textarchive.ru

Главная > Сборник статей


На следующем этапе мы прослеживаем метатекстовое наполнение каждой сюжетной линии и каждого метатекстового каркаса, вычисляем количество случаев метатекста каждого уровня, случаев вносящего дисссонанс метатекста, метатекста смежного, разводящего и дублирующего и на основе соотношения этих параметров делаем выводы об интерпретации каждой семы.

В тексте романа могут находиться лингвистически выраженные доказательства верности/неверности утверждений и характеристик, которые требуют особенно тщательной верификации: другое утверждение, однозначно говорящее о сути данного события или состояния, или другие утверждения, доводящие до ее понимания косвенным, индуктивным путем, при помощи единиц сюжета. Если имеется несколько тематически сходных но противоречивых утверждений и их верность/неверность сложно определить основываясь на сюжете, то в качестве относительного признака верности какого-либо утверждения рассматривается 1) преобладание тематически сходных утверждений с метаэлементами, не вносящими диссонанс, над тематически сходными утверждениями с метаэлементами, вносящими диссонанс, и 2) преобладание случаев, из случаев тематически сходных, смежного/дублирующего метатекста над разводящим (для метаэлементов с функцией обращения и информационного комментария – авторизации чужого слова и приложения, и для метатекста 2 и 3 уровня).

Основываясь на ключевых параметрах описания сюжетных линий и метатекстовых каркасов и их взаимоотношения в романе, можно утверждать о комплексах их семантико-прагматического соответствия: 1) сюжетная линия Германа реализуется в семе нарративной стартегии героя. Сема приобретает интерпретацию объективного недоверия к нарративной стратегии героя: несмотря на преобладние метатекста, не вносящего диссонанс, преобладает число никак текстуально не подтверждаемых утверждений. 2) сюжетная линия Германа – Феликса реализуется в семе развития проблемы сходства/несходства героев. Сема приобретает интерпретацию сходства героев с точки зрения Германа благодаря преобладанию случаев смежного метатекста данного мотива над разводящим и сравнительно малому числу вносящих диссонанс метаэлементов 1 уровня. 3) сюжетная линия противостояния Германа другим персонажам реализуется в семе истинность/ложность замысла Германа. Сема приобретает интерпретацию ложности благодаря преобладающим случаям разводящего метатекста данного мотива над смежным и большому числу вносящих диссонанс метаэлементов 1 уровня.

Таким образом, следуя определению прагматической функции метатекста на разных уровнях, выделяя метатекстовые каркасы разных уровней на основе образов и мотивов, на базе каркасов в соответствии с сюжетными линями романа выстраивая семы и определяя статус высказываний в пользу верности/неверности, мы приходим к выводу, что метатекст романа «Отчаяние» выражается тремя способами: с точки зрения адекватности конкретного текста – вносимыми в текст предпосылками верификации текста, которые формируют сему нарративной стратегии героя; предпосылками исследования через метатекст авторского мировоззрения, что формирует сему развития проблемы сходства/несходства героев; предпосылками исследования через метатекст адекватности искусства, что формирует сему истинности – ложности замысла Германа, которые интерпретируются в сторону ложности нарративной стратегии/сходства/ложности.

Список литературы

  1. Набоков, В. В. «Отчаяние» [Текст] / В.В. Набоков // Собрание сочинений в 5 томах. – Том 4. – СПб., 2000. – 838c.

Г.С. Атакьян

Майкоп, Россия

ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР РЕКЛАМЫ ТУРИЗМА И ОТДЫХА
В ПРЕССЕ

В лингвистической науке о рекламе прагматический аспект является одним из основных направлений исследования, что обусловлено предназначением рекламного текста – оказывать максимальное воздействие на потребителей. Очевидно, что в рекламной коммуникации воздействующая функция значительно преобладает над информативной функцией, и поэтому рекламный текст носит прагматический характер.

Однако прагматический аспект нельзя отнести к числу основательно изученных: с одной стороны, реклама представляет собой феномен, который требует повышенного внимания ученых на протяжении длительного времени (что касается отечественной рекламы, то это относительно новое для России явление); с другой стороны, достаточно сложной и многоаспектной является сама прагматика рекламного текста, поскольку исследование проблемы воздействия в рекламе осуществляется с привлечением знаний многих лингвистических наук. По словам ученых, сегодня прагматика представляет собой междисциплинарную область. «Не имея четких контуров, она включает комплекс вопросов, связанных с говорящим субъектом, адресатом, их взаимодействием в коммуникации, ситуацией общения» [Маслова 2007: 32].

