textarchive.ru

Главная > Книга


В. П. Большаков

Т. В. Володина

Н. Е. Выжлецова

СВОЕОБРАЗИЕ

РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

В ЕЕ ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ

Великий Новгород

2002

ББК 71.0 Печатается по решению

Б 76 РИС НовГУ

Рецензенты

доктор культурологии, профессор О. И. Даниленко

доктор филосфоских наук, профессор С. Н. Иконникова

доктор исторических наук, профессор П. А. Подболотов

кандидат педагогических наук, доцент Г. В. Скотникова

Большаков В. П., Володина Т. В., Выжлецова Н. Е.

Своеобразие русской культуры в ее историческом развитии / Под ред. В. П. Большакова. Великий Новгород, НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2002. – 192 с.

ISBN 5–7553–0029–1

В книге рассматривается историческое развитие русской культуры. При этом авторами применяется аксиологический подход к явлениям культуры и поэтому они уделяют особое внимание бытию духовных ценностей на этапах российской истории, в разных сферах общественной и частной жизни России.

Книга может быть полезной для исследователей, аспирантов а также для преподавателей и студентов в качестве учебного пособия при изучении истории русской культуры. Написанная просто, она вполне доступна и неспециалистам, интересующимся отечественной культурой.

ББК 71.0

Издание осуществлено при поддержке Института «Открытое Общество» (Фонд Сороса). Россия.

© В. П. Большаков, 2002

© Т. В. Володина, 2002

ISBN5–7553–0029–1 © Н. В. Выжлецова, 2002

Содержание

Предисловие

Раздел 1. ДУХОВНЫЕ ОСНОВЫ И ЦЕННОСТИ ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Глава 1. ВИЗАНТИЙСКИЙ ФАКТОР В СТАНОВЛЕНИИ ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

1.1 Теократический идеал власти в византийской культуре

1.2. Православие и византийский тип духовности

Глава 2. ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИЙ МИР и ИСТОКИ ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

2.1 Исторические корни восточного славянства

2.2 Месторазвитие восточных славян и его роль в формировании древнерусской культуры

2.3 Картина мира в представлениях восточных славян

Глава 3. Становление русской средневековой культуры (конец Х – начало XIII вв.)

3.1 Крещение Руси: социокультурные причины и следствия

3.2 Духовно-культурные факторы единства «всей земли Русской»

3.3 Христианские образы и символы древнерусской культуры ХI–ХIII вв.

Раздел II. РУССКАЯ КУЛЬТУРА XV–XIX ВЕКОВ

Глава 1. НОВОЕ В КУЛЬТУРЕ РОССИИ КОНЦА XV–XVI вв.

1.1 Становление самодержавия в России

1.2 Оформление государственной идеологии – «Москва – третий Рим» и укрепление позиций православной церкви

1.3 Зарождение российского свободомыслия и светской образованности

1.4 Нравы, обычаи, церемониалы

1.5 Особенности развития художественной культуры в XV–XVI вв.

Глава2. РУСКАЯ КУЛЬТУРА XVII ВЕКА –
КУЛЬТУРА ПЕРЕХОДНОГО ТИПА

2.1 «Смута» и новая историко-культурная ситуация

2.2 Церковная реформа 1654 г., смысл «раскола» и их роль в становлении новой духовной атмосферы в России

2.3 Контакты с другими культурами и «обмирщение» российской культуры

2.4 Образование и книгопечатание как моменты развития российских цивилизации и культуры

2.5 Русская художественная культура XVII века: литература и театр

2.6 Традиционное и новое в архитектуре, изобразительном и декоративно-прикладном искусстве

Глава 3. Некоторые существенные особенности развития русской культуры Нового времени

3.1 Секуляризация русской культуры в XVIII веке

3.2 Развитие своеобразия российской культуры Нового времени во взаимодействии с Западной Европой

3.3 Художественная культура в России XVIII века

3.4 XIX век – век расцвета российской художественной культуры

Раздел III. Культура советского и постсоветского периодов

Глава 1. КУЛЬТУРА СОВЕТСКОГО ПЕРОДА

1.1 Некоторые предварительные замечания

1.2 Противоречивая сущность «великого перелома» в жизни и культуре после 1917 г.

