Главная > Автореферат диссертации


Ивановский государственный университет

На правах рукописи

Аладышкин Иван Владимирович

АНАРХО-ИНДИВИДУАЛИЗМ

В СРЕДЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – ПЕРВОЙ ДЕКАДЫ ХХ ВЕКА

(НА МАТЕРИАЛАХ ГГ. МОСКВА И САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Научный руководитель:

д.и.н., профессор,

заслуженный работник

высшей школы В.С. Меметов

Иваново - 2006

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ...................................................................................................... с. 4

Глава 1. Теоретические источники анархо-индивидуализма
в России

§ 1. «Единственный...» в России.

Восприятие философии М. Штирнера отечественной интеллигенцией во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. ................................................. С. 35

§ 2. Анархо-индивидуалистические школы Западной Европы и США

на рубеже веков, их значение в становлении и популяризации

анархо-индивидуализма в России......................................................... С. 65

§ 3. Ф. Ницше и отечественная анархо-индивидуалистическая традиция первой декады ХХ в. ................................................................................ С. 75
§ 4. О «формировании» анархо-индивидуализма и первых его
«апологетах» в России второй половины XIX в. .................................... С. 89

Глава 2. Развитие анархо-индивидуализма в Москве (1905-1910 гг.)

§ 1. «Общественные идеалы» и деятельность А. Борового в первой

декаде ХХ в. .................................................................................................................. С. 106

§ 2. Издательство «Индивид» и «ортодоксальный» анархо-индивидуализм

О. Виконта....................................................................................................................... С. 128

§ 3. Теоретические поиски и революционная практика Л. Чёрного:

«Ассоциационный анархизм»............................................................................ С. 147

Глава 3. Мировоззренческий кризис столичной художественной интеллигенции в условиях первой русской революции: мистический анархизм и соборный индивидуализм

§ 1. Мистический анархизм Г. Чулкова и Вяч. Иванова....................... С. 165

§ 2. Соборный индивидуализм и другие «родственные» мистическому анархизму явления..................................................................................... С. 178

§ 3. Критики и оппоненты мистического анархизма......................... С. 195

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.............................................................................................. С. 216

Приложение А ......................................................................................... С. 223

ПРИЛОЖЕНИЕ Б ........................................................................................... С. 231

ПРИЛОЖЕНИЕ В ........................................................................................... С. 233

Введение

1. Актуальность темы исследования

Вторая половина ХIХ в. и, особенно, первые десятилетия ХХ в. – время, когда противоречия мировоззренческих установок различных слоёв и групп российского общества достигли апофеоза в своём развитии. Уже в первой декаде ХХ в. они нашли своё отражение в революционных событиях 1905-1907 гг., на много лет определивших развитие общественно-политических сил и партийную группировку в стране. Первая русская революция со всей ясностью обозначила и кардинальное размежевание различных философско-политических доктрин, приводившее нередко к резким столкновениям и кризисным ситуациям в развитии всего российского общества. Анархизм, занимавший крайне левый фланг общественно-политической жизни России, в разное время становился одним из ключевых течений в рамках революционно-демократического движения. Без всестороннего исследования анархистского движения, его места и роли в рамках политико-культурной традиции России обозначенного периода верное представление об истории революционного движения в целом, общих исторических процессах невозможно. Вместе с тем, детальное исследование истории отечественного анархизма подразумевает развёрнутый анализ различных его течений, их стратегии и тактики, программы и теоретической базы, деятельности сторонников этих течений.

Актуальность темы исследования определяется тем, что:

1) при относительном многообразии работ по различным аспектам анархизма в России (более тысячи единиц исследований и публикаций) история одного из трёх его основных течений, анархо-индиви­дуализма, находилась практически вне поля зрения как отечественных, так и зарубежных историков;

2) история отечественного анархизма, насчитывающая почти полтора столетия, продолжается и в новую эпоху развития российского государства, тогда как большая часть политических партий, раз­личных течений общественной мысли, существовавших в стране во второй поло­вине ХIХ – первой трети ХХ вв., навсегда осталась в прошлом. Уже с 80-х гг. ХХ в. на территории России появляется всё большее количество неоанархистских групп всех оттенков, в том числе и анархо-инди­видуалистической окраски;

3) в идейно-духовных исканиях, устремлениях современной отечественной интеллигенции индивидуализм занимает особое место. Европеизация страны, распространение западного образа мышления, растущая коммерциализация всех сфер жизни общества способствуют распространению индивидуалистических идей и взглядов, характерных, прежде всего, для стран Запада. Индивидуализм в России, особенно в интеллигентской среде, имеет свои исторические традиции, но вопросы и проблемы, связанные с ними, в отечественной историографии до сих пор стараются обойти стороной. Тогда как в настоящее время изучение отечественной индивидуалистической традиции и, в частности, истории анархо-индивидуализма, вызывает несомненный интерес.

