textarchive.ru

Главная > Книга


33

\0 специальных способностях

генетических «проб» оказалась невероятно плодотворной: Александр Даргомыжский совместил разные компоненты музыкального таланта в наиболее удачной комбинации и стал великим композитором и гор­достью русской музыки. А сестра Софья, единственная из всех сестер и братьев, была вовсе немузыкальна, но зато унаследовала админист­ративные способности отца и вела все хозяйственные, издательские и земельные дела семьи: ее пример лишний раз говорит о том, что на­следуются не только художественные способности, что традиционно признается «народной психологией», но и более прагматичные талан­ты, в данном случае, талант менеджера.

Пример семьи Даргомыжских говорит о том, что наследуются не просто некие общие способности или некая неопределенная склон­ность к творчеству, а вполне конкретные специальные способности, наблюдавшиеся у других членов рода: дети, братья и сестры сильны именно в той области, где были сильны их предки или родители, и при большой концентрации в роду музыкальных способностей в этом роду вряд ли появится гениальный художник, а при большой концен­трации в роду актерского дарования в младших поколениях рода вряд ли обнаружится великий путешественник, что еще раз говорит о том, что всякие способности — это специальные способности. Так и есть: род Бахов — это род музыкантов, род Садовских — род актеров, а род Белотто, самым знаменитым отпрыском которого был кумир Вене­ции XVIII века Каналетто — это род художников.

Наряду с наследственным происхождением легендой психологи­ческой науки, которую не удается ни полностью подтвердить, ни оп­ровергнуть, является утверждение о родстве гениальности и поме-шанности. Идея Ломброзо, именно так назвавшего свою книгу, до сих пор волнует умы людей куда менее романтичных, чем автор гипотезы. Внутренне соглашаясь с еще не высказанной идеей о компонентной структуре таланта, российские психологи 20-х годов XX века в сбор­нике «Клинический архив одаренности и гениальности» высказали следующую мысль: «Гениальный или замечательный человек есть ре­зультат таких двух скрещивающихся биологических родовых линий, из которых одна линия предков, примерно скажем, линия отцовских предков, является носителем потенциальной одаренности, другая же линия предков, материнская, является носителем наследственного психотизма или психической ненормальности»1. Причем, и психо-тизм и одаренность могли придти к гению с одной и той же наследст­венной стороны. Например, в роду Чайковского дед и дядя по мате-

1 Клинический архив одаренности и гениальности - Спб., 1925, с.29. 34

\'*у специальных способностях

ринской линии страдали эпилепсией, отец поэта Надсона умер в пси­хиатрической лечебнице, отцом Паганини был страстный любитель музыки и крайне психопатическая личность, а родители астронома Кеплера страдали такими психическими расстройствами, что маль­чик осиротел при живых родителях.

Умножать и взвешивать статистическую значимость подобных наблюдений можно долго, достаточно лишь сказать, что повышенная нервная чувствительность и склонность к стрессам, которую великие люди могут унаследовать, органично вливается в наследственный «коктейль» таланта.

ТЕОРИЯ МУЛЬТИИНТЕЛЛЕКТА ХАУЭРДА ГАРДНЕРА

Человек привык изумляться многообразию окружающей приро­ды: сколько она создала разнообразных растений, птиц и животных, как много вокруг разных камней и минералов, как причудливо соче­тается в природе буйная растительность джунглей и пески пустынь, массивы гор и широкие равнины. Однако сам себе человек удивляет­ся гораздо меньше, хотя главное многообразие человеческой природы заключено вовсе не в том, что среди людей есть великаны и карлики, люди кудрявые и лысые, люди черные, желтые и белые. Гораздо более многообразны человеческие таланты, которым на первый взгляд нет числа — квалификационный перечень профессий составляет не­сколько томов, и для каждой нужны какие-то особые качества.

