textarchive.ru

Главная > Учебное пособие


1.3. Последствия принятия решений для научно-технического и экономического развития

Большинства принимаемых менеджерами и всеми нами решений оказывает лишь незначительное влияние на развитие событий. Через несколько дней или лет об этих решениях уже никто не вспоминает. Тем более интересно обсудить конкретное решение менеджера, которое вначале казалось столь же рядовым, как и многие иные его решения. Однако впоследствии выяснилось истинное значение этого решения, во многом определившего развитие человечества в целом во второй половине ХХ в. Речь идет о решении президента США Рузвельта, положившем начало американскому атомному проекту. Конкретные факты, приведенные в настоящем разделе, демонстрируют большое значение в современном мире стратегического менеджмента, управления инновациями и инвестициями и роль теории принятия решений в этих экономических дисциплинах.

1.3.1. Ретроспективный анализ развития фундаментальных и прикладных исследований по ядерной физике

Анализ ситуации целесообразно начать с событий столетней давности - с открытия радиоактивности. Это открытие, несомненно, надо считать результатом фундаментальных научных исследований. Отметим, что меры безопасности исследователи не предпринимали, и некоторый вред здоровью первооткрывателей был нанесен. Впрочем, нельзя сказать, что работа с радиоактивными веществами привела к значительному сокращению продолжительности их жизни. Более того, в первой половине ХХ в. существовало мнение о стимулирующем (т.е. полезном!) воздействии слабого радиоактивного облучения.

В течение нескольких десятков лет ядерная физика развивалась в рамках фундаментальной науки. Еще в середине 1930-х годов один из наиболее выдающихся деятелей в этой области - Резерфорд - считал, что практических применений в ближайшие десятилетия ядерная физика не получит.

Как теперь мы знаем, он оказался не прав. Однако ошибка Резерфорда связана с действиями конкретного лица или небольшой группы лиц. Речь идет об известном письме Эйнштейна президенту США Рузвельту. Это письмо послужило толчком к началу работ по созданию атомного оружия в США.

Как оценить факт начала этих работ - как историческую закономерность или как историческую случайность? На наш взгляд, здесь велика роль случая. Другими словами, проявилась роль личности в истории (личности Эйнштейна и личности Рузвельта).

Рассмотрим возможные сценарии развития событий. Действительно, Эйнштейн мог, например, ранее погибнуть в автокатастрофе. Хотя закономерно, что в США оказалось много эмигрантов-физиков из стран фашистской коалиции, но при отсутствии столь авторитетного и известного широким кругам лидера, как Эйнштейн, их попытки привлечь внимание правительства США к атомной проблеме вряд ли привели бы к успеху.

Президентом США вместо Рузвельта мог быть иной человек, который не поддержал бы инициативу Эйнштейна. Письмо могло попросту не попасть в руки президента США, как и бывает с подавляющим большинством подобных обращений. Да и сам известный всем нам президент Рузвельт вполне мог поступить с письмом Эйнштейна более стандартным образом, например, направить его на изучение в Министерство обороны США, после чего началась бы долгая серия отзывов и обсуждений. Результатом было бы, скорее всего, выделение сравнительно незначительных средств на предварительные научно-исследовательские работы.

Что было бы, если бы не было положительного решения Рузвельта в ответ на письмо Эйнштейна? Очевидно, атомная бомба не была бы создана в США к 1945 г. Как известно, в Германии ее не успели закончить. Работы в СССР, стимулированные германскими разработками (возможно, и маломощными - в рассматриваемом сценарии - американскими), также были бы весьма далеки от завершения.

Что можно предположить о гипотетическом послевоенном развитии? Скорее всего, и СССР, и США сосредоточились бы на послевоенных проблемах. Речь идет о восстановлении народного хозяйства (для СССР), о перемене военной ориентации народного хозяйства на мирную, о трудоустройстве демобилизованных военнослужащих (большая проблема для США), и т.д. В условиях послевоенной перестройки и СССР, и США, скорее всего, прекратили бы дорогостоящие ядерные исследования. Это означает, что разработка ядерного оружия (атомного, водородного, нейтронного и др.), средств доставки, атомных электростанций и т.п. отодвинулось бы далеко в будущее.