Безусловно, проблема воздействия находит отражение во многих монографиях и научных статьях, но в большинстве случаев этот вопрос рассматривается в рамках изучения рекламной коммуникации в целом. Между тем стратегия речевого воздействия строится, как правило, исходя из того, какой именно товар или услуга подлежит рекламированию. Отсюда следует необходимость дифференцированного подхода к исследованию рекламного текста. Предмет нашего внимания – реклама туризма и отдыха, размещенная на страницах периодических изданий. Туристическая реклама, занимающая большую часть российского информационного пространства, состоит из весьма разнообразных жанровых форм – от объявления до очерка, и вследствие своего богатого жанрового репертуара она является плодотворным материалом для исследования проблемы воздействия на целевую аудиторию.

Прагматическая направленность рекламного текста предполагает достижение заданного результата, а это значит, что «прагматика может рассматриваться как фактор определенного вида воздействия на поведение человека» [Колшанский 1983: 5]. Воздействие на поведение адресата рекламного сообщения осуществляется с помощью различных стилистических приемов и языковых средств, и задача данной статьи – показать, какие из них являются наиболее характерными для рекламы туризма и отдыха. Обращение к тем или иным приемам во многом связано с выбранной стратегией речевого воздействия. В данном виде рекламной деятельности применяются как рациональные, так и эмоциональные стратегии, причем нередко они соединяются в одно целое.

Эмоциональные стратегии нередко применяются в текстах небольшого объема – в рекламном объявлении, развернутом рекламном обращении, а также корреспонденции. В этом случае первостепенную роль играют эмоционально-оценочные метафоры и эпитеты, которые следует считать прагматическими интенсификаторами, поскольку они экспрессивно выделяют рекламируемый объект из ряда однородных и тем самым акцентируют на нем внимание адресата. Например:

Я покажу вам остров, где золотые пляжи раскинулись у подножия гор, где меняются времена года, а радушие людей – никогда. Кипр – гавань беззаботности и тишины для каждого гостя, рай для гурманов с самым изысканным вкусом [Отдохни. № 46. 2007].

Следует заметить, что метафора, свойственная туристической рекламе, кардинально отличается от газетной метафоры, поскольку здесь она выступает как «способ украшения речи», выполняя не только эмоционально-оценочную функцию, но и изобразительную. Аналогичную роль играют и эпитеты:

Божественный остров Кипр, остров чистой любви и небесной красоты, откроется Вам своим завораживающим пейзажем, неизменно купающимся в лучах солнца [Отдохни. № 45. 2007].

Рекламируя то или иное путешествие, авторы нередко подчеркивают, что туристы могут отправляться в поездку не только «за впечатлениями», но и из сугубо практических соображений. В таком случае используются и точные эпитеты, то есть рациональное начало дополняет эмоциональное:

Малолюдные чистые пляжи и солнце круглый год. Роскошные гостиницы и рестораны, изысканные блюда любой кухни мира. Магазины мирового уровня. Золотой рынок и Рынок специй. Пленяющее очарование Аравии, которое рождается во время путешествий в пустыне и при знакомстве с памятниками прошлого. Одним словом, в Дубае есть все для отдыха и развлечений всей Вашей семьи [Домашний очаг. Ноябрь 2007].

Усиление экспрессивности путем нанизывания языковых единиц с высокой степенью проявления признака делает речь и благозвучной, и «сладкозвучной», что позволяет оказывать воздействие на психологическое восприятие передаваемой информации. Высокая частотность употребления экспрессивной положительно-оценочной лексики помогает создать вокруг рекламируемого объекта атмосферу праздника, а также передать предвкушение счастья, радостных эмоций:

Скачка по полосе прибоя на изумительно красивом и идеально выезженном лузитанском жеребце, прогулка по утопающим в цветах холмам, а вечером – изысканный ужин под звуки фада, прекрасной и печальной песни о любви, - что еще нужно для полного счастья во время отпуска в седле [Конный мир. № 3. 2006].