Поначалу растерявшись от необъятности человеческого ума, пси­хологическая наука попыталась приструнить его и втиснуть в про­крустово ложе IQ: было бы IQ, а остальному научим! Введение креа­тивности или творческих способностей в психологический обиход также не привело все наши таланты к общему знаменателю, посколь­ку креативность столь же бледна, бесцветна и лишена индивидуаль­ности как и ее предшественник IQ: психология была вынуждена при­знать, что человеческие таланты имеют собственное предназначение, не распространяемое на другие сферы деятельности. Например, неко­торые врачи, для которых сложный организм человека — открытая книга, не могут попасть ракеткой по мячу, а многие физики-теорети­ки не в состоянии нарисовать домик с трубой. История подтверждает высокую специфичность наших дарований: друзья-лицеисты вспо­минали, что у великого поэта Пушкина икс всегда был равен нулю, а прекрасный художник Владимир Лебедев не мог сосчитать, сколько же предметов составляют вместе «диван, чемодан, саквояж, картина,

35

\0 специальных способностях

корзина, картонка и маленькая собачонка».

Исследуя человеческий мозг, психологи заметили, что мозговые травмы, которые случаются с людьми в результате несчастных слу­чаев, ведут к потере тех или иных способностей. При повреждении одного из участков мозга человек может утратить дар речи, а при по­вреждении другого — способность к ориентации в пространстве; если человек теряет, например, способность к логическому рассуж­дению, он сохраняет многие другие дарования — он может при этом отлично петь и танцевать, выращивать цветы и ухаживать за живот­ными. Базовые, фундаментальные способности человека имеют оп­ределенную локализацию в мозгу, и если поражена одна из областей мозга, отвечающая за тот или иной вид деятельности, то другие ви­ды деятельности от этого, как правило, не страдают: собственная «прописка» обеспечивает каждой способности относительную авто­номность. Все эти сведения имеют достаточно позднее происхожде­ние, поскольку приборы, позволяющие наблюдать за мозговыми процессами, усовершенствовались лишь несколько десятилетий на­зад.

Наряду с нейропсихологией, наукой о мозговой деятельности, педагогика тоже давала пищу для размышлений о многообразии фундаментальных мозговых свойств, которыми располагает чело­век. Бич детей и родителей, школьная неуспеваемость отступала, ес­ли какой-нибудь завзятый двоечник мог учиться по картинкам — тексты снабжались образными ассоциациями и параллелями, облег­чая «муки познания». Кого-то другого тяготила неподвижность на уроке, и если ему разрешали прогуливаться по классу, время от вре­мени подпрыгивая, ему удавалось усвоить то, что, сидя за партой, он никак не мог понять. Некоторым была необходима сопровождаю­щая музыка, другим помогало постоянное общение с друзьями, а третьи воспринимали преподносимые сведения, только если могли одновременно играть с любимой кошкой. При современном подходе к ребенку, подразумевающем уважение к ученику и его свободе, раз­ность всех людей, несходство их душевной и умственной жизни не могли остаться незамеченными.

Американский психологи Хауэрд Гарднер волей судьбы оказал­ся и нейропсихологом и педагогом. Изучая деятельность мозга, он убедился в том, что каждый его участок имеет собственную «зону ответственности», обеспечивая функционирование одной из чело­веческих способностей — все это многообразие мозговых функций нельзя было свести ни к 10, ни к другому единственному «факто­ру». Мир мозга многообразен как мир самой природы. Наблюдая за

36

специальных способностях

детьми в ходе своих психологических экспериментов, Х.Гарднер убедился в том, насколько они разные: уже в детстве, когда влияние жизненного опыта минимально, дети обнаруживали весьма несход­ные природные склонности и склад ума. Систематизировать эти различия, превратить их в систему базовых свойств человеческого сознания, сформировать «психологический спектр», из которого как из цветов радуги рождаются все человеческие способности — эту задачу поставил перед собой Хауэрд Гарднер и решил ее, создав теорию мультиинтеллекта, или по-английски «Multiple Intelligen-cies». Свою теорию он опубликовал в 1983 году в книге «Frames of Mind» — «Рамки сознания».