Таким образом, тема настоящего исследования является научно значимой и актуальной проблемой в рамках отечественной исторической науки, заслуживающей более тщательного изучения. Вместе с тем, представляется, что всестороннее и детальное изучение истории российского анархо-индивидуализма в период второй половины ХIХ – первой декады ХХ вв. позволит ответить на многие вопросы об особенностях отечественной интеллигенции, расширить знания о её месте и роли в общественно-политическом развитии страны в исследуемый период.

Для плодотворного и обоснованного анализа обозначенной проблематики целесообразно обратиться к исходным понятиям, вынесенным в заглавие, «интеллигенция» и «анархо-индивидуализм». Если в первом случае сталкиваешься с множеством определений понятия «интеллигенция», вызывающих дискуссии и в настоящее время, то определения «анархо-индивидуализм», по крайней мере в отечественной историографии, не существует. Российский анархизм в целом никогда не рассматривался через призму проблем отечественной интеллигенции, её места и роли в становлении и дальнейшем развитии анархистского движения. Между тем, одной из существенных черт, определивших обособленное, автономное положение анархо-индивидуализма во всей общественно-политической истории России, следует считать специфику его социальной базы. Исследователи российского анархизма при рассмотрении вопросов, связанных с индивидуалистическим течением в нём, как правило, отмечали тот факт, что анархо-индивидуализм находил своих сторонников преимущественно в среде интеллигенции. Безусловно, это даёт повод предположить правомерность использования в исследовательской практике понятия «интеллигенция» по отношению к российским сторонникам анархо-индивидуализма в целом.

Учитывая всё многообразие определений понятия «интеллигенция» и непрекращающиеся дискуссии вокруг него, уместно обратиться к утвердившейся историографической традиции. В данном исследовании в качестве базисной основы был избран один из вариантов наиболее распространённого в отечественной историографии определения понятия «интеллигенция», приведённого В.Т. Ермаковым. Согласно последнему, феномен интеллигенции представляет собой социокультурный слой общества, занятый высококвалифицированным умственным, творческим трудом, являющийся решающей силой духовного производства, занимающий особое положение в общественной и культурно-интеллектуальной жизни и выполняющий функцию аккумулятора, хранителя знаний и культуры народа. Согласно точке зрения В.Т. Ермакова, при использовании данного определения необходимо учитывать следующие три аспекта: «1) исполнение различными отрядами интеллигенции своего профессионального долга; 2) гражданскую позицию интеллигенции, то есть выполнение ею своего гражданского долга служения народу, родине, высоким идеалам; 3) характеристику морального и нравственного “поведения” интеллигенции».

Говоря об анархо-индивидуализме, следует помнить, что этот феномен является одним из течений в анархизме, хотя и довольно обособленным. Анархо-ин­дивидуализм (индивидуалистиче­ский анархизм, анархический индивидуализм) − об­щественно-политическое течение, так же как и анархизм в целом, провозглашающее своей целью освобождение личности от всех разновидностей экономической, полити­ческой и духовной власти. Для анархо-индивидуализма в согласии с обще­анархист­скими установками характерно: враждебное отношение ко всем формам государст­венной власти, соответственно, неприятие политической борьбы (как борьбы за власть); идеалом выступает либертарное общество в виде федерации производствен­ных и иных ассоциаций. Вразрез с иными анархистскими течениями анархо-инди­видуализм в своей теории и практике провозглашает неприятие коммунистиче­ских идеалов (или же, в крайнем случае, социализм воспринимается как «пере­ход­ный» этап к обществу «неограниченной свободы индивида»), отстаивает различные эгоцентристские или крайне индивидуалистические философские системы, выступает (с некоторыми исключениями) за отказ от требований немедленной социальной революции, в защиту частной собственности, за широкое толкование вопросов тактики. Теоретический фундамент анархо-индивидуализма был заложен немецким философом М. Штирнером в 1844 г., когда свет увидело основное произведение мыслителя – «Единственный и его собственность». Как автономное и самостоятельное общественно-политическое тече­ние индивидуалистический анархизм оформился позже: в западной Европе и Соединённых Штатах Америки в конце ХIХ – начале ХХ в.,1 в России – в годы первой русской революции.