Глава 2. судьбы ценностей культуры в СССР

2.1 Метаморфозы Веры

2.2 Нравственная культура и ее ценности в послереволюционной России и СССР

2.3 Эстетическая и художественная культура в советское время

2.4 Истина и Свобода в их воплощениях в жизни советской страны

Глава 3. Характерные черты российской культуры И ее нынешнее состояние

3.1 Предперестроечные проявления необходимости обновления жизни и культуры

3.2 Самобытность и перспективы развития русской культуры

Предисловие

Россия, та самая страна, которую «умом не понять», считается таинственной, непостижимой во многих отношениях. И изучение русской культуры и интерпретация исследовательских материалов, полученных в ходе ее изучения, сталкиваются с рядом трудностей. Источников в общем много, хотя разные аспекты бытия и развития культуры в России, применительно к разным периодам ее истории, освоены историками и культурологами с разной степенью полноты и достоверности. Историко-культурной проблематике посвящено множество книг и статей, в том числе и современных авторов. В последнее время издано большое количество учебных пособий по истории культуры России. Но существенные различия в понимании того, что такое вообще культура, привели к тому, что пишут вроде бы об одном и том же, и, в то же время, не всегда понятно о культуре ли речь, или о чем-то другом. Например, о цивилизации, прогрессе, которые тесно связаны с культурой, но не тождественны ей. В современной России цивилизация и цивилизованность часто, хотя и напрасно, трактуются как нечто противопоставленное культуре, в частности культуре русской с ее самобытностью. И тем не менее при описании ценностей, достижений отечественной культуры указывают на успехи цивилизации: научные открытия, грамотность населения и т.д. Культура при этом – это все, что угодно, вплоть до преступности, наркомании, самой по себе техники. Все, что не природа, вся жизнь общества. Впрочем, встречаются и иные варианты, когда культура в ее описаниях сведена чуть ли не целиком к ее художественной составляющей и к так называемой, «народной культуре» (традиции, ритуалы, приметы, верования, обыденные нравы и т. д.).

Авторы этой книги не ставили задачи рассмотреть историю русской культуры, тем более во всей ее полноте. Сделана попытка проявить своеобразие культуры, собственно культуры, т. е. бытия духовных ценностей в жизни России, прошлой и настоящей, исходя из понимания культуры прежде всего как совокупности реализуемых ценностей. Каждый из авторов сделал это по-своему, более или менее последовательно. Конечно, при этом понадобилось обращаться и к некоторым моментам развития цивилизации в России, моментам, непосредственно воздействующим на особенности, на состояние культуры, таким как, к примеру, государственность, книгопечатание и т. д.

Три раздела книги представляют собой как бы три самостоятельных очерка. В первом из них, написанном к.ф.н., доцентом Н.Е.Выжлецовой, рассмотрены основы и ценности древнерусской культуры, внимание уделено факторам, повлиявшим существенно на становление своеобразия русской духовности. Второй раздел «Русская культура XV–XIX веков» (написанный кандидатом искусствоведения, доцентом Т.В.Володиной), посвящен этапу в развитии России и ее культуры, на котором к особенностям, появившимся в связи со своеобразием исторических судеб восточного славянства и византийскими влияниями, добавились следствия так называемого татаро-монгольского ига. В результате становящаяся российская государственность (уже России, а не Новгородской или Киевской Руси) и формирующаяся государственная идеология обрели черты, существенно отличавшие их от того, что складывалось в Европе (при похожести в некоторых частностях). Впрочем, черты эти не были и полностью азиатскими. Своеобразие появившегося и расширявшегося Московского Царства существенно сказалось в особенностях уже собственно русской культуры, которые определились историческим прошлым восточного славянства и древней Руси, а также новым активным взаимодействием с народами «степного коридора». При этом внимание автора раздела привлекло прежде всего время становления своеобразия русской культуры Нового времени (с конца XV до XVII века включительно), и главное – «переходность» века XVII. XIX век – век расцвета классической русской (по крайней мере художественной) культуры, и даже предшествующей ему век XVIII – исследованы и представлены в научной и учебной литературе достаточно полно и весьма многообразно. И поэтому, с учетом ограниченности объема раздела, об особенностях развития российской культуры в эти века (когда Россия испытала сильное воздействие европейских культур и начала активно влиять на них) – сказано только кое-что, кратко.

Раздел III (написанный д.ф.н., профессором В.П.Большаковым) невелик по объему. Рассмотреть как российская культура реализовалась в столь неоднозначно оцениваемое сейчас советское время оказалась и необходимым и сложным. Слишком близко к нам это время, слишком болезненна порой полемика по оценкам достижений культуры этого периода, бытия ее ценностей. Тем не менее, уже пора размышлять об этом, исследовать специфику культуры, называемой иногда «советской», пока ее своеобразие еще живо, еще не стало фактами забываемого исторического периода.