Вначале было Слово, и потому на первое место Х.Гарднер поста­вил вербальный интеллект, «Verbal intelligence». Человеку, вербаль-но одаренному, легко словесно выразить все, что он видит и чувст­вует, все, что он сумел понять, оценить и заметить — Слово являет­ся для него главной формой связи между его сознанием и окружаю­щим миром. Расстояние между мыслью и словом для него предель­но сокращено: он не ищет слов — они сами приходят к нему, легко и естественно вписываясь в его мысли и ощущения. Всякую законо­мерность, всякую связь он понимает лучше, если она выражена сло­вами, а не условными знаками, визуальными символами или жеста­ми. Вербально одаренный человек привязан к текстам: он всегда их ищет и находит, ему нравится читать, говорить, писать и погружать­ся в тексты, созданные другими — так он совершенствует свое уме­ние складывать слова и придавать им форму. При этом не всякий вербально одаренный человек мог бы стать поэтом или писателем: verbal intelligence — это не профессиональная одаренность и тем бо­лее не талант, а предрасположенность к жизни в мире слов и текс­тов, которая нужна во многих профессиях и реализуется по-разному в зависимости от других талантов и склонностей, которыми наделен человек.

Вторая составляющая «психологического спектра» более всего напоминает IQ, хотя и не сводится к нему. Это логико-математиче­ский интеллект, «Logical-Mathematical Intelligence» — здесь слово «интеллект», «intelligence» наиболее близко своему первоначально­му смыслу. В названии «логико-математический» акцент падает на первую часть: человек, одаренный логико-математически, одарен логически — это мыслитель. Он ничего не принимает на веру, пока выверенная цепочка логических рассуждений не докажет истин­ность обсуждаемого постулата. Он сразу видит причинно-следст­венные связи там, где они есть; что из чего проистекает и что за чем

37

специальных способностях


последует для него очевидно из его собственных рассуждений, как если бы прошлое, настоящее и будущее одномоментно предстали перед ним.

Логик — мастер отношений между числами, фигурами и прочими абстрактными материями. Отношения отношений, лежащие в основе математического процесса, ему вполне понятны: умножение компо­нентов и участников отношений не слишком усложняет его мысли­тельный процесс, поскольку он всегда может упростить рассуждения, увидев лишние, сокращаемые звенья. Человек, одаренный логико-ма­тематическим умом, всегда готов заметить подобия, симметрию, ана­логии, пропорции и все принципиально вычисляемые комбинации отношений, манипулировать которыми ему совсем нетрудно. Частное он всегда готов обратить в общее, конкретное — в абстрактное, слу­чайное — в закономерное.

Несмотря на то, что всякий процесс обучения, в особенности школьного типа, во многом опирается на логико-математические спо­собности, наделенный ими человек — вовсе не волшебник и не гени­альный математик. Способность логически мыслить может быть эф­фективно использована во многих видах деятельности: во всех техни­ческих и расчетных специальностях (бухгалтерия к ним не относится, а финансы относятся), в конструкторском деле и изобретательстве, в компьютерных специальностях, а также во всех науках, включая гу­манитарные, и в работе детективов и следователей; но, несмотря на кажущуюся универсальность, логико-математическая одаренность не исчерпывает ни один талант, а является только необходимым компо­нентом многих талантов, не отличаясь в этом смысле от других «intel-ligencies», выделенных Хауэрдом Гарднером.

Пространственный интеллект, «Spatial intelligence» можно на­звать родственником логико-математической одаренности — без про­странственных способностей не обходится ни один хороший матема­тик. Пространственный интеллект не менее индивидуален и специ­фичен, чем все прочие. Пространственная одаренность родилась из необходимости ориентироваться на местности: без нее охотник не мог вернуться домой, преследуя зверя в лесу, в горах и в зарослях джунг­лей — не будь у него пространственных способностей, он бы легко за­блудился. Интуиция направления движения и мысленный охват больших расстояний лежат в основе морского дела — без них моряк не мог бы находить путь в океане и ориентироваться по звездам: для этого у него есть психологический внутренний компас.