Индивидуалистические концепции, в том числе их крайние формы, как свидетельствует исторический опыт, имели распространение исключительно в среде высокообразованных групп населения. Будучи наиболее последовательной формой анархизма, анархо-индивидуализм доводит эту доктрину до теоретически обоснованного логического конца, делает её, с одной стороны, логически трудно уязвимой, а с другой, труднодоступной для широких масс. Следует отметить, что часть исследователей, рассматривая положение отечественной интеллигенции, даже склонялись к точке зрения, согласно которой индивидуализм рождался всем укладом жизни в России во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. Действительно, и в России, и за рубежом анархо-индивидуализм был преимущественно интеллектуальным, литературным течением в анархизме и был склонен более к теоретическим, литературным формам существования, нежели к активным политическим действиям. Поэтому представляется целесообразным обозначить проблему исследования как «история анархо-индивидуализма в среде российской интеллигенции».

2. Степень научной разработанности темы

Отдельные аспекты истории анархо-индивидуализма в России находили своё отражение в первую очередь в исследованиях отечественных и зарубежных авторов, рассматривавших анархизм в целом или же посвящённых частным вопросам истории этого общест­венно-политического движения. Поэтому в данном историографическом обзоре за ос-

нову взят комплекс исследований, посвящённых анархизму в целом, но анализ этой ли­тературы дан с позиций освещения ею истории отечественного анархо-индивидуа­лизма.

Вопросы, связанные с правомерностью отнесения воззрений Н.В. Соколова, Н.Д. Ножина, А.А. Козлова, Л.Н. Толстого и ряда других мыслителей второй поло­вины ХIХ в. к традиции анархо-индивидуализма, как и вся проблема генезиса этого общественно-политического течения в среде российской интеллигенции остаются дискуссионными. Исследования по данным вопросам, а так же научная литература по истории мистического анархизма, тесно связанного с отечественным анархо-индивидуализмом первой декады ХХ в., включены в общий историографический обзор ли­тературы.

Как правило, в историографии отечественного анархизма традиционно выде­ляют ряд периодов. В ХIХ в. все публикации об анархизме в России так или иначе были связаны с именами лишь М.А. Бакунина и П.А. Кропоткина. Согласно В.Д. Ер­макову, начало процессу изучения иных аспектов данной проблематики положила первая русская революция 1905-1907 гг. Однако обзор историографии анархо-инди­видуализма в России следует начинать несколько раньше.

1 период: 1890 – 1917 гг. Историография обозначенной проблематики восходит к первым работам (1890 – 1904 гг.) российских исследователей, посвящённым или затрагивающим вопросы, связанные с философией М. Штирнера. Они заложили отечественную историографическую традицию изучения теоретического наследия М. Штирнера, а вместе с тем и истории анархо-индивидуализма в стране. Тогда же появляются исследования отечественных авторов, рассматривавших вопросы распространения индивидуализма в России.

Первыми летописцами российского анархизма ХХ в. стали в первую очередь деятели различных социалистических партий, собственно анархистского движения в стране, что нашло отражение в направленности их работ. Уже в ходе первой русской революции вышел целый ряд исследований подобного рода (Л. Кульчицкого, Г. Рогдаева, И. Ветрова и др.), как правило, они носили довольно общий характер и по существу не были основаны на документах. Среди подобной литературы выделяются работы апологетов отечественного анархо-индивидуализма О. Виконта, рассмотревшего вопросы распространения этого течения в стране, и Н. Бронского, составившего первый историографический очерк литературы по анархизму. Первая, и единственная, книга, посвящённая непосредственно отечественному анархо-индивидуализму, была написана видным деятелем московского анархо-коммунизма В.И. Фёдоровым-Забрежневым и увидела свет в 1912 г. Представляла она собою «скромную» брошюру в несколько десятков страниц, носившую открытый теоретико-полемический характер. Безусловно, ввиду отчётливо прослеживающейся политической ориентации первых отечественных летописцев анархизма ХХ в., об исторической объективности изложенного ими материала говорить не приходится.

