Главная > Документ


В данном контексте «интеллект» есть обобщенное, очень абстрагированное понятие. Интеллект появляется везде, где есть предадаптация и управление будущим.

Таким образом, видимый Космос (Вселенная), в которой находится солнечная система, планета Земля и человеческий разум, и который прогрессивно эволюционирует после Большого Космологического Взрыва по Г.Гамову 15 миллиардов лет назад, подчиняется этой общей «тенденции сдвига» и «оразумляется». Появление человеческого разума во Вселенной является не случайным, а закономерным результатом действия закономерности «оразумления» Вселенной.

Циклы космогонической спирали прогрессивной эволюции калиброваны «Большими Взрывами», которые можно трактовать как скачки разнообразия и «онтологического творчества». После Большого Космологического Взрыва (1,5·1010 лет назад) на Земле произошел Большой Биологический Взрыв (4,5·109 лет назад), запустивший эволюцию живого на Земле. Закон «оразумления» эволюции живого на Земле («закон цефализации Дана») привел к Большому Бионоосферному взрыву на Земле (около 5-10·106 лет назад), приведшему к появлению человека и началу антропной эволюции (и эволюции человеческого разума). Антропная эволюция 8÷12·103 лет назад пережила Большой Социальной Взрыв, приведший к появлению «предобщества» и к социальной эволюции (что мы и называем собственно Историей). В нашей оценке, социальная эволюция начинается с доместикации животных и доместикации растений (в первую очередь злаковых), положивших начало скотоводству и землепашеству.

Спираль (конец) социальной прогрессивной эволюции подчиняется все той же «тенденции сдвига от доминирования закона конкуренции и механизма отбора – к доминированию закона кооперации (социальной, экономической) и механизма общественного и интеллекта».

Закономерность «оразумления» социальной эволюции названа нами всемирно историческим законом роста идеальной детерминации в истории через общественный интеллект [А.И.Субетто, 1990 - 1994].

Идеальная детерминация, в этой онтологической логике, «вырастает» из материальной – стихийной детерминации, она сопровождает действие закона кооперации в социальной эволюции.

Общественный интеллект выходит на историческую арену вместе с социальной кооперацией, которая следует логике роста масштаба социальной кооперированности (по А.А.Зиновьеву: «предобщество – общество – сверхобщество»).

Поэтому ВЛСР предстает одновременно как логика взаимодействия «стихийной (материальной) детерминации» на основе действия закона конкуренции и «идеальной детерминации» на основе действия закона кооперации.

На протяжении двух «эпох – цивилизаций» – вещественной-аграрной и энергетической (в ХХ веке) – доминировал закон социальной и экономической конкуренции, часто реализующийся через механизм войн, хотя продолжала возрастать роль закона идеальной детерминации через общественный интеллект, его главную функцию – управление будущим.

Это выражалось в росте масштабов проектирования и планирования. В ХХ веке механизм планирования экономического и социального развития, целевых программ впервые получил широкое развитие, стал фактом исторической практики.

По ряду оценок (Дж.Гэлбрейт, Е.Гельбо), экономика США к концу ХХ века стала на 60% плановой, и только на 40% остается рыночной, экономика Японии – на 80% плановой и 20% рыночной. Экономика СССР была почти на 100% (по крайней мере, с 30-х годов по 80-е годы ХХ века) плановой. Экономика социалистического Китая остается на 85% плановой и на 15% является рыночной.

Таким образом, можно говорить о ведущей тенденции ХХ-го века – тенденции становления планово-рыночной экономики, в которой просматривается процесс роста планового сектора экономики. Эта тенденция есть одна из форм действия закона роста роли общественного интеллекта и механизма идеальной детерминации на его основе в истории.

И, тем не менее, стихийные регуляторы в пространстве капитализма были доминирующими в ХХ веке. Более того, появилась целая линия апологетики рынка как якобы оптимизирующего механизма. Монетаризм в экономике (Ф.Хайек, М.Фридман) есть апологетика стихийных сил в развитии капиталистического общества, капиталистической экономики и резкого неприятия планирования и вообще вмешательства государства в так называемую «рыночную экономику» (мы назвали «так называемую», потому что в реальности «свободного рынка» никогда не было и быть не может; это один из идеологических мифов либерализма).