Имелись бы и более глобальные последствия. Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в 1945 г. наглядно продемонстрировали прикладное значение фундаментальной науки. После этого во всем мире началось активное вложение средств в фундаментальную и прикладную науку и бурный рост организаций, занимающихся НИОКР. В СССР в науке и научном обслуживании в 1930-х годах работало около 100 тыс. человек, а к концу 1980-х годов - порядка 5000 тыс. человек (рост в 50 раз). Процесс бурного развития сектора народного хозяйства "наука и научное обслуживание" рассмотрен, например, в работе [1].

Если бы не было атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в 1945 г. - на наш взгляд, не было бы и подобного взрывного роста науки. Можно предположить, что более гармонично продолжалась бы линия предыдущих десятилетий ХХ в., с приоритетом инженерной деятельности над чисто исследовательской. Или, скажем так, исследовательская работа рассматривалась бы в общественном мнении как часть инженерной деятельности.

Рассмотрим теперь сценарии, в которых Рузвельт, как это и было в действительности, активно поддержал предложение Эйнштейна. Самым интересным в хронологии атомного проекта было совпадение по времени момента завершения разработки и момента окончания Второй мировой войны.

Действительно, рассмотрим два альтернативных сценария - более раннего окончания разработки или более позднего.

Предположим, атомная бомба была бы сделана в США в 1944 г. Скорее всего, ее использовали бы против Германии, поскольку американская армия несла достаточно ощутимые потери с борьбе с Гитлером (всего погибло около 600 тыс. американцев). Однако по сравнению с обычным вооружением (напомним о бомбардировке Дрездена) несколько американских атомных бомб вряд ли существенно приблизили бы конец войны. Вместе с тем анализ результатов применения атомного оружия мог бы в дальнейшем привести к его запрещению.

Использование атомного оружия в 1944 г. против Японии также не привело бы к существенному изменению в ходе войны - Япония была еще достаточно сильна, чтобы несколько атомных взрывов могли повлиять на ее боеспособность.

Судьба ядерного оружия в сценарии использования его в боевых действиях в 1944 г. могла бы напоминать судьбу химического оружия после применения в Первой мировой войне. Хотя до сих пор на нашей планете хранятся десятки тысяч тонн боевых отравляющих веществ, но после Первой мировой войны оно всегда находилось "на заднем плане" как официально запрещенное к использованию, а его появление отнюдь не привело к вспышке интереса к химии и к науке в целом.

Второй сценарий - война закончилась, а бомба не готова. В этом случае наиболее вероятным представляется прекращение или существенное снижение интенсивности работ. Коротко говоря, можно было бы ожидать примерно того же развития событий, что и при отказе от атомного проекта (см. выше).

Итак, для развития фундаментальной и прикладной науки во второй половине ХХ в. весьма большое значение имели два события:

- решение президента США Рузвельта о развертывании атомного проекта, принятое в ответ на письмо Эйнштейна;

- совпадение по времени момента завершения разработки и момента окончания Второй мировой войны.

Это совпадение позволило продемонстрировать деятелям правящих верхушек всех основных стран мощь фундаментальной науки. Причем в тот момент, когда эти деятели "освободились от текучки" Второй мировой войны и стали думать о будущем.

Первое из этих событий, как подробно продемонстрировано выше, определялось в основном субъективными факторами, а не объективными. Второе - совпадение двух событий на практически независимых линиях развития - нельзя не назвать исторической случайностью. Таким образом, судьба научно-технического развития в ХХ в. определилась осуществлением весьма маловероятного события.

1.3.2. О развитии науки и техники во второй половине ХХ века

Как показано выше, ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки определила развитие ситуации в научно-технической сфере на всю вторую половину ХХ в.