Несколько особняком стоит исследовательская литература как отечественных, так и западных исследователей, посвящённая философии М. Штирнера. В обозна­ченный период были намечены также некоторые направления в изучении духовного наследия А.А. Козлова, Н.Д. Ножина, Н.К. Михайловского,Л.Н. Толстого.

Вопросы связанные с мистическим анархизмом, деятельностью его апологетов и лиц, чьи теоретические поиски лежали в русле этого явления, были впервые затронуты в обильной критиче­ской литературе о российском символизме и «новом религиозном сознании». Первые характеристики, критические оценки при­надлежали как соратникам анархиствующих мистиков по новой поэтической школе: Д. Философову, А. Белому, Эллису, С. Городецкому, так и представителям иных ли­тературных, философских и общест­венно-политических течений: В. Базарову, П. Юшкевичу, Р. Иванову-Разумнику, Н. Розанову. Комплекс дореволюционной ли­тературы по проблемам российского символизма и «нового религиозного сознания» со всеми своими специфическими чертами (преимущественно теоретико-публици­стический характер, отсутствие ар­хивных материалов и т.д.) незаменим по своему внутреннему содержанию, так как отображает то разнообразие восприятия мистического анархизма, которое имело место в литератур­ной и философской среде столичной интеллигенции того времени.

Одной из специфических черт дореволюционного периода было обилие изда­ний на русском языке исследований по анархизму зарубежных авторов. Непосредст­венно анархистское движение в России они не рассматривали, но значительная их часть в разной степени затрагивала вопросы, связанные с теорией и практикой анти­этатистского движения Западной Европы и Соединённых Штатов Америки.Обра­щают на себя внимание работы Г. Адлера, Э. Ценкера, Р. Штаммлера и П. Эльц­бахера. Это наименее тенденциозные работы, вместе с тем представляющие собой подробные и обстоятельные критические очерки теории, в меньшей степени, прак­тики анархизма того времени, в том числе индивидуалистического течения в нём.

Примечательно, что авторами исследований, в которых так или иначе затраги­вались вопросы, связанные с анархо-индивидуализмом в России, становились не про­фессиональные историки, а общественно-политические и литературные деятели. По­следнее было связано в первую очередь с тем, что деятельность отечественных анар­хистов начала ХХ в. ещё не успела стать историей. Изучение как российского, так и западноевропейского анархо-индивидуализма велось преимущественно не на истори­ческом, а на философском уровне, в то время как изучением непосредственной дея­тельности его отечественных сторонников практически никто специально не зани­мался.

II период: октябрь 1917 – 1930-е гг. 1917 г. стал новой вехой как в развитии анархизма в России, так и в становлении его отечественной историографии. Возрож­-

дение и бурное развитие антиэтатистского движения в стране послужило толчком для выхода в свет значительного числа работ, посвящённых этому течению общественно-политической мысли. С 1917 г. утверждается наметившееся уже в дореволюционный период разделение отечественной историографии по рассматриваемой проблеме на два основных направления: официальное и собственно анархистское. Последнее ин­тересно работами Н. Руссова, А. Семевского и др. Отдельно следует оговорить ра­боты Н. Отверженного, в которых были даны аналитические очерки воззрений двух лидеров анархо-индивидуалистического движения в Москве периода 1905-07 гг. Л. Чёрного и А. Борового, впервые была предпринята попытка проследить распро­стра­нение философии М. Штирнера в среде российской интеллигенции второй поло­вины ХIХ в.

Исследователей официального направления (Б. Горева, В. Святловского и др.), в критической форме излагавших историю развития анархизма в России, «мирный» анархо-индивидуализм интересовал мало. Внимания требовали коммунистические и синдикалистские ответвления анархизма, с которыми «столь успешно» боролись большевики. Подобный подход к истории анархизма, в основе которого лежало стремление к его обобщающей дискредитации в глазах современников, закрепился с 20-х гг. во всей советской историографии. Не случайно, именно тема «борьбы» и «по­беды» большевиков над анархизмом стала излюбленной темой в официальной исто­риографии данной проблемы с 30-х по 80-е гг. В духе исследований официального направления были написаны работы польского социалиста Л. Кульчицкого, в одной из которых был дан развёрнутый анализ и оценка философии крупнейших зарубежных теоретиков анархо-индивидуализма – М. Штирнера и Б. Такера.4

К работам, связанным с отечественным анархо-индивидуализмом, следует от­нести вышедшие в 20-х гг. критические и аналитические очерки о теоретическом на­следии М. Штирнера, в том числе фундаментальное исследование М.А. Курчинского «Апостол эгоизма: Макс Штирнер и его философия анархии».1