Доминирование стихийных сил породило одно из главных противоречий БЛСЭ в «энергетической цивилизации» человечества в ХХ веке – противоречие между стихийной логикой рыночно-капиталистической (империалистической) истории в ХХ веке и возросшим энергетическим базисом природопользования со стороны человечества, в первую очередь стран «золотого миллиарда», потребляющих ¾ ресурсов мира.

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы – результат действия этого противоречия.

Наступил «Великий Перелом Истории» (но не в тех трактовках, которые ему дают В.Л.Иноземцев и А.А.Зиновьев [А.А.Зиновьев, 2000; В.Л.Иноземцев, 1999]). Этот «Великий Перелом Истории» есть переход от Стихийной, Конкурентной Истории к Управляемой, Кооперационной истории, т.е. переход от истории на основе доминирования стихийной детерминации и закона конкуренции (и механизма «рынка») к истории на основе доминирования идеальной детерминации через общественный интеллект и закона кооперации [А.И.Субетто, «Эпоха Великого Эволюционного Перелома», 2007].

В конце 80-х годов Ф.Фукуяма провозгласил «Финал Истории» в виде победы капитализма, рыночно-капиталистической формы бытия, как самой совершенной и единственно возможной в его оценке, которая тождественна «демократии» и «свободе» в «идеалах Запада», на вечные времена. В этом смысле история, как форма сменяемости формаций и цивилизаций, в «логике Фукуямы» закончилась. И Ф.Фукуяма, и З.Бжезинский, и Ж.Аттали и многие другие западные апологеты «капиталистического рая человечества» не заметили, что тот «Финал Истории», о котором писал Фукуяма, действительно наступил, но в ином качестве – в качестве Финала истории рыночно-капиталистической цивилизации, конца стихийной истории, который может обернуться, если не победит в истории человечества Большая Логика Социоприродной Эволюции в виде своего императива перехода к Кооперационной истории в качестве управляемой социоприодной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества [А.И.Субетто, 1999, 2001].

Этот «Финал» уже материализован в виде первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. У человечества нет другой альтернативы кроме ноосферного социализма или ноосферизма [А.И.Субетто, 2001, 2006], которой и есть реализация управляемой социоприродной эволюции, т.е. управляемой Ноосферы – Биосферы Земли, асиммилированной человеческим разумом (в трактовке В.И.Вернадского).

Таким образом, сформировавшийся на рубеже ХХ и XXI веков «императив выживаемости», обращенный к человечеству, к его разуму, общественному интеллекту, есть соединение «ноосферного» и «социалистического» императивов, единство реализации которых и определяет ноосферизм как Кооперационную Историю будущего – в том числе, уже историю XXI века.

Именно Большая Логика Социоприродной Эволюции определяет характер «современного общества», если его понимать как интенцию, вырастающую из настоящего, действительного бытия общества, чтобы оно превратилось «завтра», «в будущем» в «разумное бытие общества», спасающее человечество от реальной угрозы всеобщей экологической гибели.

  1. Синтетическая Цивилизационная Революция как основание оптимистического «вектора» «Великого Перелома Истории». Формирование предпосылок становления образовательного общества

    1. 4.1. Структура Синтетической Цивилизационной Революции

Возникает вопрос: а есть ли реальные исторические предпосылки для такого перехода человечества в целях реализации в оптимистическом варианте «Великого Перелома Истории» и перехода современного общества в образовательное общество?

Ответ на этот вопрос тесно связан с проблемой идентификации современного общества, реальных процессов его социальной эволюции на рубеже ХХ и XXI веков.

Можно выделить несколько «классов» или «типов» таких предпосылок.

Остановимся на «классе» или «типе» предпосылок, формируемых теми реальными преобразованиями в функционировании и развитии современного общества, которые уже произошли и происходят в конце ХХ века и в начале XXI века.

Эти преобразования, качественно меняющие многие механизмы современного общества, мы объединили под общим названием Синтетической Цивилизационной Революции, концепция которой разрабатывается одним из авторов более 12-и лет [А.И.Субетто, 1991 - 2007].

Одновременно концепцию Синтетической Цивилизационной Революции мы рассматриваем как часть прогнозного сценария в развитии образования и образовательного общества в России XXI-го века

Синтетическая Цивилизационная Революция есть Большой Синтез революционных преобразований в механизмах цивилизационного развития человечества, объединяемых несколькими «цивилизационными» революциями, развернувшимися приблизительно с 60-х ÷ 70-х годов ХХ века:

  • Системной;

  • Человеческой;

  • Интеллектно-Инновационной;

  • Квалитативной;

  • Рефлексивно-методологической;

  • Образовательной.

