textarchive.ru

Главная > Документ


Название документа

"О кодификации гражданского права (1922 - 2006)"

(Маковский А.Л.)

("Статут", 2010)

Дата

09.12.2009

Информация о публикации

Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922 - 2006). М.: Статут, 2010. 736 с.

Примечание к документу

Текст документа

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ЧАСТНОГО ПРАВА

ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О КОДИФИКАЦИИ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА (1922 - 2006)

А.Л. МАКОВСКИЙ

Марине,

с нежной благодарностью

за долготерпение

Есть книги, которые, прочитав один раз, забываешь и ставишь на полку. Есть книги, к которым возвращаешься - когда требуется ответ на трудный вопрос и просто для того, чтобы еще раз насладиться языком и стилем изложения материала. В этом исключительная заслуга Автора, который с первой буквы захватывает тебя и не отпускает до последнего слова. Сложные вещи излагаются правильным русским языком, который в настоящее время, по нашему глубокому убеждению, является большой редкостью. Для этого надо не просто любить то, о чем пишешь, но и уметь передать эту любовь своим читателям. А это удается не всем.

Нам очень повезло в том, что в своей профессиональной деятельности и в овладении премудростями юридической науки (кому в период учебы в Российской школе частного права или в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, кому в законотворческой работе) довелось встречаться с Александром Львовичем Маковским. Во многом благодаря именно Александру Львовичу мы по-новому взглянули на вещи, которые казались нам понятными и простыми.

Ввиду своей загруженности в Исследовательском центре частного права при Президенте Российской Федерации, Государственной Думе Александр Львович нечасто публикует свои работы. Выход данной книги в год 15-летия вступления в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, в подготовке которого Александр Львович Маковский принимал непосредственное участие, несомненно, станет событием в научной жизни юридического сообщества.

Мы благодарны Александру Львовичу за возможность ознакомиться с историей кодификации частного права в России с позиции ученого, чье мнение особенно ценно для молодых юристов, которые стараются понять суть проблемы не поверхностно, а изучить ее глубоко и основательно - так, как это всегда делает автор настоящей книги.

Мы благодарны Александру Львовичу Маковскому за подготовку и издание настоящего сборника и надеемся, что и в дальнейшем мы будем получать его помощь в изучении сложных проблем права.

Л.В.Гузь, А.А.Рохлин,

выпускники российской школы частного права,

магистры частного права

А.Г.Долгов,

выпускник юридического факультета

МГУ им. М.В. Ломоносова,

директор издательства "Статут"

ТРИ КОДИФИКАЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

(ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ, ВВЕДЕНИЯ И ПОСЛЕСЛОВИЯ)

По названию этой книги читатель, вероятно, догадается, что перед ним не монография: времена, когда названия серьезных монографий скромно начинали с предлога "о", ушли в прошлое. Это сборник разновременных статей, написанных по разным поводам и потому в разных жанрах - от почти газетной информации о новом законе до воспоминаний о тех, кого я хорошо знал. Объединяет эти статьи общая для всех тема кодификации гражданского права в собственном Отечестве.

Накопившиеся почти за полвека эти статьи (даже те, которые могут претендовать на серьезный анализ), скорее всего, никогда не увидели бы свет во второй раз, если бы не стечение случайных обстоятельств.

Французское Общество сравнительного правоведения (Societe de legislation comparee) затеяло весной 2009 года семинар о новом Гражданском кодексе России и предложило мне сделать доклад "об истории и духе" ГК. Я посчитал, что историю и даже дух этого Кодекса невозможно представить иностранному слушателю и читателю, не показав ему, в какой сложной цепи кодификаций гражданского права, порожденных эпохальными политическими и экономическими катаклизмами, появилось это последнее звено. О многом из этого прошлого, далекого и недавнего, я уже писал. Оставалось заглянуть в эти писания. Почти сразу в памяти всплыли слова Сергея Никитича Братуся: "Я не пытаюсь найти нужную книгу у себя на полках, хотя твердо знаю, что она там стоит, а беру ее в институтской библиотеке".

Потратив день на поиски, я все-таки собрал большую часть того, что когда-то писал о кодификации, и невольно еще раз задумался об уникальности нашего исторического опыта в этом деле.