В постреволюционный период продолжалось изучение российскими исследо­вателями теоретического наследия Н.К. Михайловского и Л.Н. Толстого.2 Однако в отношении последнего, а также его сторонников («толстовства») общий настрой вы­ходивших работ был уже близок к черте, за которой начиналась «непримиримая борьба с мелкобуржуазно-религиозными явлениями». Подобный подход закрепила работа идеолога «воинствующего атеизма», Е.М. Ярославского.3

В эти же годы была издана на русском языке работа зарубежного специалиста по вопросам анархистской теории и практики Г. Цокколи, отдельно рассмотревшего в своей книге деятельность анархо-индивидуалистов в США.4 Проблемой теоретиче­ских основ крайнего индивидуализма, граничащего с анархизмом, был заинтересован известный русский мыслитель П.И. Новгородцев, вскоре после 1917 г. оказавшийся в эмиграции. В статье «Кризис анархизма» П.И. Новгородцев привёл интересные ха­рактеристики теоретических построений центральных фигур зарубежного анархо-ин­дивидуализма, общие оценки и выводы анархистского движения в России первой де­кады ХХ в.5

Если в 20-е гг. ещё выходили работы, затрагивающие вопросы, связанные с исто­рией индивидуализма в России и на Западе, то уже в 30-е данная проблематика была вычеркнута из списка актуальных тем исторических и философских исследований, в лучшем же случае индивидуалистическое мировоззрение подвергалось «изумительно прямолинейной» критике.6Итоговую черту в изучении истории анархистского дви­жения в 30-х гг. подвела работа всё того же Е.М. Ярославского, изданная в 1939 г.В ней об отечественных апологетах анархо-индивидуализма не было и слова, сама же книга, явно выполнявшая социальный заказ, была полна подтасованных фактов, заранее заданных оценок и выводов.1

40-е и 50-е гг. можно считать в какой-то степени потерянными для исследований не только в области истории российского анархо-индивидуализма, но и всего анархизма в целом. Несколько работ, требующих внимания, вышли в 50-х гг. в США. В частности, работа Е. Долинина (E. Dolinin) содержала в себе небольшой очерк о русском теоретике «ассоциационного анархизма» - Л. Чёрном, игравшим видную роль в московском анархо-индивидуализме начала ХХ в.2

III период: 60 - 80-е гг. Шестидесятые годы стали временем коренных изменений в отечественной историографии анархизма. В 1964 г. вышла монография А.Д. Косичева, которая была интересна не только отдельным анализом проблемы «борьбы с анархизмом Штирнера»,3 но, в первую очередь тем, что открыла путь к новым крупным исследованиям в данной области, в значительной степени определив их характер. Одно только название монографии А.Д. Косичева: «Борьба марксизма-ленинизма с идеологией анархизма…» стало буквально девизом для исследователей российского анархизма на протяжении нескольких последующих десятилетий. В 1969 г. В.В. Комин опубликовал курс лекций на тему «Анархизм в России», прочитанный им в стенах Калининского государственного педагогического института.4 Автор курса на фоне хорошо подобранного материала по деятельности анархистов в России, особенно в период революции 1905-1907 гг., привёл развёрнутую характеристику основных течений в отечественном анархизме и нашёл возможным остановиться на центральных фигурах индивидуалистического анархизма. Несмотря на то, что курс лекций В.В. Комина был издан небольшим тиражом в провинциальном издательстве, для своего времени это было поистине выдающееся исследование.

Этот период был отмечен повышением интереса западных исследователей к истории анархистского движения в России. Монография П. Аврича, стала наиболее полным зарубежным исследованием российского анархизма начала ХХ в. Американский автор затронул вопросы о взаимосвязи анархо-индивидуализма в Западной Европе, США и России, уделив так же внимание и деятельности отдельных, прежде всего, московских его апологетов. Отрывочные данные по истории анархизма в России можно встретить в исследованиях многих зарубежных авторов данного периода. В целом 60-80-е гг. прошлого столетия следует признать «золотыми» в западной историографии анархизма, именно тогда выходят новые исследования, посвящённые М. Штирнеру и анархо-индивидуализму в Западной Европе.