Их взаимодействие как «Большой Синтез цивилизационных революцией» представлено на рис 1.

Человеческая революция

Квалитативная революция


Системная революция



Синтетическая Цивилизационная революция


Образовательная революция



Интеллектно-Инновационная революция

Рефлексивно-Методологическая революция

Рис. 1

    1. 4.2. Системная революция

Системная революция отражает собой качественный скачок в росте системности «мира человека» – «антропосферы» – и в росте, соответственно, системности в связях этого «мира» с Биосферой (Природой, Землей-Геей). Сам рост системности, происходящий под воздействием социально-экономического и технического развития, отражает одновременно собой рост кооперированности социальных, экономических, технологических, информационных и других систем, т.е. возрастающее действие системогенетического закона кооперации.

Происходит замыкание системной спирали истории в духе действия диалектического закона отрицания отрицания: неразвитая, нерасчлененная системность социального и экономического бытия человека на первом «натурально-природном» периоде истории; распад системности, доминирование процессов дифференциации и закона конкуренции на втором, «частно-собственническом» периоде истории; новый синтез системности на качественно новом, ноосферном этапе развития, начавшимся в форме Синтетической Цивилизационной Революции.

Системная Цивилизационная революция происходит тремя основными потоками революционных преобразований, захватывающих в первую очередь производительные силы, технологический базис современного общества, и делающих их более системными. К ним относятся:

  • системно-технологическая революция. Эта революция отражает собой рост технологической системности (сложности, взаимозависимости) антропосферы, в первую очередь по линии появления технологических систем огромного пространственного масштаба, «связывающих» собой пространства на уровне отдельной страны (государства), ассоциаций стран (глобальных регионов), на уровне планеты в целом (планетарный или глобальный масштаб). Эти технологические системы трех крупных масштабов – странового, глобально-регионального и планетарного/глобального масштабов можно назвать технологическими инфрасистемами. К ним относятся: энергетические, транспортные, топливо-трубопроводные, космической связи и слежения, наземные сети связи, компьютерные сети, компьютерно-образовательные сети и др. инфрасистемы.

Система технологических инфрасистем образуют сетевую технологическую инфраструктуру на уровне стран, регионов, планеты Земля. Отметим такой «невидимый» тип инфраструктуры, в котором системно-технологический аспект особенно явно связан с системно-экологическим аспектом, как подземная сетевая технологическая инфраструктура больших городов-мегаполисов («гигамегаполисов»), оказывающая негативное антропогенное воздействие на подземную экологию, возвращающееся «бумерангом» в форме наземной негативной городской экологии или городской патологии. В.Михайлов, лидер «диггерского движения» в России и в мире («диггер» – исследователь «подземного мира» больших городов), замечает по этому поводу [«Мы – «диггер Спас», с. 4]: «…общие аномалии на поверхности связаны с тем, что мы расшевелили недра. Бездумно расширяя города, внедряясь в донное пространство, выгребая минералы, металлы, уголь, выкачивая нефть и газ, мы разбудили процессы, силы которых не в состоянии ни принять, ни понять и уж тем более подчинить человеческому контролю. В мегаполисах пятна подземных пространств постоянно растут, ареал мегаполиса соединяется с пригородами. Это гигамегаполисы, сверхсистемы, чьи инфраструктуры постепенно наслаиваются на исторические пласты… Нет пока науки, которая бы исследовала бы и разрабатывала это направление. Например, воспринимать и обрабатывать информацию по антропогенным карстовым пустотам, по системам труб, туннелей, бункеров, подвалов, хранилищ, шахт и т.п. По совмещению (осмосу), казалось бы, несовместимых объектов и слоев. Но это уже опасный и нездоровый осмос» (выдел. нами, авт).

Системно-технологическая революция породила новый тип обобществления капитала – «технологический тип обобществления»;

  • системно-информационная революция, выражающая собой качественный скачок в информационной связанности мира. Многие ученые выпячивают компьютерно-информационную революцию, прошедшую в последние десятилетия ХХ века, и делают ее главным основанием трансформации современного общества в «постиндустриальное» или «информационное» общество (Э.Тоффлер, Нэсбитт). Мы не абсолютизируем это основание. При этом важным является не только скачок в скорости, объеме, качестве передачи информации, но и появление информационной системности мира.