В качестве прагматического интенсификатора выступает и лексический повтор, причем повторяемое слово (или его производные) обычно встречается в сильных позициях текста:

Кипр. Роскошные курорты и гостиницы.

Если вы ищете роскошь, мы приглашаем вас в одну из всемирно известных курортных гостиниц Кипра…

Для того, чтобы начать отдых в роскоши, посетите vwww. visitcypruscom [Отдохни. № 50. 2007].

Судя по нашим наблюдениям, в речевой структуре текстов, посвященных туризму и отдыху, главная роль отводится словам, обозначающим меру и степень проявления признака. Например, стилистически значимым может быть количественное наречие, выполняющее функцию усиленного воздействия благодаря тому, что занимает синтаксическую позицию анафоры:

В Лапландии все немного слишком: слишком долгий полярный день, когда солнце неделями не уходит за горизонт; слишком долгая полярная ночь, больше похожая на пронзительно-синие сумерки; слишком яркие краски северного сияния и слишком много волшебства на один квадратный метр [Домашний очаг. Ноябрь 2007].

Прагматически ориентированными становятся и выразительные, образные сравнения, если они апеллируют к переживаниям детского возраста или юности, то есть к тем периодам в жизни человека, которые связаны с теплыми воспоминаниями. Подобные сравнения особенно характерны для восточной поэзии, и поэтому не случайно их можно встретить в текстах, рекламирующих путешествие в арабские страны:

Горячий, как влюбленная женщина, песок, ласковое, как улыбка матери, море, легкий, как дыхание красавицы, ветерок, прозрачный, чуть дрожащий, как девушка на первом свидании, воздух… В ЕГИПТЕ начался бархатный сезон [Отдохни. № 40. 2007].

Анализ показал, что прагматический потенциал текстов, рекламирующих туризм и отдых, формируется с помощью различных вопросительных конструкций, которые привлекают и удерживают внимание адресата и в то же время подталкивают его к принятию решения. Вот почему здесь особенно распространены риторические вопросы, а также вопросно-ответные конструкции, создающие диалогичность и одновременно экспрессивность:

Сколько вы знаете мест, где вы можете одновременно наслаждаться морем и кататься на лыжах? Анталия – Сакликент – одно из таких мест [Отдохни. № 47. 2007];

Где еще можно почувствовать себя богиней, как не в месте рождения богини любви? [Отдохни. № 50. 2007].

Учитывая большую роль вопросительных конструкций в установлении контакта с читателем, рекламисты нередко выносят их в зачин текста, с тем чтобы сразу заинтересовать читателя:

Хотите увидеть новые страны, посмотреть, как живут другие народы, почувствовать себя настоящим ковбоем или пожить в старинном замке? Или желаете встретить рассвет, мчась галопом по песчаному пляжу под шум прибоя? [Конный мир. № 3. 2005].

Обращает на себя внимание то, что употребление вопросительных предложений сочетается с прямыми призывами к читателю. Такие конструкции особенно характерны для газетных заглавий:

Позагорал? Вставай на лыжи! [Ком. правда. 25.10.2007]. Надоело море? Езжайте к древним монастырям и гробницам [Ком. правда. 14.12.2007].

Таким образом, мы видим, что прагматический характер туристической рекламы отличает повышенная оценочность и повышенная экспрессивность.

Список литературы

1. Колшанский, Г. В. Прагматическая характеристика вербальной коммуникации [Текст] / Г.В. Колшанский // Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М.Тореза. – М., 1983. – Вып. 205. – С. 3 – 12.

2. Маслова, А. Ю. Введение в прагмалингвистику [Текст] / А.Ю. Маслова. – М., 2007. – 152с.

М.В. Афанасьева

Нижний Тагил, Россия

Нейтральная лексика английского языка

В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнения утверждение, что изучение языка неразрывно связано с изучением культуры страны, где говорят на этом языке. Для лингвиста важны те точки, где культурная компетенция перекликается с языковой. Сегодня, когда в мире все отчетливее осознается неизбежность сосуществования разных культур, обществ с разными тенденциями и традициями в сфере коммуникации, изучение и учет этих особенностей становятся одним из приоритетных направлений. Опасность, которая подстерегает изучающего иностранный язык, представляют не только лексические и грамматические трудности. Важно правильное понимание культурной ситуации взаимодействия, что определяет адекватность выбора языковых средств: если мы хотим, чтобы нас поняли, мы должны действовать, не вызывая неприятия. Ошибки в вербальном поведении, которые часто не осознаются иностранцем, могут вызвать непонимание или негативную реакцию у собеседника – носителя языка.