Впервые за всю мировую историю руководители ведущих стран наглядно убедились в том, что фундаментальные научные исследования способны принести большую прикладную пользу (с точки зрения руководителей стран). А именно, дать принципиально новое сверхмощное оружие. Следствием явилась широкая организационная и финансовая поддержка фундаментальных и вытекающих из них прикладных научных исследований.

За мнением руководства последовало и общественное мнение. В 1960-е годы в СССР наиболее популярной профессией среди молодежи была профессия физика. В результате перекоса в сторону фундаментальных исследований, причем именно в сфере точных наук, пострадали весьма важные области. Прежде всего надо назвать инженерное дело (в том числе ОКР - опытно-конструкторские разработки). Напомним, что в 1930-е годы профессия авиаконструктора ценилась в общественном мнении заметно выше, чем профессия физика. В результате рассматриваемого перекоса итогом работы часто стало считаться, несколько огрубляя, не новое техническое изделие, а новый фундаментальный результат (оформленный, например, в виде статьи в журнале, содержащей новую формулу).

В дальнейшем лица, занимающиеся теми или иными областями фундаментальной науки, в частности, математики, стали считать неприличными вопросы типа: "Для решения каких конкретных прикладных задач могут использованы Ваши научные результаты?" Подобный подход, конечно, полностью противоречит классическим взглядам на науку, например, взглядам великого французского математика А.Пуанкаре [2], для которого характерно совместное рассмотрение вопросов математики и физики.

Обратим внимание на то, что для многих областей фундаментальной науки имеется возможность практически бесконечного саморазвития, т.е. последовательного решения все новых задач, возникающих внутри этой области, без обращения к проблемам внешнего мира. Поэтому для работы в соответствующей области фундаментальной науки можно пригласить сколько угодно сотрудников (с соответствующей подготовкой и способностями). Например, согласно популярной среди математиков легенде академик А.И. Мальцев любил говорить, что ему нетрудно составить программу работ по алгебре, для выполнения которой понадобится привлечь население всего Земного шара. 

Уйти в саморазвитие для области фундаментальной науки естественно. Однако получит ли общество в итоге пользу от таких исследований? С одной стороны, история ядерной физики показывает, что иногда польза (с точки зрения руководителей стран) может быть. С другой стороны, можно и усомниться в том, что исследования, связь которых с практикой не просматривается, когда-либо приведут к полезным результатам. В частности, большая часть математических исследований второй половины ХХ в. вряд ли когда-либо будет востребована техническими, экономическими и иными разработками.

Второй перекос - это перекос в сторону точных и естественных наук в ущерб наукам о человеке и обществе. Сейчас можно только поражаться тому, как внезапно очутившиеся на арене общественного внимания физики и, например, хирурги без тени сомнения сообщали широким массам крайне сомнительные утверждения, явно не относящиеся к сфере их профессиональных знаний. Не менее поразительно полное доверие слушателей и читателей тех лет к подобным выступлениям.

Если фундаментальная наука развивалась в основном централизованно, то отдельные министерства и ведомства отдавали дань моде путем создания и развития разнообразных прикладных научно-исследовательских институтов. Некоторые из них занимались в основном инженерной деятельностью, хотя их работники и именовались научными сотрудниками. Другие ведомственные научно-исследовательские институты фактически выполняли часть работы чиновников соответствующих ведомств - министерств и госкомитетов.  

Как уже говорилось, по числу занятых сектор народного хозяйства "наука и научное обслуживание" с довоенных времен вырос к концу 1980-х годов примерно в 50 раз. Столь быстрый рост, очевидно, не мог не сопровождаться падением качества работников. В 1980-х годах для любого беспристрастного наблюдателя было очевидно, что научные учреждения засорены большим числом лиц, занимающихся имитацией научной работы. При этом вполне ясно, что ситуация существенно менялась от одного НИИ к другому: в одном балласт мог составлять 10%, в другом - 90%.