Этими размышлениями "о судьбах родины" все, вероятно, и закончилось бы (как водится у русского человека), если бы не вмешалось еще одно обстоятельство - впечатление от недавно прочитанной книги Реми Кабрияка "Кодификации" <1>. Книги очень интересной и весьма полезной <2>, но тем не менее вызвавшей у меня реакцию скорее огорчительную. И не тем в первую очередь, что автор, серьезный исследователь, знает о кодификации в России меньше, чем в бывших французских колониях, а скорее своей "всеохватностью". Поставив себе задачу объять все, что имеет отношение к словам "кодекс" и "кодификация", автор предлагает "следующим образом определить основу, некий каркас понятия кодекса - это совокупность разрозненных правовых норм, приведенных в форму единого целого. В такой ситуации кодификация предстает в качестве деятельности по приданию правовым нормам такой формы, в которой они становятся единым целым (выделено мной. - А.М.)" <3>.

--------------------------------

<1> Кабрияк Р. Кодификации / Пер. с фр. и вступ. статья Л.В. Головко. М.: Статут, 2007. 476 с.

<2> В книге Р. Кабрияка собран огромный фактический материал и представлена широчайшая палитра его научных оценок. При этом серьезный труд написан таким образным и остроумно-легким языком, каким пишут научные работы, кажется, только французы. Особое слово о переводчике книги, профессоре Московского государственного университета Л.В. Головко. На титульном листе Л.В. Головко значится только как переводчик и автор вступительной статьи, но ему принадлежат столь необычные для нашей переводной литературы своим обилием, полнотой и точностью примечания к тексту Р. Кабрияка, что у русского издания этой книги оказались, по сути дела, два автора.

<3> Кабрияк Р. Указ. соч. С. 108 - 109.

Даже рассматривая эти определения как дефиниции "в порядке первого приближения", трудно не назвать их юридической банальностью. Без всякого ущерба "кодекс" в них можно заменить "законом", а "кодификацию" - "законотворчеством": всякий доброкачественный закон - "единое целое" и в основе большинства законов лежат "разрозненные" нормы прежнего законодательства. Составляющие основное содержание книги интересные выводы о "типичных чертах кодификации" Р. Кабрияк делает, не отправляясь от этих определений, а вкладывая в слово "кодификация" <1> более точный смысл другого понятия - систематизация права, для него, по-видимому, понятия более узкого, а в действительности гораздо более широкого.

--------------------------------

<1> Слово "кодификация" многозначно: оно употребляется по меньшей мере в трех разных значениях - для обозначения процесса работ по кодификации права (1), как название результата этих работ, т.е. как синоним слова "кодекс" (2), и в качестве общей характеристики значительного этапа законопроектных работ, завершившихся созданием кодекса (3).

Возвращаясь к нашим баранам, то бишь к предмету собственных работ, и никак не желая, упаси Бог, соперничать с Р. Кабрияком, должен сказать, что эти работы, как и работы многих моих сотоварищей и соавторов, основаны на реалиях опыта, приобретенного в очень непростых условиях, опыта, можно сказать, выстраданного на собственной шкуре.

Начавшееся в СССР в 20-е годы прошлого столетия сосредоточение всей власти в государстве в руках высших органов партии и созданного ею общесоюзного правительства, естественно, усилившееся во время Отечественной войны, в первое послевоенное десятилетие расцвело буйным цветом и к середине 50-х годов ввергло страну в состояние полного правового хаоса <1>. На то, чтобы вывести ее из этого состояния, потребовались колоссальные усилия в течение нескольких последующих десятилетий, и то, что было сделано для этого нашими юристами, вероятно, не имеет аналогов в мире <2>. Именно в самые трудные первые годы этой работы, в ходе расчистки авгиевых конюшен прежнего "законодательства" (это понятие охватывало и акты правительства) трудами прежде всего С.Н. Братуся, И.С. Самощенко, С.С. Алексеева, А.В. Мицкевича, А.Ф. Шебанова, А.С. Пиголкина и многих других была рождена отечественная наука общей теории права, в которую тогда пришли наши крупные цивилисты: кроме упомянутых С.Н. Братуся и С.С. Алексеева <3> - Р.О. Халфина, Е.А. Флейшиц, О.С. Иоффе и др. С их помощью была создана и проведена в жизнь хорошо структурированная система организационных форм упорядочения права, замены многолетнего произвола реальным правом.

