучение реальной прозы, между тем, речевая действительность ХХ столетия заставляла изучать не только тексты художественной литературы, но и остальные виды прозы: устный бытовой диалог, документальную, научную, журнальную прозу, ораторское красноречие, гомилетику, и самое главное, новые виды коммуникации – массовую информацию и информатику, сложившиеся в результате развития речевой технологии и образовавших новую фактуру речи.

Просмотреть последовательность становления риторической концепции Ю.В.Рождественского затруднительно прежде всего потому, что новые идеи вызревают постепенно, проверяются в учебной аудитории (Ю.В.Р. особенно ценил эту проверку идей в научном и учебном диалоге), проговариваются в устных докладах на кафедрах и конференциях, наконец, испытывают сопротивление самих компетентных слушателей (один из законов риторики диалога, с1формулированных Ю.В.Р. позднее применительно к восприятию слушателями новизны речи).

По ряду свидетельств ясно, что Юрий Владимирович писал и говорил о риторике уже в шестидесятые годы, но первые публикации относятся к середине семидесятых. Обращение к риторике Ю.В.Рождественским следует из его ранних исторических исследований филологии и лингвистики. Так, в «Очерках по истории лингвистики» 1975 г. представлена общая картина языковых учений античности, средневековья и нового времени в разных культурно-исторических цивилизациях. Хотя о риторике почти не говорится, но очевидно, что она последует классической европейской античной грамматике как конкретное применение речи в целях убеждения и организации государственных дел, что риторическое учение вытекает прямо следует из теории правильности имен как верное употребление языка в общественно-речевой практике.2

Юрий Владимирович начал читать спецкурсы, посвященные риторике, теории словесности, общей филологии, истории лингвистических учений, и в отдельные дни три лекции продолжались шесть академических часов с краткими пятнадцатиминутными перерывами курсы – энергетика лектора и увлеченность предметом были таковы, что казалось, обе общающиеся стороны были неустанны. Каждый год названия курсов слегка обновлялись, но содержание их не повторялось – при том, что лектор не пользовался конспектами, а импровизировал, материал излагался легко на основе продуманного и подготовленного знания. Здесь был не только монолог мастеровитого ученого и преподавателя (известно, как легко было записывать за Рождественским лекции), но и активный диалог со слушателями, а на занятиях риторикой – еще и попытки выйти в практическое обучение и тренировку. Воспитанием риторов Ю.В. занимался всю жизнь, отчетливо осознавая трудности этого предприятия (чтобы не превратилось в «празднословие»), требуя от учащегося ритора прежде всего ясной философско-жизненной позиции и осведомленности в своем предмете.

Современная концепция риторического знания в информационном обществе формировалась Ю.В.Рождественским на основе объяснений исторического движения науки. Риторика рассматривалась в общей системе становления филологического знания в Европе и России. Впервые эти взгляды получили обоснование в докладе на Виноградовских чтениях в 1978 году в ИРЯ АН СССР (эти чтения особенно памятны биографическими воспоминаниями Е.А.Земской, В.Г.Костомарова, Н.И.Толстого, связанными с личностью академика В.В.Виноградова). Доклад Ю.В.Рождественского также был связан с именем Учителя и назывался «Проблемы риторики в стилистической концепции В.В.Виноградова»3. В докладе объяснялась ситуация, сложившаяся в отечественной филологии вследствие влияния теории словесности А.А.Потебни на теорию языка. Философия языка А.А.Потебни фактически перестроила структуру филологического знания в России, положив в основу языкового творчества поэтическую деятельность, объявив поэта главным творцом языка, а критика – верховным судией. Художественно-поэтическое творчество было объявлено выше прозы, а в консервативные виды словесности, не заслуживающие внимания, вошли сочинения по философии, богословию, науке и технике, не говоря уже о документальной прозе или всего разнообразия жанров (а не только беллетристики) в древнерусской словесности. Концепция Ю.В.Рождественского возвращала исследователей и практиков языка к исходному классическому предмету филологии, словесности и риторики, достижением которого являлось рассмотрение всего состава существующих видов речи, только в конце третьего тысячелетия общественно-языковая практика обогатилась новым родом словесности – массовой коммуникацией, и прежде всего о риторике массовой коммуникации, по мнению ученого, должны быть заботы современного филолога.