Три автора вышеуказанных трех разделов книги люди очень разные. У каждого своя исследовательская позиция в понимании культуры, в видении исторического материала. Каждый – реализовал свою манеру размышлений, использовал особенности своего стиля изложения мыслей. В процессе редактирования авторы не были «причесаны» под одну гребенку. Возможно в связи с этим книга выглядит несколько разностильной, местами даже разноуровневой по глубине и тщательности рассмотрения проблематики. На мой взгляд это почти неизбежно при действительно коллективном авторстве.

Книга в целом может быть интересной для исследователей истории культуры, для преподавателей и аспирантов, для студентов, изучающих историю России, историю русской (или точнее – российской) культуры. Вместе с тем, не отличающаяся излишней наукообразием (но оставаясь научной), эта книга, написанная достаточно просто, вполне доступна всем неспециалистам, интересующимся культурой такой страны, как Россия с ее «особенной статью», по выражению Ф.Тютчева.

В. П. Большаков

Раздел 1.
ДУХОВНЫЕ ОСНОВЫ И ЦЕННОСТИ
ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Глава 1.
ВИЗАНТИЙСКИЙ ФАКТОР
В СТАНОВЛЕНИИ ДРЕВНЕРУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

1.1 Теократический идеал власти в византийской культуре

Римская империя разделилась на западную и восточную в 395 г., а в 476 г. после падения Западноримской империи стала естественным продолжением некогда единой могучей державы. Ее самоназвание «Империя ромеев», отсюда распространенное на латинском Западе – «Романия», турецкое «Рум», а наши предки, согласно «Повести временных лет», называли империю Грецкою землею. Название «Византия» было введено искусственно учеными-гуманистами, оно восходит к древнегреческому городу Византию на Босфоре и утвердилось за Восточноримской империей лишь в ХVI–ХVII вв. Император Константин в 330 г. провозгласил Византий столицей Римского государства (Новый Рим), которую впоследствии переименовали в Константинополь. Наименование, которое дали этому городу древние русичи, – Царьград, город царей и царь городов, выражает то представление об империи ромеев и ее столице, которое они занимали в сознании окружающего мира.

С.С.Аверинцев называет Византию «пограничным явлением», учитывая пространственный и временной аспекты. Рубежи империи совпадали с границами обширного культурного региона, расположенного на двух континентах: Балканский полуостров, Малая Азия, Северная Месопотамия, часть армянских и грузинских земель, Сирия, Палестина, Египет, Кипр, острова Средиземного моря, Южное побережье Крыма. Разделяя балкано-италийский Запад и анатолийско-левантийский Восток, Византия стала связующим звеном между Европой и Азией, местом встречи и слияния типологически различных культурных традиций. А.П.Каждан определяет византийскую культуру как евразийскую, а С.С.Аверинцев как «западно-восточную» 1. Временные рамки империи ромеев (IV–Xv вв.) совпали с эпохой европейского Средневековья. Естественно поэтому, что не только ценности средневекового мира наиболее полно отразились в культуре Византии, но и ее культурные особенности определяли облик этой эпохи.

Становление империи (III–VII вв.) непосредственно связано с переходом от античности к Средневековью. Пережив политический, экономический и культурный кризисы, Восточноримская империя вышла из них новым государством с новым народом, осуществив себя через «частичное снятие той и другой границы, через взаимопереход Греции и Азии, взаимопроникновение классического преемства и новизны 1, т. е. античной традиции и христианства. В этом самоосуществлении были созданы особые, свойственные византийскому сознанию ценности и принципы, на которых строились представления о Божестве, космосе, человеке и которые пронизывали все бытие людей от общего до частного. Символом такого культуротворчества стал крестово-купольный храм (VI в.), который не только соединил римские архитектурные особенности (базилика) и структурные элементы парфянского зодчества (купол на четырех опорах), но и стал воплощением христианского образа мира.

Пограничное положение Византии отразилось на ряде закономерностей развития ее культуры. Во-первых, «византийское общество существовало в мире полном противоречий и раздвоенностей и само раскрывалось в противоречиях»2. Системой равновесия стало христианство, признающее раздвоенность мира и преодолевающее ее с помощью божественного посредника и благодаря культу. Во-вторых, на стыке Запада и Востока в рамках ориентализации Средиземноморья сформировалась первоклеточка византийской культуры – двуединство императорской власти и христианской церкви. В-третьих, Византийская держава осуществляла себя через государственно-культурное преемство с Римской империей и мыслила себя как новый Рим. В-четвертых, византийская культура, образовав социокультурное единство через соединение несоединимого, предопределила череду кризисов и, в конечном итоге, скрытые в ее основе противоречия привели к распаду и гибели Византийской империи.