       Поясним, как можно имитировать научную работу. В фундаментальной науке истинная ценность полученных результатов выявляется лишь через много лет. В случае ядерной физики от открытия радиоактивности до создания атомной бомбы прошло более сорока лет. Текущие формы фиксации научных результатов - отчеты по научно-исследовательским работам, статьи в научно-технических журналах и сборниках, тезисы докладов на научно-технических конференциях - могут содержать как итоги долгого трудного научного поиска, так и быть несколько переработанной компиляцией ранее полученных научных результатов. Отметим, что работы второго типа могут быть не менее интересными и полезными для читателей (пользователей), чем первого.

       Очевидно, что экспоненциальный рост численности научных кадров не мог продолжаться безгранично. Об этом еще в 1960-х годах писали специалисты по наукометрии (см., например, [3]). В России рост сменился падением в начале 1990-х годов (см. табл.1 из работы [4]). Это падение численности работников науки связано с общим экономическим кризисом 1990-х годов. Однако и в иных условиях, в частности, при отсутствии «реформ», динамика развития науки должна была измениться. Точно так же, как экономическая динамика должна в XXI в. измениться в связи с исчерпанием (ограниченностью) природных ресурсов Земли.

Табл.1. Численность работников, выполняющих исследования

и разработки в России (тысяч человек) согласно работе [4]). 

Год

Всего

Исследователи и техники

Доктора наук

Кандидаты наук

1990

1943,4

1227,4

15,7

128,5

1991

1677,8

1079,1

16,3

119,2

1992

1532,6

984,7

17,8

114,3

1993

1315,0

778,8

18,3

105,2

1994

1106,3

640,8

18,2

98,1

По данным, приведенным в работе [4], численность работников научных организаций за 4 года - с 1990 г. по 1994 г. - сократилась на 43,1%, при этом численность специалистов, выполняющих исследования и разработки сократилась на 47,8%, т.е. почти вдвое. Численность кандидатов наук упала (на 23,7%), а количество докторов наук несколько выросло и затем стабилизировалось. В целом численность работников, выполняющих исследования и разработки, сокращалась ежегодно приблизительно на 16%, т.е. на 1/6.

Согласно [4], в 1994 г. из общей численности работников научных организаций 26,2% приходилось на государственный сектор, 5,1% - на сектор высшего образования и 68,7% - на "предпринимательский" сектор. При этом согласно классификации научных организаций, применяемой Госкомстатом РФ, к "предпринимательскому" сектору относятся научные организации, входящие в состав различных акционерных обществ, концернов и т.д.; в недавнем прошлом - это в основном отраслевые научно-исследовательские институты.

Для интерпретации численных данных, приведенных в работе [4], надо отметить, что она рассчитана на основе соответствующей базы данных Госкомстата России. В этой базе данных учитывается только финансирование научных исследований, а не какие-либо научные результаты. Особенно это сказывается на описании вузовского сектора науки. Хорошо известно, что в вузах работает около половины докторов и кандидатов наук. Так, основной (штатный) профессорско-преподавательский персонал (на полной ставке) в 1992 г. включал 15706 докторов и 115334 кандидата наук (см. статистический сборник [5], табл. 2.16 на стр.39). В то время как по данным [4] в том же году научные исследования и разработки выполняли 17,8 тыс. докторов и 114,3 тыс. кандидатов наук. Сравнение этих двух пар чисел в сопоставлении с нелепо малой долей в науке сектора высшего образования не может не вызвать недоумения. Однако все разрешается просто. Дело в том, что Госкомстат РФ учитывает только штатный состав научных подразделений вузов. С точки зрения Госкомстата профессора и доценты научных исследований не ведут. Именно поэтому на вузовскую науку приходится "по Госкомстату" приходится 5,1% , т.е. примерно на порядок меньше, чем ее реальная доля в науке России. Отметим также, что общее число кандидатов и докторов наук в России примерно вдвое больше, чем следует из данных Госкомстата РФ (см., например, табл.1). Из сказанного ясно, что данные Госкомстата требуют тщательного анализа перед их использованием для принятия решений.