Пространственно одаренный человек может мысленно манипу­лировать пространственными объектами: он «видит сквозь стены»,

38

\iy специальных способн

различая внутреннее устройство лишь внешне известных ему пред­метов; дар мысленного видения позволяет ему ощущать все катего­рии пространства как физическую реальность — длина, ширина и высота, площадь и объем и все категории размерности ему совер­шенно ясны. Большое и малое, огромное и миниатюрное, микро и макромир ему равно открыты. Пространственные способности — это один из очень распространенных компонентов, нужный во мно­жестве профессий: в геологии, мореплавании и путешествиях, а так­же в авиации; в архитектуре и строительстве, во всем, относящемся к работе машин и механизмов, то есть в инженерной практике (в от­личие от инженерной теории, где иногда можно обойтись логико-математическими способностями). Кроме того, художественные ра­боты и дизайн, а также многие виды спорта, например, гольф или теннис, нуждаются в значительных пространственных способнос­тях.

Древнейший «intelligence» — телесно-двигательный интеллект или по-английски «Bodily-Kinesthetic». Суть его состоит в эффек­тивности связи между мозгом и телом: тот, кого тело слушается и кому оно подчиняется, двигательно одарен — его движения всегда оптимальны и ловки, они красивы, потому что правильны: такого человека не надо учить технике бега как не учили этому выдающих­ся африканских бегунов, потому что они от природы бегали не хуже антилопы, несущейся прочь от тигра. Двигательно одаренный чело­век силен и вынослив, физическая активность необходима ему как воздух: без нее он чахнет и лишается жизненного тонуса. Ему поня­тен разный смысл и организация видов движения; бег, прыжки, кру­жение, броски наделены для него своей траекторией и своим харак­тером как для художника своим характером наделены все цвета и формы — круг, квадрат, зигзаг и волнистая линия.

Телесно-двигательная одаренность — это телесный «ум», кото­рый не позволяет тратить силы попусту, разумно чередуя напряже­ние и расслабление — то, на что обычный человек тратит свое вооб­ражение и внимание, двигательно одаренному человеку дается само собой — он не промахнется, попадая в цель, не заденет преграду, ее преодолевая. Подобно Цезарю, он сможет организовать много дви­жений сразу, потому что его руки, ноги, шея действуют достаточно автономно. Применение телесно-двигательной способности крайне широко: без нее не обойдутся спортсмены и танцоры, а также все, кому нужна точность движений и глазомер — это врачи-хирурги, ре­месленники, делающие предметы обихода и предметы искусства, и те, кто занят изготовлением и ремонтом любого оборудования.

39

10 специальных способностях

Музыкальный интеллект, или «musical intelligence» — это при­родное понимание звуковой организации, понимание принципов связи звуков, закономерностей их слияния в более крупные струк­туры: все виды иерархического соподчинения звуков, будь то то­нальность, лад, аккорды, темы и мелодии, гармонические комплек­сы и созвучия музыкальному человеку легко понятны. Он обладает способностью различать звуки и созвучия, при необходимости объ­единяя их друг с другом согласно определенным правилам. Ему да­но усваивать разные способы звукоорганизации, ему ясны разные принципы взаимного притяжения и отталкивания звуковых струк­тур: он знает как составить из разных звеньев музыкально осмыс­ленное целое и на какие элементы это целое может распадаться.

Человек, наделенный высоким музыкальным интеллектом, «про­свечивает» музыку как рентген; он — тот идеальный слушатель, о ко­тором мечтал философ Теодор Адорно. Такой слушатель способен получать удовольствие от перемещений и трансформаций звуковых конструкций, которые обладают для него своеобразной самодоста­точностью. Музыка для него — символ порядка, обустроенности и гармонии, секреты которых ему известны. «Musical intelligence» для музыканта — один из компонентов музыкального таланта, который, как и всякий компонент, распадается на более частные компоненты, и, в свою очередь, является одной из составляющих музыкального та­ланта, действуя совместно с другими его составляющими.