--------------------------------

<1> Задолго до войны основным источником советского права стали постановления и распоряжения Совета Народных Комиссаров СССР, позднее - Совета Министров СССР, причем даже многие распоряжения имели нормативное содержание. Только самые важные из постановлений, предназначавшиеся "для всеобщего употребления", издавались совместно с ЦК ВКП(б) и широко публиковались. Остальные, уже в конце 40-х годов принимавшиеся тысячами (постановления) и десятками тысяч (распоряжения) в год, за редким исключением не публиковались, а рассылались по министерствам и ведомствам, и те уже своими приказами доводили их до сведения организаций своей системы. Ежемесячно рассылались еще так называемые "зеленые книги" - акты правительства за прошедший месяц, собранные в один том в темно-зеленой обложке. В 1949 году прекратило существование (до 1957 года) официальное издание актов правительства - Собрание постановлений и распоряжений Правительства СССР (так называемое СП). Все неопубликованные официально акты правительства либо имели разные степени секретности, либо предназначались "для служебного пользования" ("ДСП"). К середине 50-х годов таких "неизвестных" источников права накопилось несколько сот тысяч. Дело доходило до скверных анекдотов: в решениях по трудовым спорам суды ссылались на изданный в 1955 году Всесоюзным институтом юридических наук Комментарий к законодательству о труде, в котором ввиду бедственного положения было "высочайше" разрешено дословно воспроизвести тексты актов правительства в этой области, но без ссылок на них. К этому надо добавить, что издание каждого нового акта правительства, как правило, не сопровождалось отменой или изменением предыдущих актов.

<2> Основными этапами (частями) работы по приведению общесоюзного законодательства в упорядоченное состояние были: а) "расчистка" законодательства, заключавшаяся в выявлении и формальной отмене так называемых ФУСов - актов, фактически утративших силу, а также в отмене или изменении отдельных норм, утративших силу; б) устранение множественности актов путем инкорпорации норм одних актов в другие и путем консолидации актов; в) составление хронологического собрания всего действующего законодательства; г) на его основе составление по предметному принципу Систематического собрания законодательства СССР в 50 томах, которое было издано в 60 - 70 годах; д) составление и издание Свода законов СССР в 11 томах (1975 - 1986) с последующим постоянным обновлением его текста. Параллельно в 1958 - 1981 гг. были изданы 16 общесоюзных законов-"кодексов" - Основ законодательства Союза ССР и союзных республик по отдельным отраслям законодательства. Основная часть всей этой титанической работы была проделана сначала Юридической комиссией при Совете Министров СССР (1956 - 1972), а затем Министерством юстиции СССР. Помню многих участников этой работы - высококвалифицированных специалистов-подвижников.

<3> Тем, кто представляет себе С.С. Алексеева только как теоретика права, напомню, что темой кандидатской диссертации Сергея Сергеевича была "Акцептная форма расчетов между социалистическими организациями по советскому гражданскому праву" (1952), а докторской - "Предмет советского социалистического гражданского права" (1960).

В этой теории и в реалиях ее практического воплощения берет начало прочно укоренившееся в России отношение к кодификации права как к одной из главных, но не единственной форме его систематизации, имеющей много других вполне самостоятельных форм (систематизация по предмету регулирования и по хронологии, инкорпорация, консолидация, свод законов и др.). Отсюда и деление кодификаций на виды в зависимости не только от новизны их содержания (по Р. Кабрияку, на "кодексы-компиляции" и "кодексы-реформы"), но в первую очередь - от соотношения кодификации с отраслями кодифицируемого права. Отсюда и первостепенное внимание к так называемым отраслевым кодификациям права и к проблемам их содержания, включая прежде всего проблему "общей части" отраслевых кодексов (проблему индуцированных норм) и все проблемы действия норм отраслевых кодексов: в системе своего права и в системе самого кодекса, по лицам, во времени, в пространстве и др.