Примечательна мысль Ю.В.Рождественского в докладе 1978 г. о том, что «курсы языкознания претендовали на общее знание о языке и философский характер своих обобщений», между тем «языкознание развивалось вне материалов словесности, а лингвистическая поэтика А.А.Потебни провозглашала, что язык тождествен художественной литературе и народной поэзии.»4 В начале третьего тысячелетия очевидно, что положение в языкознании меняется мало: лингвистические исследования продолжают ориентироваться на тексты художественной литературы, а когда предпринимаются попытки анализировать язык средств массовой информации, деловую прозу или разговорно-бытовую речь, предлагаются вкусовые мерки и методы анализа поэтической речи, а не рассмотрение риторико-стилистических целей, задач, философско-этических позиций коммуникантов, логико-аргументативного содержания, жанровых характеристик, стиля произведений прозаической словесности. Для Ю.В.Рождественского было актуально обращение к прозаической мысли, данной в реальной словесности, которая движет общественными делами и создает стиль общественного поступка.

Философия языка А.А.Потебни противопоставлена «философии синтаксиса» А.А.Шахматова с понятиями коммуникации, предикации, внутренней речи и предложения. Конструкция А.А.Шахматова – аналог риторических представлений в подготовке речи: ее замысла, разработки мысли, стилистической обработки речи и произнесения. Риторическая схема создания мысли и слова у А.А.Шахматова противоположна пониманию предложения у А.А.Потебни, где мысль «формулируется бессознательно формами самого языка», а предложение возникает спонтанно.5

Вместе с анализом причин, по которым риторика как теория высокого «красноречия» была отвергнута в 30-50-е годы XIX века новыми тенденциями в русской литературе, сосредоточившейся на низких жанрах, В.В.Виноградов не только показал сохранение «риторических форм» в русской литературе, но и предлагал исследование максимального состава общественно-речевых и литературных жанров «как бы в соответствии с общей риторикой начала XIX в.»6 Следствием этого, согласно мысли Ю.В.Рождественского, было то, что функциональная стилистика нового времени, выстроенная В.В.Виноградовым через обращение к содержанию и формам разных произведений словесности, имеет «исторические истоки в русской риторической традиции».7 Это подтверждается соотнесением состава сфер общения в функциональной стилистике с видами и жанрами словесности в частных риториках первой половины XIX в. и теориях словесности второй половины XIX - начала ХХ вв.

Ю.В.Рождественский делает вывод о том, что «теория функциональной стилистики, разработанная В.В.Виноградовым, содержит в себе, по сути дела, план построения новой риторики».8 Этот план, сформулированный в 1978 г. по работам Учителя, будет отражать последующие усилия самого Юрия Владимировича, труды которого сосредоточатся в этих направлениях. Прежде всего «необходима общая риторика, устанавливающая сравнительно единый стиль речевого поведения и дающая этому стилю рост и развитие, совершенствование и изменение.»9 Именно новая общая риторика будет кратко и оригинально написана Ю.В.Рождественским в 80-е годы в «Риторике публичной лекции» и ряде статей, а категория с т и л я приобретет впоследствии качественно новое и широкое толкование («стиль речи – стиль жизни», «искусство риторики есть инструмент развития стиля жизни»10), приводя к мысли о том, что развитие риторики позволяет обеспечить устойчивое состояние общественному сознанию и эффективное управление общественными процессами.

Особенно важно понять, что имеет в виду Ю.В.Рождественский под формулой «сравнительно единый стиль». Это не означает «введения единомыслия в России», но предполагает то стабильное состояние общественной идеологии, настроение общественного единства, которые позволяют обществу и личности расти, развиваться, изменяться и совершенствоваться. Стабильное общественное «единомыслие» в благоустроенном обществе уравновешивается «научным разномыслием» (любимое выражение Ю.В.Р.) и развитием образов риторов (риторика развивает личность), позволяет обеспечить прогресс разных сторон культурной деятельности.

Разные формы интеллектуальной деятельности, проявленной в общественной речи, подсказывают необходимость создания «системы частных риторик для каждого функционального стиля. Нужда в риториках диалога, речи в собрании, современной гомилетике (т.е. в научной, агитационной, пропагандистской речи), риторике деловой письменности, риторике научной литературы, а равно и в риторике художественной литературы диктуется сейчас возросшей интенсивностью языкового существования человека, необходимостью развития его речевых и духовных способностей». Особое внимание обращает Юрий Владимирович на «риторику массовой информации: радио, телевидения, кино и ежедневной прессы».11

Как будет ясно из анализа последующих работ Ю.В.Рождественского, он вполне исполнил этот план, ибо и общая риторика будет прописана как по разделам классической риторики, так и в новом образе научного и учебного предмета, и все частные риторики перечисленных видов словесности найдут отражение в его трудах.