Сопряжение в единую систему христианства и имперской власти имеет исторические и мировоззренческие основания. Во-первых, хронологически эти две силы возникают почти одновременно. Византийские авторы всегда стремились подчеркнуть совпадение рождения Христа с царствованием Августа и то обстоятельство, что новорожденный Иисус был подданным империи. Поэтесса Кассия (IX в.) в рождественской стихире писала:

Когда Август на земле воцарился,

истребляется народов многовластие,

когда Бог от Пречистой воплотился,

упраздняется кумиров многобожие...3

Во-вторых, Византия была первым государством, где христианство стало государственной религией. В 313 г. римский император Константин (274–337) Миланским эдиктом взял христианство под защиту государства и уравнял в правах с языческими культами. Его к этому подтолкнула ожесточенная политическая борьба и, по свидетельствам византийских хроник, он увидел перед решающим сражением во сне знак Христа – крест, и услышал напутствие выступить с этим символом против врага. Все исполнив, Константин одержал победу, которой впоследствии было придано сакральное значение как принятие христианской веры римским императором лично от самого Христа для осуществления связи между Богом и миром посредством императорского служения. Спустя 68 лет, в 381 г. Феодосий I объявил христианскую веру обязательной для всех полноправных подданных Римской империи. Так, политической волей императорской власти христианство стало официальным государственным вероисповеданием, через которое подданный империи без остатка включался в самодержавную государственную систему, которой поклонялся не за страх, а за совесть и от имени религии. Ибо «противящийся власти, противится божию установлению, – пишет С.С.Аверинцев, – был пережит опыт, который никогда не повторялся впоследствии и навсегда сформировал византийское сознание» 2. Его базовыми ценностями являются: замена этнического сознания православным вероисповеданием; святость империи, которая воплощала всю полноту политико-юридических, культурных, религиозных ценностей; добровольное подчинение и обожение высшей силы, будь то Бог или самодержец.

Мировоззренческие основания двуединства светской и духовной власти заложены в самом христианском вероучении и в позднеримских философско-политических концепциях. Согласно христианскому вероучению, власть на небе и на земле принадлежит только Богу. Истоки этой идеи обнаруживаются еще в культурах Древнего Востока. В сасанидском Иране цари ставили себя на место солнца, в центр мира и именовались титулом «царя царей». Пройдя через христианское миропонимание, идея царя царей воплотилась в образе небесного и земного владыки Вседержителя, Пантократора, который устанавливает все «существующие власти»: «Ибо нет власти не от Бога, существующие власти от Бога установлены... Всякая душа да будет покорна высшей власти» (ап. Павел). Христианский догмат о Троице не только обеспечивает монотеистическое осмысление Бога, но и через раскрытие действия трех ипостасей: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Святой, в опосредованном виде утверждает монархическое начало Троицы («Отец мой более меня»), устанавливая господство всеобщего над частным. Это служило основанием для создания централизованного государства, обожествления власти абсолютного монарха-Автократора.

Римские философы и интеллектуалы вели дискуссии об идеальном монархе как вселенском отце отечества. Под влиянием традиций восточных монархий, они не только уподобили императора богам, но и превратили его в единственного повелителя Вселенной, в живого главу богов и людей. Византийская политическая мысль соединила эти два подхода через концепцию опосредованного соучастия монарха в божественной власти. Сам по себе император всего лишь человек, но через свой сан он соотносится со сферой божественного и властвует на земле как «временно исполняющий обязанности» Христа, как «его заместитель и наместник, так сказать, вице-Христос» 1. Став живым символом и подобием Бога на земле, византийский василевс соединил в одном лице духовную и светскую власть. Ритуал дворцовой жизни, жилье, одежда передавали величие Бога, напоминали о таинственной связи между небесным царем и императором, между Пантократором и Автократором. Подражание Богу вообще стало первейшей обязанностью государя.