«Информационный взрыв» в конце ХХ века вызвал к жизни «взрыв информационных загрязнений» и соответственно вызвал к жизни проблемы информационной экологии.

Эволюционный смысл информации проявляется в росте качества интеллекта рождающихся систем, т.е. в росте качества управления будущим. В условиях рыночно-капиталистической цивилизации, в силу доминирования стихийно-рыночных сил, частных интересов групп капиталистов, такого скачка не произошло. Наоборот, усилилась роль «информационных войн» и «информационных агрессий» и соответственно усилилось загрязнение информационного пространства общества и соответственно падение качества общественного интеллекта.

Это привело к тому, что в ХХ веке образовалась информационно-интеллектно-энергетическая асимметрия человеческого разума - общественного интеллекта – ИИЭАР – когда рост энергетической мощи не компенсировался соответствующим ростом качества управления (качества информированности и качества прогностичности общественного интеллекта и соответственно качества его функций по будущетворению – проектирования, планирования, программирования). Это и привело, в нашей оценке, к первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы и к Глобальной Информационной катастрофе как ее «спутнику».

В информационно-экологическом контексте можно говорить о Глобальной Информационно-Экологической Катастрофе. Частным случаем последней и ИИЭАР явилась «интеллектуальная черная дыра» по В.П.Казначееву, о которой мы писали выше, когда негативные экологические изменения в монолите живого вещества Биосферы и в монолите разумного живого вещества («живого вещества» человечества) происходят со скоростью на несколько порядков выше, чем скорость исследования этих изменений. Это означает, что складывается ситуация, когда реакция совокупного разума человечества на творимые им катастрофические для него же самого изменения все больше и больше запаздывает вследствие запаздывания диагностики этих изменений. В теории управления такая ситуация обозначается как потеря наблюдаемости за траекторией объекта управления. Именно эта потеря наблюдаемости со стороны совокупного разума человечества за экологическими изменениями в «собственной природе человечества» и «во внешней живой природе» и есть ситуация Глобальной Информационно-Экологической Катастрофы и «черная интеллектуальная дыра» – одно из ее проявлений.

В 2007 году нами предложено развитие научной метафоры в форме понятия «Глобальная Интеллектуальная Черная Дыра», отражающего запаздывание реакции человеческого разума (общественного интеллекта) на развивающуюся Глобальную Экологическую Катастрофу.

Системно-информационная революция, таким образом, имея интенцию к усилению общественного интеллекта и к трансформации современного общества в ноосферно-образовательное общество – общество социоприродной гармонии, в рыночно-капиталистической форме бытия оборачивается своей противоположной стороной – усилением информационных загрязнений и понижением качества управления будущим, порождая Глобальную Информационную Катастрофу.

Информационная системность «капиталистического мира» – мировой капиталократии – переходит в негативную системность – в системность Глобальной Информационной Катастрофы человечества;

  • системно-экологическая революция, выражающая собой скачок в экологической системной связанности всего мира, антропосферы. «Энергетическая цивилизация», связанная со скачком энергопотребления мировой экономикой и соответственно в природопотреблении человечеством, породила резкое увеличение масштабов «экологической дискретности» бытия.

Возникло «фундаментальное противоречие энергетической цивилизации человечества» – противоречие между социальной дискретностью, в которой «дискретом» выступает отдельный человек или семья, и экологической дискретностью социального бытия, в которой дискретом, взаимодействующим с Биосферой, выступают крупные города, промышленные узлы, аграрно-экологические регионы и др. Биосфера во взаимодействии с обществом не различает отдельного человека, она как бы взаимодействует с более крупными социальными общностями, оказывая энтропийное воздействие на природу.

Действует закономерность БЛСЭ: рост энергетической мощности воздействии хозяйствования на природу сопровождается ростом масштабов экологической дискретности социального бытия, т.е. ростом той минимальной дискретности, с которой осуществляется экологическое взаимодействие общества с природой. «Экологическая дискретность» как бы насильно или императивно стягивает людей в крупные социальные общности, с которыми Биосфера только и взаимодействует. Эту особенность дискретности социобиосферного взаимодействия можно перевести на язык императива экологической коллективизации: чтобы экологически выжить человек должен решать экологические проблемы коллективно, совокупно, соборно, т.е. обеспечить соответствующее качество совокупного интеллекта общества – общественного интеллекта.