Шестой и седьмой по счету виды интеллекта похожи на разных, непохожих друг на друга братьев, воспитанных в одной семье. Их зовут «Interpersonal» и «Intrapersonal», что можно перевести как ин­терличностный и интраличностный виды интеллекта. «Интер» — слово, обозначающее направленность вовне, в окружающий мир. Человек, наделенный интерличностным даром, умеет объединять людей, этот человек крайне социален, наибольшее удовольствие до­ставляет ему быть в толпе, среди себе подобных, потому что все лю­ди ему очень интересны, они его развлекают, забавляют и возбуж­дают любопытство. В компании знакомых или незнакомых он чув­ствует себя как рыба в воде: о том, нужен ли этим людям он сам, ин­тересен ли, рады ли они проводить с ним время, такой человек не станет думать — положительный ответ на этот вопрос, даже если бы он и возник, для него совершенно очевиден.

Каждый, находясь в обществе обладателя интерличностного да­ра, чувствует себя крайне комфортно и спокойно — не так уж часто встречаются столь милые и располагающие к себе люди! Отсутствие стеснений и комплексов у нашего героя как будто отменяет их у его

40

i'"/специальных способностях

собеседников — предрассудки исчезают, преграды рушатся, и обла­датель интерличностного дарования получает от должностных лиц все что пожелает — разрешения, резолюции, лицензии, льготы ,и все, чем они могут с ним поделиться. Этот дар, не менее редкий, нежели все прочие «intelligencies», входит в структуру всех талантов, свя­занных с общением: он нужен адвокатам, журналистам, политикам, специалистам по связям с общественностью, а также дипломатам, шпионам, менеджерам и вообще всем, кто систематически общается с людьми с целью их убеждения и «перетягивания» на свою сторо­ну, а также с целью выпытывания у них каких-либо сведений или получения от них каких-либо благ.

Способность «интраличностная» совершенно противоположно­го свойства, хотя тоже связана с межличностными отношениями. Ее обладатель — не коммуникатор, а психолог. Он проницателен, он видит людей насквозь, чувствуя их тайные стремления, разгадывая их намерения и понимая мучающие их страсти. Все это ему удается, потому что, в отличие от своего «брата», психолог по природе не по­верхностен, а глубок: его переживания, как правило, искренни и сильны, мир человеческого «я» для него реальнее всего внешнего, наносного, и жизнь истинная протекает для него во внутреннем про­странстве души. Обладатель интраличностных способностей часто робок, внешние ритуалы тяготят его, он не знает, как войти в свет­ский разговор и как из него выйти, но нет более терпеливого слуша­теля, более внимательного поверенного сердечных тайн, знающего внутренние причины человеческого поведения, и умеющего поэто­му давать мудрые советы.

Восьмой, природный вид интеллекта восходит к глубокой древ­ности и ответствен за общение человека с живой природой — землей, водой, растениями и животными. Этот дар называется «natural», в переводе — природный, и обладатель его в чем-то напоминает Мауг­ли, воспитанного среди волков, пантер и тигров. Обладатель этого дара чувствует себя на «ты» с живой природой: он знает, какие ягоды можно есть, а какие нельзя,-.ему известно, какая будет погода и завт­ра и через много дней, он чувствует настроение чаек и вместе с ними знает о приближении морского шторма, он подобен змее, заранее ос­ведомленной о грядущем землетрясении. Этот человек не боится на­ших «меньших братьев», а чувствует в них своих древнейших пред­ков, понимая их без слов. То, что большинство людей утратили или полагают качествами второстепенными, у него чрезвычайно развито: обоняние, осязание и вкус — наиболее существенные органы чувств.

Все органическое — цветы и деревья, живые организмы и даже ве-

41

10 специальных способностях

щества — минералы, металлы, руды и прочие создания природы, для обладателя этого дарования понятны и близки. Природа никогда не пугает его, даже морские шторма, тропические ливни и песчаные бу­ри — это всего лишь естественные явления. Вообще все естественное, вплоть до сбоев в работе организма, этим людям понятно, они не вос­принимают их трагически, и сама смерть для них — это всего лишь часть жизни, подтверждающая ее существование «от противного». Такие люди часто немногословны, их манеры неспешны, они несует­ны, зато говорят и действуют веско, четко и наверняка. Одним из таких природных дарований был, без сомнения, всем известный Ро­бинзон Крузо, у которого имелся исторический прототип. Дар «natu­ral» для человечества чрезвычайно важен и нужен во многих специ­альностях: им обладают хорошие врачи, он нужен земледельцам и охотникам, а также кулинарам и ученым-химикам. Все, кто имеет дело с веществом, субстанцией, кто занят конкретным, а не абстракт­ным, кто не рассуждает, а действует, часто полагаясь на интуицию, на­делен этим прекрасным даром.