Обращение к кодексам, прежде всего со стороны их содержания, как к законам, содержащим системное решение главных и крупных (иногда всех, в том числе, разумеется, кардинальных) проблем правового регулирования в определенной отрасли или области права, выдвигает в качестве предмета исследования на первый план кодификации частного права. В них - самый обширный и разнообразный материал для анализа и выводов, в них - самый долгий исторический опыт. А среди них особое значение приобретают те, которые создавались на переломах истории человечества и человеческих судеб.

Здесь России опыта, к сожалению, не занимать.

В моем Отечестве - сначала в Советском Союзе, а с 1992 г. - в России - были успешно проведены три кодификации гражданского права. Слово "успешно" в данном случае означает завершение кодификационных работ принятием в качестве законов соответствующих кодификационных актов - гражданских кодексов (ГК) в одних случаях, основ гражданского законодательства и гражданских кодексов (Основ и ГК) в других, а не оценку этих законов.

Первой такой кодификацией было создание Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. (ГК 1922 г.) <1>.

--------------------------------

<1> Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского Правительства. 1922. N 71. Ст. 904. В наше время оригинальный текст первого ГК был опубликован Т.Е. Новицкой в ее монографии об истории создания и содержании этого Кодекса (см.: Новицкая Т.Е. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. История создания. Общая характеристика. Текст. Приложения. 2-е изд., доп. и испр. / Моск. гос. ун-т, юрид. фак-т. М.: Зерцало, 2002. С. 111 - 178). Особого внимания и одобрения заслуживает публикация Д.В. Мурзиным этого текста "в динамике", т.е. в сопоставлении со всеми последующими изменениями (см.: Кодификация российского гражданского права: Свод законов гражданских Российской империи. Проект Гражданского уложения Российской империи. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года / Сост. и авт. предисл. Д.В. Мурзин. Екатеринбург: Изд-во Института частного права, 2003. С. 607 - 772). К сожалению, в это превосходное издание не вошли "нероссийские" Основы 1961 г., в действительности определившие "лицо" второй кодификации гражданского права в большей мере, чем ГК 1964 г.

Вторая кодификация имела результатом принятие сначала Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (Основ 1961 г.) <1>, а затем Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. (ГК 1964 г.) <2>.

--------------------------------

<1> Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 50. Ст. 525. Одно из последних изданий Основ 1961 г. с немногочисленными изменениями можно найти в кн.: Основы законодательства Союза ССР и союзных республик. М.: Юрид. лит., 1987. С. 194 - 245.

<2> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407. Издание этого Кодекса и всех последующих изменений к нему см. в кн.: Кодификация российского гражданского права. С. 773 - 924.

Третья кодификация привела к созданию действующего Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК), четыре части которого приняты в 1994 - 2006 гг. <1>.

--------------------------------

<1> Часть первая ГК (разделы I - III) стала законом 30 ноября 1994 г. и была введена в действие с 1 января 1995 г., вторая (раздел IV) - 26 января 1996 г. и введена в действие с 1 марта 1996 г., третья (разделы V, VI) - 26 ноября 2001 г. и введена в действие с 1 марта 2002 г., четвертая (раздел VII) - 18 декабря 2006 г. и введена в действие с 1 января 2008 г. (См.: СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301, 3302; 1996. N 5. Ст. 410, 411; 2001. N 49. Ст. 4552, 4553; 2006. N 52 (ч. I). Ст. 5496, 5497).

Возможно, точнее было бы говорить не о трех, а о "трех с половиной" кодификациях, имея в виду феномен Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. (Основ 1991 г.), которые были приняты как закон СССР <1>, но действовали на территории уже других государств, образовавшихся после распада Советского Союза, - России и Казахстана. Но последнее обстоятельство, временный характер действия этих Основ, а главное - их содержание позволяют обсуждать эту уникальную кодификацию в рамках третьей кодификации.

--------------------------------

<1> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 734.

Три успешные кодификации - это как бы видимая часть айсберга - процесса кодификации отечественного гражданского права, длящегося уже два столетия. Началом его можно считать 1804 год, когда впервые была предпринята подготовка самостоятельного отраслевого кодификационного акта в этой области права (см. с. 400 - 401) <1>. На этом пути осталось много незавершенных проектов. Две из таких незавершенных кодификаций заслуживают особого внимания, поскольку были доведены до стадии их принятия законодателем и, что еще существеннее, отражают значительные этапы в историческом развитии страны. Во-первых, это проект Гражданского уложения Российской империи, работа над которым велась в 1882 - 1913 гг. <2>, и, во-вторых, проект Гражданского кодекса СССР, готовившийся в 1938 - 1952 гг. (см. с. 70 - 72). Влияние этих кодификаций на развитие отечественной цивилистики и последующее законодательство было столь значительно, что с долей условности можно было бы говорить и о пяти состоявшихся кодификациях гражданского права в стране <3>.