* * *

Спустя двадцать пять лет после этого намеченного плана думается о том, как многое в современной истории нашего Отечества могло бы быть изменено к лучшему, если бы влиятельное слово филолога-русиста, обращенное в анализе речевой действительности к самому центру общественно-политических и культурных противоречий, было слышимо… Как филолог, анализирующий риторические ошибки (в психологической ли войне, политической пропаганде, экономической политике или культурной революции), Ю.В.Рождественский не только предупреждал о последствиях некорректных речевых действий, но почти всякая его работа заканчивалась конкретными советами и рекомендациями к тому, что надо делать (видимо, вполне в соответствии с аристотелевскими требованиями к совещательной речи).

Именно в это время (конец семидесятых) Ю.В.Рождественский закончил монографию «Введение в общую филологию» (М., Высшая школа, 1978). Книга с трудом воспринималась авторитетными рецензентами и редактором, в конце концов вышла в сокращенном виде (полный текст издан в 1996 году под названием «Общая филология», отв. ред. В.В.Яхненко). Трудности диалога с рецензентами воспроизводились автором неоднократно и почти весело:

Рецензент: Это не лингвистика.

Автор: Да, это не лингвистика, а филология, теория коммуникаций.

Рецензент: Это не лингвистика.

Автор: Да, вы правы. Это не лингвистика.

И так далее, как в сказке про белого бычка. Моими рецензентами были ведущие филологи 70-х годов. Где теперь они?12

Ю.В.Рождественский ценил более всего научную осведомленность и умел прилагать свои знания к действительности. Его разделение предметов филологических и языковедческих наук целостно и фундировано историей науки, наблюдением общественно-языковой практики. Так, предмет филологии не ограничивается рамками лингвистики, точнее, не соответствует лингвистике, поскольку филология – учение о языковых текстах и правилах их формирования, а лингвистика «никогда не была общим знанием о языке. Методы лингвистики специально приспособлены к нормированию и описанию лишь одной из сторон языка, именно – звуков, слов и предложений. Лингвистика не включает и не может включать в себя учение о языковых текстах – основе общественно-языковой практики».13

Филологическое учение стремится систематизировать и классифицировать все виды текстов, при этом были созданы принципы классификации, с одной стороны, по родам и видам словесности, с другой, по формам словесности. С появлением сравнительно-исторического языкознания и лингвистики произошло смешение интересов, т.е. классификация текстов по родам и видам словесности, имевшаяся в классических русских теориях словесности и риториках (см. труды Н.И.Греча, Н.Ф.Кошанского, К.П.Зеленецкого) была устранена, а из форм словесности предпочтение было отдано исключительно поэтическим формам речи. Так «предмет филологии был сведен к литературоведению и языкознанию».14

Наступивший ХХ век заставлял обратиться именно к прозаическим формам языка, тем более что существенный прогресс в технике речи позволил изобрести средства массовой информации и информатики – новые виды языковой деятельности (словесности). Обогащенный состав видов и жанров прозаической словесности побуждал вернуться к риторике, поскольку риторика изначально была учением о прозе, оставив за поэтикой важное и достойное право заниматься художественными текстами.

В «Общей филологии» риторика описана и как классическое европейское учение о речи, и как современная теория объективных законов построения целого ряда новых видов словесности. Сделано было следующее:

  1. Начатая философской теорией именования, концепция автора утверждала необходимость правильного создания имени и общественного пользования словом в разных культурах Запада и Востока – это была философско-филологическая основа обращения со словом.

  2. Построение исчерпывающей классификации родов, видов и жанров словесности, описание правил построения основных произведений словесности открывало выразительную картину поступательного исторического движения человечества, рассмотренного через совершенствование техники и фактуры речи, ее форм, содержания и многообразия культурно значимых текстов, составляющих основы каждой цивилизации.

  3. Риторика возникает в античной цивилизации в период развития европейской письменной словесности. Европейские учения о речи (грамматика, риторика, поэтика, логика) формируют школу как институт письменной речи, при этом риторика как центральная дисциплина для общественно-языковой практики становится инструментом (искусством) государственного управления. Поскольку преимущественными государственными формами были сенат и суд, превалировали формы ораторского искусства – отсюда часто встречающееся в наши дни отождествление риторики только с теорией и практикой ораторского искусства, что неточно. Противоречие между стремлением к истине (диалектическая речь) и правдоподобием доказательства в согласной с оратором аудитории (риторическая речь) снимается конечной проверкой языковых поступков ритора его этической и философской позицией. Поэтому и ритор – не просто мастер красноречия, а достойный человек, занимающийся в государственных собраниях вершением дел через речь.