И, наконец, последний, девятый дар, это «Spiritual», спириту-альный интеллект. Эта способность, быть может, столь же древнего происхождения как «natural». О спиритуальном даре говорить труд­ней всего, поскольку он наименее уловим и осязаем. Им обладают ясновидящие, шаманы и религиозные деятели, вожди народов и пророки, а также очень хорошие учителя. Люди, наделенные спири-туальным даром, как иногда говорят, имеют третий глаз, что означа­ет, будто они имеют связь с потусторонним миром, с космосом, с Вселенной или мировым разумом — каждый называет эти сверхъе­стественные силы по-своему. Дар прозрения и усмотрения истины во всем, нахождение высшего смысла в людских делах, в жизненных событиях и в истории, позволяет этим людям предсказывать буду­щее: оно для них всего лишь очередная открытая страница мировой Книги судеб.

Наделенные спиритуальным даром ведут за собой без видимых усилий, одним указанием на истину внушая людям веру в нее — таким был легендарный Махатма Ганди, таким был Иисус, таким же был и Будда и другие учителя человечества. Крупицу этого дара име­ют и педагоги, которые одним внушением ученику веры в себя творят чудеса: от этих людей исходит некая благотворная энергия, возвыша­ющая всех вокруг и умножающая их силы. Героический поступок в глазах общества для этих людей превращается в будни, в неизбеж­ность, как было неизбежно для польского учителя Януша Корчака сгореть вместе с детьми в газовой камере и для Иисуса искупить



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Давиденкова екатерина александровна тембр как категория современного искусствознания и его значение в практике музыкальной звукорежиссуры

    Автореферат диссертации
    ... : докторискусствоведения, ... и музыкальной психологии и искусствоведения, авторами ... Шарун, Р. Казарян, Л. Трахтенберг, В. Динов, А. Гросман, В. Бабушкин, И. Воскресенская, ... , Г. Орлов, Е. Назайкинский, Д. Кирнарская, А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев, Л. ...
  2. Отчет о результатах самообследования «ростовская государственная

    Отчет
    ... В., Мешкова А. С., Шарма Е. Ю.); Психология и методология музыкального творчества (Селиверстова О. ... докторовискусствоведения, 2 доктора философских наук, 1 доктор культурологии, 1 доктор ... ван Даммом (2005), Д. Кирнарской, Е. Трофимовой, Е. Зинькевич ... Дин ...
  3. Редакционная коллегия (5)

    Документ
    ... искусствоведения, педагогики, психологии. В отечественной психологии ... психологией, следующих авторов: М. П. Блинова [1], Л. Л. Бочкарев [2], А. Л. Готсдинер [3], Г. Л. Ержемский [4], Г. В. Иванченко [5], Д. К. Кирнарская ... ; О. К. Лепен-дина, 1984; Т. Н. ...
  4. Игнатов павел вячеславович эволюция средств художественной выразительности

    Автореферат диссертации
    ... искусствоведения, РУСИНОВА Елена Анатольевна Официальные оппоненты: Докторискусствоведения, профессор Юшманов Виктор Иванович Кандидат искусствоведения ... эстетика, психология и ... , Д.К. Кирнарская и др ... пособие / Дворко Н. И., Динов В. Г., Шугаль С. Г., ...
  5. Игнатов павел вячеславович эволюция средств художественной выразительности

    Автореферат диссертации
    ... искусствоведения, РУСИНОВА Елена Анатольевна Официальные оппоненты: Докторискусствоведения, профессор Юшманов Виктор Иванович Кандидат искусствоведения ... эстетика, психология и ... , Д.К. Кирнарская и др ... пособие / Дворко Н. И., Динов В. Г., Шугаль С. Г., ...

Другие похожие документы..