Культ императорской власти был одним из самых существенных проявлений византийской жизни. Маленький человек через поклонение императору, магическому ореолу власти, включался в самодержавную государственную систему и через веру в Бога учился осознавать свою покорность земной власти не ради нее самой и ее силы, а «ради самого Бога, который будет судить держателя власти наряду с ним самим» 2. Так, в византийском сознании складывалась традиция обожения великого единения духовной и светской власти на основе правильной христианской веры и, соответственно, правоверного императора. Православие и самодержавие имели общие начала: господство всеобщего над частным, ориентацию на традиционализм, растворение личности в абсолюте, что и соединяло их в единую мировоззренческую систему. В Византийской истории были неоднократные попытки преодолеть это «великое единение» в лице арианства VI в., монофилитства VII в., иконоборчества VIII–XI вв., гуманистического движения XIV в. Однако, это всегда был спор за право быть наместником власти Христа на земле. Основными проявлениями «великого единения» были: 1) «симфония власти», т. е. тесное сотрудничество духовной и светской властей. 2) Участие императора во «внешней», мирской жизни церкви. Константинопольский патриарх Антоний в 1393 г. напоминал русскому князю Василию Дмитриевичу: «Святой царь занимает высокое место в церкви... Цари в начале упрочили и утвердили благочестие во всей вселенной; цари собирали вселенские соборы; они же подтвердили своими законами соблюдение того, что говорят божественные и священные каноны о правых догмах и о благоустройстве христианской жизни; много подвизались против ересей. – За это они имеют великую честь и занимают высокое место в церкви» 3. 3) Император выступал поборником и охранителем православия, церковь, в свою очередь, была гарантом самодержавной власти, ее духовным коррелятом. 4) Церковь – основа религиозной жизни государства, подотчетна светской власти и, как правило, не претендует на исполнение политических функций.

Монархический строй Византия унаследовала от Римской империи, а вместе с ним и практику режима личной власти удачливых полководцев. В византийской политической культуре эта традиция проявилась в двух взаимосвязанных тенденциях. Во-первых, в отсутствии династического принципа наследования престола. Тысячелетняя история империи насчитывает 90 императоров, из которых лишь трое представляют династию Коминов (1081–1180 гг.) и семеро – династию Палеологов (1261–1453 гг.). Императорский престол был доступен фактически любому удачливому человеку, способному организовать переворот. В византийском самосознании легитимность власти состоит не в наследственном праве, а в «удачливости вождя, военачальника... как имманентном свойстве его личности, мирской харизме» 1, ибо в политике Бог всегда за победителя и гибель императора от рук убийц не отягчала народной совести. Половина византийских императоров была насильственно лишена престола.

Поэтому, во-вторых, религиозной ценностью обладал не сам император как человек, а его сан, который содержал в себе сверхличностное воплощение Божества и был символом империи. Подобно тому, как императорская власть символизировала власть небесную, так и правящая элита в своих существенных чертах воспроизводила императорскую. Доступности императорского престола соответствовал принцип открытости господствующего слоя, если держатель императорской власти приходит извне от Пантократора, то и держатель бюрократических полномочий появляется также извне от самодержца. Сверхличностным связям между Богом и императором в приземленном виде соответствуют личные связи между монархом и подданными. Преданность императора принадлежала тому, кто наделил его теократическими полномочиями, в отношении же к подданным необязательно иметь человеческие привязанности, достаточно лишь проявление милости или строгости. Эта система отношений между Богом и императором воспроизводилась на уровнях императора и элиты, бюрократической власти и народных масс. В результате, целью человеческого существования становилось служение через подчинение внешней силе, будь то Бог, император, чиновник или хозяин. Как писал византийский историк Михаил Аттила (XI в.), через служение греки становились «воистину свободными, что достигалось благодаря милости василевса» 2. По официальному имперскому этическому кодексу, истинная свобода – это и есть добровольное подчинение высшей силе. Свобода же от службы, по словам Симеона Богослова, отдает человека во власть греха, а славная служба выше всякой свободы.

В византийском обществе власть приняла формы сверхличностной силы и выступала по отношению к человеку как абсолютно внешняя категория. В основе этого христианская идея о том, что миром правит то, «что не от мира сего», что не свое для мира. Поэтому в византийской элите большая власть принадлежала евнухам и иностранцам, распоряжающимся населением как «чужим для них инструментом» 1. Отсюда и само понятие самодержавия, т. е. власти, которая исходит сама из себя, сама себя держит и утверждает. Отчуждение создавало условия, во-первых, для монополии государства во всех сферах жизни, во-вторых, подчинения личности централизованной государственности, в-третьих, унификации культуры и, в-четвертых, конформизма мышления. Об этих проявлениях византизма Г.П.Федотов писал, что государство священно для византийцев и самые высшие требования религии совпадают с претензиями государства, здесь нет свободной сферы, где бы деятельность государства была запрещена 2. Обратной стороной отчуждения были: 1) отсутствие в ментальности византийцев представлений о личной преданности императору, т. к. представления о долге и верности подменялись льстивой покорностью; 2) индивидуализм и отсутствие представлений о сословно-корпоративной чести; 3) доминирование в мировоззрении византийцев чувства страха, одиночества во враждебном мире перед лицом всемогущего Бога и всесильного императора; 4) нестабильность византийской жизни.