  4. В соответствии с развитием греко-латинской схемы учебных предметов в Средние Века возникают тривиум и квадривиум свободных наук. Риторика входит в тривиум логических наук вместе с грамматикой и диалектикой15 (Ю.В.Рождественский и в «Общей филологии», и в изданной посмертно «Философии языка» последовательно заменяет диалектику то философией, то богословием, что верно принципиально, поскольку философия объясняется как средостение между логическими и нелогическими знаниями со свойственным ей широким и узким пониманием).16

Последующая перестройка учебных предметов начинается с возникновением научных знаний (технологически это связано с созданием печатного станка и появлением печатной литературы). Учебный предмет приобретает современный вид, а «преподавание словесности строится на основе филологии, которая объединяет разные, существовавшие самостоятельно науки о слове – поэтику, риторику, историю литературы, грамматику».17 Эта схема учебных предметов сохранится в русском филологическом образовании по середину XIX века.

  1. Европейские искусства речи сопоставлены с нормативными учениями о речи в китайской, индийской и мусульмано-арабской культурах. За пределами европейско-христианского культурного ареала также существуют нормативные речевые учения, но они рождены принципиально иной картиной видов словесности и их распределением между собой. Так, ни Индия, ни Китай не рождают форм публичной речи для решения государственных вопросов, но государственно-юридические решения выносятся по письменным документам. В продолжение традиций русской востоковедной школы Ю.В.Рождественский показывает специфику основных культурных текстов китайского, индийского и мусульмано-арабского Востока. Каждый из этих культурно-исторических ареалов фундирует свою культуру своеобразными культурообразующими текстами, идеями, составом видов и форм словесности.

  2. В филологическом учении была исследована природа разных видов словесности – и это была основа для риторики каждого из видов речи. Так, последовательно, в соответствии с историческим развитием человечества Ю.В.Рождественским показаны свойства и правила функционирования речи в устном дописьменном диалоге, фольклоре, документальной прозе, сочинениях, разных видах литературы (художественной, научной, журнальной), массовой информации и информатике. Риторика дописьменного диалога оказалась выявленной через семантический анализ пословиц о речи, образующих группы правил ведения и построения речи; специфика художественной литературы и ее главной категории образа автора – восходит к категории образа оратора, но ее свойства как вида словесности описаны в сопоставлении с научной и журнальнойлитературами (возможность / невозможность цитирования, массовая аудитория читателей / аудитория специалистов, общелитературный язык / язык терминов и т.д.). Тексты массовой информации также обладают уникальными риторическими, стилистическими и поэтическими особенностями. Они дифференцируются Ю.В.Рождественским по трем основным параметрам: по совокупному образу ритора, по территориально-профессиональному признаку и на основе видовых и жанровых особенностей. Последовательность развития образа ритора от индивидуальноговоплощения личности в устной публичной речи к образу автора в письменном тексте и художественной литературе (в последней создается коллективноеавторство) переходит в условиях информационного общества в проблему коллегиального авторства в сфере массовой информации и необходимости исследовать совокупные образы риторов. Согласно Ю.В.Рождественскому, «каждый орган информации вырабатывает свой собственный образ ритора, проявляющийся в его способах речемыслительных действий».18

  3. Разобран положительный и негативный опыт новейшей американской риторики и японской теории языкового существования. Анализ американской риторики и дисциплин, существующих в ее русле (контент-анализ, теория коммуникации, теория и история рекламы, социолингвистика и психолингвистика), приводит к выводу о трех задачах в действиях американского ритора: выбор тем, выбор речевых средств для доступного понимания речи аудиторией, предложение слушателям альтернативных суждений под предлогом подачи объективного суждения. Аудитории навязывается сама альтернатива, избранная ритором, исходя из его «личной искренности», не управляемая никакой философией и никакой конкретной моралью.19 Это «тип риторики, выведенной из-под контроля философии, приспособлен к текстам массовой информации, содержание которых постоянно меняется, а сами принципы должны привести к возможности манипуляции общественным мнением, т.к. массовая информация отделяется от ключевых текстов идеологии».20 Данное наблюдение, видимо, общезначимо для текстов массовой информации.

  4. Книга заканчивается призывом к изучению риторики. Увеличивающееся количество форм речевой деятельности современного человека «ставит вопрос об эффективности речи как культурного фактора». Недостаточно говорить о компрессии содержания или о культуре речи, которая обеспечивает лишь «удобопонятность речи». Развитие риторики требуется для того, чтобы «оценить меру содержательной ценности речи», ее аргументацию и «речевое содержание как таковое» во всех видах и разновидностях словесности. 21

Это был план восхождения к следующим трудам, курсам, книгам. В начале восьмидесятых годов Ю.В.Рождественский готовит план разработки новой риторики, воплотившийся в ряде фундаментальных статей, руководит рядом диссертаций, касающихся проблем русской, американской, французской риторик, риторики судебной речи, риторики и стилистики газетной речи, изобретения как категории риторики (о диссертациях, защищенных под руководством Ю.В.Рождествнского, см. ниже).