--------------------------------

<1> Здесь и далее в подобных ссылках имеются в виду страницы настоящего сборника.

<2> Проект Гражданского уложения Российской империи издавался несколько раз - как до революции, так и в наше время. В 1899 году была издана в пяти томах книга пятая "Обязательства" (Гражданское уложение. Кн. пятая: Обязательства. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. С объяснениями. Т. 1 - 5. СПб.: Гос. типография, 1899). В 1910 году уже весь проект Уложения был издан частным образом в двух томах под редакцией И.М. Тютрюмова (Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения. С объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии / Под ред. И.М. Тютрюмова; сост. А.Л. Саатчиан. Т. 1 - 2. СПб.: Изд. книжн. магазина "Законоведение", 1910). Этот текст проекта, но без объяснений Редакционной комиссии был в 2003 году воспроизведен в издании екатеринбургского Института частного права (Кодификация российского гражданского законодательства. С. 321 - 604). В 2007 году издательство "Волтерс Клувер" начало переиздавать полный текст издания И.М. Тютрюмова 1910 г. К настоящему времени изданы отдельными томами первые четыре книги проекта.

<3> Влияние проектов ГК СССР на последующие кодификационные работы остается незамеченным. Между тем круг ведущих цивилистов, участвовавших в подготовке этих проектов и проекта Основ 1961 г., в значительной мере совпадал. Использование отдельных положений последних проектов ГК СССР в проекте ГК 1964 г. я могу засвидетельствовать. Кроме того, необходимость сформулировать в проекте ГК СССР новые принципиальные положения советского гражданского права (прежде всего о правовом положении государственных предприятий, о режиме государственной собственности, соотношении плана и договора) подтолкнула участников этой работы к теоретическому обоснованию этих положений в своих трудах.

История всех пяти "результативных" кодификаций нашего гражданского права охватывает период в 125 лет (1882 - 2006 гг.), история трех завершенных кодификаций и того меньше - всего 86 лет (1921 - 2006 гг.). Время это коротко по меркам не только историческим, но и человеческим. Коротко настолько, что на протяжении сознательной жизни одного человека оказалось возможным иметь прикосновение ко всем трем кодификациям. Я учился гражданскому праву и писал первые работы в Ленинградском университете и в ВИЮНе по ГК 1922 г., имел отношение к созданию Основ 1961 г. и участвовал в каждой из последующих кодификаций с первого до последнего дня.

Но близость происшедшего (кажется, "рукой потрогать можно") не гарантирует достоверность сведений о нем.

Обстоятельства отечественных кодификаций гражданского права были таковы, что документальных свидетельств происходившего осталось крайне мало. Известный историк права Т.Е. Новицкая, собравшая едва ли не все доступные материалы о создании ГК 1922 г., пишет о главном (втором) этапе подготовки ГК: "Архивных материалов, в которых освещался бы процесс работы над Кодексом, обнаружить практически не удалось" <1>. Свидетельств подготовки проекта ГК 1964 г. не осталось вообще, если не считать материалы одного-двух публичных обсуждений проекта и работу над проектом на самом последнем этапе перед представлением его в Верховный Совет РСФСР.

--------------------------------

<1> Новицкая Т.Е. Указ. соч. С. 40. Это при том, что первый этап работы над ГК 1922 г., благодаря пристальному вниманию к ней В.И. Ленина, оказался документирован относительно неплохо.

Вероятно, лучше обстоит дело с материалами подготовки проектов Основ 1961 г. и Основ 1991 г.: работа над обоими проектами велась в общесоюзных учреждениях (в Юридической комиссии при Совете Министров СССР и в Аппарате Президиума Верховного Совета СССР), где все стадии работы фиксировались, а соответствующие документы (варианты проекта, замечания, протоколы обсуждений) наверняка были сданы в государственные архивы.