В этой связи мы бы хотели уделить внимание такому получившему широкое распространение в англоязычных станах явлению, как нейтральная лексика. Использование этой лексики ставит своей целью искоренение из употребления как в устной, так и в письменной речи многих широко известных слов, которые прежде считались нейтральными, а в настоящее время приобрели отрицательную оценочность, так как их применение считается проявлением эйджизма, сексизма или расизма.

Под эйджизмом (BrE ageism, AmE agism) понимается проявление неуважения к пожилым и престарелым людям, превозношение лиц молодого возраста в противоположность более старшим и т.п. В своем нынешнем значении этот термин окончательно утвердился еще в 1970 г. Так, в Кембриджском словаре английского языка приводится следующий пример: They didn't even consider her for the job because she was 46 – it was a typical case of ageism. Её кандидатура на это место даже не рассматривалась, т.к. ей было 46 лет – это было типичным проявлением эйджизма.

Особенно сильное влияние на формирование современной английской «неэйджистской» лексики оказала возникшая в 1972 г. В США группа «Серые пантеры» (Gray Panthers), члены которой требуют большего внимания к пожилым людям в области здравоохранения, обеспечения жильем, предоставления финансовых и других льгот. Именно «Серые пантеры» впервые предложили применять слово «gray» серый, седой, вместо слов «old» старый и «aged» престарелый.

В настоящее время употребление «old» старый, «elderly», «aged» престарелый считается оскорбительным, т.к. наводит на мысль о физической слабости и отсутствие активности, в то время как все больше и больше людей живут долго и до конца дней ведут активный образ жизни. Следует заменять вышеприведенные слова нейтральными эквивалентами, которые дают более детальную и точную информацию касательно людей, о которых идет речь: Membership of this club is only availiable to retiredpeople. Членами этого клуба могут стать только пенсионеры. Many seniorcitizens enjoy going for long walks. Многие пожилые граждане любят долгие прогулки.

Во всех случаях, когда можно обойтись без указания точного возраста пожилого человека, рекомендуется вообще не указывать возраст. При устном и письменном общении желательно опускать само слово «age» возраст в сочетаниях типа «at age 60» в возрасте 60-ти лет (т.е. образовывать сочетание «at 60» в 60 лет) за исключением случаев, когда подобные сочетания употребляются в юридическом контексте.

Кроме того, нежелательным является подчеркивание в любой форме неудовлетворительного состояния здоровья, инвалидности человека. Так, вместо слов «crippled» калека, «handicapped» инвалид рекомендуется употреблять «disabled» с частичной потерей трудоспособности; вместо «blind» слепой и «deaf» глухой – «visually impaired» слабовидящий и «hearing impaired» слабослышащий; вместо «Aids sufferer» больной СПИДом, страдающий от СПИДа – «a person living with Aids» человек, живущий со СПИДом.

Сексизм (sexism) – это уничижительное отношении к тому или иному полу, проявление пренебрежения к представителю данного пола (будь то мужчина или женщина) как менее развитому, менее способному по сравнению с представителями противоположного пола, в связи с чем, например, утверждается, что женщины должны работать только на типично «женской» работе, а мужчины – на типично «мужской и т.д. Термин существует с 1968 г.

В новейших изданиях английских толковых словарей для замены устаревшей «сексистской» лексики предлагаются «несексистские» эквиваленты. При этом можно перечислить следующие случаи применения «несексистской» лексики:

1. В прошлом в различного рода документах, правилах, инструкциях и т.п. обычно употреблялось личное местоимение «he», даже когда пол человека, о котором шла речь был неизвестен. Сегодня считается целесообразным вместо «he» применять сочетания «he or she», «his or her» и т.д.: The driver may either send payment for his fine by mail or pay his fine in person in court. Водитель может послать сумму оплаты своего штрафа по почте или уплатить свой штраф лично в суде (нежелательная форма). The driver may either send payment for his or her fine by mail or pay his or her fine in person in court (рекомендуемая форма).