* * *

Наблюдение общественно-языковой практики и размышления над современной теорией языка побуждают Юрия Владимировича к написанию ряда основополагающих статей, связанных с анализом языковой политики общества и одновременно фундаментальных вопросов теории языка. Так, невозможно пройти мимо статьи 1984 г. «Актуальные проблемы советской социалистической риторики».22 Современному читателю ее название должно показаться анахронизмом или, по крайней мере, не вписывающимся в состав сегодняшних общих мест - духовных ценностей и ориентиров. Чтобы почувствовать ее эффект, надо понять обстановку тех лет и знать автора. Подозрение к автору в желании написать власть угодную статью отвергается сразу – Ю.В.Р. принадлежал к людям, которые умели честно и неприкровенно говорить правду, делая это остроумно, а порой весело и убийственно для оппонентов. Статья же с таким названием выглядела в высшей степени необычно: если новизна – главное требование риторики, то, скользнув глазами по «актуальным проблемам советской и социалистической», читатель наталкивался на новое слово «риторика», которое поражало и заинтересовывало, странно контрастируя с «советской и социалистической».

По содержанию это было объективное научное исследование, анализирующее речевую политику общества с ясными и, как всегда, недвусмысленными предложениями относительно ее совершенствования. Юрий Владимирович и здесь показывал себя образцом ритора, предлагая необычный анализ новых фактур речи, созданных в СССР в ХХ столетии, побуждая обратить внимание прежде всего на совершенствование работы средств массовой информации и информатики. Развитие эффективной риторики должно было привести к стабильному состоянию в обществе, позволило бы достойно противостоять недолжным воздействиям «психологической войны». Одновременно анализ Ю.В.Рождественского опирался на культурные достижения советского общества (пора бы и нам научиться их честно признавать), а риторические новации должны были помочь преодолеть застойные явления в идеологии и психологическом настрое общества.

Впрочем, после драки кулаками не машут. Хотя и сегодня, спустя двадцать лет, невозможно не возвращаться к объективному анализу и предложениям, в большинстве своем не реализованным в новой российской действительности. В середине восьмидесятых годов Юрий Владимирович публикует несколько фундаментальных статей в сборниках Всесоюзного общества «Знание», хотя сами статьи написаны много раньше, во всяком случае первая из них «Слово в нашей жизни» 1985 г.23 конспектировалась мной уже в 1980 г. – в рукописи она называлась «Действенное слово». На этой статье имеет смысл остановиться более внимательно, потому что она представляла конспективное построение курса риторики, и проект решения основных проблем.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Необходимость риторических исследований вызревает для из двух основных наблюдений

    Документ
    ... еще советского периода. Риторическиеисследованиядля Ю.В.Рождественского всегда шли ... предстоянии перед аудиторией. Необходимостьриторическихисследованийвызреваетдля Ю.В.Рождественского издвухосновныхнаблюдений: 1) из примеров самой общественно ...
  2. Из цикла «философские беседы» (категориальная к а р т и н а м и р а) москва  2006

    Книга
    ... для них — не единственное. Этот факт необходимо учитывать при исследовании ... для внешних взаимодействий. В наблюдениях и экспериментах, связанных с исследованием ... складывается издвухосновных процессов: ... возможностей вызревает в ... задает риторический вопрос ...
  3. из русской думы

    Документ
    ... Они вызревали в ... одно издвухосновных свойств ... для истинного достоинства, для красоты, для счастья, для уважительности человека необходимо ... наблюдении и опыте основанной, на выводах изнаблюдений ... основного вопроса настоящего исследования ... это риторический ...
  4. Из цикла “философские беседы” проблемы категориальной логики их отрицательные эффекты категориальная путаница

    Документ
    ... . Эмпирические наблюдения, иррационально ... для них — не единственное. Этот факт необходимо учитывать при исследовании ... исходили в основномиз представления о ... бы издвух противоположных ... возможностей вызревает в недрах ... корабля задает риторический вопрос: ...
  5. Из цикла “философские беседы” проблемы категориальной логики их отрицательные эффекты категориальная путаница

    Документ
    ... . Эмпирические наблюдения, иррационально ... для них — не единственное. Этот факт необходимо учитывать при исследовании ... Различение двух типов ... исходили в основномиз представления о ... возможностей вызревает в недрах ... задает риторический вопрос: ...

Другие похожие документы..