Системность экологических связей человеческого бытия на Земле уже проявилась для рыночно-капиталистической цивилизации негативно в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. Императив выживаемости человечества ставит вопрос о переводе негативной формы проявления системности в виде экологической катастрофы в позитивную форму проявления системности в виде выхода из «экологического тупика» в состояние управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

    1. 4.3. Человеческая революция

Человеческая революция есть «системная революция» во внутреннем мире человека.

В соответствии с действием «блока» системогенетических законов адекватности развития системы ее внешнему окружению – по разнообразию, по сложности, по неопределенности и по системности – внутренний мир человека, его интеллект, а также общественный интеллект, должны по своему внутреннему разнообразию, сложности, неопределенности и системности стать адекватными растущим разнообразию, сложности, неопределенности и системности антропогенного мира – антропосферы и системы ее связей с Биосферой. Иными словами, императив всестороннего, гармоничного универсально-целостного, творческого развития человека (личности), восходящий в своей формулировке к А.Гумбольдту, К.Марксу, В.И.Ленину, в трудах, которых он был представлен как гуманистический императив, становится системно-экологическим и системно-экономическим императивом.

Индивидуальный, групповой и общественный интеллекты должны быть вооружены такой целостной системой знаний, целостной научной картиной мира, целостным представлением о Биосфере и взаимодействии через хозяйствование человечества с ней как суперорганизмом, которая бы позволила реализовать стратегию выхода из экологического тупика Истории в «историческое пространство» управления социоприродным развитии, т.е. в «историческое пространство ноосферы» – Ноосферизм.

Впервые, на своем языке, в своей системе аргументации, к императиву человеческой революции приходит Аурелио Печчеи в своей работе «Человеческие качества» (1980). Он приходит к осознанию факта, что если каждый человек на Земле не станет всесторонне развитым, не окажется вооруженным современными знаниями, то он обречен на экологическую гибель. В наших работах показано (еще в начале 90-х годов ХХ века), что для экологического выживания, как человечества, так и отдельных современных обществ, средний образовательный ценз населения должен быть 16-17 лет обучения, иначе невозможно будет приостановить развитие уже состоявшейся (в первой фазе) Глобальной Экологической Катастрофы. Это означает, что действует экологической императив перехода к всеобщему высшему образованию.

Таким образом, «человеческая революция» призвана преодолеть сложившиеся «разрывы» в адаптации социального человека к экологическим изменениям, производимым его же деятельностью, – «разрывы», блокирующие выход общественного интеллекта на уровень режима управления социоприродной гармонией, т.е. ноосферного режима своего функционирования. А такими «разрывами» являются: интеллектно-информационно-энергетическая асимметрия человеческого разума, «интеллектуальная черная дыра», технократическая асимметрия единого корпуса знаний, отражающая запаздывание в развитии наук о человеке и биосфере.

Императив человеческой революции формирует в рамках Синтетической Цивилизационной Революции «системный отклик» во всех ее компонентах, в том числе в «образовательной революции».

    1. 4.4. Интеллектно-Инновационная Цивилизационная Революция

Интеллектно-Инновационная Цивилизационная Революция является сложным феноменом, выражает собой резонанс взаимодействия 3-х «революционных потоков», меняющих основания бытия отдельных современных обществ и человечества в целом: «интеллектной» или «интеллектуальной», «инновационной» и «креативной» революций.

«Интеллектная» или «интеллектуальная революция» выражает собой скачок в интеллектоемкости, наукоемкости, образованиеемкости современных экономик. Знания, как субстанция общественного интеллекта, становятся ведущей производительной силой. Происходит интеллектуализация рабочей силы и интеллектуализация капитала. Интеллект становится частью органического строения физического капитала, определяя, все в большой степени, скорость его воспроизводства.