2. Личное местоимение единственного числа «he» или «she» может быть заменено нейтральным местоимением множественного числа «they»: If a researcher wishes to use this material in his experiments, he should first apply for written permission from the Ministry. Если исследователь пожелает использовать этот материал в своих экспериментах, то ему сначала следует обратиться за письменным разрешением в министерство (нежелательная форма). If researchers wish to use this material in their experiments, they should first apply for written permission from the Ministry. Если исследователи пожелают использовать этот материал в своих экспериментах, то им сначала следует обратиться за письменным разрешением в министерство (рекомендуемая форма).

3. Очень часто во избежание нежелательной «сексистской» формы целесообразны перефразирование и замена местоимений артиклями: A researcher wishing to use this material in the (или: his or her) experiments should first apply for written permission from the Ministry. Исследователю, желающему использовать этот материал в экспериментах, следует сначала обратиться за письменным разрешением в министерство. Each student brought a dictionary. Каждый студент принес словарь.

4. Вместо полных форм при употреблении сочетаний «he or she», «his or her» допускается применение сокращений «he/she», «she/he» или «s/he», «(s)he»: If a researcher wishes to use this material in his/her experiments, he/she should first apply for written permission from the Ministry. Если исследователь пожелает использовать этот материал в его (ее) экспериментах, ему (ей) сначала следует обратиться за письменным разрешением в министерство.

5. После одного из неопределенных местоимений (everybody, everyone; somebody, someone; anybody, anyone; nobody, no one; either, neither; every, each) принято употреблять местоимения множественного числа «they», «their»: «Someone’s on the phone, Mr. Jones. – «What would they like?» «Кто-то звонит по телефону, м-р Джоунз». – «Что им угодно?»; If anyone wishes to use this material in their experiments, they should first apply for written permission from the Ministry. Если кто-нибудь пожелает использовать этот материал в своих экспериментах, то им сначала следует обратиться за письменным разрешением в министерство.

6. В современном английском языке слово «man» человек рекомендуется заменять сочетанием «human being». Замене подлежат слова и словосочетания, в которые в качестве составных элементов входят слова «man», «master», «woman», «girl», «boy» и т.п., а так же суффикс женского рода –ess. Так, вместо «а businessman» бизнесмен, деловой человек, «a businesswoman» деловая женщина упот­ребляется термин «a business person» или «a (business) executive»; вместо «business­men» деловые люди – «business people» или «(business) executives»; вместо «a chair­man» председатель – «a chairperson» или просто «a chair»; вместо «a cameraman», «a camerawoman» фотограф, киноопера­тор, телеоператор – «a camera opera­tor»; вместо «an authoress» автор – «а writer»; вместо «a poetess» поэтесса – «a poet»; вместо «a salesman» продавец, «a salesgirl», «a saleslady» продавщица – «a salesperson», «a sales agent»; вместо «a steward» стюард, бортпроводник, «а stewardess» стюардесса – «a flight attendant»; вместо «mankind» человечество – «humanity»; вместо «to man the office» возглавлять офис – «to run the office»; вместо «man-made» искусст­венный – «artificial»; вместо «a postman» почта­льон – «a mail carrier»; вместо «a police­man» полицейский – «a police officer»; вместо «man hours» рабочее время – «working hours», «work hours»; вместо «the man in the street» человек с улицы, средний (простой, обычный) человек – «the average person», «ordinary people»; вмес­то «no man» никто, ни один человек – «no one»; вместо «a workman» работник, «a workwoman» работница – «a worker»; вместо «a busman» водитель автобуса – «a bus-driver»; вместо «a lorryman» (AmE «a truckman») водитель грузовика – «a lorry-driver» (AmE «a truck driver»); вмес­то «a taxi-man» (разг. «a cabman») шофер такси, таксист – «a taxi-driver" (разг. «a cabby»); вместо «a stationmaster» на­чальник станции – «a station manager»; вместо «a spokesman» оратор – «a spokesperson» и т.д.