Но в отношении документирования работы над проектами действующего ГК опять обнаруживается пробел. Были опубликованы некоторые варианты проектов четырех частей ГК, опубликованы материалы отдельных публичных обсуждений проектов, имеются обширные материалы обсуждений проектов в комитетах и на пленарных заседаниях Государственной Думы (поправки, стенограммы с результатами голосования). Что же касается самых важных и самых длительных этапов "появления на свет" проектов - их многократного обсуждения в рабочих группах, то отпущенное на это время, неотпущенные средства да и сам характер обсуждения привели к тому, что остались только рабочие варианты проектов, как правило, не соотносимые ни с позициями конкретных участников работы, ни с какими-либо мотивами принятия решений и текстов.

Очень многое из того, что не сохранилось в памяти здравствующих участников подготовки проектов Основ и ГК, утрачено безвозвратно. А круг тех, кого можно считать "родителями" даже последнего ГК России, уже заметно поредел.

Отечественные кодификации гражданского права обнажили несколько групп проблем, имеющих первостепенное значение именно для его кодификации, но в то же время выходящих за рамки как гражданского права, так и кодификационной техники.

В первой из них - вопросы преемственности в праве, касающиеся любой формы правотворчества, но встающие "во весь рост" прежде всего при создании таких крупных правотворческих актов, какими являются кодификации. В первую очередь это проблема преемственности в отношении прежнего, может быть, весьма давнего, но все-таки "своего" права. К ней примыкают вопросы заимствования (рецепции) иностранного ("чужого") права и имплементации (имплантации) международного права в национальные кодификации.

Завершенные отечественные кодификации гражданского права были теснейшим образом связаны с кардинальными изменениями политического и экономического строя в стране. Первая и третья кодификации были непосредственно порождены революциями (одна - октября 1917 г., другая - августа 1991 - октября 1993 г.), причем революциями, не просто влекущими смену власти, а имевшими целью полную замену существующего социально-экономического строя его антиподом и, соответственно, революциями, прямо противоположными по целям и результатам. И в том и в другом случае следствием революции был вакуум в частном праве. И в том и в другом случае острая (хотя и вызывавшаяся неодинаковыми причинами) необходимость заполнения образовавшейся пустоты дала непосредственный толчок к созданию российских ГК. Если понимать под кодификацией только форму систематизации уже действующего права, то ни первая, ни третья кодификации гражданского права в этом смысле кодификациями не были: они создавали новое гражданское законодательство, хотя и с широким использованием "строительного материала", оставшегося от прежних эпох.

В этом отношении вторая кодификация, на первый взгляд, решительно отличалась от двух других, так как была построена на массивном фундаменте уже имевшегося советского гражданского законодательства. Парадокс, однако, в том, что именно эта кодификация сталинского законодательства в годы хрущевской оттепели была самой революционной. Как бы мы ни относились к тому общественному строю, который официально был назван "развитым социализмом" и который Александр Зиновьев удачно называет "реальным коммунизмом" (сопоставляя его с утопическим идеальным коммунизмом), но этот социально-экономический строй возник и вполне оформился впервые в истории, существовал в течение нескольких десятилетий и вместе с этим строем появилось и его новое право, в том числе гражданское. Упрощенность и даже примитивность содержания этого нового права, так определенно отразившаяся в итоговых актах второй кодификации (в особенности заметная в ГК 1964 г.), не следствие скудости мысли создателей этих законов, а закономерное проявление черт, имманентных гражданскому праву "реального коммунизма".

Вторая группа вопросов касается ситуаций, когда необходимо осуществлять кодификацию путем создания системы связанных между собой на тех или иных началах кодификационных актов.

По разным, но не совсем различным причинам каждая из трех удавшихся кодификаций гражданского права порождала целую группу кодификационных актов (только кодексов либо основ законодательства и кодексов), связанных в рамках соответствующей кодификации не только общностью содержания, но в той или иной мере и юридически. Первая кодификация имела результатом не только Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. С незначительными от него отступлениями были приняты ГК Украины, Армении и Грузии (1923 г.), Белоруссии (1927 г.) и Азербайджана (1923, 1927 г.). Сам ГК 1922 г. действовал вплоть до второй кодификации в Узбекской ССР, Туркменской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР и в республиках Прибалтики - в каждой из них со своими изменениями. Вторая кодификация привела к сложной двухуровневой системе кодификационных актов, состоявшей из общесоюзных Основ гражданского законодательства 1961 г. и соответствовавших им (в силу прямого предписания в ст. 3 Основ) пятнадцати республиканских ГК, созданных в основном по образу и подобию ГК РСФСР 1964 г. Третья кодификация вызвала к жизни модель ГК для государств - участников СНГ (1996 г.), опиравшуюся на уже принятые две части нового ГК России. На основе этой модели затем были приняты во многом сходные ГК еще восьми государств: Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана и Украины.