Рассматриваемый период в отечественной историографии ознаменовался появлением значительного числа исследований высокого научного уровня, посвящённых анархистской традиции в российском освободительном движении второй половины ХIХ в. Выходят работы о Н.В. Соколове, Н.Д. Ножине, Н.П. Баллине4, Н.К. Михайловском, Л.Н. Толстом, целый ряд исследований по более общим проблемам, затрагивающим традиции анархизма в освободительном движении России второй половины ХIХ в.

Следует выделить монографию А.И. Новикова «Нигилизм и нигилисты», в которой были критически проанализированы воззрения отдельных представителей западноевропейского крайнего индивидуализма, дана характеристика их восприятия в России. Несмотря на некоторые идеологические штампы, работа А.И. Новикова даёт оригинальную интерпретацию нигилизма и распространения индивидуалистических воззрений в среде российской интеллигенции.

В 70-х гг. происходит некоторое оживление в области изучения российского символизма и философии «нового религиозного сознания». После длительного перерыва появляются обстоятельные статьи о Вяч. Иванове, Ф. Сологубе, С. Городецком, А. Белом, В. Брюсове, в которых вновь поднимается проблематика мистического анархизма. Сведения об этом общественно-литературном явлении в среде столичной художественной интеллигенции начали спорадически встречаться в многочисленных исследованиях, посвящённых А. Блоку, а так же в обобщающих антологиях по литературе начала ХХ в.1 Ряд обстоятельных исследований о Вяч. Иванове и других русских символистах выходит за рубежом.2

В 70 – 80-е гг. отечественная историография пополнилась новыми именами ис­следователей теоретических основ анархистского движения в России: Ф.Я. Полян­ский, Н.В. Пономарёв, Л.С. Мамут и др.3 Появляется целая серия исследований исто­рико-партийного плана, освещавших вопросы всевозможных форм борьбы больше­виков с анархистами.4 Однако эти исследования содержали отрывочные, крайне скудные сведения по истории анархо-индивидуалистического движения. Завершает перечень подобных работ монография С.Н. Канева «Революция и анархизм…»5 Итоговая и для самого автора, эта книга по праву занимает исключительное ме­сто, как среди его многочисленных работ, так и во всей отечественной ис­ториографии анархизма. С.Н. Канев оказался первым исследователем, обратившимся к комплексному изучению процесса интеграции западноевропейской теоретической традиции индивидуализма и анархизма в среде отечественной интеллигенции второй половины ХIХ в. Со многими выводами, сделанными Каневым, сегодня можно не со­глашаться, на основе доступных в настоящее время материалов они нередко кажутся поверхностными, идеологизированными, однако, по сей день это наиболее полное и обстоятельное исследование процесса становления анархизма в России второй поло­вины ХIХ в.

IV период: начало 1990-х гг. – до настоящего времени. С начала 90-х гг. изучение истории российского анархизма выходит на принципиально новый уровень. В исследованиях отечественного анархизма стали более широко использоваться как опубликованные документы, так и архивные материалы, специалисты больше не были стиснуты в довольно узких рамках идеологической борьбы. Хотя и в этот период продолжали выходить «сомнительные» исследования, заимствовавшие оценочный аппарат и источниковую базу из 30-х или 60-х гг.

Открыла новый период, чётко обозначив коренные изменения в изучении отечественного анархизма в целом, диссертация В.В. Кривенького. В рамках данного исследования эта работа, посвящённая деятельности анархистов в России в 1905-1907 гг., сыграла важную роль, предоставив на своих страницах прекрасный сравнительный материал по деятельности анархистов и в столицах, и в периферийных городах империи в рассматриваемый автором отрезок времени. К сожалению, в ней, как и в последующих работах обобщающего характера, например, в фундаментальных работах В.Д. Ермакова, анархо-индивидуализму было уделено очень незначительное внимание. Новые достижения и подходы к изучению эволюции, дифференциации теории российского анархизма закрепили работы первой половины 90-х гг. С.Ф. Ударцева, обосновавшего оригинальную классификацию течений и ответвлений теории анархизма. В 1996 г. вышла небольшая статья «Анархисты-индиви­дуалисты» В.В. Кривенького в энциклопедии «Политические партии России...» Она стала единственным, начиная с 1912 г., специальным очерком об анархо-индивидуа­листах в России. Очень сжато В.В. Кривенький сумел обрисовать в основных чертах историю этого явления общественно-политической жизни страны первой четверти ХХ в. В рамках двухтомного сборника документов и материалов по истории анар­хизма в России В.В. Кривенький переиздал доклад В.И. Фёдорова-За­брежнева «Оте­чественные проповедники анархо-индивидуализма» на международ­ном анархическом конгрессе 1907 г. в Амстердаме.