Именно этим порожден феномен «пожизненного найма», впервые возникший в 1953 году (благодаря инициативе Уотсона Младшего) в фирме ИБМ. Одновременно, сам интеллект, общественный интеллект становится все более наукоемким и образованиеемким, т.е. его прогностическая, управленческая «силы» в своем качестве все больше зависят от объема и качества научных знаний и образования, овеществленных в нем. Поэтому неслучаен тот факт, что прием работника (на «вход») в фирму ИБМ (а принимается работник с образовательным цензом в 16-17 лет обучения) оценивается высшим руководством фирмы как капиталовложения стоимостью в 2 млн. фунтов стерлингов (~ 4 млн. долларов) [Д.Мерсер, 1991]. Следует ожидать, что представитель высшего руководства фирмы ИБМ, имеющий образовательный ценз в 30 лет обучения и выше (как правитель в «платоновском идеальном государстве»), персонализирует собой капитал 100 млн. фунтов стерлингов и выше.

Интеллектуальная революция смыкается с креативной. Увеличивается востребованность творчества любых работников организаций.

Научно-техническое творчество генерирует рост динамики технологической инноватики, а последняя «по принципу домино» вызывает каскад инновационных процессов в других сферах – в управлении, в экономике, в социальных институтах.

Иными словами, креативная революция вызывает инновационную революцию как резкий скачок в инновационной динамике во всех подсистемах современного общества. Появляется новый феномен в системе социального бытия человека – «мир изменений» или инновационный мир. Меняются во все более ускоряющемся ритме: техника, технологии, материальная база, предметы потребления, мода, структуры управления, функции стратегии и т.п. По оценкам японских специалистов сменяемость вещной обстановки в семейном быту массового потребителя приблизилась к порогу (а где-то и нарушила его) психофизиологического восприятия изменений, нарушение которого ведет к нарушению устойчивости сложившихся механизмов психической адаптации и массовым психическим расстройствам и патологиям.

«Инновационный мир» проявляется в своих таких «измерениях» как «инновационная экономика», «инновационное управление», «инновационный менеджмент», «инновационное образование». Формируется инноватика как наука, исследующая закономерности появления, функционирования и развития инноваций. Рост темпов инновационной динамики усиливает востребованность творчества как необходимого условия «жизни» и человека, и фирм, и экономических и социальных систем различного ранга в «инновационном мире».

Таким образом, между креативной и инновационной революциями возникает «положительная обратная связь» в форме взаимостимуляции и резонанса между креативными и инновационными процессами. В свою очередь, они увеличивают востребованность в росте качества интеллекта, в качестве управления, т.е. стимулируют «интеллектную революцию», а последняя как свои моменты – «креативную» и «инновационную революцию». Это взаимодействие раскрывается на рис. 2.

инновационная

революция

интеллектная

революция

Креативная

революция



Скачать документ

Похожие документы:

  1. образовательное общество как форма реализации стратегии развития образования в xxi веке

    Документ
    ... Субетто, Г.М.Иманов Образовательноеобществокакформареализациистратегииразвитияобразования в XXIвеке С.-Петербург 2007 А.И.Субетто, Г.М.Иманов. Образовательноеобществокакформареализациистратегииразвитияобразования в XXIвеке (Научная ...
  2. Наука и общество в начале xxi века (ноосферные основания единства)

    Автореферат диссертации
    ... А.И., Иманов Г.М. Образовательноеобществокакформареализациистратегииразвитияобразования в XXIвеке. – СПб.: Астерион, 2008. – 310с. Субетто А.И. Теоретическая экономия в начале XXIвека – к новым ...
  3. Минобрнауки россии (44)

    Программа
    ... специалистов, 2004. – 95с. 12. Субетто А.И. Образовательноеобществокакформареализациистратегииразвитияобразования в XXIвеке / А.И. Субетто // Академия тринитаризма. [Электронный ресурс ...
  4. Реализация стратегии РАЗВИТИЯ СИБИРСКОЙ АКАДЕМИИ ФИНАНСОВ И БАНКОВСКОГО ДЕЛА

    Документ
    ... ДЕЛА 22 РеализациястратегииРАЗВИТИЯ СИБИРСКОЙ АКАДЕМИИ ... формамобразования. Речь идет о внутренней диверсификации – то есть о дифференциации образовательных услуг, форм ... XXI в. несомненно станет веком синтеза, обобщающих междисциплинарных подходов, веком ...
  5. Для xxi века

    Доклад
    ... и реализациейстратегии, которая может обеспечить выживание и успех, как экономический, так и собственно образовательный. ... «хорошее общество может построить только хороший человек»… Каким будет образование в XXIвеке? Как воспитать, образовать ...

Другие похожие документы..