В дальнейшие годы снижение численности работников сектора "наука и научное обслуживание " продолжалось, хотя темпы несколько замедлились (см. табл. 2 из статистического сборника [6], табл.2.12, стр.286). К концу 1998 г. в науке осталось лишь 40% исследователей и техников от той их численности, что была в конце 1990 г. - сокращение в 2,5 раза. При этом весь персонал, занятый исследованиями и разработками, к концу 1998 г. составил 45% от уровня конца 1990 г. - сокращение чуть меньшее, но примерно такое же.

Табл.2. Персонал, занятый исследованиями и разработками

(на конец года; тыс. чел.)

Год

Всего

Исследователи и техники

1995

1061,0

620,1

1996

990,7

572,6

1997

934,6

535,4

1998

880,3

492,4

Сокращение численности персонала, занятого исследованиями и разработками - наиболее очевидный симптом ослабления (жестче - разрушения) отечественного научно-технического потенциала. Как мировой опыт, в том числе опыт США, так и опыт последних 10 лет в России, однозначно показывают, что фундаментальная и прикладная наука, научно-технический прогресс, в том числе и обеспечение промышленной безопасности, должны иметь прежде всего государственное финансирование. В соответствии с Федеральным Законом "О науке и научно-технической политике" на (гражданскую) науку должно выделяться не менее 4% расходной части бюджета РФ. Реальное финансирование описано в табл.3.

Табл.3. Доля науки в расходной части Федерального бюджета РФ (в %).

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2,88

2,23

2,02

1,85

1,84

1,5

Из данных табл.3 очевидно, действующий Федеральный Закон из года в год не соблюдается, реальное финансирование по крайней мере в 2 раза меньше, чем зафиксированное этим законом. В зарубежных странах на финансирование науки выделяется значительно большая часть бюджета, до 10% расходной части бюджета.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Теория принятия решений учебное пособие - м издательство " март" 2004

    Учебное пособие
    А.И. Орлов ТеорияпринятиярешенийУчебноепособие. - М.: Издательство "Март", 2004. Предыдущая Оглавление Следующая В учебномпособии дана структура современной теориипринятиярешений. Исходя из принципа: "Принятиерешений - работа ...
  2. " высшая школа экономики" (3)

    Программа
    ... доп. – М:.ИНФРА-М, 2000. Орлов А.И. Теорияпринятиярешений / Учебноепособие. М.: "Март", 2004. Источник в Интернете: Зиненко И. Империя знаний ... и терминов. Издательство МГУ, 2004 г. Интернет-СМИ: теория, история, практика. Учебноепособие. УМО. ...
  3. Рабочая Учебная программа ДИСЦИПЛИНЫ «Управление финансовыми рисками» для студентов НАПРАВЛЕНИЯ подготовки _ 080100 62 _ " Экономика " профиль подготовки «Финансы и кредит»

    Рабочая учебная программа
    ... основных теорий риска ... финансовой отчетности : учебноепособие. – 3-е изд. – М. : Издательство «Дело и Сервис» ... школа, 2004. Корнилова, Т.В. Психология риска и принятиярешений: Учеб­ноепособие для вузов ... зач. неде-ля февраль март апрель май 1 2 3 ...
  4. Теория и механизмы современного государственного управления для направления 081100 68 " государственное и муниципальное управление " подготовки магистра

    Программа дисциплины
    ... Издательство Московского университета, 1997. Гл.3-5. Якобсон Л.И. Государственный сектор экономики: экономическая теория ... Федерации от 9 марта2004 г. № 314. ... : Дегтярев А.А. Принятие политических решений: Учебноепособие. – М.: КДУ, 2004. Глава 5. ...
  5. Учебно-методическое пособие по дисциплине «Страхование» для НАПРАВЛЕНИЯ (СПЕЦИАЛЬНОСТИ) _ 080100 62 _ " Экономика "

    Учебно-методическое пособие
    ... принятие ... решение ... МарТ, 2009. Дюжиков, А.В. Страхование. – М. : Инфра, 2010. Ермасова, Н.Б. Страхование: Учебноепособие ... . Теория и практика: учебноепособие. ... Пособие. – М. : Анкил, 2005. Крутик, А.Б., Никитина, Т.В. Страхование. – СПб. : Издательство ...

Другие похожие документы..