Во второй половине 90-х гг. и в начале нового столетия увидел свет целый ряд исследований, посвящённых различным аспектам теоретической составляющей рос­сийского анархизма второй половины ХIХ – начала ХХ вв. (В.М. Артёмова, А.Г. Кузьмина, В.П. Сапона и др.). Большинство этих работ отличал свежий взгляд на проблему, оригинальность в трактовке многих, ранее запретных, тем. Среди них особенно выделяется двухтомная диссертация П. Рябова, в которой автор даёт об­стоятельную, не лишённую оригинальности трактовку теоретического наследия М. Штирнера, и, что самое главное, оценку роли его эгоцентристской философии в становле­нии российского анархо-индивидуализма.

Характерной чертой историографии 90-х гг. стало обращение к личностям лидеров анархистского движения в России и не только к традиционным фигурам (М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин или же Л.Н. Толстой), но и к менее известным именам. Наиболее интересными здесь представляются очерки В.В. Кривенького об отдельных лидерах анархо-индивидуализма в России; В.Д. Ермакова, попытавшегося вывести обобщенный портрет анархиста начала века и А.В. Матюхина о теоретических поисках Л. Чёрного. В современной историографии наметилась тенденция к изучению анархистского движения в России на региональном и даже на национальном уровнях.

90-е гг. были отмечены всплеском исследовательского интереса к истории отечественного символизма и «нового религиозного сознания». Однако мистический анархизм по прежнему остаётся в стороне от основных направлений исследований в данной области. Анализ данного явления имел место лишь в контексте изучения иных (стыковых или более общих) проблем в истории литературной, философской и общественно-политической жизни столичной интеллигенции, а так же отдельных её

представителей.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Абиссов Евгений Андреевич –

    Документ
    ... университета им. А.И. Герцена. №2(33). sergeyadams@ АладышкинИванВладимирович – кандидат исторических наук (Санкт-Петербург ... государственного университета. №2(41). Алексеев Тимофей Владимирович – (Санкт-Петербург), заместитель начальника отдела ...
  2. Алтайский край (1)

    Документ
    ... С РЫКОВА Л И МЕРЗЛИКИНА ВАЛЕНТИНА ФЕДОТОВНА АЛАДЫШКИН АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ШВЕЦ В А БРЫЗГАЛОВ Ф И - ... ВЕРА ИВАНОВНА ЧУХЛЕБОВ ИВАНВЛАДИМИРОВИЧ ТАРАСОВ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ ... АНТОН ГЕННАДЬЕВИЧ ОВСЯННИКОВ ИВАНВЛАДИМИРОВИЧ КОРЕПАНОВА ВАЛЕНТИНА ВАСИЛЬЕВНА ...
  3. Алтайский край (2)

    Документ
    ... С РЫКОВА Л И МЕРЗЛИКИНА ВАЛЕНТИНА ФЕДОТОВНА АЛАДЫШКИН АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ШВЕЦ В А БРЫЗГАЛОВ Ф И - ... ВЕРА ИВАНОВНА ЧУХЛЕБОВ ИВАНВЛАДИМИРОВИЧ ТАРАСОВ ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ ... АНТОН ГЕННАДЬЕВИЧ ОВСЯННИКОВ ИВАНВЛАДИМИРОВИЧ КОРЕПАНОВА ВАЛЕНТИНА ВАСИЛЬЕВНА ...
  4. Хомизури против геологов в ссср (1917-1936) москва 2010

    Литература
    ... геологосъемочные и геофизические работы. А.С. Аладышкин провел большую работу по обобщению ... на Енисее – «геолог Аладышкин». Соч.: Железорудные месторождения Кузнецкого ... Константин Владимирович – 1932; 1933, 13 марта Бодунов-Скворцов Иван Ефимович ...
  5. Хомизури против геологов в ссср (1917-1936) москва 2010

    Литература
    ... геологосъемочные и геофизические работы. А.С. Аладышкин провел большую работу по обобщению ... на Енисее – «геолог Аладышкин». Соч.: Железорудные месторождения Кузнецкого ... Константин Владимирович – 1932; 1933, 13 марта Бодунов-Скворцов Иван Ефимович ...

Другие похожие документы..