Христианская Византия переживала как проблему свое преемство с Римской империей. Античное наследие – это знак власти во всей Ойкумене, знак принадлежности к высшей культуре. Высшие духовные и материальные ценности, само христианство сложились в пределах Римской империи. В адаптированном, переработанном виде наследие античности сохранялось в хозяйственной жизни и бытовом распорядке. В государственно-политической сфере византийцы опирались на опыт Рима, в сфере науки и отвлеченного знания – на опыт греческой философии, главным образом, неоплатонизма. На античных началах функционировало образование. Однако, отношение к античности в византийском обществе было неоднозначным и колебалось от полного отвержения «мудрости мира сего» (традиционная духовность) до широкого ее культивирования (гуманистическая тенденция). Их противостояние во многом определяло динамику византийской культуры. Для первой характерна ориентация на аскетический и экклесиологический опыт, равнодушие к интеллектуальному наследию античности, акривистическое 3 восприятие церковных установок и вселенской роли христианства. Для другой – пристрастие к эллинской премудрости, попытки синтезировать христианский опыт и ученую греческую традицию, икономия 1 как принцип отношения с властью и обществом, античная имперская традиция.

Вселенская роль христианства и античная имперская традиция оказались двумя взаимосвязанными аспектами имперского сознания византийцев. Оно сформировало миродержавную идеологию, суть которой выразил Косьма Индикоплов (VI в.): «царство ромеев имеет долю в достоинстве царства Владыки Христа, превосходя прочие, и насколько возможно в жизни сей, пребывая непобедимым до скончания века» 2. Еще в Римской империи возникли и окрепли космополитические тенденции, которые осуществлялись в установлении мировой монархии с единой универсальной культурой. В единую «ойкумену» были собраны все земли Средиземноморья и мир вне этих пространственных, культурных, человеческих границ рассматривался как иноверный и варварский. Христианство с ориентацией на единство всего человечества («и будет одно стадо и один Пастырь»), стремилось оформиться в единой Вселенской державе.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Своеобразие русской культуры в ее историческом развитии

    Книга
    ... Володина Н. Е. Выжлецова СВОЕОБРАЗИЕРУССКОЙКУЛЬТУРЫ В ЕЕИСТОРИЧЕСКОМРАЗВИТИИ Великий Новгород 2002 ББК 71 ... В. П., Володина Т. В., Выжлецова Н. Е. Своеобразиерусскойкультуры в ееисторическомразвитии / Под ред. В. П. Большакова. Великий ...
  2. Новицкая Особенности культуры в ее историческом развитии

    Документ
    ... Новицкая Л. Ф. Особенности культуры в ееисторическомразвитии (от зарождения до ... культуры 101 Общее своеобразие античной культуры и культурности 109 Глава четвертая. средневековаЯ культура в ее ... христианской культуры // Собр.соч. М.: Русская книга, ...
  3. Новицкая Особенности культуры в ее историческом развитии

    Документ
    ... Новицкая Л. Ф. Особенности культуры в ееисторическомразвитии (от зарождения до ... культуры 101 Общее своеобразие античной культуры и культурности 109 Глава четвертая. средневековаЯ культура в ее ... христианской культуры // Собр.соч. М.: Русская книга, ...
  4. Русская культура краткий очерк истории и теории

    Литература
    ... функции “ взаимоупора” в русскойкультуре и ееисторическомразвитии? Роль диалога и диалогизма в русскойкультуре. Как взаимодействуют в русскойкультуреее центростремительные и центробежные тенденции ...
  5. Русская культура краткий очерк истории и теории

    Литература
    ... функции “ взаимоупора” в русскойкультуре и ееисторическомразвитии? Роль диалога и диалогизма в русскойкультуре. Как взаимодействуют в русскойкультуреее центростремительные и центробежные тенденции ...

Другие похожие документы..