В свете изложенного материала, касающегося нейтральной, несексистской лексики, необходимо отметить некоторые особенности в современном употреблении английских имен существительных с суффиксом -ess. Бесспорно пра­вильным сегодня считается применение этого суффикса для указания на женский пол, когда речь идет о животных («а lioness» львица, «a tigress» тигрица) и женских титулах типа «an empress» императрица, царица, «a baroness» баро­несса, «a countess» графиня. Во многих же остальных случаях существительные с суффиксом -ess в настоящее время заменены нейтральными, несексистскими эквивалентами. Кроме упомянутых выше слов («an authoress» – «a writer»; «a poetess» – «a poet»; «a salesgirl» – «а salesperson»; «a stewardess» – «a flight attendant") необходимо отметить следующие замены: вместо "a manageress» за­ведующая употребляется «a manager» ме­неджер, заведующий, управляющий; даже вместо «an instructress» женщина-инструктор или «an actress» актриса сегодня применяются эквиваленты «an instructor» инструктор и «an actor» актер.

Вместе с тем следует перечислить ряд современных английских имен существительных, употребляющихся с суффик­сом -ess: «a waitress» официантка; «a governess» гувернантка (это слово, правда, имеет несексистские эквиваленты – «a tu­tor», «a teacher) «an adventuress» авантюристка; «a mayoress» жена мэра (но не женщина-мэр); «an ambassadress» жена посла (но не женщи­на-посол); «a conductress» женщина-кон­дуктор (но не руководитель оркестра).

Ещё одним из направлений формирования нейтральной лексики в современном английском языке является введение и употребление таких слов и выражений, которые не несут на себе отпечатка расизма (racism) – проявления неуваже­ния к человеку (людям) другой расы. Например, в современном английском языке не принято употреблять слова «а Negro» негр или «a Negress» негритянка. Сравнительно недавно допускалась замена этих слов на «a Black American» черный американец, черная американка. Сегодня же употребление слов «a Ne­gro», «a Negress», «a Black American», а также «a Red Indian» краснокожий (ин­деец), «a Coloured» цветной, «the Colouгed» цветные считается оскорбительным. Вместо них применяются эквивалентные сочетания нейтральной лексики: «an Afro-American» афро-американец, афро-американка, американец (американка) аф­риканского происхождения; «a Native American» коренной американец (амери­канка), «American Indian» («Amerindian», «Amerind») американский индеец, американская индианка. Но в то же время существуют и те, кто предпочитает называться «black», так как считают себя американцами, а не африканцами. Чтобы избежать путаницы и не обидеть людей, используя оскорбительные слова в тех случаях, когда мы имеем дело с представителями определенной расовой, этнической или культурной группы, рекомендуется осведомиться какие термины являются предпочтительными в каждой конкретной ситуации общения.

Следует отметить, что формирование нейтральной лексики в современном английском языке не ограничивается рамками искоренения проявления эйджизма, сексизма и расизма. Так, например, рекомендуется также избегать употребления старомодных и оскорбительных слов, когда речь идет о людях, которые имеют сексуальные отношения с представителями своего пола. Нейтральными считаются «gay» гей или «same-sex» однополый. Существует также шутливая нейтральная лексика: «vertically challenged» вместо «not tall» невысокий; «sartorially challenged» вместо «badly dressed» плохо одетый и т.п.

Рассмотренные направления формирования нейтральной лексики представляют несомненный интерес как для преподавателей, так и для изучающих английский язык и должны, по нашему мнению, найти отражение в учебно-методических разработках уже на начальном этапе обучения.

Р.Э. Бабаян

Волжский, Россия



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах

    Сборник статей
    ... , Н.В. Функционирование метафоры в научно-техническом тексте [Текст] / Н.В. Грин // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах: Материалы II Междунар. науч. конф ...
  2. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (1)

    Сборник статей
    ... организация «Российская ассоциация лингвистов-когнитологов» Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах Сборник статей участников IV международной ...
  3. Слово высказывание текст в когнитивном прагматическом и культурологическом аспектах (2)

    Сборник статей
    ... организация «Российская ассоциация лингвистов-когнитологов» Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах Сборник статей участников IV международной ...
  4. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    ... Международной научной конференции: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах». Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. С. 134– ...
  5. Ковлакас елена федоровна особенности формирования топонимической картины мира лексико-прагматический и этнокультурный аспекты

    Автореферат диссертации
    ... Международной научной конференции: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическомаспектах». Челябинск: ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. С. 134– ...

Другие похожие документы..