Из сказанного можно понять, что в основе возникновения множественности родственных кодификационных актов лежат две причины. Одна из них - невозможность создать один единый ГК вследствие отсутствия достаточной для этого компетенции у законодателя (в федерациях) либо даже отсутствия самого единого законодателя (в отношениях между независимыми государствами). Другая - насущная, иногда острая экономическая и даже политическая потребность субъектов Федерации или участников объединения государств в единообразном (унифицированном) гражданском праве. Каждый, кто знаком с развитием частного права в других федерациях (например, в США) и в других экономических группировках государств (в прежнем СЭВ, в нынешнем ЕС), понимает важность этой группы вопросов.

Третья группа вопросов, на мой взгляд, самая важная и для понимания сущности кодификации права, и для оценки ее действительного значения и последствий, касается выделения и обособления в составе кодификационных актов общих положений, экстрагированных и индуцированных из правил частных.

Конечно, очень удобно иметь все нормы об одном предмете регулирования "под одной обложкой". Но не в этом главная ценность отраслевых кодификаций права. Кодификация тем большую роль играет в развитии права, чем больше удалось создать благодаря ей общих принципиальных норм, подлежащих применению к группе в той или иной части однородных отношений, и чем шире круг отношений, подпадающих под действие общего правила. Создавая нормы-обобщения, нормы-принципы, кодификация движет развитие права. Это движение возможно в разных направлениях, но чаще оно бывает движением прогресса, ибо в общих нормах принципиальные изъяны правового регулирования куда заметнее, чем в правилах для частных случаев.

Четвертая (и далеко не последняя) группа важных вопросов, которые реально рождает кодификация, - это вопросы, касающиеся места кодификационного акта в системе национального законодательства, правового соотношения и содержательных связей с правовыми актами, которые не были или даже не могли быть объяты этой кодификацией.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. " О кодификации гражданского права (1922 - 2006)"

    Документ
    ... "О кодификациигражданскогоправа (1922 - 2006)" (Маковский А.Л.) ("Статут", 2010) Дата 09.12.2009 Информация о публикации Маковский А.Л. О кодификациигражданскогоправа (1922 - 2006 ...
  2. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом Предисловие

    Документ
    ... права, которое, начиная с ГК 1922 г., было главным масштабом использования гражданскихправ ... от 26 июля 2006 г. N 135- ... правом на защиту, сутяжничество. В одной из новейших зарубежных гражданско-правовых кодификаций - Гражданском ... facit, quod lex prohibet ...
  3. Комиссия по спортивному праву ассоциации юристов россии спортивное право образовательная программа магистерской подготовки

    Программа
    ... А.А. Актуальные проблемы спортивного права: Кодификация законодательства о спорте. Спорт ... 1922 года как начало становления спортивного права ... Право и государство. – 2006. – № 9. Рекомендуемые нормативные правовые акты и документы Гражданский ... : l'équité à ...
  4. Комиссия по спортивному праву ассоциации юристов россии спортивное право образовательная программа магистерской подготовки

    Документ
    ... А.А. Актуальные проблемы спортивного права: Кодификация законодательства о спорте. Спорт ... 1922 года как начало становления спортивного права ... Право и государство. – 2006. – № 9. Рекомендуемые нормативные правовые акты и документы Гражданский ... : l'équité à ...
  5. Начала русского государственного права

    Книга
    ... делают необходимым кодификацию законов, составление ... id omne quod non reperitur ... точнее гражданскиеправа евреев и, посредством определения гражданскихправ, слить ... и пробирная*(1922). Управление кредитною ... по делам гражданским*(2006); д) прошения ...

Другие похожие документы..